авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 27 |

«УДК 94(5) ББК 63.3(5) И90 Ответственный редактор Р.Г. ЛАНДА Редактор издательства Г.О. КОВТУНОВИЧ История Востока : в 6 т. / редкол.: Р.Б. Рыбаков, Л.Б. Алаев, В.Я. Бело-И90 креницкий и ...»

-- [ Страница 21 ] --

Среди главных причин поражения восстания 1930-1932 гг. были огромное неравенство сил, военное превосходство колонизаторов, крайняя необеспеченность восставших оружием, недостаточная организованность и координация их сил, отсутствие поддержки горожан. Сказались также отсталость и ограниченность идеологии повстанцев. В западной бирманистике принят взгляд на него как на «взрыв средневековья» или «последний вздох традиционной Бирмы». В последнее время было высказано мнение, что это «восстание возвестило скорее новую эпоху, чем последний вздох старой».

Еще до начала восстания, в марте 1929 г., Бирму посетил индийский апостол «ненасильственного несотрудничества» Махатма Ганди, пользовавшийся большим авторитетом и в бирманском народе. В апреле того же года умер в тюрьме буддийский монах-патриот У Визара, последователь У Огама. Его смерть вызва ла большое общественное негодование в адрес колониальной власти. В мае 1930 г. в рангунском порту произошли индо-бирманские столкновения (убито и ранено было около 3 тыс. человек). Они возникли уже в годы экономического кризиса на почве усилившейся конкуренции в среде докеров разных национальностей.

Произошли существенные перемены в ведущих национальных политических организациях Бирмы.

В 1929 г. от ГСБА, возглавлявшегося У Со Теином, откололся новый более умеренный ГСБА во главе с У Су. В результате с учетом ГСБА У Чит Хлайна стало три ГСБА, т.е. налицо было раздробление сил (считалось, что численность сторонников всех трех ГСБА могла составлять 1,5-2 млн. человек). В 1930г.

ГСБА У Со Теина был запрещен властями, а два других ГСБА открестились от восстания, что спасло их от официального запрещения. Однако все ГСБА в начале 30-х годов утратили былой авторитет и поддержку снизу, поскольку отошли от массовой борьбы и переключились на верхушечную политику. Период соци ально-нерасчлененного, недифференцированного освободительного движения на этом закончился.

Добама асиайон (Ассоциация «Наша Бирма», далее — ДА) первоначально возникла как небольшой кружок патриотически настроенной бирманской университетской молодежи, исполненной решимости бороться за освобождение Бирмы от иностранного господства. Она появилась в 1930г. во время индо-бирманских столкновений в рангунском порту. Члены ДА стали вскоре добавлять к своему имени обращение такин («господин», аналогично индийскому саиб), подчеркивая этим, что подлинными господами, хозяевами Бирмы являются сами бирманцы. Это обращение вошло затем (временно или навсегда) в личные имена членов этой организации. Поэтому ДА называют часто просто партией такинов, а ее членов — такинами.

17* Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития Такины резко критиковали консерватизм и оппортунизм руководства ГСБА и других партий. На идеологию первых такинов оказали воздействие различные западные и восточные теории. Они увлекались Руссо, Гарибальди, Ницше, фабианцами. Первоначальный глава ДА Ба Таун был поклонником Ницше. Влияние на них оказали также ирландские националисты с их радикальными требованиями и тактикой («Шин фейн», Ирландская республиканская армия). Но со временем в Добама асиайон особое распространение получила левая, революционная идеология, и страной особого почитания со стороны левых такинов стал Советский Союз. ~• 1930-1932 годы были начальным периодом движения такинов. Их связи тогда были еще очень узкими даже в рамках Рангунского университета. Там их база расширилась после начала в 1933 г. тесного сотрудничества Добама с Союзом студентов Рангунского университета и Всебирманской лигой молодежи, возникшими в 1930 г. Новый этап деятельности Добама начался с середины 30-х годов, когда такины вышли за пределы университетского городка, «пошли в народ».

На положение дел в Бирме тогда большое влияние оказал вопрос об отделении (или неотделении) от Индии.

Конституционная комиссия во главе с Дж.Саймоном, работавшая в 1928-1930 гг. собственно в Индии и в Бирме, рекомендовала немедленное отделение Бирмы от Индии, причем, как и прежде, полностью обошла вопрос о каких-либо политических реформах.

Столкнувшись с неприятием отделения английское правительство было вынуждено собрать в конце 1931 — начале 1932 г. в Лондоне специальную бирманскую конференцию «круглого стола». Но на ней договориться не удалось: бирманские делегаты выступали за статус доминиона, а англичане обещали только конституцию колониального типа. Чтобы спасти положение, английское правительство решило передать вопрос на рассмотрение самих бирманцев на предстоящих в ноябре 1932 г. выборах в четвертый Законодательный совет. Бирме был предложен выбор: отделиться от Индии на основе предложенной властями колониальной конституции или остаться в составе Индии без права выхода из нее.

Вопреки всем ожиданиям выборы дали большой перевес противникам отделения. В выборах приняли участие оба ГСБА, которые ранее бойкотировали колониальные органы. Эти ГСБА вместе с другими группами создали Лигу противников отделения, которая и победила. В этой Лиге, как и во всей кампании, выдвинулся в политические лидеры д-р Ба Мо, получивший известность во время суда над Сая Саном, на котором он в числе других выступил в качестве адвоката.

Закон 1935 г. об управлении Бирмой, принятый британским парламентом и увязанный с соответствующим законом по Индии, предусматривал как отделение Бирмы от Индии, так и новое конституционное устройство страны. Он вступал в силу с 1 апреля 1937 г. Порядки, вводившиеся в Бирме Законом 1935 г., конечно, гарантировали сохранение колониального статуса страны. Только теперь высшая власть для Бирмы исходила не из Дели, а непосредственно из Лондона. В то же время во внутреннее управление страной были внесены изменения, которые можно охарактеризовать как ограниченную колониальными рамками внутрен нюю автономию.

Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил Избирательное право расширялось (распространялось на 23% населения). Создавался двухпалатный законодательный орган, состоящий из палаты представителей и сената. В палату представителей— нижнюю палату— избиралось 132 депутата, из них 40 по куриальной системе (от нацменьшинств, в том числе от каренов, индийцев, европейцев, от бизнеса, университета). Сенат из 36 членов наполовину назначался губернатором, наполовину избирался нижней палатой. Создавался также Совет министров, назначаемый губернатором, но формально ответственный перед палатой представителей. Однако при существовании пол ностью выборной палаты представителей и Совета министров, ответственного перед ней, всей полнотой власти на деле располагал губернатор.

На выборах 1936 г. по Закону 1935 г. наибольшее число мест получила группировка У Ба Пе, представленная объединением «осколков» старых партий (Союзом пяти цветков), которые все переживали глубокий упадок. Вновь созданная партия «Синьета» («Бедняков», или «Пролетариев») во главе с д-ром Ба Мо была на втором месте. Но именно д-ру Ба Мо в результате подписания коалиционных соглашений удалось стать первым премьер-министром, которым он был с апреля 1937 по февраль 1939 г. У Чит Хлайн из уважения к прошлым заслугам был избран спикером палаты представителей. В последнюю были также избраны три представителя от левой группы «Комин-кочин» («Свой правитель [король] — свой род») во главе с Такином Мья, будущим руководителем Социалистической партии. Эта группа была парламентским ответвлением Добама асиайон, партии такинов.

Движение такинов стало развиваться в середине 30-х годов, особенно во второй их половине, когда ДА стало превращаться в популярную организацию с массовыми связями, а на ее политическую линию стал оказывать влияние Марксизм, особенно в его большевистских и коминтерновских трактовках. Левые члены ДА создали в 1937 г. в Рангуне «Книжный клуб красного дракона», где обсуждались революционные теории и практика, издавалась левая литература. Стали регулярными (с 1935 г.) легально проводившиеся конференции ДА. Поддержал ДА видный писатель и патриот Кодо Хмайн (У Лун, 1876-1964), который также стал такином (патроном ДА). Такины в новых условиях были решительными противниками колониальной конституции и откровенно говорили о том, что ведут борьбу за полную независимость Бирмы.

Они пользовались большим влиянием первоначально в студенческой среде. Из нее вышли такие такины, как Аун Сан (1915-1947), ставший в 1938 г. генеральным секретарем ДА, У Ну, Чжо Ньейн. Такины приняли активное участие во втором университетском бойкоте в 1936 г. Эта акция прогремела на всю страну как вызов иностранным хозяевам Бирмы. В 1935-1939 гг. такины развили большую политико-организационную работу среди рабочих и крестьян. Именно в эти годы был создан ряд профсоюзов, в том числе профсоюз нефтяников — самого крупного отряда рабочих Бирмы, и ряд крестьянских союзов, а потом и их всебирманское объединение. Сама организация такинов все более укреплялась и делалась все более боевой.

Ее отделения возникли и действовали в большинстве округов районов и городов. У нее был широкий социальный состав. Наряду с левыми и умеренными в ней были и вполне правые националисты Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития (например, группа Такина Ба Сейна, отколовшаяся в 1938 г. от основной ДА). Такинами были будущие коммунисты — Со, Тан Тун, Теин Пе (Теин Пе Мьин). Такином стал и Шу Маун — будущий президент Не Вин. Вообще ДА можно рассматривать как кузницу политических кадров: из ДА, объединявшей «новых»

националистов почти всех оттенков, вышло большинство политических деятелей независимой Бирмы — от крайне левых и просто левых до умеренных и правых (крайне правых в Бирме очень немного).

Под руководством ДА развернулось движение 1938-1939 гг., или, как его называют в Бирме на основе бирманского летоисчисления, «Революция 1300 г.». Это движение началось крупнейшей забастовкой нефтяников Центральной Бирмы, завершившейся в конце 1938 — начале 1939 г. «голодным походом» в Ран гун. Движение поддержало крестьянство Нижней Бирмы, рабочие других предприятий, студенты, городская беднота, ремесленники, бирманские предприниматели. Вся Бирма бурлила, в различных местах, особенно в Рангуне и Мандалае, происходили экономические и политические забастовки, митинги, демонстрации, бойкоты. Участники движения, принявшего всебирманский характер, требовали отмены колониальной конституции, принятия законов о труде, проведения земельной реформы.

При подавлении движения сотни людей были арестованы. Еще летом 1938 г. обстановка в стране усложнилась в связи с тем, что темными силами были спровоцированы индо-бирманские столкновения на антимусульманской почве (из 1 млн. индийцев в Бирме примерно половина были мусульманами). В результате всех этих событий правительство д-ра Ба Мо в феврале 1939 г. было вынуждено уйти в отставку.

Его преемником был У Пу (из Яметина) один из лидеров Партии 21-го и сподвижников У Ба Пе по более поздним консервативным политическим группировкам.

В январе 1939 г. в Рангуне под руководством левых деятелей Добама была создана Всебирманская крестьянская организация. Всебирманский конгресс профсоюзов был официально провозглашен в январе 1940г. Обе организации под влиянием левых такинов записали в свои документы в качестве цели борьбы — социализм.

15 августа 1939 г. считается днем основания Коммунистической партии Бирмы (КПБ). Это произошло в Рангуне на встрече группы левых такинов, рабочих и студенческих лидеров. Генеральным секретарем КПБ стал Такин Аун Сан, генеральный секретарь ДА. В подготовке и создании КПБ важную роль сыграли связи с Компартией Индии. В отличие от Добама коммунисты были на нелегальном положении. Однако они оставались в ДА и продолжали работать в массовых и других организациях. Но КПБ не продемонстрировала тогда ни организационной сплоченности, ни стабильности, ни тактического единства, особенно в условиях усложнившейся внутренней и международной обстановки в связи с начавшейся Второй мировой войной, когда разные ее деятели разошлись по ряду вопросов идеологии и практической деятельности.

Бирма была вовлечена во Вторую мировую войну как колония, без спроса. Так же было и в Первую мировую войну. Но прошедшие с той поры четверть века ясно показали те разительные перемены, которые произошли в стране. Тогда Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил Бирма смолчала. Теперь она уже не могла не только смолчать, но и смириться. Общественное мнение страны было на стороне жертв фашистской агрессии. Но Бирма сама была порабощена. Мирное движение 1938-1939 гг. за свободу оказалось безрезультатным. Начало Второй мировой войны создало новую обстановку в стране.

Вскоре после начала войны ДА призвала к созданию единого фронта борьбы за независимость. В октябре 1939 г. по инициативе Добама и его генсека Такина Аун Сана был создан Блок свободы Бирмы. В нем участвовали Добама, партия «Синьета», несколько других групп. Президентом блока (анаштом — вождем, «диктатором») был избран экс-премьер и лидер «Синьеты» д-р Ба Мо, генеральным секретарем — Такин Аун Сан. Блок выдвинул три основных требования: признание Англией права Бирмы на независимость (с гарантией предоставления ее хотя бы после войны), подготовка к созыву Учредительного собрания и не медленная передача особых полномочий губернатора Кабинету министров. Блок свободы был инициатором «резолюции независимости», принятой палатой представителей в феврале 1940 г. и показавшей господствующие настроения в стране.

Весной-летом 1940 г. обстановка все более накалялась, начинался новый большой массовый политический подъем. Прошли конференции крестьянского союза и профсоюзов Бирмы, выдвинувшие радикальные политические и экономические цели. Был опубликован манифест Добама, в котором были пункты о создании «демократической диктатуры пролетариата и крестьянства» и о национализации земли, лесов, транспорта, шахт, банков, всей крупной промышленности. В марте 1940 г. делегация ДА побывала на сессии Индийского национального конгресса в Рамгархе. Она стремилась к установлению тесных связей с ним и выработке общей линии по отношению к колониализму (для обеих стран стоял вопрос о начале кампании гражданского неповиновения). В мае конференция ДА по предложению Такина У Ну приняла резолюцию, в которой предлагала английскому правительству свое сотрудничество в войне при условии гарантий пре доставления Бирме независимости после войны, в противном случае Добама от сотрудничества отказывалась и начинала кампанию гражданского неповиновения.

Колониальные власти воспользовались принятым в 1940 г. Законом об обороне Бирмы для свертывания политических свобод и массовых арестов патриотов, прежде всего — актива ДА и Блока свободы. Из видных такинов успел уйти в подполье только Аун Сан. Репрессии «прикрывались» премьером-бирманцем У Со, которого англичане допустили на этот пост в сентябре 1940 г., точно рассчитав, что У Со легко променяет весь свой былой национализм (как лидера Патриотической партии — Мьочи) на карьеризм чистой пробы. Кроме того, устраняя такинов, У Со сводил счеты с политическими конкурентами.

Однако репрессии бумерангом ударили по англичанам. Во-первых, они подтолкнули всех националистов Бирмы к ориентации на Японию с ее противопоставлением паназиатизма колониализму «белых варваров».

Во-вторых, они почти свели на нет антифашистские настроения среди бирманцев. В результате японцы сумели извлечь из этого выгоду, усилив свое проникновение в Бирму, начавшееся еще в 1939 г., в связи с открытием «Бирманской дороги», всепогодного шоссе, Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития соединявшего юго-восточную провинцию Китая Юньнань & терминалом бирманской железной дороги в г.

Лашо, на северо-востоке Бирмы. «Бирманская дорога» позволяла Западу усилить военное снабжение Китая, первой жертвы японской агрессии. Отсюда — заинтересованность Японии в активизации своих сторонников в Бирме.

Идея сотрудничества в общей борьбе против «белой расы» получила большой отклик в Бирме, гораздо более широкий и активный, чем в других странах Юго-Восточной Азии. Она импонировала не только правым, но и многим левым элементам бирманских националистов. Их особенно прельщало то, "что Япония обещала помочь в создании бирманских вооруженных сил, которые, естественно, рассматривались ими как орудие и гарант своей власти. К тому же существовавшая армия Бирмы была чужда большинству населения страны не только потому, что была инструментом английского колониализма, но и потому, что в ее составе собственно бирманцы составляли в 1938 г. всего 2,5% (159 человек), а в офицерском корпусе и того меньше — 1,4% (4 человека).

Бирмано-японские связи в период Второй мировой войны — это целая эпопея, калейдоскоп событий, оставивших большой след в истории страны и в общественном сознании. Особое место занимают связи, касавшиеся установления сотрудничества бирманских националистов и Японии в период подготовки япон ского вторжения в Бирму. Они были противоречивы, во многом трагичны, но некоторые не лишены и романтического флера.

На путь тайных связей с Японией вступили не только деятели правого фланга, но и такины Добама, причем не только правые (фракция такинов Ба Сейна и Тун Оу), но и левые (основная фракция во главе с Аун Саном). И если правые националисты типа д-ра Ба Мо могли привлекать Японию своей социально-полити ческой надежностью, то левые — как те, кто мог сделать для нее черновую работу и дать более широкую опору, по крайней мере вначале. Внутри Добама в 1939 г. возникла тайная группировка под названием Народная революционная партия (НРП), ставшая центром подпольной деятельности националистов (потому и называвшаяся иногда просто «Подпольем»). Во главе ее стали многие руководители Добама, близких к ней студенческих организаций и даже некоторые коммунисты. Лидеры НРП, анализируя обстановку, пришли к выводу о том, что обычными мирными средствами независимости страны не добьешься и что нужна иностранная помощь, помощь оружием, чтобы в благоприятных условиях ослабления Англии начать освободительную революцию и сбросить ее колониальный гнет. В конкретных условиях разраставшейся Второй мировой войны единственным источником этой внешней помощи стала Япония (из Индии, как оказалось, она не могла поступить, контакты с Китаем, даже с его компартией, не получились или не развились).

В результате установления тайных контактов со специальной разведывательной Группой Минами (псевдоним полковника Сузуки), являвшейся органом японской разведки, было достигнуто соглашение о сотрудничестве бирманских националистов с японской стороной (Такин Аун Сан в конце 1940— начале 1941 г. находился тайно в Японии). Соглашение предусматривало предоставление бирманским националистам оружия, денег и посылку за границу группы мо Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил лодых бирманцев для военного обучения под руководством японских инструкторов. Соглашение исходило из того, что в Бирме начнется антианглийское восстание и она провозгласит независимость, которую Япония поддержит.

Такин Аун Сан в начале 1941 г. на короткий срок тайно вернулся в Бирму. Соглашение с Японией было одобрено НРП — «Подпольем». В соответствии с ним в марте-июне 1941 г. из Бирмы была по частям секретно вывезена группа молодых людей для намеченного военного обучения. Всего их было в конечном итоге тридцать. Они-то и составили легендарную в Бирме группу «Тридцати товарищей», ставшую источником элитарных военных, государственных, политических, предпринимательских кадров будущей независимой Бирмы. «Тридцать товарищей» (ТТ) представляли обе фракции Добама и студенческих активистов. ТТ, доставленные сначала в Японию, проходили затем обучение на оккупированном Японией острове Хайнань. После прохождения обучения ТТ в октябре 1941 г. были переброшены на остров Тайвань, затем — в Сайгон (Вьетнам), а в декабре того же года, уже после нападения на Пёрл-Харбор и начала Тихоокеанской войны, — в Бангкок, столицу Таиланда, над которым Япония установила свой контроль.

Здесь под началом Группы Минами было начато создание добровольческой армии из числа проживавших в этой стране бирманцев. 27-28 декабря 1941 г. была официально провозглашена Армия независимости Бирмы (АНБ), эмбрион и первоначальная форма будущих вооруженных сил независимой Бирмы. АНБ состояла в те дни из офицеров Группы Минами, «Тридцати товарищей» и примерно 200 добровольцев. Верховным командующим АНБ стал полковник Сузуки.

ТТ также получили соответствующие офицерские чины. Главным среди ТТ был Такин Аун Сан. ТТ в соответствии с бирманской традицией приняли воинственные имена: Такин Хла Пе стал Бо Ле Я («Предводитель правой руки»), Такин Хла Мьяйн — Бо Ян Аун («Победитель всех врагов»), Такин Шу Маун — Бо Не Вин («Яркое солнце»)3. Полковник Сузуки принял бирманское имя Бо Мо Чжо («Гроза»).

Такин Аун Сан тоже взял имя Бо Те За («Могущественный предводитель»), но оно не привилось, и он остался сначала Бо Аун Саном, а затем и окончательно Боджоу (генералом) Аун Саном. Под таким именем он известен в истории. «Тридцать товарищей» дали торжественную клятву бороться за независимость Бирмы, отпив из чаши, куда они накапали своей крови. Они уже знали о том, что Япония начала войну на Тихом океане, и рвались войти в Бирму как ее освободители. В качестве своего флага АНБ приняла трехцветный красно-зелено- желтый флаг Добама с танцующим павлином в круге посередине.

31 декабря АНБ, увеличив численность за два-три дня до 3,7 тыс. человек, вышла из Бангкока в составе 15-й японской армии, двинувшейся на запад, к бирманской границе. Актив НРП внутри Бирмы с нетерпением ждал новостей и сигнала от своих военных лидеров в Таиланде, чтобы начать антианглийское восстание.

В переговорах, которые премьер-министр колониальной Бирмы У Со вел в октябре-ноябре 1941 г. с правительством У.Черчилля в Англии, Бирме было сно 3 Частица бо перед именем в общем смысле означает «командир» и говорит о принадлежности человека к офицерскому сословию;

конкретно в смысле военного звания она означает «лейтенант».

Часть II. Страны Востока в 1914—1945 гг. Этапы развития ва отказано даже в предоставлении ей статуса доминиона после войны. Тогда У Со по пути домой, уже в ходе начавшейся японской агрессии, связался в Португалии с местными японскими дипломатами и, по данным английской разведки, сообщил им, что он лично будет содействовать японской армии в ее вторжении в Бирму. По прибытии через несколько дней в Египет он был задержан английскими властями, после чего все четыре года войны провел в Уганде под арестом.

Нападение Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. изменило диспозицию и соотношение мировых сил. Внесло оно изменения и в положение в Бирме. Во-первых, Великобритания стала одним из двух важнейших союзников СССР в антифашистской коалиции, а левые националисты еще с предвоенных пор очень симпатизировали СССР, как стране социализма. Во-вторых, нападение Германии на СССР кристаллизовало и укрепило позиции бирманских антифашистов в политическом спектре самой Бирмы.

Наиболее же активной и решительной их частью были коммунистические или марксистские элементы, большинство которых, как уже говорилось выше, колониальные власти упрятали в тюрьмы. Но после июня 1941 г. они, находясь в тюрьмах, стали еще более энергично проповедовать невозможность сотрудничества с фашизмом, какими бы резонами это сотрудничество ни оправдывалось, и необходимость союза с силами антифашистской коалиции и прежде всего с Великобританией, отложив вопрос достижения Бирмой независимости на послевоенное время. Однако эти доводы тогда шли от еще очень немногочисленной группы и в создавшейся ситуации в стране не имели практического эффекта.

Япония начала военные действия в Бирме уже 11 декабря 1941 г., заняв 15 декабря Виктория-Пойнт на юге страны и атаковав Рангун с воздуха с 23 декабря. 20 января 1942 г. японские войска вторглись в Бирму из Таиланда. Вместе с ними шла и АНБ. Рангун был взят 8 марта, старая столица — Мандалай — 1 мая. При этом Мандалай горел 27 суток, и его основная часть, включая древний дворец королей Бирмы, выгорела дотла. В мае же японцы вышли к границе Бирмы с Индией. Они не заняли лишь крайний север страны, где сосредоточились китайские войска (до 50 тыс. человек), ранее введенные в Бирму с согласия Англии.

АНБ участвовала как в разведывательных операциях и диверсиях, так и непосредственно в боях. Она первой вошла на территорию Бирмы, стремилась первой входить в бирманские деревни и города. Ее с энтузиазмом, с кличем «Добама!» («Наша Бирма!») встречало местное население, которое видело в ней зародыш бирманской власти. В нее стали вливаться многочисленные добровольцы, часть из них была специально подготовлена «Подпольем». В мае 1942 г. четырехтысячный отряд АНБ стал 23-тысячным войском. Японцы снабдили АНБ лишь несколькими тысячами единиц оружия, но АНБ захватила его в большом количестве на поле боя, хотя японцы старались упредить ее в этом.

Отношения между АНБ и Японией с начала вторжения вступили в практическую фазу и сразу же предстали в виде ряда противоречий и проблем. С одной стороны, продолжалось сотрудничество. С другой стороны, интересы расходились, при этом чем дальше, тем сильнее. Главной задачей АНБ было завоевание независимости для Бирмы, главной задачей Японии было осуществление военной оккупации страны и установление своего непосредственного контроля над Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил ней. Япония стала «забывать» о своем обещании признать независимость Бирмы. Но этого, естественно, никак не могли «забыть» лидеры АНБ. Собственно, эти лидеры и до вторжения не были полностью ослеплены японскими обещаниями и, обсуждая возможный ход событий, делали упор на самостоятельные действия и взаимодействие с бирманским подпольем.

Надо подчеркнуть, что в результате отступления английских войск происходили большие перемены в социально-политической, экономической и национальной структуре Бирмы. Из страны эвакуировалось (в основном бежало) в целом около полумиллиона человек, главным образом в Индию, отчасти в Китай.

Бегство возглавил официальный и деловой мир высших и отчасти средних уровней колониальной иерархии.

Страну покинули верхи колониального аппарата, английские бизнесмены, чиновники-индийцы, большое число индийских торговцев, предпринимателей, ростовщиков, лиц свободных профессий. Несколько десятков тысяч бирманских китайцев бежало к китайской границе. Тем самым в Бирме освободились управленческие и предпринимательские и другие ниши, которые ранее бирманцам были недоступны или труднодоступны. Основную часть беженцев составляли трудовые слои индийских иммигрантов. Это ос вобождало многие занятые ими до того рабочие места. Бирманцы, естественно, никуда не уезжали и стремились воспользоваться открывшимися возможностями для повышения своего служебного статуса и элементарно трудоустроиться.

1 августа 1942 г. в Рангуне была создана Бирманская центральная исполнительная администрация во главе с д-ром Ба Мо. Она была полностью подчинена японской армии, и ее главной задачей было содействие окончательной победе в войне за «Великую Восточную Азию». В Бирманскую центральную администрацию были включены ближайшие коллеги д-ра Ба Мо по партии «Синьета», два такина от Добама, два члена от правой группы такинов и несколько политических деятелей других направлений. Власть этой администрации была крайне ограниченной. Японские советники контролировали ее деятельность на всех уровнях. Вопрос о независимости Бирмы был отложен до конца войны, вопреки ранее данным обещаниям.

В конце июля 1942 г. все части АНБ были собраны японцами в нескольких пунктах, разоружены и распущены. Вместо АНБ в августе того же года японское командование учредило Армию обороны Бирмы (АОБ) в составе 3-4 тыс. человек, включая новых рекрутов.

Роспуск АНБ был осуществлен под предлогом ее раздутости и недисциплинированности, а также из-за активного участия АНБ в каренско-бирманских столкновениях в мае-июне 1942 г., приведших к кровопролитию из-за попытки АНБ разоружить группы каренов, которые считались верными союзниками англичан. Критика в адрес АНБ была в некоторых отношениях, видимо, небезосновательной. Однако суть всей акции была, конечно, сугубо политической;

японское командование хотело резко сократить АНБ и поставить ее под свой жесткий контроль. Само же изменение названия АНБ на АОБ переориентировало бирманские вооруженные силы и общественное мнение в стране с задачи достижения Бирмой независимости на задачу обороны ее, то есть на ведение войны вместе с Японией. Верховным командующим АОБ при этом был назначен Аун Сан, он получил генеральский чин (генерал-майора) и теперь стал Боджоу Аун Саном, Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития что было жестом «задабривания» бирманской военной верхушки. Он был первым бирманцем, получившим чин генерала в колониальной Бирме.

Экспроприировав английское имущество в Бирме, оккупанты вывозили в Японию технику и природные ресурсы, реквизировали скот и транспорт, за все «бесплатно» расплачиваясь бумажными оккупационными деньгами. Вводились принудительные культуры в земледелии. В «трудовые армии» в годы войны было насильственно набрано до 800 тыс. бирманских рабочих и крестьян. В мировую историю вошла трагическая эпопея строительства «железной дороги смерти» между Бирмой и Таиландом, которое Япония осуществляла с помощью десятков тысяч бирманских рабов и английских военнопленных. Грабительская экономическая политика Японии позволяла ей по дешевке содержать в Бирме большую армию и получать без особых усилий даровые барыши. И все это на фоне огромных военных разрушений, вызванных военными действиями. Будучи вскоре отрезанной морской блокадой союзников от мирового рынка, Бирма в полной мере столкнулась с разрухой, безработицей, всевозможными нехватками, нищетой широких слоев народа.

Правда, изоляция от мирового рынка и исход иностранцев из страны в 1942 г. в какой-то мере стимулировали национальное предпринимательство, но оно в условиях разрухи не могло по-настоящему развиться.

В политической же сфере гнет оккупантов был особенно жесток и оскорбителен. Население Бирмы поначалу встречало японские войска, как и АНБ, с радостными приветствиями и надеждой, видя в них своих освободителей. Но проявленное сразу же оккупантами высокомерие, грубость, а вскоре и жестокое обра щение в духе худших феодально-самурайских традиций (начиная с примитивных пощечин по каждому поводу) потрясли бирманцев, вызвали у них отвращение и способствовали весьма быстрому изживанию иллюзий относительно «азиатского братства» и «освободительной миссии» Японии в Бирме. Этому же способствовала японская военная полиция, которая хватала, пытала и уничтожала людей по простому подозрению в сопротивлении Японии, в том числе — связанных с До-бама, АНБ и АОБ.

Японский оккупационный режим в Бирме отличался такой жестокостью и бесчеловечным отношением к людям, что на его фоне английские колониальные порядки, против которых боролись бирманцы, выглядели милым либерализмом, во всяком случае— порядками, регулируемыми законами. Ввиду этого уже в ходе оккупации бирманские националисты увидели, что дело пошло не так, как они рассчитывали.

В конце апреля — самом начале мая 1942 г., когда оккупация Бирмы Японией завершилась, в деревне Кабайн под Мандалаем произошла встреча видных та-кинских руководителей. На ней были высказаны различные взгляды на то, что делать дальше. Одни говорили, что единственно правильным путем к независимости должно быть антияпонское движение сопротивления, другие считали, что Япония, возможно, еще предоставит Бирме независимость, но допускали сотрудничество с союзниками при условии, что Англия даст обещание предоставить статус независимости (или доминиона) после войны. Аун Сан (отсутствовавший на встрече) в своем послании делал упор на первоочередность строительства собственных сильных бирманских вооруженных сил как основы освободитель. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил ного движения. На встрече было решено тайно направить за границу специальную группу для установления связей с союзниками.

Встреча в Кабайне в миниатюре отразила те позиции, расстановку и соотношение различных элементов освободительного движения, которые развились и усилились позднее. С самого начала были видны серьезные принципиальные и тактические разногласия между ними, которые нельзя было сразу преодолеть.

Среди бирманских политиков были и «постепеновцы», и рвущиеся в бой радикалы-максималисты, «просоюзнические» («прозападные») элементы, и те, кто так или иначе служил при японцах. Главные же две группы обозначились как нелегалы-подпольщики, которые были готовы начать вооруженное движение сопротивления, и «легальная» группа, внешне сотрудничающая с японцами, но выжидающая благоприятных условий для выступления. Первую возглавлял Та-кин Со, вторую — Аун Сан. Первую можно обозначить как центр движения сопротивления «снизу», вторую — как потенциальный центр движения сопротивления «сверху». Разрешение разногласий и противоречий между ними заняло немалое время, ибо единый общий центр, единый антифашистский фронт удалось создать только во второй половине 1944 г. Правда, и до этого между различными группами и деятелями существовали и поддерживались контакты и обмен информацией, хотя не обходилось и без конфликтов.

Фигура д-ра Ба Мо, поставленного японцами во главе гражданской администрации, кажется наиболее уязвимой в плане обвинений в коллаборационизме. Он в большей мере, чем другие, уже по своей должности содействовал прикрытию японского господства (он нес ответственность, например, за создание в стране рабских «трудовых армий»). В его мировоззрении и поведении, особенно в стремлении к личному возвеличиванию, было немало черт тоталитарного вождя, роль которого вполне вписывалась в рамки государства, созданного под эгидой японского милитаризма. Но д-р Ба Мо тем не менее был и оставался националистом. Его посвятили в планы антияпонского движения сопротивления. Ему доверяли, и он не предал своих радикальных коллег (были случаи, когда он спасал патриотов от рук японской военной полиции).

Такин Аун Сан формально не входил в администрацию д-ра Ба Мо, но с созданием Армии обороны Бирмы и назначением ее главнокомандующим он стал контролировать важнейший и мощнейший рычаг потенциального движения сопротивления японским оккупантам.

Условия для активизации и сплочения национально-патриотических сил Бирмы на пути борьбы с японскими оккупантами начали складываться в 1943 г. Огромную роль здесь сыграли военные успехи сил антигитлеровской коалиции, которые подрывали позиции Японии как части фашистского блока. Уже в г. англо-американские союзники начали господствовать на тихоокеанских морских коммуникациях после успешных морских сражений в середине и конце 1942 г. Правда, 1943 год начался для Англии неудачно завершенной военной операцией в Северном Аракане (Западная Бирма), предпринятой еще в конце 1942 г.

Но это была одна из последних английских военных неудач в Бирме.

Перемены в стратегическом положении Японии в захваченных ею странах Юго-Восточной Азии, неустойчивое внутреннее положение в некоторых из них, Часть И. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития прежде всего на Филиппинах и в Бирме, заставили Японию принять важные политические решения. В январе 1943 г. премьер-министр Японии Тодзио заявил в японском парламенте о том, что не позднее чем через год Филиппины и Бирма станут независимыми. Что касается Бирмы, то в марте 1943 г. бирманские лидеры, в том числе д-р Ба Мо и Аун Сан были приглашены в Токио для выработки соответствующей процедуры. С ними заигрывали, они были награждены высшими японскими орденами. В мае 1943 г.

японские власти создали в Рангуне комитет по подготовке независимости Бирмы во главе с д-ром Ба Мо. В него были включены 25 человек, из них 12 били членами бирманской центральной администрации, остальные — видные политические, общественные деятели, бизнесмены, служащие довоенного правительства. Комитет под наблюдением японцев выработал и принял 1 августа 1943 г. конституцию Бирмы. В ней говорилось, что «Бирма является полностью независимым и суверенным государством», «равным с другими членами сообщества суверенных государств, образующих Великую Восточно Азиатскую сферу сопро-цветания». Все прерогативы власти сосредоточивались в руках главы государства (адипади) — верховного правителя, который назначает совет министров и Государственный (Тайный) совет.

По конституции он же объявлялся и верховным главнокомандующим вооруженных сил Бирмы. Армия обороны Бирмы (АОБ) переименовывалась в Национальную армию Бирмы. Государственным языком объявлялся бирманский.

1 же августа 1943 г. было сформировано правительство Бирмы. Главой государства стал д-р Ба Мо, он же стал и премьер-министром. Среди министров — Аун Сан (министр обороны), Такин Тан Тун (министр сельского хозяйства), Такин Ну (министр иностранных дел). Командующим Национальной армией Бирмы (НАБ) был на какое-то время назначен Бо Не Вин.

Независимость Бирмы 1943 г. была ограничена жесткой зависимостью от Японии в военной и экономической сферах (что определялось специальными соглашениями) и системой японских советников, которые были приставлены ко всем бирманским министерствам и учреждениям. Поэтому формальная ликвидация японской военной администрации, объявленная вместе с провозглашением независимости Бирмы, мало что значила, особенно при сохранении огромной японской армии и военного положения в стране.

И все же провозглашение независимости Бирмы в 1943 г. нельзя считать пустым актом и просто так откинуть как фикцию. Это было немаловажное событие в той общей цепочке событий, которые вели к восстановлению бирманской государственности. Этот акт способствовал дальнейшему утверждению в общественном сознании бирманцев национально-государственной идеи, дал возможность бирманским политикам хотя бы «подержаться за руль» государственной власти и ощутить ее возбуждающее действие.

Вместе с тем провозглашение Японией независимости Бирмы в августе 1943 г. уже опаздывало как фактор надежного укрепления японских позиций в этой стране. Против Японии продолжал с нарастающей силой действовать сам ход Второй мировой войны, в которой державы «оси» терпели поражения. Внутри Бирмы усиливались антияпонские настроения, росли симпатии к антифашист. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил ской коалиции и, самое главное, формировались элементы движения сопротивления японским оккупантам.

Практическое начало этому движению положили бирманские коммунисты, ведущей и динамичной фигурой среди которых в годы японской оккупации стал Такин Со (1905-1989). Бежав из тюрем или скрываясь от оккупантов, они первыми еще в 1942 г. призвали к движению сопротивления и вскоре начали его ор ганизовывать, в том числе создавая партизанские группы. В этом несомненный приоритет и историческая заслуга коммунистов перед Бирмой (как бы они через несколько лет ни испортили свой образ патриотов тем, что ввергли страну в пучину преступной гражданской войны против своего национального правительства). Это был первый очаг движения сопротивления.,Вторым была Армия обороны (затем Национальная армия) Бирмы. Личный ее состав был средой, во многом готовой немедленно начать движение сопротивления, так как молодые офицеры («младоармейская группа сопротивления») считали, что Япония предала их. Наконец, третьим очагом потенциально была Народная революционная партия, хотя инерция сотрудничества с Японией в 1941-1942 гг. притупила ее активность и радикализм.

В 1943-1944 гг. контакты и связи между различными группами патриотов-националистов шли по нарастающей. Это привело их осенью 1944 г. к объединению и образованию знаменитой в истории Бирмы Антифашистской лиги народной свободы (АЛНС), хотя в первое время она называлась Антифашистской ли гой (АФЛ) или организацией (АФО). Это произошло на тайной конференции, на которой были представлены компартия, НРП и НАБ. Президентом Лиги был избран Аун Сан, генеральным секретарем — Такин Тан Тун, политическим руководителем — Такин Со. Они составили Высший совет АЛНС. Но в него вскоре были включены еще шесть человек. АЛНС приняла манифест— программу борьбы с японским фашизмом, освобождения Бирмы и проведения в ней демократических реформ.

В АЛНС были представлены основные социально-политические силы и организации страны. Лига стала первым в Бирме подлинно единым национальным фронтом. Адипади Ба Мо был информирован о создании АЛНС, но присоединиться к ней отказался, видимо считая, что его судьба уже накрепко связана с японцами, но он и не выдал ее.

По существу, с созданием АЛНС и ее руководящих органов было образовано невидимое параллельное правительство Бирмы с реальной властью, которая в чем-то исходила из официальных государственных структур (армия, министерства, связь, транспорт), а в чем-то тайным образом выходила далеко за их пределы. Складывание АЛНС в боевую организацию было завершено к концу 1944 г., хотя она продолжала действовать нелегально, а ряд ее ведущих лидеров сохранял внешнюю лояльность японским оккупантам.

Партизанское движение, теперь поддерживавшееся единой общебирманской организацией, значительно усилилось и охватывало все новые районы.

Руководство движением сопротивления через своего представителя в Индии (Такин Теин Пе) установило связь с союзным командованием в Индии. Контакты, обмен информацией, выяснение позиций привели к тому, что бирманские Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития освободительные силы в лице АЛНС превращались из «предателей» Англии в партнеров по изгнанию японских оккупантов из Бирмы, а фактически в военных союзников. Созданная в 1943 г. в Индии специальная английская 'секретная служба— «часть 136», первоначально имевшая связи только с лояльными проанглийскими элементами в Бирме, преимущественно в среде нацменьшинств, установила во второй половине войны рабочие контакты с бирманским сопротивлением и в конце концов стала снабжать АЛНС ограниченным количеством оружия. АЛНС начала координировать свои планы с союзным командованием.

Военная ситуация на бирманском фронте к началу 1945 г. сильно изменилась. Японское наступление на границах Индии в 1944 г. потерпело неудачу и не предотвратило генерального наступления на Бирму союзников, которое началось в январе 1945 г. с запада и севера и успешно развивалось. 21 марта был занят Мандалай.

17 марта 1945 г. части НАБ после военного парада в Рангуне ушли в поход «громить врага», как сказал в своей речи Аун Сан. Хотя у японского командования были подозрения в отношении лояльности НАБ, военная ситуация в стране была для него столь плоха, что оно должно было рисковать — и рискнуло: а вдруг НАБ все же как-то поможет. Но этого не произошло. 27 марта 1945 г. гарнизоны НАБ, насчитывавшие 11,5 тыс. человек и расположенные примерно в двадцати пунктах страны, подняли восстание против японских оккупантов. Руководителем его был Боджоу Аун Сан, который 23 марта покинул Рангун, порвав с японскими оккупантами. То же самое сделало большинство руководителей движения сопротивления, занимавших при японцах официальные посты. Исключение составили только Адипади Ба Мо и Такин Ну, которому эти руководители поручили остаться на легальном положении, чтобы при необходимости защи щать интересы движения.

Силы бирманского сопротивления первыми вошли в Рангун (1 мая), который уже оставили японские войска.

В городе были сразу же развешаны флаги АЛНС — красное полотнище с белой звездой. НАБ и партизанские отряды продолжали участвовать в преследовании и изгнании японских войск из Бирмы вплоть до их капитуляции в августе, а затем и в вылавливании отбившихся. Надо сказать, что после начала восстания НАБ японская армия в Бирме устраивала особо жестокие расправы с местным населением и оставила о себе напоследок самые тяжелые воспоминания. Военный вклад НАБ в освобождение Бирмы от японских оккупантов был высоко оценен союзным командованием.

В параде победы 15 июня 1945 г. в Рангуне НАБ участвовала как «союзник» (временный) со своим флагом (флагом АЛНС). Правда, по договоренности с английским командованием в интересах взаимного сотрудничества НАБ была переименована в Патриотические бирманские силы (ПБС), что, естественно, снижало ее статус. Но в этом и других вопросах приходилось учитывать новую обстановку.

Характерной чертой этой новой обстановки было то, что открылись мирные пути к независимости Бирмы.

В ходе вооруженных действий и освобождения Бирмы от японских оккупантов АЛНС выходила из подполья, создавала повсюду свои отделения. В мае 1945 г. к ней, кроме первоначальных членов основателей (КПБ, НРП, НАБ), при Глава 23. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил соединились примерно десять других организаций. Новыми коллективными членами АЛНС стали Фабианская лига, «Махабама», Мьочи, Добама, некоторые организации нацменьшинств (каренов, шанов, араканцев) и ряд организаций профессионального типа (писателей, учителей, молодежи, монахов). Крупней шей среди организаций АЛНС стала Всебирманская лига молодежи (50 тыс. членов). Общая численность зарегистрированных членов АЛНС дошла уже тогда до 200 тыс. членов. Она бесспорно пользовалась поддержкой большинства народа.

Опубликованные в мае, затем в августе 1945 г. новые программные документы АЛНС требовали создания в стране национального правительства, созыва Учредительного собрания, независимости страны. Бирма хочет быть только «полностью независимой — ни больше ни меньше того», — говорилось в заявлении АЛНС от 14 мая. В решениях АЛНС, сформулированных в так называемой Нетуейнской декларации от 19 августа того же года, подчеркивалось, что «народы Бирмы полностью едины в том, чтобы предпринять решительные усилия для создания свободной Бирмы в свободном мире».

Мирный путь дальнейшей борьбы Бирмы за свободу главным образом политическими средствами не исключал ни острых (иногда — вооруженных) столкновений, ни напряженных ситуаций. Но он привел страну за довольно короткий срок — всего за три года — к независимости. И конечно, многое в таком исходе определил период 1941-1945 гг., когда наряду с оккупацией и разрухой, многочисленными жертвами и потерями разоренная и угнетенная страна пережила небывалый духовный взлет, обрела новое самосознание, новые социальные, военные и политические структуры, неоценимый исторически важный опыт, который обрек на провал все последующие попытки Англии вернуть Бирму в прежнее состояние.

Страна одной из первых в регионе избавилась от колониальных оков.

Глава МАЛАЙЯ, СИНГАПУР, СЕВЕРНЫЙ КАЛИМАНТАН:

МЕЖДУ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ И В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Особенности хозяйственной и социальной структуры малайского общества, начавшие складываться в конце XIX в., явственно проявились в первой трети следующего века, определив в значительной мере последующее развитие страны.

Малайя в эти годы окончательно превратилась в поставщика двух основных продуктов на мировой рынок — олова и каучука. Английский капитал взял под свой контроль производство этих продуктов, извлекая огромные прибыли, особенно в периоды благоприятной конъюнктуры на мировом рынке. Превращение Малайи в страну монокультуры — каучука и источник одного вида сырья — олова привело к однобокому развитию страны, на экономике которой неизменно сказывались колебания цен на мировом рынке, особенно в период кризиса 1929-1933 гг.

В ХГХ и в начале XX в. Малайя давала свыше половины мировой добычи олова. В период между войнами доля малайского олова на мировом рынке снизилась: 56% в 1904 г., 36% в 1929 г. и 26% — в 1938 г. Это было связано не с падением добычи олова в Малайе, а с увеличением его производства в Нигерии, Боливии, Сиаме (Таиланде), Бельгийском Конго, Нидерландской Индии. Размеры оловодобычи в Малайе на протяжении всего периода оставались стабильными (за редкими исключениями1): примерно 50 тыс. т в год.

Если общее производство олова осталось прежним, то позиции английского и китайского капитала в оловодобыче кардинально изменились. Английский капитал хлынул в оловодобычу и, используя свои финансовые возможности и прямую поддержку колониальных властей, оттеснил китайских предпринима телей на задний план. В 1920 г. английские компании добывали 36% олова в Малайе, в 1930 г. — 60%, а в 1938 г. — 67%.

Помимо олова некоторое значение в добывающей промышленности колониальной Малайи имела добыча каменного угля, марганца, железной руды, золота и вольфрама. Добыча угля возросла с 36 тыс. т в 1922 г. до 500 тыс. т в 1938 г.;

уголь использовался главным образом для внутренних потребностей (железные дороги и рудники). Продолжала развиваться традиционная отрасль — золотодобыча: в 1938 г. из Малайи было вывезено около 30 тыс. унций золота.

Сельское хозяйство Малайи было ориентировано на производство каучука. Под этой культурой в Малайе в 1938 г. находилось свыше 1320 тыс. га, из которых более двух третей занимали крупные плантации, принадлежавшие англий 1 Например, в 1937 г. — 77 тыс. т.

Глава 24. Малайя, Сингапур, Северный Калимантан: между мировыми войнами... скому капиталу. Мелкие и средние плантации (от 6 до 40 га) принадлежали в основном китайским и индийским предпринимателям. Малайские крестьяне разводили гевею на небольших участках (0,5-2 га).

Производство каучука выросло со 196 тыс. т в 1920 г. до 361 тыс. т в 1938 г. Из других экспортных культур в Малайе наибольшее значение имела кокосовая пальма. Остро стояла для Малайи продовольственная проблема, поскольку крестьянские хозяйства с низкой урожайностью и невысокой товарностью не обеспечивали нужного количества риса. В 1940 г. Малайя ввозила 2/з риса, необходимого для потребления.

Широко рекламировавшиеся планы колониальной администрации, направленные на освоение новых земель, дали более чем скромный результат: если в 1930 г. площадь земель под рисом составляла 283 тыс. га, то в 1940 г. — 297 тыс. га.

В 20-30-х годах английские корпорации предприняли шаги по регулированию мирового рынка каучука и олова.

Первый картель по каучуку появился после экономического кризиса 1920-1921 гг. Квоты на производство и продажу каучука были установлены таким образом, что ограничивали прежде всего производство каучука в крестьянских хозяйствах и на небольших плантациях. Мировой экономический кризис, разразившийся в 1929 г., заставил международные монополии создать новый картель по каучуку (1934-1941), куда вошли Малайя, Цейлон, Индия, Бирма, Саравак, Британское Северное Борнео, Нидерландская Индия, Французский Индокитай и Таиланд, т.е. страны, контролировавшие 98% мирового производства этого продукта.


Английские монополии в Малайе путем принудительного картелирования мелких и средних плантаций и крестьянских хозяйств сумели не только сохранить свои позиции, но и расширить их. Если в 1934 г. мелкие хозяйства давали 231 тыс. т каучука, а плантации — 260 тыс. т, то для 1938 г. эти цифры были со ответственно 113 тыс. и 246 тыс. т.

В 1931 г. был создан международный картель по олову, объединивший Малайю, Боливию, Нидерландскую Индию и Нигерию. Позднее к этому соглашению присоединились Таиланд, Конго и Французский Индокитай. Как и при установлении квот на производство каучука, английские монополии использовали картель для вытеснения мелких и средних предпринимателей (в основном китайцев) из оловодобычи.

Решающие позиции в экономике Малайи занимал английский капитал, действовавший через систему так называемых управляющих агентств. Плантационное хозяйство и экспорт каучука находились под контролем таких объединений, как «Харрисонс энд Кросфилд», «Гутри энд К°», «Боустэд энд К°», «Раббер Эстейт Эйдженси» и др. Управляющие агентства действовали также в торговле, коммунальном хозяйстве, обрабатывающей промышленности. Оловодобыча и выплавка олова находились под контролем трех объединений — «Бритиш Тин Инвестмент Корпорейшн», «Консолидейтед Тин Смелтерс» и «Лондон Тин Корпорейшн». Из общей суммы иностранных капиталовложений 116,5 млн. ф. ст. английские инвестиции в 1930 г. составляли 70%.

Новым явлением в экономической жизни страны стало проникновение американского и японского капитала.

Перед Второй мировой войной американские Часть и. страны востока е 1У14-1У4Э гг. ^тапы развития компании владели рядом крупных каучуковых плантаций, японцы контролировали добычу железной руды в Джохоре. В 20-е годы возрос импорт в Малайю из США и Японии. Но в 30-е годы Англии удалось потеснить своих конкурентов посредством системы пошлин и ограничений на экспорт и импорт.

В межвоенный период окончательно сложилась та классовая и национальная структура Малайи, которая начала образовываться в конце XIX — начале XX в.

Китайская иммиграция в Малайю продолжала возрастать: в 1911-1920 гг. прибыло 1,5 млн. человек, в 1920 1930 гг. — 2,5 млн. Китайское население Малайи с 1921 по 1941 г. выросло с 1174 тыс. человек (35% всего населения) до 2379 тыс. человек (43%). Рост происходил главным образом за счет-положительного миграционного баланса — превышения числа прибывающих в Малайю над числом уезжающих в Китай. Во время кризисных падений цен на каучук и олово (1920-1921, 1929-1933, 1937-1938) наблюдался массовый отток китайского населения. Но постепенно в Малайе росла прослойка постоянных китайских поселенцев. В 1921 г. 22% китайского населения составляли родившиеся в Малайе, а в 1931 г. —31%.

До кризиса 1929-1933 гг. английские колониальные власти не накладывали ограничений на китайскую иммиграцию. В 1930 г. был ограничен въезд китайцев-мужчин, а в апреле 1938 г. иммиграция из Китая была фактически запрещена.

Развитие в Малайе каучукового хозяйства, резко увеличив спрос на рабочую силу, вызвало увеличение индийской иммиграции: в 1921 г. в колонии было 471 тыс. индийцев, а в 1941 г. — 744 тыс. Возрастало число индийцев и цейлонцев, родившихся в Малайе. Если среди китайского населения наряду с пролета риатом была значительная буржуазная прослойка, то большинство индийского составляли плантационные рабочие.

Основной частью малайского населения являлось крестьянство, подвергавшееся полуфеодальной и ростовщической эксплуатации. Значительной была прослойка арендаторов-издольщиков.

Капиталистические отношения в сельском хозяйстве были развиты слабо. Постепенно менялась структура сельскохозяйственного производства. Продолжая заниматься традиционным рисоводством, крестьяне увеличивали посадки гевеи в своих хозяйствах. Несмотря на усилившееся имущественное расслоение, рост товарности крестьянского хозяйства, ростки капиталистического предпринимательства, малайская деревня сохраняла традиционный облик, чему в немалой степени способствовало наличие довольно значительного земельного фонда.

Таким образом, классово-этническая структура Малайи к началу Второй мировой войны выглядела следующим образом. Малайцы, составлявшие немногим более 42% населения (2278 тыс. человек в 1941 г.), в основном были крестьянами. Лишь в конце 30-х годов стал появляться малайский предпролетариат — рабочие-отходники, плантационные и рудничные рабочие, продолжавшие жить в своих деревнях и не порвавшие окончательно связи с ними. Численность малайской буржуазии была незначительной. Малайцы формировали аристократическую элиту в султанатах, из которой складывалась бюрократия, составлявшая низшие и средние звенья колониального аппарата.

Глава 24. Малайя, Сингапур, Северный Калимантан: между мировыми войнами... Китайцы проживали преимущественно в городах, образуя большинство в Стрейтс Сеттльменте и на западном побережье страны. Преобладающая часть городских рабочих была китайцами. Основная масса мелкой, средней и крупной буржуазии была также китайской по национальности. Значительной была про слойка китайской интеллигенции.

Индийцы были самой большой группой плантационных рабочих;

они работали также в городском хозяйстве, на транспорте, предприятиях связи, в здравоохранении. Существовала индийская мелкая и средняя буржуазия, но менее значительная, чем китайская. Крупная индийская буржуазия была также намного слабее китайской.

Главная причина «отставания» малайцев от китайцев и индийцев состояла не столько в особенностях их культурно-национального характера, сколько в сознательной политике колониальных властей, отводивших каждой этнической группе свою экономическую и территориальную нишу в целях удобства эксплуатации колонии и управления ею. В довоенной Малайе возникло полное контрастов общество. Контрастировали городские и сельские районы — первые были населены в основном иммигрантами, тесно связаны с современной экономикой и процветали;

вторые были населены малайцами, отличались традиционным укла дом и не имели своей доли в увеличивавшемся богатстве Полуострова. Контрастировали восточное и западное побережья — первое обладало современной инфраструктурой, которая способствовала бурной экономической деятельности;

второе было неразвитым и отсталым. Неравенство наблюдалось и внутри самих этносов: малайская община была разделена на знать и простонародье, индийцы — на плантационных рабочих и горожан, китайская община — на торговцев и рабочих.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. особенно больно ударил по колониальным странам, односторонне ориентированным на производство определенных продуктов для мирового рынка. Именно такой страной была Малайя. Первые признаки сокращения спроса на эти товары появились еще в 1927- гг. В период же кризиса цены упали катастрофически: если в 1926 г. тонна оловянной руды стоила 284 ф.

ст., то в 1931 г. — 120 ф. ст., цена каучука упала за годы кризиса с 12 шилл. 6 пенсов за фунт до 3 пенсов.

Английские монополии стремились возместить убытки за счет трудящихся, в чем получали активную помощь колониальной администрации. Резко возросло число безработных. Сократилась заработная плата тех, кто смог сохранить работу. Результатом было снижение и без того нищенского жизненного уровня про летариата Малайи.

Кризис вызвал изменения и в жизни малайской деревни, где выросло число безземельных и малоземельных крестьян, поскольку упали цены на каучук и копру, производимые в крестьянских хозяйствах. Большинство обезземеленных крестьян становились арендаторами-издольщиками на земле, ранее принадлежавшей им, а теперь перешедшей в собственность местных торговцев, ростовщиков и кулаков. Часть же крестьян в поисках работы уходили в города и на плантации, и именно с этого времени появляется малайский по происхождению пролетариат.

Часть И. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития От кризиса пострадала и местная буржуазия. Используя колониальный аппарат, английские монополии потеснили китайский капитал в оловодобыче, установив выгодные для себя квоты. В результате если в г. на рудниках, которыми владели китайцы, производилось 56% всей оловодобычи, то в 1935 г. — лишь 34%. Потерпел банкротство ряд местных предприятий легкой промышленности. Экономика Малайи вплоть до начала Второй мировой войны не вышла из состояния упадка.

Административная структура Британской Малайи, сложившаяся в начале XX в., продолжала существовать без серьезных изменений до Второй мировой войны. Страна была разделена на три типа колониальных владений, которые, хотя и находились под властью английского губернатора, имели значительные различия в экономической структуре и политическом статусе.

Колония короны — Стрейтс Сеттльменте — включала Сингапур, Пинанг, Малакку, Провинцию Уэлсли и о ва Диндинг. В 1935 г. архипелаг Диндинг, захваченный Англией в 1874 г., был возвращен султанату Перака.

Во главе Стрейтс Сеттльменте стоял губернатор, которому в административных делах помогал колониальный секретарь;

Пинанг и Малакка возглавлялись резидентами-советниками, подчинявшимися губернатору. Исполнительный совет под председательством губернатора обсуждал вопросы, касающиеся повседневного управления колонией. В его состав входили командующий войсками, колониальный секретарь, резиденты-советники, генеральный прокурор, казначей, два других должностных члена и три недолжностных (из которых один был китаец), назначаемые губернатором и утверждаемые Министерством колоний. Законодательный совет обсуждал бюджет колонии и законодательные акты, издаваемые губернатором. С 1924 г. он состоял из равного числа должностных и недолжностных членов. Последние, также назначаемые губернатором, были представлены семью европейцами, тремя китайцами, одним индийцем, одним малайцем и одним евразийцем2. Оба совета имели лишь совещательные функции, большинство в них принадлежало представителям колониальной администрации (при разделении мнений в законодательном совете губернатор имел решающий голос), представители местного населения назначались той же колониальной администрацией. Все дела вершились узким кругом бюрократов и английских предпринимателей, с которыми была тесно связана верхушка богатой компрадорской китайской буржуазии Стрейтс Сеттльменте. Естественно, что в таких условиях никаких шагов в сторону хотя бы куцего самоуправления сделано не было.


Другим колониальным образованием была Федерация четырех наиболее развитых малайских княжеств — Перака, Селангора, Негри-Сембилана и Паханга. Губернатор Стрейтс Сеттльменте одновременно являлся верховным комиссаром Федерации. При нем был создан Федеральный совет, выполнявший те же функции, что и Законодательный совет в Стрейтс Сеттльменте. Время от времени собирался дарбар султанов, с которыми верховный комиссар советовался по вопросам, касающимся малайских обычаев и религии.

Дарбары султанов и конференции резидентов четырех княжеств, собираемые регулярно, играли роль, сход 2 К евразийцам в Малайе относились дети от браков между европейцами и местными (малайскими, индийскими и китайскими) женщинами.

Глава 24. Малайя, Сингапур, Северный Калимантан: между мировыми войнами... ную с ролью Исполнительного совета в Стрейтс Сеттльменте. Во главе каждого княжества стояли султан и Государственный совет, в котором решающий голос принадлежал английскому резиденту.

После Первой мировой войны, столкнувшись с появлением национального движения в Малайе и с усилением влияния на ее население национально-освободительного движения в Китае и Индии, английские колонизаторы начали мероприятия по так называемой децентрализации управления, целью которой было укрепить позиции малайской знати в колониальном аппарате. Активным сторонником такой политики выступил губернатор Стрейтс Сеттльменте и верховный комиссар федерации в 1920-1927 гг. Лоуренс Гиллемард. В 1920 г. в Федеральный совет впервые был введен недолжностной член-малаец. Реформа г. свелась к замене султанов в Федеральном совете должностными членами при одновременном увеличении числа недолжностных из числа малайцев (всего в Федеральном совете стало 13 должностных и И недолжностных членов) и передаче Государственным советам бюджетного контроля над внутренними расходами. Назначенный в 1927 г. губернатором и верховным комиссаром ветеран Малайской гражданской службы Хью Клиффорд заявил, что статус султанатов, невзирая на все реформы, останется прежним, что введение демократического правления, голосования и т.п. противоречит духу и букве договоров Англии с малайскими княжествами и что английская политика в Малайе останется неизменной.

После мирового кризиса, усилившего антиимпериалистические настроения среди трудящихся Малайи (главным образом китайского и индийского населения), колониальные власти вернулись к проектам децентрализации, что должно было укрепить позиции малайской элиты, на союз с которой колонизаторы стали ориентироваться гораздо активнее, чем прежде. В 1933 г. было создано первое местное военно полицейское формирование — «малайский полк», составленный исключительно из малайцев. В 1931 г.

губернатор Сесил Клементи предложил новую административную реформу Федерации. В результате ее многие федеральные службы перешли под контроль Государственных советов, а должность главного секретаря федерации была упразднена. Колониальные власти заявили о нежелательности присоединения других султанатов к Федерации, что немедленно вызвало положительную реакцию султанов и аристократии.

Третий тип колониальных владений представляли султанаты, не входившие в Федерацию, — Джохор, Кедах, Перлис, Келантан и Тренггану, — которые относились (за исключением Джохора) к наименее экономически развитым районам Малайи, и соответственно интерес английских бизнесменов и администраторов к ним был значительно меньшим. Джохор, находившийся в непосредственном соседстве с Сингапуром, имевший сравнительно развитую промышленность и значительное плантационное хозяйство, по типу управления скорее примыкал к султанатам, входившим в Федерацию, чем к «нефедерированным»

княжествам. В Джохоре были созданы Государственный и Исполнительный советы. Английский генеральный советник выполнял функции резидента, важнейшие департаменты находились в руках английских чиновников. Вместе с тем в Джохоре по сравнению с «федерированными» султанатами больше представителей малай Часть II. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития ской элиты занимало посты даже в верхнем эшелоне бюрократии, не говоря уже о среднем или низшем звеньях.

В Кедахе в Государственный совет входили английский советник и четыре малайца;

участие англичан в управлении султанатом здесь было менее значительно, чем в других княжествах: в Кедахе даже в таких службах, как общественные работы, здравоохранение, ветеринария, топография, работало значительное число малайцев, получивших образование на Западе.

Келантан и Тренггану оставались самыми «малайскими» и наименее экономически развитыми султанатами.

Число английских чиновников было незначительным, но они занимали ключевые посты: советника, заместителя советника, юридического советника, начальника полиции. Государственный совет в Келан-тане состоял из 15 членов, из которых трое были англичанами;

в Тренггану англичан в составе Совета ( человек) не было, но советник посещал все заседания Совета, решения принимались только с его согласия.

Официальным языком Государственных советов в «нефедерированных» султанатах (кроме Джохора) был малайский, тогда как в Государственных советах Федерации и Джохора — малайский и английский, а в Федеральном совете — только английский. Никаких изменений в структуре управления султанатов, не вошедших в Федерацию, в 20-30-е годы XX в. не произошло.

Наличие трех этнических групп, связанных с различными секторами экономики, ориентированность большинства китайцев и выходцев из Индии и Цейлона на свои страны, текучесть иммигрантских потоков, слабая связь между традиционным сектором экономики, в котором была занята основная масса малайского населения, и современным плантационным хозяйством и добывающей промышленностью, разделение страны на различные типы колониальных владений и сохранение султанатов, особая заинтересованность английских колонизаторов в Малайе с точки зрения экономики и имперской стратегии — все эти факторы оказали воздействие на национально-освободительное движение в Малайе между двумя мировыми войнами, которое развивалось замедленными темпами, несколько ускорившимися лишь в 30-х годах под влиянием мирового экономического кризиса. С самых первых шагов это движение в Малайе оказалось разделенным по национальному признаку. Крестьянство — основная масса малайского населения — находилось под влиянием своих традиционных лидеров — султанов, знати и духовенства. В 10-20-х годах XX в. в восточных султанатах происходили крестьянские выступления во главе с представителями духовенства и местной знати. Недовольное установлением новых налогов, введенных колониальными властями, крестьянство облекло свой протест в традиционные формы, выступая под знаменами религии и возврата к старым порядкам.

В 1915 г. поднялось крестьянство одного из внутренних районов Келантана, недовольное земельным налогообложением. Возглавившие население имамы — главы мечетей придали движению религиозную окраску. Более значительным было выступление крестьянства Тренггану в 1928 г., где представитель местной знати Хаджи Абдул Рахман, связанный с духовенством, поднял крестьян внутренних районов, возмущенных ростом поземельного налога, в защиту исламских порядков, нарушенных султаном и англичанами. Повстанцы захватили центр Глава 24. Малайя, Сингапур, Северный Калимантан: между мировыми войнами... дистрикта Куала-Беранг и двинулись к столице султаната. На пути их встретил султан, в поддержку которого они верили, с отрядом полиции. По приказу султана полиция открыла огонь по восставшим, в числе убитых был один из предводителей, То Джангут. Повстанцы рассеялись. Хаджи Абдул Рахман был арестован и отправлен в изгнание в Мекку, несколько других предводителей движения были высланы в Сингапур.

Восточные султанаты Малайи оставались оплотом каум туа («старого поколения») — исламских традиционалистов, выступавших против религиозного реформаторства. В Келантане и Тренггану были созданы советы по делам религии и малайских обычаев, которые активно воздействовали на систему образования и внутреннюю жизнь султанатов.

В период между мировыми войнами малайский национализм постепенно освобождался от религиозной оболочки и обретал светские формы. Возросло число малайцев, получивших среднее образование (число малайских учеников в средних школах в «федерированных» султанатах выросло с 89 в 1920 г. до более чем 2700 в 1930 г.), в 1922 г. открылся учительский колледж султана Идриса в Пераке. Появился городской малайский средний слой — чиновники, учителя, журналисты, врачи. Обычно после отставки эти люди возвращались в свои родные деревни, где пользовались значительным влиянием. Характерной чертой была тесная связь интеллигенции нового поколения с малайской бюрократией, формировавшейся в султанатах.

Пробуждению малайского национализма способствовали антианглийские настроения, распространявшиеся в среде малайской интеллигенции, бюрократии и немногочисленных бизнесменов. Определенное воздействие на Малайю оказали индонезийские националисты, под влиянием которых со второй половины 20-х годов стали появляться идеи объединения Малайи и Индонезии в единое государство.

Появление европейски образованной малайской молодежи привело в 20-х годах XX в. к тому, что арабская и полуарабская (джави перанакан) интеллигенция начала терять свое преобладающее влияние на малайско мусульманскую общину Стрейтс Сеттльменте.

Лидером каум муда («молодого поколения») стал Мохаммад Юное бин Абдул-лах, минангкабау по происхождению, бывший членом Мусульманского консультативного совета, созданного англичанами в годы Первой мировой войны. После войны он был назначен мировым судьей, а в 1922 г. стал первым малайским муниципальным советником Сингапура. Другими лидерами каум муда были первый врач-малаец Абдул Самад и Тенгку Кадир, принадлежавший к султанской семье Джохора. После окончания войны они основали в Сингапуре Мусульманский институт в противовес Мусульманской ассоциации Сингапура, руководимой джави перанакан. В 1924 г. при назначении члена Законодательного совета ассоциация предложила, чтобы на этот пост был назначен мусульманин (т.е. им мог быть также араб или джави перанакан), а Институт предложил не просто мусульманина, а малайца. Колониальные власти приняли последнее предложение, и Мохаммад Юное стал первым малайцем — членом Законодательного совета Стрейтс Сеттльменте.

В 1926 г. возникла первая общественная малайская ассоциация — Сингапурский малайский союз (Кесатуан Мелаю Сингапура), первым президентом кото Часть II. Страны Востока в 1914—1945 гг. Этапы развития рого стал Мохаммад Юное. У союза были следующие задачи: привлечение малайцев к участию в общественной жизни и политике, развитие образования, защита интересов малайского населения перед администрацией. Членами союза были журналисты, чиновники, торговцы, в меньшей степени религиозные деятели. Главные усилия союз сосредоточил на проблеме образования;

в 1929 г. по инициативе союза и Мохаммада Юноса в Сингапуре открылась профессионально-техническая школа для малайцев. Постепенно деятельность союза принимала все более заметную антикитайскую направленность. Сотрудничая с колониальными властями, лидеры союза (с 1934г. его.президентом после смерти Мохаммада Юноса стал Эмбок Сулох) через газету «Утусан Мелаю» обрушивались с критикой на китайский бизнес, требуя ббльших возможностей для малайцев в сфере торговли и образования.

В 30-х годах малайское национальное движение было представлено тремя направлениями. Одним из них было религиозно-реформаторское течение (каум муда), которое и в 30-х годах сохраняло свои позиции. Его центром еще в 20-е годы стал Пинанг. Деятели этого направления сосредоточили внимание на просвещении малайского населения, подчеркивая необходимость модернизации жизни при соблюдении правил поведения, предписанных исламом, чтобы не оказаться оттесненными другими этносами (китайцами и индийцами). Идеологи религиозного реформаторства во многом способствовали развитию современной малайской литературы3. Объединяясь вокруг таких журналов, как «Маджалах Гуру», «Мад-жалах Черита», «Пенгхибуран», религиозные реформаторы и писатели, крупнейшими из которых были Сайд Шейх ал-Хади и Абдул Рахим Каджай, публиковали свои романы и рассказы, выражавшие идеи и взгляды религиозного реформаторства. В 1934 г. в Пинанге была основана Сахабат Пена— ассоциация, ставившая целью распространение грамотности и идей реформированного ислама среди малайского населения. В 1937 г. эта ассоциация насчитывала 10 тыс. членов. В конце 30-х годов в ней разгорелась борьба между более консервативным центром в Пинанге и отделениями на местах, где сильнее было влияние радикальных элементов, не довольствовавшихся чисто просветительскими целями.

Второе направление было представлено националистическими малайскими организациями служилой аристократии и чиновной элиты. Их родоначальником был Сингапурский малайский союз, отделения которого появились и в других сеттльментах — Малакке и Пинанге. В 1935 г. малайский юрист Тунку Исмаил и аристократ раджа Уда бин Мухаммед создали Малайский союз Селангора — первую малайскую политическую ассоциацию, ставившую цель защиты привилегий малайской элиты. Вслед за тем подобные ассоциации возникли и в других султанатах. Создание этих ассоциаций было, несомненно, ускорено политикой колониальных властей, начавших в 30-х годах заигрывать с малайской верхушкой в целях использования последней против радикальных течений, распространявшихся в среде китайского и индийского населения. В 1937 г. в Куала-Лумпуре был созван первый Всемалайский конгресс этих ассоциаций, которые затем собирались ежегодно вплоть до японского вторжения. Ассоциации, руководство 3 Первый современный малайский роман «Хикаят Фарида Ханум», написанный Саидом Шейх ал-Хади, одним из идеологов каум муда, был опубликован в 1926 г.

Глава 24. Малайя, Сингапур, Северный Калимантан: между мировыми войнами... которых принадлежало малайскому чиновничеству — выходцам из аристократии, критиковали колониальные власти за недостаточную «малаизацию» аппарата, добиваясь выдвижения малайцев в верхний эшелон администрации.

Третьим направлением стало движение разночинной малайской интеллигенции, носившее антиколониальный и антифеодальный характер. Оно зародилось под влиянием индонезийского радикального движения 20-30-х годов, с которым поддерживало постоянные связи. В 1938 г. заместитель редактора журнала «Маджлис» в Куала-Лумпуре Ибрахим бин Хаджи Якоб и журналист Исхак бин Хаджи Мохаммад основали Кесатуан Мелаю муда (Союз молодой Малайи), который выступил с критикой колониального режима и султанов, «продавших страну англичанам». Союз пропагандировал идею освобождения Малайи путем изгнания англичан и объединения с Индонезией. При создании Союз насчитывал 50-60 членов, главным образом это были студенты педагогического колледжа в Танджонг Малиме, учащиеся куала-лумпурской и сердангской сельскохозяйственных школ, журналисты.

После мая 1919 г., когда началось массовое антиимпериалистическое движение в Китае, китайцы в Малайе приняли активное участие в антияпонских демонстрациях и бойкотах. В 20-х годах усилилась роль Гоминьдана, под влиянием которого в Малайе стали появляться новые китайские школы, политические клу бы и различные печатные издания. Богатые китайские торговцы Стрейтс Сеттльменте во главе с Тань Каки собирали значительные средства на развитие образования и промышленности в Китае. В 1919 г. Тань Каки открыл первую в Сингапуре китайскую среднюю школу. После 1927 г. Гоминьдан в Малайе раскололся на левый Революционный комитет малайского Гоминьдана и Гоминьдан Малайи, куда вошли сторонники Чан Кайши. На основе Революционного комитета малайского Гоминьдана в том же, 1927 г. была создана организация Рабоче-крестьянское движение, основное ядро которой составила китайская левая интеллигенция. Эта организация вела пропаганду среди рабочих, организовывала профсоюзы. В марте г. в Сингапуре полиция расстреляла китайскую демонстрацию, организованную по случаю годовщины смерти Сунь Ятсена. После этого полиция обрушилась на китайские школы, где преподавали левые.

В 30-х годах Гоминьдан продолжал оказывать значительное влияние на мелкобуржуазную часть китайского населения в Малайе, действуя главным образом через китайские школы. Обеспокоенные ростом китайской националистической пропаганды, английские колониальные власти запретили отделения Гоминьдана в Малайе и поставили под более строгий контроль китайские школы, особенно во время губернаторства С.Клементи (1930-1934).

Важным элементом китайского населения были экономически влиятельные баба — китайцы Стрейтс Сеттльменте, подданные короны, из поколения в поколение жившие в Малайе. Это была европейски образованная консервативная часть общества, выступавшая за тесное сотрудничество с колониальными вла стями. Баба группировались вокруг Китайско-британской ассоциации проливов, связанной с китайскими торговыми палатами, лидером которой был Тань Чэн-лок, член законодательного совета Стрейтс Сеттльменте в 1923-1934 гг. Их идеалом была «объединенная самоуправляющаяся малайская нация» с равными Часть П. Страны Востока в 1914-1945 гг. Этапы развития правами для всех, кто постоянно проживает в стране, т.е. колония, где богатое китайское меньшинство, обеспечившее себе экономические позиции, будет допущено и к политической власти.

В 30-е годы в Малайе появились политические организации индийского и цейлонского населения. В 1932 г.

крупная индийская буржуазия создала Индийскую ассоциацию Малайи. В 1936 г. возникла основанная С.Н.Вирасами Центральная индийская ассоциация Малайи, тесно связанная с Индийским, национальным конгрессом. Визиты Дж.Неру и А.К.Гопалана (Всеиндийский конгресс профсоюзов) в 1937-1939 гг.

способствовали росту антиимпериалистических настроений среди индийского населения. В 1939 г. Р.Натан и И.Менон создали в Джохоре и Селангоре первые массовые профсоюзы портовых и плантационных рабочих, находившиеся под влиянием идеологии левого крыла Индийского национального конгресса.

Важным элементом внутриполитической жизни страны в межвоенные годы стало рабочее и коммунистическое движение. Хотя первые профсоюзы в Малайе стали образовываться еще до Первой мировой войны, многонациональный состав рабочего класса, его текучесть, сохранение китайских общинных объединений (землячества, тайные общества, гильдии), подменявших собой профсоюзы, мешали развитию рабочего движения в стране.

Мировой кризис, вызвавший резкое падение жизненного уровня трудящихся масс Малайи, стал мощным толчком к развитию рабочего и профсоюзного движения. Волну забастовочного движения возглавила компартия, возникшая 30 апреля 1930 г. на базе марксистских групп 20-х годов4.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.