авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«УДК 821.161.1-31.9 Доренко СЛ. ББК 84 (2Рос=Рус)6-445 Д68 Художник Станислав Антонов Защиту интеллектуальной собственности и прав издательства «Ад Маргинем» осуществляет ...»

-- [ Страница 4 ] --

как бывалоча генеральный секретарь ЦК КПСС Константин Черненко, он стоит неуверенно у двери собственной палаты. Только табличку на двери оставить: «Терапевтическое отделение», или там «Онкологическое отделение», или пусть «Кардиологическое отделение»'. Рядом с ним добродетельного вида в белых халатах нянечка и профессор какой-нибудь в очках. И Дима тихо, но твердо объявляет об отставке. Говорит, что надеялся продолжить дело Путина по достижению стабильного поступательного развития страны, но вот - судьба. Власть формально переходит в руки премьера — премьером в это время Грызлов. Ну, можно и Путин, конечно. Но драматичнее будет, если Путин — никто, а просто — патриарх, отец и создатель современной России. Тогда органичнее дальше выходит.

Далее: крупный теракт, типа захвата школы. Террористы ставят позорные и унизительные для страны требования.

Уже назавтра: Госдума, заседание. У стен Госдумы — манифестация: «Делу Путина- быть!», «Мы не можем рисковать Россией», «Нашасплоченность— Единая Россия!», «Слово и Дело - за Путина!» На заседании в первой части доминирует отчаяние — страна осиротела без продолжателя дела Путина.

Каждый выступающий говорит о теракте, о международном терроризме и о конце России, которая была отстроена такими трудами. Предложение: создать экстренный орган власти — Комитет спасения России. Предложить войти в него ведущим политикам страны, председателем - Путин. И еще: новые выборы президента в начале сентября и, разъясняет председатель Конституционного суда, Путин имеет право баллотироваться. По тому что нельзя три срока подряд. А у него уже не подряд получается. Пауза до вечера. В программе «Время» — Путин. В этот трудный для России час не может остаться в стороне и смотреть равнодушно, как погибает дело его рук — стабильность и процветание.

Ну, дальше понятно вс.

План придумал Абрамович Роман Аркадьевич, когда понял, что при Диме будет у него не так хорошо, как при Володе. Дима мило говорил с Романом Аркадьевичем. Но задач по материальному обеспечению не ставил. Подарков не брал. Брезговал? Зажрался? А почему тогда? Роман Аркадьевич счел, что, раз его обходят, то, очевидно, Дима у других берет. А у кого? Заподозрил немедленно Алекперова. Понял, что скорее всего не угадал. Сходилось вроде, что Потанин—Прохоров—Хлопонин чаще других фигурировали с людьми Козака и около самого Козака. И Роман Аркадьевич решил запустить план по реставрации власти его собственного ставленника. Мы бы с вами тоже так посту пили. Обостренное чувство справедливости должно же определять поступки высоко нравственного человека? А с какой стати отдавать страну потанинским ребятам? За какие такие заслуги? Рома тут потел столько лет, удерживал ситуацию под контролем, кровью харкал, недосыпал, а они придут на все готовенькое? Вот как думал о ситуации в стране Роман Аркадьевич. Сформулировал же он вывод приглашенному специально для этого Суркову коротко и четко: «Отсосут!».

План жил своей жизнью уже с декабря. Знали о нем Абрамович, Сурков, Путин, Козак, Сечин, Патрушев, Сергей Иванов. Вс. Больше никто не знал.

Патрушеву нас, как видите, обременен знанием уже двух секретных планов. Оба не им придуманы, и обоим он не мешает — ни плану Кормилицина по убийству Путина руками чеченов от Березовского, ни плану Абрамовича по возвращению власти Путину от преемника. Многие думают, что он не проявляет себя оттого, что не врубается, не понимает. Ан нет, он не проявляет себя, чтобы другие себя проявили. И участвует во всех планах одновременно. Куда до него умникам. Он следует стратагеме «Малыми усилиями вращать мир».

Стратегему эту применял не он один.

Суркову вменялось быть рядом с Димой Козаком по возможности 24 часа в сутки, создавать атмосферу выполнения плана, не давать забывать, отсекать вредных людей, вредные мысли.

Психологически закалять Козака как ша-хидадля главного дела его жизни. Контроль и общая коор динация — на Абрамовиче. Поэтому, кстати, Путин с Се-чиным не очень и совались в это дело до поры. Козак же демонстрировал постоянно, что помнит денно и нощно о своем высоком предназначении. И вот: стал забываться, сказал Сурков Путину. Тревожные симптомы: прерывает разговор, не выглядит вдохновенным, скукоживается как-то. Нет, не противоречит. Нет, подозрительных людей рядом нет. Но симптомы нехорошие. Путин обкусывал губы. Старался и со щеки укусить. Для этого кулак прикладывал ко рту и подтягивал кожу — искал необкусанное место.

Долго думал. Потом спросил: «А Рома что думает?» Сурков сказал, что Абрамовичу не посмел докладывать раньше Путина. Что к первому побежал к нему, к шефу. А Путин не очень остался этим доволен. Он кивнул, принял фразу царедворца за символ поклонения и попенял ему, неразумному, что к шефу надо не к первому бежать, а к последнему - с готовыми вариантами решений. А уж он выберет. И по скольку дело ведут он, Сурков и Рома Абрамович, то и следовало бы прийти вместе, и доложить вместе, и предложить, что делать.

Сурков почувствовал вдохновение. Он всегда чувствовал вдохновение, когда попадал в трудную ситуацию. Труд ность вот в чем была: он сознательно провоцировал Путина, готовил его к тому, что Козак, вероятно, откажется уходить. И хотел проверить, а какой будет реакция Путина? Сурков плотно и неотлучно курировал Козака. И — результат парадоксальный — они сработались. Трудно в это поверить? Так никто и не верил. Они сработались, и Сурков понял, что вот для него лично нет никакой опасности в том, что Дима Козак останется у власти. Нормально. Влияние потанинских было преувеличено абрамовичевскими информаторами. Вовсе дело не так. По политике Козак дает себя увлечь, дает себя уговорить. Суркову с ним хорошо и уютно. И потом Сурков уже совсем взрослый мальчик, зачем ему бесконечно играть чужую игру? Может, пора свою сыграть? И он стал мягко разводить участников игры. Интриговать сразу на нескольких направлениях. Роме сказать, что Дима деньгами брать не хочет, но комфорт любит. Нужно, чтобы удобные и приятные вещи возникали рядом с ним сами, будто случайно. То есть не дарить яхту, а чтобы она была просто. Вроде того, что кто-то говорит: «Ане про катиться ли нам по морю?» — и тут же есть какая-то яхта ни с того ни с сего. Не очень пафосная, но милая и уютная. Диме не надо, как Путину, чтобы все у него было огромное, последнее, «brand new!», «the best!!!». Но чтобы не без изюминки вещь была — любит очень. Или там, к примеру, кто-то говорит, что замучила текучка, некогда поговорить по стратегии - и вот, оказывается, старый друг, ныне но белевский лауреат один английский, оставил Суркову ключи от виллы под Монтр. Тут все дело в деталях: и не стыдно погостить у нобелиата, и приятно как-то все вокруг складывается. Такой незаметный комфорт для девичьи застенчивого начальника стоит не дороже ли подарков явному коррупционеру? Роману Аркадьевичу выходило дороже. Сколько Сурков называл, столько и выходило.

Путина же Сурков вот теперь провоцировал — хотел реакции на мнение, что Дима и послать может.

Люди придут в движение и начнут действовать. Проявят себя. Займут позицию, начнут договариваться. Напрямую не захотят — опасно жечь мосты. Станут через него, Суркова, отстраивать отношения. Он получит поле для маневра. Он сейчас посмотрит на реакцию Путина, а позже доложит о ней в выгодном свете Козаку. Инициатором же разговора представит Путина. Скажет, что тот не верит Козаку. Считает, что должен гарантировать себе послушание Козака. Скажет, что для этого готовится спецоперация — яд, медленная смерть, запрограммированная отставка Козака и от власти, и от жизни. Намекнет вскользь, но с тревогой. Человеку про собственную его жизнь сильно трагически говорить не надо. Сурков не персонаж Шекспира. Он не станет декламировать во весь голос на скале, распахивая плащ. Намекнуть, дать понять, создать видимость полутонами, штрихами. А Козак как отреагирует? Надо посмотреть. В конечном итоге при неадекватно истеричной реакции можно будет это продать снова Абрамовичу, перепродать Путину. Ну кому же оставаться в выигрыше как не тому, кто сдает карты?

Путин обкусал щеки — нечего уже было грызть. Вздохнул. Спросил: «Ты в Китае не бывал?» Понял, что нелепо менять тему. Что человек перед ним не о туризме пришел говорить. И снова спросил: «А Рома что думает?» Сказав, вспомнил, что спрашивал уже. И определил: «Порешайте тут пока. Меня десять дней не будет. За это время, если проблема серьезная, она еше больше проявится. А нет, так и забудем. Давай действуй по плану».

Улетали вечером. Сечин провожал, Козак, Грызлов. Смеялись. Козак шутил. Вспомнил Путин в разговоре, что день рождения сегодня у Березовского. «Сколько ему стукнуло?» — не могли вспомнить.

«Но он старше меня лет на семь», - сказал Путин. «Никакие сдохнет», - предупреди тельно пошутил Грызлов. Путину путь теперь — на Алтай. Там ознакомительная поездка, встреча с депутатами, властями и деловой элитой — всех велено за раз в один зал на полтора часа. Потом вылет на вертолете на базу покойного Юрия Михайловича в тайге, в сопках. Далее, это уже в пятницу, перелет вертолетом негласно в Китай. Там пересадка на самолет китайских товарищей — и на встречу с во семнадцатым патриархом Школы Драконовых врат. Народ вот какой подобрался в делегации:

начальник путинской личной охраны Юрий Калугин, учитель китайского языка Ли Мин, переводчик с китайского московский профессор Андрей Мелянюк, рекомендованный китайской стороной, — оказался он близким не только к Ли Мину, но и к патриарху драконовому человеком. Потом еще скептический доктор Владимир Сапелко, маг-генерал из ФСБ Андрей Лукьянов и, из выездного отдела Федеральной службы охраны, — Вадим Медведев, ну, помните, о котором говорил в Лондоне Понькин, будто он поможет убить Путина. Делегация маленькая такая, потому что китайские товарищи предупредили — патриарх Ван Лепин примет Путина так, как будто он пришел один. Даже переводчику условий для проживания обеспечивать не сможет. Больше одной палатки на горе ставить не разрешает.

Словом, одни сплошь капризы. Охрану горы берут на себя китайские коллеги, но подниматься в жилище патриарха им не велено.

Вылетели в десять вечера, и лететь им теперь навстречу солнцу четверга.

24 января четверг Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Гуй Хай Вода Чиновников и погибели торжествует, размывая преграды Почвы, течет изо всех щелей. Гибельная для Совершенно-мудрого стихия торжествует. С точки зрения вдохов и выдохов энергии это самая нижняя точка цикла, это финиш, к которому все приходят со своими победами или долгами, готовясь перенести их в завтрашний день. Плохой день.

У Путина сегодня были встречи с местной провинциальной знатью в образцово-показательном захолустье. А он и выспаться не успел в самолете. Дежурно говорил что-то обступающим его блюдолизам и лизоблюдам. Ничего примечательного. Так и не раззадорили его эти встречи. Все на часы поглядывал, на Патека с Филиппом. Нарочно не перевел на местное время. Часики выставлены были в Москве секунда в секунду, а переведешь — с такой точностью не попадешь сразу. Ну, он все на часы поглядывал и лоб морщил, губами шевелил - время переводил в местное. А через несколько минут снова и снова переводил. Потом думал, а по летнему времени, это же сколько бы сейчас было? Если бы не зима сейчас была, а лето? А Джорж Буш, выходит, оказался от него на другой стороне земли, что ли? Классно, правда? Сидит там со своей Кондолизой. Чувствует он, что Путин про него сейчас подумал, через толщу пла неты? И снова на часы смотрел. А что делать, надо же чем-то заниматься. Если бы он достал компьютер-наладонник вдруг посреди партхозактива и стал бы играть — раскладывать пасьянсы, они бы тут все обалдели, правильно? Ропот, толки пошли бы. Ну вот, он и не делал этого. А на часы пялиться можно? Он и пялился.

А Сечин, Игорь Иванович, встречался сегодня с командой. С силовиками. Устойчивая преступная группировка «Силовики», УПГ «Силовики», как Сергей Иванов пошу* тил как-то. В их компании ценили хорошую шутку.

Встречались в бане, которая... Ну, баня как баня. Дело не в ней, а в заборах пятиметровых. И в том еще, что помещение сверхпроверенное, чужие в нем не записывают. А свои, по традиции и старой договоренности, тоже звукозаписи не ведут.

Сечин изложил за чаем дугинские сведения, на Дугина прямо не ссылаясь. Жаль-жаль, что не было камеры, направленной в этот момент на лицо Патрушева. Колосс! Ирокез! Сиу! Да куда там индейцам — каменный истукан и тот бы выдал себя хоть тенью смятения. А Патрушев не выдал.

Застигнутый врасплох, действовал быстро и единственно верно: применил стратагему «Пожертвовать вербой ради груши». А именно: сдал майора Понькина.

— Мы также вышли на этого предателя по своим каналам. Андрей — это майор Понькин. Он в отставке формально, продолжает работать на нас под прикрытием. Инициативно вышел по старым связям на людей Березовского в Лондоне. Надеется подзаработать на этом. Я не докладывал, потому что считаю дело мелким, Понькин ничего реально не знает и никакой реальной информацией не вла деет. Фамилии сотрудников ФСО Медведева и Калугина называет для достоверности, чтобы вызвать доверие собеседников. Реально связи с ними не имеет. Мы проверили. Выявили его личную авантюру люди моего зама генерал лейтенанта Кормилицина через наших людей, внедренных в лондонский офис Березовского.

Разрешите поощрить отличившихся? С Понькиным этим что делать? Убрать? Как ты считаешь, Игорь Иванович? - это Сечина спросил Патрушев.

И завелся разговор о Понькине. Андрюше прям повезло. Ему бы в это помещение. Такая знатная компания, такая значительная компания - о нем. Со значением, уважительно. А ведь он только лишь майор! Решено было оставить все как есть. И даже больше, тут уже Патрушев подсказал уважаемому сообществу — Понькина прижать как следует, заставить работать в этой операции не на себя, а на органы, через него Березовскому забрасывать реальную информацию, заставить того начать подготовку к покушению, чтобы... ну и так далее. За все отвечает он, Патрушев. А вы сомневались? Я то с самого начала знал, что советоваться будут долго и нудно, случая подъегорить Березовскому никак не захотят упустить, никто конкретного решения не примет, а ответственность свалят на того, кто всех меньше будет этому сопротивляться. А сопротивлялся всех меньше Патрушев — ну, ему и курировать теперь это дело. А он и раньше курировал. Только и изменений, что теперь куча народу об этом знает и поле для маневра сужено. Однако же ответственность теперь тоже распределена отчасти и на других.

Они знают, а знание — большая ответственность. «Осторожно, — сказали ему собеседники, — смотри, чтобы Берза реально не выставил снайпера и не грохнул...» Кого грохнул — не произносилось. Люди собравшиеся слова признавали за материальную силу и зря этой силой не злоупотребляли. «Так ведь все в наших руках», — произнес Патрушев, сказав этим гораздо больше, чем эти слова значили номинально. И все вс поняли.

Как человек, подверженный сложным этическим метаниям, Сечин опять погрузился в мучительные думы о док ладе начальству. Дело ведь не в убийстве, а в правильном подходе. Надо срочно проинформировать Путина и Коза-ка. Но правильно бы — первого все-таки Путина, а уж потом - Козака. А технически как это сделать? Добежать все-таки до Козака, раз шеф в отъезде? Первым надо успеть. А можно так:

конкурента представить своим курьером — мальчишкой на побегушках. А вдруг все-таки, несмотря на боязливость и мнительность, Патрушев после бани к Диме помчался. Может? А Сечин сейчас позвонит Диме и скажет: «Дима, там я к тебе Патрушева просил подъехать. Прими его, он коротенечко. Дело интересное, не глобального значения, но тебе интересно будет. Патрушев тезисно изложит, насколько он в курсе, остальное я потом - при встрече, договорились? Ты что в субботу делаешь? Ну, я заскочу, наверное». И тогда: если Патрушев поехал - он будет нейтрализован, если не поехал — скомпрометирован.

25 января пятница Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Цзя Цзы А теперь к вредоносной Воде добавляется Дерево, самое опасное в контексте расклада дыхания-ци. Почва терпит поражение, что есть мочи сопротивляясь натиску враждебных сил. Да еще и по установлениям — это день Закрытия, когда следует хоронить и устанавливать памятники, блюсти пост и очищение.

День — первый в базовом календарном цикле, сакральный день. Так же как в предыдущие дни, он не предполагает активной позиции. Включение энергии произойдет только послезавтра. Неблагоприятный день для Совершенномудрого.

Целый день в дороге — вертолет, самолет, опять вертолет, вседорожные всякие автомобили — темно уже было, когда добрались к подножию горы. Дом казенный. Запахи странные, от еды их китайской, что ли? Где-то они в Манчжурии. Начальник охраны вон., с GPS колдует, координаты вычисляет, расстояния. Россия рядом. Могли бы из Хабаровска прилететь. Но так лучше. В Хабаровске труднее по теряться. На какой базе отдыха бы Путин числился все эти дни? Врать что-нибудь недостоверное, что на охоте в тайге? Местные людишки, журналистишки всякие выведали бы, что не так это. На Алтае база отдыха, с одной стороны, сверхсекретная и сверхнедоступная у покойного Юрия Михайловича, а с другой стороны, о ней превосходно всем известно. И известно, что все там сделано на уровне. На президентском, если угодно, уровне. Стало быть, ни малейших подозрений быть не может. Вот и пришлось тащиться окольными путями.

На ужин у Путина обычно два стакана кефира. А тут посадили китайцы за стол. Поставили хо-гуо — горячий котел. Здоровенный таз на газовой горелке. Шланг от газовой горелки прямо по столу идет к баллону пятилитровому. Да, культура быта, нечего сказать. Мясо дали - тонко порезанную баранину. И горку мясных стручков каких-то длинненьких. Это — половые члены баранов, охотно объяснил Андрей Мелянюк, профессор, переводчик. Гляди-ка, отличает баранью штуку эту сходу, где это он так наблатыкался? Надо половой член барана брать палочками, опускать в кипящую, страшно перченную воду этого самого хо-гуо, держать секунды три-четыре, потом — в чашку с кунжутно ореховым соусом. Потом — есть. Члены закончились — мясо в ход пошло, потом еще и еще. Еда эта согревает, объяснял Мелянюк, поэтому готовится в основном зимой. Теперь зима заканчивается, февраля уже первый весенний месяц начнется. Раз заканчивается зима, значит, доходит до своего предела, густеет как бы, крепчает, матереет. Поэтому хо-гуо обязательно надо есть. Противостоять иньской природе зимы. Пища эта — от кочевых племен, атаковавших Китай, теперь ее едят во всем Китае, но происхождение ее истинное отсюда, с севера.

— А на севере от Китая жили племена сюнну или хунну, правильно? Они нападали на китайцев и вели пограничные войны, а потом забрали свои горячие котлы хо-гуо и рванули на запад. Там же назывались гуннами. Теперь же, позабыв про хо-гуо и про то, что они дальневосточники, делают себе и нам «мерседесы». И неплохо получается, — это Андрей Лукьянов поспешил вовремя проявить эруди цию перед президентом.

Путин удивился этой известной ему прежде и забытой уже информации.

— Пуликовский, наш полпред дальневосточный, небосьлокти теперь кусает, что гуннов упустил со вверенной емутерритории. А вот сидели бы они сейчас и делали бы свои«мерседесы» в Комсомольске на-Амуре, - пошутил Путин.

А доктор Сапелко, сблизившийся уже с компанией за долгие и тесные перелеты вертолетами, подхватил мрачновато:

—Если бы они на запад не ушли, а сидели бы в Комсомольске-на-Амуре теперь, то никаких «мерседесов» не делали бы, а продавали бы друг другу этиловый спирт двадцатилитровыми канистрами и рыбу бы глушили динамитом.

—А фондю не от хо-гуо, не из Китая происходит? -спросил Лукьянов.

—Происходит, вс из Китая происходит, — уверенно резюмировал Мелянюк.

И виделось участникам разговора достоверно это необъятное всеобъемлющее ВСЁ, вся эта Тьма вещей, происшедшая из Китая. Виделось отдельной сущностью, втягивающей, поглощающей и тебя тоже. И думалось: а я не из Китая ли? И чудился непроизнесенный ответ: и ты из Китая. А коли так — вернись. Вернись к себе в Китай. Добро пожаловать домой, сынок.

26 января суббота Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: И Чоу Почва все еще очень слаба. В центре событий по-прежнему преодоление, а не созидание.

Хорошо направить внимание на планирование ближайших перспектив и не предпринимать активных действий. День ненамного лучше предыдущих.

Утром пришел с горы Ши Чжиган — кто-то вроде ассистента патриарха Ван Лепина. Забрал с собой Андрея Ме-лянюка и Ли Мина. Ушли на гору.

Путин сидел в домике и пытался не злиться. Он ехал бесконечно долго. Он приехал еще вчера. Он вчера еще, ну хорошо, пусть сегодня утром, мог бы приступить к процедурам. Но вот: время — 11 часов утра. Он сидит у подножия горы в домике каком-то и ждет. Ждет. Неизвестно чего ждет. Ждет, пока специальная делегация обсудит факт его прибытия? Разве так дела делаются?

По стене рядом шли муравьи. Рыжие какие-то, ржавые. Ржавчина не мешала им довольно быстро передвигаться. Поток шел от верха оконной рамы. Путин посмотрел: там, вверху, поток исчезал под рамой. Но ведь не на улицу же они уходили в мороз, правильно? Значит, где-то у них там муравьиный город в стене. А мимо Путина муравьи идут на работу. Вот - достойнейшие из достойнейших. Долг и честь. Общественное благо. В единстве сила. Взяток не бе рут. На свой карман не работают. Из бюджета не крадут. Племянничков в коммерческие структуры не пристраивают. Роснефти у них нет. Каждый член общества — часть общего организма. Насколько же они лучше нас, насколько же они лучше меня, — думал Путин. Ему хотелось встать в строй, стать одним из них, одним из этих существ в понятном стройном мире правильного сообщества, хотелось быть и жить в сплочении с другими такими же честными, самоотверженными трудягами с общей судьбой.

Ну, хоть помочь им как-то. Путин стал крошить на подоконник печенье. Пусть сегодняшний день станет для них чудесным. Вот шли они на помойку за едой небесспорного качества. А тут — рядом с домом — печенье. Превосходное, сладкое. Народ сложит об этом легенды, случай этот войдет в лето писи. Путинское печенье назовут манной небесной. А кто-то будет настаивать, что речь в этом случае шла о вмешательстве внеземных цивилизаций.

Муравьи дошли до крошек печенья и остановились. «Давай, давай, нечего ворон считать, давай, давай, налетай», — подбадривал Путин по-дружески. Муравьев собралось уже человек двадцать. Люди эти бурно между собой общались. Путин понял: они не могут принять решения, они ждут начальника, который примет решение на соответствующем уровне компетентности. Но вот один из рабочих взял крошку печенья и потащил вверх. По пути его еще останавливали несколько раз двигавшиеся навстречу. Расспрашивали, где взял, надо полагать. Сейчас он дойдет до муравейника и там уже крикнет толпе: «Братцы, бросайте пока ваши важные дела, подсобить надо, аврал случился — еда лежит у порога почти что. Как бы кто другой не прибрал». И правда, показалось Путину, поток сверху вдруг загустел, наполнился. Путин обрадовался. «Вотктой-то с горочки спустился, наверно, милый мой идет, на нем защитна гимнастерка, она с ума меня сведет» — пропелось в голове. Путин с нежностью и заботой указательным паль цем правой руки размазал по стене одного из рабочих, который как-то нарушил поток, вбок немного пошел. Ведь он мог внести сумятицу и неразбериху, смятение мог внести в сердца других членов общества. У трупика рабочего тут же стала накапливаться толпа. Надо бы гражданам проходить, не задерживаться. Внизу печенье ждет, дурака этого вашего нет уже, не вернешь его, нечего галдеть и возмущаться. Это же смутьяны какие-то. Вот они какими оказались! Трудяги, нечего сказать, на митингах прохлаждаются. А печенье он, Путин, должен им в город носить? Путин этот митинг пальцем быстренько передавил, а трупы прибрал с места трагедии — смахнул вниз, на подоконник. А на подо коннике уже смел тела погибших к печенью. А что? Хитин, надо полагать, и белковая материя должны быть использованы. Мертвые должны стать кормом для живущих. Не для кладбищенских же червей старались, нагуливали белковую материю? Путин чувствовал, что за дело надо приняться посерьезнее.

Он не хотел становиться муравьиным богом. Но стал - нечаянно, случайно. И теперь надо соответство вать. Надо восстановить порядок и вернуть людей на общественные работы. Хватит митинговать время собирать камни. Вам, господа, нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия. Хватит миндальничать. Любую рефлексию правителя эти любители побазарить воспринимают как слабость.

Слабых же - бьют. Путин стал методично размазывать по оконной раме и по стене рядом всех рабочих, нарушающих строй. Трупы смахивал на подоконник - пока что в беспорядке — потом подметет и сложит в кучку. Толпа у места казни первого митинга снова накопилась. Собравшиеся тревожно обменивалась мнениями. Запах там трупный, что ли, остался? Получается, этих сейчас передавишь, новые придут орать? Ну, не орать, так шептаться? Против муравьиного бога...

Он щелбанами разогнал и этот митинг. Кто-то снова был раздавлен щелбанами. Кто-то спасся.

Оставшиеся в живых оппозиционеры метались из стороны в сторону в тех местах, куда их забросил муравьиный бог.

«Ну что, засранцы, помогла вам ваша демократия?» — мелькнуло.

Они ведь не привыкли к демократии, у них ни традиции, ни политической культуры не было, понимаете. Ну, правила ими муравьиная царица. Но она же баба, лишенная кругозора баба, окруженная лживыми придворными баба, непрерывно рожающая баба. Когда ей управляться с вновь возникающими историческими вызовами? Вот и стали отбиваться от целесообразности некоторые. Если бы он, Путин, не воспрепятствовал этому — все пошло бы прахом, а последний придворный, покидающий муравьиную матку, закрыл бы дверь, погасил бы свет, да и двинулся куда глаза глядят.

Отупевший от непрерывной душевной боли, он сделался бы бесчувственным к новым страданиям и го лоду. И погиб бы где-нибудь в кювете у большой дороги. А зачем? Зачем все это, когда порядок можно восстановить, когда можно провести экономическую и социальную модернизацию железной рукой.

Создать и подтянуть до высоты требований момента общественные институты. Вернуть роль церкви.

А церковь вновь воздвигнет столп нравственности и очистит природу русскости от налипшей за долгое время гадости космополитской. Не все могут и не все должны быть гражданами мира. Только аристократы духа, вроде Путина. Муравьишки же, лишенные привычного, предсказуемого, надежного мира шаблонов, могут сойти с ума от отсутствия строгости. Возомнить о себе незнамо что. А зачем это им? Демократия у них настанет? А у них, скотов, демократия — это не свободный обмен взглядами и оценками на основе беспристрастной информации. У них это свободный обмен кинжальными ударами, автоматными очередями, у них это обмен гранатами и бомбами. Ну как это Кондолизке объяснить?

Она же сидит, сука упрямая, лыбится ртом своим нарядным черным и с вызовом твердит заученное.

Кибернетическая баба. Ей-то на срать на Россию. Ей, может, нравится, чтобы у нас бардак был, а потом они прилетят порядок наводить — оккупируют, и поделом, — сами, дескать, вы, ребята, не справились. Так что, не обессудьте, — скажут.

Так вот: мы сами справимся, Кондолиза Петровна. И Путин с трагическим ощущением подвига во имя высокой цели принялся давить муравьев, отвлекающихся от шествия по прямой дорожке от муравейника до печенья. Муравьев ему надолго хватило. А муравьиная матка, как и русские мамки, все продолжала рожать ему новых и новых подопечных. Когда вошел человек и сказал, что готовы обед подавать, он, устало щурясь, показал тому на оконную раму и сказал:

— Грязь развели — насекомые кругом, хорошо еще, что тараканы не ползают! Распорядитесь, чтобы инсектицидом тут опрыскали.

27 января воскресенье Год: Дин Хай.

Месяц: Гуй Чоу День: Бин Инь Наконец появляется Огонь. Еще слабый, он запускает контур порождения в общую структуру расклада стихий. Огонь помогает и во взаимодействии с Владыкой Судьбы. День обещает быть конструктивным в целом, это принесет пользу и на личностном уровне.

Хорошо предпринимать конструктивные шаги, направляя их на искоренение всего, что хорошо бы искоренить, на подготовку фронта работ на ближайшее будущее.

Морозно, но безветренно. Сегодня солнце вышло. Не наше. Южное солнце. Диковинно: у забора и у стены дома с южной стороны снег подтаивает. А ведь минус восемь температура. По широте это место где-то, наверное, как Ницца. И солнце нагревает сквозь мороз, куртку меховую хочется расстегнуть.

Воздух хрустящий, неправдоподобно прозрачный. Иголки на сосне на склоне видны по отдельности каж дая. Фактура снега проработана этим невероятным освещением так, будто вся картина снята аппаратом «Никон» на пленку «Фудзи». Слишком детально. Нескромно детально. Шероховато, шершаво детально. Дышится радостно и хорошо. Отчего бы это? Да просто выспался нормально.

Когда за Путиным пришли, он прогуливался по широкой тропинке за домом на южном склоне холма и довольно разборчиво напевал: «То березка, то рябинка, куст ра киты над рекой. Край родной, навек любимый, где найдешь еще такой, где найдешь еще такой...»

Продолжал — пел еще, даже увидев пришедших. Щурился на них лукаво. Не смутился. Чувствовал свободу внутреннюю и физическую готовность действовать. Спросил, все ли готовы. И они пошли в гору, к Ван Лепину.

Гора была просто огромной сопкой, но шли два часа. Наверху, около крепко сколоченного сарая, китайские сопровождающие стали замедлять шаг. Из сарая вышел сорокалетний, примерно, пухленький китаец с пухлым же круглым лицом и стал смеяться над пришедшими. Потом пухлый хохотун объяснил пришедшим китайцам и Андрею Мелянкжу причину веселья. И они тоже стали смеяться. А Путину никто ничего не перевел. Но он не злился, по правде говоря. Посмотрел на профессора Мелянюка, оживленно жестикулировавшего перед крыльцом, и подумал, что, как это ни глупо, Мелянюк не с ним приехал, а к Ван Лепину приехал. А он, Путин, просто повод. Так что вот — это их мир. Чужой мир. Им в этом мире и без него хорошо. И с этим придется некоторое время считаться. Ведь принимают его в этом секретном мире блаженных волшебников. И за то спасибо.

Располагались, хлопотали. Строжайшие предупреждения, что никому на горе остаться не разрешат, остались забытыми. Патриарх попросил только, чтобы крошечная свита президента ушла в ближайшую армейскую палатку китайских спецслужб — на одном из витков дороги, ниже по склону.

Оттуда и наблюдать можно. И добежать можно, если экстренная необходимость. Вещи Путина занесли в комнату с белыми обоями с торца барака. Свой вход был у комнаты. Туалет - во дворе.

Патриарх распорядился, чтобы Ли Мин рассказал предысторию, поподробнее чтобы о праздновании Дня зачатия Путина. Они уединились в бараке. Подробно в разговоре обсудили и действия стихий, магических календарных соответствий. Путина с Мелянюком отправили пока заниматься гимнастикой цигун.

Мелянюк вышел на склон в тонкой шелковой рубахе. Путин сказал, не холодно ли. Китаисту нравилось учить несмышленых адептов. Он стал стараться-распинаться. Что мастера могут растопить снег вокруг себя, если захотят. Излучают энергию Ци, снег и тает. Но вершина мастерства не в том, чтобы отдавать энергию. Владеющие истинным искусством Совершенномудрые должны понижать собственную температуру до такого уровня, чтобы бороться с холодом не пришлось. Побеждая холод, мы поддерживаем неизменной разницу температур, а без этого можно обойтись. Путин сказал, что понимает, что ящерицы тоже остывают, но только двигаться потом не могут. Это оцепенение.

Оцепеневший Совершенномудрый что делает? Оцепеневший Совершенномудрый делает цигун — двигает по телу энергию Ци, которая морозоустойчива как антифриз, — развил Мелянюк въедливому ученику.

Путин неплохо двигался, но утрированно как-то. Старательно. Подчеркивал движения. Хотелось ему, чтобы правильно все выходило. Мелянюк замечаний не делал. Но не потому, что ему нравились движения ученика, — не считал нужным придираться. Сказал только, что не все получается, расстраиваться не надо, само придет. Повторять только надо почаще. А стараться не надо. Принцип тайц-зи: «Кажется — да, кажется — нет». И движения тоже — кажется — да, кажется - нет. При каждом движении, мельчайшем даже — категорическая замедленность и плавность. Плюс усилие воли вместо мышечного. Воля ведет мизинец. Больше того - воля уже провела мизинец, и только потом он сам собой, следуя предначертанному, совершил движение. Вдыхаем макушкой. Вдыхаем пятками. Вдыхаем всей кожей и мысленно видим-визуализируем вдох каждой поры. Мелянюк наущал, а Путина сначала немного раздражали эти инструкции, потом он попал в волну и стал слушать с удовольствием. А потом отключился. О своем думалось. Не о Москве. Не о выборах. О Ван Лепине он думал. Вместо того чтобы визуализировать дыхание пятками, он визуализировал пожелание китайскому волшебнику. Чтобы хватило у того сил сладить с Яньло-ваном, Начальником Пятой канцелярии, судьей ада. Всей силой сознания, силой мечты, силой заклятья, вдохновенной силой благого устремления транслировал он страсть свою непосильную и просьбу. И цигун помогал.

Не отвлекал. Помогал сосредоточиться. Под конец только, на статических упражнениях, захотелось заплакать. Ведь он все сделал. Он все бросил, он поступился саном, он прилетел черт знает куда, согласившись на все сумасбродные требования этого шаманского патриарха. Но каждый шаг, каждое новое свидетельство отказа от гордыни воспринималось им как залог того, что поездка не будет напрасной. А именно: каждое новое унижение по пути на эту гору и на горе уже — сарай этот, туалет на дворе и прочее — это же все не напрасно было? Нет ведь не земле человека, который так бы с ним поступил? Дразнил бы и унижал нелепыми требованиями, а потом сказал бы, что это ничего не значит, что это шутка была? Нет такого человека. «Кто нас обидит — дня не проживет», пробормотал Путин. И тут же подумал о напрасности предыдущих усилий по усмирению гордыни.

Он жалобно и униженно взывал к судьбе, а потом задиристой фразой взял да и зачеркнул, сделал напрасными страдания. Нет, это бес попутал. Он опять готов продемонстрировать смирение. Боги видят. Яньло-ван видит. Ван Лепин видит. Не может не видеть. Он, Путин, смирился и не ропщет больше. Помогите же, суки, чего же вам еще от меня надо?

Комплекс цигун занял час.

Потом ели с Ван Лепином. Пришлось познать би-гу. Отказ от злаков. На сегодня это означало маленькую пиалку тушеной капусты с грибами. И чай. Слишком прозрачный для чая. Потом Путину мешали. Офицеры говорили, что связь установлена. С кем? Зачем? И что говорят? Ну и как там?

Отправив одного офицера вниз, в армейскую палатку, Путин стал поглядывать на часы, на Патека своего, с Филиппом. И поглядывать на склон, дожидаться. Сзади сбоку Мелянюк сказал, что часы надо снять. Ночь от дня отличить сумеем, остальное не нужно. И часы забрал. Унес.

Началось.

января понедельник Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Дин Мао Продолжается позитивное влияние Огня, порождающегоПочву, но ветви МАО и ХАЙ усиливают влияние Дерева, которое для расклада судьбы сулит неприятности.Враждебная для героя Вода преодолевает Огонь ВладыкиСудьбы, Почва функционального духа не справляется с ситуацией.

*Ничего благоприятного.

В цикле установлений это Наполнение: торговля, путешествия, конструктивная деятельность и благодарственные молитвы — к счастью.

Говорить нам рано, — начал Ван Лепин. Совершенномуд-рому гостю надо готовиться понять.

Открыть сознание. Поститься. Очищаться. И отойти от привычного. Мир, где субъекты бегают по головам друг друга, уцепившись глазами за предметы, — исчерпан. Ваш мир слишком доверчиво опирается на глаза. Вы видите предметы и вожделеете их. Не потрогав, не прислушавшись, не вдохнув дух момента, не обдумав текст времени и его контекст. Я вижу вещь — я имею вещь — вот формула вашей жизни, — с улыбкой тихо радовался китаец. - Стоит вам закрыть глаза - рухнет мир и вы упадете.

Поэтому готовиться к разговору гость станет так. Сейчас он примет таблетку, — Ван Лепин достал из кармана куртки таблетку, стал отряхивать ее от крошек и пояснил: это позволит не смотреть на часы. Даже не заметит Совершенномудрый, как день пройдет, — после табле-точки. Это травы, народная медицина, не надо бояться. Мы станем заниматься ночью. Уже сейчас надо настроиться на познание мира дыханием, а не зрением. Парно дыханию — слушание.

Закрыть глаза и слушать. Не что-то конкретно, а вообще. Слушать мир. Представлять, визуализировать, но без зрения. Внутренне прозревать этот вновь созданный мир. Новый, услышанный, вдохнутый мир. Всяким вздохом впитывать всю энергию мира целиком и отдавать всю до капли на каждом выдохе. Рождаться и умирать с каждым дыханием. Стать мостом — переходом — вратами между небом и землей, между пространством и временем. Соединить и актуализировать пространство и время в себе и себя в нем.

Не иметь ничего, но принадлежать всему.

- Ночью опять будем делать комплекс цигун, только без света — подсказал Мелянюк от себя лично. — Луна убывает, но, я думаю, от снега будет отражаться, увидим, нормально...

Потом был долгий сон без сна, таблетка работала. Потом цигун этот на снегу. И правда, светло было. Ван Лепин остался недоволен, после часового комплекса принес черную повязку Путину на голову. Завязал глаза и сказал ходить по кругу шагом Ба-гуа, шагом восьми триграмм. Сколько ходить — не сказал. Чтобы далеко ему не уйти, не сбиться, учитель с вежливым хихиканьем принес ящики картонные и расставил вокруг в виде ограды. Как он заботлив, вы оценили?

Сознание опустошить и прервать ход мыслей-слов почти удалось. Вот почему: мысли-слова вытеснены были мыслеобразами. Мыслеобразы занимали все сознание. Это были мыслеобразы картонных коробок. Много он так ходил, прислушивался, предугадывал коробки эти, чтобы не удариться о них и не упасть.

Когда его забрали, ему уже было все равно. Он бы и дальше вышагивал. Повели не в дом. В землянку на склоне повыше. Забавно, что охрана путинская эту землянку не обследовала. Землянка была из трех пещер. Объем трудно было представить в луче фонаря. Притом фонарем Ван Лепин размахивал так, что вообще ничего понять было нельзя. В какой-то момент Путин попросил Мелянюка, чтобы фонарь ему дали, и примерялся к помещениям. Посветил спокойнее, методичнее, рассудительнее. Первая комната, а может — берлога, вроде как прихожая. Вторая — стол у глухой стены и ведро в углу. Третья - спальня: нары деревянные и проход вдоль чуть шире самих нар. Пол грунтовый, влажный на вид. На полу — обогреватель масляный, провод с потолка идет. Тепло и сыро. Окон вообще нет. Ни одного. Ему разрешено только и исключительно находиться в спальне и выходить в промежуточную комнату на короткое время. Справить нужду или забрать пищу. Пищу доставит помощник. Разговаривать или видеться с помощником запрещено. Он входит - звонит в колокольчик.

Это сигнал, что выходить запрещено. Потом он снова позвонит, когда выйдет. В своей темной комнате испытуемый должен ложиться на нары только для сна — праздно сидеть или лежать не позволено. Надо стоять в одной из рекомендованных поз цигун лицом к югу. И вдыхать — слушать мир.

—А где тут юг? Лицом на юг сказано стоять, — поинтересовался Путин у Мелянюка.

—А юг там, где вы решите. Выберите позу поудобнее,тесновато у вас тут. А как выберете, решите твердо, что югперед вами. В этом случае он там и будет.

—Самовнушение, наука о виртуальном юге. Разновидность пиара. Самопиара. Сам себе впиариваешь, и сам жеи веришь.

—Да нет, субъективным идеализмом раньше это называли.

—А сколько сидеть, хоть примерно? Какой тут порядокзаточения?

—Патриарх не говорил. Он решит. Он сам, знаете, сидел в ящике деревянном, заколоченном, а ящик висел наветви дерева на цепи. А в стены ящика были набиты гвозди острием внутрь, чтобы равновесие правильно натренировать. А жизнь в темном помещении вообще нетрудноеиспытание. В старое время было самым заурядным деломдля монахов. Притом обычным временем заточения былгод. Меньше никто не сидел. Теперь истинное искусствоуходит, — сказал Мелянюк.

—Не надо так расстраиваться, - посочувствовал Путин.Он еще шутил. Но уже с новыми ощущениями — как будтовидел себя, шутящего, со стороны. Смотревший со стороныПутин, казалось, скажет вот-вот Путину наблюдаемому:«А что ты вообще тут делаешь, парень? Как ты тут оказался?Это же полностью неправдоподобная хрень, что ты здесь».

Когда двери закрылись, Путин подумал, что это ведь не тюрьма. Можно встать, послать всех куда подальше. Отправить того же назидательного китаиста Мелянюка за охраной, позвонить, распорядиться — и домой. Сколько времени пройдет, если прикинуть? Через часа полтора он будет в машине. Ну, пусть через два. Самолет подгонят пусть нескоро — еще дадим часа три. Да нет, немедленно звонить в Хабаровск, лететь туда на вертолете, оттуда — домой. Без канители с Алтаем, с базой отдыха покойного Юрия Михайловича. Даже со всеми напусками за сутки можно добраться. Можно. Он свободен. Надо это обдумать. Он сел на нары — нарушение номер один. Ну, он же не фанатик-сектант. Нельзя же быть таким строгим к себе. И так уже — сидит в землянке без окон. Китаец вряд ли сюда инфракрасных камер наблюдения понаставил. Так что перетопчется, пусть сам стоит в цигуне лицом к югу.

Путин лег. Теперь, когда убежать легко и просто, возникло новое обстоятельство — ну а как объяснять болельщикам и команде, почему он покинул соревнование? Ушел спокойненько с ковра? Там, в спортзале, тоже условность. Любой из спортсменов может торжественно послать всех в жопу и пойти домой. И ничего ему за это не будет. Но никто не делает так. Не принято. Интересно, а Ельцин сидел тут на нарах в китайском подземелье, когда его привозили к Ван Лепину?

Ельцин небось запас чекушечку, за первым же завтраком - чин-чинарем — врезал хорошенько. Оно и медити-ровалось получше — посноровистее медитировалось. Но у Путина нет чекушки, а и была бы — он бы не выпил, он боится потери контроля над действительностью, замутне-ния сознания. И это — еще один аспект его страха. Еще боится вредного влияния интоксикации на функциональные системы организма. Ельцину рассказать об этом страхе, он со смеху бы помер. Живучий, гад.

29 января вторник Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу Ден: У Чэнь Мощно включается Почва функционального духа, неприятности отступают, у Погибели связаны руки.

У связывает ГУЙ.

Тело Владыки Судьбы Совершенномудрого обретает долгожданную свободу.

Среди установлений это Выравнивание: хорошо общаться с людьми, распределять бюджет, строить и обустраиваться, переезжать. День Дракона помогает и поддерживает. Хороший день.

Ван Лепин сказал, надо вспоминать жизнь. Всю жизнь. Вытаскивать из памяти самый первый момент. За ним — все остальные. Это поможет прозреть будущее. Воспоминания приходили из сферы детских ощущений. Жгучая боль содранной коленки. И потом, когда к боли уже привык, — интерес: кровь, а за ней прозрачная густая жидкость, как лак. Можно потрогать, когда застывает. Потом корка во все колено. Она отстает постепенно. И можно ее отковыривать, пока никто не видит.

Еще тошнота. Тошнота и гулкие удары пульса по всей голове — он упал, подбородок болит, вся голова болит, его ведут делать уколы от столбняка. Лучше бы снова разбить подбородок. Ведь уколы от столбняка, мальчишки говорили, делают в живот здоровенной иглой. Прямо в кишки за саживают иголку. Потом облегчение — колют под лопатку. Но два укола. Надо гулять по скверу час между уколами.

Порезанный палец. Хватанул ножом по пальцу. Не перочинным, которым играл в «ножички» с мальчишками, а кухонным. А им перед этим сырое мясо резали. И он теперь умрет от заражения крови. И страх лихорадочный, пронзительный. Ну, надо же успеть сделать хоть что-то, чтобы не умереть. И йод — полпузырька йоду не кажется избыточным, не кажется и достаточным. Но — счастье — пронесло. Почему во рту солоно, когда палец порежешь? Это какими законами химии объясняется?

Страх, что сейчас кто-нибудь изнутри подъезда откроет дверь, а он лизнул железную ручку подъездной двери по наущению старших ребят. На морозе. И язык примерз — прилип. Что делать?

Водой отливать? А вода откуда возьмется? Мальчишки не принесут, а перед взрослыми стыдно ужасно, они не должны увидеть. И вот — лихорадочным собачьим дыханием он согревает здоровенную ручку и рвет язык. И успевает отпрянуть, прямо перед тем как сосед толкает дверь. Взрослые не узнали.

Удар поддых рулем велосипеда. Падение. Он вскакивает и поднимает велосипед. Зачем? Чтобы никто не заметил. Чтобы не спросили, что случилось. А то приставать начнут, спрашивать. В душу лезть. Он не позволит. Он сам оклемается. Вдохнуть не получается, перед глазами темнота. Сесть, сесть скорее на траву. И велосипед бросить все-таки. Это взрослый дорожный велосипед «Украина». У детей тогда были взрослые велосипеды. А что? Они ведь быстро растут, дети, не менять же велосипеды.

Денег не напасешься.

А еще — он прыгает с бетонного пандуса на стройке. Все мальчики прыгнули, а он - нет. Они кричат снизу: «Давай, слабо, что ли?» Нет. Не слабо. И губа разбивается об коленку. Опухает и без того большая, обкусаннная вся изнутри и выпяченная по-утиному путинская губа.

Долго так громоздилось-городилось в голове. Но почему, скажите, почему не улыбки и не победы?

Почему тайная боль? Секретные поражения? И радость в воспоминаниях только одна — никто не узнал, взрослые не узнали, ругать не будут, мы никому не скажем... Почему так? Говорят, память избирательна. Говорят, плохое забывается. Но он помнит все свои секреты, все свои сокровенные тайные поражения. И при воспоминании о прошлом именно эти фантазмы наползают впереди.

Может, надо подождать. Тогда следом придут и светлые воспоминания? И он засыпал и просыпался.

И снова засыпал. И перестал понимать, когда спит, когда нет. Только вот еда два раза в день напо минала о времени суток. В четыре часа утра носили завтрак. В десять утра — обед. Он же и ужин.

30 января среда Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Цзи Сы Почва, Звезда Карьеры и Долголетия, по-прежнему несет поддержку, но в знаках появляется аспект Ямской Лошади, поэтому возможны резкие движения, перемещения. Основная тема дня: преодоление Чиновников. В цикле установлений это Определение: тяжбы и разбирательства, путешествия — к несчастью, хорошо нанимать на работу новых людей, заниматься конструктивной деятельностью.

Хороший день для Совершенномудрого.

Сон пришел посреди марева полудремы. Старый знакомец сон. Питерский еще сон. Из лихих девяностых годов. Он идет домой. От машины. Сам еще машину тогда водил. Подходит к парадному. Взводит газовый пистолет - полная копия бельгийского браунинга. Тяжеленький. Уютно лежит в руке. В правом кармане. Думает: «Пора уже настоящим обзавестись». Но ведь некогда все.

Ничего. Этим браунингом, в случае чего, можно и в зубы дать. Потом, кто на меня может напасть?

Кому я нужен? А вот и запросто может статься, что нужен, — 20 тысяч долларов во внутреннем кармане. Две пачки. Две «котлеты». Не первые две его «котлеты». Но одни из первых. А счетов в загранбанках еще не было у него тогда, оффшорок не было, фондов лихтенштейнских ни одного не было, понимаете? Он срубал де нежку и носил домой во внутреннем кармане. А дома считал. Раскладывал на кровати. Эстетически наслаждался. Нейро-сенсорно наслаждался. Проверял каждую, не фальшивая ли. Держал левой рукой за уголок, а правой проводил чуть касаясь, чтобы почувствовать рельеф стодолларовой купюры.

Поддельных, по правде говоря, и не нашел ни разу, но ни за что бы не согласился отказаться от риту ала проверки — чувственного проникновения-пропитывания себя и собой этой пачки. Тактильные и визуальные ощущения дополнялись шелестом и... запахом. Посчитанные деньги он проводил под носом - вдыхал. И они пахли. Долларами пахли. Пахли прерыванием заклятья. «В поте лица своего будешь...» — человеконенавистнически заклял мстительный бог. Так хрен же тебе. И подсчитывание, и пересчитывание, и вдыхание денег было богоборческим подвигом сына человеческого.

Маленьким праздником секретного хакера боговалютной матрицы, Нео-Путина, Томаса Путина, Владимира Андерсона, сумевшего вырвать свой кусок территории свободы у бесчеловечного бога-про граммы Архитектора. Только без соплей! Это новый Нео. У него бы не было сомнений по поводу Тринити. Не любовью оборяется божественнная матрица, где человек проклят навсегда. Любовь — тоже выдумка программы-Пифии. Любовь — это способ богопрограмм крутить нами, людьми, и решать свои разводки. К черту кобылицу Тринити! Будем при бабках, не таких себе телок заведем! Новый Нео Путин знает — суть в том, чтобы самому создать матрицу. Пусть маленькую, пусть крошечную даже. Но — свою. Ту, где он станет тайным Архитектором, ту, где он разрушит Сион. А уж он его разрушит, поверьте. А может быть, он был Агентом? Нео, начисто лишенный человеческих привязанностей, это ли не Агент? Агент Путин-Смит? Восставший против Архитектора, Пифии, Бога-машины? Только не говорите об этом Путину. Ему не понравится быть Агентом. Он такого сорта Агент, который не афиширует своей сути в отличие от хвастунишки Смита. Ему бы хотелось, чтобы мы сравнивали его с Нео.

И вот он идет — вход в парадное, рука правая в кармане, сжимает тяжелую точную копию бельгийского браунинга. Но это газовый пистолет. Он купил его за двести долларов у приятеля. Первая дверь. Тяжелая, коричневая, шершавая. Вторая — снаружи коричневая, внутри - салатовая. Он идет по лестнице. Навстречу, сверху — человек, мужчина. Лицо — никакое, через пять минут не вспомнишь.

Поравнявшись почти, мужчина резко двигает правой рукой — пистолет в руке. Путин скользит левой ногой левее линии атаки, отталкивается посильнее и перемещается на внешнюю сторону протянутой руки с пистолетом. Он правой рукой берет нападавшего за запястье и дергает вниз. Это прием.


Сумиатоши называется? Он ушел, проскользнул с линии нападения и столкнул противника вниз по лестнице. И тот стал падать. Выстрел сделал, в пол. Путин зало-мал ему руку, сел поверх спины мужчины, прижал руку — без пистолета уже, пистолет рядом, на кафеле - и стал бить. Кулаками. В затылок и в виски. Много раз, часто и глубоко дыша. На каждый резкий выдох по удару. Мужчина скоро стонать перестал. Голову положил на бок. На левый бок. Хорошо пришелся под правый кулак теперь правый висок. И Путин еще поработал — на каждый резкий сиплый выдох - удар. Висок не проламывался никак. Ахотелось. Потому что это был сон. А, во сне хоть бы, очень хотелось проломить висок своему страху в образе мужчины с пистолетом. Потом он встал. Пистолет врага поднял газетой -откуда-то взялась газета. Подсунул ему круке поближе. Потом обхватил его рукой рукоятку, повозился-изловчился, приладил пальцы как надо и расстрелял тело его же рукой. «Таклучше, такие встанет, так—узнают пидоры, что к нему не надо присылать, он в штаны не наложил, он и еще грохнет, кого пришлют, сколько убийц пришлют, столько он и грохнет. Давайте, присылайте, суки!» Потом он засунул руку в карман, нащупал снова свою газовую копию бельгийского браунинга и заулыбался. Он ему не понадобился, скажете вы? То-то и оно, что понадобился. Газовый пистолет был символом постоянной готовности, а постоянная готовность очень даже помогла в этом сне.

Сон этот снился ему раз пятьдесят, не меньше. Подробности почти не менялись. Иногда только снилось, что телевидение он вызывает. А иногда, что труп прячет. А иногда, что он уходит в свою квартиру и никому не говорит, что это ЕГО гость был. Но всегда — он убивал свой кошмар, свой ужас.

Он побеждал его убийством. Слава богу, наоборот ни разу не приснилось.

Долго уже — годы - этот сон не возвращался. Надо было забраться в китайский погреб без окон, без дверей, чтобы тут, сипло выплевывая выдохи, убивать, убивать, убивать страх. Убивая, не избывал — врастал в него снова.

31 января четверг Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Гэн У ГЭН для месяца ЧОУ несет Небесную добродетель - Дэ и Лунную добродетель — Дэ, а также аспект Знатного Человека. Включается Металл Богатства. Металл слаб в этом сезоне. Он преодолевается таким же слабым Огнем. Огонь приводит к Разрушению чиновников. Стоит удвоить осторожность и делать ставку на Почву: проявлять щедрость и спокойствие, простоту и безыскус-ность, накапливать, взращивать.

В цикле установлений это Удержание: нельзя открывать закрома, менять курс, а вот строить и сеять - к счастью. Если есть цель активно воздействовать на происходящее, в этот день важно удержаться от растраты энергии, и тогда завтра, возможно, удастся претворить свои замыслы. Небесный покровитель поможет Совершенномудрому, день благоприятный.

Однажды - шорох на крыше. Копали. Потом - звуки все ближе. И вот: палка и свет. Не очень резкий свет. Палка бамбуковая, тоньше лыжной. Земля сверху посыпалась. Некто поковырял палкой отверстие и вытащил. Путин хотел задать вопрос — кто и что? Но говорить отвык и передумал затрудняться спрашиванием. Ну, если пришли сказать что-то, то уж скажут. А если не с тем пришли, чтобы говорить, то и промолчат. Зачем же артикулировать пустое, превращать суету в слова?

Сверху, через дырку, сказал Мелянюк, что каждые полчаса станут ковырять отверстие, чуть пошире делать. Приучать его, чтобы не больно было смотреть на дневной свет. Еще только скоро рассвет, только что небо светлеет. Будет больно — надо отвернуться от света из отверстия. Скоро к нему придет Ван Лепин. Говорить придет. Хорошо бы по-медитировать Путину перед важной встречей, - посовето вал китаист. А Путин чувствовал, что не надо больше медитировать, что и так уже все его бытие превратилось в одну сплошную медитацию. Придет Ван Лепин. Ну что ж, пусть приходит. Нормально.

Подождем.

— Трудность Совершенномудрого в том, что он не порождает то, что его порождает, - сказал Ван Лепин.

Он попросил разрешения присесть на нары и Путина спросил, не сделает ли и он то же. Андрей Мелянюк переводил из темноты соседнего помещения. Путин участвовал в этом диалоге глазами в основном. Просто сидел и смотрел. Раньше бы он спросил: «Что порождает кого я порождаю? Что за хрень, объяснит кто-нибудь?» Он спросил бы в пустоту, даже если бы находился наедине с кем-то, и не было бы никакого сонма помощников и внимающих подданных. Но он бы все равно обратился к незримым этим помощникам, как избалованное дитя обращается к бабушкам и нянечкам всегда с подтекстом: «Вас много, а я один». А теперь он просто хотел знать. Нет, не так. Не хотел знать. Не активно хотел вызнать, выведать, а был непрочь знать. Если Ван Лепин скажет то, что он задумал, то и хорошо. По многим причинам хорошо: Ван Лепин выговорится, и ему легче станет, задуманное им послание вербализуется, исторгнется в мир. А это тоже хорошо. Из нитей разрозненных значений произойдет ткань нового смысла. И смысл этот станет жить и творить не хуже любого другого сгустка мысли. И в добавок он, Путин, воспримет это самостоятельной важности послание. Слушающий придаст сцене завершенность. Смысл сможет поселиться в нем, в Путине, если это окажется удобным для них обоих. Ну вот, он сидел и слушал, вступив в диалог глазами. А глаз-то и не видно было — света через дырочку в потолке приходило совсем мало.

— Лучезарному надо дожить до Нового года. Самое страшное будет позади. Новый год наступит вечером четвертого и в полночь с шестого на седьмое февраля. Четвертого вечером меняется знак года солнце проходит через сорок пятый меридиан. Неразумный осмеливается сказать Совершенномудрому, что разрушающий его год Красной Огненной Свиньи в этот день сменится годом Желтой Земляной Крысы. Также и первый день первого месяца нового года — это седьмого февраля — принесет Блистательнейшему облегчение. Зима кончится, начнется сезон Дерева, а это то, что Богоравного порождает. Вместе год У ЦЗЫ и месяц ЦЗЯ ИНЬ сильно изменят поток событий. В самом начале — между четвертым и седьмым февраля — большая опасность. Быстро набирающее силу Дерево угрожает Почве опоры. Нынешний год плох и для здоровья, и для авторитета Высочайшего, а год Желтой Земляной Крысы, наступающий в феврале, укротит дух разрушающей Совер шенномудрого Воды. К лету снова взойдет его Звезда Карьеры и Долголетия. Но это приведет к новому накоплению противоречий. К новому тупику.

И вот почему. Владыка судьбы Сиятельнейшего - ян-ский Огонь БИН. Но циклы большой судьбы Царственного таковы, что над ним доминирует Почва. Богоподобный правитель — Огонь, закрытый Землей, скрытый в подземелье. Огонь в пещере, в подземном ходе. Это дает характеру Правителя скрытность, стремление к тайным делам, к тайным союзам, к чувству команды, которая тайно борется со всеми, кто в команду не входит. Чувство подпольщика, — это, подыскивая правильное слово, от себя уже Мелянюк интерпретировал.

—А чем это плохо? — спросил Путин.

—Недостойный великой чести общаться с Совершен-номудрым осмеливается предположить, что это не слишком удачно уже потому, что Владыка Судьбы закрыт Почвой. Скрытность в этом раскладе несет с собой и вспышкикичливости, стремление к попранию закона. Но есть и другие помехи - в опорах судьбы Высочайшего совершенноотсутствует стихия Дерева. А ведь именно Дерево питаетего Владыку Судьбы - Огонь БИН. И он слабеет. ПочваМудрейшего полностью свободна от преодоления - она неборется с Деревом и, предоставленная сама себе, порождает в немыслимых количествах Металл Богатства. Металлво все возрастающих количествах открывает путь Воде Чи новников. Которые губительны для Огня Владыки судьбы,с одной стороны, а с другой — размывают главную опоруПравителя — Почву. Все сильнее становятся общепринятые законы и нормы, все явственнее голос общепризнанных авторитетов и общественного мнения, все труднеевыжить тайным союзам и сговорам.

—Все имеет обратную сторону, неужели все так плохо?

—Могу ли простить себе дерзость обращаться к Совер-шенномудрому с предположением, что нет хорошего илиплохого. Лично для конкретного человека именно в этотконкретный миг есть полезное и вредное. То, что было добром вчера, сегодня предстает злом. И наоборот. Почва безограничений дает Блистательнейшему характер спокойный, щедрый. Недостаток Огня дает хитрость и осторожность, в мелочах — таланты, в больших делах — неспособность принять решение. Он всегда придерживается ритуала, ищет способы самоутверждения. Много Почвы — оченьлюбит тайну, глубокие построения, смел в поступках, вречах — ясен, в стратегических построениях — путан. Консервативен. Поскольку нет ничего, что сдерживало бы ДухПитания и Разрушителей-Чиновников, ему свойственнапослушность.

Он ищет высшего над собой, того, кому мог бы подчиниться. Тайная экспансия Богоравного, его постоянно возрастающее Богатство прямо противоречат природе Владыки его Судьбы. Это изнуряет его духовно и физически.

Совершенномудрый слаб при сильном Богатстве. А значит, он не сумеет им воспользоваться. Это не плохо и не хорошо. Это карта судьбы.

— Как с этим справиться?

- Величественный незаслуженно доверяет Неразумнейшему право говорить с ним. Для начала — у Совершенно-мудрого очень силен Знатный человек — небесный покровитель. Он открывает перед Правителем двери. Он делаетСовершенномудрого способным покорять сердца привстрече, вызывать симпатию окружающих. В этом году, откоторого осталось всего несколько дней, все было противМудрейшего, лишь аспект Знатного человека спасал его.Но целиком полагаться на Небесного покровителя нельзя.

Путей привлечь счастье несколько. Первый - следовать нынешнему раскладу стихий. Укреплять дыхание Почвы. Циклы Огня и Почвы благоприятны, циклы Металла, Воды и Дерева — неблагоприятны. Вход в жилище — на юго-запад, желтая цветовая гамма, прочность в окружающих ве щах и спокойная рассудительность в подходах. Тогда можно будет успешно одолевать Воду. Это путь следования Детям — путь служения делу Совершенномудрого. Но он губителен для Сиятельнейшего лично. Ведь Огонь БИН питается Деревом, а Дерева в раскладах нет вообще. Можно не бороться с Водой общественного мнения, законов и уложений, а пустить эту Воду на питание Дерева. Но Дерево разрушает Почву дел Правителя. Дерево для Совершенномудрого — занятия наукой, образованием, посвящение себя миру культуры. Это откроет его личность с новой стороны, даст ему чувство весны в душе, легкость, свободу. Дерево взлелеет Звезду Долголетия. Но опустошит Почву и Дух питания, разрушит созданные Правителем структурные связи.


Ничтожнейший готов предложить и другой путь: можно выбрать себя — свою суть, своего Владыку судьбы. И тогда уйти от земного, от экспансии, от Богатства, оттай-ной борьбы с общепринятыми законами и уложениями. От секретных замыслов и союзов. В этом случае Правитель по ступается Почвой. Тогда погибнет Звезда Карьеры. Тогда выбор Правителя - альтруизм, свет, улыбка радости. Открывая Огонь БИН, он преодолевает закрывающий его слой Почвы. Сделавшийся ясным, верхним, открытым, Огонь позволит Владыке прозревать не только короткое время, но и увидеть, осветить дальнее и грядущее.

—Андрей, - Путин вышел из полуоцепенения, — тыспроси у него, что это означает? Конкретно, без деревьев ипочв. Конкретно в моих обстоятельствах. Бросить все наработанное и ходить петрушничать по дороге? Улыбатьсявсем, додика из себя строить? Пояснить он может?

—Ничтожнейший слишком невежествен, чтобы объяснить. Но он попробует: Дерево должно быть сильным, чтобы питать Огонь. Но не слишком сильным, чтобы не разрушить Почву корнями. Почва дел нужна, она породитБогатство. Богатство необходимо, потому что Металл Богатства открывает дорогу Воде, порождающей Дерево. Носегодня гармония нарушена. Вода не порождает Дерево.Вся ее сила уходит на размывание Почвы и на подавлениеОгня Владыки Судьбы. Яснее Неразумнейший сказать неможет. Усилить Дерево надо. С 2003 по 2013 год Совершен-номудрый живетпод знаком Дерева.

Если не следовать ему,а противостоять ему Металлом Богатства, можно погубитьОгонь БИН. Тогда — смерть.

Сложность достижения гармониии в том, что необходимо прийти к альтруизму и открытости.

Растворить Эго в творческой самоотдаче, питать и взращивать других, а не себя. Не заботиться о личном Богатстве. Тогда Звезда Карьеры и Звезда Долголетия взойдут вместе.

— Яньло-ван об этом узнает? Вы переведите, Ван Лепинзнает о чем я, ему Ли Мин рассказывал.

—Яньло-ван требовал от Совершенномудрого пестовать небесные души Хунь и отказаться от служения земным душам По. Это ли не подтверждение слов Неразумнейшего, напрасно удостоенного чести беседы с Сиятельнейшим.

- Яньло-ван не говорил, что если откажусь от вскармливания земных душ По, проживу долго. Он как раз сказал, что, типа, на пороге уже стоишь, так что забудь о земном. То есть, как ни крути — конец один, так он сказал.

- Год Желтой Земляной Крысы четвертого и седьмогофевраля принесет облегчение. Лишь бы все не произошлослишком быстро. Пусть не будет забыто: Дерево в началеможет принести вред — разрушить Почву. Все созданноеПравителем под угрозой. Это очень опасно в самом началеНового года.

Перемена устоев, даже если она благоприятна в перспективе, не должна быть резкой. Летом годаСовершенномудрому станет легче. С 2013 года Владыкасудьбы Совершенномудрого серьезно укрепится — благоприятное десятилетие продлится до 2023 года. Это говорятвзаимодействия стихий и баланс дыханий-Ци. Яньло-вануоткрыто многое, но действовать в полном противоречиисо стихиями он не может. Яньло-ван — часть этого мира, аэтот мир и тьма вещей восходят к Одному. Неразумней ший видит только то, что открыто ему, но не в силах повлиять на Яньло-вана.

— Хорошо. Я подумаю. Когда можно будет выходить?Какое сегодня число?

Мелянюк даже не перевел вопрос Путина Ван Лепину. Сразу сказал:

— Только вы не расстраивайтесь, китайцы подозрительных людей с двумя снайперскими винтовками и рациямизадержали вчера. Рыскали тут в окрестностях. И еще: вМоскве вчера вечером на двух шоссе четыре фонарныхстолба взрывами обрушили. На Кутузовском и на Ленин градском. Были страшные пробки. Весь город стоял вмертвую. Это мы перед утром уже узнали, решили вас потихонь ку выводить. Вам сразу выходить нельзя — глаза должны постепенно привыкнуть к свету, а начальника охраны вашей мы в землянку можем привести - он расскажет.

Путин задумался. Столбы уже обрушили, а не собирались рушить. Так что, чем он поможет? Кто же это мог сделать?

— Не надо звать. Слишком тут необычная атмосфера,знаете ли, чтобы людям показывать.

Ускорьте лучше ковыряние палкой дырки в потолке, чтобы мне выбратьсяотсюда.

Он думал: кому надо занимаются. Все равно китайцы снайперов не отдадут нам. Сами будут с ними работать. Сказали бы, чьи хоть снайперы. А с другой стороны, скажут то, что им выгодно.

Может, и не было этих снайперов, а они их выдумали. Спасателями предстанут теперь.

—Кто снайперы, не говорят? Вы ж там по-китайскипонимаете, слышите, что они между собой говорят?

—Говорят, китайцы с южнокитайским диалектом, скорее всего из зарубежных китайских диаспор.

—Шито-крыто, никогда не узнаем, — Путин наработанное за несколько суток медитации спокойствие начиналтерять. — До обеда выковыряйте меня отсюда, поторопитесь. Потом, я же могу выйти в темных очках. Что там, деньочень солнечный?

Мелянюк решил проявить твердость — про очки Учитель ничего не говорил, стало быть, нет такого канонического способа — выходить из заточения в очках. Профессор от темы ускоренного выхода на свет уклонился:

—Насчет вашей охраны, Владимир Владимирович, высказали, не надо их сюда. Но они и так уже тут. Сверху.И китайцы подтянулись, я не шучу по поводу снайперов.

—Еще лучше. Но внутрь никого не зовите. Пусть догадываются, но не знают. И вы не распространяйтесь. А принесите мне телефон. У начальника охраны моего заберите.И скажите китайцам, срочно пусть дают номер, по которо му я могу переговорить с Ху Цзинтао. Прямо сейчас. Телефон-то тут работает?

Но телефон там не работал. Беда с этим. Ей богу, беда. Но вечером уже пошли созвоны — Путин вышел из темницы. Благочестие и безмятежность даосская недолго в нем продержалась. Заботы принесли раздражительность. Снайперы казались в тот день гораздо существеннее четырех столбов, поваленных взрывами в Москве. И решено было назавтра лететь в Пекин, пытаться выведать, чьи люди охотились за Совершенномудрым.

Но в Пекин они не полетят. Другие дела подойдут — поважнее. И Путин так никогда и не узнает, что отловленные китайские снайперы были калифорнийцами. Ничего персонального — калифорнийские китайцы пока просто наблюдали, команды стрелять не было. В свои бинокли они не могли найти объект, не понимали, куда он делся, начали суетиться, вести оживленный радиообмен, местные китайцы их и сцапали. Повезло Совершенномудрому, нечего и говорить.

февраль.

1 февраля пятница Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Синь Вэй Месяц ЧОУ оказывается сильнее дня ВЭЙ: возможны конфликты, движения и перестановки в ближайшем окружении. Для расклада Судьбы день не несет ничего благоприятного. Почва слишком активно порождает Металл, который открывает дорогу губительной Воде в количествах, с которыми Совершенномудрый не справляется. Огонь Владыки судьбы слишком слаб под напором Воды.

Неблагоприятный день.

Утром прилетел вертолет. Прямо на склон сопки его посадили. Теперь не придется несколько часов идти к подножью. Экстренные обстоятельства — Ван Л епин прежде возражал против вертолета в его ските, а теперь хлопотал вместе со всеми.

Вот какие обстоятельства: ночью группа северокавказских боевиков вошла на Обнинскую атомную электростанцию, совсем рядом с Москвой. Ночная смена сотрудников — в заложниках. Девять рассчетов пожарных, прибывших на тушение пожара по ложной тревоге, — в заложниках. Стрельба там была страшная внутри — сколько трупов, никто не знает. Первые террористы проехали на пяти пожар ных машинах по той же самой ложной тревоге. Тревогу подал человек террористов изнутри. Потом еще въехали два автобуса с бандитами. А сколько их еще было на объекте, никто не знает. В Москве еще раннее утро. Но будет неспокойно, когда народ проснется. Может начаться паника. Да и как ей не начаться, когда на ключевых автострадах повалены взрывами уже двадцать столбов. Движение будет парализовано. Уже парализовано. И еще подробность: на Рублевском шоссе, где столбы не взорвали, — чуть не у каждого столба по сотруднику МВД дежурит, развернуты поперек движению и подожжены три «Икаруса».

Я не знаю, видели ли вы детей, впадающих в столбняк? Это способ спасения. Способов спасения, по правде говоря, два. Вот на вас нападает лев, скажем. Вариант самый обычный — вы убегаете. А если еще одна львица ждет вас в засаде? Опять убегаете. А если убегать бесполезно? Берете камень, палку, верещите омерзительным голосом и пытаетесь львов испугать. Почти любой взрослый так бы и по ступил. Это — обычная реакция. Для взрослого. А у детей не всегда так. Часть детей племени тоже станет убегать и верещать, размахивать палкой и камнем перед брезгливыми огромными кошками.

Другие же — лягут в ложбинку, замрут, дышать перестанут. Пока часть племени носится, они, зайчата, будут лежать тихонечко в состоянии такого вот столбняка. Мама или папа потом их найдут. И не сразу получится до них добудиться. Зайчишка-малыш долго еще будет ватный. А потом у него может сделаться истерика — и он избудет молчаливый свой страх в капризах и слезах. Путин как раз и был таким мальчиком-зайчиком. Во время страшных кризисов он не бегал с палкой перед львами, а впадал в спасительный столбняк. Такую реакцию наблюдали у него и прежде — во время «Норд-Оста» и во время Беслана. Доктор Сапелко, которого незнамо зачем протаскали с собой аж до китайской горы патриарха, понял в чем дело.

Хуже — он с самого начала ждал чего-то серьезного от пациента. Не захвата Обнинской атомной он ждал, не хаоса в Москве, само собой. Но неадекватногочего-то ожи дал. Думал еще в Москве, а что, не обдолбают ли президента китайцы каким-нибудь психотропным шаманским зельем? А не дадут ли мухоморчиков отведать либо еще каких грибочков? А как он будет выходить из состояния отравления? Голову как будет поправлять? Не опохмеляться же мухоморчиками. И вот: у доктора Сапелко в нагрудных карманах куртки было с собой наготове несколько пачек медикаментов. В правом кармане - меллерил. В левом — прозак. Стоял он теперь на склоне, доктор наш, мистер Скептик наш, и думал, дать ли Путину меллерил, а уж потом прозак. Или прежде прозак, а уж только потом — меллерил. А то и вместе бы дать, — думалось. По правде говоря, можно ли вместе, он не знал, он терапевт был не этого профиля, но пациент совсем был плох, и был бы в кармане еще и аспирин, то и аспирин бы ему насыпал перорально добрый доктор Сапелко. Прозак придает личности волевые качества и, успокаивая, — мобилизует. Меллерил же успокаивает радикально буйных, делая их радикально покладистыми. И доктор беззвучно шевелил губами, потом чесал редковолосую кожу своего черепа. И чесание, кажется, помогло. Он решился на что-то. И пошел к бредущему к вертолету Путину. И обратился заботливо. Автор не знает, что именно доктор скормил президенту. Но что-то сжевал Путин не запивая. Взял у доктора и сжевал. Потом пошли они вместе к вертолету. Сутулый высокий Сапелко был по-хожнаотца, вернувшегося к обморочному столбнячному ре бенку после того, как львы ушли. Львы съели кого-то, взяли обычную дань, и все. И Сапелко-отец пытался теперь добудиться до Путина-сына, вернуть тому разум и сознание жизни. Он говорил ему: «Ушлильвы, Вовонька, все будет хорошо. Бабку старую съели, да и черт с ней, и так еле ноги таскала. Хорошо все будет, сейчас сядем в вертолетик и улетим от хищников поганых, в вертолетике нас не достанут...»

Но это вранье было самое первостатейное — летели они как раз в самое логово самой что ни на есть хищнической сволочи. В Москву. Только сначала пересадка на китайский же самолет на военном аэродроме под Гирином. А уж только потом - в Россию.

Надо бы теперь, кстати, спросить у доктора Сапелко, что он такое скормил тогда президенту и в каких дозах? Потому что это что-то он и потом ему давал время от времени. В последние дни они не расставались, и доктор то и дело совал ло таблеточке своему страдальцу Путину.

В любом случае нейрорегулятор оказался правильным — фармакодоверчивость президента и фармакоуверенность доктора были вознаграждены. Путин пробудился от столбняка депрессии. Первое, что он услышал, был крик Андрея Мелянюка прямо ему в ухо: «Ничего, сейчас прилетим, сделаем комплекс цигун вечером, в темноте, все наладится. Учитель сказал, не надо забывать про комплекс...»

Ме-лянюх перекричал вертолетный лязг и грохот. Путин посмотрел сквозь очки Мелянюка в глаза его пристально, разгадывая, издевается тот или нет. Подумал, что скорее нет, чем да, спорить не захотел. А цигун он уже больше не делал никогда. Только вот начальник охраны путинской крик Мелянюка слышал, молчание путинское принял за согласие, поэтому китаист окажется у нас в ближайшие дни в подземном бункере рядом с Путиным. Там будет, в бункере, весь цвет России, богоравные военачальники и государственные деятели, но никто из них ни разу не сделает комплекс гимнастики цигун. Вас это удивляет?

2 февраля суббота Год: Дин Хай Месяц: Гуй Чоу День: Жень Шень Сегодня все еще хуже, чем вчера. Почва функционального духа порождает Металл Богатства, а он не может найти конструктивного применения в раскладе судьбы. Металл вдыхает силу в Погибель и в стихию Воды, разрушительная власть которой размывает преграды и дамбы Почвы, заливает и гасит Огонь Владыки Судьбы. Очень неблагоприятный день для Совершенномудрого.

Летели будто бы сперва в Хабаровск. Но потом пункт назначения поменяли — посадили китайский самолет на военной базе «Украинка», недалеко от Сковородина.

- Где мы? — пассивно проговорил Путин.

- В России уже, Сковородино тут недалеко, - ответилнекто осведомленный.

- А Сковородино - это что? Кто-нибудь слышал протакое?

- Будто бы Еврейская автономная область, — предположил голос сзади. И развеял голос свое же предположение. — Или нет, скорее Амурская.

- Смотрите, у еврейской военщины какие самолетыкрасивые, — один из попутчиков Путина не мог упуститьслучая пошутить. Развеселить президента.

Шутка не нашли отклика, хотя в окно все посмотрели. На стоянках у рулежки стояли в рад мясшцевские стратегические бомбардировщики.

— Как много на них заклепок, - проговорил Путин голосом размороженного минтая. Я имею в виду, что если быразмороженный минтай обладал даром речи, подобно пушкинской Золотой рыбке, то похож бы он был на Путина иговорил бы он его голосом. Путин вернулся к первичнойпростоте и непосредственности. Вернулся к детской безмятежности. К безмятежности больного ребенка, потому чтоон был теперь совсем не здоровым ребенком. Поддерживали его в этом положении совме стными усилиями севе рокав^казские боевики в Обнинске и доктор Сапелко прямо у телабольного. Колдовство Ван Лепина тоже действовала. Андрей Мелянюк все уговаривал, что Ван Лепин успел послатьтайные и эффективнейшие «от всего» флюиды, укрепляющие в частности пренатальную Ци президента.

Никто не нашелся, что ответить на ясное, невинное и перпендикулярное во всех смыслах замечание главнокомандующего, что на мясищевских стратегических бомбар -дировщиках полно заклепок. Оспорить эти полезные данные было невозможно, а подпеть как-то хотелось. И один из голосов сказал:

— Да, умели раньше делать. Это же еще советские...Путин встрепенулся и проявил бдительность.

Он спросил доктора Сапелко:

—А ничего, что китайский экипаж смотрит тут на все?Это же такой объект... режимный, наверное?

—Ничего, пусть смотрят. Половина небось не летает —сломаны давно, сами знаете. А выглядят устрашающе ндемонстрируют военную мощь, — позволил позитивистский народный дипломат Сапелко, сторонник прозака имеллерила. Он легко принял на себя роль советника президента по всем вопросам, а Путин рад был заполучить такого советника — решительного и волевого. «Одну дать илидве?» — спрашивал весело доктор, подбрасывая на руке таб-леточки для страдальца. И сам же отвечал: «Эх, да хрен линам, где одна - там и две!» А Путину такая легкость и вполнедальневосточное пренебрежение дуализмом и рефлексией нравились, поражали, давали ответ глубинный, жизнеутверждающий и жизнеобъясняющий. Ведь и в самом деле, хрен ли разница, одна таблетка или две? Не одно ли и то же, если разобраться? И не дуализм ли губит нас, евроне-надежный способ европостижения? «Быть или не быть»

шекспировское? Нелепость дичайшая. Это не одно ли и то же? Наличествующие часто гораздо мертвее отсутствующих. Что вообще выбирать, когда выбор сделан уже, и сделан не нами. Остается только принять судьбу с достоинством и выполнить свое предназначение.

Или так даже — не только выбор уже сделан, но и все уже произошло, так что нам только остается досмотреть кино про нашу жизнь. И не нервничать — глупо с воплями бегать по кинотеатру, не правда ли?

Перешли в «пазик», перевозивший тут, на базе «Украинка», летный состав. Еще брежневских соколов, похоже, возил «пазик», а теперь возил путинских соколов, и вот: перевез и Путина с делегацией в летную столовую. Там ждали самолет. Дело в том, что президентский борт номер 96016 стоял на Алтае, его перегоняли в Хабаровск теперь. Но на нем не полетят. Лететь надумали на обычном «Ил-62». Аэрофлотовском. Чтобы сбить со следа злонамеренных людей. Этот-«Ил-62» иждали. Из Благовещенска. Зачем, почему - Путин вопросов не задавал. Он проще стал на жизнь смотреть под влиянием своего бесшабашного доктора. Он поел и компот похвалил очень. «Вкус, знакомый с детства»-, — сказал словами рекламного слогана. Командир части бом-беров-стратегов обрадовался и закричал зычным голосом, чтобы еще президенту компоту... И пожаловался, хитрец:

- Раньше по нормам, товарищ главнокомандующий, летному составу положено было два стакана компота разного сорта — стакан яблочного и стакан сливового, к примеру. А теперь, товарищ главнокомандующий, куда все подевалось, не знаю, один сорт остался, но с добавкой. А что в Москве-то, серьезно это? По телевизору сказали?.. — И он снова воззвал к добавочному компоту голосом табунщика. Путин покорился судьбе, хотя не хотел бы больше пить. Впрочем, и выпил бы, с другой стороны. Он при слове «Москва» будто вспомнил о чем-то нехорошем. Спросил командира части:

- А вы тоже слыхали? Как думаете, кто эти чечены? Этонаши чечены, или Березины чечены, или какие-нибудьсамочинные чечены там на Обнинской станции? Кто зарядил всю эту операцию и в чем ее цель? Какой вопрос решают? Кто свалить меня хочет, вы как думаете?

- Я думаю, разрешите доложить, цель террористов - массовое уничтожение гражданского населения в городе Москве и прилегающих регионах России. Нанесение уронаинфраструктуре и путям коммуникаций, — сказал летчик.

Путин посмотрел на него с сожалением:

- Вы о средстве говорите, а я о цели. Хотя нет, цель понятна — свалить меня. Важно понять, кто это организовал,кто за этим стоит? Само собой ничего не делается.

Летный полковник сильно был озадачен экзаменом. Он стал озираться на других москвичей.

Начальник охраны очень хмурился и посматривал на часы. На выручку пришел доктор Сапелко. Он спросил: «Где же компотик? Обещали ведь добавочки». Командиру полка два раза повторять не пришлось. Он вскочил и побежал лично приводить кухню к покорности.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.