авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Беляева Н.Б. Это было так УДК 929.5 ББК 63.2 Б 44 Беляева Н.Б. Б 44 Это было так / Н.Б. Беляева. – М.: ЗАО ...»

-- [ Страница 3 ] --

курузные лепешки, испеченные на раскален Ребята шли на одну сторону склона, а мы с ных камнях. Когда удавалось добыть бара Натальей – на другую. Так было удобнее во нью тушу, был и шашлык. Но этим заведовал всех отношениях. Во-первых, можно было сам мудрый Абу. Чистый горный воздух, хо не стесняясь загорать и присесть за бугорок рошая физическая нагрузка способствовали по нужде, не оглядываясь. Во-вторых, два «зверскому» аппетиту. Возвращаясь с работы, месяца один на один с парнем «в стороне от я издалека громко кричала: «Анна Гаври придирчивых глаз» – это уж слишком!!! Что ловна, есть хочу!!!» И сердобольная повариха там у них на уме? Ведь мы приехали на ра- спешила сунуть мне в руки до начала обеда боту, а не в санаторий. кусок горячей вкусной лепешки и кружку хо Вооружившись топографическими карта- лодного айрана. Этот божественный кисло ми, мы день за днем обследовали склоны гор, молочный напиток никогда не переводился у нас и всегда хранился в бурдюке, опущенном определяя контуры однотипной раститель в холодную воду какого-нибудь ручья.

ности, описывали видовой состав трав, нали Наливая себе стакан кефира и сде лав первый глоток, я думаю теперь:

«Вот сейчас бы кружечку айранчи ка!!!» С его вкусом не сравнится ника кой кефир.

Спали мы все в одной общей боль шой армейской палатке, постелив на землю брезент и войлочную кошму и набив матрасники сухим, нежным альпийским сеном. А сон был креп ким и безмятежным.

Наша «конница» была многофункци ональной. Лошади ходили под седлом, таская на себе по кручам седоков, пере носили вьюки и могли взять «на буксир»

пешехода. Невероятно, но факт: ухва тившись за хвост лошади, можно было легко, без затрат лишних сил преодо леть подъем любой крутизны.

Волы выполняли черную, небла годарную работу: под крики «Цоб цобе!!!» и удары кнутом они по диким кручам возили наш основной груз, дрова, продукты.

Наши парни быстро и хорошо осво или технику верховой езды, форси- Моя послушная умница ли перед девчонками своей «джиги товкой», а иногда и устраивали на стоящие скачки. Я тоже, преодолев робость и страх, научилась сидеть в седле, но не столь уверенно, чтобы преодолевать кручи. Мне чаще при ходилось держаться за хвост.

Анаши парни в бурках выглядели настоящими джигитами (см. фото на стр. 142). Да и не только на фото, они и в самом деле научились скакать будь здоров как!

Бурка из плотного толстого овечье го войлока – непременный атрибут одежды каждого кабардинца, «путе шествующего» в горах. Размеры ее таковы, что она полностью укрывает сидящего на лошади всадника и круп лошади. Значение ее многофункцио нально – она защищает от холода, Вид на Эльбрус дождя, града, от назойливых слеп Эльбрус, по-кабардински, – ней и оводов, служит одновременно это «грудь девушки».

и «периной» и одеялом во время сна И эта грудь красовалась перед нами в полевых условиях. А когда она не с утра до ночи более месяца, нужна, она просто крепится к седлу лишь иногда стыдливо ремешком.

прикрываясь облаками Я повествую о бурке так подробно в связи вот с чем. Погода в горах измен чивая и капризная: то ярко светит и печет солнце, то подует ледяной ветер со стороны Эльбруса и станет нестер пимо холодно, то набежит неожидан но туча и посыплет град. Поэтому мы почти всегда таскали с собой ватные стеганые телогрейки. Но однажды мы нарушили это правило.

Мы вдвоем с Леней отправились к нарзанному источнику (это было в До лине нарзанов). До него всего-то ки лометр, и небо ясное, так что ватник вроде бы и лишний. Вдруг неожидан но солнце закрыла туча, и посыпался с неба град величиной с желток ку риного яйца. Прижавшись к высту пу скалы и друг к другу, мы получа ли удары по незащищенным частям тела, вскрикивая ай!» или «ой!».

Помощь пришла неожиданно и во время. Мимо на коне проезжал ка бардинец в своей непременной бурке и буквально спас нас, укрыв ею и нас, и себя, и уязвимые части тела лоша- Лёня Беляев на лихом кабардинском скакуне.

ди. Так что – слава бурке!!!

И конь и бурка принадлежат заехавшему После завершения работ нас при к нам в гости кабардинцу везли в г. Нальчик, поблагодарили за усердие и выносливость, выдали за 2 меся- ошеломляющее. Жили мы в каком-то сарае ца по 1500 рублей. Это были большие день- в саду при каком-то доме. Ели от пуза вино ги: стипендия на третьем курсе была 260 град, срывая его прямо с ветвей. И с утра до рублей. Несколько дней мы знакомились с ночи пропадали на берегу, бесконечно пле городом, побывали на ипподроме на межре- скаясь в теплых морских волнах. На наш спубликанских скачках. горный загар наложился субтропический, Практика закончилась. Время до начала морской. Счастливые, с ящиками южных занятий у нас было, деньги у нас были, и фруктов мы вернулись домой.

у кого-то возникла идея: а не побывать ли Это было самое незабываемое время.

нам и на море? А для этого нужно всего- Еще очень долго мы находились под впе то пересечь Кавказский хребет по Военно- чатлением наших «горно-морских приклю Грузинской дороге и добраться до Тбилиси, чений». Не многим досталась такая шикар а там и до Сухуми рукой подать! ная практика.

Начальнику экспедиции, грузину, такая Некоторые «прозябали» в средней полосе комбинация понравилась, и он решил про- России, изучая почвы в бедных колхозах, катить нас по ВГД до самого своего родного где и питание толком организовано не было, Тбилиси. лили дожди и приходилось месить ногами в В кузове старого грузовика, на чемоданах резиновых сапогах непролазную глину.

и тюках, с песнями под видавшую виды ги- Другие где-то в просторах Голодной сте тару мы добрались до столицы Грузии, зае- пи изучали пропитанные солями почвы – хав по пути в Гори, чтобы побывать в музее солонцы и солончаки, под лучами нещадно И.В. Сталина на его родине. Далее поезд до палящего солнца.

Сухуми – и мы на море… Здесь были проблемы с нормальной пи Как и настоящие горы, так и настоящее тьевой водой, приходилось остерегаться море я увидела в первый раз. Впечатление укусов тарантулов и скорпионов.

Четвертый год «свободного полета»

На четвертом курсе все стало привычным, обыденным.

Жизнь текла размеренно и спо койно. Леня все также везде и всюду был моей тенью.

Мы много времени проводи ли вместе, часто ходили в кино.

А однажды каким-то чудесным образом он достал билеты в Большой театр на «Травиату».

Это было чудо. Попасть туда в ту пору было очень трудно.

В нашей комнате становилось все уютнее. Мы начали «выпен дриваться» друг перед другом, Что день грядущий вышивая кто крестом, а кто гла нам готовит?

дью, и у каждой над кроватью появился свой красивый ков рик. Появилась у нас и геогра фическая карта СССР, на кото рую мы поглядывали, пытаясь предугадать, все три летние месяца. Мы обнялись, расце куда теперь нас могут послать на практику. ловались, и каждый чувствовал и был уве А практика ведь преддипломная, по ее рен, что мы снова встретимся, будем вместе итогам нужно защищать диплом, а у каж- и нас ничто не разъединит.

дого дипломника должен быть свой руко- Готовился грандиозный план по обводне водитель. За каждым преподавателем ка- нию и орошению степных просторов Крыма.

федр почвоведения или агрохимии деканат В Симферополе было открыто Крымское от закрепил по несколько студентов. Списки деление института «Росгипроводхоз», кото составлялись произвольно, а, следователь- рый заключил с Тимирязевкой договор на но, темы дипломных работ соответствовали проведение почвенного обследования на темам научных исследований кураторов. территории степной части Крыма, на полях Некоторые «студенты-прохиндеи» находи- совхозов и колхозов, где предполагалось ли пути и лазейки, чтобы изменить ситуа- организовать орошаемое земледелие. Эта цию: поменять руководителя, поехать туда, работа была поручена кафедре почвоведе где казалось более интересно, найти рабо- ния ТСХА, а ее исполнителями были мы – ту полегче или место проведения практи- студенты-дипломники и несколько третье ки поближе к своему дому. Я же никуда не курсников во главе с аспирантами кафедры ходила, ничего не просила, а решила: будь В. Ильиным и Б. Савиновым. Помню, что что будет. Да и Ленька поступил так же. В мы долго не могли выехать на место рабо результате, после совместной северокавказ- ты – все что-то согласовывали и утрясали, и ской практики, мы оказались дипломника- только во второй половине июня приехали в ми разных руководителей. Ему предстояло Симферополь.

ехать на восток, в Алтайский край, а мой В процессе работы мы «проутюжили» весь путь лежал на юг, «в прекрасную Таврию», степной Крым, копая почвенные разрезы, т.е. в Крым. А я там не бывала, я его не ви- собирая почвенные образцы для анализов, дала, а очень хотелось. Таким образом, нам проводя картирование. В зону нашего об с Леней предстояла «долгая разлука», аж на следования попадали и овощеводческие, и садоводческие хозяйства. Часто приходи- ность воды платок, мы сосали эту грязную лось копать почвенные разрезы прямо на жидкость, утоляя жажду. (И ничего, пред арбузной бахче. И тогда, выбирая самые ставьте, с нами не случилось!!!) спелые арбузы, мы «поедали их от пуза», В отряде нас было шесть человек, но каж до не могу, до не хочу, до полного насыще- дый получал задание на день и работал ин ния. Несколько раз приходилось копать по- дивидуально. Почвенные разрезы глубиной чвенные разрезы и непосредственно в са- более 1,5 метров копали нам приданные дах. Тогда предметом «объедаловки» были отряду рабочие. Сопровождал и меня один груши, яблоки или сливы. На пути нашего чудаковатый парень с лопатой. Копать в не обследования иногда встречались старые, сносную жару сухую, тяжелую глину, под запущенные лесополосы, преобладающей стилаемую известковыми вкраплениями древесной породой которых был абрикос. В («белоглазкой») – труд каторжный. Я его жа августе месяце его плоды поспели и сыпа- лела и допускала явные нарушения, позво лись на землю, и мы ими объедались. ляя копать разрез помельче и поуже. Ведь Но не всегда на нашем пути попадались было и так все ясно: все почвы на больших такие райские кущи. Большую часть време- площадях были однотипными.

ни приходилось работать в голой степи, сре- Этого «каторжанина» я заставляла ко ди полей, засеянных зерновыми, или среди пать, а он просил меня петь, и я пела «Про бескрайних пастбищных угодий. Стояла не- щайте скалистые горы…» Эту задушевную сносная жара, жутко хотелось пить, перед песню о героическом подвиге моряков мы глазами мерцали миражи. Невдалеке мере- разучили и пели хором под аккомпанемент щилась вода (то ли озеро, то ли пруд). А это мандолины, когда собирались после трудо был зрительный обман – никакой воды не вого дня к месту ночлега отряда.

было и в помине. Мы часто переезжали с места на место по Пить иногда приходилось из ржавых, мере продвижения хода работ. Жили по не грязных бочек, оставленных в полях для за- деле и больше то в какой-то школе, то на по правки водой тракторов. Кинув на поверх- левом стане, то в бараке совхозной усадьбы.

И я отметила про себя – прошло годняя практика на Кавказе была более экзотичной и роман тичной. Здесь все было однооб разно и монотонно, хотя однаж ды я попыталась нарушить эту монотонность, чем удивила и за ставила себя уважать всю нашу «студенческую братию».

На полевой стан, где нам было предоставлено место для прожи вания, однажды верхом на рез вом молодом коне приехал агро ном совхоза. Я, вспомнив «свою кавказскую молодость», попро сила его прокатиться. Он, снис ходительно улыбаясь, видимо, предвидя мой конфуз, передал мне поводья. Я «лихо» оседлала коня и понеслась по степи, вер нее, «конь меня понес», стремясь показать хозяину мой позор.

Но я вовремя справилась со своей растерянностью и застави ла коня почувствовать, что пово дья в руках «опытного седока».

Дороги развезло, Сделав большой круг по степи, ни пройти ни проехать… я уверенно «подрулила» к кучке своих однокашников, которые смотрели на меня круглыми от удивления и восхищения глаза ми. Больше на такой подвиг ни кто не отважился, даже ребята.

Погода стояла жаркая и су хая, грунтовые дороги змеились клубами пыли. И лишь однаж ды выпал такой дождь, что они превратились в скользкое «гли няное мыло», и по ним невоз можно было передвигаться.

Но не все так безнадежно буд нично и серо было в нашей «по левой жизни». В качестве «пре мии» перед завершением наших работ нам предоставили воз можность побывать несколько дней на южном берегу Крыма, «у моря, у теплого моря».

В конце августа на двух гру зовых машинах мы отправились в путь. Набросав в кузов сена, Крым, Ялта, мы удобно разместились там по Никитский ботанический сад.

пять человек. «Шестой» у нас Наш «ударный» студенческий отряд почвоведов.

была мандолина, под трели ко- (Я, Беляева Нинка, – крайняя слева) торой мы пели полюбившиеся нам «Скалистые горы».

Первая наша остановка была у обрыва горы Ай-Петри.

К нему мы подъехали прямо на машинах со стороны ровного се верного плато и остановились на ночлег. Спали прямо в кузо ве машины на охапке сена. Оно нам пригодилось и в дальней шем. Когда не было более удоб ного стационарного ночлега, мы спали снова прямо в кузове под яркими южными звездами.

На Ай-Петри принято встре чать рассвет, и мы приехали сюда именно за этим.

Незабываемые картины, вы плывающее прямо из моря солн це, крутой, умопомрачительный для новичка спуск к умиротво ряющим пляжам Черного моря, райское блаженство войти потом в его благодатные теплые воды.

Фото 09.1952 г.

Последние дни в Симферополе. Разве можно забыть все это?

Беляева Н.Б. – Дальше, путешествуя вдоль вторая слева. побережья, мы побывали в Ни китском Ботаническом саду, погуляли по са- С Лёней все это время мы, хотя и редко, мой Ялте, завернули в Бахчисарай, ознако- переписывались. Оба были в постоянном мились с достопримечательностями Алупки, движении, в пути, так что письма просто не Семеиза, Мисхора, Евпатории. могли находить адресата.

И купались, купались, купались… С «за- За середину перевалил сентябрь, а от его рядом бодрости» мы вернулись на полевые Нинки ни слуху ни духу. И мой Ленька за работы, чтобы поставить завершающую волновался. Он помчался в Одинцово, на точку в начатом деле. По окончании работ шел по адресу дом моей подруги Нади Куро мы вернулись в Симферополь и долго там патенковой, расспросил ее, есть ли письма «ошивались», изнывая от скуки и безделья: от меня для нее, и успокоился только тогда, город мы уже изучили вдоль и поперек, да когда узнал, что у меня все в порядке, что и «Скалистые горы» уже как-то больше не скоро буду… пелись. Когда Надя мне все это рассказала, я по Видимо, получилась какая-то неувязка няла: наверное, и правда любит, да еще и при приемке нашей работы в вышестоящей ревнует.

инстанции. В Москву мы вернулись лишь в Все песни перепеты, все дела завершены, двадцатых числах сентября, когда учеба на все уголки Симферополя изучены.

5-м курсе ТСХА уже шла полным ходом. Домой, домой!!! В Москву, в Москву!!!

Пятый год «свободного полета»

(Подготовка к приземлению) Пятый курс учебы скоро течен. Не успели приступить к учебе, как уж и госэкзамены и защита диплома. Тема моей ди пломной работы определилась так: «Почвы совхоза «Феодосий ский» и их агрохимическая и производственная характери стика». К середине декабря уже были готовы химические анали зы с наших почвенных полевых проб, и нужно было обобщить полученные материалы, сделать необходимые «научные» выводы, красиво и грамотно изложить все это на бумаге. Тут-то и начались мои мучения.

Беляева Нина с черновиком диплома.

Я никогда в жизни не писа (С улыбкой вышла из подъезда общежития.

ла ничего подобного. Школь Назад она шла, уже не улыбаясь.) ные сочинения (Евгений Оне гин, Олег Кошевой из «Моло дой Гвардии» и проч.), а тут, по существу, впервые в жизни научный трактат! Я что-то со чинила, как могла и понесла свой «детский лепет» на провер ку и суд своему руководителю дипломной практики доценту М.Н. Першиной, даме очень строгой и придирчивой. Она пробежала мельком первые пять страниц моей писанины и ужаснулась «примитиву моего изложения». «Попросите, ми ленькая, чтобы кто-то знающий помог Вам, и приходите снова», – сказала она, и я расстроенная вернулась в общежитие.

Но кто же из «знающих» бли же всего ко мне? Ну конечно же, Ленька. Он постоянно консуль тировался со своим руководите лем, и у него дипломная работа была уже на выходе. Мы вме- Перед распределительной комиссией сте с ним «перешерстили» весь Такими мы были: «ушедшими в себя мой «труд», учитывая замеча- и устремленными в будущее».

ния моего придирчивого руко водителя, и у меня появилась уверенность, что все теперь в по рядке.

«Ну, теперь – другое дело», – изрекла доцент М.Н. Першина, не прочитав внимательно тек ста. После этого мы вдвоем отнес ли наши рукописи на квартиру какой-то машинистке, уплатив сколько-то копеек за лист из на шей небогатой стипендии.

Готовые дипломные проекты ждали своего дня, когда с ними выйдут дипломники, чтобы «за щитить» их. Это будет только в конце февраля, а пока у нас другие очень важные дела. В конце декабря нас ждало рас пределение на работу, в начале февраля – экзамены по марксиз му, и только затем уж защита дипломного проекта и выпуск ной бал.

Прощай, Тимирязевка. Предстояло решить еще один Едем в колхоз, где грязь жизненно важный вопрос: вме непролазная, пахнет навоз сте мы или не вместе. Руку и сердце Ленька мне уже предложил ранее, фессор В.В. Вильямс. Это произошло в по но как-то буднично и неуверенно, и я была в следних числах декабря, а 2 января смятении, колебалась и не решалась. года наш брак был зарегистрирован.

Все решилось в день распределения на Уже прошло более 55 лет, а я хорошо пом работу. Как отличница я обладала правом ню, как это было в ту послевоенную пору, – первоочередного выбора места работы. Я все очень скромно, ни шика, ни блеска. Все шла по списку пятой или шестой и твердо серо, буднично, убого. Ну, пришли в ЗАГС заявила, что претендую на Московскую об- Тимирязевского района – одноэтажное об ласть (это моя родина, здесь живет моя мама, шарпанное здание во дворе среди жилых которую я не могу бросить в стесненных пятиэтажек, с грязными, скрипучими по жизненных обстоятельствах). Мою просьбу лами, и не сняв верхней одежды, предстали удовлетворили, хотя мест в Московскую об- перед регистратором, которая тоже сидела, ласть было ограниченное количество и их накинув на плечи пальто, так как на улице берегли для блатных или на чрезвычайный была январская стужа и в помещении из случай. рядно холодно. Этот факт подтвердить ни Шедший на распределительную комис- кто не может, никаких свидетелей при нас сию через несколько человек Леня преду- не было!!!

предил меня: «Если ты согласна, говори, Расписавшись в какой-то «амбарной кни что мы подаем заявление в ЗАГС и едем на ге», мы получили рыжую блеклую бумагу – работу вместе, если нет, то я тебя уже боль- «Свидетельство о браке» и вернулись в об ше никогда не увижу – уеду куда-нибудь в щежитие. Благословение родителей тогда, Туву. На комиссии он заявил об этом, а я как и сейчас, было не в моде. Их поставили подтвердила. в известность перед свершившимся фактом.

С этим событием нас поздравили все чле- Мамы обнялись, поплакали и стали обсуж ны комиссии и сам декан факультета про- дать вопросы предстоящей свадьбы.

Эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала...

Свадьба состоялась 30 января 1953 года в доме родителей мужа.

Этот дом при первом знакомстве по казался мне большим и роскошным:

две большие комнаты, кухня. Тепло и уютно. Не то, что наша комнатушка на пять душ, где негде повернуться.

Родители Лени все хлопоты по ор ганизации свадьбы приняли на себя.

В их доме в печках и на керосин ках варили, жарили, парили, тушили Дом, где состоялась наша свадьба. и пекли, чтобы не ударить в грязь ли Построен в 1939 г. цом перед гостями. А их было много.

Сергеем Александровичем Беляевым В помещение небольшого дома вме (отцом Лёни). Снесен в 1979 г. стилось около пятидесяти человек.

перед Олимпиадой в Москве Хотелось пригласить всех-всех, но это было невозможно. Установили «равенство квот» родственников с той и другой стороны, а также друзей же ниха и подруг невесты.

Были здесь и школьные друзья Лени, и нее были пирожки Лениной мамы, которые его многочисленная родня, и моя школьная она пекла неделю, вынося на хранение на подруга Надя Куропатенкова, и двоюрод- мороз. Некоторые вспоминают их до сих ная сестра Татьяна Аникина, и наша ти- пор. Нет, к сожалению, запечатлевших это мирязевская братия с гитарой и мандоли- событие фотодокументов.

ной. Главной заводилой, как всегда, была Но говорили все, что невеста наряд Надя Популовская, которая задавала тон на и очаровательна, а жениху очень к всеобщему веселью, лихо играя на гитаре. лицу нарядная, белая, вышитая рубаха Присутствовавший на торжестве мой брат косоворотка.

Генька, восхищенно взирая на все это, дал Сравнивая «нашу нищету» с «достатком»

себе зарок: научиться хорошо играть на ги- в семье Лени, я была просто деморализова таре (и, как видим теперь, научился и даже на. У меня ведь не было ни копейки денег, очень-очень хорошо)*. чтобы справить себе свадебное платье. Его Дорогой для нас тогда водки было не- мне шила мама. Да еще какое!!!

много, зато стояли четверти самодельного Ни в одном ателье не смогли бы так по плодово-ягодного вина, а в углу черпали и добрать фасон, ювелирно все подогнать и разливали по кувшинам приготовленную искусно пошить, как это могла сделать она.

загодя брагу из большого тридцатилитрово- Мой брат Генька был уже студентом 2-го го молочного бидона. курса Энергетического института, как раз Пол ходил ходуном от плясок и танцев, а перед моей свадьбой получил стипендию и, «сборный студенческий хор» пел «Чилиту»: вручив маме деньги, сказал: «Нужно сшить «Ай, яй, яй, яй! Что за девчонка!!!» Много Нинке свадебное платье». За что ему теперь было всего вкусного на столе, но всего вкус- низкий от меня поклон.

Спасибо за комплимент, но «очень-очень» не соответствует действительности.

* Последние месяцы студенческой жизни Наша 7-ая группа после госэкзамена.

За столом: зав. кафедрой марксизма-ленинизма доцент Салай, зав. кафедрой почвоведения проф. Бушинский, декан факультета проф. Вильямс и секретарь деканата – «наша добрая мама» Домна Ивановна Кирикова.

А по краям сидят «без пяти минут агрохимки»: Нина Беляева и Надя Популовская Вслед за свадьбой начались горячие А похороны И.В Сталина превратились деньки: сдача госэкзамена по марксизму- в грандиозную давку. Казалось, вся страна ленинизму и защита дипломного проекта. сошла с ума, в них хотели принять участие Государственный экзамен по марксизму- все. Люди ехали не только из пригородов ленинизму – это важное ритуальное дей- Москвы, но и из других, даже дальних го ствие. Он венчал всю почти пятилетнюю родов.

учебу в Академии, как бы подчеркивая, что Несколько десятков тысяч людей устре из стен вуза выходят «политически подко- мились в центр Москвы проститься с «от ванные» специалисты. Этот экзамен я сда- цом всех народов». И сотни людей потеря ла на пять. А как же иначе? Ну, и диплом, ли жизнь в давке. Были такие «паломни конечно, защитила, не зря же старалась!!! ки» и среди наших друзей, но не дошли до Теперь, казалось, можно бы расслабиться конечной цели*. Вернувшиеся были кто без и уже готовиться к традиционному выпуск- пуговиц, кто без галош. Были и синяки и ному балу. Но этот бал так и не состоялся. царапины, но, слава богу, все вернулись Неожиданно скоропостижно скончался живыми**.

тов. И.В. Сталин. Страна погрузилась в пе- После сдачи госэкзаменов и защиты ди чаль и траур – какое уж здесь веселье и тан- пломных проектов многие сразу же потяну цы. Выпускной бал отменили и намекнули, лись домой. К работе мы должны были при чтобы все было без шума и пьянки. Мы раз- ступить в мае. Но некоторые, кто не спешил брелись по комнатам и по-тихому отмечали домой или ждал вызова с места предпола это событие: наше окончание ТСХА и прово- гаемой работы, еще долго (до конца апреля) ды на место работы подруг и друзей. жили в стенах общежития.

Я тогда случайно оказался в толпе людей, устремившихся бог знает куда, и постарался побыстрее выбраться из * нее. «Ну куда они идут?» – думал я, ведь еще по радио не было ничего про порядок прощания. Был уже вечер, а толпа тупо шла к Дому Советов… А вот у меня один друган по МЭИ так и не вернулся с этой «прогулки»… ** Выписка из зачетной ведомости Весь апрель в нашей 435-й комнате про- ко раз помогала мне достать железнодорож жила и я, и Лида Кандыба, но она была те- ные билеты на обратную дорогу (для «дика перь уже Харламова. рей» это было проблемой).

В середине апреля мы были у нее на свадь- Теперь мы с Лидой на «постоянной теле бе – в Баковке, в доме родителей ее мужа. фонной связи», вспоминаем прошлое, гово С ним она познакомилась на практике после рим о болезнях и консультируемся по ле 4-го курса в Крыму, на Джанкойской стан- карствам. А, кажется, совсем недавно мы с ции орошаемого земледелия. Он был студен- Леней, прихватив лыжи, высаживались на том агрономического факультета, кончал станции Трехгорка, чтобы встретиться с че вместе с нами учебу в Академии, а встрети- той Харламовых на лыжне в прекрасной бе лись, познакомились и нашли свою судьбу резовой роще.

они за тысячу верст от своей альма-матер. Но вот уже и дипломы … Жизнь преподнесла им много радостных и Дипломы нам тогда вручали не так, как печальных сюрпризов, они много «покоче- это принято сейчас. Никакой торжествен вали», меняя место работы, и оба защитили ности, никаких рукопожатий и аплодисмен кандидатскую диссертацию. тов. То ли так еще не было принято, то ли Ее муж, Михаил Харламов, многие годы торжественность была исключена по случаю (вплоть до ухода на пенсию) был доцентом траура в связи со смертью товарища Стали кафедры земледелия в Институте дружбы на (не знаю). Нам их выдавала секретарь народов. деканата Д.М. Кирикова, по-матерински А живут они сейчас в моем родном Один- тепло напутствуя.

цове, рядом со зданием школы, где когда-то Я получила диплом с отличием и вкла я училась. Я хорошо знала ее маму. Бывая дыш к нему, где на двух страницах пере на отдыхе в Ялте, я всегда забегала к ней и числяются предметы, которые мы изучали, находила теплый прием. Она даже несколь- и оценки за них.

Эта бумажка пролежала в папке среди показала, что с багажом знаний агрохим прочих ненужных бумаг 57 (!!!) лет. Обнару- фака Тимирязевки можно работать везде жив ее, я подумала: а ведь это история. Пу- и всюду. «Наши» работают и агрономами, и скай на нее посмотрят другие и подивятся. агрохимиками в сельском хозяйстве, и хи Тогда я удивилась: сколько всякой всячи- миками на производстве и в научных учреж ны мы изучали, а пригодится ли. Практика дениях, экономистами и преподавателями.

Итак… Итак. Я еду вместе с мужем на работу в Московскую область.

Предстояло решить – куда имен но. Мы еще не знали почем фунт лиха, были доверчивы и житей ски неопытны, поэтому почти без колебаний согласились с до водами двух ученых мужей (кан дидатов сельскохозяйственных наук) из института удобрений и агропочвоведения, которые предложили нам поехать на ра боту в Коммунистический район (название прямо-таки путевод ное)… Они были заинтересова- Фото 1983 г.

ны в проведении там каких-то Нина Борисовна научных изысканий и обещали и Леонид Сергеевич Беляевы.

нам свою шефскую поддержку. На 50-летнем юбилее брата и шурина.

Доводы были почти убедитель- (Хорошо жить хорошо!) ными, и мы согласились.

Но весь фокус состоял в том, что агрохимическая лаборатория была там одна и агрохимик дол жен быть один. А это – «более женская» рабо- и сестра Валентины, Нина Терентьевна та. Уступив это место мне, Лёня должен был Аникина (тетя Нина), временно жила там, занять должность участкового агронома МТС в Сокольниках.

(машинотракторной станции). Это его не ис- Она предложила нам пожить здесь, види пугало и не смутило, он был готов окунуться мо, хорошо понимая наше положение – по в омут сельскохозяйственного производства, ложение молодоженов, у которых нет при доверив мне агрохимическое его обеспечение. личного места для ночлега, которым нужен А пока у нас был почти целый месяц долго- уют и интимный уголок. Такой «уголок» нам жданной свободы. Мы ездили в музеи, побыва- и не снился. Тишина, чистота, горячая вода, ли в Третьяковской галерее и в музее-усадьбе туалет «в шаговой доступности», на стенах «Архангельское» вместе с Харламовыми и их висят роскошные картины, на рояле – из друзьями. И тут нам улыбнулась фортуна. ящные статуэтки.

К этому времени семья Горбатовых уеха- Но особо поражала воображение картина, ла на Сахалин (Владимир Николаевич был висящая в спальне, на стене над кроватью.

главным инженером на строительстве важ- Она была большая, в массивной, тяжелой ного сверхсекретного объекта – туннеля че- раме. На ней была изображена необыкно рез Татарский пролив на Сахалин). Он и его венной красоты обнаженная женщина. Но жена Валентина Терентьевна (тетя Валя) об этом мы поговорим отдельно*.

были большими ценителями старины, в их Что же в итоге? Учеба закончена, я вы квартире было немало антикварных вещей: шла замуж за своего однокурсника Беляева старинная фарфоровая посуда, необыкно- Леонида Сергеевича. Таким образом, так и венной красоты украшенный резьбой бу- не сменила фамилию (чем меня так пугали фет, несколько картин старинных мастеров, в детстве, в шутку «выдавая замуж»).

приобретенных в комиссионных салонах Прошел медовый месяц, закончился от Москвы. За всем этим нужен был пригляд, пуск – пора и на работу. Получили направ См. в Приложении.

* ление от областного управления сельско- В этот день и окончились мои «пять лет го хозяйства именно в Коммунистический свободного полета» и начались новые, тру район, как и было согласовано с научными довые будни.

сотрудниками ВИУА (Всесоюзного институ- Но это совсем другая история. О том, что та удобрений и агропочвоведения). мы испытали и пережили за годы нашей Районным центром тогдашнего Комму- многотрудной работы и жизни, я, может нистического района было село Рогачёво. быть, и напишу, если будет время, желание, Туда и прибыла чета молодых специали- настроение и силы*.

стов 5 мая 1953 года.

Но главные наши герои с честью выйдут из всех этих «испытаний и переживаний» и уже в очень даже «среднем * возрасте» будут демонстрировать завидную бодрость духа и физическую форму.

Глава шестая «О моем брате и сестрах»

Люся и Галя в годы детства и юности Мама, я, мой брат Генька и две сестренки, Люся и Галя, – это наша семья в 50-е годы. Свой родной дом я покинула в 1948 году, когда мне исполнилось 18 лет. Брату было уже 15 лет, Люсе 10, а Гале только 8 лет.

Прошло три года, как завершилась страшная, опустошительная война, и о том, что мы пережили в эту пору, я уже рассказала. Впрочем, гляньте еще на это фото.

На первом курсе я каждое воскре сенье приезжала домой, потом – все реже. В дальнейшем меня поглотила студенческая жизнь, и я почти совсем перестала появляться в Одинцове.

Поэтому мои милые сестрички поч ти полностью выпали из моего поля зрения. В 1948 году, когда я поступи Фото ~ 1948 г.

ла на 1-й курс института, Люся учи Галя и Люся в первые годы после войны.

лась в 3-м классе, а Галя пошла толь ко в 1-й класс. Разница между ними по возрасту – два года, но они кажут ся ровесницами. Обе худенькие, чер нявые, как галчата, а в остальном со вершенно несхожие. Боевая, инициа тивная Галя и более мягкая и подат ливая Люся. Тем больше сестринской дружбы. Они всегда неразлучны, всегда вместе.

К этому времени жизнь налажива ется, голод отступил, можно купить кое-что и из тряпок. Мама искусно обшивает девочек, и они уже ничем не отличаются от сверстниц в одежде.

Их обеих принимают в пионеры, а пи онерский лагерь становится их домом на лето. Зная семейную ситуацию на шей мамы, профком шел ей навстре чу: путевки в пионерлагерь ей давали несколько лет подряд, и не на одну, а на две, а то и три смены за лето. Фото ~ 1947 г.

Даже на фотографиях в выраже- Галя и Люся ниях лиц проглядывается разница их Вот они какие, характеров. Кроткая Люся и мухи не наши послевоенные красавицы.

обидит, а Галя и сама себя не даст в обиду, и сестру обижать не позволит.

В общем, Галя была девочка бедовая.

Не каждой девчонке досталось ведь ло мать руки на каруселях и, катаясь на санках с горки, разбивать в кровь лицо.

Впрочем, последнее приключение слу чилось уже не без участия брата.

Мама старалась, как могла, одеть, обуть, накормить. Только на большее ее не хватало. Не имея времени, она не могла, например, помочь им в уче бе. А они обе учились не так упорно и усидчиво, как я, и не так легко и сво бодно, как Генька. В этот период жиз ни они, будучи предоставленными сами себе, ничего не видели и нигде, кроме дома, школы, пионерского ла геря, не бывали. Книг в доме не было, а школьная библиотека была бедна, и не всегда можно было взять интерес ную книгу. Да и с посещением кино театра была проблема – маме было вечно некогда, а одним ходить возбра нялось. По воспоминаниям Гали, пер вый фильм они посмотрели вместе с Люсей в 1951 году в клубе кирпичного Фото ~ 1949 г.

Пионерки Люся и Галя Беляевы. завода №6. Это был фильм «Сказание Пионерский лагерь. Третья смена. о земле Сибирской». (Люсе было 13, а Гале – 11 лет.) В общем, как мне тогда казалось, мои сестрички были «немножко диковатыми».

Прошло пять лет – 1953 год.

Я выхожу замуж. В доме родите лей мужа шумит веселая свадь ба, а моих сестричек нет среди гостей. Как я была не права, посчитав их еще малыми и не смышлеными, что не сочла нуж ным пригласить и их персональ но. Теперь я каюсь и приношу совсем уж запоздалое извине ние. Но не познакомить их с на шей новой родней я, конечно, не могла. В феврале 1953 года со стоялся этот «ознакомительный визит», и я увидела, что девоч ки уже большие, что многое уже Фото ~ 02.1953 г.

знают и понимают.

Люся, Илья со своим любимым Они познакомились с домом котом Антоном и Галя.

и укладом жизни семьи моего (И все – Беляевы!).

мужа и сфотографировались с его младшим братом Ильей. С ним они, видимо, нашли общий язык. Илья ведь родился в году, стало быть, ровесник Гали.

Время бежит. Я за сотню километров от сына Андрея. Она не чаяла в нем души, ла Одинцова, в сельской глубинке, уже по- скала и тискала его, называла курунчиком тертый жизнью «молодой специалист», уже (т.е. цыпленочком). В 1958 году обе опреде мама своего сына Андрея, а сестрички друг ляются с выбором специальности. Люся идет за другом, с интервалом в два года окончи- учиться на кондитера, а Галя на мастера по ли 10-й класс Одинцовской средней школы пошиву верхней женской одежды.

№5. Люся – в 1956, а Галя – в 1958 году. Какие «вкусные штучки» научилась печь Галя на всю жизнь запомнила свой Люся!!! Во время учебы образцы своей учеб школьный выпускной бал;

после торже- ной выпечки она часто привозила домой, ственного вручения аттестатов были тан- угощая всех этой вкуснятиной. Мастером цы, играл духовой оркестр, и она кружила кондитером после окончания учебы в вальсе в красивом крепдешиновом пла- она проработала 5 или 6 лет, неизменно ра тье лимонного цвета, которое мастерски дуя всех родных, соседей и знакомых слад сшила ей мама. Такое же платье, но только коежек «слоеными языками» и другими пи розового цвета, было и у Люси на ее выпуск- рожными.

ном балу. Галя после окончания училища работала Мысли о поступлении на учебу в инсти- мастером женской одежды в ателье. Но та тут ни у одной, ни у другой сестрички не кая работа скоро наскучила ей. Одно дело было. Страшновато, ведь в аттестатах густо шить для себя, другое – выполнять чьи-то пестрят тройки. прихоти. Это показалось ей унизительным Решили, что нужно обеим получить хоро- и неинтересным. Она устраивается летом шие, востребованные специальности через 1963 года на работу в МИИТ (Московский производственно-технические училища. институт инженеров железнодорожного Люся не сразу пошла учиться дальше. Она транспорта) и работает там лаборантом целый год прожила в нашей семье в дерев- на кафедре электрической тяги вплоть не Васнево (около Рогачёва), пестуя нашего до 1968 года.

И вот они уже взрослые Со своими будущими мужьями обе сестры познакомились на танцах все в том же клубе кирпичного завода №6, куда я еще до войны бегала смо треть фильм «Чапаев» (два, а может быть, и три раза). И свадьбы у нераз лучных сестер состоялись в один год.

У Люси в январе, а у Гали в июне года. Люсе было 24, а Гале 22 года.

Женихи появились на пороге их дома совершенно неожиданным и оригинальным образом. Как вспо минает мама, Люся мыла оконную раму и, увидав под окном молодо го человека, громко крикнула: «Эй, иди сюда!!!» Он вошел и, засучив рукава, сразу подключился к работе. Фото ~01.1962 г.

Другой жених был не менее ори- Молодые в ЗАГСЕ.

гинален. Стоя под окном, он кричал: Свою подпись ставит «Галя, выходи, я клубники принес!!!» жених Виктор Алексеевич Попов.

(Его мать работала на клубничной плантации в совхозе.) Свадьба у Гали состоялась в июне, а уже 14 сентября (здра сте Вам, пожалуйста!!!) новоис печенного мужа, Ивана Авдее ва, призывают в армию. После учебного курса молодого бойца ему выдают новенькую, хорошо подогнанную форму и яловые сапоги (в отличие от обычной «кирзы»). И он понял: за грани цу отправляют. А значит про щай на 3 года родной дом и лю бимая жена!!!

А Люсин муж, Виктор Попов, уже не только отслужил свое в армии, но и успел к тому же по бывать по комсомольской путев ке на Дальнем Востоке, имел специальность механизатора.

Теперь он устроился на работу бульдозеристом на строитель стве жилого комплекса в городе спутнике Зеленограде. Обеща ли дать жилье, и не обманули.

Вскоре они переезжают туда, Фото ~ 1969 г.

в этот прекрасный зеленый горд.

Зятья Иван Авдеев и Виктор Попов.

Люся продолжает в местной ор У тещи на подработках… ганизации общепита печь свои вкус ные коржики, «слоеные языки» и «на полеоны», а ее муж Виктор устраивает ся механиком на «закрытый» завод при НИИ «Зенит», оканчивает при этом Всесоюзный заочный машинострои тельный институт и работает потом уже начальником цеха.

Люся и Галя, как и ранее, не разлей вода: частые гости друг у друга. Да и их мужья, кажется, нашли общий язык.

Теща Надежда Терентьевна на зятьев не нарадуется. Почистить картошку?

Пожалуйста! Дело привычное.

Прослужив три года в Германии, в 1965 году Иван возвращается домой, к жене в Одинцово. Еще до службы в армии он получил специальность столяра, а вернувшись, устроился на работу на авиационный завод. Если вам доводилось летать на самолетах Ту-104 или других последующих мо дификациях «тушек», то наверняка вы сидели в салоне, к отделке которо го приложил руку Иван Авдеев. Фото ~1979 г. и ~1965 г.

Жена Галина все это время работа- Виктор и Люся с первой дочкой Леной ет в Московском институте инженеров Лена родилась 5 декабря 1963 г.

железнодорожного транспорта (МИИТ), а в 1966 году поступа ет на заочное отделение этого института. Но учебу вскоре при шлось отложить, так как в июне 1967 года в семье Авдеевых ро дился сын Роман (о жизни и де лах которого напишут, навер ное, потом отдельный роман).

В январе 1968 года Галина Борисовна увольняется с ра боты и два года жизни отдает основному – заботе о сыне. А ле том 1969 года она устраивается на работу в лабораторию тер риториального геологического управления.

В соответствии с новым про филем работы она начинает обучение во Всесоюзном заоч Фото ~1969 г.

ном политехническом инсти Лена и Наташа Поповы.

туте (ВЗПИ) по специальности Вторая дочка, Наташа, «обогащение полезных ископае появилась 20 марта 1965 г.

мых». После окончания ВЗПИ она работает там же в должно сти инженера.

Фото ~1969 г Фото ~1963 г.

Иван Авдеев после службы в Германии... Галина Борисовна Беляева.

Штирлицем там был, наверное… Моя младшая сестричка Галя.

Фото ~1970 г. Фото ~1975 г.

Роман? Какой Роман – просто Ромка, Роман? Ну, по крайней мере, Рома, пока еще маленький, все еще беззаботный и миленький, миленький и беззаботный. но уже не маленький.

Все вроде бы хорошо в семье Авдеевых, только вот квартир ный вопрос никак положительно не решается. На заводе, где рабо тает муж Галины, с жильем «не светит», и им приходится жить в стесненных условиях еще более двадцати лет. Представляете, зять и теща в одной тесной ком нате коммунальной квартиры.

И ни одного конфликта за все это время. Мама говорила, что у Ивана золотой характер, а Иван считал «тещеньку» своей второй мамой.

Понимали друг друга с полу слова, были терпимыми и внима тельными друг к другу. И никто ни на кого не затаил обиды. Со гласитесь, редко так бывает. Но наконец-то освобождают и предо ставляют им еще одну комнату, а потом, к концу 70-х, и еще одну в их «многострадальной комму- Фото ~1985 г.

налке»... Теперь трехкомнатная Роман Авдеев – студент МЭИ.

Но вот уже взрослым стал сын Роман… квартира целиком в распоряже нии семьи Надежды Терентьев ны Беляевой. И на глазах растет и взрослеет ее внук Роман. Пока еще маленький и беззаботный (см. фото на стр. 177).

Но вот уже взрослым стал взрослым, успешно учится в ин ституте, женился. Здесь, все в том же доме на Глазынинской, сыграли свадьбу, отсюда прово дили его в армию, здесь же роди лись оба сына Романа – Кирилл и Антон, и жилье стало совсем не по «размеру семьи». Бросив любимое дело на авиационном заводе, Иван устраивается на работу «за жилье». И добивает ся своего, получает квартиру в г.

Железнодорожном, куда и пере езжает семья сына.

С 1978 по 1994 год Галина Бо рисовна работает в Московском Фото ~1977 г.

управлении пусконаладочных На даче в Дмитровском Заречье.

работ инженером-наладчиком.

Тетя Нина и ее племянницы – Наташа и Лена.

В январе 1995 года она уходит на пенсию*.

А в городе Зеленограде жизнь идет своим чередом. Растут дети, растут родители. Люся бросает свое кондитерское производство и переходит на новую работу, на завод при оборонном НИИ.

И оканчивает при этом вечер ний техникум. А ее муж Виктор оканчивает уже вечерний ин ститут.

Оба завершают учебу и успешно работают на этом за воде – флагмане отечественной электроники, зарекомендовав себя отличными и уважаемыми специалистами. Неплохие зара ботки, достаток в семье. Чисто та и уют в квартире («порядок Вся наша фамилия приносит особую * благодарность Галине Борисовне за то большое внимание и терпение, кото рые она проявила, ухаживая за нашей Фото ~1995 г.

мамой в последние годы ее жизни. Так Людмила Борисовна Беляева.

же как и ее мужу – Ивану Исаковичу Мама замечательных девчушек Лены и Наташи.

Авдееву.

в доме») – постоянная забота Люси. Они всегда рады гостям, и мы – частые гости у них. Да и они частенько приезжают к нам на дачу.

..............

Никто не ждал, и ничто не предвещало беды. Она подкра лась неожиданно. Коварная бо лезнь, рак, за короткое время буквально сожгла нашу Люсю, и никакие принимаемые меры не смогли ее спасти.

Она скончалась 27 февраля 2002 года и похоронена на клад бище Зеленограда. Это самая наша чувствительная утрата.

Она была необыкновенно чут ким и добрым человеком. Па мять о ней мы чтим и храним, ее мы не забываем и никогда не забудем. Вечная ей память и по Фото ~2001 г. клон от нас.

Наша Люся с внучкой Лизой.

Последняя радость.

Немного о Генерале Мой брат Гена (Геннадий Бо рисович Беляев) родился 1 октября 1933 года. Он рос спокойным, по слушным мальчиком. В школе учеба ему давалась легко. Я даже не помню, чтобы он когда-либо сидел за урока- Фото ~1945 г.

Генерал окончил четвертый класс.

ми. Но именно он больше всех застав лял волноваться нашу маму.

Начиная с пятого класса, он увлекся игрой в футбол. Дворовая шпана объе динялась тогда в футбольные команды.

В команде, к которой он принадлежал, как мне кажется, он стал со временем «серьезным авторитетом». И, наверное, именно это, а не только то, что его имя Гена, дало основание присвоить ему «столь высокое звание» – Генерал*.

А вот и нет. Именно то, что меня в детстве * звали в семье, а потом и на улице Геня, легло поначалу в основу клички. И звучала она в конце 30-х годов скорее как пренебрежитель Фото ~1948 г.

ная, с усмешечкой. Генералов-то в стране тог Геннадий Беляев после 7-го класса.

да еще не было!

Вот как узнала мама о присвоении ему с головой, вполне мог оказаться на скамье «генеральского чина». Ранним майским подсудимых, так сказать, за компанию*.

утром ватага мальчишек, собравшихся под Но он понял, что это ему ни к чему, «гене нашими окнами, начала дружно скандиро- ральское мышление» подсказало, что с этим вать: «Генерал, выходи!!!» Мама, подойдя к нужно «завязывать». Хотя футбол остался окну, помахала им рукой и крикнула: «По- его увлечением на много лет.

дождите, Генерал еще штаны не надел!!!» После седьмого класса встал вопрос: куда Так у нас в семье появился свой генерал, идти учиться? Это был 1948 год и жизнь се и мы его называем так даже не в шутку, а мьи была, как и прежде, тяжелой и трудной.

всерьез, поскольку он самостоятельно до- Зарплаты мамы катастрофически не хвата стиг определенных жизненных высот и уж ло на содержание большой семьи, и опять рядовым его никак не назовешь. встал вопрос о поступлении в техникум, но В ту пору первых послевоенных лет бур- теперь уже Гены. В школе он учился легко но расцвела уголовщина, кругом орудовали и просто, и окончить десятилетку ему не со банды и шайки, вовлекая подростков в свою ставляло большого труда. К тому же стар среду. Улица давала о себе знать: большин- шая сестра Нина (это я) окончила среднюю ство пацанов едва окончили семь классов, школу и уже поступала в институт. И Гена некоторые попали за решетку. Групповые заявил категорически (и правильно сде стычки на танцах или просто противостоя- лал): «Вот Нинке – можно, а мне нельзя?»

ние улицы на улицу часто кончались серьез- И мама отступила (и тоже правильно)**.

ными драками, вплоть до поножовщины и В 6–7 классе он стал «вырабатывать силу убийства. И наш герой, хоть и был парень воли» и «твердость характера». Чтобы они Все было не настолько серьезно. Но фильм «Место встречи изменить нельзя» – это как раз про то время. Слава * богу, типов, подобных Горбатому, поблизости не оказалось… На самом деле после 7-го класса я подавал документы в техникум (речного флота что ли) и был туда принят, ** но дальше все случилось так, как написано.

проявлялись в больших делах, он «тренировался» на мелочах. Вспоми наю такой случай. С большим трудом мама раздобыла где-то бидончик мо лока и собиралась по возвращении с работы сварить на нем нам кашу. Гена решил отхлебнуть молочка прямо из бидона, а я встала на страже «семей ных интересов» и не позволяла ему Фото 1949 г.

это сделать. Каждый тянул бидон на «Шпана» из 9-го класса.

себя, в результате полбидона молока оказалось на полу. (Ну, кто из нас был умней?) Он учился в шестом классе, а я-то уже в девятом. Зато упрямства и «силы воли» у обоих было достаточно.

В старших классах школы он вел себя вольно и независимо, а иногда даже вы зывающе. Когда ему говорили «Гена, прояви больше усидчивости, ты ведь можешь учиться на одни пятерки», он отвечал: «А зачем, мне и так хорошо».

Однажды произошел какой-то кон фликт на уроке географии, и препо даватель сказал: «Забирай портфель Фото 1950 г и можешь вообще не приходить в Прощай, школа!

школу» (имелось в виду без матери). Продвинутые пацаны из 10-го класса смотрят в будущее.

И он забрал и не приходил целую не делю, пока у мамы кто-то из учителей при случайной встрече не спросил:

«А почему Гена не ходит в школу?»

Мама и подумать не могла, что он, взяв портфель, идет вовсе не в школу, а на прогулку вдоль Минского шоссе*.

Окончив школу, он без проблем по ступил в Московский энергетический институт**.

Генька был спортивным парнем.

Фото ~1953 г.

Спар-так – чемпи-он! Помимо футбола, он занимался фех Самый длинный и худой – тованием, увлекался горным туриз это, верно, «наш герой». мом, проводя летние месяцы на Кав казе в горах.

Сам, без посторонней помощи на учился немножко играть на гитаре и на блок-флейте. Знает и может ис полнить много песен и всегда и везде является душой компании.

Все так, только было это в 6-м или в 7-м * классе.

Ну как же, как же без проблем? Получил ** тройку по русскому, попал не на тот факуль Фото ~1969 г. тет. Но «везло дураку» – это была моя боль Кавказ. шая удача.

Ущелье Безенги.

Наверное, уместно завершить этот раздел о братьях и сестрах такой вот итоговой фотогра фией нашей семьи – семьи Надежды Терентьевны Беляевой.

Фото ~1995 г.

Всё так… и все тут.

Семья Надежды Беляевой на закате XX века.

Глава седьмая «Ох уж этот Беляев…»* Меня попросили дополнить эту главу своими личными впечатлениями * о прошедших годах. И я постарался сделать это, по возможности не нарушая первоначального авторского стиля изложения.

Майн кампф Я родился в 1933 году. Это были годы тов. Сталиным и примкнувшим «к нам»

«Великого перемола – Великих сталинских Буденным.

свершений». Эти свершения были видны у Однажды в день Первого мая отец взял нас в Одинцове повсеместно. Растут кир- меня с собой в Москву. Мы сошли с поезда на пичные заводы, летом наш поселок «наво- платформу Белорусского вокзала. Толпа, иду дняется» крестьянами – сезонными рабочи- щая по платформе, увешанной плакатами под ми. Почему летом? Потому что кирпичная крышей, очень напоминала колонну демон технология тех времен была несовместима с странтов. И я, деревенщина, вдруг завопил:


холодами-морозами. «Да здравствует ТОВАРИЩ СТАЛИН!!!». Но Наряду со свершениями были очевидны все вокруг вдруг как-то странно оконфузились, и перемолы;

в 1936 году в поселке стали по- а один товарищ стал-таки объяснять мне что являться голодающие попрошайки. А в 1938 то типа: «Ты кричи здесь – не кричи тут, а кри году к заводу пригнали колонну заключен- чи там… Потому что здесь кричать не надо…»

ных уголовников, которые начали строить Это было прекрасно! Мне стало так стыд подъездные пути для вывоза готового кир- но, что с тех пор я больше никогда, ни разу пича. Я иногда стоял и тупо глядел на не- в жизни не произнес эту глупость.

которых из них, и никак не складывалось С самого раннего детства я ощущал себя в голове, что вот этот благородный на вид «нестандартом». Физически хиленький, человек – уголовник. слабенький и к тому же капризный и из Все это плюс яростная пропаганда не мог- балованный мальчик из как бы интелли ло пройти мимо пытливого разума ребенка. гентской семьи. Такой она тогда, по край Тов. Сталин, тов. Сталин, тов. Сталин… Я ней мере, казалась окружающим. Хотя и и во сне видел себя на коне рядом с этим мой отец и моя мать совершенно рабоче крестьянского происхождения, оба они име- какие-то административные должности на ли неполное среднее образование, а отец, кирпичном заводе и был для местного на будучи членом ВКП(б), занимал к тому же селения как бы «начальством».

Фото ~1936 г.

Контора Одинцовского кирпичного завода №2.

Во втором ряду улыбающийся Борис Беляев, слева и чуть выше от него стоит его сноха Любовь Шибанова (Беляева), а в первом ряду присел «тот самый Нинкин жених» Иван Ермаков.

Так что я был сыном людей «с положением», во мне видели достойного продолжателя фа милий предков и, соответствен но, цацкались. «Не слезал с рук матери»? Очень похоже, да вот и фотография… Так или иначе, но комплекс неполноценности был у меня налицо (и «на лице»). Я хотел Фото ~1936 г.

быть как все. И не последний в Моя мама, тетя Люба и отец на Москве-реке.

стае. Казалось бы, чего уж тут?

Тут же и я, прижавшись к мамочке… Все хотят… Но не так яростно!

Это желание, а возможно, и просто инстинкт самосохранения во враждебном «пацанском» окру жении были столь сильны, что пришлось заняться воспитанием характера. Ну, чуть-чуть удалось...

Сверху трое (слева направо): учитель * ница Серафима Николаевна Ушако ва, Кирилл Корзинкин, (?) Михайлов.

Второй ряд сверху (слева направо): (?) Хохлов, (?) Петров, (?) Ромашин, Вик тор Прокопенко. Третий ряд (слева направо): Шура Зайцев, Геня Беляев, Фото ~1945 г. (?), Костя Польшин, (?) Добровольский, Четвертый класс начальной школы*. Виктор Попов.

И я быстро научился скры вать свои внутренние пережива ния и всю свою молодую жизнь всячески стремился вписаться в образ симпатичного советско го паренька – рубахи-парня из советских кинофильмов (типа героев популярных тогда кино артистов Николая Крючкова и Петра Алейникова). И мне эта игра слегка удавалась. Но если ты уже не последний, то почему не первый?

Первый в чем? Физической силы нет и не будет, здесь хотя бы к середнячкам приблизить ся. Тогда одна надежда на голо ву, и тут вроде бы господь бог не совсем уж обидел.

Все это скоро стало сказываться;

постепенно деды-одноклассники стали относиться с уважением и прислушиваться. Для начала, Фото ~1951 г.

правда, после одного урока, на Накануне большой жизни.

котором я как-то неудачно посме- Школьные друзья ялся над глупым ответом старше- Геня Беляев, Марат Ващенков, го товарища, они решили «набить Боря Ивантотов и Женя Леленков мне морду».

Но парни оказались в общем-то добро- ВЛКСМ. Я, естественно, в том числе. И это душными, и после того как один из них (см. сошло нам тогда с рук без видимых послед на фото класса на стр. 191) разбил мне нос, ствий.

а я не убежал, другой («амбал» с бритой го- Чего это мы так? Да всегда анархическое, ловой в центре кадра, снисходительно опи- пацанское окружение было настроено про рающийся на нас, «чехов») сжалился и пре- тив власти во всех ее проявлениях. И на кратил избиение. «улице» таких было большинство.

Эта самостоятельность и «самомнение»* 1951 год, экзамены на аттестат зрелости.

потом всю жизнь портили мои отношения со Для меня все благополучно, аттестат под старшими товарищами. А реплика «Ох уж медаль – одна или две четверки лишних, этот Беляев!» из подзаголовка – это «ком- не помню. Все в порядке в этом плане и у плимент» из семьи моего старшего товари- моих закадычных друзей по классу: Евге ща и научного руководителя на кафедре ния Леленкова, Марата Ващенкова и Бори МЭИ. са Ивантотова**.

Однако хватит самоанализа, перейдем к Экзамены в институт. Мы трое идем в прозе жизни. МЭИ. Лучший из нас, Марат Ващенков, Итак, школа. Фактом, который следует на электроэнергетический факультет, мы отметить, было то, что много парней из на- с Женей Леленковым – на гидроэнергети шего класса не захотели вступать в ряды ческий. Там в перспективе нам светят «ве Наверное, точнее выразило бы мысль выражение «собственное мнение» и даже, в известной мере, «диссидент * ство», но это уж был бы комплимент самому себе.

Эта четверка сохранила потом свою дружбу на долгие годы. Трое – Леленков, Ващенков, Беляев – поступи ** ли в МЭИ, Ивантотов – в МВТУ. Лет 10 общались постоянно. Все удачно вписались во взрослую жизнь, стали грамотными, уважаемыми специалистами и постепенно «разбрелись». Первым сплыл куда-то из сферы обще ния Марат, потом постепенно удалились Женя и Борис. Хотя с Борисом удалось еще встретиться лет тридцать назад, и пока еще раз в год мы «общаемся» по телефону. А с Евгением Петровичем Леленковым пришлось еще пересекаться по служебным делам, а потом мы как-то обнаружили, что живем по соседству, и общались иногда вплоть до его смерти в марте 2008 года.

ликие стройки коммунизма» в Сибири, ну и… с трояками сти пендию платят!

Вот тут у меня что-то «за сбоило»: на экзамене по русско му языку (сочинение) получаю тройку. А Женя тоже, но на эк замене по математике. И при равном количестве баллов он проходит на ГЭФ, а я нет*.

Трагедия… Но потом оказа лось, что меня «подобрал» тепло энергетический факультет.

Ну это надо же, так повезло в жизни! На ТЭФе, правда, сти пендию троечникам не платили.

Но зато… Одним словом, после пяти с половиной лет обучения на своем ГЭФ Женя еще около года переучивался практически Фото ~1951 г.

на мою специальность. В дымке времени уходят из памяти друзья молодости.

Евгений Петрович Леленков, Марат Андреевич Женя говорил потом, что за него яко * Ващенков, Борис Александрович Ивантотов бы ходатайствовала лыжная секция и Геннадий Борисович Беляев покидают школу.

МЭИ. И он действительно имел пер вый разряд по лыжам. А я – второй по футболу, к тому же без ходатаев.

«Трудовая эпопея»

Наверное, про себя можно писать до бесконечности подробно.

Но, думаю, надо все-таки как-то огра ничить себя. Далее приведу лишь краткую справку из своей трудовой и семейной жизни, несколько разба вив это краткими комментариям и фотографиями.

Итак, в трудовой книжке записано:

Трудовой стаж до поступления в МЭИ 0. Обучался в МЭИ с 1951 г. по 1957 г.

Диплом № 038747.

Веселое было время. Футбол, фехто вание (на первенстве вузов Москвы).

Учился, нуждаясь в стипендии, без троек.

Диплом защитил на отлично. Но до красного не дотянул. Как и в школе, четверок оказалось чуть больше, чем Фото ~1953 г.

надо. Зато тема диплома была по тем В МЭИ на 4-м курсе.

временам просто новаторской: «Авто Мне УЖЕ 20 лет!

матизация энергоблока с ядер ным реактором ВВЭР-400»*.

Отношения с однокурсника ми были неизменно хорошими.

Было много друзей. Чтобы не казаться белой вороной (един ственной на курсе), пришлось вступить в комсомол.

Далее:

1. 03.1957 Зачислен на долж ность инженера по каф. ТКА МЭИ.

Опять повезло. По распреде лению я должен был работать в пусконаладочной организа ции «Центроэнергомонтаж».

Та заключила с кафедрой хоз расчетный договор на выполне ние НИР, и кафедра заполучи- Фото ~1953 г.

Студенты 4-го курса ТЭФ.

ла меня как негласное прило Стоят: (?) Зайцев, Геннадий Беляев, жение к этому договору, чему я (?) Косяков, Юрий Шабалкин, Михаил Фомичев, был, безусловно, рад.

Г. Александрова, А. Молчанова.

Сидят: Алексей Гаврилин и Лев Этинген.

Энергоблока как такового тогда еще * не существовало;

только что было при нято решение о его строительстве.

К этому времени я уже вполне сло жившийся и закаленный физически и морально молодой человек, внешне такой же, как и все мои сверстники, может быть чуть более худощавый и потому моложавый.

2. 05.1959 Переведен на должность м.н.с. по каф. ТКА МЭИ.

3. 11.1961 Зачислен в очную аспи рантуру по каф. ТКА МЭИ.

4. 01.1965 Зачислен на должность инженера кафедры ТКА.

ТКА – это кафедра теплового кон троля и автоматики. В начале 70-х кафедра была переименована и стала называться АСУ ТП (кафедра автома тизированных систем управления те пловыми процессами на ТЭС и АЭС).

Все эти годы я работал и учился в аспирантуре под руководством про фессора кафедры д.т.н. Виталия Яков левича Ротача. В связи с чем приношу ему искреннюю благодарность и вы ражаю уважение как научному руко водителю и ученому. Но в плане оцен Фото ~1965 г.

Инженер кафедры ТКА МЭИ. ки политической ситуации в стране и мире между нами пробежала черная кошка. Естественно (для меня), ни в какие партии я не вступал, генераль ные секретари КПСС никакими авто ритетами для меня не являлись, и это явно не одобрялось всем нашим пар тактивом. Надо отдать им должное, они меня-таки терпели все это время работы в институте, пока я оттуда не ушел сам. Спасибо им уже и за это!* 5. 11.1968 Переведен на должность ассистента кафедры.


В это время я уже начал читать лек ции студентам, и мне эта работа нра вилась. Студенты тоже относились ко мне благожелательно и в какой-то мере даже дружественно.

6. 10.1969 Переведен на должность старшего преподавателя.

7. 05.1976 Избран на должность доцента.

«Существенный вклад в развитие новой специализации АСУ объектами Фото ~1969 г.

Вот ведь, в самом деле. Ну, попросился бы, * Старший преподаватель все равно бы не приняли. (Были у нас и такие кафедры ТКА МЭИ.

примеры.) Так нет же вот… АЭС, в создание новых учебных лаборато- Но все это – обычный средний уровень ра боты доцента институтской кафедры. Боль рий внесли В.И. Плютинский, Н.И. Смир шой перспективы в научной работе не было.

нов, В.Р. Сабанин, Г.Б. Беляев, Д.В. Радун, По одной главной причине: недостаточность В.В. Волгин, Б.В. Хитров, осуществлявшие исходной математической подготовки.

научное руководство новыми учебными Средний уровень математической подго лабораториями…»*.

товки в институте (для моей специальности) Как преподаватель вуза, я чувствовал был более чем достаточен для инженера, себя в своей тарелке. Я легко находил об но никак не для серьезной научной рабо щий язык со студентами и аспирантами, ты. Так, для моей специальности вообще не ощущал дружелюбное их отношение ко мне.

было ничего по математической статистике, Выполняя в то время все виды положен- а именно это направление стало основой ных по штату доценту учебных работ, я уча- множества научных разработок в области ствовал в разработке новых курсов лекций, автоматического управления и регулирова подготовке новых книг и учебных пособий**. ния во второй половине XX века. Пришлось Два моих аспиранта (Ю.А. Горшков и Е. плестись в хвосте паровоза, но больше это Драга) успешно окончили аспирантуру и была моя личная проблема (хроническая защитили кандидатские диссертации. недостаточная целеустремленность).

http://wikimapia.org/18985596/ru/%D0%9A%D0%B0%D1%84%D0%B5%D0%B4%D1%80%D0%B0-%D0%90%D0% * A1%D0%A3%D0%A2%D0%9F 1. 1975 г. Программа курса «Автоматизация оборудования АЭС». МинВУЗ СССР, МЭИ, ТЭФ, Индекс 0310/26.

** (Программу составил кандидат технических наук Г.Б. Беляев).

2. 1982 г. Курс лекций и книга «Технические средства автоматизации в теплоэнергетике»: учеб. пособие для втузов по спец. «Автоматизация теплоэнергетических процессов». (Совместно с В.Ф. Кузищиным и Н.И. Смир новым. http://library.istu.edu/teachers/disc/624.pdf) 3. 1987г. Курс лекций «Математические модели объектов управления». Учебное пособие «Принципы математи ческого моделирования теплоэнергетических объектов». (Совместно с В.Р. Сабаниным. http://biblus.ru/Default.

aspx?book=4q0a458i9) Были какие-то разборки по поводу обя- в непогоду на кавказском перевале Запад зательных общественных работ. Но удалось ный Аксаут. Утром, осмотревшись, мы по подобрать приемлемую по духу обязатель- няли, что здесь когда-то проходила линия ную общественную работу. Был председа- обороны советских войск.

телем Студенческой учебно-методической Там были остатки окопа, ржавый пуле комиссии факультета. Занимался немного мет Дегтярева. Ясно было также, что нем военно-патриотическим воспитанием сту- цам удалось тогда вылезти на перевал, но дентов (с экскурсиями по Москве и Под- потом они были уничтожены.

московью). Организовал (вместе с доцен- Прознав про это, студенты Промтеплоэнер том Владимиром Петровичем Зверьковым) гетического факультета решили установить установку памятника советским воинам, по- на перевале памятник советским воинам.

гибшим на одном из Кавказских перевалов. Вот что писала по этому поводу институт Чуть подробнее про памятник. В 60–70-х ская газета «Энергетик» в 1975 году:

годах я всерьез занимался горным туризмом*. «Летом 1969 г. группа сотрудников и сту В рамках этого увлечения я прошел пару дентов тепло- и промтеплоэнергетического туристических школ, прошел через горные факультетов МЭИ установила на одном из походы всех категорий сложности и, нако- перевалов Кавказа памятник-стелу в честь нец, провел как руководитель ряд походов, бойцов Советской армии, сражавшихся в включая походы IV категории сложности**. этих местах с с немецко-фашистскими за Были походы и в Среднюю Азию, на Па- хватчиками. Памятник был установлен не мир и Памиро-Алай, но чаще всего мы путе- посредственно на местах боев. На перева шествовали по «родному Кавказу». ле сохранились остатки блиндажей, масса В 1968 году мы, группа будущих млад- гильз и патронов, валялся ржавый ручной ших инструкторов по туризму, заночевали пулемет Дегтярева (студенты снесли его «Дошел» до бронзовой медали на первенстве Советского Союза в 1978 г.

* Отчеты о некоторых из них, быть может, еще можно отыскать в библиотеках московских турклубов.

** Фото ~1972 г. Фото ~1975 г.

На снежной стенке После сложного спуска Эпизоды походной жизни потом вниз и сдали в Карачаев ский музей «Оборона Кавказа»).

Валялись также остатки ске летов солдат, судя по остаткам подтяжек, – немецких (их тут же слегка закопали).

Перевал (пo туристским от четам он именуется Западно Аксаутским) находится рядом с известным из истории Великой Отечественной войны Марух Фото ~1968 г.

ским перевалом, а тропа че На перевале.

рез Западно-Аксаутский пере вал выводит в тыл Марухского.

Можно понять накал боев на пе ревалах, если припомнить, что с этих перевалов до г. Сухуми все го лишь два-три дня пути.

И вот прошло шесть лет со дня установки стелы на перевале.

В текущем, юбилейном (1975) году штаб походов ТЭФ спла нировал и осуществил специ альное восхождение;

группа Фото ~1975 г.

туристов ТЭФ в составе Г. Бе Памятник советским воинам.

ляева, А. Дробченко, В. Киева Кавказ, Западно-Аксаутский перевал.

и А. Макина* вышла 2 мая на Западно-Аксаутский перевал.

Стела была в отличном со стоянии. Нержавеющая сталь, из которой она выполнена, пре красно выдержала шесть лет штормов и бурь. Молнии поща дили памятник советским вои нам;

никелированные поверхно сти звезды на передней панели сверкали как новые.

Стела будет и впредь стоять на перевале как символ наше го безграничного уважения к подвигу защитников Западного Кавказа!»

Далее из трудовой книжки:

«Руководил Студенческой учеб но-методической комиссией по научно-исследовательским ра ботам, имею похвальную гра моту от посольства ГДР за Был там еще и мой закадычный друг * Фото ~ 1977 г. по горным походам Юрий Михайлович Доцент кафедры АСУ ТП МЭИ Г.Б. Беляев хорошую работу с немецкими студентами».

8. 02.1987 Награжден меда лью «Ветеран труда».

9. 02.1993 Уволен в порядке перевода в МНПП.

На этом заканчивается моя трудовая биография в МЭИ и на чинается 15-летний период моей работы в коммерческих структу рах Романа Ивановича Авдеева.

Это уже «отдельная песня» и здесь я тоже ограничусь лишь краткой выпиской из своей тру довой книжки.

10. 12.1993 Зачислен на долж ность нач. техотдела АО «Велла».

11. 04.1994 Принят на долж ность ст. спец. по ЭВМ в «Рикк- Фото ~ 2008 г.

банк». Молодежь из ОАО «Концерн «РОССИУМ»

(с «дедом» на правом фланге) 12. 05.1996 Принят на долж ность вед. спец. в КБ «МКБ».

13. 08.1996 Принят на долж ность исп. дир-ра в ООО «Фир ма МВА».

14. 09.2001 Принят начальником отдела гие времена. И я приношу благодарность ИО в ОАО «Россиум». всем ее сотрудникам, моим сотрудникам, с которыми я (хм… худо-бедно, для красного 15. 10.2004 Уволен по собств. желанию из словца, да?) прожил 36 лет*.

ОАО «Концерн РОССИУМ».

А тут, рядом с растущим бизнесом… Такая вот вкратце «коммерческая» стра Нет, не то слово! А тут, рядом с растущим ница моей трудовой жизни, хотя позже мне семейным предприятием Романа Иванови довелось еще занимать вплоть до 2008 года ча Авдеева, я прожил еще одну жизнь, но общественную должность члена Наблюда вую и интересную, в чем-то даже авантюрно тельного Совета Московского кредитного романтическую**.

банка.

Если сказать просто и понятно по-русски, Расставаясь с кафедрой в 90-х годах, я то последние годы я работал в компании понимал, что уже полностью исчерпал свои «Концерн «Россиум» системным админи возможности к росту и совершенствованию в стратором компьютерной сети (сисадмином) научной деятельности. В общем, мне стало и теперь, слава богу, чуть-чуть владею ком неинтересно. И я расстался с кафедрой без пьютерными технологиями***.

сожаления, хотя были там для меня и дру Особо хочется отметить мудрую, молчаливую моральную поддержку и сочувствие по жизни со стороны доцента * кафедры Галины Михайловны Ивановой.

Что даже и во сне не могло присниться в прошлой институтской жизни.

** Правда, до сих пор не могу понять, почему английское слово «computer» перенесено в русский язык с мягким *** знаком посередине. Скорее бы уж с твердым….

Немного о личной жизни Я женат. Первый брак в году в силу несерьезности и легкомыс ленности обеих сторон распался через полгода без особых последствий.

Вторая попытка состоялась в 1978 году. Моей женой всерьез и на долго* стала Хохульникова Людмила Владимировна. А в 1981 году у нас появилась дочка Даша.

Моя жена окончила в свое время тоже Московский энергетический институт. Но работает сегодня в бух галтерии, в одном из подразделений МЧС. Даша успешно окончила МГИ МО и работает сейчас в туристиче ской компании для корпоративных клиентов.

А живем мы все в Москве, в рай ском уголке – на границе с Битцев Фото ~1995 г.

ским парком.

Людмила Беляева с дочкой Дашей.

Жена прочитала и сказала: «Как же так, * а я-то думала – навсегда?»

С одной стороны у меня прекрасный Битцевский парк С другой стороны столь же прекрасное озеро Глава седьмая «Мамина родня»* * Это отрывочные воспоминания про семьи близких нам по жизни маминых родичей.

В основном о тех, кто еще был жив во второй половине ХХ века.

Это дядя Миша Семья Аникиных* Кто такой дядя Миша М.Н. Аникин получил сред нее техническое образование.

Он работал в Московском об ластном управлении строймате риалов, а в последние годы был главным инженером Внуковско го и потом Можайского кирпич ного завода.

22 июня 1930 года в семье Аникиных родилась дочка Таня.

Я помню, как провожали дядю Мишу на фронт в августе 1941 года. Это было у калитки их дома на Товарищеской ули це. Я запомнила его удаляющу Это самая близкая нам семья. Наша * мама Надежда и тетя Нина (разницей в возрасте 2 года) шли по жизни все Фото ~ 1935 г. время рядом: и в школе в одном клас Михаил Николаевич Аникин се, и семьи рядом, да и судьбами тоже (11.10.1903 – 02.1942) не сильно различились...

юся фигуру, и больше его никто никогда не видел. Он пропал без вести где-то под Ржевом.

Только несколько лет назад этот факт был подтвержден мини стерством обороны на его специ альном сайте. А до этого семья получала многие годы после войны небрежные бюрократиче ские отписки*.

История семейства Квир В последние годы жизни Та тьяна Михайловна Аникина (Шастик), основываясь на рас сказах своей мамы, собственных воспоминаниях, на семейных архивах и «легендах», которые хранились в семье, писала вос поминания, которые озаглавила «Краткая история семьи Аники- Фото 10.1930 г.

Счастливые родители ных». А история действительно и их первенец.

интересная. Кем же были роди Тетя Нина, Таня и дядя Миша Аникины.

И, как семья пропавшего без вести, * половинную пенсию.

тели Михаила Николаевича – дяди Миши?* Родители дяди Миши были дворянского происхождения.

Татьяна почти ничего не упо минает о родителях своего отца, зато о родителях его матери пи шет довольно подробно.

Дворянская фамилия Квир была хорошо известна во Влади мирской губернии. Нам она из вестна, начиная с Семена и Агрип пины Квир (деда и бабушки дяди Миши и прадеда и прабабушки Татьяны). Они жили в городе Вяз ники, а дед служил городничим в этом городе. У них было трое детей – Григорий, Семен и Евгения.

Между ними на фото их сын, тоже * Семен. В 20-х годах прошлого века, уже проживая в поселке Одинцово, он был репрессирован советской властью.

Ф о ~1900 г Фото ~1900 г.

Фото Я только сейчас узнал об этом из Ин Семен и Агриппина Квир*, тернета. И теперь понял, почему так дедушка и бабушка дяди Миши Аникина «недружелюбно» относилась к нам его по материнской линии. сестра, бабушка Татьяны –Евгения Се Город Вязники Владимирской губернии. меновна. И как смотрела на нее моя партийная отцовская родня.

Мать дяди Миши, Евгения Семе новна Квир, родилась в 1879 году в г. Вязники. Отец, Николай Лаврен тьевич Аникин, родился где-то в году, место его рождения неизвестно.

Жизнь Евгении Семеновны и Ни колая Лаврентьевича, судя по вос поминаниям их родственников и зна комых, протекала не всегда гладко.

У нее был очень жесткий, суровый ха рактер. К тому же, по рассказам род ственников, детей и знакомых, она к своему мужу не испытывала нежных чувств, хотя Николай Лаврентьевич, очевидно, был заботливым супругом.

Жили они в достатке, ни в чем не нуждались.

Поселившись в Москве, они сни мали квартиру на Трубной площади (дом не сохранился). Летом выезжали за город на дачу, и однажды прие хав в дачный подмосковный поселок Фото ~1916 г.

Одинцово, так и остались в нем жить. Николай Лаврентьевич Аникин и его жена Они снимали второй этаж большой Евгения Семеновна (урожденная Квир).

деревянной дачи за Можайским шоссе, Это родители дяди Миши Аникина в самой развилке Зубаловского (ныне (бабушка и дедушка Татьяны Красногорского) и Подушкинского и Дмитрия Аникиных).

шоссе. Однако Евгении Семеновне там жить не очень нравилось;

скорее всего, из-за соседства с оживленными и шумными дорогами. Она настояла на том, чтобы переехать в зеленую и не столь оживленную запрудную часть Одинцова. Там жила элита Одинцова и дачники из Москвы.

Они сняли дом на Товарищеской улице, где и прожили всю жизнь. Ме сто было тихое, зеленое и недалеко от вокзала.

До революции жизнь семьи Аники ных была безмятежной и размерен ной. Заработка мужа вполне хватало, чтобы содержать семью (он работал, по одной версии, билетным кассиром, по другой – проводником поездов дальнего следования).

У Евгении Семеновны и Николая Лаврентьевича было двое детей:

Клавдия Николаевна Аникина (1901 г.) и Михаил Николаевич Ани кин (дядя Миша, 11.10.1903 г.).

В большой комнате их дома был Фото ~ 1925 г.

Евгения Семеновна Аникина в годы НЭП. красивый черный рояль, на котором в хрустальной вазе почти всегда стояли Революция окончена!?

цветы. Весной, в период цветения си рени, в этой вазе стоял огромный букет белой сирени, наполняя божественным ароматом все помещение их дома.

Евгения Семёновна в те времена, естественно, не работала, она любила красивые наряды, цветы, очень много читала, музицировала.

Ее дочь Клавдия рано вышла за муж, вопреки воле родителей, и уеха ла в Тбилиси на родину мужа, за что была проклята матерью. При ее жиз ни она никогда уже не появлялась в Одинцове.

А ее муж Николай Аникин умер в 1926 году в Москве. Он был серьез но болен – сахарный диабет. По видимому, смерть наступила в ре зультате острого приступа диабета*.

Евгения Семеновна осталась тогда совсем одна: проклятая дочь жила в Тбилиси, а сын Михаил служил в то время в Красной армии.

Его долго не могли найти, а когда нашли, * Фото ~1911 г.

то оказалось, что уже мертвое тело было огра Михаил и Клавдия Аникины.

блено и изуродовано.

Тетя Нина Вернувшись из армии в 1929 году, он приводит в дом молодую жену Нину. Нине Терентьевне Аникиной (в девичестве Гапеёнок) было всего восемнадцать лет, когда она вышла замуж за Михаила, а ему было двад цать шесть.

Молодая семья зажила счастливо в доме на Товарищеской вместе с Ев генией Семеновной и двумя своими детьми – Таней и Митей.

Но грянула война, Михаил Нико лаевич отправляется на фронт, Нина Терентьевна с детьми уезжает в эва куацию. Евгения Семеновна снова остается в доме одна. В это военное лихолетье она впервые в жизни по ступает на работу*. Она работает в ре гистратуре одинцовской поликлини ки, получая продовольственные кар 1941 год. Норма выдачи хлеба по карточкам * составляла: рабочим – 800 г, служащим – г, иждивенцам и детям – по 400 г на день.

На остальные продукты норма тоже в тех же Фото 1970 г.

граммах, но уже в расчете на месяц. Напри Нина Терентьевна Аникина (Гапеенок) мер, для иждивенцев: крупа – 0,6 кг, сахар – (06.07.1911 – 08.03.1984). 0,5 кг, масло – 0,3 кг. НА МЕСЯЦ!

точки для служащих, что и спасало ее от голода.

Она скончалась в 1947 году в возрас те 68 лет. Причина смерти – несчаст ный случай (по дороге на работу ее сби ла автомашина на Можайском шоссе).

Трудовая биография Н.Т. Аникиной Нина Терентьевна, жена Михаила, Фото ~ 1927 г.

Михаил Аникин – солдат Красной армии потеряла мужа, когда ей был 31 год.

Извещение гласило: пропал без вести.

Она верила в чудо: может быть, вернет ся. Ждала его, но так и не дождалась.

В 1943 году снова заработал кир пичный завод. Она идет на работу и возглавляет ответственный участок производства, она мастер цеха огнеу порного кирпича.

Вот они какие, «огнеупорные бабы», которые выдавали на гора огнеупор ный кирпич, так необходимый для организации выплавки металла для производства оружия. Фото ~1947 г.

Уважаемый мастер Н.Т. Аникина А вот что писала о ней местная один (стоит в центре бригады).

цовская газета 16 января 1955 года.

Нина Терентьевна Аникина «Где бы ни был советский человек и что бы он не делал, всегда в его делах незримо присутствует, помогает в трудную мину ту, ободряет, вдохновляет и подсказывает нужное решение великая сила – Партия.

Так и во всех делах и победах цеха огнеу порного кирпича велика организующая и направляющая роль цеховой партийной организации. Она является самой сильной на заводе.

А руководит ею бессменно вот уже третий год мастер Нина Терентьевна Аникина.

Она очень мало и скупо говорит о себе. А когда ее просят рассказать о людях цеха или ком мунистах организации, — преобразится на глазах. На усталом лице, покрытом густой сетью ранних морщинок, молодо заблестят глаза. Она без конца готова рассказывать о передовиках цеха и об организации соревнования, о помощи многодетным семьям, о детских лагерях и празд ничных утренниках...

А между тем жизнь самой Нины Терентьевны интересна тем мужественным ростом, ко торый возможен для скромной женщины только в наше великое время.

На завод она пришла в тяжелые для страны дни военного 1943 года. Работала в лаборато рии завода. А вскоре была выдвинута мастером по обжигу кирпича.

Внезапно пришло тяжелое известие: погиб на фронте муж. Не падая духом, глубоко в сердце затаив свое горе, Нина Терентьевна продолжала упорно работать, учиться и учить других.

Нина Терентьевна, не забывая об оставшихся без отца детях, Татьяне и Дмитрии, забота о которых теперь легла только на ее плечи, стала организующим центром смены, сплотила коммунистов и беспартийных цеха, направила их на борьбу за выполнение плана.

Вместе со всем этим она продолжала оставаться любящей и заботливой матерью. Дочь Татьяна окончила Экономический институт и уехала на работу из Москвы. Сын Дима учит ся в 9 классе.

А недавно товарищи по работе поздравили Нину Терентьевну с заслуженной наградой – ме далью «За трудовую доблесть» и крупной денежной премией».



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.