авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МЕНЕДЖМЕНТ В ТУРИЗМЕ. ИННОВАЦИИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ И ...»

-- [ Страница 7 ] --

Например, обзор Организации экономического сотрудничества и развития региональных инноваций относительно глобализации и регио нальных экономических систем идентифицировал проблемы инфраструк туры как ключевой вопрос области документов компании. Например, в то время как Нидерланды составляют транспорт и шлюз логистики в Европе, вокруг области Randstad (который включает Амстердам и Роттердам), IT кластеры в Эйндховенской области также не обеспечены транспортными сетями. Так же и в Оттаве, нехватка прямых рейсов в Европу (кроме Лон дона) и северную Калифорнию рассматривалась как проблема для IT кластера. Это представляет существенную слабость при условии, что Си ликоновая Долина – главный деловой партнер Оттавы и источник ино странного рискового капитала.

В отличие от Оттавы, главные столичные области имеют тенденцию быть более заинтересованными в доступности в пределах города, посколь ку у них обычно уже есть хорошее международное и национальное транс портное обеспечение связи на месте (Организация экономического со трудничества и развития, 2007). Например, в Стокгольме IT-кластер пре обладающе расположен в науке/промышленной зоне на оси между глав ным аэропортом и центром города. Однако высокоскоростной доступ от аэропорта Арланда не заканчивается там, добавляя значительно стоимость к транзакции фирм.

Хотя доступность расценена как существенная (например, Организа ции экономического сотрудничества и развития, 2007), Омас и Малецки (2002) утверждают, что роль подключений для RIS не получила должного внимания в литературе (Lagendijk, 2005;

Oinas). SIS – одновременная и взаимозависимая разработка компонентов технологических систем в двух или больше RIS, используя пространственные разделения труда, ресурсы и интеллектуальный капитал, и возможно, в более чем одном NIS. Обеспе чение связи между RIS позволяет потокам знания происходить cоэволюционно.

Неинновационная система расположена только в одном месте. Этого недостаточно, чтобы сосредоточиться на специфическом RIS в попытке по нять технологическое изменение. Вместо этого разработка технологической системы имеет место через развитие ее различных компонентов в простран стве и времени. Это поддержано связанным набором социальных отноше ний во многих RIS различных уровней социально-экономической разработки, интегрированных в соответствии с требованиями технологической системы, приводящей к отличному пространственному разделению труда в той систе ме. Технологические системы не автономны, потому что местные условия могут быть решающими для того, чтобы выдержать творческое взаимодейст вие в успехах в определенных технологиях (Oinas, 2004;

Malecki).

Туризм вовлечен в понятие SIS только из-за понятия делового ту ризма, являющегося одним из механизмов, который позволяет взаимодей ствовать на месте и обслуживать и регенерировать дальних родственников.

Но cоразвитие бизнеса и туризма досуга и их совместного поколения и пользователя транспортных ссылок указывает, что туризм также запускает косвенную роль в SIS.

Типология RIS Идентификация различных технологических систем обеспечивает средство различения между отдельными типами RIS. Такие различия важ ны, поскольку SIS состоят из различных видов действий с различными уровнями изощренности, организованной в месте (в пределах и между раз личным RIS) согласно разделению труда, которое является определенным для каждой SIS (Oinas, 2004;

Malecki).

Индустриальное разнообразие расценено столь существенно, как указывает исследование, что разнообразные области более эффективны в продвижении инновационного твердого поведения, чем специализирован ные индустриальные области. Келли (1999), например, выяснил, что ре гиональное индустриальное разнообразие было особенно существенным для мощностей инноваций маленьких фирм, потому что они обязательно испытывали недостаток в таком разнообразии внутренне. Ойнас и Малец ки (2004) утверждают, что SIS становится существенной для RIS и отно шений между агентами из-за способности проникновения в суть, которая обеспечена в отношениях между фирмами: напротив, само разнообразие не показывает межтвердых отношений и обязательств в инновационном взаимодействии. Внимание SIS привлечено не только к внутрирегиональ ным отношениям между фирмами, но также и тем, которые происходят внешне между RIS, или между фирмами как часть специфических систем инноваций сектора или в терминах доступа к специализированному знанию.

Типология RIS может поэтому быть установлена из оценки относи тельных технологических траекторий областей и их относительного инду стриального разнообразия. Ойнас и Малецки (1999, 2004) идентифицируют три типа RIS относительно их способности вызвать инновации:

• подлинные новаторы: области, в которых имеют место новые ком бинации и происходят лучшие методы. Все стадии циклов инноваций мо гут существовать в пределах них как ведущие агенты, способные эксплуа тировать зрелые инновации так же, как агентов в поисках радикальных ин новаций. Эти области также поддерживают конкурентоспособные и совме стные отношения с RIS;

• адаптеры: эти области главным образом участвуют в инновациях, приводя к более высокому качеству. RIS в таких местоположениях в со стоянии принять новые инновации от внешних источников, циклически повторяясь и изменяясь к лучшему;

• приемные родители: RIS, в которых инновации распространяются от носительно медленно. Изучение предпринято в соответствии с подражатель ными стратегиями, которые производят зрелые продукты, не являющиеся су щественным усовершенствованием изначального новшестве, но у которых все еще есть рынок как часть более стандартных промышленных систем. В случае такого обслуживания, как туризм, подход последовательного воспроизводства может быть инновационным на региональных рынках, но, возможно, не ока зывается конкурентоспособным в большем географическом масштабе.

Маркирование различных категорий, используемых Ойнас и Малец ки (2004), было сохранено по причинам последовательности, а не масшта ба. Траектория каждого RIS не означает, что невозможно двигаться от од ной категории к другой. Это имеет место в секторе туризма, где некоторые местоположения, которые были первоначально специализированными местами назначения туризма, имеют разнообразие в течение долгого вре мени, возможно в результате наличия желательной среды стиля жизни, ко торая генерировала внутреннюю миграцию людей и капитала в течение долгого времени. В случаях побережья Голд-Коста (фирма-акцептант Квинсленд, Австралия) и Лас-Вегаса (Невада, США) муниципальные и ре гиональные правительства были чрезвычайно активны в попытке разно сторонне развить секторную основу так, чтобы местные экономические системы не зависели от сверхнормы туризма даже при том, что это все еще замечено как ключевой элемент экономики. Такой подход мог быть проти вопоставлен прибрежным областям Средиземноморья, где была небольшая попытка разносторонне развить туризм и связать секторы.

Места назначения, привлекательность которых основана на природ ных ресурсах, не соответствуют секторной классификации, хотя даже здесь конструкция запроса специфических видов и инновации могут вы держивать рост. Примеры таких мест назначения включают Ниагарскую область Канады, первоначально основанную на водопаде, которая имеет с тех пор разнообразие культурных достопримечательностей, казино, вин ную и продуктовую промышленность, как часть разработки более сложно го продукта места назначения с обращением к более широкому рынку или расширенной способности повторить посещения.

Пути развития туризма Определенные траектории RIS потенциально отображают общие черты цикла жизни мест назначения туризма – модель, которая также по лагает, что потенциал новшеств «омолаживает» зрелые места назначения.

Существенна в такой оценке роль SIS, которые обеспечивают связь с дру гими источниками знания и улучшенный доступ к рынкам в случае транс портных новшеств. Значение доступа было подсвечено в обзорах понятия цикла жизни области туризма и отмечено как важное в статье Дворецкого, но последующие критические анализы темы обычно были не в состоянии распознавать важность изменений в пространственном обеспечении связи как драйвера изменений в количестве посетителей в местах назначения.

Доступ на рынки и расширение цикла жизни места назначения через стра тегии омоложения также типично связываются с импортом новшеств дру гих местоположений. Примеры такого импорта включают парки отдыха, казино, мегаторговые центры и колесо обозрения, так же как все стратегии перестройки и особенно относительно прежние индустриальные области береговой линии, которые включают гибридные комплексы розничной продажи/досуга/туризма и те, которые сосредотачиваются на объявлении культурных районов наследия.

Много таких «местных» новшеств были поняты через доступ к меж национальным фирмам, которые разрабатывают инновации с возможными незначительными модификациями к различным культурным и установлен ным параметрам настройки от шаблона, установленном в «домашнем» RIS.

Эта специфическая модель особенно очевидна относительно крупномасштаб ной разработки казино, находящейся во власти инвестиций, управления и/или обслуживания консультирования относительно небольшого количества ком паний. Например, в 2005 “Harrah's”, самая большая в мире игровая группа, объявила о соглашениях по разработке “Caesars” –игровых курортах в городе в Испании, самом большом курорте Карибского моря на Багамах, и курорте в Словении как части совместного предприятия с оператором казино Словении.

Ранее компания “Harrah's” разработала казино в Австралии, но в 2007 году она имела причал, речные судна и индийские средства казино, управляла в Канаде, Великобритании, Южной Африке, Египте и Уругвае (“Harrah's”, 2007). Точно так же “Mirage – MGM” взял пакет акций для разработки казино в Макау и по терпела неудачу с казино в Сингапуре.

Глобализация экономики и ускоряющийся темп технологических изме нений – две силы, которые требуют, чтобы все места знали о конкуренции.

Есть льготы и проблемы, в которые внедрен туризм. Поскольку мы можем идентифицировать альтернативные подходы к новшествам и регио нальной разработке, есть контраст между тем, что можно было бы назвать «низким путем» и политикой «шоссе». В общей литературе по новшествам и региональной разработке туризм, прежде всего, замечен как часть под ражательной политики «низкой дороги», в отличие от инновационного «шоссе». Малецки отметил, что недостатки конкуренции главным образом касаются опасностей, которые встраивают стратегии «низкой дороги», что бы никакие силы не могли преобладать долго, что представляет особые трудности для областей, пытающихся в территориальной конкуренции, ос нованной на знании.

Туризм и инновации в Сингапуре Сингапур стремился создать разнообразную экономику и уменьшить зависимость от электронного экспорта. Следовательно, он стремится уве личить количество международных поставок посетителя и сосредотачива ется на том, чтобы разрабатывать казино и другие достопримечательности развлечения и увеличить содействие туризму обработке геометрических данных, которая составляла приблизительно 5 % в 2007 году. Правитель ство хочет удвоить число посетителей до 17 миллионов в год к 2015 году, почти утраивая платежи туризма до миллиарда долларов США. Казино также помогли бы Сингапуру возвратить большую часть миллиона долла ров США. Сингапурцы каждый год основывают в Малайзии казино (ВВС, 2005). Сосредотачиваясь на быстро разбогатевших китайцах, индусах и других выходцах из Азии, которые все больше путешествуют по миру, Сингапур начал работу в 2007 году над несколькими новыми достоприме чательностями, включая два больших казино, универсальный парк отдыха и колесо обозрения. Это также дало права на «Формулу-1», что поднимет ее профиль за границей и генерирует деньги.

В предложении развить больше развлечений в клубах, таких как “Ministry of sound”, чтобы быть местоположением для блокбастеров Bol lywood, таких как “Krrish”, сингапурские попытки привлекут больше ин дийских туристов. Многие события даже при подражаний конкурируют с другими региональными достопримечательностями, особенно казино в Макау и Гонконге. Хотя открытие казино оспаривалось в пределах Синга пура, это было расценено правительственными и ключевыми деловыми депозитариями спорного имущества как интеграл к стратегии, об удвоении посетителей.

Вопрос узаконивания казино привел к общественным дебатам в Син гапуре, почти с 30 000 человек, подписывающих ходатайство против идеи.

Но премьер-министр (Lee Hsien Loong) сказал, что казино были необходи мы, чтобы помочь Сингапуру привлечь больше туристов: «Мы хотим, что бы у Сингапура был x-коэффициент» (ВВС, 2005).

Данидин и «низкий путь» разработки Данидин, на Южном острове Новой Зеландии, иллюстрирует неко торые из экономических проблем разработки меньших городских центров.

Ранее он производственным и индустриальным центром Новой Зеландии, был затронут последовательными волнами реструктурирования с конца 1960-ых годов, в результате изменений в Новой Зеландии и мировой эко номики произошли существенные изменения в структуре занятости, фирм, уменьшился приросте населения.

В Данидине, как и во многих других городах, был принят подход «низкого пути». Например, скидка для фирм, так же как рыночные про граммы поддержки, молодежные субсидии заработной платы и конструк ции и арендные договоры относительно помещения. Хотя они представля ют подход «низкой пути», который может быть легко скопирован другими областями, они были в Данидине в 2006 году как интегральный компонент «экономического Ренессанса» (News, 2006). Город также предпринял по пытку увеличить прямую связь с авиалиниями Австралии через $ 21.5 NZ перестройку Данидинского международного аэропорта, как часть «Про ектного шлюза». Однако два из этих подключений “Tasman” с тех пор бы ли прекращены.

Это затронуло многие мелкие городские центры в Новой Зеландии, включая Данидин, относительно проведения Чемпионата мира по регби в 2011 году, посредством чего местные коалиции политиков приводят дово ды в пользу разработки или модернизации спортивных стадионов для од норазового случая, даже при том, что такие стадионы останутся недоста точно использованными потом. Были дебаты в области экономической по литики. Есть поэтому высокие издержки фирмы в результате принятого курса относительно других стратегий увеличить RIS. В Данидине новый 25.000-местный стадион, примыкающий к Университету Отаго, был пред ложен стадиону “Carisbrook” как лучший, чтобы обеспечить будущее су ществующему стадиону “Carisbrook” (Burdon, 2007). Стадион, согласно председателю комитета стадиона “Carisbrook” Малкому Фэрри реконст руировал бы город и создал вибрацию области. На сайте клуба стадиона (OSVC) написано: «Это станет новой основой для области. И как стадион “Westpac” в Веллингтоне или “Telstra” в Мельбурне, стадион изменит зем лепользование и предскажет начало пути существенных инвестиций в Се верном Данидине».

Международные и национальные события широко освещены в печати.

Председатель “OSVC”, сэр Клиффорд Скеггс, видный местный биз несмен и экс-мэр, написал на домашней странице: «Наша работа должна объединить позитивных людей в области, и они примут решение местных властей. Сказать «ДА» – намного более простая задача» (OSVC, 2007).

С новым средством появился и единственный закрытый стадион рег би в Новой Зеландии. В письме было предложено, чтобы финансирование для стадиона шло главным образом из “DCC”, регионального совета Отаго и Университета Отаго. Малком Фэрри, председатель комитета стадиона “Carisbrook”, сказал, что рассматривались более дешевые выборы, но у них не было поддержки университета, который бы обеспечил их финансово и наблюдал за ежедневным использованием стадиона. Согласно Фэрри, это было предпочтительно для возрастающих изменений существующего ста диона “Carisbrook”, который никогда не будет приносить достаточно при были для эксплуатационных затрат. Он также добавил, что новый стадион может привлечь еще 400–500.

Выборочный опрос читателей, проводимый “Otago Daily Times” (2007), показал: 82 % респондентов были за новое предложение стадиона.

Однако многие из ответчиков ясно повторили проблемы по конкуренто способности места. «Я вижу это как жизненное требование для города, ко торое продвинет нас в будущем с гордостью и самоуважением. Быть не в состоянии обеспечить это призрачное средство будет означать, что мы, се годняшние граждане, сильно подведем будущие поколения. Этот стадион будет в Данидине в течение по крайней мере следующих 100 лет, и это – моя вера, что люди завтра будут говорить то, что, мы говорим теперь отно сительно нашей железнодорожной станции. Невозможно представить себе Данидин без этого замечательного строительства».

Все же устойчивость таких последовательных стратегий конкурен ции места, не говоря уже об их реальных льготах, сомнительна. В случае Данидина фонды, которые инвестируют в новый стадион, недоступны ин вестированию в другом месте, в то время как разработка нового стадиона в Данидине или перестройка “Carisbrook” только служит соответствию не давним событиям на стадионах или перестройкам в других новозеландских городах: Окленд, Крайстчерч, Гамильтон и Веллингтон. У всех этих горо дов больше обхват районов обслуживания, чем у Данидина. Степень, до которой новый стадион реконструировал бы город в терминах экономиче ской разработки, поэтому сомнительна. Все же критики хостинга спортив ных событий в Новой Зеландии препятствуют регенерации через види мость разработки стадиона (Холл, 2005). Крупномасштабная спортивная инфраструктура и проекты случая продолжают публично финансировать ся, потому что они предоставляют возможности не только для того, чтобы содействовать спорту и относящимся к недвижимости интересам коалиций роста, но и для местных политических деятелей.

Данидин также поддерживает стратегии «шоссе», такие как улуч шенное образование, здоровье и связь и создание работы, у которых, более вероятно, будут существенные долгосрочные льготы для регионального экономического и социального благосостояния. Например, “DCC” способ ствовал близким отношениям с действиями образовательных и исследова тельских учреждений, такими как Университет Отаго, включая прямое фи нансирование связанных с предпринимательством позиций, так же как и поддержку новых колледжей. Кроме того, «DCC» подчеркивает коэффи циенты качества жизни. Мэр Данидина Питер Чин прокомментировал:

«Вы понимаете, что Вы некая часть. В Данидине есть смысл объединения, которое заставляет всех чувствовать себя хорошо» (Aynsley, 2006). Дейст вительно, как заметил Малецки (2004), в меньших городских центрах дей ствительно невозможно создать рабочие проекты больших городов, даже при том, что они могут попробовать «мягкие» культурные и социальные переменные, которые «имеют больше значения для региональной разра ботки: учреждения, лидерство, культура и объединение». Однако важно знать, что такие стратегии «шоссе» необязательно материальны и видимы налогоплательщикам, например, по сравнению с конструкцией нового строительства или стадиона.

Рынки или ключевые элементы продукции, так же как прямые госу дарственные субсидии, сохраняют фирмы: больше неосязаемых коэффици ентов, таких как интеллектуальный капитал и установленная вторичная спо собность. Стратегии «низкого пути»вообще расценены как привязываемые в ориентированные свойством стратегии роста, связанные с упаковкой про дукта, повторным отображением стратегий и обеспечением внимания носи телей. Например, инвестициям в инфраструктуру, таким как встречи и сред ства соглашения, спортивные стадионы, развлечения и торговые центры, часто подражают от города к городу, потому что они стремятся к тем же са мым рынкам посетителя, с немногими местами, способными «воздержаться от конкуренции в каждом из этих секторов» (Judd, 2003).

Такие стратегии «низкого пути» могут привести к последовательному дублированию одно родности рынка береговой линии, зоны наследия, художественной галереи, музея, казино, яхтенной пристани и торгового центра. Этот процесс был описан Харви (1989) как часть «городского антрепренерства», посредством чего «многие из новшеств и инвестиций намеревались делать специфиче ское местоположение более привлекательным как культурный и потреби тельский центр, таким образом отдавая преимущество товару или компании в пределах системы городов». Позже слияние городского антрепренерства с неолиберализмом обеспечило идеологическое выравнивание для места, включая хостинг мегасобытий (Tickell).

Возможно, популярное представление о победе на региональной кон куренции также влияет на предпринимательские стратегии, используемые некоторыми или даже многими местами (Aynsley, 2006). Установленные последовательные репродуктивные стратегии теперь добавляются к беспо койству о «климате людей» (Malecki, 2004), включая удобства, культуру и привлекательность «творческих классов как элемент в конкурентоспособ ности» (Флорида, 2002). Центр на творческом потенциале как элементе также может быть основным для инноваций и изучения. Однако часто не достаточно внимания уделяется тому, как стратегии разработки служат дифференциации места со стандартизированным «контрольным списком», для того чтобы стать «творческим конкурентоспособным городом», буду чи переданным от одной области к другой в подражательной выработке тактики или механическом изучении. Такое представление развилось даже при том, что беседа о конкурентоспособности места «основана на относи тельно тонко разработанной концепции того, как области конкурируют, процветают и растут в экономических сроках» (Bristow, 2005). Например, в отношении ключевых детерминантов конкурентоспособности места Диас и Джиордано (2001) утверждают, что литература имеет тенденцию предла гать «один размер, соответствующий всему» подходу к идентификации драйверов конкурентоспособности, даже при том, что недостаточно было опытного исследования.

В отличие от подхода «низкого пути», Малецки (2004) утверждает, что подход «шоссе» через разработку изучения областей возможен, хотя а более трудный. RIS, которые используют экономические системы скопле ния, установленное изучение, ассоциативное управление, капитал близости и интерактивные инновации (Cooke 2001, 2002), могут стать восходящими звездами региональной разработки. Региональная инфраструктура (связь, транспорт, финансы) и программное обеспечение (знание, интеллектуаль ный капитал, доверительные внутрипроизводственные отношения, ориен тация благосостояния рабочего, качество жизни) обязаны поощрять инно вации, а не адаптацию (смотрите для примера Манчестер).

Манчестер: культурный капитал и «высокий путь» разработки Программа Билла Брисона однажды описала Манчестер как аэропорт с приложенным в городе. За прошедшие 20 лет город произвели ремонт, и теперь он настолько успешен, что наступает на пятки Бирмингему, чтобы стать вторым городом Англии.

Культура – «контрольная сумма файла». У всех есть что-то, чтобы способствовать культурной разработке нашего города. Это разнообразие, навыки и идеи объединения, которые делают Манчестер творческим горо дом, где люди хотят жить, работать и который хотят посещать.

В 1995 году экономика Манчестера была оценена в 25.6 миллиардов фунтов стерлингов, но увеличилась на 58 % за последующие 10 лет до 40. миллиардов фунтов стерлингов в 2004 году. Город также принял гостей Игр содружества и стал главным творческим центром, описав себя как «куль турную столицу», с 10,5 миллионами посещений ключевых достопримеча тельностей в городе каждый год. Большая часть этого успеха может быть связана с динамичным и устойчивым лидерством города. Политика двойной годовой динамики изменений, сэра Ричарда Лизи, главы Манчестерского муниципалитета (человеко-машинное взаимодействие), и исполнительного директора, сэра Говарда Бернштейна, способствовала преобразованию бла госостояния города. Бернштейн говорит, что политическое руководство Манчестера было невыполненным и утверждает, что формула победы глав ным образом помещена на регенерацию: «За прошедшие 20 лет Манчестер пережил Ренессанс... Мы начали с низкой позиции. Теперь мы приближа емся к порогу, где можем производить длительные изменения. Успех нуж дается в страсти, месте и способности засучить рукава... Регенерация су ществует не для короткого трофея. Вы должны быть очень гибкими, влюб ленными в дело и иметь ядро».

Крепкие связи человеко-машинного взаимодействия с соседними ме стными властями существенно содействуют успеху Манчестера. Только 430 000 человек живут в пределах муниципальных границ, из них больше двух миллионов – в области Большого Манчестера. У большого города есть долгая история сотрудничества. Ассоциация полномочий Большого Манчестера (AGMA) была установлена в 1986 году, после отмены Совета Большого Манчестера. Эти десять местных властей в большом городе со трудничают через широкий объем услуг. Исполнительная программа также включает пожарную охрану, полицию, службу вывоза отходов и пассажир ского транспорта. В 2006 году AGMA выдвигает предложения формализо вать товарищества, создавая городскую область. Городская область была бы во главе с исполнительным органом, с большими уровнями автономии по планированию, навыками, транспортной и экономической политикой.

Манчестерские предприятия, Торговую палату (внутреннее инвести ционное агентство Большого Манчестера) также получили похвалу за их роль в быстро развивающейся экономике области. Одна из главных причин успеха в привлечении новых фирм в состоянии разработать существенный уровень доверия, чтобы дать возможность области управлять Экономиче ским агентством по вопросам развития, Инвестиционным агентством и Торговой палатой через Большой Манчестер. Финансисты и профессиона лы надеются, что больше американских банков будет следовать за Банком Нью-Йорка в установлении операций в городе. Более чем 22 000 человек наняты в фирмы в городе, и 395 миллионов футов стерлингов было инве стировано в спортивные сооружения, музеи, художественные галереи, те атры, парки и скверы. Однако разработка северной части города была ме нее успешной, хотя есть планы увеличить жилое размещение и занятость в области. Культурная стратегия Манчестера, которая использует линию тэ га, стремится обеспечить распознавание и поддержку регенерации города как яркой культурной столицы и поощрять большее участие местных жи телей в культурных событиях. Туризм, конечно, неразрывно связан с инду стрией культуры, и туристы составляют критический компонент запроса по этим действиям.

Заключение Расцененная как интеграл к разработке инновационных стратегий инфраструктура изучения, знания и взаимодействия является трудной для планирования и выполнения. Познавательные аспекты RIS также трудно изменить быстро, особенно когда «пути выполнения» формируют воспри ятие конкуренции, сотрудничества и инноваций (Maillat, 1995). Малецки отметил: «Цели являются менее спорадическими или эфемерными и со средоточились на долгосрочной разработке». Это поднимает политические проблемы для политических деятелей и коалиций, которые часто приспо сабливаются к демонстрации конкурентоспособного успеха относительно циклов выборов. Все же более высокий путь с центром на конструкции территориально внедренных неподвижных авуаров (Brenner, 1998;

Asheim, 2002) идет значительно дольше, чтобы достигнуть периодичности местных выборов в федеральные органы. Действительно, часто намного проще пе рестроить науку, промышленную зону или стадион с университетской спо собностью, чем создать интенсивный пакет взаимодействия между фирма ми и учреждениями. Поэтому те места, которые восприняты политически ми, деловыми и общественными депозитариями спорного имущества как таковые без потенциала генерирования инвестирования, рискуют уйти на зад, к «низкому пути» подражательных стратегий изучения городского ан трепренерства (Leitner, Sheppard, 2002).

Только очень небольшое количество областей может достигнуть ха рактеристик, чтобы иметь экономику XXI столетия. Большое количество необходимых компонентов (то есть те, которые не являются вездесущими) не может просто быть наложено сверху вниз, но растет из области или объединения, что может занять много времени.

Как отмечено выше, нельзя предположить, что у туризма нет части, играющей роль в разработке RIS. Напротив, стратегии «шоссе» подчерки вают обеспечение связи через транспорт и авиацию, так же как коммуника ционные связи, и высокий уровень может привлечь посетителей и жителей.

Кроме того, подходы «шоссе» имеют тенденцию помещать стоимость в культурное разнообразие. В огромном количестве мест туризм может наи более эффективно способствовать региональным новшествам и разработке долгосрочного сотруничества с другими секторами. Действительно, как пи шут Доэл и Хаббард (2002), тактик должен «заменить основанное на месте мышление с упором на обеспечение связи, производительности и потока».

Хотя туризм часто расценивается как «неточно указанный сектор»

(Чешир, 2004;

Малецки, 260), это область, которая становится все более и более распознаваемой как существенная экономическая основа городских и региональных стратегий разработки, так же как компонент территори альной конкуренции. Однако инновационная способность туризма, наряду с потребительскими услугами, не уделила этому должного внимания на территориальном уровне.

Такие понятия, как «укрепление изучения» (Starbuck, 1992), «изуче ние экономики» (Lundvall, Johnson, 1994), «область изучения» (Maskell, 1999;

Malmberg), «творческие экономические системы» (Флорида, 2002), «экономические системы знания» (Cooke, 2002) и «интеллектуальные го рода» (Komninos, 2002), передают системную природу непрерывного изу чения и эффективных транзакций знания как основание для инновации пе ред лицом увеличивающейся конкуренции. Туризм отводит важную роль макро- или мезоподходам к новшеству, обеспечение физического обеспе чению связи мест, предоставлению временному служащему, кластеризую щему через сектор встреч и выставок, к привлекательным средам, к кото рым может быть прикреплен интеллектуальный капитал. Кроме того, ту ризм помогает отображать области и разрабатывать бренд места, таким об разом способствуя рекламе на национальных и международных рынках, с защитой и обслуживанием бренда места, становящихся областью наукоем кого обслуживания в праве. Туризм и экспортный сектор во многих регио нальных и национальных экономиках и электроника или секторы финан сового обслуживания находятся в областях изучения в графических образ ах, таких как Силиконовая Долина или Лондон-Сити. Несмотря на это бес спорное значение, национальная и региональная политика инноваций обычно не в состоянии распознать роль туризма, и – что более удивитель но – большинство национальных политик туризма также не в состоянии участвовать в этом эффективно.

Относительная нехватка распознавания туризма в политике иннова ций вряд ли удивит знакомых с политикой инноваций. Успех инновации часто измеряется коэффициентами, такими как патенты. За исключением SIS и небольшого количества транспортных технологий, интеллектуаль ную собственность, которую они генерируют, часто трудно защитить, и особенно относительно сервисного процесса и инноваций продукта. Инно вации туризма характеризуются общественными товарами, бесплатными поездками и слабыми границами имитации. Все же трудность защиты нов шеств не означает, что они не должны быть поощрены. Действительно, склонность большинства параметров настройки политики инновации со средоточиться на науке и технике и производстве без должного внимания для сервисных размерностей экономики и особенно потребительских ус луг, все более и более распознана как слабость политики.

На уровне макрокоманды (национальной и наднациональной) туризм обычно формально не признается в национальной политике инновации.

Более вероятно признание национальной политики туризма, но, даже там, где дело обстоит так, они, прежде всего, сосредотачиваются на новшестве продукта или инновационной маркетинговой стратегии. Есть, однако, большее распознавание роли туризма в стратегиях инноваций на регио нальном уровне. Частично это просто функция специализированной при роды увеличения экономических систем, рассматриваемая в этом масшта бе, но это также отражение территориально конкурентоспособной природы региональной политики. Конечно, степень, до которой политика может фактически «создать» инновационные области или продлить жизни таких областей, которые появились «органически», является нерешенным вопро сом во многих областях, использующих подражательность в противопо ложность инновационному подходу к знанию и изучению. Очевидно, пе ременная способность мест (в терминах знания, хорошо осведомленных людей, инновационных компаний и т.д.) является самостоятельным про дуктом их экономических и культурных траекторий в событиях инноваций и предшествующей системе инноваций. Результатом является то, что по литика инноваций в туризме напоминает неоднородное стеганое одеяло, где «ткачи объединили элементы от других областей с новыми идеями, от вечающими на специфические интересы их непосредственных составляю щих и региональных или национальных учреждений».


Много областей находят трудным взять «высокий путь» к новшеству из-за потенциального длинного запаздывания в понимании льгот этого маршрута. Есть растущее согласие среди исследователей на потребности сосредоточиться на долгосрочном строительстве компетентности в фирмах, обществе в целом относительно поддержки процессов инновации (Lundvall, 2002). Однако политические и финансово установленные договоренности имеют тенденцию сосредотачиваться по краткосрочным возвращениям, по тому что избирательный цикл формирует публичный порядок, акционеры диктуют действия прокотированным частным компаниям. Хотя понятие систем инноваций полезно в понимании инноваций и действий политики, необязательно предусматривать позитивные стороны политики или «реше ния», особенно в плане подвижности и конкурентоспособности. Кроме того, понятие систем инновации, которое подсвечивает роль связности, отноше ний и сетей между агентами и учреждением, так же как большим количест вом неосязаемых понятий, таких как внешние эффекты, нелегко найти в ус тановленных структурах, которые воздействуют на бюрократические прин ципы вообще. Для эффективной работы таких понятий должны быть свя занные инновации на самых высоких уровнях правительства, промышлен ных и ключевых учреждений, таких как университеты, так же как и культу ра инноваций. Об этом намного проще написать, чем это развить.

Традиционная молитва «вводит инновации или умирает», как крас норечиво выразился Баумол (2002): «Под капитализмом инновационная деятельность, которая в других типах экономики является случайной и до полнительной, становится принудительным, жизненно важным вопросом для фирмы». Точно так же Пун (1993) не сомневался в том, что это относи лось к туризму: «В результате изменений на сегодняшнем рынке туризма промышленные игроки фактически должны быть хозяином инновации, что бы выжить. Промышленные игроки должны быть инновационными, чтобы остаться в игре. В море изменений, где инновационные акулы проглатыва ют маленькие и важные персоны, игроки должны использовать свою изо бретательность, чтобы выжить. Инновации – определенно путь».

Турфирмы всегда вводили инновации перед лицом таких конкурен тоспособных давлений, но исследование туризма отстало в анализе этого до недавнего времени. Как показала эта книга, многие выводы могут быть сделаны относительно инноваций. Во-первых, является ли конечный кли ент или промежуточное звено (то есть бизнес к бизнесу) контрольной точ кой. Во многих областях туризма опыт клиента расценен как критический вывод продукта. Это было распознано, прежде чем Пайн и Гилмор (1999) разработали идею «экономики опыта», но их внимание укрепило важность туристского опыта как фокус инновационного вида деловой деятельности туризма. Кроме того, упор на таких нематериальных активах, как марка (компания или место назначения) как часть опыта, также привлек внима ние к проблеме того, как фирмы могут добавить стоимость для клиентов как пункт преимущества товара или компании.

Во-вторых, много новшеств в туризме все более и более основано на сервисных продуктах, которые сдвинули или размыли границу фирмы. Рас тет понимание того, что фирма туризма не дискретный объект с ясно опре деленными целями, но вместо этого внедрена в формальные и неофициаль ные сети и отношения. Это означает, что инновации могут произойти «не только в пределах стен фирмы, но и через различные задачи, в которых вы ступают агенты сети стоимости, например роли клиентов и взаимоотноше ний с клиентами как источником инновации, играет ключевую роль в запус ке инноваций. Это иногда распознавалось в терминах кластеризования или сетевых понятий, которые становились все более важным центром деятель ности исследования туризма (Томас, 2004;

Майкл, 2006;

Холл, 2008).

В-третьих, предпринимательство – основной процесс в новшестве относительно роли промышленных агентов в системах инновации. Это не основная деятельность в выживании или росте фирмы по самым коротким отрезкам времени, кроме самых монополистических подрынков. Предпри нимательство – сложный процесс, характеризующийся отказом так же, как успехом. По определению инновации вовлекают риск, так же как обеща ние большей конкурентоспособности и новых рынков. Риск принимает много форм – издержки фирмы в результате принятого курса времени ме неджеров, рыночной неопределенности для непроверенных продуктов или процессов и капитала, помещенного в специфические предприятия.

Хотя инновации остаются малоизученными в исследованиях туриз ма, есть находящаяся на стадии становления совокупность исследования относительно предпринимательства. В пределах этого литература туризма сосредоточилась на понятии предпринимательского образа жизни. Пони мание побуждений образа жизни многих предпринимателей туризма явля ется потенциально крупным вкладом в более широкое осмысление и по нимание предпринимательства вне узких перспектив максимизации при были. Однако там ограничены продольные исследования инноваций фир мы туризма и жизнеспособности, которые сужают наше понимание тури стического бизнеса по сравнению с другими секторами. Такие сравнения подчеркнули бы, что предпринимательский образ жизни неуникален для туризма, но, как и во всех секторах, есть континуум между арендованным максимизированием и целями образа жизни. Индивидуальное предприни мательство и другая хозяйственная деятельность всегда вовлекают ком промиссы между этими воображаемыми полюсами, и, кроме того, они сдвигаются с течением времени.

В-четвертых, IT, чьи возможности стали критическим центром инно ваций туризма из-за своего потенциала коммерциализировали или повто рили инновационные сервисные понятия. «IT – промышленный отдел сим вола стирания обслуживания аналогичным способом, которым фабрики и машины были для символа стирания товаров» (Tekes, 2007). Эти возмож ности также позволили разработку новых сервисных понятий и воздейст вовали на цепочку стоимости и оценки сети продуктов и фирм в Интерне те, центральным в этих изменениях. Однако в то время как Интернет – главный технологический фокус для всех сервисных секторов, в случае ту ризма изменения в транспорте также жизненно важны для совместного производства и создания туристских событий.


В-пятых, в то время как центр часто находится на внешних драйве рах для инноваций, таких как IT и сети, многочисленные пункты иннова ции в пределах фирмы туризма предоставляют источники создания стои мости. Они включают такие пункты, как деловая модель, сервисный ди зайн и разработка, взаимоотношения с клиентами и поддержка основных процессов фирмы и служащих. Хотя многие из этих пунктов интенсивно защищают от подражательных стратегий конкурентов, инновации могут все еще обеспечить первое преимущество двигателя, в то время как суще ственный интеллектуальный капитал, который трудно копировать, может также быть сохранен в пределах фирм. В основе этого находится молчали вое знание, неуловимый, но основной компонент в новшестве. Его проще защитить в туризме, чем другие формы шифруемого знания, хотя, может быть, и избытки знания, например, через подвижность индивидуальных рабочих и менеджеров.

Способность проникновения в суть и заключения, предоставленные выше, должны быть расценены как предварительные, поскольку том был более исследовательским в природе, чем попытка синтезировать в значи тельной степени несуществующую литературу. Меткалф (2005) пишет, «Больше исследований должно быть сделано, прежде чем мы сможем тре бовать всестороннего понимания проблем инноваций и распространения».

Мультидисциплинарная природа сервисных инноваций также требует раз личных исследовательских подходов по сравнению с теми, которые могут быть применены ко многим областям производства или промышленности, типично ищущей предсказуемость и управление в операциях, в противо положность изменчивости, которая является частью многих сервисных предложений. Финское агентство финансирования технологий и иннова ции “Tekes” (2007) ясно сформулировало этот пункт: «К сожалению, наука инноваций – все еще тайна. Движение инноваций состоит в том, где каче ственное движение было 25 лет назад. Поезд только оставил станцию, и сервисные инновации – камбуз на том поезде».

Но уроки качественного движения говорят нам, чего ожидать за сле дующие несколько лет:

• наше знание инноваций в сервисе неполно;

• некоторые вещи, в истинность которых мы верим, могут быть не точными;

• глубокое исследование необходимо, чтобы двигаться к истинной науке инноваций;

• наши операционные модели должны будут измениться.

Все эти наблюдения поднимают фундаментальный вопрос: почему вводят инновации – особенно когда деловые результаты таких новшеств неясны и иногда очень опасны. Действительно, это – критический пункт, поскольку действительность состоит в том, что много фирм и мест назна чений выживают с минимальными инновациями того, что владель цы/менеджеры рассматривают приемлемым промежутком времени. Такие фирмы обычно – приемные родители цикла инноваций. Они, возможно, не делают больших оборотов, которые накапливаются, но ни одно не прино сит потенциально больших потерь. Учитывая экономический, деловой и учебный контекст, они работают с соответствующей стратегией, особенно если они могут также насладиться избытком знаний о других агентах от носительно их определенных потребностей, ресурсов и деловых целей. В то время как большинство фирм туризма стремится получить прибыль, многие не ищут быстрого роста. Фактически размерность образа жизни некоторых меньших туристских фирм означает, что они стремятся развер нуть диапазон социально-экономических целей, которые могут быть несо вместимыми с небольшим количеством аспектов коммерческих инноваций.

И предприниматели во многих маленьких фирмах могут быть сдержаны (в терминах знания или капитала), являлись пассивными новаторами по умол чанию, а не по выбору образа жизни. Напротив, правительства, которые стремятся продвинуть экономическую стратегию роста занятости, и боль шие фирмы, вероятно, будут намного более активными в новшествах перед лицом интенсификации конкуренции, даже если инновации будут иногда подражательными и часто возрастающими, а не подрывными.

Возможно, перспектива того, что инновации является «основными», развилась из беседы о конкурентоспособности, которая доминирует над большим размышлением о политике и промышленности (Bristow, 2005).

Может быть приведено несколько причин. Во-первых, это является резо нансным с существующей деловой беседой, так же как обеспечением за хватывающего изображения деловой и территориальной деятельности. Во вторых, это предполагает, что тактики, так же как фирмы, могут фактиче ски влиять на собственный фьючерс и инновации могут принести резуль таты. В-третьих, это – деловые и политические интересы, а не встроенные достоинства идей выработки тактики инноваций формы. Однако академи ческие и другие установленные интересы также существенны, особенно пути, которыми академическое знание также произведено, создано, рас пространено и получено относительно определенных «экономических»

знаний. Этот последний пункт существенен, потому что академическая пе редача исследования и знания – интегральный компонент мягкой инфра структуры инноваций и конкурентоспособности места.

Есть относительно небольшой анализ роли политики, которую ака демический творческий потенциал запускает в региональной экономиче ской разработке. Например, Гибсон и Клокер (2004) отметили, что иссле дование относительно воображаемого творческого города предпринимает ся в пределах творческой промышленности и является неотъемлемой ча стью беседы: «Такое исследование теперь замешано в пределах своей соб ственной темы – преследование творческой информационной продукции».

Вышеупомянутые комментарии не означают, что мы отказываемся от важности инноваций в туризме или от туризма для систем инноваций.

Скорее, мы стремимся осветить потребность в предостережении того, что инновации должны быть поняты в стратегической перспективе фирмы или места. Инновации не цель, а средство. Фактически в некоторых ситуациях новшества ясно требуются. Мы уже отметили напряженность между «ин новациями или смертью», но у инноваций также есть более широкие соци альные разветвления. Например, у инноваций может быть позитивная роль в жизнеспособной разработке туризма. Техническое инновации в сроки разработки замен для недостаточных продуктов могут помочь преодолеть факт, что естественный капитал не всегда может воспроизводиться. Соци альные инновации и установленная модернизация могут помочь преодоле вать кризис, где социальный капитал проваливается, или произвести пере распределение благосостояния.

Инновации не поступают на рынки и освобожденную конкуренцию, хотя, конечно, большинство инноваций происходит на рынках переменной спорности, и конкуренция – драйвер, или управляющий, инновациями. Но частный капитал неспособен обеспечить своего собственного воспроиз водства, и широко признано, что работы беспрепятственных рыночных сил разрушат основание экономического роста (Lundvall, 2002). Ключ к экономи ческому росту и инновациям находится в определенных учреждениях капи талистических экономических систем и прото-капиталистических экономи ческих систем. Именно поэтому инновации туризма должны быть поняты в терминах капиталистических обществ и рынков (Шоу, 2004;

Williams).

Мы все еще обрабатываем социальные инновации больше дилетант ским способом, чем инновации в науке или бизнесе. Это остается в пункте, где наука была больше чем столетие назад, когда изобретение и инновации жили на энтузиазме и энергии решительных личностей. Хотя теперь боль ше идей политики управляемы, чем в прошлом, есть очень немного учреж дений, посвященных социальному новшеству. Есть сильные препятствия, чтобы ввести инновации в общественных и в добровольных секторах. Из вестно, что штрафы за неудавшиеся инновации часто высоки, в то время как награды за успешные являются низкими.

За прошедшие 40 лет огромные инвестиции вошли в новые идеи в IT и дали нам все – от айподов и Google в ракетах до 3-граммовых мобильных те лефонов. Только вообразите, были ли подобные инвестиции сделаны в инно вациях для бездомных, заботы старых людях, с такими же строгими обяза тельствами к поддержке идей. Неправдоподобно полагать, что, возможно, было предотвращено ненужное человеческое страдание (Mulgan, 2006).

Инновации приспосабливают или формируют изменения. У боль шинства инноваций есть ограниченный диапазон воздействия. В этом смысле самые большие вызовы новшеству туризма, вероятно, прибудут не только изнутри сектора, но и вне его. Даже столь консервативный орган, как Организация экономического сотрудничества и развития, распознает неопределенность, окружающую современное экономическое изменение, в котором туризм составляет важный элемент: «Могут выдохнуться два из главных механизмов, которые управляют глобализацией – либерализация и продвижение транспорта. Дальнейшая либерализация является все более и более труднодостижимой, потому что проблемы, которые будут обращены, более спорны и больше агентов вовлечено в процесс принятия решений».

Дальнейшее расширение транспорта – особенно два самых быстрых увеличивающихся компонента транспортного сектора (дорожный и воз душный транспорт) – часто, кажется, нежизнеспособны. Кроме того, дру гие коэффициенты, такие как геополитика или безопасность, экологиче ские проблемы, такие как изменение климата, или демографическое изме нение могут замедлить или подорвать процесс по-разному.

Инноваций, вероятно, станет больше, но они не менее важны перед лицом потенциально радикальных переходов на нижний регистр полити ческой экономики.

В феврале 2007 года сэр Ричард Брэнсон предложил приз в 25 мил лионов долларов (12,8 миллионов фунтов стерлингов) ученым, которые найдут способ сохранять планету от изменения климата. Описывая приз как наибольшее, что когда-либо предлагалось, Брэнсон сравнил его с кон куренцией, чтобы изобрести метод точной оценки долготы: «Давайте про тивостоять вопросу об авиалиниях. У меня есть авиалиния. Я могу позво лить себе основать авиалинию сегодня. У моей семьи есть мобильные компании и другие фирмы, но если мы действительно создадим ту авиали нию сегодня, то “British Airways” займет их место. Таким образом то, что мы делаем, подтверждает, что мы приобретаем самые благоприятные для углекислого газа условия. Мы удостоверяемся, что 100 % прибыли, кото рую мы получаем от наших фирм транспортировки, отложено как приз, который мы предложили сегодня».

У технологии есть важная роль в изменении климата, и инициатива сэра Ричарда может поощрить новаторов разрабатывать технологию, кото рая поглощает углекислый газ из атмосферы. Но многие из способов изме нения климата, такие как возобновляемые источники энергии, уже сущест вуют и являются основой скорейшего осуществления. Мы не можем по зволить себе ждать будущих решений, которые никогда, возможно, не осу ществлятся. Сэр Ричард должен также смотреть на виды деятельности, ко торые могут изменить климат. Миру будет очень трудно заняться измене нием климата, если путешествие самолётом продолжит расширение и будет развит космический туризм.

Эта книга сделала первый шаг в понимании отношений между иннова циями и туризмом. Инновации не могут быть поняты при исследовании ин дустрии туризма или туриста. Скорее, это обозначению отношения того ту ризма с потребностями инноваций, которые будут изучены в контексте с на циональными, региональными, пространственными и секторными системами инноваций. Исследователи туризма, как и туристичесие фирмы и тактики, пренебрегают инновациями на свой собственный страх и риск.

В книге «Инновационные секреты» Стив Джобс приводит 7 принци пов успешных инноваций:

1) занимайся тем, что ты любишь, что тебе интересно. Вместо того чтобы ориентироваться на внешние атрибуты успеха (карьеру, богатство и т.п.), воспринимай как главную ценность свои личные достижения;

2) стремись оставить свой след во Вселенной;

3) начни думать творчески – в книге звучит как «Заведи свой мозг с пинка». Правда, сведения о способах «завода» довольно-таки противоречивые;

4) продавай мечты, а не продукты. Нужно видеть в людях не потре бителей, а людей с мечтами, надеждами и амбициями;

5) умей отказаться от 1000 вещей. Упрощай, стремясь к идеальному, в котором нет ничего лишнего;

6) генерируй безумно сильные впечатления, создавай особое воспри ятие своего бренда;

7) управляй посланием. Самая лучшая инновационная идея может быть не внедрена, если не преподнести её правильно, не рассказать о ней так интересно, чтобы это произвело впечатление.

МЕНЕДЖМЕНТ В ТУРИЗМЕ.

ИННОВАЦИИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ И ТУРИЗМЕ Составители:

Сайдат Абдулаевна Нажмудинова, Найда Гусейновна Кадиева, Явсу Магомедович Шахабутинов Хрестоматия Редактор Л.А. Рахматуллаева Компьютерная правка, верстка Р.Р. Машаевой Заказ № 2363. Тираж 50 экз.

Уч.-изд. 12,7 л. Усл.-печ. 11,8 л.

Издательский дом «Астраханский университет»

414056, г. Астрахань, ул. Татищева, Тел. (8512) 48-53-47 (отдел маркетинга), 48-53-45 (магазин), 48-53-44, тел./факс (8512) 48-53- E-mail: asupress@yandex.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.