авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК «Третий мир»: спустя полстолетия ...»

-- [ Страница 12 ] --

В свое время подключение к общемировому процессу модернизации бывших колоний и зависимых территорий Азии, Африки и Латинской Америки («третьего эшелона») совпало с обнаружением глобальных проблем, вставших перед человечеством и обозначивших для указанных регионов определенные ограничители развития. К числу таких глобальных ограничителей относится и экологическая проблема. Воздействие ее начинает ощущаться все более в странах Юга и Востока с их уязвимой окружающей средой – особенно там, где разворачивается интенсивная индустриализация (Китай, Индия, Бразилия и др.). И хотя необходимость перехода на программы «зеленого развития» в этих странах постепенно осознается, перехода пока не произошло в силу как определенной инерции мышления, так и нехватки средств – финансовых и технических. В принципе как технологическая, так и финансовая помощь могла бы придти от развитых стран, на которые экологические осложнения в регионах Юга (например, сведение тропических лесов в Южной Америке или Африке) также могут оказать негативное воздействие. Однако серьезного приступа к решению экологических проблем не происходит, – без чего непрочно и вряд ли возможно «устойчивое развитие», программа которого в свое время была провозглашена ООН (Н.Г. Рогожина).

Дифференциация среди менее развитых государств проходит как между странами, так и регионами. О «передовиках» Азии уже шла речь. Латинская Америка, – имея в виду не только таких лидеров как Бразилия, но и ряд других стран континента, – наконец, начала продвигаться к избавлению от внешней зависимости в процессе развития (В.А. Красильщиков). В наиболее сложном положении находится Тропическая Африка. Хотя в последние десятилетия наблюдается определенный экономический рост, он не конвертируется в социальный прогресс, что может обернуться продолжением «роста без развития», особенно характерного для этого континента (Э.Е. Лебедева).

Эпоха глобализации наложила отпечаток и на политическую жизнь незападных стран. Возник новый тренд: расслоение политических элит в странах Юга и Востока на апологетов глобализации, прозападно настроенных сторонников неолиберализма и «безбрежного» рынка – и национально ориентированных политиков и представителей бизнеса, отстаивающих национальные интересы, гарантом которых выступает государство. Например, в Китае и в экспертном сообществе, и в высшем руководстве есть «новые правые», выступающие за дальнейшее расширение рыночных факторов в экономике. Против них выступают «новые левые», хотя и не отрицающие рыночной экономики, но настаивающие на ее коррекции, придании ей большей социальной направленности, улучшении положения широких слоев трудящегося населения, учете особенностей Китая в контексте глобализации. До наглядности очевидно противостояние между «либеральным» и «национально-патриотическим» или «государственническим»

направлением во властной среде и в обществе в современной России, где радикальные рыночные реформы проводились по западным рекомендациям в духе Вашингтонского консенсуса. И подобный водораздел в той или иной мере представлен практически в любой стране Юга и Востока.

Предыдущие десятилетия в этих странах проходили в соперничестве авторитарных и демократических форм правления. Авторитаризм и демократия остаются в этих регионах и сегодня (при определенном сдвиге в сторону внешних атрибутов демократии). Но как таковые институты авторитаризма и демократии играют все меньшую роль, уступая реальные властные функции неформальным, олигархическим и клановым структурам и будучи при этом все более подвержены коррупции. И это вполне объяснимо в эпоху всевластия денег, стимулированного процессами глобализации.

В ходе глобализации меняется конфигурация международных отношений в центро-периферийной системе мира. Долгое время осью мировой политики была биполярность, соперничество сил вокруг «полюсов» СССР и США. С крушением мирового социализма мир на какое-то время стал выстраиваться на основе однополярности, гегемонии США и западного блока в целом.

Казалось бы, после эпохи «холодной войны» планета должна была стать более стабильной и безопасной, но этого не произошло. Заметной тенденцией международной жизни стала повышенная внешнеполитическая активность и различные формы экспансии Запада, включая силовые (расширение НАТО, перекройка карты Балкан и бомбардировки Югославии, вторжения в Ирак, Ливию, Афганистан и пр.), в то время как сдерживающие механизмы времен биполярности были утрачены. Эти политические и военные акции были дополнением экономической глобализации, наднационального дирижизма международных организаций (МБРР, МВФ, ВТО и др.).

Всякое действие рождает противодействие. В ответ на доминирование Запада в мировой экономике и политике стали усиливаться тенденции регионализации (Д.Б.

Малышева), различные объединения стран в рамках тех или иных континентов, нацеленные на защиту своих региональных и национальных интересов (Меркосур, АСЕАН, ЛАГ, ШОС и др.). Возникают и надрегиональные альянсы, в частности БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). В каком-то смысле эти объединения напоминают Движение неприсоединения, в свое время имевшее определенное влияние в мировых делах. Но сегодня указанные союзы на международной арене играют более заметную роль, ибо их образуют государства, набравшие значительный экономический и политический «вес». И это является свидетельством того, что однополярный мир изживает себя, движется к многополярности.

Однако равновесную многополярную систему международных отношений еще предстоит создать. Пока же возникновение тех или иных «полюсов» чревато новыми осложнениями. Это в первую очередь относится к исламскому региону, в котором все более накапливается конфликтный потенциал. Будучи в каком-то смысле реакцией на проблемы глобализации и последствия политики Запада, исламские фундаменталистские движения становятся организаторами многочисленных межнациональных и межэтнических конфликтов и столкновений.

С другой стороны, и сами страны Центра далеки от стабильности.

Свидетельством этого является мировой кризис 2008 г. и последовавший за ним долговой кризис в Европе. Возрастающая конфликтность современного мира, таким образом, многопричинна. Поэтому, по мнению некоторых авторов, ближайшее десятилетие с большей долей вероятности ознаменуется целям рядом серьезных геополитических и военных конфликтов в различных регионах Азии и Африки и с тем или иным участием западных держав (В.И. Пантин, В.В. Лапкин).

Глобализация оказывает на мир противоречивое воздействие и в идейно культурном плане. Лозунги демократии, свободы, прав человека и т.д.

«срабатывают» все меньше – зачастую из-за двойных стандартов в их применении со стороны правящих элит самих западных стран. Хотя до «войны цивилизаций», если использовать термин С. Хантингтона, дело не доходит, тем не менее можно констатировать оживление и, так сказать, рост амбициозности цивилизаций Юга и Востока, что в определенной мере можно расценить как реакцию на унифицирующее-нивелирующий характер глобализации с ее лозунгами «единой мировой цивилизации» и «общечеловеческих ценностей». С этим связан и современный так называемый «религиозный ренессанс», рост активности мировых религий и религиозных движений (особенно в мусульманском мире) с их неоднозначными последствиями (Е.Б. Рашковский).

Новая эпоха создает необходимость коррекции или уточнения исследовательского инструментария в изучении центро-периферийных отношений и самой «материи развития». Хотя термин «развивающиеся страны» еще продолжает употребляться по инерции в научной литературе, он, как представляется, уже не отражает искомой реальности. Но только потому, что большинство развивающихся стран практически «не развиваются»456, но потому, что указанные страны уже трудно подвести под некоторый общий знаменатель. Поэтому появляются различные уточняющие обозначения – «новые индустриальные страны», «индустриальные страны-гиганты», «нефтедобывающие страны», «наименее развитые страны», «традиционный Юг», «глубокий Юг» и другие. Очевидно, что этот процесс уточнения будет продолжаться.

Вызывает сомнения категория «догоняющего развития». Не потому, что для тех или иных незападных стран достичь уровня техники и обустройства жизни стран Запада в принципе невозможно – ведь сделали же это Япония, Южная Корея или Сингапур. Но, во-первых, это особый случай относительно небольших стран, успехам которых сопутствовали благоприятные исторические предпосылки. Но вряд ли возможно достижение Китаем или Индией с их гигантским населением уровня жизни США или Германии – для этого просто не хватит мировых ресурсов. Во вторых, – и это главное – это и не нужно, ибо заданный западными стандартами культ избыточного потребительства изживает себя. Вопрос в другом: сможет ли какая-либо страна Юга или Востока предложить иную модель общества, альтернативную западной? Китай, например, похоже претендует на это. Но реальность пока далека от претензий.

Нуждается в осмыслении сама категория «развитие», тем более, что в последнее время она в немалой мере лишилась своей значимости (вместо нее стали говорить об «адаптации», «эффективности», «росте» и пр.). В нашем центре проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН действует межинститутский семинар «Современные проблемы развития», на котором мы имели возможность убедиться в существовании весьма различных, порой экстравагантных толкований понятия «развитие», – например, что оно может быть нисходящим, тупиковым, разрушающим и т.п.457 Конечно, понятие «развитие» – многоаспектное, широкое, но не безбрежное. Оно сконцентрировано, во-первых, вокруг развития человека, его деятельносных потенций, прогресса материальных и интеллектуально-духовных компонентов его бытия. Во-вторых, поскольку имеется в виду прогресс не По расчетам известного экономического эксперта Освальдо де Риверо, работавшего в структурах ГАТТ, ВТО и ООН, из 134 стран Юга и Востока в 96 ежегодный рост за полвека (1960- гг.) не превышал 2,6%, а в 37 составлял лишь 3%, что не выводит их из границ слаборазвитости (Oswaldo de Rivero. The Myth of Development. Non-viable economies and the crisis of civilization. L. a.

N.Y.: Zed books.

Современные проблемы развития. Материалы теоретического семинара. М.: ИМЭМО РАН, 2010, с. 15, 36 и др.

отдельного человека, но общества, то развитие предполагает распространение его на значительную массу, а то и большинство общества (хотя эти пропорции в разных странах и эпохах могут варьироваться). Если же плодами экономического роста пользуются немногие, политическое участие большинства общества отсутствует, система образования элитарна и т.п., то реального развития не происходит. И в этом плане глобализация далеко не всегда способствует развитию.

И последнее – о месте и интересах России в контексте центро-периферийных отношений. К сожалению, за постсоветские десятилетия Россия в ходе поспешных рыночных реформ, обернувшихся тенденциями деиндустриализации и сырьевой ориентацией экономики, эволюционировала в сторону «периферийности», хотя некоторые признаки развитой страны у нее остались (уровень вооружений, заделы в сфере науки и пр.). Вопрос в том, куда пойдет движение от этой развилки. Сегодня Россия сумела вернуться в большую политику. Однако провозглашенный курс на модернизацию пока не реализуется на деле. Постиндустриальное общество и инновационная экономика не могут существовать анклавами, они вырастают лишь на развитой индустриальной базе (в случае нашей страны – на базе реиндустриализации и завершения модернизации, осуществлявшейся в советский период). Раз уже не получилось быстро «стать Европой», как провозглашалось в 90 е годы, в ходе «непродуманных и неэффективных реформ, России необходимо изучать и активно использовать (разумеется, с учетом специфики и собственных традиций) опыт США, стран ЕС, Китая, Бразилии, Индии, Южной Кореи и других успешно развивающихся государств, т.е. тесно взаимодействовать со странами, представляющими в современном мире различные модели политического и социально-экономического устройства» (В.И. Пантин, В.В. Лапкин).



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.