авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Беляева Н.Б. Это было так УДК 929.5 ББК 63.2 Б 44 Беляева Н.Б. Б 44 Это было так / Н.Б. Беляева. – М.: ЗАО ...»

-- [ Страница 2 ] --

А жизнь продолжается 1943 год – теперь уже понятно, что победа будет за нами. Позади Сталинград, прогре мел салют по случаю освобождения Киева.

А жизнь все еще трудная и голодная.

Мама как заведенная стальная пружина, не доедая и не досыпая, посменно шурует стальною кочергой в огромной печи, под держивая нужную температуру для обжи га кирпича. Младшие дочки, Люся и Галя, были пристроены в круглосуточный детский садик. Это было спасением – там их хоть кое-как, но кормили. Я и брат Гена бегаем в школу, я – в шестой класс, а он – в третий.

В общем, жизнь продолжается. Мне лет, и я мысленно представляю сейчас, какой я была в ту пору: худенькая, щупленькая, с косичками как крысиные хвостики, плохо одетая и уж совсем плохо обутая, вечно го лодная. У меня возникал даже какой-то ком плекс неполноценности, поскольку все мои Фото ~1940 г.

одноклассники были и одеты и обуты лучше Худенькая, щупленькая, меня (не было, наверное, ни одной многодет косички те же, ной семьи, где все бы держалось на хрупких но год-то еще пока плечах измученной заботами женщины).

не такой страшный.

Освободите помещение!

В конце 1943 года произ водство огнеупорного кирпича на заводе увеличивается, растет управленческий штат, и наш дом, где столько лет прожито, решено занять под бухгалтерию заводоуправления. Помню, как перевозили наши незамыслова тые пожитки на конской подво де в трехэтажный новый дом на Глазынинской улице*.

Нас поселили на третьем эта же в трехкомнатной квартире все в том же порядке: две комна ты у нас, одна – у тети Любы. До нас там жили семьи заводских Фото ~ 1970 гг.

рабочих, эвакуированные в на- Новые дома чале войны. на Втором заводе.

Вид со стороны Минского шоссе Тогда это еще не называлось Глазы * нинской, а именовалось как «новые дома» на заводе №2, в обиходе просто как «новые дома на Втором заводе».

Дом построили перед самой во йной, коммуникации завершить не успели, и по нужде приходи лось бегать на улицу в уборную об щего пользования. Само собой, не было ни центрального отопления, ни водопровода. И воду таскали из колодца, поднимая ведра по крутой лестнице на третий этаж.

Точно так же, в обратном порядке, выносили помои и мусор.

Жилье предоставлялось как временное с обещанием в даль нейшем улучшить жилищные условия. Кто обещал и кто какие гарантии давал – тех потом уже не стало. И дальше получилось вот что.

Прожили мы в этом доме два года без огорчений. А потом приехали из эвакуации и нача «Этот» двухэтажный дом*.

ли права качать люди, которые Как фон здесь жили прежде.

для фото членов нашего семейства на именинах мамы в октябре 1981 год.

В этом доме и сейчас проживает семья * младшей нашей сестры Галины Бори совны, но уже в трехкомнатной квар тире на двоих.

Закон был на их стороне, и нас «попросили» и отсюда. И выпих нули в крохотную комнатушку в коммунальной квартире на вто ром этаже двухэтажного дома.

Этот дом, как и прежний, был спроектирован для достойно го проживания: по плану здесь предусматривались и кухня, и ванная, и туалет. Но все это также без коммуникаций! Квар тира должна была быть трех комнатной в идеале. Однако в этом «Ноевом ковчеге» размести ли аж четыре семьи!!! И всего в квартире проживало 17 чело век, в том числе 10 душ детворы разного возраста.

Нашей семье здесь принадле жала комнатушка в 17 квадрат ных метров, где вместе с мамой Фото 2010 г.

ютилось четверо детей. Обста «Этот» дом сегодня.

новка «апартаментов» была та кой – кровать, диван, стол, ко мод и зеркало. В дополнение к этому место занимала еще и печка с плитой, на которой го товили незамысловатую еду. Топили печь одну семью и нам в этой квартире выделили углем, который мама прихватывала в сумке, вторую комнату. Сначала слезные письма о возвращаясь с работы. За печкой стояла «па- бедственном положении семьи писались на раша по-маленькому», над которой и умыва- имя М.И. Калинина – «всесоюзного старо лись, поливая друг другу из кружки. А «по- сты», как его величали в народе, и бесполез большому» – так это бегом марш на улицу: но. Затем его сменил т. Шверник;

писали и 100 метров туда, 100 метров обратно*. ему, но даже ответов не поступало.

В войну страна терпела и не такое, нас Потом выяснилось, что полученные спа тоже попросили потерпеть до лучших времен. сительные для нас ответы оседали под И мы терпели!!! И не могли понять, ког- сукном в конторе завода. Там не спешили да же наступят эти лучшие времена… По- «разрешить вопрос положительно». И лишь нятно, что война – это не лучшее время. Да, когда мама запросила копию ответа и полу собственно, и решать вопрос было некому – чила ее из канцелярии Президиума Верхов на ответственной директорской должности ного Совета, где заводу предписывалось не никто долго не задерживался. замедлительно решить вопрос положитель Лишь на третий год после войны, в 1948 но, лед тронулся.

году, наконец-то подключили водопровод, И сколько нужно было потратить сил и исчезла параша и появился нормальный усилий нашей дорогой мамочке, сколько туалет, отселили одну семью и появилась было потрачено нервов – знает один лишь общая кухня. бог. И должно было пройти еще почти двад И только в 1960 году, после изнуритель- цать лет, чтобы все помещение трехкомнат ной и безнадежной переписки с канцеля- ной этой квартиры полностью было пере рией Председателя Президиума Верховно- дано нашей многострадальной семье. Это го Совета СССР, наконец-то отселили еще произошло только к 1980 году.

Да, впрочем в Подмосковье у всех тогда так было, речь шла лишь о расстояниях до «заветной цели»;

это могло * быть и пять, и двадцать пять, и сто метров.

Школьные подруги Тебе со сметаной или с уксусом? Этот во- этих пельменей до этого момента не видала, а тем более не ела, а поэтому я очень смути прос застал меня врасплох и озадачил. А было лась и не знала, что сказать. А сама поду это так: в один из воскресных мартовских дней мала: «Надо же, такая вкуснотища, причем с небольшой компанией одноклассниц я была здесь уксус или сметана?»

приглашена на день рождения к Ире Ивано Это мне запомнилось и врезалось в па вой, дочери директора кирпичного завода (ни мять на всю жизнь. И когда более чем через куда-нибудь, а в директорский дом!) пятьдесят лет на встрече старых школьных Это был 1945 год, мы учились в 7-м классе.

друзей, на которой присутствовала и Ира, Только что был назначен на завод новый ди я вспомнила этот эпизод, она очень уди ректор, и эта девочка появилась у нас в школе.

вилась. Еще бы! Для нее и многих других Была она, на мой взгляд, очень красивой де пельмени в ту пору были обычным блюдом.

вочкой: черноволосая, чернобровая, с больши Больше в этом доме я никогда не бывала.

ми карими глазами, с родинкой на щеке и яр Видимо, я попала туда случайно в числе ким румянцем. Была она прекрасно сложена общих подруг, которые с ней были в близких и прекрасно одета (директорская ведь дочка!)*.

отношениях. Я же была близка с другими На столе было праздничное угощение, девочками: это моя двоюродная сестра Таня что именно, не помню. Но пельмени запом Аникина, Вера Кастрова, Лариса Ерохина нились. Они явно были не такие, как прода и, конечно, Надя Куропатенкова… ют в сегодняшних супермаркетах, выдавая После многих-многих лет мы снова наш за шедевры кулинарии. Они были настоя ли друг друга, периодически встречались, щие, приготовленные дома и с любовью. Я Да, очень обаятельная была девочка. Я тогда был в нее немножко влюблен. Впрочем, это не первая Нинина * подруга, в которую я был влюблен...

вспоминая прошлое, да и сейчас, ког да уже не до дальних поездок, мы ча сами болтаем друг с другом по телефо ну, забывая о тарифном плане МГТС.

Училась я неплохо, во всяком слу чае, трояков не было. Но даже четверки меня огорчали. Мне хотелось быть от личницей, как Вера Кастрова. В году, когда мы только что переехали в недостроенную трехэтажку, мама ска зала мне, что на первом этаже посели лась новая девочка. Она будет учиться с тобой в одном классе, зовут ее Вера. Так я познакомилась с Верой Кастровой.

Вера была не просто способной уче ницей, она была усидчивой и очень пун ктуальной, аккуратной и целеустрем ленной. Мало того, что она все схваты вала на лету, она еще системно зани малась, чтобы закрепить пройденный материал. И была хорошей подругой.

Она щедро делилась своими знания ми и во многом помогла мне в учебе. Я ей завидовала белой завистью, я тоже хотела быть отличницей, быть похожей Фото 1947 г.

на нее. В моем понимании тогда успехи Вера Кастрова, моя обожаемая в учебе – это залог успешности в жиз наставница и подруга в 10-ом классе ни. Нищета и убогость ассоцииро вались в моем сознании с мало грамотностью, а богатство или жизненный достаток я считала привилегией людей грамотных и образованных. У меня перед гла зами всегда был Владимир Нико лаевич Горбатов: успешный че ловек, человек с высшим образо ванием. И я подсознательно всю жизнь стремилась к знаниям, со бирая их по крупице, учась, в том числе на собственных ошибках и на ошибках других.

Вера была единственным ре бенком в семье, у нее были и отец и мать, оба работали бухгалтера ми. В семье был относительный достаток (потому что «ученые», думала я). И это подхлестывало мое стремление к учебе. Фото 01.04.2010 г.

Отличница Вера в десятом Подруги встретились вновь через 63 года.

классе была первой претендент (На 80-летие Нины приехала Вера.) кой на золотую медаль. Однако все дело решила единственная неверно поставленная запятая в сочинении на выпускных эк заменах, и она ее не получила.

По всем другим предметам у нее были пятерки, и она могла бы поступить без проблем в любой вуз, но она выбрала педагоги ческий. Это, наверное, было ее призванием, и она стала превос ходным преподавателем русско го языка и литературы.

Приобретя солидный опыт работы преподавателем в стар ших классах московской шко лы, она много лет проработала в Институте дружбы народов им.

Патриса Лумумбы, а также пре подавала русский язык на Кубе, в Японии, Египте.

Тесные дружеские отношения связывали меня с еще двумя де вочками – Ларисой Ерохиной и Надей Куропатенковой. С Лари Фото 1947 г.

сой Ерохиной я познакомилась Лариса Ерохина и Надя Куропатенкова. в шестом классе, до этого мы с Десятый класс. нею вместе не учились.

В школе было два параллель ных пятых класса, и мы учились в разных. В шестом нас объеди нили, и в классе появились три неразлуч- ле ее отец). Она поступила на физико ные подруги: моя двоюродная сестра Таня математический факультет Педагогиче Аникина, Надя Куропатенкова и Лариса ского института, окончила его и успешно Ерохина. Естественно, что подруги моей се- работала преподавателем математики в стры стали и моими подругами. средней школе.

Родители Ларисы были преподавателями Спустя много-много лет, на одной из в нашей школе. Ее мама была учительницей встреч одноклассников, выяснилось, что в младших классах, а отец, вернувшийся с наши мальчишки не так уж были плохи, у фронта после ранения, преподавал матема- всех хорошие, крепкие семьи, все состоялись тику в старших. В нагрузку ему поручили как специалисты, и среди них даже профес вести уроки «сталинской конституции» (нам сор Университета дружбы народов Л. Кули все это было непонятно и мы ее зубрили). По ков. Так что оценка Ларисой их достоинств натуре Лариса была лидером и заводилой. была явно занижена.

Их квартира была в самой школе, а у Надя Куропатенкова – это подруга на всю Ларисы была отдельная комната. У нее жизнь. Уже в шестом классе мы с ней со был патефон. Собираясь у нее в комнате, шлись и крепко подружились. Я бывала у нее мы учились танцевать. Кавалеров у нас не дома. Их семья жила в коммунальной квар было, да и откуда они могли бы взяться, по- тире, имея одну комнату, точно так же, как скольку Лариса безапелляционно бракова- мы, с той только разницей, что нас у мамы ла всех мальчишек нашего класса, предъ- было четверо, а их только двое. Они с млад являя к ним весьма высокие требования. Ей шей сестрой Милой помногу дней оставались казалось, что она имеет на это полное право: дома одни, так как их мама работала прово она была стройной, с красивыми пышными дницей поезда дальнего следования. Но зато волосами, имела гордую осанку и походку, когда она приезжала, наступал праздник.

весь вид ее говорил – проходи мимо. На каком-то полустанке в Смоленской обла Она училась хорошо и особо успешно сти жили ее родственники, которые выноси по математике (ведь ее преподавал в шко- ли ей к поезду творог и сметану от собствен ной коровы.

Мы часто делали уроки у нее, и практически весь оперный репертуар Боль когда дома была ее мама, мне ни под каким шого. У нас в эту пору не было ухажеров и предлогом не удавалось отвертеться от уго- кавалеров. А где их можно найти? Ну, ко щения. нечно же, на танцах, а мы почти не умели Ее мама, тетя Феня, была исключительно танцевать. Тогда в моду входили бальные добрым, отзывчивым человеком. Это была танцы. И мы ездили в Парк культуры и от удивительная женщина. Она была из про- дыха им. Горького учиться этой премудро стой крестьянской семьи, совершенно не- сти… грамотная, но удивительно умная и мудрая, В ту пору кругом открывались катки, мы очень красивая, спокойная, медлительная с завистью смотрели, как под веселую музы и величавая, с очень добрыми и грустными ку на льду скользят «счастливые пары», а у глазами. нас не было ни «пары», ни коньков. Нако С Надей мы продолжали дружить и по- нец Наде их купили, и лёд тронулся. Одна сле школы, уже будучи студентками. Мы пара на двоих – это уже что-то!!!

были заядлыми театралками. Любимым И мы по воскресеньям с утра пораньше, нашим театром был филиал Большого теа- стыдясь редких прохожих, ковыляли на этих тра. Здесь можно было купить абонементы коньках поочередно на льду одинцовского на спектакли на целую декаду вперед. пруда вблизи вокзала. Хотя и не очень, но За этими билетами мы занимали очередь научились стоять на льду и чуть-чуть пере чуть ли не с ночи. Зато сумели прослушать двигать ноги.

День Победы и год Победы Наконец-то мы его дождались!!! День Мишка – это Михаил Аникин, муж тети Победы ворвался в нашу жизнь огромной Нины, которого проводили на фронт в кон радостной надеждой. Наконец-то все кончи- це августа 1941 года, когда фашистские лось, теперь заживем!!! Нам казалось, что полчища рвались к Москве.

все как по мановению волшебной палочки, Я помню, как его провожали. Мы стояли с враз изменится к лучшему;

и холод, и голод, мамой у калитки их дома на Товарищеской и квартирные неурядицы уже позади;

на- улице и смотрели вслед его удаляющейся ступает новая эра счастливой жизни. фигуры. Говорят, что есть такая примета – О капитуляции фашистской Германии если что-то забыл, лучше не возвращаться, мы узнали рано утром на рассвете. Взвол- это не к добру. Но ему пришлось вернуться нованный голос диктора Левитана сообщил – он забыл ложку.

нам эту новость через радиорепродуктор С фронта Михаил прислал несколько пи (черную тарелку), который у нас никогда не сем. Последнее – в феврале 1942 года. Даль выключался – ни днем, ни ночью. Эту весть ше – ни слуху ни духу. А в середине ждали, уже чувствовали, уже знали, что года семья получила извещение – «пропал враг окончательно разбит. без вести». Пропал без вести – это еще не Тем не менее, эта весть вызвала у нас похоронка. Всю войну, да и много лет по бурю радостных чувств. Одеваясь, мама сле нее, его возвращения ждали, надеясь сказала: «Побегу к Нинке (ее сестра – на чудо. Дядя Миша до сих пор стоит перед Н.Т. Аникина). Может быть, Мишка скоро моими глазами: высокий, широкоплечий, вернется!» черноволосый и чернобровый, с красивыми серыми глазами. Но он с войны так и не вер- моей мамы. Чтобы я не плакала и не хлюпа нулся, так же как и Владимир Терентьевич ла носом, в третьем классе она нарисовала Гапеёнок (сводный брат мамы). мне Красную Шапочку. Этот рисунок и по 9 мая был объявлен нерабочим днем, все шел в зачет по этому предмету.

были возбуждены радостным сообщением Мечта о сытной жизни, видимо, подтол о нашей Победе. А дальше жизнь потекла кнула мою маму посоветовать мне поступить в своем обычном русле, все тот же скудный учиться в пищевой техникум, и я, прихва паек по карточкам, все то же недоедание и тив с собой свидетельство, поехала в Москву чувство вечного голода. Год Победы не при- на переходной площадке переполненного нес существенных изменений в нашу жизнь. поезда. Протолкавшись в толпе абитуриен В июне 1945 года я окончила семь клас- тов на крыльце техникума, я поздно вече сов школы и получила на руки свидетель- ром вернулась без всякого результата домой ство об ее окончании. Оно сохранилось, и и чуть ли не в слезах. Мама, обняв меня за вы можете на него полюбоваться на сле- плечи, сказала: «Иди, дочка, учись дальше, дующей странице. Трояков у меня не было, кончай десятилетку, как-нибудь перебьем все четверки да пятерки. Рисовать я совсем ся». И я пошла первого сентября 1945 года в не умею, а по рисованию пять. Это заслуга восьмой класс.

Одинцовская школа В Одинцове до войны было всего 9 тыс. жителей и толь ко три школы, размещенных в старых, дореволюционной по стройки зданиях. Начальная школа, куда я пошла в первый класс, располагалась прямо у железнодорожной станции на Верхней Пролетарской улице, вблизи прудов. Это было двухэ тажное деревянное здание: два класса вверху, два класса внизу.

На втором этаже также рас полагалась учительская и три комнаты – квартиры для учите лей. Один из классов был про ходным. В его углу была дверь, за которой в маленькой ком Фото 1947 г.

натке жила старушка (бывшая Людмила Петровна Дроздова.

учительница), которая иногда Наш классный руководитель во время урока шаркала туда (и хороший друг).

сюда, отвлекая наше внимание.

Я окончила здесь четыре класса. А в 1943 году училась здесь еще и в пятом, поскольку открытие новой средней школы откладывалось (там размещал ся госпиталь). Первые четыре года в этой школе меня учили четыре разных учителя. Я их всех хорошо помню, знаю по именам. Но самые теплые вос поминания у меня оставила Ма рия Николаевна, которая учила меня в третьем классе. Я была внимательной и дисциплиниро ванной ученицей, и меня одной из первых приняли в пионеры.

В пятый класс 1 сентября к нам в класс пришла новая учи тельница – Людмила Петровна Дроздова, которая только что окончила институт и препода вала у нас ботанику. Она меня заинтересовала с первого урока, и я полюбила этот предмет.

Меня поразило то, что она Мое свидетельство была на костылях (была инва об окончании лидом с детства). Это был пре семи классов школы подаватель от бога. Представляю, какую помещении шик и блеск, а у входа сидит нужно было иметь силу воли, чтобы совер- охранник. А тогда это было внешне нео шить такой жизненный подвиг - окончить прятное здание: пять классов и учитель очно Пединститут в Москве. Я бывала у нее ская – вверху, три класса, вестибюль, раз много раз дома, она научила меня вязать на девалка, туалет под лестницей – внизу.

спицах, и даже мы с ней пытались участво- Отопление было печное, но дров было мало, вать в выставке «Наши подарки фронту». и в помещении было очень холодно. Тогда С шестого по десятый класс Людмила писали чернилами. Чернила в черниль Петровна была у нас классным руководите- ницах часто замерзали, чернильницы лем, преподавая биологию. непроливашки таскали с собой. Кабинетов С шестого по десятый класс я уже училась химии и физики в школе не было, не было в новой средней школе, которая была по- почти и никаких учебных пособий, кроме строена перед самой войной и в 1941–1943 географических карт.

годах была переоборудована под госпиталь. Училась я с удовольствием, и не было В августе 1943 года ее освободили, и перед мыслей пропускать уроки, да и сбегать началом учебного года ученики старших было некуда. Кинотеатра в поселке не было, классов принимали участие в уборке по- а при кирпичных заводах было два клуба, мещения и подготовке классов к учебному но в войну они не работали.

процессу. Это была железнодорожная сред- Всех учителей я очень хорошо зрительно няя школа №2 ст. Одинцово – единствен- помню, но не всех помню по именам.

ная у нас школа-десятилетка. Ольга Васильевна Панкова вела у нас Это двухэтажное кирпичное здание на русский язык и литературу. По этим пред пересечении Можайского шоссе с улицей метам у меня были твердые четверки. Но Советской стоит и сейчас. В нем я побыва- на уроках Ольги Васильевны я вертелась и ла в 2000 году: там провели евроремонт, в болтала, это точно! Поэтому на всю жизнь я запомнила ее обращение ко мне: «Беляева, сопровождались комментариями, напри не бреляй языком!!!» мер: «Как попутал Надю бес позабыть удель Виктор Андреевич Шлегель – учитель по ный вес. Урок дома не учила, ну и двойку физике. На его уроках было шумно, его поч- получила». Это относилось к Наде Куропа ти никто не слушал. Только 5–6 человек са- тенковой.

дились на первые парты и внимательно его Мои типовые отметки тогда были: три, слушали. Говорил он монотонно и не очень иногда четыре. И только когда я стала го громко. Это был пожилой, измученный, товиться к выпускным экзаменам, села и, уставший и голодный одинокий человек. не вставая, за три дня проштудировала всю Нам было его жалко, и мы иногда собирали физику, поняла, почему я ее не знала. Про и отдавали ему свои кусочки черного хлеба, сто не слушала, и у меня не было системы.

которые нам выдавали ежедневно на боль- Виктор Андреевич был не только физи ших переменках. Отдавала свой и я, хотя ком, но и лириком. Он объяснял физику бес мне жутко хотелось съесть его самой, но я страстно и монотонно. Но однажды он вдруг не могла в этом признаться. прервал свое объяснение, подошел к окну и Он имел университетское образование и заговорил стихами:

был преподавателем старой школы. Препо «В тот год осенняя погода давал физику еще моей маме. Тогда, в пору Стояла долго на дворе, своей молодости, он был энергичным и ини Зимы ждала, ждала природа, циативным, часто водил детей в походы.

Снег выпал только в…»

Я была в числе тех, кто невниматель И – к нам:

но слушал. Я садилась на заднюю парту и «Когда выпал снег у Пушкина?»

болтала с подружками. Он никому не де Молчание в классе… Он: «Снег выпал лал замечаний и беспристрастно выставлял только в январе, на Татьянин день. А это оценки – кто что заслужил. Иногда оценки 25 января!!!» А еще он любил сочинять нажды, когда преподаватель мне сделал всякого рода прибаутки, например: «У до- замечание, подчеркнув, что и на прошлом ски, построясь в ряд, три красавицы стоят. уроке я вела себя плохо, я не задумываясь Так как график не учили, все по двойке по- выпалила: «Кто старое помянет, тому глаз лучили». вон!» Он заморгал глазами, открыл рот, но Химия. Этот предмет мы знали плохо. ничего не сказал, видимо, не захотел связы На уроках химии каждый занимался, чем ваться с глупой девчонкой. А я не догада хотел, было очень шумно, и я была актив- лась попросить извинения, и мне до сих пор ной нарушительницей дисциплины. И од- за этот поступок стыдно.

Примечательное событие 47-го года Все шло своим привычным чередом. Я окончила девятый класс. По-прежнему стояли в очередях за хлебным пайком.

По-прежнему его не хватало.

По-прежнему мама, прибегая с работы домой, второпях зата пливала печку и варила нам не мудреную еду.

Один раз в день, «из одного блюда», из того, что было в доме на данный момент. А было так, что и ничего не было.

Но однажды утром мама при бежала с работы домой (работа ла в ночную смену) и принесла получку новыми невиданными до сих пор купюрами. Это было летним июньским или июль Фото 1947 г. ским днем. А из «черной тарел После окончания 9-го класса. ки» голосом Левитана переда (В гостях у тети Вали).

вали ВАЖНОЕ СООБЩЕНИЕ. Из него мы ла две буханки белого пышного хлеба, и мы узнали, что старые деньги утратили свою наелись от пуза. Кроме хлеба в свободной юридическую и покупательную силу (объ- продаже появились и кое-какие другие про являются вне закона, превращаются в му- дукты питания.

сор). Что карточная система распределения Но теперь стало катастрофически не хва продуктов отменяется, объявляется свобод- тать денег. Маминой зарплаты едва хвата ная торговля, что на новый послевоенный ло на немудреные продукты. Она стала под рубль можно покупать что угодно, где угод- рабатывать на своей видавшей виды швей но и сколько угодно и что цены на продукты ной машинке «Зингер», принимая заказы питания остаются прежними, довоенными. на пошив одежды у своих знакомых. А я по Мы стали шарить по карманам, по ящи- прежнему носила затрапезные, сшитые из кам комода, банкам и кошелькам, выгребая кое-чего платьица и старую стоптанную об из них мелочь. В военные годы она преврати- увь. Если с продуктами все постепенно как лась в ничто, в мусор, а сейчас она обрела свою то налаживалось, то с промтоварами была прежнюю «силу». Мы не могли поверить сво- просто беда. За тканью, одеждой и обувью им ушам… О таком решении не просочился были дикие очереди, да они нам были не по ни один слух, все было неожиданно, как гром карману.

среди ясного неба. (Умел же товарищ Сталин В 1947 году до станции Одинцово пусти планировать и проводить в жизнь крупные и ли электрички, построили высокие плат внезапные стратегические операции как во- формы и пешеходный мост через железно енного, так и мирного характера). дорожные пути. Я стала чаще бывать в Мо Собрав всю имеющуюся в доме мелочь, скве, ездила в кино и в гости к Горбатовым мама помчалась в магазин и вскоре принес- в Сокольники.

Глава пятая «Птичка Нина вылетает в жизнь»

Прощай, школа!

1948 год. Предстоят выпускные экзамены, получение аттестата зрелости – и прощай, род ная школа.

Фото 1948 г.

10-й класс Одинцовской средней школы №2.

Сама формулировка - экза Обаятельная мен на аттестат зрелости – вы умничка зывала у меня чувство неуве- Верочка Кастрова ренности в себе. И я засела за и гордая красави учебники, повторяя пройден- ца Ира Иванова ный материал по нескольку дней не выходя из дома. Все экзамены я сдала на 4 и 5, и даже получила пятерку по физике, за которую я боялась больше всего.

Лучшая Ее я проштудировала от кор подруга Надя ки до корки, приведя все зна- Куропатенкова ния в систему. Помню вопрос и лучшая кузина билета – «подъемная сила кры- Таня Аникина ла самолета». Я лихо начерти ла на доске чертеж, обозначи ла стрелочками векторы раз ложения сил и именно в этот момент прозрела и поняла, Лариса Ерохина как и почему самолет взлета и Нина Беляева – ет. «Молодец!» – покачав голо подруги по школе вой, сказал Виктор Андреевич Шлегель, наш преподаватель по физике, на уроках которо го я не слушала, не слышала и ничего не понимала. Со школьной фотографии Мой выбор Экзамены И, возможно, с его подачи рассматривался сданы, аттестат получен, я этот вариант. Но накануне вступительных свободна как птица, но куда дальше лететь экзаменов в ТСХА состоялась историческая, не знаю. Некоторые девочки нашего класса печально известная сессия ВАСХНИЛ (Все поступали в Педагогический институт. Это союзная академия сельскохозяйственных слово «педагогический» витало в воздухе.

наук им. Ленина). На ней был учинен раз Еще упоминался Землеустроительный ин гром генетической науки. Победу одержа ститут. К педагогике у меня не было ника ли мракобесы под руководством академи кого стремления, тем не менее, я съездила ка Лысенко. Всех, кто был против прими в Пединститут им. Ленина, потолкалась тивных воззрений «лысенковцев», в грубой среди толпы абитуриентов и студентов и форме попросили покинуть стены научных вернулась домой в смятении (уж очень мне и учебных учреждений. Профессора Голубе умными и значительными показались пре ва освободили от должности декана факуль тенденты на роль педагогов, и каждый тре тета и уволили из Академии.

тий в очках).

Мое предварительное знакомство с Ти Выбор пал на Сельскохозяйственную мирязевкой началось с подачи заявления в академию им. Тимирязева, факультет аг этот вуз. Заявления принимались в главном рохимии и почвоведения. Но это был не (административном) корпусе, весьма краси мой выбор. Дело, видимо, не обошлось без вом здании старинной постройки дворцо вмешательства Владимира Николаевича вого типа. На улице была июльская жара, Горбатова. Он обладал большими связя а здесь было прохладно, огромные окна ми и широким кругом знакомств. Деканом были завешены тяжелыми шторами, была факультета агрохимии был профессор Го какая-то успокаивающая тишина.

лубев, хороший знакомый дяди Володи.

На второй этаж вела широкая мраморная пять. Я жутко боялась экзамена по физике.

лестница, застеленная красивой ковровой Перед ним я несколько дней не высовывала дорожкой. В вестибюле второго этажа стоял носа на улицу, зубрила, повторяла, штуди длинный стол, покрытый зеленым сукном, ровала задачки из общей толстой тетрадки, за которым сидело пять-шесть человек чле- которую мне любезно дала Вера Кастрова.

нов приемной комиссии. Никакой суеты, бе- Это была тетрадь нашего физика Викто готни, все спокойно и доброжелательно. ра Андреевича. В ней было все, что может Поступать я приехала вместе с моей дво- быть на экзаменах, задачки по любой теме, юродной сестрой Татьяной Аникиной. (Ви- любой сложности, а самое главное – ход их димо, дядя Володя обсуждал вопрос нашего решения и ответы. Признаться, у меня дро будущего и с моей, и с ее мамой). Нас поса- жали коленки, особенно после того, как я дили за стол, приняли документы, выдали осталась один на один с преподавателем. Он листок абитуриента, где был расписан по- поинтересовался, откуда я и какую окончила рядок сдачи экзаменов, время и аудитория. школу. А когда узнал, что я училась в один Я попала в 8-ю экзаменационную группу, а цовской школе, безапелляционно произнес:

Татьяна в какую-то другую. «В одинцовской школе физику знают плохо».

Сдавали мы экзамены в разные дни, в «А Вы откуда знаете?» – сдавленным голосом разных аудиториях, и за все это время наши спросила я. «А я преподаю в кунцевской шко с ней пути ни разу не пересеклись. ле, в вашем районном центре», – ответил он.

Я успешно сдала все четыре экзамена, на- А я подумала: ну все, я пропала!!!

брав 17 баллов. После первого экзамена – Сев на высокий табурет, я положила би сочинения по литературе, все, кто получил лет на длинный-предлинный стол, на ко двойки, к дальнейшим экзаменам не допу- тором стояли штативы с химическими ре скались. Список таких насчитывал более ста тортами и колбами, углубилась в изучение человек, но меня среди них, слава богу, не вопросов билета и, к своему удивлению, оказалось. Мне поставили троечку. Не знаю, не нашла там ничего страшного. Вопросы каким чудом, но экзамен по химии я сдала на были все те же, из нашей школьной про граммы, из нашего школьного учебника, а я к листку, на котором значилась группа № их остервенело изучала и повторяла много- (это номер экзаменационной группы). Но там много дней подряд. Да и задачка оказалась меня не было, вместо Беляевой Н.Б. третьим простенькой. Я успокоилась, сосредоточи- по списку значился какой-то Беляев Л.С.

лась и стала готовить ответы на вопросы У меня подкосились ноги, из глаз потекли билета, украдкой поглядывая по сторонам. слезы. Я присела на ступеньках лестницы, За этим длинным лабораторным столом на достала носовой платок и сидела некоторое расстоянии более двух метров друг от дру- время в каком-то оцепенении. Кругом была га сидели еще три человека, а экзаменатор пустота, двери деканата заперты на замок, чинно и медленно прохаживался от одного спросить было не у кого. Я поднялась, снова его конца к другому. За свой ответ я получи- подошла к доске объявлений и снова начала ла ПЯТЕРКУ, поколебав-таки плохое мне- внимательно читать, начиная с группы № ние экзаменатора о нашей школе... (снова меня нет), но в группе №7 я к великой Последним был устный экзамен по лите- радости увидела в начале списка свою фами ратуре. Мне достался разбор романа Фадеева лию. Ура, ура!!! Я – студентка.

«Молодая гвардия», и я получила четверку. В Рядом была приклеена зелененькая бу итоге у меня получилось 17 баллов. Все, кто мажка, прочитав которую, я узнала, что набрал меньше, отсеялись. А ведь был кон- такого-то числа, в такое-то время состоится курс пять человек на место!!! На первый курс собеседование с вновь принятыми студен факультета агрохимии и почвоведения наби- тами первого курса. Пробежав глазами еще ралось 75 человек, три группы по 25 студен- раз весь список, я не нашла там фамилии тов. И среди них я. Ура! своей двоюродной сестры Татьяны – она не В назначенный день я отправляюсь набрала нужных баллов.

узнать, приняли ли меня. В деканате фа- Дома я сообщила радостную весть о своем культета были вывешены списки принятых поступлении в ТСХА. Мама была безумно студентов – три листочка: группы №6, 7, 8. рада за меня и огорошена сообщением, что Естественно, мой взор был сразу прикован Татьяна не прошла по конкурсу (ведь она учи лась не хуже меня). Но, видимо, ей не хватило комсомольского бюро – парень и девушка, упорства и усидчивости в самый ответствен- студенты старших курсов.

ный момент при подготовке к вступительным Не помню, о чем меня спрашивали и что я экзаменам. И дядя Володя уже ничем не мог отвечала, все мои мысли были сосредоточе помочь – его друг уже не был деканом. «За- ны на вопросе общежития. Но мне вежливо щитнику генетики, пособнику вейсманистов- объясняли, что Одинцово – это совсем близ морганистов» теперь нужно было думать о ко, а места рассчитаны только на дальних своей судьбе и искать новое место работы. иногородних студентов. И только когда я, Несмотря на провал в Тимирязевке, чуть ли не в слезах, стала объяснять ситуа судьба все же улыбнулась Татьяне. Придя цию, кто-то из сердобольных сказал: «В по забирать назад свои документы, она встре- рядке исключения нужно дать».

тила за столом приемной комиссии некую Мне дали какой-то талончик на право за женщину, которая спросила ее, не хочет ли селения в общежитие (корпус №2). Я помча она поступить в Экономико-статистический лась по Лиственничной аллее в этот корпус, институт. Там недобор студентов (занимать- нашла коменданта, он у меня забрал эту бу ся «сухими цифрами статистики» в ту пору мажку и направил на четвертый этаж в ком было мало желающих) и 15–16 баллов были нату №435. Постучалась, мне открыла мило уже проходными. И Татьяна стала студент- видная худенькая девушка и представилась:

кой этого института. «Популовская Надя». Так я познакомилась с Провожая меня на собеседование, мама, первой обитательницей этой комнаты. Она окинув взором скудное убранство нашей показала мне свободную кровать, сказав:

тесной комнатушки, сказала: «Проси, доч- «Ну, теперь у нас полный комплект». Сама ка, место в общежитии, сама видишь, что у она из Ульяновска, окончила там сельскохо нас творится». Собеседование проходило в зяйственный техникум с отличием, поступи небольшой комнате бюро ВЛКСМ факуль- ла без экзаменов по существующей 5%-ной тета, напротив деканата. За столом сидели льготе и теперь жила здесь в свое удоволь зам. декана, секретарь деканата и члены ствие, наслаждаясь свободой и «прелестями Москвы». «Поезжай домой, мо жешь быть спокойна, твое место я покараулю», – сказала она.

Счастливая, как на крыльях, я помчалась домой поделиться своей радостью с мамой. Мама была безумно рада такому исхо ду событий, она никак не могла поверить, что ее Нинка поступи ла в институт. Теперь ей пред стояло подумать, в чем, в какой одежде отпускать свою дочку на учебу. Вся одежонка ее старшей, уже взрослой дочки была весьма неприглядной. И она принялась шить, перешивать, комбиниро вать и перелицовывать так, как это умела делать только она. И постаралась не напрасно. Может быть, я не щеголяла в платьях из дорогих тканей, но что на мне все сидело ладно, все идеально было подогнано – это уж точно… В Тимирязевку я приехала Студентка первого курса ТСХА Н. Беляева.

августа, накануне начала заня Полная надежд на свое счастливое тий. В общежитии получила по будущее, робкая и неуверенная в себе, стельное белье, застелила свою но готовая преодолеть все трудности стоявшую у окна койку, познакомилась с Фаина Литовченко – моя ровесница, ро обитателями 435-й комнаты. дом из Рязани, круглолицая, с большими Надя Популовская была родом из Улья- красивыми карими глазами, эмоциональ новска. Она была на четыре года старше ная, но в то же время медлительная, нето меня, уже окончила сельскохозяйственный ропливая. У нее была особая манера раз техникум и многое успела повидать и испы- говора, выдававшая ее украинское проис тать в своей жизни. ( Чего, например, толь- хождение. Ее мы звали просто – Инка, хотя ко стоила мобилизация на трудовой фронт она была Фаиной, и не просто Фаиной, но по восстановлению Сталинграда!) еще и Федоровной. А поэтому, шутя, пред В общем, она уже была самостоятельным, ставлялась: «Фе-фе Литовченко». Она была со сложившимся характером человеком. Не единственной дочкой у матери (отец ее умер случайно поэтому ее назначили старостой еще до войны). В Подмосковном поселке нашей седьмой группы, и эту «почетную» Ильинское жила и работала учительницей нагрузку она исполняла все пять лет уче- ее тетка, и в первый год учебы она часто по бы. Она и у нас в комнате была «началь- воскресеньям «смывалась» к ней из обще ником административно-хозяйственного жития, похлебать украинского борща.

управления». Под ее руководством мы на- Лида Кандыба приехала поступать в Ти чали приводить в надлежащий порядок мирязевку из солнечного Крыма, ее родина – нашу комнату;

наклеили «панели» из де- Ялта, а мама работала в Массандре, на вин шевеньких, в цветочек обоев на обшарпан- заводе. Ее отец до войны работал там же сле ные временем стены. Получилось что-то сарем, но с войны не вернулся, погиб в битве вроде персидских ковров. Освободили пол на Курской дуге. Она была одна у мамочки от остатков драного полуистлевшего лино- дочка – избалованный тепличный цветочек.

леума и добела его выскоблили. Тогда я и Поступала на факультет агрохимии с «даль узнала, что обои можно клеить, натирая их ним прицелом» – вернуться в свою родную вареной в мундире картошкой (как мы сде- Ялту на работу в Ботаническом саду (такие лали в тот раз). специалисты там были востребованы).

У Лиды тоже была тетка в Москве (точ- федрой ботаники как крупный специалист нее, в Кунцеве). Так что и она тоже первые в этой области знаний;

его лекции слушали месяцы пулей летела к ней в гости, пооб- затаив дыхание, а аудитории всегда были щаться и погреться у семейного очага. переполнены.

Признаться, поначалу и мне было как-то Я была прилежной студенткой, не пропу неуютно и сиротливо в общежитии, особенно скала лекций, аккуратно вела конспекты, в первые месяцы, и я после занятий в конце много времени проводила в читальном зале.

недели спешила на электричку, чтобы ско- В комнате общежития заниматься было не рее оказаться в своем милом Одинцове. очень удобно, да и непривычные, необжи Утром 1 сентября мы все вместе бодро тые стены как-то угнетали. На первом курсе пошагали по Лиственничной аллее на пер- два предмета, такие как основы марксизма вую в нашей студенческой жизни лекцию. ленинизма и немецкий язык, требовали поч Я очень удивилась тому, что совсем пустын- ти ежедневной усидчивой работы, и читаль ная вчера аллея сегодня была столь много- ный зал как-то способствовал этому.

людна – по ней двигалась тысячная толпа Прошла неделя, и нам на руки выдали студентов и растекалась ручейками по раз- первую стипендию, и я в руках держала ным корпусам и аудиториям. деньги, которые мне и не снились – аж Наш путь на первую лекцию лежал как раз рублей (в то время зарплата уборщицы – в тот корпус, где не так давно работала прием- 450 рублей, лаборанта – 600 рублей, рядово ная комиссия (главный административный и го инженера или агронома – 1200 рублей).

одновременно учебный корпус №10). С этими деньгами я помчалась в воскресе Наша первая лекция была ботаника, и нье в Одинцово к маме. Она была на седь читал ее тот самый «опальный профессор», мом небе – ее дочь учится, да еще за это и академик Жуковский, который во время сес- деньги получает!!! Проанализировав семей сии ВАСХНИЛ выступил против Лысенко и ный бюджет, мама посчитала возможным его лженаучной теории, а затем якобы рас- выделить мне «ежемесячную субсидию» в каялся. Поэтому и остался руководить ка- размере 50 рублей.

Вот что не сразу удалось наладить в об- ство». Предмет был сдан, они были уже не щежитии, так это регулярное и правильное нужны, а попить чайку очень хотелось.

питание. В столовую ходить было дорогова- Нам, девушкам было скучно и грустно.

то и это занимало много времени, а у меня На курсе 75 студентов, а из них мальчишек на первых порах не было ни ложки, ни только 12 и все они в «этой чертовой» 8-й вилки и ничего из посуды. Выручила тетя группе. Они там уже и праздник 7 ноября со Валя. Я поехала к ней в Сокольники и при- своими девчонками отметили, и уж Новый везла все необходимое для приготовления и год встречать вместе намереваются.

приема пищи. Быт, быт, быт нас заедал… С первой сти Валентина Терентьевна была искренне пендии мы поехали и купили большой от рада за меня, что я поступила в институт и рез марли. Тюля тогда было не сыскать стала самостоятельным человеком. Посуда днем с огнем. Марлевые занавески на окна появилась, но сварить что-либо путное было значительно скрасили интерьер нашей ком проблемой. В общежитии на первом курсе наты. У нас появилась и общая посуда: пара еще не было газа. Готовили на электриче- кастрюль, сковорода, чайник. Ну а такие ских плитках, которые по 2–3 штуки были предметы, как щипцы для завивки и утюги, установлены прямо в коридорах. Кто пер- были предметами общего пользования все вый прибегал с занятий, тот их и занимал. го «коридорного сообщества», и мы бегали Остальные становились в очередь. из комнаты в комнату в поисках этих пред Единственное, что было доступно, так это метов в нужный момент.

кипяток. В конце каждого коридора в специ- Инка Литовченко была «более домовитой альном помещении стоял дровяной титан – персоной». Она не бегала сломя голову по кипятильник. Дров часто не хватало, и комнатам в поисках щипцов для завивки. У студенты старших курсов приносили тогда нее были бигуди, и это ее вполне устраива кипы конспектов (скажу по секрету, конеч- ло;

мало того – у нее была даже своя сковоро но же, по марксизму-ленинизму). Озираясь да, которую она привезла от своей любимой по сторонам, они совершали это «святотат- тетки. Чтобы сковорода не мозолила глаза и не портила благообразный вид комнаты, товарищ Сталин!!!). Факт по тем временам она небрежно запихивала ее под кровать, был не только кощунственным, но и весьма так же как туфли, таз, носки или чулки. опасным. Но в нашей комнате, слава богу, Вот вам картинка, «достойная кисти ху- не было ни патриотически настроенных дожника». Накручивая бигуди, в припод- осведомителей, ни сексотов (секретных со нятом настроении, она увлеченно и эмоцио- трудников КГБ). А то бы и нам не миновать нально напевала: «Я – цыганский борон, я в беды, сами понимаете.

цыганку влюблен». Вдруг она наклоняется, Питались мы порознь: кто что сумеет до протягивает руку и неизвестно зачем доста- стать и приготовить. Это были в основном ет из-под кровати сковородку, на которой котлеты или пельмени (вкусными они тогда лежит свернутый пирожком чулок. После- казались, черт возьми, а может быть, и в са довал не просто смех, а гомерический хохот мом деле мясо в них было настоящее).

всей нашей честной компании. 1949-й год от рождества Христова. Пер Мы были не первыми обитателями на- вый раз в жизни я встречала новый год вне шей 435-й комнаты, до нас здесь жили и дома. Четыре девчонки из комнаты № другие. В наследство от них нам достался в 24 часа по московскому времени чокну таз для мытья полов и толстая книжка с лись гранеными стаканами, в которых было «серьезным» заголовком «История ВКП(б)». налито по капле чего-то спиртного, и «вы Она была значительно потрепана несмотря катили» в коридор, где уже было много на твердый переплет. Видимо, эту «Исто- людно и шумно. Хлопали двери соседних рию» не только изучали, но и находили ей комнат. Все поздравляли друг друга «с на более практическое применение. Выручала ступающим».

она и нас. Принося в комнату сковороду жа- В коридоре, за углом, раздавались при реной картошки, «видавшая виды» Надеж- зывные звуки аккордеона. Это всем извест да Популовская демонстративно плюхала ный Мишка Родионов с экономического ее на лежащую на столе «священную книгу» факультета сзывал всех на танцы. Играл (а ведь ее автором был не кто иной, как сам он мастерски. Аккордеон был красивый, с перламутровым набором, немецкий (тро- ропатенковой, и мы с ней как заядлые те фейный). А сам Мишка был на 6 лет стар- атралки зачастили на галерку филиала ше нас, бывший фронтовик. Испорченный Большого театра (за билетами становились фронтовой жизнью, распутный и любвео- в кассу с ночи, и брали дешевые билеты на бильный, он заманил в свои сети не одну репертуар целой декады). Наконец-то Наде девчонку, изрядно испортив им жизнь. Об родители купили долгожданные коньки.

этом доверительно шептались девчонки. Мы обе мечтали с ней научиться кататься Мы были в курсе, и поэтому старались дер- на коньках и очень завидовали тем, кто это жаться подальше от этого донжуана. Но му- умел делать в совершенстве. С утра порань зыка была прекрасной и зажигательной и ше, пока еще было мало прохожих, мы бе манила на танцы. Своих кавалеров у нас не жали на лед пруда, расположенного вблизи было, и поэтому мы чаще стояли у стенки в вокзала, и неумело и робко ковыляли, ста ожидании, что кто-то случайный соизволит раясь не упасть. Не на первый день, а, на пригласить на танец. верное, на четвертый-пятый, у нас начало Посещение читалки оказалось не напрас- кое-что получаться.

ным. Хотя я и жутко боялась первой в моей Зима была холодной, я была мерзляч жизни экзаменационной сессии, я все экза- кой, и мама очень постаралась, чтобы дочке мены сдала только на пятерки. С этим изве- было не очень холодно. Она утеплила мое стием я помчалась в Одинцово порадовать демисезонное пальто, пришив к нему чер маму. Она была рада не только тому, что ее ный кроличий (под котика) воротник. Так дочка учится отлично, но и тому, что отлич- как не было средств и возможности достать никам положена повышенная стипендия. что-либо более приличное.

К 220 рублям мне добавлялось еще целых Пальто получилось как бы теплое, а вот 50 рублей, а это для меня и нашей семьи ногам было неуютно. На модные летние ту много значило. фельки приходилось напяливать резино На зимних каникулах после первой сес- вые боты, которые холодили ноги на морозе сии в Одинцове я встретилась с Надей Ку- и создавали дискомфорт в помещении.

Постепенно 435-я комната мне стала ка- Уже сама формулировка – «Сталинский»

заться уютной и родной, а ее обитатели – была приговором. Ты обязательно должен близкими. Наши разговоры и беседы стали знать, что это за план, а я не знала и в стра более доверительными, и мы друг о друге уже хе молчала как рыба. В программе этого многое знали. И я все реже и реже стала бы- не было. Это было в свежих газетах, а я их вать дома. Поскольку там как раз было не не очень-то и читала. Речь шла о закладке столь уютно;

спать приходилось стелить на новых государственных лесных полос для полу, так как мое «койко-место» было уже борьбы с засухой, тов. Сталин сказал: «По занято младшими. бедили в войне – победим и засуху!»

Время летит незаметно: лекции, лабора- О лесополосах я слышала краем уха, но торные занятия, семинары, коллоквиумы, не знала, что это и есть «Сталинский план».

сдача зачетов. И вот уже и весна, и вторая Преподаватель исподволь, аккуратно и дол сессия уже не за горами. Чего мы только не го задавал наводящие вопросы, после кото изучали в этот первый год: физику и мате- рых я сумела сбивчиво, нечленораздельно матику, геологию и геодезию, ботанику и что-то пролепетать по существу.

лесоводство, неорганическую химию и осно- Полученная четверка решила судьбу по вы опытного дела, немецкий язык и, конеч- вышенной стипендии в следующем семе но же, основы марксизма-ленинизма. стре. В слезах я приехала домой. «Ты чего плачешь, – спросила мама, – двойку что ли........................

получила?» А мне было обидно, что я рас Все идет путем: экзамены я сдаю один терялась, оказалась не на высоте и не знала за другим только на пятерки. Но вот на по- такого, хоть и «сталинского», пустяка.

следнем – осечка;

на экзамене по геодезии я После экзаменов до середины июля – прак получаю четверку. тика. Практика по геодезии – работа с теодо Меня привел в оцепенение, в шок и обе- литом и с нивелиром в Тимирязевском парке.

скуражил последний вопрос билета: «Ста- Практика по ботанике – сбор и оформление линский план преобразования природы». гербария (100 видов различных растений).

Практика по геологии – экс курсии в Серебряный Бор, По дольск, Коломенское (изучение на практике отложений мелово го, юрского, девонского и прочих периодов).

И, конечно же, кино. Мы ста рались не пропустить ни одного фильма в нашем студенческом клубе. Частенько ездили также и в кинотеатр «Мир», что был расположен у остановки «Соло менная Сторожка». Ездили, как правило, на последний вечерний сеанс. Возвращаясь обратно пеш ком, мы наслаждались пением соловьев, которое доносилось из зарослей дендрария Лесной дачи.


Вот и окончен первый курс.

Фото 1949 г.

Мы разъезжаемся по домам на Комната №435*.

каникулы. Кто – с радостью, Такими мы разъезжались кто – с сожалением. У каждого после первого курса на каникулы.

написано это на лице. Мне не Беляева Нина, Литовченко Фаина, очень весело: я все еще пережи- Популовская Надя и Кандыба Лида.

На заднем плане «та самая» марле * вая занавесочка… ваю свой «постыдный прокол» на экзамене Мы соберемся снова в том же составе, по геодезии, да и дома ничего нет веселого. в той же самой комнате, но станем на год Инка ушла вся в себя, видимо, задумалась, старше, более самостоятельными и уве какие подарки привезти из Москвы для сво- ренными в себе. И наша жизнь в этой ей родни в Рязань. Надя Популовская уже комнате, может быть, станет более ра все для себя решила, у нее все о`кей, у нее достной. По крайней мере, может быть, впереди только радости. А Лида Кандыба нам удастся заменить уже изрядно по сама вся светится радостью: ее ждет Крым, трепанную марлю на окнах, которую вы солнечная Ялта, любимая мама и теплое видите за нашей спиной на фотографии ласковое море, а в тумбочке еще осталось (см. стр. 118), на приличные тюлевые за немного сухофруктов из родного дома. навески. Говорят, мечты сбываются. По Каникулы – месяц с небольшим отдыха, а живем – увидим.

1-го сентября снова за учебу!

Зеленое царство Тимирязевки Тимирязевку мы уже полюби ли, прикипели к ней душой, счита ли ее своей и гордились ею. И, пока мы гуляем на каникулах, погуляйте и вы по нашей Тимирязевке. Это це лый заповедный комплекс, имеющий богатую историю, огромный зеленый парковый и лесной массив, красивые строения.

Итак, приглашаем на экскурсию по ТСХА.

История ТСХА начинается с года, когда в подмосковном имении Петровско-Разумовское открылась Пе тровская земледельческая и лесная Главный корпус Академии, академия. В ее истории много интерес где заседала приемная комиссия, ного. С 1678 года село Петровское ста- где прошли первые лекции ло собственностью деда Петра I К.П.

Нарышкина. Здесь бывал и Петр и намеревался открыть образцовое сель скохозяйственное заведение – «Амстер дамовскую ферму». Он выписал пле менных быков из Голландии и устроил скотный двор. Из построек того вре мени сохранились переделанные впо следствии здания фермы и учебных корпусов возле центрального сквера.

В 1746 году имение перешло к гра фу К.Г. Разумовскому и стало назы ваться Петровско-Разумовское. В году имение было куплено казной для организации высшей сельскохозяй ственной школы. С 1865 года это сель скохозяйственная и лесная академия.

В 1929 году ей было присвоено имя видного ученого-биолога К.А. Тими рязева, в обиход вошла аббревиатура ТСХА, а ее студенты и выпускники стали называть себя тимирязевцами… Эмблема ТСХА – изображение ве ликолепного здания первого учеб ного и административного корпуса, построенного к 1865 году для Петров ской академии знаменитым архитек Корпус №6. «Большая химичка», тором Н.А. Бенуа.

где почти три года мы проводили большую Теперь этот корпус, сквер, прилега часть учебного времени, слушая лекции ющие к нему здания – весь этот еди по неорганической и органической химии, ный архитектурный ансамбль являет и выполняли лабораторные работы ся центром обширной территории Ти мирязевки, занимающей свыше гектаров, объявлен государственным заповедником. И не случайно. Здесь настоящее зеленое царство. Лесовод ство – это один из предметов, который мы изучали уже на первом курсе.

Ранней весной 1949 года мы про ходили практику, высаживая дере вья на лесополосе по краю опытного поля вдоль Октябрьской железной дороги. Сейчас этим деревьям уже 60 лет и они огромны. А до чего кра сивы лесной массив опытного ден дрария Лесной дачи и парк, приле гающий к главному корпусу. Здесь мы любили гулять или уединиться с учебниками, готовясь к экзаменам.

А вечерами замирало сердце от тре Корпус №2 студенческого общежития, лей соловьев, которые пели во всех которое на целых пять лет уголках этого зеленого массива. Доро мне стало родным домом гие внучки, найдите время и посетите этот дивный уголок – альма-матер ва ших дедушки и бабушки, чтобы оку нуться в атмосферу их студенческой молодости… Второй курс:

жизнь меняется к лучшему Именно его смерти она почти восемь лет пылилась сюда, в этот корпус, 1 сентября на шкафу, и никто к ней не прикасался.

1949 года мы приехали, чтобы продолжить Я ее привезла, на ней не было ни одной учебу на втором курсе. И этот дом нам пре струны. Струны нашлись, Надежда ее на поднес приятный сюрприз. Летом здесь про строила, и она зазвучала, да еще как! Вспо вели капитальный ремонт. Нашу комнату минаю такую картинку: Надя возлежит на мы не узнали. Полы и стены были покраше подушках кровати, закинув ногу за ногу, ны, появились новые тумбочки и шифоньер.

на пузе гитара, берет первый аккорд и на А на кухне появились газовые плиты, и во чинает петь:

донагреватели (титаны) тоже перевели на газ. Теперь-то можно было сколько угодно «Не ходи ко мне Никита, варить и жарить в любое время суток и безо Не волнуй девичью кровь.

всякой очереди.

Твое сердце словно сито, Старые марлевые занавески никак не В нем не держится любовь…»

гармонировали с новым интерьером комна ты, и нам удалось все-таки достать и пове- «Вот теперь бы нам парней найти каких сить красивый тюль. нибудь, было бы совсем другое дело», – го «Девчонки, скучно мы живем, – сказа- ворит все та же Надя. «Да это не проблема, ла как-то Надя, – нам бы достать гитару, я вам найду хоть десять. У меня двоюрод была бы совсем другая жизнь». Никто из ный брат учится в МЭИ. Я ему скажу, он нас не догадывался и не знал, что она уме- приедет с дружками. Там ведь учатся одни ет играть на гитаре и даже очень хорошо. ребята и им тоже скучно без девчат», – от Когда-то мой отец играл на гитаре, а после вечает Инка.

И в воскресенье они явились.

И скучно не было. Появились карты. В незамысловатую игру – подкидного дурака, кто хорошо, кто не очень, играли все.

Кто-то принес книгу Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев».

Это чтиво было запрещено в то время, и книга была редко стью. Ее читали вслух по очере ди. «Мастером художественного слова» был брат Инны Нико лай Абрамов. У него это лучше всех получалось, и мы смеялись до одури. Для разрядки Надя брала в руки гитару и начина ла: «Вечерний звон…» Все под хватывали, и получалось очень здорово.

Для этой песни как раз не Здание студенческого дома культуры.

хватало мужских голосов. Они Здесь мы проводили свои вечера;

у нас теперь появились. Ребята было весело, тепло и уютно.

зачастили к нам в гости, и нико (А сегодня в Тимирязевке уже другой, му не было скучно.

более современный дворец культуры.) У Лиды Кандыбы был пре красный высокий голос (сопра но). А когда забегала к нам из соседней комнаты ее подружка Ритка Горюнова, они творили чудеса, распевая на два голоса «Песнь ямщика» или Алябьев ского «Соловья».

Постепенно парни из МЭИ стали появляться реже. Зача стил лишь один Коля Абрамов.

У него и Нади Популовской за вязался бурный роман на все четыре года последующей сту денческой жизни. Дело шло к свадьбе, но она так и не состоя лась. Его родители восстали против этого брака. (Надежда была почти на пять лет старше своего жениха).

Да и ко мне на короткое вре мя прицепился один мальчик из этой компании. Встречались мы с ним на Пушкинской площади, Лиственничная аллея ходили в кинотеатр «Централь (посажена в 1865 году, ный». Целовались? Ну, конечно в год создания Академии) же, целовались, и не более того.

Я не успела влюбиться, а толь ко присматривалась. А он скло нял меня на то, чего я никак не могла допустить. Я поняла, «чо те надо, чо климата, корпус кафедры растениеводства, те надо», и сказала: «Нет!!!» Его пыл ко мне здание «Большой химички», по другую сто охладел, и мы «мирно» расстались. рону – четыре больших корпуса студенче Во дворе первого корпуса общежития на- ских общежитий, академический стадион, ходился студенческий клуб ТСХА. Невзрач- школа, уютное трехэтажное, из красного ное двухэтажное здание, тесноватое, но, как кирпича здание кафедры политэкономии нам казалось, уютное внутри. Нас прель- (учебный корпус №2) и большой, серый, не щала и притягивала сюда «шаговая до- уютный как сарай 12-й учебный корпус, где ступность». А в зимние холодные вечера не располагались кафедры «тракторы и сель нужно было ехать далеко, чтобы посмотреть хозмашины» и «механизация и электрифи кинофильм. Здесь, прямо под боком, чуть кация сельского хозяйства».

ли ни каждый день шли кинофильмы, про- От общежития до места проведения заня водились вечера студенческой самодеятель- тий каждое утро нужно было «пробегать» в ности. У нас был свой Карузо - голосистый любую погоду более километра.

тенор, студент Ковриго, были свои танцоры Моя школьная подруга Надя Куропатен и чтецы. кова поступила на заочный факультет пе По этой аллее почти пять лет ежедневно дагогического института, и у нее было боль мы бегали на занятия в различные корпуса ше свободного времени, чем у меня.

Академии и обратно в общежитие. Трудно Она имела слабое представление о «сту подсчитать, сколько было пройдено кило- денческом братстве» и «прелестях» жизни метров по этому маршруту за время нашей в общежитии. Ей было скучно и одиноко, учёбы. Аллея начинается у станции метро и на втором курсе она зачастила ко мне в «Петровско-Разумовская» и упирается в гости. Не зря же мы учились кататься на сквер, разбитый перед главным корпусом коньках на Одинцовском пруду. У нас был Академии. Она протянулась на полтора ки- хороший стадион, на котором все футболь лометра. По одну ее сторону – территория ное поле превращалось зимой в большой опытного поля, лаборатория искусственного каток. По вечерам здесь звучала задорная, веселая музыка, мы брали на прокат коньки, выходили на лед и совершенствовались в парном катании.


Иногда она оставалась у меня ночевать, наблюдая «прелести»

общежитской студенческой жиз ни. Она познакомилась с моими новыми студенческими подруга ми и была принята в нашей ком нате за свою. Театр у нас с нею в ту пору был серьезным увле чением. Мы продолжали свои культпоходы, и почти каждую неделю пополняли список опер ного репертуара произведения ми, которые сумели послушать в филиале Большого театра.

На уроках физкультуры зи мой мы много катались на лы жах. При кафедре физкультуры «Студенточки» Надя и Нина. была большая лыжная станция, (Приколы 50-х гг. XX века) где в любое время под залог сту денческого билета можно было взять лыжи, и мы с Надей Ку ропатенковой частенько «бороз дили просторы» заснеженного Тимирязевского парка, а после этого с боль- честной компании. Мы никогда не курили, шим удовольствием и аппетитом съедали а то, что изображено на фотографии – обык целую пачку «Сибирских пельменей». новенный «прикол», кураж, если хотите.

Впрочем, веселое времяпровождение ни- Нужно же как-то было «выпендриться».

как не отразилось на моей учебе. Я акку- Да и шапки на нас не наши, а с чужой ратно посещала лекции и лабораторные за- башки «лиц мужского пола». Зато, глядя на нятия. В результате обе сессии (зимнюю и все это, есть что вспомнить.

весеннюю) я сдала только на пятерки, реа- Без дела нам болтаться не позволял ком билитировав себя после прошлого провала, сомол. Если ты комсомолец, то будь любезен и снова получала повышенную стипендию. – «занимай активную жизненную позицию».

Лекций и лабораторных занятий без уважи- И нам курсовое комсомольское бюро, хочешь тельных причин я не пропускала. ты или не хочешь, всегда находило «дело».

Но была одна «сверхуважительная» при- На втором курсе я была агитатором во вре чина, которая позволяла мне смываться с мя выборной кампании в Верховный Совет лекции по агрохимии. Напротив 17-го агро- СССР, была лектором-пропагандистом в химического корпуса в 1949 году построи- школе, «впаривая» ученикам старших клас ли новую роскошную баню. В студенческом сов какую-то «муру» по текущей политике.

общежитии в ту пору не было душа (правда, Ну и наконец, «вершина моей общественно в подвале была прачечная, куда мы ино- политической деятельности»: меня опреде гда спускались постирать бельишко). Да и лили ответственной за выпуск курсовой тогда даже в новых домах не было горячей стенной газеты.

воды, и все «валили мыться в баню». Поэто- Отказаться я вовремя не сумела, и орга му там всегда в будние дни вечерами были низовывать выпуск одного номера этой са очереди, и мы старались туда попасть днем, мой газеты пришлось мне. Ну уж точно это пока мало народу. не мое. И организатор я была никакой, и та Надя частый гость у меня в общежитии. ланта «журналистского» у меня не было, да Иногда ночует, проводит время в нашей и рисовать я не умела. С помощью подруг, которые меня просто пожалели, удалось нормальное). Я отсутствием аппетита не стра слепить жалкое подобие газеты… дала и заметила, что «на деревенских харчах»

Она висела некоторое время на лестнич- даже начала немножко поправляться.

ной площадке перед деканатом факультета, Я не была сельским жителем и не была и, останавливаясь перед ней, некоторые «зна- знакома с укладом сельской жизни. Поэто токи газетного дела» ехидно посмеивались. му эта практика заставила меня задуматься Пришло лето 1950 года и первая наша об «идиотизме деревенской жизни». Но я не сельскохозяйственная практика. Ее мы знала, что учхоз «Дубки» – это передовое хо проходили в учхозе «Дубки» Можайского зяйство и что можно «загреметь» на работу в района. Погода нас не баловала – неделями такую дыру, что мало не покажется.

лили дожди, и мы часто «болтались» в сы- Надежда Популовская была в этой сти ром, неуютном общежитии. Вечерами бега- хии как рыба в воде. Она не ворошила с ли в сельский клуб, тоже неуютный, сырой нами сено, не ворошила лопатой зерно на и мрачный. Там демонстрировались старые, току. Ее как опытного и серьезного челове уже виданные-перевиданные кинокартины, ка определили на работу весовщиком. Она иногда были танцы под баян. В моменты, в период затишья преспокойно лузгала се когда погода разгуливалась и выглядывало мечки, да еще и получала денежки за свою солнышко, мы выходили на сельхозработы «ответственную» работу.

(прополка и подкормка овощей, уборка сена, Можайский район – это место боевой сла очистка зерна на току). Нам оформляли на- вы, место двух грандиозных сражений в во ряды на проведение этих работ, но денег мы йнах 1812 и 1941–1945 годов. Бородинское не получали. поле было недалеко от места нашей практи Зато нас кормили «за так» в столовой уч- ки, мы посетили его и сфотографировались хоза вкусно и сытно, и все желающие могли на память.

получить и «добавку». Особенно аппетитны- Однажды к Наде Популовской приехала ми казались – черный хлеб местной сельской в общежитие ее двоюродная сестра, которая выпечки и молоко (не нормализованное, а закончила обучение на агрономическом фа культете Тимирязевки двумя годами ранее. соку, бывший фронтовик, лет на пять-шесть «Девчонки, – сказала она, – выходите за- старше ее – в общем, жених завидный. И муж, пока еще учитесь, после пожалеете – в она «капитулировала». Он в этот же год по деревне одни пропадете, там женихов нет». ступил в аспирантуру и продолжал ухажи Она приехала из глубинки Калининской вать за ней, иногда забегал в нашу комна (теперь Тверской) области и знала, что го- ту. А зимой, на третьем курсе, мы кричали ворит. Но одно дело сказать и посоветовать, «Горько!» у них на свадьбе в подмосковной другое – осуществить это на практике. Мно- Ильинке, на квартире ее тетки. На четвер го вокруг достойных и симпатичных пар- том курсе она была уже мамой и переехала ней. Но что делать, если мимо тебя прохо- в соседний корпус общежития, где семей дят равнодушно и не замечают. Не будешь ным аспирантам предоставлялись комна же ты «атаковать» и вешаться на шею. Хотя ты. На лекции она уже практически не хо были у нас и такие. Важно ведь, чтобы тебя дила, а лабораторные занятия пропускать заприметили, полюбили, сделали пред- было нельзя. Она бегала на них, оставляя ложение и чтобы человек был достойный, своего малыша то у соседей по комнате, то у «проверенный» и мил твоему сердцу. нас, чтобы мы могли прочувствовать, что это Нашей подружке Инке Литовченко, мож- такое. И мы татошкались с малышом в свое но сказать, повезло в этом плане. Во время удовольствие.

практики в учхозе «Дубки» мы стали заме- Надя была уверена, что у нее «надеж чать, что она стала уединяться и куда-то ный тыл», ее ухажер, Коля-Николай, по пропадать вечерами. А все дело в том, что ее прежнему подавал надежды. Ну, а мы с заприметил и положил на нее глаз агроном Лидой находились в ожидании, и нам пока учхоза Борис Никулин, мужчина в самом ничего не светило.

Третий курс: «серьезные намерения»

С 1 сентября 1950 года студенческая отвечать за результат анализа. К этому нас жизнь снова вошла в свою привычную приучали и подводили преподаватели.

колею. Поэтому, «халтурщики» по 5–6 раз подхо Теперь мы два дня в неделю проводили дили со своей колбой к преподавателю, он большую часть времени в здании «Большой смотрел на листок с ответом и молча отри химички». Нам выдавали синие сатиновые цательно качал головой. И так было до тех халаты, и мы отправлялись в лабораторную пор, пока задание не было выполнено пра аудиторию выполнять задания по аналити- вильно. Я была студенткой внимательной и ческой химии. Каждому выдавалась колба аккуратной и быстро, как говорится, набила с раствором какого-либо вещества, а нам руку на решении подобных химических за предстояло определить – что это такое, ка- дачек. У меня почти всегда получался не кова его концентрация и прочее, и прочее, и обходимый результат.

прочее. Путем сложных химических мани- В подвальном помещении «Большой пуляций (титрования, соединения с други- химички» были расположены химиче ми веществами, выпаривания и др.) каждый ские лаборатории, где профессорско отвечал за конечный результат. Просить преподавательский персонал занимался подсказки у преподавателя не имело смыс- своей научной работой. Естественно, каж ла, да и друзья помочь не могли (каждый дый преподаватель стремился заполучить был занят своим делом, и задания были у себе в помощники серьезных и успевающих всех разные). Преподаватели были «беспо- студентов. Было у нас и Научное студенче щадно беспристрастными и неумолимыми». ское общество (НСО), куда стекались заявки Халтура ни у кого не получалась. Агрохи- различных кафедр на проведение научно мик должен работать точно и скрупулезно и исследовательской работы для студентов.

На кафедре аналитической химии рабо- еще будучи абитуриентом, увидев в списке тал доцент Николай Яковлевич Маслов, ав- принятых студентов вместо себя какого-то тор ряда методик по определению физико- Беляева Л.С. Заблуждение рассеялось, в химических свойств растительных масел. И списках оказалась и я. Но мне захотелось я стала работать у него с маслом клещеви- взглянуть на него. На первом курсе на за ны. Масло клещевины – это хорошо всем из- нятиях по физкультуре перед лыжными вестное касторовое масло, однако по целому соревнованиями выдавались номера, и я ряду параметров все же «были тайны», и по- услышала: «Беляев, шаг вперед!!!»

мочь разгадать их поручалось мне. И он вышел, ничем не примечательный Я серьезно занялась этим делом и начатую мальчик, в зеленом байковом лыжном ко ранее работу довела до конца. И ради этого стюмчике, высокий, сухощавый, с копною я два дня в неделю после учебных лабора- темных непослушных волос, со значком торных занятий спускалась в научную лабо- «Третий разряд по лыжам». Таким я его за раторию и почти до вечера «химичила» там. помнила и упустила из виду на долгое вре Результаты исследования (в соавторстве с мя. Ко мне он интереса не проявлял: у них доцентом Масловым) были опубликованы в в группе были свои красавицы-девицы и он каком-то научном журнале. Но я поняла, что «вращался» там где-то среди них.

на это не нужно больше убивать свое драго- Но теперь-то я его знала, наши пути пере ценное «молодое время», а то жизнь проле- секались – на лекциях, в читалке, на лабора тит мимо, а ты превратишься в синий чулок. торных занятиях, в общежитии (на кухне, в Так мое «серьезное намерение» заняться коридоре, на лестничной клетке). Мы говори наукой оказалось в конце концов не серьез- ли друг другу ничего не значащее «здрасте», ным. Но я проверила себя на способность к иногда улыбались друг другу, и не более того.

серьезной работе и умение доводить начатое На третьем курсе и у него вдруг появились дело до конца. «серьезные намерения» по линии НСО. Он Теперь о других «серьезных намерениях». почему-то тоже начал заниматься изучени Я напомню вам, что я плакала однажды, ем физико-химических свойств масла все у того же доцента Маслова, но уже медоносного духов «Белая сирень». Духи дорогие и очень растения фацелии. Не буду говорить о его до- редкие, их достать можно было только в Ле стижениях в этой области. Во всяком случае, нинграде, и он достал. Все девчонки нашей у нас появилась «точка соприкосновения», мы комнаты попробовали и оценили – «это неж начали общаться по этой химической теме и, ное естественное совершенство». Наша ком засидевшись до вечера на кафедре, частенько ната заблагоухала белой сиренью!

возвращались назад в общежитие вместе. На третьем курсе я настолько комфортно И уже и в кино начали ходить вместе и чувствовала себя в общежитии, что почти на каток. У него были свои коньки. Обзаве- забыла про свой дом и свое родное Один лась таковыми и я. Музыка над стадионом цово, чем вызвала обеспокоенность моей звучала божественная, и чаще всего песня мамы. Она приехала в ТСХА, нашла наше с припевом: «Догони, догони, только сердце общежитие (номер комнаты она знала) и не ревниво замрет…» И сердце действительно ожиданно, постучавшись в дверь, оказалась почему-то замирало. Видимо, от какой-то у нас в комнате. Она меня никогда не опе неопределенности и недоговоренности. кала, надеялась на мою самостоятельность Возвращаясь в общежитие, мы подолгу и здравое поведение, но, видимо, затрево стояли в каком-то блаженном оцепенении жилась за свою дочь и решила проверить, на площадке лестничной клетки. Он тере- все ли с ней в порядке.

бил пуговицу моего пальто и долго не хотел Вошла и… О, ужас! Я лежу на кровати, а меня отпускать «домой» – в мою комнату. Не- в ногах у меня сидит молодой человек. Мы заметно он стал постоянным гостем нашей оба засмущались, и мама поняла – это не комнаты, и девчонки поняли – ЭТО МОЙ… спроста. Потом она мне доверительно ска На зимние каникулы он уехал в Ленин- зала, что мой молодой человек ей понра град на экскурсию (ее организовала редак- вился (статный и рослый). Ее Нинка была ция многотиражной газеты «Тимирязевец» ведь высокой по тем временам (164 см), и для своих активистов, а он был среди тако- она опасалась, что к ней прицепится какой вых). Вернувшись, он преподнес мне флакон нибудь карапет.

В марте состоялась свадь ба нашей подружки Инны с ее аспирантом, и она стала носить фамилию Никулина. На свадь бу я была приглашена не одна, а уже «со своим Леней». Не знаю, были ли у него в отношении меня «серьезные намерения», и какие, во всяком случае, он был настойчив в своих ухажива ниях и проявлял влюбленность.

Сошел снег, пришло время эк заменов, оно совпало с соловьи ной порой весны. Покрылся зе ленью Тимирязевский парк, за цвела сирень, на клумбах парад ной части парка распустились тюльпаны, крокусы, нарциссы.

Парадная часть парка.

Парадная часть парка примы Вид с веранды главного корпуса ТСХА кает непосредственно к главно му корпусу, к другой его стороне, противоположной фасаду.

Эта сторона здания не менее красива. Массивные двери выхо дят на большую открытую веран ду, лестница которой спускается к обширным цветникам. А далее покрытая галькой дорога по про секе, через массив вековых лип ведет к большому Тимирязевско му пруду, на берегу которого рас положилась лодочная станция.

После сдачи очередного экза мена мы приходили в парк, бро дили по его аллеям, по берегу пруда, и даже пару раз прокати лись на лодке. Ленька греб неу мело, на меня летели брызги, но было весело и смешно.

Только потом, много позже, он признался мне, что взял весла в Взяли лодку и поплыли.

руки первый раз и вообще не уме Хорошо!!!

ет плавать. А я, кстати, тоже не Тишина и прохлада. И кажется, умела. Ничего себе, доверилась!!!

звучат в ушах слова популярной песни:

«Сердцу хочется ласковой песни И хорошей большой любви»

Необыкновенное лето (солнце, горы и море) Самая наша главная и интригую- В обстановке «секретности» этот вопрос щая забота была – куда пошлют на прак- обсуждался в нашей комнате №435. Быстро тику. Предстояла двухмесячная практи- была сформирована «десятка». В нее вошли ка по специальности – по почвоведению и я и Леня… Неделю мы проходили стажи и агрохимии. Формировались группы ровку и тестирование в институте землеу студентов для работы в различных экс- стройства у профессора Голубева, и в конце педициях. География их была широ- июня прибыли во Владикавказ.

кой – Восточная Сибирь, Голодная степь в Задолго до подъезда к этому городу мы Средней Азии, Башкирия, Белоруссия, Се- не отходили от окон вагона, пытаясь раз верный Кавказ. Вся «эта кухня» творилась в глядеть силуэты гор. Настоящих гор мы ни деканате. Северный Кавказ (горы!!!) маги- когда не видели, а когда они появились на чески действовал на многих, в том числе и горизонте, мы были восхищены их величе на нас. ственным видом.

Обстановка «секретности» дала трещину. На перроне нас встретил начальник экс Информация просочилась через секретаря педиции – грузин Шалва Ясонович Санад деканата Домну Марковну. Она сказала до- зе – и сразу препроводил в ресторан. Там я верительно нашим «разведчикам»: «Форми- впервые попробовала чахохбили (грузинское руется геоботаническая экспедиция от ин- блюдо, о котором прежде и не слыхивала).

ститута землеустройства в Кабарду по па- Два дня мы пробыли во Владикавказе, спортизации горных пастбищ. Дан запрос поселившись на втором этаже какого-то на 10 человек. Представьте завтра до обе- двухэтажного домика. В группе студентов да список, а подготовить приказ – это мое практикантов было восемь девчонок и двое дело». парней.

Эти два дня наш гостепри имный грузин был сверхвнима тельным к нам. Он провез нас на машине по Военно-Грузинской дороге до селения Казбеги, рас положенного почти у подножья легендарной горы Казбек. От всех этих красот «кружилась го лова». И не только от этого. Го степриимный начальник своим вниманием вскружил головы большинству девчонок. Шепо том прошла молва – у начальни ка завтра день рождения. Сроч но был организован «выпивон и закусон» (ну, конечно же, за ка зенный счет). Все были веселы, Надя Популовская взяла в руки гитару и зазвучали песни и, ко нечно же, «Сулико» по заявке именинника.

А я сидела и думала: «Ну что в нем нашли привлекательного?

Начальник Северо-Кавказской геоботанической Не очень уж велик ростом, носа экспедиции Санадзе Шалва Ясонович. тый, кудрявый, но рыжий и го (Наш «опекун», снабженец и гид лубоглазый (вроде бы, как и не по достопримечательностям Кавказа.) грузин)».

На третий день нас перевезли на машине в поселок Каменномост, а за тем по горной дороге в какой-то долине вглубь Кавказского хребта. Далее на шим транспортом были волы, запря женные в арбу, и верховые лошади.

Ранее существовала Кабардино Балкарская республика со столицей Нальчик. Но в 1945 году по приказу Сталина в течение 3-х дней была про ведена «военная операция» по депор тации поголовно всех балкарцев. Им ставили в вину пособничество нем цам во время войны. Высокогорная часть республики, где они прожива ли, была опустошена: нам попада лись на пути разрушенные мосты, за валы на дорогах, развалины саклей и одичавшие сады. А самое глав ное – это беспризорные, ничейные альпийские и субальпийские луга, которые нужно было использовать, определить им нового хозяина. С этой Восемь отчаянных девчонок целью проводилось новое картирова- Северо-Кавказской экспедиции ние и паспортизация горных пастбищ перед началом серьезной работы по паспортизации горных пастбищ и их производственно-ботаническая (в верхнем ряду слева – это я) оценка.

Эта работа была поручена нам, конечно, чие ядовитых и несъедобных растений. По этим описаниям определялась хозяйствен под руководством опытных специалистов.

ная годность и продуктивность пастбищ.

Нашу «десятку» студентов-практикантов, в Сначала робко, затем все увереннее под которой было «восемь девок» и два парня, контролем старших специалистов, а потом разбили на две группы. В нашем отряде уже и самостоятельно мы запросто справля были два геодезиста-землеустроителя, два лись с этой работой.

почвоведа-геоботаника и четверо студентов.

В отряде было четыре верховых лошади и Зона нашей работы – Центральный Кавказ, две пары волов, которых запрягали в двухко северные предгорья Эльбруса между речка лесную арбу. За всем этим хозяйством присма ми Малка и Кичмалка.

тривал пожилой кабардинец по имени Абу с Четверо студентов – это я, Наташа Фёдо двумя молодыми помощниками. Была у нас рова, Леня и Юрка Клюге (двое парней и две и повариха, которая готовила нам простую, девушки). Работали мы «парами». Но толь незамысловатую еду – различные каши, ку ко не подумайте чего плохого, все наоборот.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.