авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК 821.161.1-31.9 Доренко СЛ. ББК 84 (2Рос=Рус)6-445 Д68

Художник Станислав Антонов

Защиту интеллектуальной собственности и прав издательства «Ад Маргинем» осуществляет

адвокатская контора «Глушенков и партнеры»

ISBN 5-93321-112-5

© Сергей Доренко, 2005

© Издательство «Ад Маргикем», 2005

Прежде всего хотел бы обратить внимание читающей публики на то, что в предложенном тексте

абсолютно все герои с их мыслями и поступками, все события, эпоха и географические местности — существуют только и исключительно в сознании автора. И представляют собой вымысел, сон, фантазию. Они — игра воображения. Как и Вы, уважаемый читатель.

Таким образом, никто не вправе претендовать на какую бы то ни было степень сходства с моими персонажами. В том числе и они сами.

Предвидя попытки вероятно существующих вне и помимо моей фантазии жителей иных сознаний опротестовать порожденные мной артефакты, твердо и категорически заявляю: любая попытка примазаться к моим событиям, выдать себя за одного из моих персонажей будет рассмотрена мною как незаконное вторжение на территорию суверенного вымысла.

Памяти Владимира Путина. Того, о котором я вспоминаю с сожалением. С пониманием. С горечью. С гордостью. С иронией. А как еще вспоминать о своей наивности?

январь.

7 января понедельник - Wahrend man den, Tisch deckt, lassen wir die RussischeGebackstuckchen, die Piroschki, anschmecken, die Ihnen letztesmal so gefallen haben.

— Oh, die Russische Piroschki sind vortrefflich!* — с готовностью обрадовался приглашению Путина Шредер. Немецпосмотрел на пирожки ласково, будто на выводок котят.Не меняя выражения лица, посмотрел также и на Путина.Потом перевел взгляд на фрау Шредер и госпожу Путину.Фрау Шредер восторг разделила. Госпожа Путина взглядотвела. Она казалась застенчивой.

А смущаться-то было нечего, пирожки пекла не она, а Эльвира Николаевна. Кто такая эта Эльвира Николаевна, нам и дела нет. Тетка какая-то. Ну, наловчилась печь сдобные пирожки с капустой и крошеными яйцами. Делает много каждый раз. Владимир Владимирович почти не ест, а остывшие отдают в помещение охраны.

Вот бы, забыв про лицемерие, госпожа Путина сказала бы Шредеру этому: «Напрасно вы, друг мой, посматриваете на меня, нахваливая пирожки, это не моя работа, а раз уж они привели вас в такой сверхъестественный восторг, давайте приведем с кухни Эльвиру Николаевну. Вы лично поблагодарите мастерицу».

А Шредер бы, сняв на время маску лицемерного восторга, сказал бы прямо: «Люд, не будь дурой, далась мне • —Пока накрывают стол, давайте попробуем русской выпечки, это пи-рожки, которые вам понравились в прошлый раз. — О, превосходные русские пирожки! (нем.) эта ваша баба с кухни, вместе с ее пирожками. Я и есть-то не хочу».

Не отказавшийся от лицемерия однажды, вынужден лицемерить и дальше. Шредер присел к длинному темному журнальному столу и придвинул тарелочку. Он надломил блестящий пухленький треугольник пирожка и отправил кусочек в рот.

— Не бойтесь, они не отравлены, — пошутил Путин.Путину нравилось так шутить. Гости знали, что ему нравится. Он знал, что гости знают. И знал, каким будет ответ.

—Я уверен, что они не отравлены, — с серьезным видомсказал немец.

—Это шутка, — пояснил Путин.

Он так шутил не впервые при этих людях. Но всем снова понравилось. И вам бы понравилось. Вам ведь и не такое нравится.

Людмила и Дорис прошли в соседний зал, а мужчины остались с треклятыми пирожками. Дело у них было вот какое: они справляли русское Рождество. Которое 7 января. И которое в следующем столетии придется уже на 8 января. И так и покатится непрерывно, пока не окажется посреди лета где нибудь веков через двести. Вот смеху будет.

Праздновать начали так: говорили о международной политике и перемывали косточки Бушу. С мягкой иронией. Как два штабных полковника на пикнике в выходные то и дело заговаривают о своем шефе генерал-лейтенанте. Выяснил бы случайный слушатель этого диалога, что оба подчиненных не лебезят перед начальством, а смело и принципиально указывают тому на недостатки. Что начальник слушает дурных, недальновидных советчиков, а не их. Поэтому то и дело попадает впросак, а им приходится расхлебывать, и выруливать, и выручать. И так далее.

Шредер на правах друга семьи наезжал в Москву теперь даже чаще прежнего. Он был послом западного мира при дворе Путина. Особым послом, по особым поручениям послом, на самом высоком уровне послом.

В Москве он говорил от имени германского и американского руководства, а потом ехал в Берлин и Вашингтон и там дела устраивал — политические размены в путинских интересах. И там и тут выведывал, был полезным. Путин его не стеснялся, говорил свободно, дружески, но не все говорил.

Тоже ведь хотел вызнать побольше. Между слов и помимо слов оба очень интересовались, понесет ли Буш свет демократии прежде в Иран, а уж потом в Саудовскую Аравию, или прежде все-таки в Саудовскую Аравию, а уж только потом в Иран. И Шредер и Путин категорически возражали против насильственного экспорта демократии, но, перед лицом неизбежного, интриговали через контакты в Вашингтоне друг против друга. Шредер — за демократию в Иране, Путин — за народовластие в Саудовской Аравии.

Был еще интерес: Шредер хотел выслушать, а Путин хотел сделать доклад о внутреннем положении в России. Нефть стоила уже 96 долларов за баррель, и немец хотел удостовериться в надежности поставок из России. А русский хотел убедить немца в этой надежности. Тут совпало. Тут было легче. Тут думалось в унисон.

—Положение в стране стабильное, — доложил амфитрион. — Представленные в парламенте политическиесилы — «Единство», ЛДПР и вновь созданные социал-демократы — вполне конструктивны. Недовольны толькомаргиналы, но они под контролем.

—Как себя чувствует Чубайс? — поинтересовался Шр-дер. — Мы получаем тревожную информацию о том, что унего серьезные кардиологические проблемы.

—Внутренний распорядок российских тюрем таков, чтозаключенный может в любой день обратиться с ходатайством о направлении на прием к врачу, - парировал Путин. Он сморщил лоб, когда говорил это. Он всегда так морщил лоб, когда начинал говорить параграфами.

Параграф второй:

—Как сообщает генеральный прокурор Бирюков, Анатолий Борисович о направлении к врачу не ходатайствовал.

—Наша общественность напрямую связывает арестАнатолия с кампанией по выборам в думу и с президентской кампанией. Его после выборов выпустят?

—Да его завтра выпустят, если данные о нарушенияхфинансовой дисциплины в его корпорации окажутсяошибкой, никакие предвыборные дела тут не при чем.

Лоб снова наморщивается, взгляд уходит к незримому параграфу номер три. Параграф материализуется, вербализуется и артикулируется:

— Попытки связать факт задержания Анатолия Борисовича Чубайса с внутриполитическими событиями в контексте предвыборной кампании по выборам в думу и напост Президента России делают наши политические врагии враги России. Мы вправе рассчитывать, что наши друзьяне дадут себя увлечь этим пропагандистам.

Шредер давил, но не пережимал. Вопросы еще оставались.

Путин сам, мирно уже, глядя в глаза собеседника, рассказал о президентских выборах.

Преемником на посту президента станет нынешний мэр Москвы Дмитрий Ко-зак — толковый парень, неоспоримый приверженец демократии, надежный в смысле выполнения договоренностей.

Да, раньше планировали Грызлова, Миронова. Ну и что? Нет, ничего не произошло. Просто решили двигать Козака.

—Правда ли, — поинтересовался Шредер, — что черезчетыре года Козак снова уступит президентский пост Путину? Есть ли такая договоренность?

—Нет, — твердо отклонил тему Путин и собрал лоб вскладки, — мы не пойдем на нарушение конституции.

—Но тут нет формального нарушения, — удивился гость.

Разговор, тем не менее, скомкался. Путин выглядел обиженным. Обижался он обычно двумя способами: сжимая губы плотно или вытягивая их вперед по-утиному. С годами — все чаще сжимал плотно и все реже — уточкой. А вот сегодня снова надулся по-детски и вытянул губы. Шредер чувствовал, что его собеседник хочет высказать, выложить накипевшее. Помогать, спрашивать не хотел. Ждал терпеливо во время затянувшейся паузы.

—Герхард, и скажи нашим американским друзьям, чтоони суки последние, опять пошла атака на меня по всемуфронту, за декабрь все до единой значимой газеты отписались по мне. Сенаторы Рождество ведь у них там было, яправильно припоминаю? Им насрать, они и в Рождествоотметились — каждая сука дала интервью или хоть пару словсказали обо мне - аккуратненько так отбомбились по русскому союзнику, это как понимать?

—А что пишут газеты?

—Что я говно, что же еще.

—Но они сошлются всегда, что пресса у них независима.

—Но мы-то с тобой знаем, что это херня полная. А ядокажу как дважды два, что это хорошо проплаченный заказ. Это Невзлин и Березовский платят. У них там заряжены лучшие лоббисты, денег немеренно. Если у них прессасвободна, то ведь она ежедневно свободна? А почему мынаблюдаем кампанию травли в этой самой свободной прессе? Почему в ноябре их хренова свобода сподвигла их насемь обсирательских статей, а в декабре уже на восемнадцать? Откуда рост такой? Может, они в два с половинойраза свободней себя почувствовали?

—Владимир, но в ноябре значимых событий в Россиибыло меньше, а в декабре больше. Они не пишут, когда теммало, с их точки зрения, ты исключаешь такой вариант?

—Герхард, у тебя всегда все просто объясняется. Тыпытаешься меня успокоить. Успокой меня по другому. Тыне спорь, а просто передай нашим в Вашингтоне, что я на сто процентов уверен в кампании травли, что знаю, кто за этим стоит. Что считаю это паскудством. Я не заслужил, Гер-хард. Я хоть в чем-нибудь не выполнил обязательств? Я хоть в чем-то слово нарушил? Я хоть раз налево ходил? Они меня травят, чтобы продать мне эту позицию. Чтобы прекратить потом эту мерзость в ответ на очередные уступки с моей стороны. Я это считаю несправедливым и требую, передай, пожалуйста, чтобы они захлопнули пасть своим щелкоперам в рамках наших старых договоренностей. Новых уступок не будет. И про свободу прессы, я очень прошу, мне — не надо.

Пожалейте, мне же не пятнадцать лет...

Шредер спорить не стал. И успокаивать больше не стал. Просто пообещал передать в разговоре с глазу на глаз весь диалог. Чтобы сменить тему, он еще успел справиться, ведется ли разведка новых месторождений нефти? Путин ответил: «Ведется». Обиженным таким лицом ответил. Лицо тут же поменял на озабоченное, и немедленно вслед за этим — на приветливое. Приветливое лицо обратил к Па-теку Филиппу на правой руке. Приветливости хватило также и на Шредера. Тут же сделано было движение озорное, типа «айда, брат Герхард». В последнем жесте участвовали не только мышцы лица, но и часть скелета, а именно: лукаво мотнувшийся череп и шейные позвонки, приведенные в действие соответствующей мускулатурой. Все вышеизложенное — секунды за две, максимум. Это у него мими ческие способности такие были. Мы так не умеем.

И пошли к женщинам, и стали делать оба теперь уже искренне заинтересованные лица. Говорили об удочеренной Шредерами русской девочке Марии, как ей там, в Германии, хорошо ли.

И то дело, Путины ведь курировали девочкину судьбу на чужбине. А ну как не понравилось бы сиротке быть дочкою Шредеров? Пришлось бы забрать ее да и бросить снова в застенки приюта. Она бы там, обогретая заботой Родной Страны, выросла бы и стала этой, как ее? Да хоть бы космонавткой стала. Или выучилась бы танцевать и исполняла бы танец живота в ресторанах Хургады.

Ну, много еще чего могла бы делать.

Но девочке на чужбине все подходило. Не делайте вид, что понимаете почему. Вы не понимаете, потому что не росли в приюте. Вот Рома Абрамович понимает. Он приютский. Кстати, почему Путины не пристроили Шредерам заодно и Абрамовича? Рома решил бы вопрос с легализацией на Западе, Шредеры решили бы вопрос с финансами, да и девочке Марии никак не помешал бы старший брат братан — брательник Рома Шредер. А она выросла бы и сказала брату своему, Роме Шредеру: «Не в деньгах, брат, сила, а в правде...» И пристрелила бы его к чертовой матери. Потому что в ней проснулась бы наследственная ненависть к буржуйчикам. Она ведь праправнучка героев Великой Революции.

Хорошо я придумал? Но этого не будет. Тут вам не бразильский сериал.

Мы с вами Рому Абрамовича знаем, а археологи будущего не знают. Один из экземпляров этой книги будет выполнен на толстой, закатанной в пластик бумаге. Специально для археологов будущего. Ведь им понадобятся самые исчерпывающие данные о происшедшем в 2008 году. Они будут изучать нашу погибшую цивилизацию. И для них я поясню: Роман Абрамович — эталонный, модельный собирательный образ российской власти начала XXI века. Он мыслит в категориях «цель—метод— ресурс». Намечается цель — деньги, как правило. Разрабатывается способ их получения, с применением официальной власти, как правило. Определяется ресурс — деньги, необходимые для добычи денег.

Диалектика, как видите, в том, что деньги предстают тут и целью и ресурсом одновременно. Так Советский Союз недавно строил больше всех в мире шагающих экскаваторов, чтобы добыть руду на постройку новых шагающих экскаваторов. А новые шагающие экскаваторы что делали? Они шагали за рудой для новых экскаваторов. И так далее. Такая схема однажды показалась передовым людям того времени бессмысленной. И схему привели в соответствие с требованиями прогресса. А именно: Рома и ему подобные представители гласной и негласной российской власти изыскивают деньги на добычу денег, чтобы добывать деньги.

Все остальное — руда, экскаваторы, растения, животные и человеки с их механизмами и приспособлениями — предстают в этой схеме остаточным признаком несовершенства системы. Дойдя же до совершенства, система должна бы была избавиться от балласта. В том числе и от Абрамовича.

Потому что в фармакологически чистой системе Абрамович тоже представляется лишним. Как вам перспективка? По мне, так шагающие экскаваторы с их уверенной походочкой были милее. Они были простодушнее. Честные железные идиоты-динозавры уступили ареал млекопитающим. И млекопитающие до поры до времени правят. Среди них и млекопитающий Рома. Дарвин пре дупреждал, а мы не верили.

Немцы похожи на русских. Два глаза, два уха и много еще других совпадений. Но душевно посидеть не могут. Поничегонеделать. Запасенные темы исчерпали и заторопились. Людмила еще сидела бы и сидела, вечеряла бы, ждала бы пришедшей в голову мысли, чтобы начать новую тему. Но она одна тут была русская. В меньшинстве. Шредеры заторопились, им еще с послом надо встречаться.

Они на крыльце гостей проводили. Стояли одни посреди охраны. Он бы уже вернулся в дом, а она глядела на уезжающую по аллее машину гостей с тихой улыбкой. Женщина сказала, что он не надел пальто. Мужчина не услышал. У него было лицо, как у киборга без батареек. Ну, вы понимаете, о чем я говорю. А когда она сказала, что не простудиться бы ему, батарейки в нем снова ожили. Глаза стали злыми, и она заторопилась внутрь.

Вот если бы он сказал: «Зачем же мы стоим тут на морозе, если ты беспокоишься, что я замерзну?»

А она бы ласково ответила: «И правда, не сердись, может, оденешься и погуляем?»

Но он ничего не сказал. Он не дал ей шанса прицепиться, прилепиться, пристать к нему. Опытный человек, что и говорить.

Путин пропустил жену в дом, а сам задержался, спросил адьютанта Виктора, все ли готово. Тот ответил, что уже час как все на месте.

Только теперь Путин вошел, Людмила уже ушла в комнаты куда-то. «Ликерами наливаться», — подумал Путин не без злорадства. Рад был, что довел, и рад был, что больше доводить не надо, — у него времени не было ее добивать, надо было идти на урок китайского языка.

А она не стала ни плакать, ни напиваться в этот раз. Зря он надеялся. Она проявила твердость духа.

Молодчина. Автор ей сочувствует, если вы успели обратить внимание.

*** Увлечение китайским языком было относительно недавним. Учителей завезли два года назад и построили им что-то вроде пагоды поближе к реке. В Ново-Огареве, на холме, почти над Москвой рекой, но так, что с реки не видать. Китайских учителей было четверо. Из пагоды своей они выходили редко, там сами себе готовили, травки лечебные по лесу собирали, сажали даже огородик какой-то.

Попытки китайцев наведываться в свое посольство в первые же месяцы путинская охрана пресекла.

Телефоны им мобильные выдали, разговоры слушали, возили двоих из учителей иногда на Черкизовский рынок, где среди заплеванных рядов, продираясь через толпы грязных покупателей, находили китайцы свои магазинчики без вывесок с особым чаем, травами, ягодами дерезы сушеными, древес ными грибами, специальной водкой и настоянными в уксусе скорпионами.

Обнаружилось за истекшие четыре семестра, что Путин китайского не выучил, а китайцы русский понимать научились. И что-то такое там говорили даже. Но дело было теперь не в языке, строго говоря. Дело было в раскрытии глубин древней китайской космологии. Путин давно чувствовал себя даосом. Еще в двухтысячном году один знакомый рассказал ему о даосизме. И о том, что он, Путин, стихийный даос. А именно, что он позволял сущностям реализоваться, следуя за событиями, а не формируя их. Что он практиковал недеяние, извлекая пользу из естественного хода вещей, как бы вынужденно. «Так море стоит ниже всех и не предпринимает никаких действий, однако все реки и ручьи отдают ему свою воду», - сказал знакомый. И еще что-то там наговорил комплементарное, труд но припомнить. И зацепило. Понравилось Путину, что гэ-бушное его искусство встраиваться, мимикрировать и выкручиваться было истолковано так возвышенно этим самым дураком знакомым.

Захотелось Путину узнать поподробнее, каков он таков есть даос на самом деле. Так что изучение языка было поводом, а потом и поводом быть перестало. Но на языке охраны визиты президента в пагоду назывались «уроками китайского». Собственно, если уж копаться в прошлом по-настоящему, то следует вспомнить, из соображений справедливости, что желание сопричаститься китайской культуре появилось у Путина еще в юности, когда объяснили тренеры, что и дзю-до и вся связанная с ним философия «мягкого пульса» — отголоски, японские ветки огромного китайского дерева.

Он вошел, охрана осталась за дверью. Раздевался быстро — Ван Линь очень хлопотал. Одежду из рук торопливо выхватывал со счастливой улыбочкой. Суетливая вежли вость Ван Линя заставляла пошевеливаться. В черном халате и с красной повязкой на голове Путин вошел в зал. Китайцы заулыбались, забормотали. Слышалось: «Господи, господи...» С ударением на последнем слоге. Посреди зала стояла жаровня, на ней — медная бадейка с маслом. Масло кипело.

Провели Путина три раза над кипящим маслом. Ему пришлось подбирать полы халата. Из аккуратности - чтобы не поджечь и не испачкать. Он ведь брезгливым парнем был, наш Путин.

Не очень-то приятно пахло этим маслом. Стали зажигать ароматные палочки. Тут уж совсем ударило в голову. Почему их называют ароматными? Вонь от них была такая, что хоть святых выноси.

Ли Мин — главный в ритуале, даос-наставник.

Он ставновится перед алтарем на колени и выкликает четырех святых горы Удан-шань. Он подносит им вино.

Потом пускается в замысловатый танец, сопровождаемый молитвой остальных. Тихонько подпевает и Путин. Не слова, а так — бубнит мотивчик.

Закончив движения «шаг единорога», наставник девять раз проходит по кругу «шагом восьми триграмм».

Чжоу И, которого обслуга зовет попросту Женей, мешает непрерывно своими пояснениями. Вроде как переводит слова гимнов. Путин вежливо кивает и отвечает: «Я понимаю». На пятый раз лицо его становится ненавидящим, он благодарит Чжоу И таким стальным тоном, что тот отходит в сторонку и оттуда еще некоторое время мешает слушать, но уже как бы отрабатывая положенное — смотрит в сторону, боясь встретиться с Путиным глазами и все переводит, переводит, переводит, переводит на какой-то собачий русский. Это с ним недавно такое. И всего только раз, с месяц назад, Путин попросил Женю помочь в общении с Ли Мином. И вот: Женя считает себя высочайше пожалованным титулом придворного толмача и никак не желает мириться с опалой.

Остальные поют, и Путин смысл довольно точно чувствует. Вызывают богов. Камлают, чтобы узнать его будущее, задобрить высших существ, дать ему покровителей среди сонма духов. Сегодня — его день. Сегодня — День Зачатия Путина. 7 января, я уже говорил. Рождество, мол, православное. Но православное рождество в следующем столетии будет 8 января, а День Зачатия нашего излюбленного героя всегда будет 7 января. В отличие от Иисуса Путина зачали по новому стилю, незыблемейшему из стилей, и в этом — свидетельство всепобеждающей мощи научного знания.

Позже, весной 2008 года, я публично призывал Комитет спасения России назвать 7 января Днем Зачатия ВВП, если кто помнит. Чтобы этот день праздновался всенародно. Но это предложение было проигнорировано. А жаль, нашему брату-даосу было бы приятно.

У привычного и принюхавшегося уже президента снова кругом пошла голова - даосы жгли специальные игрушечные деньги - символ поклонения богам, потом желтые листы бумаги — пропуски в мир духов. Потом еще и еще бумаги—доклад богам о положении дел, о титулах главного священника, о существе вопроса, с которым Путин обращался к высшим силам. Заявление в высшие инстанции, иными словами.

Ли Мин воскурил теперь кадило отдельно для Путина и дал ему в руки. Кадило было необычное — не на цепях, а с ручками-проушинами по бокам. Все, кроме наставника, пали на колени и ниц, и Путин тоже пал. Все легко справлялись с этой позой, а Путину было трудно — у него в руках дымило кадило, неуютно как-то получилось. Пришлось постепенно привставать, подниматься, передвигая локти. Дым теперь шел прямо в лицо. Грел. Запаха не было. Или был? Кожу головы покалывали приятно невидимые иголочки. Пояс будто был на голове такой электрический. Покалывание нарастало. Кожа головы, как казалось, стала стягиваться к макушке.

Нешуточно так. Казалось, отверстия в коже лица сместятся и на уровне глаз окажутся ноздри, а то и рот. Чем же дышать тогда, — подумалось. И вот: можно не дышать. Не хотелось, — с удивлением обнаружил новые возможности своего организма Путин. И перестал. Дышать перестал. Изредка только всасывал чуть-чуть воздуха, сипевшего и клокотавшего в груди, будто это была жидкость. Сердце очень сильно билось. Обратив взор к сердцу, Путин принялся его разглядывать с интересом. Удивление, что видеть сердце не мешают ни кожа, ни ребра, пришло чуть позже. Но удивление было неотчетливым.

Такой полуобрывок полуудивления. Рассматривать сердце в действии казалось забавным. Уж лучше, во всяком случае, чем держать в голове дурацкую мысль о невозможности подобного опыта. Опустил глаза ниже и увидел желудок и довольно организованную массу ливера и требухи. Все работало и выглядело дисциплинированным, целесообразным и товарищеским. Крупные сосуды видны были. Присмотреться — и стенки сосудов таяли, и кровь очень явственно видна была. Кровь тоже работала. Трудолюбиво и как-то назидательно-настойчиво. С укором настойчиво. Деловито так проталкивалась туда-сюда. С гордостью занятого важным делом человека, занятого, когда другие гуляют, кровь проталкивалась. Она была похожа на лифтера, дежурящего в выходной. Она как бы говорила: «Есть такое слово "НАДО", товарищ». И Путину стало приятно смотреть на такие непраздные свои органы, на такие президентские свои органы. «Такие не подведут», — подумал Путин. «Дела идут, все более-менее, но больше более у нас и меньше менее», — пропел Высоцкий не в голове, а где-то рядом с головой. Чуть позади головы. Но оглядываться не хотелось.

Вдруг нахлынуло ощущение стыда. Стыдно стало, что любой может увидеть его сердце, печень и так далее. Прозрачность, незащищенность и уязвимость подавляли. «Нет ли чужих, соглядатаев?» - он затаился, совсем перестал дышать и прислушался. Услышал проезжавшую вереницу машин на Рублевке, километрах в трех. И разговор в одной из машин. Мужской голос говорил: «Надо было соглашаться с Колей и ехать на Мальдивы. Не поехали, теперь сидим тут в слякоти, когда ребята купаются», — а женский голос что-то отвечал, но совсем уж тихо и неразборчиво. Звуки притом слышались необычно — только высокие частоты. Шелест странный - как помехи. И сквозь шелест речей — шуршание шин шелковистым шорохом щекотало уши. Оно было отчетливым, а вот гул мотора совсем не долетал. Все было таким — прошедшим странную цифровую обработку. Как громкий шепот.

Почти свист иногда. Ни его самого, Путина, ни его открытое всему миру сердце никто не замечал. Ну ему и полегчало. Хорошо он спрятался.

Глаза устали слезиться. Просто горели и оставались сухими. Моргать не хотелось и не получилось бы, даже если бы и попробовать.

Один из китайцев - Сюй Шэнь — зашел за ширму и явился немедленно в костюме тигра. Голова тигра была утрированно злой. Сюй атаковал молящихся и алтарь. Ли Мин оборонял вверенных ему адептов и святыню с ритуальным мечом в руках. Дело должно было кончиться побиванием и изгнанием злого демона. Это, собственно, часть ритуала. Так всегда было, и в этот бы раз так случилось. Уже два года в подобных ритуалах Сюя прогоняли, и он, вереща, отправлялся за ширму, откуда являлся уже не тигром, а прохвостом с озорной улыбкой. Но в этот раз Ли Мин неосторожно выронил меч, а Сюй Шень мгновенно наступил на него. Так получилось будто случайно, но в тот же миг стало понятно, что меч злой демон-тигр не отдаст.

Зарычал он на наставника с таким рокотом, что сомнений не возникало — меч ему и самому нужен.

Курения в кадиле Путина стали дымить сильнее. Дым стал черным. Из облака черного дыма слышен был голос. Вроде бы по-русски укорял голос, но слова разобрать было трудно. Владимир Владимирович сосредоточился. Понадобилось усилие воли. Воля явила из облака величественного невеселого господина. Из черного облака на Путина смотрел Яньло-ван — Начальник Пятой канцелярии. Неподкупный судья ада.

Но Путин-то не знал, кто перед ним. Вернее, он перед кем. Ничего, мы-то знаем, а он попозже узнает.

Путина сначала явление Начальника Пятой канцелярии не очень потрясло. Он вообще был каким то вяловатым, погруженным в себя. В свои удивительные ощущения вырванности из контекста. В его биологической — не в политической или идеологической - жизни все стало по-новому. И тело произвольно прозрачное в любом месте, странные обрывки чужих диалогов. Подслушанных или нашептанных? Ну и еще бог какой-то даосский появился как сопутствующая визуализация...

Материализация... Эманация... А может, это лазерное шоу?..

То есть Путин сразу понял, что бог этот — часть ритуала, что так задумано, что бог не из внешнего мира, мысли, что охрана пропустила постороннего приблудного бога, не возникло даже. Надо было бы получить разъяснения Ли Мина. Не пришлось: Ли Мин, наставник, брякнулся на пол безо всяких объяснений и не подумывал о том, чтобы отобрать ритуальное оружие у Сюй Шеня и тыкать этим своим фальшивым мечом в сторону Начальника Пятой канцелярии. Ли Мин бил поклоны и бормотал униженно, угодливо, суетливо. Из этого следовало, что Яньло-ван существует как реальность, явленная не одному только Путину, что он не выдумка никакая, а если и выдумка, то коллектив ная. В подтверждение реальности видения все китайцы, даже и сделавшийся тигром Сюй Шень, трепетали, а Путин старался спокойно рассуждать: «А мы что сделали? Мы ничего такого не сделали. А если мы ничего такого не сделали, то нам за это ничего не будет. Не имеют права. Так что, чего нам бояться, правильно?»

Любой бы также рассуждал, скорее всего. Если человек уже в аду, куда уж дальше? Главное — внутреннее сознание, что не виноват ни в чем — и точка. Мало ли что на тебя будет вешать всякая загробная судейско-прокурорская сволочь. Ты стой на своем, если знаешь, что прав.

— Я услышал вопрос о судьбе, о небесной сети судьбытвоей,человек.

Путин ответил что-то утвердительное. Неразборчиво, но Начальник Яньло-ван понял.

—Сеть судьбы твоей сплетена, и ты не изменишь ее.Следуй пути человека и пути неба. Пути искренности.Стань свободным. Высшее приближение к Дао — в проявлении обыденного: когда хочешь пить — пей, когда хочешьесть — ешь, справляй большую и малую нужду и ложисьотдыхать, когда утомишься. Забудь о беспокойстве, смятении, кичливости, суете, чванстве. На это уже нет времени.Отдай оставшуюся в тебе энергию душам Хунь, не позволяй душам По доесть тебя. Ибо известно, что предпринимать усилия, направленные вовне, может только законченный болван. Мы скоро увидимся снова.

—Ты говоришь загадками, а я хочу постичь Путь. Мнетрудно понять...

—Постичь и понять — разные вещи. Не надо понимать,не надо искать Дао. Просто будь готов встретить его. Этопроизойдет случайно и внезапно. Ты постигнешь, ты станешь ЗНАТЬ. Но не сможешь назвать его или научитьсяему. Говорящий не знает, знающий не говорит. Развивающий Дао получает не Дао.

—Узнав, увижу ли тебя снова?

—Ты проходишь по моему ведомству, мы увидимся всамом конце.

—Конце чего?

—В конце, который станет началом.

Путин почувствовал, что в любое мгновение наговоривший загадок бог исчезнет. Что и витал он в воздухе только поскольку вопросы грызли мозг Путина. Силой вопросов, путинской корой путинского головного мозга удерживался в воздухе этот Начальник. Знал Путин: чтобы бог не ушел, надо усилие страшное по концентрации сознания не ослаблять любыми силами, и что сил таких больше нет, потому что в голове все плыло и погружалось в неразличимое.

«Позволь задать еще вопросы, позже, потом, много еще вопросов», - пронеслось в голове Путина прошение в форме мысли. Ходатайство такое умозрительное. Не зарегистрированное подобающим образом. Впрочем, сам-то Путин наших сожалений о нарушении формы не разделил и не услышал.

Сам он додумывал последнюю мысль, пристраиваясь бочком полежать пока между китайцами. Он совсем чуть-чуть хотел полежать, прислониться просто на минутку. Глаза закрылись. Губы он пару раз облизнул пересохшие, почмокал, выдохнул постанывая и превратился в ком земли. И был потом комом земли два часа еще.

Охранники все это время переминались под фонарями на дорожке у пагоды Вот о ком надо было бы подумать. Вот кого пожалеть. Простецкие наши русские ребята. Надежные. Сработанные на совесть — без единого гвоздика. На них термобелье — термокальсоны и терморубашка обтягивающая.

Триумф науки и космических технологий индийской текстильной промышленности. А обувь самая простая. На меху и на носок шерстяной. Первые полчаса ничего, тепло. А потом много раз по полчаса — холодно, топчись не топчись. Да и термобелье это дрянь дрянью, если разобраться. Однако же стой, шмыгай носом, покатам президент китайский язык изучает. Служба такая.

Хорошо, что они ребята такие терпеливые и вышколенные, не дай бог, коснулась бы и их всероссийская деградация, ввалился бы кто из них узнать, чего там Владимир Владимирович время тянет. Майор Шабдурасулов, например, вошел бы и сказал: «Мы пока это, ну... в теплушку погреться?

Лады?» И обнаружил бы, что в задымленном помещении в отрубе — Путин. На полу, калачиком, лежит себе младенчески беззащитное охраняемое лицо с охраняемым же телом. И тела иностранных граждан вокруг на диво аккуратненько лежат. Потом бы Шабдурасулов сказал: «Ну, ни хрена себе...» И думал бы, что дальше делать. Вспоминал бы Устав внутренней и гарнизонной службы или что там им положено вспоминать в таких случаях.

Вы бы на его месте что бы сделали? Пристрелили бы Путина и вложили пистолет в руку китайца?

А потом бы сказали, что это обдолбанные китайцы завалили президента? Ну вы даете! Полагаю, это вы пошутили. Вот поэтому таких, как вы, и не берут на ответственную работу. А Шабдурасулову такое и в голову бы не пришло. И потом, как бы он объяснил следствию, почему обдолбанные китайцы отобрали у него ствол? Ведь у него с собой незарегистрированного оружия не было. Понятно теперь? Не улыбайтесь. Посерьезней надо быть. Вы были в миллиметре от провала, вы бы попались на таком простом деле, не предупреди я вас.

Шабдурасулов рассудительным парнем был, бывшим стрелком-биатлонистом. Он бы вспомнил, что следует вызвать начальника, тот бы вы звал врачей. И так далее. И никто бы никому не рассказал, само собой, об увиденном, только через неделю об этом вс е бы уже болтали. Авторитет власти пострадал бы. А с ним и авторитет страны. Каждого из граждан Великой Страны. И вот: этому не бывать. Потому что посреди всероссийского бардака, деградации, коррупции и падения устоев, посреди этого разврата высится кристаллическая фигура майора Шабдурасулова. Фигура, вокруг которой будут собираться иные бесчисленные кристаллы здорового общества. Люди долга. Люди чести. Люди, которым дано спасти Россию. Так что пусть кристаллический майор Шабдурасулов пока на морозе топчется в термокальсонах и глотает сопли за свои восемьсот двадцать долларов в месяц. Зря мы его сначала пожалели.

У Путина сперва очнулся гипоталамус, затем пришел в себя гипофиз, потом они вдвоем стали разбираться, откуда из внешнего мира пришел побудительный пробуждающий сигнал. Сначала опять гипоталамус, а потом и гипофиз сообразили, что раздражение в черепную коробку Путина пришло по линии обоняния. Дрянь какую-то совали в нос Владимиру Владимировичу живучие китайцы. Они раньше оклемались. И еще виски ему терли. Это уже по линии осязания пришел сигнал в гипоталамус. Потом слух подключился и направил по нервным каналам китайский шепот.

Информации накопилось достаточно, чтобы сознание начало потихоньку подключаться. Первой мыслью, оформленной вновь обретенным сознанием, было долгое «а-а-а-а-а-а-а-а...» в фа-миноре.

Второй мыслью, гораздо отчетливее первой, было «и-и-и-и-и-и...» в ми-бемоль-миноре. Потом он долго еще, как казалось, соображал, прогуливаясь по октавам. Глаза открывать не хотелось.

Он так никогда больше и не станет прежним, не придет в сознание. Придет, но не в то, не в прежнее сознание. Многие люди, видевшие тогда Путина, отмечали в нем перемены. Он стал жить отдельно от глаз. В глазах теперь всегда стояло чувство вины и страх.

Страх - основа духовной жизни человека. Страх — это то, к чему вы всегда готовы. Страх — это главное ежеминутное, ежемгновенное чувство всех ваших предков в последних сотнях тысяч поколений. Страх эволюционировал в ваших предках до благородных всяких разновидностей. Страх за близких, страх за Родину. Страх проиграть португальцам в футбол. Это для среднеобразованных.

Экземпляры высшего типа полны страха за экологию, страха за судьбу культурного наследия. Или там страхом за судьбы интеллигенции живет один знакомый автора. И имя этого человека не Васисуалий Лоханкин.

Все эти страхи, даже сколь угодно рафинированные — просто страх смерти, возогнанный и перегнанный хозяевами чужих страхов — журналистами, политиками, попами (с ударением на втором слоге). И прочей садистской сволочью. И попы из них самые изворотливые — они торгуют страхом смерти, попрекая нас примером нескольких человек, которые сумели преодолеть и страх и смерть без граничной, безотчетной и безусловной любовью ко всей твари. Я имею в виду Иисуса и Гаутаму, к примеру. Иисус и сам, по правде говоря, редко упускал возможность попрекнуть направо и налево.

Но он в отличие от попов попрекал их коллег фарисеев, а не простыхлюдей. Он робин-гудствовал на духовной ниве. А попы мародерствуют. Но бог с ними. В любом случае, пример Иисуса и Гаутамы на столько неправдоподобно редкий, что может быть выведен за скобки - он исключение. Это такая теория у меня. А что, давайте спорить.

Вы скажете, это не так, это ерунда, инстинкт размножения, например, выше страха. Хорошо, я возражать не стану. Выше так выше. Давайте поместим вас в эксперимент. Посмотрите, вот идет молодая женщина, полная животного оптимизма, ощущения своей силы, полная репродуктивного восторга. Самка. Что вы испытали?

Страх, что она порвет в клочья вашу благоустроенную жизнь, если вы соблазнитесь?

Страх ответственности, она же не резиновая баба, она же потом предъявит права на вас?

Страх, что это — подстава?

Страх, что такой, как вы, не может понравиться такой, как она, если только не из-за ваших денег?

Страх подойти и заговорить, потому что она пошлет вас?. Страх, что у вас пахнет изо рта?

Валяйте, рассказывайте, чего еще вы боитесь. У нас тут как у врача.

Предположим, ничего вы не боитесь. Вы у нас, допустим, разновидность племенного жеребца.

Что-то вроде Бориса Немцова. Вы бы подошли, блистая спермотокси-козным обаянием, и под любым предлогом вставили бы ей, не спрашивая, как зовут.

Поздравляю - это квинтэссенция страха. Потому что это не интеллигентсхие импотентские комплексы, это не тоскливое предчувствие поражения. Это дикий порыв к экспансии, попытка наводнить землю собой через потомков, завалить всю нашу равнодушную планету биомассой собственного производства — это же сверхконцентрированный страх смерти. Уж лучше бы, дядя, у вас воняло изо рта.

Не спорьте больше. Наслаждайтесь лучше своим страхом. Страх лежит в основе всех основных страстей.

Человек не может жить без эмоционального насыщения. Человек ищет эмоций. Присмотритесь к нему - обычно при возможности выбора между главной эмоцией и производными, суррогатными чувствами он выбирает главное - он выбирает страх.

Вновь обретенный страх Путина был прозрачным, леденящим, пронзительным, бесконечным, невозможным. Всю свою прежнюю жизнь он ограничивал себя в чувствах, берег душу для окончательного торжества этой страсти. И теперь утонул в ней.

Позже, потом китайцы очень извинялись за неприятности. Понятно, что виновных было не сыскать. Потому что виноватым кругом выходил сам Путин. Это он сам показал, как ставить пагоду, чтобы с реки было незаметно. И чтобы гостям на основных аллеях было бы не видно. Чтобы избежать расспросов и объяснений. Закамуфлировал так, что главный вход оказался на северо-восток. А на северо-востоке - врата ада и врата демонов. А храм должен был стоять входом на юг и на воду одновременно. Ведь сказано древними, что у идеального строения «впереди, на юге — вода, позади, на севере - гора». Из путинского Ново-Ога-рева такой канонической ориентации здания не достичь вообще. Надо было строить пагоду на бывшей даче Березовского. Там впереди на юге — воды сколько хочешь. А за гору холм бы сошел. Но дачу Березовского, говорил Патрушев, не стоило открывать китайцам. Рассекречивать. Вот человек, которому все равно где вода, где юг, где перед, где зад. Зачем Патрушева послушали? А вышло теперь, что молились не в ту строну. Должны были бить в бараба-' ны во время службы — а не велено, Путин боялся привлечь внимание непосвященных. Как же было отпугивать злых духов? И непременно надо было ударить девять раз в колокол против нечисти, но и это было запрещено из страха огласки. Ну и гимны пели вполголоса. А могли президент — повелитель, равный императору, главный жрец солнца и олицетворение янского начала — проводить молебен в день собственного зачатия ночью? Это вообще в голове не укладывается.

Много выявилось нарушений теперь, когда китайцы валили вину с себя на него, Путина.

Расшифровкой слов Яньло-вана не очень затруднялись. Не нужна была расшифровка. Начальник Пятой канцелярии предвещает смерть.

Даже если бы и просто явился и ни слова не сказал, и то бы ясно было, что принес смерть.

Ввиду нешуточное новой этой потусторонней угрозы Ли Мин настоял на ежедневном составлении гороскопов для Путина. Шутить больше нельзя — дал понять даос. Гороскопы он лично готовил, переводить отдавал некоему знакомому своему профессору-китаисту. С лица сущим китайцем был профессор, а фамилия вполне нашенская — Мелянюк. На День Зачатия героя задним уже числом нага дали-нагородили китаец с китаистом вот что:

Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Бин У Два знака Огня, ослабленных зимой, несут Владыке Судьбы небольшую кратковременную поддержку.

Расклад дня помогает и порождает функциональный дух Детей и Разрушителей Чиновников: будет усиливаться желание тайно действовать вне устоявшейся традиции, правил, законов. В цикле установлений это день Удержания — энергии очень мало, важно уклоняться от ее растраты. Лунный цикл заканчивается, высока вероятность почувствовать эмоциональный спад и опустошенность.

8 8 января вторник Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Дин Вэй Огонь ДИН Разрушителей Богатства слаб, но, как и в предыдущий день, помогает своим дыханием Владыке Судьбы Совершенномудрого. Мало огня, сильно желание решать вопросы хитростью, трудно принимать решения. С новой силой проявляет себя стремление к Богатству, что для мужчины означает и деньги, и другие виды имущества, а также женщин. Сегодняшний аспект Разрушения Богатства для Совершенномудрого благоприятен, потому что сильному духу Богатства в его теле не соответствуют физические и эмоциональные возможности. Разрушение Богатства отчасти позволяет ему лучше себя чувствовать, собрать силы. Месяц ЧОУ сильнее дня ВЭЙ, месяц ЧОУ разрушает планы дня. Возможны конфликты сил и взаимодействий стихий, движения и перестановки в среде Разрушителей Чиновников, отрицающих общепринятые законы и опровергающих авторитеты. Возможны неполадки в силах, питающих функциональный дух Почвы. Однако сил Почвы у Совершенномудрого очень много, а значит, он будет склонен к тайным действиям. Это день новолуния, поэтому эмоциональный фон понижен. День будет неплохим для специальных, строго регламентированных обрядов. Не будут удаваться действия, требующие активных поступков, спонтанного поведения.

Игорь Иванович Сечин чаек попивал. С насупленным лицом. Боярское что-то в лице было, сановное.

Как у умирающего от старости и тягот житейских хомяка.

Четвертую чашечку. Четвертый раз с лимоном. По две дольки на чашечку. Он думал, что лимон от давления. И еще от уратов — это камни в почках такие. Ешь лимон — растворяешь. Не ешь - ураты в тебе каменеют. Какая гадость! Даже думать об этом неприятно.

Игорь Иванович так не в санатории где-нибудь лечился, а в президентском крыле одного из зданий Кремля. В комнатке небольшой справа от зала президентской приемной. И попутно он смотрел телевизор. Новости Первого канала. Медведица какая-то в пекинском зоопарке разродилась двойней.

Ведущий сильно радовался. Выяснилось из репортажа, что медведица была гималайская, и двойня у нее была гималайская. Неспроста это. Зачем бы это Костя Эрнст про медведицу завернул? Мелькнуло:

позвонить? И забылось тотчас. Не позвонил.

Медведица мысли об уратах в почках не поколебала. Непоколебимые мысли заставили еще скушать лимончику. На дольку Игорь Иванович посыпал сахарку сверху и скушал. Это была последняя долька.

Игорь Иванович достиг уже такого уровня материального могущества, что мог бы скупить весь урожай лимонов этого года в какой-нибудь Коста-Рике. Но доедал последнюю дольку с блюдечка совсем маленького — меньше даже Коста-Рики. В этом парадокс существования: наши возможности, будучи абсолютными в перспективе, будучи сколь угодно великими потенциально, ограничены ежемо-ментно такими вот блюдечками. Официантка может принести еще лимону. Ей не жалко. Но через минут пять. Пять минут можно разделить на бесконечное число мгновений. И формально последнюю дольку от второго пришествия официантки отделяет плюс бесконечность. И всю эту нео бозримую прорву мгновений наш Игорь Иванович будет с тоской вспоминать о последней дольке и о недорастворен-ных уратах. А потом адьютант в приемной скажет: «Начали движение».

Это значит, что Владимир Владимирович выехал из Ново-Огарева и приближается к Кремлю. За пятнадцать минут долетит. Приличествует теперь Игорю Сечину перестать быть Игорем Ивановичем с сердитым лицом. Следует теперь подобреть, испытать прилив светлого какого-то чувства нейрофизиологического восторга, сладостного предвкушения и, в то же время, мобилизации внутренней, сделаться расторопным, деловитым, снова бумажечки подготовленные перелистать — проверить, поправить скрепоч-ку. Надо бы и переместиться в приемную, черт с ним с чаем, лимоном, уратами, медведицами.

Как все-таки служба дисциплинирует и подтягивает человека. Только что был человек пятидесятилетним сто-восемнадцатикилограммовым дядькой, а стал вдруг совершеннейшим живчиком. Подтянулся, полегчал килограммов на сорок, устремился, напружинился весь и воспарил.

Лицо и фигура его станут еще и еще меняться, двигаясь к абсолютному совершенству. По мере приближения шефа к Кремлю. И при входе начальника в здание воссияет наш чиновник окончательно.

Хорош, хорош стал Игорек, как бывалоча в Ленинградском госуниверситете имени Жданова, где и завербовал его при Брежневе еще Владимир Путин, начальник Первого отдела.

Только не надо ревности по этому поводу: каждый мог завербоваться. Вы вот, вместо того чтобы злиться на судьбу и на Сечина за упущенную астрономическую выгоду, которую вы смогли бы извлечь при сечиновском везении, пошли бы еще тогда и завербовались. Сейчас каждый понимает, а вот когда Вова Путин сущим сморчком сидел в Первом отделе, не снимая и за столом демисезонного паль тишка, тогда вербовались только самые преданные. Верные.

— Нарекаю тебя Петром, — сказал, наверное, худосочный глазастый лемур Вова изнутри демисезонного пальтишка.

А до этого Сечина, выходит дело, звали Симоном и был он рыбаком с братом своим, Андреем. И сказал им Путин Владимир Владимирович, собрав бровки домиком: «Идите за мною, и я сделаю вас ловцами человеков». Они послушались. Так бывает.

В приемной сидели президент Чечни, имя тогдашнего я не упомню что-то, и Петя Авен. Оба встали и потянулись к Сечину. Поприветствовать, засвидетельствовать, спросить, как он себя чувствует. Ну и вообще: дать выход нахлынувшей и на них волне приветливости. Окунуть в эту самую волну Игоря нашего Ивановича. Ну он-то ладно, он президента ждал. И от этого испытал подобающие чувства. А эти то чего обрадовались? Может быть, они искренне любили Игоря Ивановича? — Да нет, не то чтобы, вроде... Может, он их из-под пуль раненых вытащил на фронте, или дал списать контрольную по алгебре в пятом классе, или еще чего другого очень обязывающего сделал? — Нет, нет. Не было такого. А секрет прост и многократно описан в литературе.

Вот какой:

Игорь Иванович Сечин был альфа-самцом по отношению к гостям в приемной. А они по отношению к нему были бета-самцами, как представляется нам с научной точки зрения. В то же время Владимир Владимирович Путин был альфа-самцом по отношению к Сечину. Вы успеваете следить за ходом мысли? А гости из приемной в отношении Путина выступали уже гамма-самцами. Но эти гаммы в иных других местах были и бетами и даже альфами по отношению к нижестоящим сплошь и рядом.

Каково? Но в этом — диалектика. Так бета-самцу шимпанзе разрешается с суетливой заботливостью искать блох в шерсти альфа-самца. Это — не унижение, это его привилегия. Еще: пока альфа-самец отвлекается, бета-самец может даже и его самку какую-нибудь уволочить в кусты при согласии сторон.

И рога наставить начальству. А вот гамма-самец уже не может быть допущен к исканию блох в шерсти шефа. И самка его не примет для забавы. Ему следует вид принимать смиренный и униженный при появлении главного шимпанзе. Зато можно возместить ущемление в правах тем, что облобызать с ног до головы подвернувшегося бета-самца. Потому что во всяком деле нужен порядок. Если бы всякий встречный искал бы блох у того же Путина, например, какой бы кавардак вышел? Задавили бы кормильца, расчесали бы до кровавого месива. Да на всех бы и блох не хватило.

А вот такой вопрос: а может альфа-шимпанзе сказать однажды всей восторженной бета- и гамма массе, чтобы они его не доставали больше с поиском блох? Может он сказать им: «Ребята, идите в жопу, я только что из душа, нет на мне блох, задолбали вы меня..»? Может он так сказать?

Ответ: да, может. И иногда так говорит. И тогда все шепчутся, что альфа-самец не в духе сегодня, что сердит. Вспоминают, догадываются — отчего бы это с ним. Вольтерьян-ски же настроенные особи злословят в адрес босса — что чурается он народа, брезгует, тираном стал, сатрапом. И вот — необъяснимо и спонтанно — он уже снова дает поискать на себе блох. Снова свой, простой, нашенский, родной, демо кратичный. Ведь истинная демократия - она в простых символах близости к народу, к традициям, к исторически выстраданной поколениями морали и нравственности.

В рамках выстраданной этики с обоими гостями Игорь Иванович поздоровался, рассеянно кивнув, рассеянно же и руку подал и тут же стремительно двинулся к стойке секретаря.

- Вы Суркову пока не звоните, мне подольше надо переговорить, — сказал Игорь Иванович. — Минут через пятнадцать его вызовите, я уже зайду когда.

- Владислав Юрьевич просил немедленно сообщить, номы все правильно сделаем. - Секретарь ответил лакейскирасторопно, но совсем без интонации, безжизненным го лосом гэбэшника, чувствовалось — свой человек, конторский.

А Игорь Иванович уже говорил по телефону. И распоряжался строгонько.

Они прошли в кабинет. Потом по левой стене, в конце—в дверь. Там тамбурок. Потом Путин открыл и второй тамбурок, побольше первого, там стоял журнальный столик, двухместный диванчик и кресло. И его миновали. И перешли в комнату отдыха. Все это время Сечин улыбался чему-то своему, внутреннему, глубинному, искреннему. Приятность какую-то чувствовал, приветливость и готовность. Путин устремился дальше, а Сечин тут уже остановился, улыбаться перестал и сел в кресло.


По-свойски. В кресле почувствовал жесткое что-то, пошарил рукой под ягодицей, нашел колпачок от ручки своей. Вчерадумал, что потерял. Игорь улыбнулся — на кресле после него никто не сидел. Шеф в комнату отдыха не каждого приглашает. Вот оно, подтверждение особой близости — кусочек латуни под задницей. Это же как медаль в своем роде. Символично, правда?

А в приемную в это время вошел лучезарный Сурков. Потягивая по-воспитанному жидкие выделения слизистой носа обратно в нос же. Ну, шмыгал он так бодренько. Меленько так пошмыгивал.

«Опять кокса нанюхался с утра», — подумал секретарь с отвращением и поднял доброе лицо на приятно взвинченного Славу.

- Игорь Иванович у шефа. Игорь Иванович в комнате отдыха, а шеф в туалете, — голос секретаря звучал живее, чем в разговоре с Сечиным.

А ведь секретарь кокаина не нюхал. Не с чего ему было оживляться. Он просто из любезности принимал обличье того, с кем говорил. И вот: проникся кокаиновым драйвом. Игривостью даже некоторой. И сказал, в каком помещении шеф, чтобы присутствующие в приемной гости за интересовались бы его осведомленностью и экранчиками и фотодатчиками, спрятанными за стойкой, а он бы им не сказал и не показал. Потому что секрет. Дело государственное. Суркову же Владиславу Юрьевичу будет забавно, что Сечин не вопросы решает, а ждет у двери клозета. Вот каков он у нас — секретарь Петр Николаевич, — день еще только разгоняется, а он уже столько очков заработал.

— Тут вот есть такая наработочка, — начал Сечин, когдадверь туалета уже открылась, но Путин из нее не появился. — Наработочка. По нефтедобыче. Как вы и распорядились, мы подготовили, — сказал уже спине Путина.

Увидев лицо, говорить перестал. Путин жестом пригласил Сечина встать и пошел к двери. Опять холл без окон с журнальным столиком, потом тамбурок крошечный перед кабинетом. Там президент наклонился к Игорю и сказал еле слышным полуголосом:

—Игорь, как звали доктора, который поставил на ногиЕльцина?

—Вы про стволовые клетки?

—Нет, еще китаец был один, Ельцина к нему возилилет семь назад. Это узнай, потом подключи посольство, нет,найдите имя, я сам позвоню Хуцзин Тао. У Вали Юмашеваспроси. Это раз. Вообще подними все, что касается долголетия. Предлог вот какой — скажи, дело касается твоейтещи. Всю Россию серьезненько так на уши поставь. Понял? Тебе тещу свою жалко. Работай.

—Что-то случилось, Владимир Владимирович?

—Да нет, просто хочу обрести бессмертие. Короче, случилась одна лажа — нагадали мне одни тут. Я, само собой,не верю, но очень кстати будет заняться здоровьем и долголетием фундаментально, раз уж нагадали. Хуже от долголетия не станет, верно? Мы же еще хотим поработать наблаго России? Ну, давай.

—Я хотел сообщить по наработочке по Роснефти...

— Игорь, ты не понял. На хер Роснефть, что там, нефть закончилась? Не закончилась? Не о чем и говорить, занимайся, вечером доложишь. Я твоя Роснефть, Игорь, мной занимайся. И каждый день докладывай. И вот еще: Шр-дер дал мне знать, что американцы нащупали нашу старую схему по нефги и газу через запад и юго-запад. Вот справка его. Тут и фамилии наших, Игорь. В Будапеште назвал Уралтрансгаз наш, Кноппа знает, Гордона Зиева знает, Игоря Фишермана. Считает, что через одну только польскую фирму J&S мы обналичиваем до ста миллионов в год. Дал мне со словами, что не верит, что это возможно. Шантажирует. Подчисть там эти дела. Позвони, предупреди основных в Варшаве и Будапеште, в Киеве тоже ребят предупреди. Узнайте, кто немцам слил. Канал слива — пе рекрыть.

Путин и Сечин пользовались этим тамбурочком крошечным, чтобы обмениваться деликатной информацией. Там, они знали, звукозаписывающей аппаратуры нет. Хотя абсолютной уверенности не было. Во времена службы Путина в ФСБ не было оборудования в этом тамбурочке, а теперь - скорее всего не было. И говорить приходилось очень тихо, на всякий случай.

В приемной секретарь Петр Николаевич принимал себе звонки и поглядывал на ожидавших входа в кабинет президента как-то с высокомерием. Когда они с ним взглядом не встречались. Настал момент, когда он подошел к Суркову и сказал не без гордости даже какой-то: «Владимир Владимирович убыл». И немедленно, чтобы не пришлось объясняться, прошел несколько шагов и сказал то же самое картине на стене между тогдашним президентом Чечни и Петей Авеном. Потом со значительным жестом выдохнул в пустоту же: «Срочные дела».

Путин ехал на дачу в Ново-Огарево. Там увел за собой начальника охраны пошептаться, и уже через пять минут технические ворота Ново-Огарева пропустили в поселок Калчугу черный Mercedes ML-500. За ним шел черный же Gelandewagen. Оба автомобиля с сильно тонированными стеклами. Оба с номерами Федеральной службы охраны. Вторая машина была с мигалкой, впрочем, выключенной. Первую вел Путин. Лично. Охранник рядом сидел, а водитель — на заднем сиденье. На Путине была бейсболка. Мас кировка такая.

А где же был морской офицер, таскающий непрерывно за Путиным ядерный чемоданчик? А он пил чай из стакана с подстаканником в Ново-Огареве. И чемоданчик стоял в углу комнаты. У окна.

Представляете, что бы написала истеричная пресса, если бы узнала, что вот около этой вот батареи отопления обычно и стоит ядерный чемоданчик со своей красной кнопкой. У набивного шелка занавески. И пока президент китайский учит своим необычным способом, и во многих других случаях.

Нет худа без добра — если бы началась ядерная война, по крайней мере никто бы не затруднился отыскать чемоданчик. Пока он стоял у батареи, его практически невозможно было потерять. А морскому офицеру можно и по мобильному позвонить. Пока вражеская ракета еще только летит и мобильная связь не отключилась. Да и главкому ракетных войск можно по мобильному позвонить. Любой имитатор голосов даже мог бы позвонить. И отразить нападение путинским голосом. Но имитатор не знает номер нужного телефона, а среди ста человек, которые знают мобильный главкома, нет имитаторов.

И в этом - залог безопасности нашей хрупкой планеты. И помещавшейся на ней России.

Пока мы тут нелепо заботимся о безопасности страны через двенадцать лет после ее исчезновения, Путин, там, в 2008 году, уже доехал. Обе машины повернули в ворота слева от Ильинского шоссе сразу после Александровки.

Gelandewagen остановился на площадке перед гаражом, а ML-500 не остановливался до самого дома.

Здесь служили самые проверенные. Молчуны. Горничные получали по пять тысяч долларов в месяц в конверте помимо собственно зарплаты. Остальных тем более не обижали. Это была дача Березовского. Бывшая, разумеется. И бывшая Горбачева. Ныне -любовное гнездышко Путина. Ему сюда подвозили моделек. Как в старое время Березовскому. Но об этом — ни слова. Сами знаете, автор ревнитель авторитета высших лиц государства и болтать, чего не след, никому не позволит.

А сейчас Путин ждал срочно, чтобы на эту окаянную дачу привезли высоко интеллектуальную собеседницу, Марию Собчак. Дочь Собчака покойного от первого брака. Она была ученым, вдобавок медиком, да еще и геронтологом, работавшим на стыке медико-биологических проблем.

И почти привезли. Отыскали. В Петербурге. Согласилась срочно вылететь. Но не сегодня. У нее на сегодня встреча была намечена со студенческими еще друзьями. Сказала, что может, но завтра.

Вот сила воли, верно? Мы бы с вами немедленно приехали, верно? Да хоть на Путина поглазеть, и то здорово. И от друзей отговориться: «Ребят, сегодня не получится — меня срочно вызывают к прези денту. Да, да, Путин очень просит приехать... Приеду — позвоню...» Мы бы с вами обзвонили пол Питера, мы бы и в автосервис позвонили и сказали бы мастеру цеха кузовного ремонта: «Толя, я тут планировал заехать к тебе, так — ничего особенного, но знаешь — не смогу, Путин срочно вызывает в Москву... Приеду, позвоню, да нет, в Москву насовсем пока не переезжаю, хотя, кто знает...» А Маша Собчак не такая, как мы. Она цельная натура, преисполненная самоуважения. И потом, ей-то торопиться некуда. Не ей Начальник Пятой канцелярии является. А уж завтра придется ей поставить науку на службу обществу.

А Путин обиделся сначала, что Маша немедленно не явилась. Сердце кольнуло. Подумалось немедленно о нежелательном повышении артериального давления на фоне эмоционального стресса. И подумалось о таблетке преста-риума. И забылось и о первом, и о втором. Он думал — она в Москву перебралась и сидит себе дожидается, когда от него позвонят. Вроде секретарши. Ну, нет так нет.

И Путин у нас сегодня на работу уже не поехал. И домой не поехал. В бассейн пошел, потом телевизор смотрел целый вечер. Один. И не скучал. Он вообще в компании классно себя всегда чувствовал, а без компании — еще лучше. Можно не играть компанейского парня, можно не играть президента, не играть мужа, не играть Путина. Просто пялиться в телеящик. Быть собой.

9 января среда Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День:У Шэнь Сильная Почва У способствует своим дыханием созданию своей собственной системы ценностей, своей, негласной и тайной, системы взаимодействия с людьми. Элемент Металла в этот день, будучи носителем Богатства, открывает путь опасной для Совершенномудрого Воде Чиновников, но ГУЙ и У соединяются, и Вода остается только в ветви ХАЙ (аспект Гуй Жэнь).

В целом день не несет трудностей.

Однако в цикле установлений это день Опасности — важно не расслаблят ься.

Луна по-прежнему скрывает свой свет, герою не надо торопиться с задуманным. Нет необходимости что либо предпринимать без крайней необходимости. Предначертанное свершится позже в этом месяце.

Они прошли в столовую с бесконечно длинным столом. Там опять возникли пирожки эти кремлевские, черт бы их задрал. И опять Путин чуть не сказал: «Ешьте: они не отравлены». С трудом удержался.


— Мария Анатольевна, Маша, но это же вообще не вариант, понимаете? — сказал Путин. Разговор шел уже час почти. Начал он, может быть, даже игриво — рассуждая о желании продлить жизнь.

Одну из сторон жизни. Полноценную творчески и так далее, полноценную во всех от ношениях, ну, вы же, Маша, понимаете... Ну, не мог же он рассказывать ей всю свою антинаучную ахинею про Начальника Пятой канцелярии Яньло-вана. Пришлось тонкими намеками дать понять, что с творческим здоровьем начались неполадки и хотелось бы, если это возможно, в рамках научно технических достижений подлечиться совершенно негласно.

Мария Анатольевна попросила уточнить задачу. Идет ли речь об импотенции, следует ли исходить из необходимости вернуть творческую силу в этом контексте. Или все-таки вопрос о долголетии помимо сексуального контекста стоит на первом месте.

— Определитесь с приоритетом, - потребовала женщина-ученый.

Тут уж Путин проявил въедливость. Неужели одна задача противоречит другой?

—Я, конечно, в этом деле не могу похвастаться профессиональными знаниями, Маша, но, принято думать, чтопотенция и долголетие чуть ли не синонимы.

—Не хочу вас разочаровывать, Владимир Владимирович, но это не так, или не всегда так. Вы, должно быть, знаете о том, что горбуша приходит на место своего рождениядля продления своего рода и смерти со строго размеренными временными интервалами. Мы на примере горбушиизучаем феномен запрограммированной смерти - программы самоуничтожения организма, если угодно. Горбуша —и самцы и самки - накапливает холестерин. В колоссальных количествах — как, впрочем, и беременная женщина.Холестерин идет на строительство клеток икры, семенныхклеток самца или клеток плода у млекопитающих, как в случае с интересующими вас людьми. После икрометания иоплодотворения икры горбуша живет не более двух недель.Она закономерно погибает от множественных инсультоввсех значимых органов. Вне всякой зависимости от обсто ятельств внешней среды, причины гибели — внутренние, наступают с абсолютной предопределенностью: если и когда особь дошла до места нереста и совершила акт размножения, она погибла. Как видите, размножение и долголетие не совсем синонимы.

Путину как-то нелегко было ассоциировать себя с горбушей. Он спросил, какое это имеет прикладное значение применительно к человеку. Он добавил, что умереть в подобных обстоятельствах непосредственно или через две недели после сами знаете какого акта мог бы многократно. Он нравился себе, когда полунамеками хвастался по поводу своего сексуального превосходства над самцом горбуши.

—Не в этом дело, Владимир Владимирович. Если не иронизировать, то научные данные говорят о том, что кастрированные, если можно так выразиться применительно крыбе, стерилизованные самцы горбуши живут в три разадольше обычных. Такие результаты получены нашими норвежскими коллегами. В Норвегии есть близкородственныйнашему вид лососевых, постоянно живущий в местных озерах. С ним проводили эксперимент. Три жизненных цикла подряд - и только потом приходят болезни старости изакономерная смерть от внутренних причин.

—Кастрироваться можно в любом возрасте? — спросилПутин. Абсолютно жестко, точно и серьезно. Деловито испокойно. Будто про себя. Но получилось вслух. И тут же,почувствовав, как это могло бы выглядеть со стороны, добавил шутливо:

—Я, разумеется, имею в виду горбушу.

—Насколько мне известно, в опытах норвежцев самцовстерилизовали до наступления половой зрелости.

Оставшись один, он все катал в голове услышанное. Ну, если кастрироваться в ранней молодости, то можно, например, прожить три жизни. Аесли в пятьдесят пять? Предположим, биологически обусловленный срок жизни этого экземпляра — 80 лет. Пятьдесят пять составят 68,75 про цента от предназначенного. Оставшиеся 31,25 процента можно умножить на три... Данет, к чему переводить в проценты? Осталось, положим, 25 лет, если кастрироваться немедленно и остаток утроится, то останется 75 лет. Общий срок жизни увеличится до 130 лет. А если бы кастрироваться год назад? А если бы пять лет назад? И он исписал маленькими цифрами целый лист с двух сторон, а по том смотрел в окно и рвал лист методично на совсем маленькие клочки. Сначала на полоски, потом каждую -на квадратики. Чтобы никто не прочитал. Конспирация. Он у нас аккуратным был в таких вопросах.

За окном — лиственницы голые, сквозь них - лес сосновый. И вот, кстати, говоря о лиственницах, а почему сатрапы эти восточные боялись своих евнухов-скопцов? Ведь у них была эрекция, у евнухов, правильно? Ведь пока им член не отсечешь, они портили там девок султанских? Правильно? Тогда можно было спокойненько кастрироваться в 32, ну пусть в 33 года. Детей породил — и хватит мошонкой трясти. Это какой бы у нас вышел срок жизни индивидуума? А как узнать у норвежцев, есть ли зависимость с горбушами этими, если кастрировать самцов этих самых не совсем молодыми, а попозже, то жизнь во сколько раз увеличится? Зависимость описывается прямой или гиперболой, и как выглядят и прямая, и гипербола? Машу Собчак как-то не по-светски спрашивать. А наши дураки не скоро еще такие опыты проведут. А норвежцы-то, лоботрясы — хороши, нечего сказать. Исследуют горбушу, будто им до этой красной дряни дело есть. Давно пора бы переходить к опытам на млекопитающих. Так нет же...

Он вернулся домой в Ново-Огарево и пошел в свою спальню рядом с кабинетом. В «малую спальню», ну, не в ту, где кровать побольше, а в ту, где поменьше. Включил там DVD-проигрыватель и посмотрел подряд четыре серии «Бригады». Отвлечься хотелось. Как-то надо было вытес нить из головы самца горбуши этого. Способ был проверенным — он очень быстро начинал представлять себя Сашей Белым. И Катя Гусева — ничего так, классная — настоящая жена разведчика.

И в эту ночь спалось хорошо, ладилось ведь все у Саши Белого с Катей Гусевой, дружно все шло в просмотренных сериях. И у Путина возникло и укрепилось чувство, что нормально все, преодолимо, что все перемелется еще... И всякое такое.

10 января четверг Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Цзи Ю Продолжают действовать силы вчерашнего дня. Однако, возрастает влияние Воды. Вода — разрушительная стихия для Совершенномудрого, человека Почвы. Для решения любого вопроса затраты энергии будут больше обычных. Сочетание ЦЗИ Ю являет герою аспект Вэнь Чан, Культуры, утонченных занятий, творческого сознания. Хороший день для соответствующего рода деятельности. В день, когда Богатство помогает Чиновникам, делает их сильными, Совершенномудрый сталкивается с трудностями в преодолении общепринятых законов и правил, ему трудно обмануть бдительность Чиновников, однако Разрушители Чиновников кое-как с этим справляются. В цикле установлений: день Завершения — благоприятен для любых видов деятельности.

Третий лунный день как нельзя лучше подходит для активного включения в происходящее, появляющийся вранные сумерки тонкий лунный серп дает светлое иньское порождающее начало.

Горбуша пришла следующей ночью: крупный самец говорил, что теперь вот, перед смертью, пренебрег бы размножением, если бы какой-нибудь норвежец встретился ему в ранней молодости. Самец плавал вокруг Путина в пропитанном солнцем воздушном пространстве, будто палтус у Кустурицы, и говорил голосом Януковича - с диковатым акцентом: «С тестикулами, конечно, гораздо мужественнее выгладишь перед зеркалом, когда выходишь из душа. О!.. Так что они того стоят...Ума не приложу, как вышел бы из душа, подошел бы кзеркалу, полез бы почесать... там что?

Шрам, что ли? Это не смотрится никак. То ж так. С другой стороны, Владимир Владимирович, так то оно так, та. трошечки ж не так. О!.. Если бы в Тихом океане совокупляться бы без остановки, то и нехай бы себе болтались, а то ведь выдавливаешь спринцовку свою в воду один раз всего и подыхаешь! Шоб я так жил!» - сокрушался самец горбуши.

«Ты, Виктор Федорович, никак не станешь политиком настоящим, зрелым. Хрен ли тебе тестикулы перед зеркалом чесать. Тут главное — чтобы другие не заметили, что у тебя там пустота. Чтобы умы подданных не смущать. Слухи чтобы не пошли. Что Берлускони скажет, ты подумай, если заметит на Сардинии у себя, когда ты в плавках, что нет там упругости никакой, а одна только пустота поло щется обмякшей тканью на ветру — в этом же дело, а не в мошонке как таковой".

Самец лосося задумался. У него PR-сознание не так было развито, как у опытного Путина. Его железы интересовали сами по себе, вне зависимости от впечатления о них Берлускони. Теперь он знал от покровителя, что ошибался, но пытался понять, в чем именно. Самец нарезал пару кругов в воздухе, не залетая, впрочем, за спину своего со-бесед ника из чувства такта. По-своему тактичным был лососем Виктор Федорович. Возразил очень по-товарищески: «Владимир Владимирович, для Берлускони можно в трусы такую штуку положить, ну, знаешь, мужики в балете засовывают себе в трусы, так хоть бы и с галерки смотреть, н ичего уже на сцене, кроме их выпуклости, не видать. А ты две такие прокладки засунь, тебе ж никто не указ. Берлускони упадет при встрече».

Вот тут Путин проявил остроту ума. Способность парировать мгновенно. Ну. вы знаете, мы же всегда гордились им, как он парировал, как умел умыть растяпу собеседника: «Ты, Вить, ептыть. не пори того, про что не знаешь и знать не можешь. В какой ты на хрен балет там ходил, в своем Тихом океане. Ты соображаешь, что говоришь?»

«В Донецкий оперный», — погрустнев, ответил лосось. Не настаивая так солгал. Но тут же, избегая расспросов и расследований, тему перевел на мечты об идеальной жизни.

И выходило, что идеалом рыбий самец полагал распутство веселого фавна. И даже стремился к таковому каждой чешуйкой, а все равно закон естества определял ему существование вполне кастратское, и уходила эта негожая нежеланная жизнь теперь вся за предсмертную эякуляцию.

Окончательную. Опустошительную.

А Путин отвечал, что он хоть и не в Тихом океане и мог бы щедрее распорядиться семенем, атоже вместо этого все больше другим занят и неизвестно, по большому счету, за что страдает и жизнь свою преждевременно кладет. И что если бы жизнь в три раза удлинить, то и черт бы с ними, с бабами. «Тем более, Виктор Федорович, бабы же дуры редчайшие, давай, может, выпьем немного?»

И Путин вторил самцу горбуши во сне, и рассказывал о своих подсчетах на изорванном прежде листе, и сам лист показывал, оказавшийся чудом целым, а проснувшись темной ночью, сильно пожалел, что раскрылся чересчур перед хохлом этим бесцеремонным и любопытным. Разоткровенничался слишком.

«Нехорошо так - скоро, чего доброго, и перед первым встречным стану семенные железы на стол выкладывать. Это непрофессионально, — корил себя Путин. — Надо взять себя в руки».

И брал. Брал себя в руки. И дальше засыпал. И видел новый сон: «Штирлиц проснется через двадцать минут», — сказал в его новом сне профессор Плейшнер и вывалился из окна вместе с горшком герани. Это был знак. «Провал, -подумал Путин, — меня застукали...» И так далее.

Вы знаете сны разведчиков, насмотревшихся «Семнадцать мгновений весны»? Все до единого боятся, что в роддоме станут кричать «мама» по-русски и тем самым выдадут себя местной контрразведке. С Плейшнером, Путиным и Штирлицем дело обстояло именно так, насколько мне известно. И еще: все трое снились друг другу в кошмарах.

11 января пятница Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Гэн Сюй Взаимодействие и проявление основных сил подобно проявленному в предыдущие два дня. Богатство, рожденное сильной стихией Почвы порождает Чиновников, ограничивающих его возможности и внутренние порывы. Владыке судьбы нелегко, но он справляется.

ГЭН для месяца ЧОУ несет Небесную добродетель - Дэ и Лунное качество —Дэ. Возникает аспект Знатного Человека — небесного покровителя. День выглядит сам по себе вполне благоприятным.

В цикле установлений: день Собирания, подходящий для далеко идущих начинаний.

Утром - бассейн. Энергичная разминка такая. Радость физиологическая создает эмоциональный фон, на котором о сне лососевом забыть легко совсем. Кровеносные сосуды промываются свежей, соленой, теплой — не лососевой — кровью. Мембраны клеток, радостные и улыбчивые, выметают за порог отходы и забирают принесенные кровето-ком питательные вещества. Атам, в глубине клеток, жадно раскрывают клювы бесчисленные президентские митохондрии. Все напоено счастьем и радостью, предупредительной готовностью быть, торжествовать, побеждать. Это так должно быть. Так теоретически выходит.

А по-настоящему — несложный ассоциативный ряд заставляет пловца представлять себя лососем.

Он подплывает к мощной струе, бьющей из стены бассейна. Это для тренировки сделано, чтобы плыть на месте и бороться с течением. И плывет, и борется. И подплывает к стенке, и регулятором делает струю еще мощнее. Она с пеной, струя эта, насыщена воздухом. Как на перекатах и в стремнинах на камчатских реках. И он снова преодолевает. Дышит все тяжелее, но не уступает. Он знает — нельзя поддаваться, только вперед - вверх по течению. Несмотря на трудности. Несмотря на течение. Не до того сейчас, чтобы беречь себя. Плевать на изнеможение. Он должен, обязан. В этом его предназначение. Пусть руки и ноги уже не могут двигаться, есть еще воля — воля приведет его в верховья реки, туда, в родную заводь. Где тень старой ветлы ложится на воду. И там предначертанное — предсмертная, смертоносная эякуляция.

В какой-то момент вдруг — страх, мысль о том, что он так устал, что не способен ни к какой эякуляции и что надо бы отдохнуть сперва, чтобы не опозориться на глазах у других лососей. Ведь глупо будет дойти и облажаться. Они там станут метать в воду семя мутными облаками и умирать геройски.

Самураи хреновы. Онанисты проклятые. А он что, будет делать вид, что у него тесемка на плавках з-з-запуталась? Что развязать не может никак? Лучше и не доходить тогда. Улизнуть. Поменять направление. Пойти вниз по течению в компании протухающих трупов своих сверстников. И обмануть судьбу. Так лучше.

Он дезертир, он заключил сепаратный мир, — Хэмин-гуэй про лососей тогда намекал? Он, Путин, не такой дурак, чтобы следовать за условностями. Ведь никто не узнает. Свидетелей не останется — сверстники все умрут, а молоди он найдет, что сказать. Потом само придумается. Он решил. Он соскочит. Надо спрятаться. Никому верить нельзя. А Дима Козак, преемничек, не сдаст разве? Из под лости никогда не сдаст. Он не такой. А по требованию времени, ради интересов страны каких-нибудь надуманных -сдаст запросто и отправит в Гаагский трибунал. Или в Лефортово. Может? Да, может.

И Путин перестал грести. «Надо избежать этой финальной эякуляции, этой финальной передачи власти над жизнью и смертью ценой своей жизни. Этой финальной передачи магической власти рус ских царей. Мы унесем с собой семя русской власти вниз по течению. Мы спрячемся. И власть спрячем. Не время сейчас эякулировать».

Городится же такая хрень в президентской голове... Так и не удалось отвлечься. За завтраком опять — подают за столом красную рыбу. Улыбнулся чуть жалостливо, отодвинул подальше. Потом съел все таки кусочек. Когда официантка на него смотрела. Пришлось. Чтобы она не заметила его чувств.

Нельзя, чтобы заподозрили.

12 января суббота Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Синь Хай Сложный день.

Силы навязываемого Совершенномудрому извне порядка — Чиновники—укрепляются и ограничивают любые инициативы Правителя, активно вмешиваются в дела. Спасает только аспект небесного покровителя — Знатного человека. Разрушители чиновников сильны, благодаря сезону, но им едва удается справиться с чуждой и враждебной стихией Воды. Открытие из цикла установлений благоволит корреспонденции и коротким поездкам, хорошо также навести порядок в делах. Слишком благоприятных результатов ждать не следует.

Оказавшись отверженным сиротой в новом мире саванны, первочеловек являл собой жалкое зрелище.

Есть ему было нечего — исчезнувшие острова леса не оставили и воспоминаний о фруктах, о птичьих яйцах. Скудная шерсть, убогие ногти, зубы самые нелепые - что мог он противопоставить такому охотнику как, к примеру, лев? А гиппопотаму что он мог продемонстрировать? А буйволу? Его уделом была падаль и новорожденные, еще не вставшие на ноги животные. Они сбивались в дрожащие кучи около раще-лин камней, жалкие визгливые йеху, и ждали утра. И встречали утро, все, кго до утра дожил.

И снова отправлялись за падалью — дожирать то, что леопард украл у львов, да по брезговал доедать. Мать-природа отвергла и прокляла человека - она была уверена, что он умрет, как умерли отступившие леса. Но он совершил подвиг — выжил вопреки воле матери. И дрался с черствой своей матерью, пока не вырос. Став взрослым, создал искусственную мать, робот матери — культуру и религию. И живет теперь ласками робота, суррогатной матери. Он лучше стал — современный человек.

Он все еще мелкотравчатый прощелыга, он все еще смотрит, что бы такое свистнуть и в рот засунуть.

Но это уже по подлой привычке, а не от голода. Некоторые из современных людей работают президентами. Эти — венец творения. Но даже они довольствуются падалью, когда глядят на солнце.

На солнце горит гелий. Чертовски много гелия. Поэтому так светло. Но мы этого не видим и никогда не увидим. Мы видим давно сгоревший гелий. Нас освещает гелий из царства мертвых. Свет от солнца идет восемь минут. И мы навсегда обречены видеть прошлое. То, что мы видим, сощурившись глядя на солнце, — горящий гелий, которого нет уже на свете четыреста восемьдесят тысяч миллисекунд подряд. Есть другое солнце, и горит другой гелий. Но не для нас. Нам всегда будет светить бывшее солнце, прошлое солнце, однажды существовавшее солнце. Вы согласны жить в этом мире с его загробным солнцем?

Тогда возьмите зеркальце, и поймайте лучик бывшего солнца, и пошлите его солнечным зайчиком солнцу грядущему. Ваш дурацкий солнечный зайчик будет скакать до солнца тоже восемь минут.

Долетит он не полностью. Фотоны вашего зайчика, а это фотоны бывшего солнца, по пути к солнцу грядущему станут сталкиваться с фотонами другого прошлого — испущенными другими кубическими километрами бывшего гелия. Столкнувшись — аннигилируются, наверное. Два прошлых. Два ненастоящих? А некоторым пусть бы места хватило — они не столкнулись бы и долетели до солнца. А оно их отразит тогда или погло тит? А если отразит, станут они вот так вот носиться между вашим зеркальцем и солнцем? А если станут носиться, вы представляете себе такую вот глупость: вы стоите себе в солнечный день на полянке какой-нибудь и гоняете фотоны туда-сюда. Новые миллиарды кубических километров гелия горят на звезде, которая светит нам из прошлого, а мы гоняем себе это самое прошлое через весь немыслимый космос, по собственному желанию загоняя прошлое в будущее. И так — до первой тучки. Попробуйте.

А если солнце погаснет, мы об этом восемь минут не узнаем. Вас не беспокоит, что солнца, может быть, уже и нет, а мы все щуримся от воспоминания о нем, от воспоминания, от наваждения.

Вам лично это не кажется обескураживающим?

А вот у моих знакомых одних умер старенький отец. И тело лежало пять суток в его квартире, и никто не знал. Через пять дней только нашли и пожалели, что он не открыл перед смертью побольше форточек. То есть пять дней шел от него свет еще, и все думали, что он живет и светит себе потихонечку. Значит, он был от близких своих даже дальше солнца, которое, как мы уже говорили, мы находим мертвым каждый раз через восемь минут после его смерти. Я с грустью об этом говорю, но и с пониманием. Что нам, физикам-теоретикам, чужие слезы и чужой мертвый. Есть звезды, от которых свет идет миллион лет. Да к тому же у нас и своих мергвых хватает, забытых по запертым квартирам тут и там.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.