авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |

«УДК 94(5) ББК 63.3(5) И90 Ответственный редактор Р.Г. ЛАНДА Редактор издательства Г.О. КОВТУНОВИЧ История Востока : в 6 т. / редкол.: Р.Б. Рыбаков, Л.Б. Алаев, В.Я. Бело-И90 креницкий и ...»

-- [ Страница 20 ] --

Только после этих событий, осознав, что правым берегом таиландский экспансионизм при японской поддержке не удовлетворится и что лаосская элита из-за пораженческого поведения Франции стала стремительно уходить из-под их 4 В официальных документах лаосской революции и ЛНДР пхо Кадуот, онг Кэу, онг Коммадам и тяу фа Патяй стоят в ряду национальных героев лаосского народа. В их же числе — и вьентьянский король Анулуттхалат, убитый сиамцами в 1828 г.

востока в iyit-iyt3 гг. jmanbiразвития влияния, колонизаторы решили наконец пойти навстречу вековым чаяниям лао и начать процесс административного объединения их земель. Наряду с собственно объединительными мероприятиями в г. были введены посты лаосских провинциальных губернаторов (под строгим, однако, контролем прежних французских резидентов), повышено жалованье тяумыангам, развернута под эгидой специально созданной Службы лаосской пропаганды при верховном резиденте клубная и спортивно-массовая работа, поощрялись все виды народного творчества и, наконец, было разрешено выпускать подконтрольные Службе первые лао язычные и двуязычные (лаосско-французские) печатные издания. Французам вновь на время удалось обеспечить социально-политическую стабильность в стране, что было необходимо еще и в связи с установлением в 1940-1941 гг. во всем Индокитайском союзе так называемого франко-японского режима (сохранение французского административно-репрессивного аппарата при условии ввода японского воинского контингента и использования вооруженными силами этой страны всех необходимых ей военно стратегических объектов);

двойное иностранное присутствие неизбежно усилило налоговое давление на население.

Интегративные идеи и меры французов побудили часть лаосских элитарных групп выступать за сохранение французского правления, что создавало необходимую колонизаторам альтернативу как пантаизму, так и японскому паназиатиз-му. Центральными объединительными мероприятиями, не допускавшими, однако, лаосцев к реальному управлению, были следующие: взамен утраты правобережной части исторических тямпасакских земель принцу Бун Уму тямпасакско-му был официально передан (как унаследованный от отца) пост бассакского губернатора и придан статус четвертой аристократической персоны (после луангп хабангских короля, наследника и вице-короля) в создаваемой колонизаторами общелаосской аристократической иерархии.

С королем Сисавангвонгом 29 августа 1941 г. генерал-губернатор Индокитайского союза адмирал Ж.Деку подписал наконец договор о протекторате — первый франко-лаосский документ, ратифицированный парламентом метрополии. По этому договору утрата правобережья щедро компенсировалась присоедине нием к королевству всех северных и части центральных территорий Лаоса, включая даже провинции Вьентьян и Чаннинь (Сиангкхуанг).

«Цивильный лист» короля был увеличен на 60%, а его сын, принц Саванг, был официально утвержден наследником. Как формальному протекторату Луангпхабангу было разрешено иметь свои герб, флаг и гимн. Создавалось там и правительство (из пяти членов Королевского совета— Хосанамлуанга, который упразднялся). Главой правительства стал принц Пхетсалат, старший сын умершего в 1921 г. махаупахата (в западной литературе — вице-короля) Бункхонга. Ему одновременно был присвоен и отцовский махаупахатский титул. Этот титул неслучайно был негласно отменен после смерти Бункхонга: ведь именно махаупахаты и их ближайшее окружение (так называемый передний дворец — вангна) ведали тем практическим государственным управлением в лаосских государствах, которым по конвенциям 1914 и 1917 гг. овладели колонизаторы.

Для успешной реализации своего «объединительного проекта» у французов не было, однако, главного — подконтрольного им легитимного местного политиче 1 лава 1. лаис в составе французского пноокитаиского союза ского субъекта, вокруг которого и смогли бы сплотиться лао севера, центра и юга. Подталкиваемый колонизаторами к объединительной деятельности король Сисавангвонг не проявлял желания стать общелаосским монархом, понимая, что чужеземное содействие еще больше снизит его легитимность в глазах жителей центральных и южнолаосских земель. Теоретически принц Пхетсалат мог бы стать идеальной фигурой для «объединительного проекта». Но с ним у французов отношения складывались сложнее. Отказав ему в 1904 г. в престоле (королем стал внук короля Ункхама Сисавангвонг), колонизаторы тем самым освободили Пхетсалата и от «дворцового плена», позволив свободно путешествовать по стране.

Бесстрашный и умелый охотник, Пхетсалат прослыл среди крестьян магом-избавителем от терроризировавших селения диких животных. Сын популярного в народе махаупахата Бункхонга, получивший высшее образование во Франции и побывавший в нескольких западноевропейских странах, Пхетсалат всегда вызывал опасения у колонизаторов. И они на следующий год после возвращения принца на родину (т.е. в 1914 г.) решили «компенсировать» ему луан-гпхабангский престол, сделав губернатором Вьентьяна (под контролем самого верховного резидента). Разумеется, к управлению Пхетсалат не был допущен, но он получил право подбирать кадры на посты тяумыангов, а также для технического обслуживания французской администрации.

С 1931 г., когда Пхетсалату был предоставлен самый высокий из допустимых для лаосцев пост— «инспектора по административно-политическим делам туземного населения Лаоса» при верховном резиденте, он стал создавать собственную патронатно-клиентельную вертикаль общелаосского масштаба. В состав кли-ентелы принца вошли не только тяумыанги и другие администраторы, но и образованная и талантливая лаосская молодежь на службе у французов, а также дети, внуки, племянники наиболее видных вождей из национальных меньшинств. Слово принца было для любого его клиента законом. Не охваченным властным авторитетом Пхетсалата оставался только юг Лаоса, где ему противостояла (в первую очередь в Тямпасаке) патронатно-клиентельная система принца Бун Ума. Пхетсалат, сам вынашивавший планы восстановления общелаосского национально-государственного единства, следовал принципу ротации лаосских управленцев между различными мыангами и провинциями, чтобы заставить их преодолеть «мыан говое» мышление и проникнуться мышлением общенациональным. Французы же, которым принц обеспечивал неплохо функционирующий и лояльный чиновничий корпус, практически всегда соглашались с предлагаемыми им кандидатурами.

Санкционированное генерал-губернатором Индокитая присвоение Пхетсалату титула махаупахата завершило введение принца в официальную систему властных отношений, но уже не только Луангпхабанга, но всего Лаоса, поскольку через свою клиентельную сеть принц уже «объединил» большинство тяумыангов страны (за исключением южных). Так в 1941 г. французской колониальной «системе 1917 года» в Лаосе, базировавшейся на опосредованной лаосской аристократией лояльности тяумыангов, был нанесен второй (после политического поражения от японо-таиландского блока) смертельный удар: Пхетсалат, самый авто ритетный в своей стране родовой аристократ, культово почитаемый в крестьянской среде и создавший самую разветвленную патронатно-клиентельную сеть, Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития нисколько отныне не нуждался в поддержке колонизаторов. Он не только не стал помогать им в их объединительной деятельности, но напротив — с успехом «отбирал» у них (как потом и у японцев) ее плоды.

С приближением конца войны активным участником борьбы за определение судьбы Восточного Индокитая становится Французский комитет национального освобождения (ФКНО). Учитывая отсутствие японских войск на большей части лаосской территории и ее преимущественно гористо-лесистый характер, голли-сты именно Лаос избрали базой развертывания антияпонской партизанской борьбы. С апреля 1944 г. при содействии англичан через Индию осуществлялась воздушная переброска в Лаос французских разведывательно-диверсионных групп, возглавляемых французами со значительным стажем военной или гражданской службы в Индокитае.

К весне 1945 г. франко-японское «сотрудничество» окончательно исчерпало себя, и в ночь с 9 на 10 марта японское командование в Восточном Индокитае совершило молниеносный военно-политический переворот, интернировало всех, не успевших уйти в Китай, Бирму, Таиланд или в леса Лаоса французских граждан и взяло всю полноту власти в свои руки. Видя, что большинство лаосских чиновников во главе с Пхетсалатом пошло на сотрудничество с ними, японцы уже в конце марта передали им всю административную власть.

Было позволено даже создавать лаосские вооруженные отряды в примеконгской зоне (Пхетсалат ссылался на необходимость борьбы с речным пиратством и французскими партизанами). Сумев взять под контроль только города и другие административные центры и не овладев селом, японцы сосредоточили свои основные усилия на борьбе с французскими вооруженными отрядами (поддерживавшие их лаосские власти и население сурово карались).

Широкомасштабной экономической эксплуатации Лаоса Япония не осуществляла: оккупация ею этой части Индокитайского союза преследовала чисто военные цели. Впрочем, японский капитал вслед за французским все же начал разрабатывать месторождения олова и заниматься лесозаготовками, а также присвоил себе «опиумную монополию». К местной лаосской администрации и населению, если они не сотрудничали с французами, японцы относились корректно: лояльность «туземцев» в стратегически значимом районе была им необходима. В частности, японские власти освободили политических заключенных из французских тюрем (заполнив их самими французами). Они также демонстративно чтили сакральную неприкосновенность луангпхабангского королевского дворца. (Возможно, предвидя это, французы устроили в дворцовых подвалах настоящий склад оружия, боеприпасов, обмундирования и денег.) Но, несмотря на усилия японской пропаганды, паназиатизм не оказал на умонастроения лаосцев глубокого влияния. Ряд тяумыангов центра и юга, а также принц Бун Ум и потомки местного княжеского рода провинции Сиангкхуанг (Чаннинь) пошли на активное сотрудничество с французскими разведывательно диверсионными группами. Основная же часть лаосского чиновничества во главе с Пхетсалатом, сотрудничая с японцами, использовала их конфликт с французами, чтобы подготовить как можно больше административно-политических условий для провозглашения независимости единого Лаоса после близящейся к концу войны.

Глава 21. Лаос в составе французского Индокитайского союза Вопреки своему желанию, король Сисавангвонг был принужден японцами провозгласить независимость.

Несмотря на то что в королевской декларации говорилось сразу и о независимости Лаоса, и о независимости королевства Луангп-хабанг, этот документ дал основания японцам объявить себя освободителями лаосского народа, а Пхетсалату — исходить из того, что власть его правительства распространяется отныне на всю страну де-юре. Так у принца появилась наконец возможность приступить к реализации единственно легитимной с точки зрения лаосской государственной традиции и потому понятной широким слоям населе ния модели объединения земель — путем получения личного согласия каждого тяумыанга. В первую очередь речь шла о четырех не охваченных договором 1941 г. центральных и южных провинциях — Тхакхек (Кхаммуан), Саваннакхет, Бассак (Тямпасак) и Салаван, куда был послан эмиссар принца.

За полгода японской оккупации в Лаосе окончательно сформировались военно-политические силы, которым суждено было активно проявить себя сразу после капитуляции Японии 15 августа 1945 г. Предоставление Лаосу независимости радикализовало и тех лаосских националистов, требования которых прежде не шли дальше большего участия лаосской элиты в управлении страной и передачи лаосцам занятых вьетнамцами административных постов. Гарантии от реставрации французского колониализма многие из них увидели в словах президента США Ф.Рузвельта, с 1943 г. жестко заявлявшего о невозможности возвращения фран цузов и об установлении международной опеки над народами Индокитайского союза. Организационному оформлению стихийного движения лаосских националистов помогло последовавшее еще в начале 1944 г.

обращение с предложением о совместных действиях со стороны подпольной антияпонской таиландской ор ганизации «Сери Тхай» («Свободный Таиланд»). В ее создании в 1944 г. и снабжении всем необходимым решающую роль играло американское Управление стратегических служб, с 1942 г. решавшее в Индокитае задачи борьбы с японцами в их тылу. Так в лоне «Сери Тхай» появилась «Сели Лао» («Свободный Лаос»), вскоре ставшая именовать себя «Лао пен лао» («Лаос — лаосцам»). Персонально предложение таиландцев о сотрудничестве было сделано Уну Сананико-ну, ветеринарному врачу по образованию, служившему на бангкокском радио, а затем в войсковой разведке таиландской армии. Он быстро и умело привлек в ряды «Лао пен лао» как пребывавших на правом берегу Меконга лаосских политэмигрантов, так и своих многочисленных и влиятельных родственников — Сананиконов (Центральный Лаос) и Апхаев (Южный Лаос). Территориально, однако, деятельность Уна не вышла за пределы центральной части примеконгской зоны, а до капитуляции Японии ни одного собственно антияпонского выступления ни «Лао пен лао», ни сама «Сери Тхай» так и не предприняли.

Сразу же после японского переворота на территории Лаоса активизировала свою деятельность КПИК, планировавшая национально-освободительную революцию в масштабах всего Индокитайского союза. На пленуме ее Центрального комитета 10-12 марта 1945 г., в частности, было решено создать с опорой на вьетнамскую общину Лаоса и Таиланда укрепленные пункты и пункты связи с северовьетнамским комитетом партии. Связанные с КПИК вьетнамские иммигранты в Лаосе при возможности приобретали оружие и ждали приказов. Не Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития смотря на наличие у «Лао пен лао» и КПИК общей антифранцузской платформы, до капитуляции Японии взаимодействия между ними не было: лаосские националисты настаивали на том, чтобы у вьетнамцев, завезенных французами, был статус иностранцев, а вьетнамские коммунисты строили свою тактику на сво бодном стиле действий соотечественников в Лаосе, стремясь привязать их только к собственному руководству.

Политическую силу самого широкого в Лаосе территориального охвата представляла собой патронатно клиентельная система принца Пхетсалата. Он так же, как и «Лао пен лао», полагался на американские гарантии лаосской независимости. У «Лао пен лао» с самого начала были планы сделать Пхетсалата своим харизматическим лидером, однако обратилась она к нему с такой просьбой лишь после капитуляции Японии. Наладить сотрудничество с принцем на антифранцузской основе планировал и ЦК КПИК. Одним из важнейших каналов для диалога с ним был его младший сводный брат Суфанувонг, вернувшийся из Франции в 1939 г. с высшим инженерным образованием и в 1945 г. тесно сблизившийся с вьетнамскими коммунистами. Братьев объединяла глубокая взаимная любовь и дружба.

Важным политическим действующим лицом в Лаосе был король Сисаван-гвонг, которого поддерживал его сын и наследник принц Саванг. Король продолжал считать, что единственным надежным гарантом его пребывания на престоле был и оставался французский колониализм, и надеялся на восстановление действия договора о протекторате 1941 г. Наконец, незначительной военной, но серьезной политической силой являлись скрывавшиеся в сельской местности французские партизаны и помогавшие им тяумыанги центра и юга, которые верили, что в условиях послевоенного хаоса только Франция сможет уберечь Лаос от дезинтеграции. Вернуться к власти в Восточном Индокитае французы рассчитывали при активном содействии англичан.

Глава СИАМ (ТАИЛАНД): МОДЕРНИЗАЦИЯ ТРАДИЦИОННОГО ОБЩЕСТВА В период между двумя мировыми войнами Сиам превратился из абсолютной монархии в конституционную, что явилось для страны главным политическим событием первой половины XX в. Причем ирония истории состояла в том, что те силы, которые инициировали модернизацию страны и проводили политические реформы (а именно сам король и высшая знать), невольно подорвали устои абсолютизма и основу собственной власти. В это же время Сиаму удалось полностью восстановить свой юридический и таможенный суверенитет, повысить международный авторитет, войдя в число членов Лиги Наций.

Рассматриваемый период обогатил историю страны появлением и развитием нескольких идеологических течений — тайского национализма короля Вачиро-вуда и великотайского национализма Пхибуна Сонгкхрама, радикальных республиканских идей, реализовавшихся в более умеренной форме конституционной монархии в результате революции 1932 г., наконец, идей социальной справедливости в авторстве таиландского демократа Приди Пханомионга, сначала преданных анафеме как «коммунистические», а в наше время признанных тайцами как вклад в историю их страны.

Модернизация общества и заимствование передовых достижений Запада, а также упорная, в основном дипломатическая, борьба за сохранение сиамской государственности составляли основное содержание предшествовавшего 42-летнего правления короля Чулальонгкорна — Рамы V. Они же создали предпосылки для эко-. комического и политического развития страны в последующий период.

Умершему в 1910 г. королю наследовали его сыновья — Вачировут (годы царствования 1910-1925), а затем Прачатипок (1925-1935), которые стремились продолжать реформы. Однако, как отмечал Ф.Риггс, их правление было отмечено падением эффективности института монархии как из-за обострения социальной борьбы в стране, так и в связи с отсутствием у этих королей того динамизма и компетентности, которые отличали их предков. Реформы Прачатипока продолжали сделанное его предками, но были мельче по масштабу и носили частный характер. Они касались введения фамилий, запрета многоженства, введения обязательных для населения прививок против оспы. Пожалуй, самым значимым было принятие в 1921 г.

закона о всеобщем начальном образовании, согласно которому все дети от 8 до 15 должны были получать обязательное образование в объеме начальной школы.

В социально-экономической сфере начало XX в. в Сиаме было отмечено постепенным расширением капиталистического уклада. Этому способствовали как факторы внутреннего развития, так и внешние влияния. Главным внешним фак Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития тором была политическая и экономическая экспансия западных держав в регионе, которая ускоряла ход исторического времени для народов, проживающих здесь. Сиам, как и весь Индокитайский полуостров и островная часть Юго-Восточной Азии, был включен в мировую политику. Особенностью сиамских реформ, создававших условия для развития капиталистического уклада, было то, что их инициатива, идеология и осуществление были заслугой представителей правящего класса, принадлежавших к культуре традиционного общества, т.е. общества, которое, собственно, и составляло основу королевской власти. Эти реформы способствовали интеграции вассальных владений Сиама в единое централизованное государство, большей управляемости страной за счет модернизации финансовой, юридической, и административной систем, перестроенных в соответствии с принципами, принятыми на тот момент в развитых странах Запада;

появлению свободной рабочей силы в связи с отменой рабства (которое было полностью устранено к г.). Они положили начало становлению современной светской системы образования вместо традиционного обучения монахами при буддийских храмах. Все это, в свою очередь, дало возможность Сиаму про тивостоять политическому натиску западных империалистических держав, главным образом Англии и Франции, и в то же время проводить модернизацию своей страны, опираясь на помощь иностранных партнеров.

Капиталистический уклад утверждался в первую очередь в сфере производства товарного риса. Именно эта сельскохозяйственная культура стала основой экономики Сиама и превратилась в главную статью экспорта страны, дававшую до 60-70% всего объема экспорта. Динамика экспорта риса была такова, что если с середины ХГХ в. до его конца экспорт риса вырос с 1 млн. до 8 млн. пикулей, то к началу 30-х годов он превысил 25 млн. пикулей. Выращиванием риса традиционно занимались этнические тайцы, в этой отрасли было занято от 80 до 90% населения страны. Правда, далеко не все крестьяне участвовали в производстве товарного и экспортного риса, значительная часть сельского населения все еще вела натуральное хозяйство.

В деревне в целом форма хозяйствования и агротехнические приемы оставались традиционными, а расширение производства шло главным образом экстенсивным путем за счет ввода в оборот новых земель.

К тому же товарное аграрное производство в основном сосредоточилось в центральном районе — в долине реки Чаопрайя, за пределами которого сельское хозяйство оставалось натуральным. Деревня все еще жила по-прежнему, по своим традиционным представлениям, в соответствии со сложившимся укладом жизни.

Ликвидация феодального землевладения открыла путь для значительной концентрации земельной собственности в руках помещиков и новых землевладельцев из торгово-ростовщической прослойки.

Крупными землевладельцами стали члены королевского дома, принцы, сдававшие свои земли в аренду.

Очистка риса и рисоторговля сосредоточились в руках местной буржуазии, в основном китайского происхождения, которая смогла накопить значительные средства, традиционно занимаясь ростовщичеством и торговлей. Китайцы-предприниматели также вкладывали капиталы в лесопильную промышленность и ряд других отраслей. Предприниматели, появившиеся местные банкиры, ремес Глава 22. Сиам (Таиланд): модернизация традиционного общества ленники, рабочие во многом составляли новые классы, чьей базой в основном был город, прежде всего столица.

Параллельно в Сиам активно внедрялся иностранный капитал, причем доминирующее положение заняла Англия. Британский капитал преобладал в разработке и экспорте ценной древесины тика, в оловодобывающей отрасли. Великобритания предоставляла Сиаму займы на создание инфраструктуры, в том числе на строительство железных дорог. В начале XX в. были построены железные дороги, связавшие Бангкок с региональными центрами страны — городами Корат, Чиангмай, а также с британской колонией Сингапур. Все это создавало первоначальную инфраструктуру для дальнейшего развития страны.

Фактически Сиам в начале XX в. включился в международное разделение труда, войдя в него, подобно другим странам Востока, в качестве эксплуатируемой периферии.

В конкретных условиях Сиама и буржуазия, и рабочие в значительной степени формировались из числа местных и приезжих китайцев. В то же время реформы короля Чулальонгкорна упразднили личную зависимость крестьян от феодалов, запретили главам семей продажу в долговое рабство их родственников.

Потребности реформированного государственного аппарата в квалифицированных чиновниках плюс реформы в области образования дали возможность детям разбогатевших тайских крестьян, государственных чиновников, жителей городов и прочих простолюдинов получить хорошее светское образование, подчас даже за границей. Они получили тем самым шанс для продвижения вверх по социальной лестнице в системе государственной службы, хотя высшие посты в государстве по-прежнему занимали представители королевского дома и наследственной знати. Это создавало коллизию между старой элитой и новой бюрократией. Новые потребности общества вызвали появление новых профессий, возникли целые профессиональные группы, зародилась местная интеллигенция — учителя и университетские профессора, журналисты, медики. Таким образом, обнаружилось противоречие между изменившейся социальной структурой общества и политическим строем.

Одновременно новая городская среда (в основном служащие, интеллигенция) аккумулировала новые политические идеи, пришедшие главным образом с Запада, но также из Китая и Японии. Государственные служащие среднего звена или новая бюрократия хотели открыть себе путь к достижению наиболее влиятельных должностей, к власти и богатству, пытались играть собственную политическую роль. Иными словами, они стремились стать новой элитой. Накопившийся социально-политический конфликт патриархального и буржуазного укладов впервые вырвался наружу в 1912 г., когда группа младших офицеров составила заговор против короля Вачировута с целью установления республиканского строя и возможной смены монарха.

Национальный характер буржуазии и рабочих, по преимуществу китайцев, предопределил их связь с развитием социального и антиимпериалистического движения в Китае и распространение в их среде идей Сунь Ятсена, который в 1908 г. приезжал в Бангкок налаживать организационную работу. Иное идейное течение развивалось в среде тайцев, причем оно насаждалось сверху и было сформулировано королем Вачировутом. Вачировут учился в Англии, был евро Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития пейски образован, наделен талантом литератора. Он переводил пьесы Шекспира и Мольера на тайский язык, часто публиковал политические статьи в газетах. Вачировут посетил Японию, и на него произвели большое впечатление ее успехи, которые сделали слабую в прошлом азиатскую страну империалистической дер жавой. Сиамский король стал сторонником «пути Японии» и выдвинул идеи тайского национализма, включив институт монархии в число незыблемых ценностей тайского государства. Он говорил: «Нация, религия, король — вот что стало и продолжает оставаться главным патриотическим лозунгом». ;

Вплоть до конца XX в. эта триединая концепция работала на тайское государство, хотя в 1932 г., в ходе буржуазной революции, она подверглась серьезному испытанию. Вачировут направлял стрелы своей критики против китайцев, проживавших в стране, которые уже тогда контролировали большую часть промышленного производства, банков и торговли. Вплоть до Второй мировой войны тайские власти делали попытки несколько ограничить роль китайцев в сиамском обществе, в экономике страны, но это были скорее демонстративные мероприятия. Гонениям подвергались представители протестных, более или менее левых движений, в том числе коммунистической партии, которые зародились в китайской среде. Однако в целом в стране удалось избежать крупных антикитайских акций как со стороны властей, так и со стороны рассерженной толпы, как это случалось на протяжении XX в. в соседних странах. Объяснение этого факта можно искать в тесных взаимосвязях по типу «патрон-клиент», установившихся между представителями тайской бюрократической элиты и местными китайскими предпринимателями, а также в общем направлении политики руководства страны (хотя в разные периоды в этой политике были те или иные нюансы) на осторожную, но последовательную культурную ассимиляцию при терпимом отношении к нуждам китайской общины.

Во внешней политике отличие Сиама от других азиатских стран состояло в том, что он не стал колонией западных держав, сохранил свою государственность. Однако добиться этого Сиаму удалось дорогой ценой— ценой потери власти сначала над Камбоджей в 1863-1867 гг., затем над провинциями Лаоса в пользу Франции в результате франко-сиамского конфликта 1893 г., а также дальнейшей утраты части территорий Камбоджи и Лаоса в пользу Франции в 1904-1907 гг. и части малайских территорий в пользу Англии в 1909 г. Кроме того, договорами, заключенными Сиамом с западными державами на протяжении XIX в., предусматривалась экстерриториальность их подданных на территории Сиама, что создавало большие проблемы для местного правосудия.

Поэтому основным направлением внешней политики Сиама была последовательная борьба за отмену неравноправных договоров, заключенных ранее с Англией, Францией, США и другими державами, упрочение авторитета страны, международного признания ее суверенитета и территориальной целостности.

Именно в этом ключе следует рассматривать отношение в Сиаме к Первой мировой войне.

Король Вачировут считался англофилом, какое-то время он даже служил в британской армии. Поэтому, когда в 1914 г. началась война, естественно было полагать, что симпатии короля будут на стороне союзников — Англии и Фран Глава 22. Сиам (Таиланд): модернизация традиционного общества ции. Но в Сиаме еще свежи были прошлые обиды на крлониальную политику Франции. В правящих кругах Сиама не было единства относительно того, какую позицию занять. Вообще говоря, военные действия в Европе имели мало общего с интересами Сиама. Иное дело, создание международного миропорядка по ре зультатам окончания войны. Среди офицеров сиамской армии были сторонники Германии, которые в 1917 г.

затеяли заговор с целью сорвать вступление Сиама в войну на стороне Антанты. Заговор был успешно подавлен. Под влиянием дипломатических усилий Англии, США, а также России Сиам присоединился к со юзникам и в июле 1917 г., когда исход войны стал очевиден, объявил войну Германии. В 1918 г. в Европу были посланы небольшие экспедиционные силы численностью 1200 человек, которые не успели включиться в военные действия, но зато Сиам участвовал в Парижской мирной конференции, стал членом Лиги Наций.

Это облегчило усилия руководства страны по прекращению прав экстерриториальности подданных Германии и Австро-Венгрии.

20 ноября 1917 г. Советская Россия заявила об отказе от всех неравноправных договоров со странами Востока, аннулировала российско-сиамский договор 1898 г. В результате большой дипломатической работы по пересмотру старых договоров в 1926 г. в Сиаме было полностью покончено с правом экстерриториальности для иностранцев, а в 1927 г. — восстановлено право Сиама устанавливать таможен ные тарифы. Линия во внешней политике на восстановление полного суверенитета страны продолжалась и впоследствии. К 1938 г. сиамское правительство, заключив новые договоры, полностью восстановило политический и таможенный суверенитет. Используя участие в Лиге Наций, тайские политики в то же время понимали ограниченность возможностей этой международной организации разрешать спорные проблемы даже в Европе, не говоря о столь отдаленных регионах, как Сиам.

В 1925 г.

на престол взошел король Прачатипок, младший брат короля Вачи-ровута. В его правление социальная напряженность между прежней элитой и новыми социальными группами достигла апогея. В 1928 г. была создана Народная партия. В ее рядах были люди с разными взглядами из числа военных, интеллигенции, гражданской бюрократии, недовольных засильем аристократии. Всех их объединяло осознание необходимости политических и социальных изменений в стране. Самым образованным из них, признанным идеологом был Приди Пхано-мионг, сын зажиточного сельского торговца, доктор права, чиновник Департамента по разработке законов и профессор Чулальонгкорнского университета, получивший образование во Франции. Приди возглавлял «младшую группу» Народной партии, состоявшую в основном из бывших студентов, учившихся во Франции. Эта группа, более демократически настроенная, в свою очередь делилась на гражданскую, армейскую и военно-морскую. Военную группу возглавлял родившийся в семье крестьянина майор Пхибун Сонгкхрам. «Старшая группа» во главе с полковником Пья Сонг Сурадетом включала офицеров в возрасте около 40 лет, получивших образование в Германии и достигших потолка служебной карьеры для чиновников некоролевского происхождения.

В 1929 г. разразился мировой экономический кризис — «великая депрессия». Сиам тоже столкнулся с экономическими проблемами. Из-за обрушившегося часть 11. Страны Иостока в 1914-1945 гг. Этапы развития международного рынка риса и падения цен на олово и каучук государственные доходы сократились со млн. бат в 1929 г. до 79 млн. бат в 1933 г. В массовом порядке теряли землю крестьяне, отдавая ее за долги, разорялись ремесленники. Дефицит государственного бюджета 1931 г. вынудил короля Прачатипока урезать государственные расходы, в том числе уменьшить свой пажеский корпус с 3 тыс. до 300 человек, сократить штаты чиновников и снизить оклады военным и гражданским служащим, которые и так были недовольны засильем принцев на высших постах.

Постепенно стал распространяться лозунг «демократия для народа». В стране происходили протестные экономические выступления в аграрном секторе, развивалось рабочее движение, в основном среди китайцев, которые в то время и составляли в значительной мере пролетариат страны. Но они были мало связаны с коренным населением. В их же среде в начале 30-х годов подпольно возникла коммунистическая партия.

Недовольство росло, охватывая все новые группы населения. В связи со 150-летним юбилеем династии Чакри по столице поползли слухи о том, что близится ее конец. В частности, когда монарх прибыл на церемонию открытия мемориального моста, почетный караул вдруг повернулся к нему спиной. Это было тревожным знаком. Впрочем, антимонархические настроения не разделялись большинством населения, для которого королевская власть означала стабильность всего строя жизни.

24 июня 1932 г. Народная партия, опираясь на воинские подразделения, совершила переворот, который, несмотря на верхушечный характер, по своим политическим последствиям принято считать буржуазной революцией. Части сиамской армии окружили королевский дворец, правительственные здания. Были от странены от власти и арестованы члены королевской семьи и высшие чиновники. Однако внутри самого революционного лагеря идеи радикалов о свержении монархии не нашли поддержки. Совершившая переворот партия обратилась с письмом-ультиматумом к королю Прачатипоку, который находился в королевской резиденции вне столицы: либо он соглашается на конституционное правление, либо будет смещен и заменен другим королем. Король согласился и 27 июня утвердил временную конституцию, по которой власть переходила к Народной партии. В таком качестве король Прачатипок правил два года. Таким образом, монархия в стране сохранилась.

В манифесте Народной партии основополагающим был принцип национальной независимости.

Политическая программа имела шесть пунктов, среди которых были, в частности, обеспечение свободы и равенства всех граждан;

разработка национальной экономической политики, обеспечивающей каждому выгодную работу;

ликвидация привилегий одних групп за счет других;

обеспечение народу максимального образования. 28 июня начал работать однопалатный парламент — Ассамблея народных представителей, состав которой был назначен Народной партией, равно как и члены правительства (Государственного совета), которое возглавил Пья Манопакон (Пья Мано), бывший председатель Апелляционного суда.

Принцы были отстранены от власти, но все остальные высшие чиновники остались на своих постах, вошли в новые органы власти. Более реши Глава 22. Сиам (Таиланд): модернизация традиционного общества тельно действовали военные участники переворота, захватившие все ключевые посты в армии.

10 декабря 1932 г. была принята постоянная конституция, которая была менее радикальна, чем временная, и содержала много уступок монархии. Главой государства оставался король, за которым закреплялось право созыва и роспуска парламента, утверждение правительства и премьер-министра. Персона короля про возглашалась священной и неприкосновенной. Принцам разрешалось заниматься дипломатической деятельностью, быть советниками при государственных учреждениях. Законодательная власть отделялась от исполнительной и принадлежала парламенту, исполнительная — кабинету министров. Половина парламента избиралась, вторая — назначалась правительством и утверждалась королем.

В соответствии с политической программой Народной партии Приди Пхано-мионг разработал план социально-экономического развития страны, который был одобрен большинством членов парламента.

Однако он вызвал резкую неприязнь как приверженцев прежнего режима, так и консервативной части новой буржуазной правящей элиты, которая приобрела положение, вытеснив принцев, и была намерена сохранить свои позиции и материальное благосостояние. Ее не вдохновляли идеи демократии и всеобщего равенства.

Экономический план Приди был отвергнут. Этот интересный документ предусматривал полное устранение частной собственности и национализацию всей экономики страны. Все граждане, таким образом, становились государственными служащими и получали от государства зарплату, пособия по болезни и старости. Выполнение плана должно было ознаменовать новый приход Будды на землю и достижение человечеством полного счастья. Приди считал, что он предлагает «третий путь», некоммунистический и некапиталистический. Однако его обвинили в связях с Коминтерном. Премьер-министр Пья Мано заявил, что в стране хотят насадить коммунистические порядки. 1 апреля 1933 г. были распущены правительство и парламент. Приди и его сторонники лишились министерских постов. На следующий день был принят «антикоммунистический закон», который предусматривал за «пропаганду коммунизма» тюремное заключение от 10 лет до пожизненного. Приди отправился в изгнание. В стране установился консервативный конституционный режим, пытавшийся вытеснить из политики «младших военных».

В ответ на действия монархистов группа офицеров, входивших в Народную партию, во главе с Пья Пахоном Пхонпаюхасеном и Пхибуном Сонгкхрамом 20 июня 1933 г. совершила новый государственный переворот.

Правительство возглавил Пья Пахон. Его правительство было довольно консервативным. Тем не менее вновь была созвана Ассамблея народных представителей. В октябре 1933 г. был возвращен из изгнания Приди (в 1934 г. с него после расследования были сняты обвинения в коммунизме, но занимать государственные должности не разрешалось). В ноябре 1933 г. были проведены первые выборы в парламент. Пья Пахон поддерживал баланс между группами гражданских и военных. В 1934 г. он назначил Пхибуна Сонпсхрама министром обороны, а в 1935 г. Приди Пхано-мионга — министром внутренних дел.

Однако монархисты попытались вернуть власть. За ними стоял король. 12 октября 1933 г. был поднят мятеж. При поддержке ополченцев путч во главе с Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития принцем Боворадетом, бывшим военным министром, был подавлен, руководил его подавлением Пхибун Сонгкхрам. В 1934 г. король отбыл в Англию и 2 марта 1935 г. отрекся от престола. Его наследником был избран принц Ананда Махидон, внук короля Чулальонгкорна, десятилетний мальчик, обучавшийся в Швейцарии. При нем был сформирован Регентский совет. Там же, в Швейцарии проживал и его брат — будущий король Пхумипхон Адульядет.

После революции 1932 г. улучшилось положение чиновников, их зарплата была повышена. Утвердила свои позиции в обществе и расширилась военная каста. Возросшие государственные расходы покрывались за счет трудящихся, и это вызвало подъем рабочего и крестьянского движения. Бастовали работницы красильных предприятий, бангкокской электростанции, рисорушек, трамвайщики, железнодорожники. В 1934 г. была создана Всеобщая федерация профсоюзов. Крестьяне отказывались платить за аренду земли.

Выступления трудящихся жестоко подавлялись, их осуждали по «антикоммунистическому закону» и броса ли в тюрьмы, хотя министром внутренних дел и был Приди Пханомионг, которого потом даже называли идеологом «народнического социализма».

В 1937 г. Приди стал министром иностранных дел и добился больших успехов для страны на дипломатическом поприще, заключив новые договоры с Англией, Францией, Германией, Италией и США.

Правительство Пья Пахона проводило внутри страны политику «твердой власти», запрещая политические партии и подавляя социальные движения. Но под давлением парламента оно в то же время добилось определенного прогресса в народном образовании и в создании системы медицинского обслуживания. Во внешней политике был завершен пересмотр неравноправных договоров. Произошло сближение с Японией, включая расширение взаимной торговли. Неизменно большим был военный бюджет, что обосновывалось как наличием внутренней угрозы, так и ростом международной напряженности. Премьер Пья Пахон обладал искусством балансирования между различными политическими группировками. В 1934 и в 1937 гг.

конфликты с Ассамблеей он решал отставкой и формированием подновленного кабинета министров.

Однако к 1938 г. в результате быстрого развития социально-политической обстановки армия консолидировала свои позиции. В сентябре 1938 г. рассмотрение бюджета в Ассамблее закончилось вынесением очередного вотума недоверия правительству Пья Пахона и последующим роспуском Ассамблеи. 12 ноября были проведены выборы, а 16 декабря сформировано новое правительство во главе с Пхибуном Сонгкхрамом.

Пхибун, к тому времени уже полковник, и его соратники по «младшей группе» получили 20 постов в кабинете министров. Из них 11 человек были офицерами армии и флота, а среди 78 назначаемых членов Ассамблеи 53 представляли армию и полицию. Режим Пхибуна имел явные черты авторитаризма. К 1940 г.

премьер полностью контролировал все рычаги власти, сохраняя за собой посты военного министра и министра внутренних дел. Ассамблея оказывала ему полную поддержку. Военные надолго утвердились в качестве влиятельной политической силы королевства. Пхибун к тому времени стал весьма популярной в стране фигурой и ярым сторонником идей тайского национализма. Сутью этих идей была борьба против западной культуры, западного империализма, против засилья Глава 22. Сиам (Таиланд): модернизация традиционного общества в экономике местных китайцев, против любых политических противников режима, преклонение перед Японией с ее идеей «Азия для азиатов» и ее успешными военными действиями в Китае, которые начались в 1931 г. В мире уже носились ветры большой войны. В этой тревожной обстановке естественным казалось особое внимание к своей собственной армии. Она хорошо финансировалась, ее превозносили, престиж профессиональной военной службы среди населения был весьма высок.

Задачи экономической политики Пхибун формулировал как «расширение позиций сиамцев в сельском хозяйстве, горнодобывающей промышленности, торговле, обрабатывающей промышленности».

Экономическая политика основывалась на протекционизме во внешней торговле, ограничениях для иностранных и китайских предпринимателей, поддержке тайской буржуазии через государственные кредиты и ссуды, создание государственных и смешанных предприятий. Была создана Компания военных ветеранов, занимавшаяся торгово-посредни-ческими операциями на внутреннем рынке, которую возглавляли бывшие члены военной группы Народной партии, а также ряд других компаний, контролируе мых военными. Государственный сектор в экономике противостоял иностранному капиталу. Одновременно он давал возможность обогащаться государственным чиновникам и офицерам и превращаться в новую буржуазию.

Обосновывая внешнюю политику страны, ее идеолог Луанг Вичит Ваттакан писал, что национальное движение в стране «направлено на искоренение европейского и американского влияния, на ускоренное развитие национального самосознания, на восстановление национального характера страны». Более того, успехи Японии и очевидная слабость европейских стран перед лицом фашистской Германии стимулировали стремление Пхибуна Сонкхрама вернуть территории, потерянные Сиамом в неравной борьбе с колониальными державами, особенно с Францией. Более того, весьма популярной стала идея создания Великого тайского государства, с включением всех территорий, населенных тайским этносом (в Лаосе, Бирме, Вьетнаме, в Юньнани — южной провинции Китая, сюда же тайские идеологи относили и территорию Камбоджи, хотя кхмеры — самостоятельный этнос). Поэтому 24 июня 1939 г. Сиам был переименован в Мыанг Тхай, т.е. Государство тайцев — Таиланд. Культивируя политические и экономические связи с Японией и опираясь на ее поддержку, правительство Пхибуна стремилось решить внешнеполитические проблемы страны.

С началом войны Таиланд объявил о нейтралитете. В июне 1940 г. он заключил пакты о ненападении с Великобританией, Францией, Японией. Однако в течение нескольких недель ситуация изменилась. Франция была оккупирована немцами. Тайцы заявили, что ратифицируют договор с Францией только после согласия последней на переговоры об установлении границы между Французским Индокитаем и Таиландом по р.

Меконг, т.е. речь шла о передаче двух небольших участков территории на западном берегу Меконга.

Правительство «Виши» отказалось. Попытки Таиланда искать поддержки у западных держав не увенчались успехом. Япония же, начавшая летом 1940 г. наступление в Индокитае, поддержала Таиланд ввиду его стратегической важности на пути японского вторжения в Бирму и Малайю. В ноябре 1940г. развернулись военные действия Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития между французами и тайцами, последние оккупировали упомянутые два участка. При посредничестве Японии последовало прекращение огня, и 9 мая 1941 г. в Токио был подписан договор, по которому Таиланду возвращались территории, отторгнутые у него Францией по договорам 1904 и 1907 гг. в Лаосе и Камбодже. К И июля 1942 г. была проведена демаркация этой границы.

По мере продвижения японских войск в Индокитае летом и осенью 1941 г. правительство Таиланда неоднократно обращалось к англичанам и американцам за военной помощью, но позитивного ответа не подучило. Ассамблея обратилась к гражданам с призывом оказать сопротивление вторжению. 7 декабря японский посол в Бангкоке передал правительству Таиланда ультиматум, предлагая на выбор три варианта:

пропустить японские войска через территорию страны;

заключить оборонительный союз;

присоединиться к Японии в войне против союзных держав, в обмен на возвращение всех территорий на полуострове Малакка, захваченных Англией в 1909 г.

8 декабря 1941 г. японские войска вошли в Таиланд. Как и в Первую мировую войну, в верхах не было единства относительно того, как поступить. Пхибун удалил из правительства Приди, бывшего тогда министром финансов, и министра иностранных дел Дирека Чайанама как противников военного союза с Японией. Внешнеполитическое ведомство возглавил националистически и прояпонски настроенный Луанг Вичит Ваттакан. Пхибун Сонгкхрам (к этому времени фельдмаршал) внешне избрал поэтапное решение: декабря правительство приняло решение о пропуске японских войск;

через два дня было объявлено военное положение;

еще через два дня, выступая по радио, Пхибун объяснил необходимость союза с Японией, обвиняя Англию в том, что она отторгла часть территорий страны. 21 декабря 1941 г. между Таиландом и Японией был заключен военный союз, а 25 января 1942 г. Таиланд объявил войну Англии и США. Таким образом, Таиланд вступил во Вторую мировую войну на стороне стран «оси». В «награду» за это он получил территории двух шанских государств в Бирме и четырех малайских провинций. Японские войска находились на территории страны, здесь они вели строительство военных объектов, например знаменитого моста через реку Кве (Квай), который должен был соединить железной дорогой территории Таиланда и Бирмы.

Далеко не все в стране разделяли позицию Пхибуна. Приди Пханомионг, назначенный на пост регента малолетнего короля, находившегося в Швейцарии, не завизировал таиландско-японский договор, что в дальнейшем дало возможность заявлять о его неконституционности. Таиландский посол в США Сени Прамот отказался сообщить американскому правительству об объявлении войны со стороны Таиланда, заявив, что это не выражает волю таиландского народа, и провозгласил создание движения «Сери Тхай»

(«Свободные тайцы», или «Свободный Таиланд»). В группу Сени Прамота входило около 50 человек из числа сотрудников посольства, студентов и других таиландских граждан, проживавших в США. Она тесно сотрудничала с американской разведкой УСС (Управление стратегических служб, предшественницей ЦРУ) и получала финансовую помощь со счетов замороженных таиландских банковских активов в США.

Деятельность «Свободных тайцев» заключалась в организации радиовещания на Таиланд и в Глава 22. Сиам (Таиланд): модернизация традиционного общества помощи в разведывательной работе. В Бангкоке противники союза с Японией также создали подпольное движение. Его деятельность координировал регент короля Приди Пханомионг. В начале 1943 г. через преданных людей он установил контакты с американской разведкой. В результате американские и англий ские разведчики получали помощь в сборе информации о численности, размещении и планах японских войск в стране. УСС направило в Таиланд инструкторов по партизанской войне, которые, как утверждают, подготовили к вооруженной борьбе около 50 тыс. тайских партизан. Они должны были поднять восстание против японцев по команде союзников и помочь им в освобождении своей страны.

В 1944 г. стало окончательно ясно, что союзники побеждают, а Япония неизбежно потерпит поражение.

Если премьер-министр Пхибун сделал ставку на победу Японии, то теперь вопрос стоял о том, как отнесутся страны-победительницы к Таиланду — как к союзнику Японии или как к оккупированному государству? В июле 1944 г. Пхибун был вынужден подать в отставку. Огромный политический вес в стране вновь приобрел Приди Пханомионг. Он уговорил товарища по перевороту 1932г. Куанг Апайвонга занять кресло премьер-министра, чтобы, лавируя между японцами и местным сопротивлением, привести страну к окончанию войны. Приди Пханомионг пытался добиться от лорда Маунтбэтте-на, командующего соединенными силами в Юго-Восточной Азии, разрешения на начало антияпонского восстания. Однако англичане, имевшие большие претензии к Таиланду, не были заинтересованы в этом, поскольку в случае активного участия тайцев в борьбе против японцев они имели бы шанс претендовать на статус оккупированной страны.

16 августа 1945 г., через день после капитуляции Японии, Приди Пханомионг объявил о неконституционном характере объявления войны союзникам со стороны прежнего правительства Таиланда. Название страны вновь было изменено на Сиам, премьер-министром стал Сени Прамот. США, имевшие планы послевоенного закрепления в регионе, заявили, что рассматривали Таиланд не как врага, а как «страну, нуждавшуюся в освобождении», и активно поддержали его в трудных переговорах с Англией и Францией.


Напротив, Великобритания предъявила таиландскому правительству 21 требование политического и экономического характера, включая возврат захваченных территорий и репарации в виде 1,5 млн. т риса, который Таиланду надлежало бесплатно поставить в соседние страны, находившиеся под контролем англичан. В результате переговоров англичане согласились заплатить за указанное количество риса, хотя по цене намного ниже ры ночной. Переговоры с Францией тоже были непростыми. Таиланду пришлось вернуть земли, захваченные им в Индокитае в 1941 г. Чтобы стать членом вновь созданной международной организации — ООН, Таиланду требовалось одобрение всех пяти постоянных членов СБ ООН. Были восстановлены дипломатиче ские отношения с СССР. В декабре 1946 г. Таиланд был принят в ООН. Таким образом, дипломатические усилия вновь, как и по окончании Первой мировой войны, принесли Таиланду успех.

Глава БИРМА НА ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ МОЩНЫХ АНТИКОЛОНИАЛЬНЫХ СИЛ Политическая летаргия бирманского общества в первые два десятилетия после аннексии всей страны, порожденная завоеванием, сменилась национальным пробуждением в первые годы XX в. Развивалось современное просвещение. Это был в целом именно период спокойного эволюционного развития, при котором противоречия между иностранными завоевателями и национальными силами еще не выявились в полной мере, а колониальная эксплуатация страны еще не приняла широких масштабов.

В рассматриваемый ниже период 1914-1945 гг. положение существенно изменилось. Некоторое время еще наблюдался экономический бум, до начала 30-х годов в целом росли производство и торговля. Расширялось формирование новых социальных слоев. Развивалось светское образование, в том числе на университетском уровне. Но это экономическое и социальное развитие утратило плавность, вскрыло нараставшие противоречия. Неконтролируемый рынок вызвал углубление социальной дифференциации. Произошло ускорение процесса обезземеливания, стремительное падение жизненного уровня некоторых слоев, что подстегнуло недовольство иноземными властителями Бирмы. Национальное пробуждение перешло в национальный подъем, который охватил политико-идеологическую сферу и выразился в появлении широкого антиколониального движения, фактически уже почти не прерывавшегося вплоть до Второй мировой войны.

Значительную роль в этом сыграло распространение современного образования и вообще идей современного мира. Насильственное включение бирманцев в систему колониального капитализма, наряду с изменениями их экономической жизни и социальной структуры, породило также и осознание ими своего национального своеобразия и социокультурной идентичности. Вместе с тем, особенно в начале рассматриваемого периода, значительную роль сыграло чувство национальной гордости бирманцев, сложившееся у них исторически. Бирманцы как народ, этнически сформировавшись уже много веков назад, создали в свое время в Юго-Восточной Азии государство-империю, завоевавшую ряд соседних народов и державшую их в вассальной зависимости на протяжении столетий. Они не раз характеризовались иностранными путешественниками и дипломатами как «воинственная раса». Стоит вспомнить о бирмано монских войнах, о сиамских походах бирманских королей, о том, что первая англо-бирманская война была непосредственно спровоцирована завоевательной политикой Бирмы в отношении индийских пограничных княжеств, на которые она претендовала, но на которые уже стала претендовать и Англия. И вот после столь блистательной (в целом) имперской истории Бирманское государство само стало жертвой иностранного завоевания, а бирманцы — подданными заморского монарха, да еще включенными в его более крупное владение — Индию.

В связи с этим вполне закономерно, что в специфических условиях Бирмы национализм, постепенно возрождаясь и «распрямляясь» после поражений ХК в., базировался как на оскорбленном чувстве попранного завоевателями былого «имперского» величия, так и на новых антиколониальных устремлениях нарождавшейся модернизированной части общества. При этом бирманский национализм приобретал не только антибританскую, но и антииндийскую направленность. Подобная «двухэтажность» лишь содействовала особой стойкости, активности и интенсивности национализма бирманцев, до 1914 г., казалось, подавленного и приглушенного. Тем неожиданнее выглядела его вспышка на фоне предыдущего «тихого» периода, внешне логично определявшегося общими моральными заповедями буддизма. События 1914-1918 гг. содействовали яркости этой вспышки.

Первая мировая война задела Бирму и оказала заметное влияние на ее внутреннее положение. Страна была важным источником сырьевых и отчасти людских ресурсов для метрополии, предоставив ей 18,6 тыс.

солдат. Их основную часть составили рекруты из числа малых народов страны (каренов, шанов, качи-нов и чинов), а не собственно бирманцев (им еще не доверяли). Но прежде всего Бирма была крупным поставщиком продовольствия, особенно риса, а также строительной древесины. Бирманский вольфрам, нефть, кожи, помимо риса и тика, также усиленно использовались в военных целях.

Вообще война очень подчеркнула стратегическое значение Бирмы для Англии. К концу войны Бирма стала давать до '/з мировой добычи вольфрамовой руды. Производство нефти в стране в 1916 г. достигло почти 300 млн. галлонов. Мировые цены на стратегическое сырье в годы войны поднялись, принеся процветание ряду английских компаний в Бирме. Благоденствовали «Бирма Ойл К°», вновь появившиеся горнорудные монополии «Моочисмайнз» и «Бирма Корпорейшн».

За годы войны произошло увеличение общего числа промышленных предприятий. В 1912 г. в стране насчитывалось 438 фабричных заведений с 50,7 тыс. рабочих, в 1918 г. — 549 с 71 тыс. рабочих. Условия войны создали определенную защиту для внутреннего бирманского рынка (сокращение импорта), и это стимулировало национальное предпринимательство (в сфере производства риса, древесины, кустарной продукции).

Но в годы войны ухудшилось положение основных масс населения. Из-за колебаний в производстве и сбыте риса (так как свободный мировой рынок сузился) пострадали доходы крестьян-рисоводов. Рост внутренних цен на продовольствие и промтовары коснулся многих. Сокращение импорта ограничило не только рынок ширпотреба, но и поставки машин и запчастей для промышленных целей. Выросла безработица.

Военные условия тормозили активные проявления недовольства бирманского народа своим положением.

Однако росло сопротивление деревенского населения уплате налогов татамеда (подворного) и подушного.

Произошла (неслыханное дело!) стачка учеников государственной средней школы в Рангуне. На местах, Часть //. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития прежде всего в деревнях, примерно с 1915 г. стали появляться общества антиколониального, политического характера. Они получили название «вунтану атины» — патриотические (или национальные) общества1.

Первоначально они не были связаны с Буддийской ассоциацией молодых людей (БАМЛ). Но когда в 1917 г.

доступ в БАМЛ был расширен, вунтану атины, в основном деревенские организации, стали входить в ее общую структуру. К концу войны в БАМЛ было уже 50 местных отделений.

Они придерживались принципа неучастия в политической деятельности и были вполне лояльны колониальным властям. Но в середине войны положение стало меняться. На авансцену БАМЛ начали выходить молодые лидеры, младо-бирманцы (У Ба Пе, У Чит Хлайн), которые проповедовали новые идеи и желали повернуть БАМЛ к политическим вопросам. Они были больше знакомы с современной жизнью Запада, внимательно следили за событиями в более политизированной Индии. И вот, на очередной (пятой) конференции БАМЛ, состоявшейся в г. Пьинмана в 1917 г., политические вопросы непосредственно вышли на поверхность, — прежде всего в связи с заявлением британского министра по делам Индии Э.Монтепо августа 1917 г., в котором говорилось о «самоуправлении» и о создании «в конечном итоге ответственного правительства в Индии как неотъемлемой части Британской империи». Бирма входила в состав колониальной Индии, и это заявление о предстоящих реформах ее прямо касалось. Поэтому конференция БАМЛ в Пьинмане приняла решение о посылке делегации в Калькутту для встречи с Э.Монтепо и вице королем Индии лордом Челмсфордом. Она состоялась в декабре 1917 г., делегация БАМЛ вернулась домой как будто удовлетворенная.

Конференция в Пьинмане приняла также некоторые другие вполне политизированные резолюции (против расовой дискриминации, о противодействии переходу земель в руки иностранцев и др.). Одна из резолюций решительно протестовала против ношения обуви в буддийских пагодах, что позволяли себе европейцы. Этот «башмачный вопрос» вызвал повсеместное возбуждение в Бирме в 1917-1918 гг., став сильнейшим катализатором и символом растущих антиколониальных настроений в обществе.

Решения конференции 1917 г. были только началом политизации БАМЛ. Надежды младобирманцев на политические реформы в Бирме питались всей обстановкой в мире, в котором чем дольше шла война и рушились устои, тем шире распространялись освободительные, демократические и революционные настроения и действия. В России было свергнуто самодержавие, произошла Октябрьская революция. На глазах разваливалась Османская империя. В Бирме знали и о «14 пунктах» президента США В.Вильсона (январь 1918 г.), среди которых пункт 14 предусматривал «генеральную ассоциацию наций» с «взаимными гарантиями политической независимости и территориальной целостности в отношении как больших, так и малых государств одинаково».

1 Вунтану (пали) — «поддерживающий свою расу, нацию», т.е. патриотический, или Национальный;

атин — общество, ассоциация.

Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил Особые импульсы шли в Бирму из собственно Индии. Через Индию в Бирму должны были прийти обещанные политические реформы. Антиколониальное движение в Индии, усилившееся с начала века, лозунги Индийского национального конгресса, деятельность Махатмы Ганди — все это служило наглядным примером для бирманских националистов-патриотов. Индийцы в Бирме (а их по переписи 1911 г. было здесь уже около 750 тыс. — примерно 6% населения провинции) были в ряде случаев непосредственными инициаторами или участниками антиколониальных выступлений. Первая крупная забастовка рабочих в Бирме была проведена в августе 1918 г. индийскими докерами рангунского порта.


С 1918 г. процесс политизации в Бирме пошел с резким ускорением. Его вызвал внезапный поворот дела с политическими реформами. Опубликованный в апреле 1918 г. в Англии официальный доклад об этих реформах, получивших название реформы Монтегю-Челмсфорда, исключил Бирму из этих реформ. В док ладе говорилось: «Бирма — не Индия. Ее народ принадлежит к другой расе, находится на другой стадии политического развития, и ее проблемы совершенно особые... Стремление к выборным институтам в Бирме не развилось... Проблема политической эволюции Бирмы должна быть оставлена для отдельного рассмот рения в будущем». Это своеобразное отделение Бирмы от Индии было ударом по надеждам политически мыслящих бирманцев. Это было также национальным унижением для Бирмы, так как исключение из конституционной реформы мотивировалось ее политической отсталостью.

Конституционная реформа Монтегю-Челмсфорда воплотилась в 1919 г. в Закон об управлении Индией. Он был введен в действие в 1921 г. Сохраняя основы политического и экономического контроля Англии над Индией в целом, он расширял элементы выборности и подотчетности колониальных законодательных и исполнительных органов. Восемь провинций Британской Индии получили статус так называемой провинциальной диархии. Согласно ей, основная часть Законодательного совета избиралась путем прямых выборов, но губернатор сохранял почти абсолютную власть.

Однако Бирме в 1918-1919 гг. угрожала не диархия, а план Крэддока, названный по имени тогдашнего английского губернатора и отрицавший саму идею прямых выборов. В связи с этим планом начались (впервые) публичные митинги протеста, была создана Лига борьбы за реформу, посланы делегации в Англию. Всем этим руководили младобирманцы из БАМЛ. В движение включилась и часть буддийского монашества.

Вернувшийся вскоре после войны из Индии в Бирму радикально настроенный буддийский монах У Огама (1897-1939) публично бросил лозунг «Крэддок, убирайся домой!», что было беспрецедентно для бирманской общественной атмосферы. Он возглавил движение за политизацию буддийского монашества, был центральной фигурой в организации кампаний несотрудничества и бойкотов в Бирме на индийский манер.

Недаром некоторые сравнивали его с Махатмой Ганди, и недаром он за свои антиколониальные выступления не раз сидел в тюрьме. «Его голос был первым смелым и радикальным голосом в бирманской политике, и массы толпой шли его послушать и передавали его слова другим», — так ска Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития зал об У Огама один из наиболее известных политических деятелей Бирмы доктор Ба Мо (1893-1971).

В октябре 1920 г. на очередной (восьмой) конференции в г. Пьи (Пром) произошли реорганизация и переименование БАМЛ в Генеральный совет бирманских ассоциаций (ГСБА), который и стал первой чисто политической организацией страны и доминировал на общественной арене все 20-е годы, оставив в истории Бирмы глубокий след. (Неполитические же элементы БАМЛ остались в рамках прежней культурно просветительной организации, сохранившей свое название и существующей до сих пор.) Президентом ГСБА стал активный младобир-манец У Чит Хлайн (1879-1952), принадлежавший к верхушке формировавшегося бирманского среднего класса и чрезвычайно популярный в стране (в 20-е годы его называли «некоронованным королем» Бирмы). Вице-президентом стал уже упоминавшийся У Ба Пе (1883 1971). ГСБА открыл двери для всех патриотических сил и быстро превратился в массовую организацию с широким социальным составом. Если в 1919 г. БАМЛ объединяла не более 400 организаций, то в 1921 г. их было уже примерно 12 тыс. На конференциях ГСБА участвовало до 10 тыс. одних делегатов, а гостей собиралось до 100-200 тыс. (на вольном воздухе). В ГСБА вошли многочисленные местные деревенские общества — вунтану ати-ны. Поэтому период ГСБА в истории Бирмы иногда называют «периодом вунтану атинов». Но руководство ГСБА было в основном городским.

Конференция БАМЛ-ГСБА 1920 г. осудила «план Крэдцока», выдвинула программу бойкота иностранных товаров и выборов в центральные индийские органы и потребовала вернуть бирманским крестьянам земли, захваченные у них за долги индийскими ростовщиками.

Другим важнейшим событием в 1920 г. был знаменитый университетский бойкот, начавшийся 5 декабря (эта дата, меняющаяся по лунному календарю, отмечается в Бирме ежегодно как Национальный день). Этот бойкот возник как студенческая забастовка — протест против порядков, введенных в только что созданном тогда Рангунском университете и ограничивавших возможности обучения в нем выходцев из бедных слоев.

ГСБА поддержал бойкот и всячески способствовал его расширению. Вскоре бойкот охватил школы и перерос в широкое антиколониальное движение. Этот бойкот породил движение за национальные школы с их патриотическим уклоном и упором на изучение гуманитарных бирманских дисциплин. Была также сделана попытка основать Национальный колледж. Финансовые затруднения и нехватка кадров, однако, явились труднопреодолимыми препятствиями, и движение за национальные школы в конце концов вы дохлось. Сравнительно долгий срок продержались лишь несколько национальных школ, и одна из них воспитала будущего (первого) премьер-министра независимой Бирмы — У Ну.

Наиболее своеобразной чертой положения в Бирме в это время была начатая У Отамой активизация буддийского монашества, представленного многочисленными местными организациями, а затем и центральной организацией, созданной в 1920-1921 гг. в лице Генерального совета Сангха саметджи (ГССС)2. ГССС Сангха (пали) — буддийская монашеская община;

саметджи — единство, объединение.

Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил стал тесно взаимодействовать со светским ГСБА. Монахи были особенно активны в деревне, где они поддерживали и разжигали антиналоговые и другие антиправительственные настроения и выступления крестьян. Они организовывали тайные общества бу атины (общества отрицания, или «несотрудничества»), которые применяли насильственные методы, и «экономические общества», создававшиеся для борьбы с индийскими ростовщиками-чеоттямяромм.

Активность и влияние буддийской сангхи в 20-е годы были таковы, что некоторые бирманские исследователи пишут даже о «захвате» ГСБА сангхой, об установлении ею контроля над ГСБА. Так, видимо, и обстояло дело в ряде случаев. Но это было свидетельством не зарождения «буддийского ренессанса», а скорее, политизации определенных низовых слоев сангхи. Основное различие между ГСБА и ГССС состояло не столько в том, что первый был светской, а второй — монашеской организацией, сколько в том, что национализм ГСБА был в целом мирным, умеренным, можно сказать, цивилизованным или вестернизированным по формам, а национализм ГССС был часто экстремистским, фанатичным, на сильственным, а иногда даже просто разжигающим темные инстинкты, хотя он также исходил из патриотизма. Поэтому движение ГССС внесло новизну не в буддизм как религию, а в политическую жизнь.

При этом, конечно, не все монашество включалось в политику, так как буддийская иерархия в высших и средних звеньях считала участие в политике нарушением монашеских правил.

Дух политической активизации и определенной радикализации распространился и в самом ГСБА. В 1921 г.

он уже ставил вопрос о самоуправлении для Бирмы, о чем-то вроде доминиона, причем слова «в пределах империи» были исключены, т.е. впервые, хотя и в неясной форме, был поставлен вопрос о независимости.

Английские власти вынуждены были пойти на уступки. В июне 1922 г. был принят Закон о реформах в Бирме. Он был в деталях даже несколько либеральнее Закона 1919 г. для Индии. В ноябре 1922 г. были проведены выборы в Законодательный совет, а в январе 1923 г. в стране была официально введена новая система управления. Но эта мера явно запоздала. Меньшинство руководства ГСБА во главе с У Ба Пе сочло, что в выборах необходимо участвовать для того, чтобы использовать легальные возможности для борьбы за национальные цели. Это меньшинство в составе 21 человека вышло из ГСБА и, составив Партию 21-го (или Националистическую партию), приняло участие в выборах и затем в работе законодательно исполнительных органов. В радикальных кругах ГССС и ГСБА их обозвали «оппортунистами» и «предателями». Большинство же ГСБА во главе с У Чит Хлайном бойкотировали выборы.

В результате бойкота в первых выборах в Законодательный совет участвовало около 7% избирателей. Из мест на выборах оспаривалось 80, остальные заполнялись назначенцами губернатора. Партия 21-го получила 28 мест.

Помимо борьбы вокруг конституционных реформ и агитации в деревне, новым явлением для послевоенной Бирмы были забастовки рабочих, в основном индийцев, составлявших до 70% рабочего класса страны (по переписи 1921 г.). В 1919-1922 гг. произошло не менее 15 трудовых конфликтов с 35 тыс. участников, в том числе на нефтепромыслах Центральной Бирмы, где Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития к этому времени большинство рабочих составили бирманцы. В 1922 г. в районе нефтепромыслов был нелегально создан Рабочий союз Бирмы, в который входили рабочие бирманцы и индийцы. Он возник по инициативе левых деятелей ГСБА.

К 1923 г. первая волна широкого национального подъема в Бирме стала ослабевать. Лидер Партии 21-го У Ба Пе стал заместителем председателя Законодательного совета, его коллега по партии У Маун Джи — министром образования и здравоохранения.

Другие бирманцы, в прошлом члены БАМЛ, получили другие официальные и неофициальные должности. Выборы во второй совет (1925-1928) прошли тоже при малой активности избирателей (16,3%). Но в этом случае, кроме Партии 21-го (Националистической), в выборах приняли участие и провели своих лидеров две другие группы — Партия самоуправления, созданная также за счет выходцев из ГСБА (лидер — У Пу из Таравади), и Партия сварадж («Самоуправление»), которая защищала индийские интересы в Бирме (лидеры — У По Тун и д-р Ба Мо). Все три партии объединились в коалицию, названную Народной партией, для проведения совместной политики в качестве оппозиции. В вы борах третьего совета (1928 г.) участвовало 18% избирателей, и в нем сохранилась коалиция Народной партии, хотя она и ослабла из-за внутренней борьбы. Ее лидеры не принимали официальных постов. В целом их можно считать консервативными националистами с определенным антииндийским оттенком.

Лозунгом их большинства был «Бирма для бирманцев».

ГСБА в целом оставался все же единой массовой организацией, действующей совместно с монашеским ГССС. На конференции ГСБА 1924 г. в г. Паунде под нажимом «политических монахов» и местных организаций была принята резолюция в поддержку движения крестьян против налогов. Но это «явное грехопадение» дорого обошлось ГСБА. И без того внутри организации шла внутренняя борьба между более радикальными и более умеренными элементами. Резолюция о налогах явилась в сущности призывом к анархии. Наконец в 1925 г. появились два ГСБА. Один был умеренно-центристским. Во главе его остался У Чит Хлайн. Другой стал радикальным. Во главе его был У Со Теин. Этот ГСБА настаивал на расширении тактики бойкота и перешел от требования статуса доминиона для Бирмы к требованию независимости.

ГСБА У Со Теина был теснее связан с массовым, особенно крестьянским, движением, в то время как ГСБА У Чит Хлайна более отражал интересы вестернизированных городских слоев. ГССС также раскололся на соответствующие фракции. Одна часть его активно поддержала радикальный ГСБА.

В 1923-1928 гг. продолжало развиваться забастовочное движение. В 1928 г. число фабричных предприятий в Бирме составляло 968 со 101,6 тыс. занятых на них (в 1919 г. соответственно 567 и 77,4 тыс.). С 63 в 1921 г.

до 369 в 1929 г. возросла численность горнорудных предприятий. Число работников на них, считая вместе с нефтепромыслами, увеличилось за те годы примерно с 25 тыс. до 40-45 тыс. человек. За 1921-1928 гг. в Бирме было официально зарегистрировано 58 трудовых конфликтов, в которых участвовало примерно тыс. рабочих и служащих. В 1926 г. в Бирме был введен общеиндийский закон о профсоюзах, легализировавший профсоюзную деятельность. Однако в силу слабости рабочего Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил класса в целом собственно рабочие профсоюзы стали появляться в Бирме лишь в 30-х годах.

Политико-идеологически Бирма в эти годы оставалась изолированной от внешнего мира. Крепкие связи существовали лишь с Индией. Возможно, благодаря индийским связям (а возможно, как-то иначе) в бирманской печати в те годы появляются статьи, в которых с симпатией рассказывалось об Октябрьской революции, о Ленине, о коммунизме. Имеются сведения о статьях на эту тему, напечатанных в 1923 и гг. в газетах «Непьидо» (г. Мандалай) и «Рангун мейл».

Волнения среди крестьян в 20-е годы под руководством различных обществ шли фактически беспрерывно.

Крестьяне отказывались платить налоги, игнорировали местные власти, нападали на деревенских старост, иностранцев, особенно индийских ростовщиков-четтияров. Некоторые тайные крестьянские общества (типа «бу атинов») выдвигали политические требования достижения «своей власти». Болевыми точками в экономическом положении крестьян были налоги и неуклонный процесс обезземеливания. Налоги рассматривались вообще как несправедливость, а потеря земли крестьянами за долги приводила к деклассированию, к разрушению привычного традиционного уклада жизни.

В 1927 г. помещикам и ростовщикам в стране в целом принадлежало почти 20% сельскохозяйственных земель, а в Нижней Бирме— рисовой житнице — около 27%. В самых же рисопроизводящих районах Нижней Бирмы в руках этих категорий оказалось 40-60% земли, причем до половины ее принадлежало собственникам-абсентеистам, среди которых самыми крупными были индийские рос-товщики-четтияры.

Неудивительно, что все это подготавливало взрывчатый материал в деревне, особенно с учетом интенсивной националистической агитации, проводимой радикальным монашеством в крестьянской среде.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. был важным рубежом и для бирманской истории. От кризиса пострадали, хотя и в разной степени, все социальные слои и группы — от иностранных и местных предпринимателей до рабочего класса, крестьянства всех категорий и интеллигенции. Падение цен, замед ление и падение производства в основных отраслях, рост безработицы (открытой и скрытой), падение доходов и уровня жизни рабочих и служащих, разорение крестьян, ремесленников, банкротства национальных предпринимателей, тяготы студенчества и лиц свободных профессий — все это в полной мере затронуло бирманское общество.

В эти годы особенно усилился процесс пролетаризации крестьянства. Непосредственным агентом обезземеливания выступали ростовщики, особенно индийские. К ним переходили крестьянские земли в результате просрочки платежей по долгам, ибо у крестьян в годы падения цен не было даже мизерных средств. К тому же возросло и налоговое бремя крестьянства.

С 1928 по 1933 г. крестьянское землевладение, по данным официальных отчетов, сократилось с 7,6 млн. до 6,3 млн. акров, а ростовщическо-помещичье увеличилось с 3 млн. до 4,5 млн. акров. В 1931-1934 гг.

крестьяне ежегодно теряли по нескольку сот тысяч акров. В таких масштабах обезземеливание не происхо дило ни в одной из стран Юго-Восточной Азии. Неудивительно, что «взрывные»

17 — Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития формы крестьянского движения в Бирме в этих условиях вполне соответствовали «взрывным» формам социальной трансформации крестьянства.

Крестьянское восстание 1930-1932 гг. в Бирме не имело себе равных по своему размаху во всей Юго Восточной Азии. Оно было организовано и планировалось заранее. Во главе восставших стояла организация галопов. Талон (гаруда) — по бирманской мифологии, сказочная птица, в поединке убивающая дракона нага. Птица талон в данном случае выступала символом бирманского патриота, борющегося за свободу Бирмы против иностранного угнетения, олицетворенного драконом-нага.

~ Организацию галопов создал и возглавил Сая Сан, который и был руководителем восстания. В 20-х годах он входил в радикальный ГСБА У Со Теина. Затем, разочаровавшись, вышел из ГСБА и приступил в 1929- гг. к созданию своей тайной организации. При этом были использованы уже существовавшие деревенские общества. В подготовке и проведении восстания важную роль сыграли и некоторые буддийские монахи.

Наличие центральной повстанческой организации серьезно отличало восстание 1930-1932 гг. от прошлых выступлений крестьян. Важно было и то, что главные цели повстанцев были не локальные, а общеполитические — освобождение Бирмы от иностранного господства и восстановление ее независимости. Вместе с тем непосредственными лозунгами были отмена несправедливых налогов, свободное пользование лесом для крестьянских нужд и т.п. Начавшись 22 декабря 1930 г. в округе Таравади, традиционно беспокойном, восстание быстро распространилось по другим округам Нижней Бирмы и перекинулось в Верхнюю. Вскоре после начала восстания вождь талонов в соответствии со стародавней традицией бирманских повстанцев провозгласил себя королем Бирмы и заложил новую королевскую столицу в джунглях.

Отряды повстанцев, вооруженных пиками, секачами и небольшим количеством старинных или самодельных ружей и пушек, первоначально придерживались тактики открытых нападений. Однако это привело к большим потерям (магическая татуировка ради неуязвимости в бою и различные амулеты, конечно, не по могали), и они были вынуждены перейти к тактике партизанской войны, устраивая налеты на деревни, сжигая податные списки, отменяя долги ростовщикам, уничтожая имущество богачей, особенно индийских ростовщиков. Они нападали на пункты охраны лесов, железнодорожные станции, разрушали мосты, линии связи. Среди первых мишеней восставших были деревенские старосты — местное олицетворение иноземной власти. За первый (главный) год восстания 38 старост было убито и 250 ранено. Наибольший размах восстание приняло в июне-июле 1931 г., когда оно, по подсчетам английских военных, охватило территорию примерно в 400 км с севера на юг и свыше ISO км с востока на запад.

Сочувствие к крестьянам было широко распространено в бирманском народе. Но массовой поддержки оно не получило. Всего свыше 1300 повстанцев были убиты, неизвестное число ранено, 9 тыс. были вынуждены сдаться, взяты в плен или арестованы. Схвачен был и сам Сая Сан. Он и еще 125 повстанцев после суда были повешены, 1389 отбывали срок в тюрьме или на каторге. Сая Сан мужественно и спокойно принял смерть (16 ноября 1931 г.). Незадолго до казни Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил он завещал причитавшийся ему небольшой гонорар за свою книгу по медицине на создание библиотеки.

Среди первых закупленных книг была литература левого толка — работы Ленина, Троцкого, К.Маркса.

Библиотека имени Сая Сана существует и сейчас. Сая Сан вошел в историю Бирмы как один из самых главных национальных героев-мучеников, как выдающийся вождь бирманского крестьянства. Он широко почитается среди народа и на официальном уровне.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.