авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Учреждение

Российской академии наук

Институт Европы РАН

Е.П. Тимошенкова

ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС

ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ

СОВЕТСКОГО СОЮЗА

(1945-1955 гг.)

Доклады Института Европы

№ 217

Москва 2008

5

УДК 327(47+57)(042.3)"1945/1955"

ББК 63.3(2)622–64я54+63.3(2)631–64я54+66.4(2),30я54

Т41

Редакционный совет:

Н.П. Шмелёв (председатель),

Ю.А. Борко, Л.Н. Володин, Ал.А. Громыко, В.В. Журкин, И.И. Иванов, С.А. Караганов, М.Г. Носов, В.П. Фёдоров, В.Н. Шенаев Номер государственной регистрации: № 0120.0 503670 «Комплексное исследование развития европейских стран на современном этапе»

Под редакцией В.Б. Белова В подготовке материалов к печати принимала участие Е.В. Дрожжина Тимошенкова Е.П. Германский вопрос во внешней политике Со ветского Союза (1945-1955 гг.) = The German issue in Soviet foreign policy (1945-1955) / Е.П. Тимошенкова. – М. : Ин-т Европы РАН : Рус.

сувенир, 2008. – 134 с. – (Доклады Института Европы = Reports of the Institute of Europe / Учреждение Росcийской акад. наук, Ин-т Европы РАН;

№ 217). – Парал. тит. л. англ. – ISBN.

В исследовании анализируется политика Советского Союза в отношении послевоенной Германии с 1945 г. – момента уста новления оккупационного режима на её территории и до г. – оформления двух военно-политических блоков и установ ления дипломатических отношений между ФРГ и СССР.

© Учреждение Российской академии наук Институт Европы РАН, подготовка текста, © Издательство «Русский сувенир», оформление, ISBN Russian Academy of Sciences Institute of Europe RAS The Center of Northern Europe E.P. Timoshenkova THE GERMAN ISSUE IN SOVIET FOREIGN POLICY (1945-1955) Reports of the Institute of Europe № Moscow Аннотация Анализ развития «германского вопроса» в первое послево енное десятилетие сохраняет свою актуальность, несмотря на окончание «холодной войны» и коренное изменение ситуации в мире. Именно тогда во многом закладывались основы про цес-са формирования новой системы международных отноше ний. В центре исследования – политика Советского Союза в вопросе объединения Германии в 1945-1955 гг. В работе рассматриваются наиболее спорные в российской и германской историче-ской науке вопросы: взгляды И.В. Сталина на гер манский вопрос с 1945 по 1952 гг. и их эволюция;

особенности курса Запа-да, прежде всего, США;

позиции двух германских государств и их политические замыслы. Исследование отлича ет хорошая ис-точниковая база. Автору удалось найти интерес ные документы и сопоставить материалы российских и гер манских архивов.

Annotation The analysis of the «German issue» during the first decade after the Second World War remains essential, despite the end of the Cold War and fundamental political changes in the world. It was precisely the period when the framework of a new system of inter national relations was established. The author focuses on Soviet fo reign policy on the unification of Germany in 1945-1955. Besides, most disputable issues concerning Russian and German history are also considered in the study. They include I.V. Stalin’s attitude to wards the «German issue» from 1945 to 1952 and its evolution, fea tures of Western (first of all, US) policy on the «German issue», po sitions of both German states (the GDR and the FRG) and their political intentions. Numerous original sources distinguish this study from the others. The author has managed to find previously unknown documents and compare unique data from Russian and German archives.

СОДЕРЖАНИЕ Введение………………………………………………………….. Глава I. Политика Советского Союза в «германском вопросе» в 1945-1949 гг. ……………………………………... 1. И.В. Сталин и «Германский вопрос» (1945-1949 гг.)……….. 2. Германская политика Советского Союза в 1949-1952 гг. Становление ГДР……………………………. 3. «Нота Сталина» 1952 г. – упущенная возможность для объединения Германии?..................................................... 4. Реакция западных держав и ФРГ на советские предложения 1952 г. …………………………………………. 5. Курс на строительство в ГДР социализма………………….. Глава II. Германская проблема и Советский Союз в 1953-1955 гг. ………………………………………………... 1. Германская политика Советского Союза после смерти Сталина……………………………………………….. 2. События 17 июня 1953 г. в ГДР: их причины и оценка…… 3. «Германский вопрос» в отношениях с западными державами после кризиса 17 июня 1953 г. …………………. 4. Установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ в 1955 г. ………………………………………... 5. Реакция Запада на заключение соглашения. Цели и причины установления дипломатических отношений……. Заключение…………………………………………………… CONTENTS Introduction………………………………………………………. Chapter I. The «German issue» in Soviet foreign policy 1945-1949………………………………………………... 1. I.V. Stalin and the «German issue» (1945-1949)……………….. 2. Soviet foreign policy on Germany in 1949-1952.

Formation of the GDR…………………………………………. 3. «The 1952 Stalin’s note» – the opportunity for unifying Germany that was missed, isn’t it?.............................................. 4. Western response to the 1952 Soviet proposals……………….. 5. On course to build socialism in the GDR……………………... Chapter II. The German problem and the Soviet Union in 1953-1955……………………………………………. 1. Soviet foreign policy on Germany after Stalin’s death………... 2. Events on 17th June 1953 in the GDR: reasons and estimation………………………………………………….. 3. The «German issue» in relations between the USSR and the West after the crisis of 1953…………………………… 4.The establishment of diplomatic relations between the USSR and the FRG in 1955………………………………... 5.Western response to the agreement. Aims and reasons for the establishment of diplomatic relations…………………. Conclusion……………………………………………………… ВВЕДЕНИЕ К сожалению, послевоенный период не стал временем проч-ного мира. Попытка держав-победительниц совместно осущест-влять оккупационную политику в Германии окончи лась неудачей. В 1949-м г. на карте Европы появилось два не мецких госу-дарства: Федеративная Республика Германии и чуть позже – Германская Демократическая Республика.

Большинство современных историков считают, что Совет ский Союз использовал пребывание своих войск на территории ГДР для того, чтобы транспортировать социалистическую мо дель развития общества. «Антифашистский фасад» служил не мецким коммунистам и их покровителям в Москве хорошим прикрытием для усиления своей монопольной власти. Однако есть факты, которые противоречат этой концепции. Исследова тели до сих пор спорят о том, как оценивать предложения Москвы от 10 марта 1952 г. об объединении Германии на ней траль-ной основе. Был ли это «очередной пропагандистский манёвр» со стороны советского руководства, или неиспользо ванный За-падом «шанс»? Анализируя международную обста новку тех лет, часто упускают из виду, что противники созда ния единой Германии были и на Западе, и на Востоке. Идея объединения Германии на нейтральной основе, с которой вы ступил в 1952 г. Со-ветский Союз, могла не понравиться не только лидеру ФРГ К. Аденауэру, но и руководству Восточной Германии, которое в результате её осуществления также риско вало утратить свои ли-дирующие позиции.

Остаётся неясным и характер волнений, произошедших июня 1953 г. на территории Восточной Германии. Кто оказался главным виновником событий? Справедливо ли считать основ ной причиной случившихся событий просчёты советского руко водства, или же протест немецкого населения во многом спро воцировали западные спецслужбы, которые желали проверить на прочность просоветский режим после смерти Сталина? Ка кую роль в случившемся сыграли лидеры ГДР?

Не меньший интерес у исследователей вызывает и установ ление в 1955 г. дипломатических отношений между СССР и ФРГ. Визит К. Аденауэра в Советский Союз можно считать пе реходным этапом в истории международных отношений.

Вступ-ление в 1955 г. ФРГ в НАТО и восстановление ГДР пол ного су-веренитета сделали существование на территории Гер мании 2-х государств с различным общественным и экономиче ским стро-ем реальностью.

Но даже тогда возможности для урегулирования гер манской проблемы не были полностью исчерпаны. Единство Германии по-прежнему, на наш взгляд, оставалось реальной альтер-нативой последовавшему развитию событий, к которо му стремилось наше государство.

Глава I.

ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО СОЮЗА В «ГЕРМАНСКОМ ВОПРОСЕ» В 1945-1949 гг.

1. И.В. Сталин и «Германский вопрос» (1945-1949 гг.).

Первая встреча И.В. Сталина с лидерами коммунистической партии Германии (КПГ), которую зафиксировал в своём днев нике будущий президент ГДР В. Пик, приходится на 4 июня 1945 г. Именно тогда лидерам КПГ были изложены основные принципы советской политики в отношении Германии, которые и послужили основой для написания первого программного до кумента «Манифеста» КПГ, опубликованного 11 июня 1945 г.

В своём дневнике В. Пик отметил, что «несмотря на все уси лия союзников в перспективе - будет две Германии», при этом нем-цам было подчёркнуто, что «план раздела Германии» ис ходил от англичан и американцев». «Сталин был против», – за фиксировал В. Пик. И далее отмечалась необходимость «обес печить единство Германии посредством (создания) единой КПГ, единого ЦК, единой партии всех трудящихся. На повестке дня – со-здание единой партии»1. Что касается «характера ан тифашистской борьбы», то следовало сконцентрироваться на «завершении буржуазно-демократической революции» и соот ветственно образовании «буржуазно демократического прави тельства»: «Англичане и американцы создают правительства в Баварии, Тюрингии, Райнпфланце, Райнланде. Мы создадим земельные правительства в Саксонии, в Берлине-Брандербурге, Мекленбурге, Померании». Пока оставалось не ясно, «будет ли Здесь и далее изменения шрифта сделаны автором.

Beratung am 4.6.1945 um 6 Uhr bei Stalin, Molotow, Shdanow, ZPA NL 36/629, Bl.62-66. R. Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 50.

позже создано правительство для всей зоны оккупации»2.

Необходимо отметить, что ещё ранее Сталин официально дистанцировался от любых планов разделения Германии. 9 мая 1945 г. он заявил в «Обращении к народу»: «Германия разбита наголову. Германские войска капитулируют. Советский Союз торжествует победу, хотя он не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию»3.

Немецкий историк Р. Бадштюбнер, опубликовавший вместе с В. Лотом записи В. Пика, считает, что, «вероятно, Сталин учи-тывал возможность различного развития советской и западных зон оккупации, но основной аксиомой германской политики СССР весной/летом 1945 г. было убеждение, что реа лизация Потсдамских решений повлечёт за собой создание де милитари-зированной и нейтральной Германии, которая лучше всего соответствовала интересам европейской безопасности Со ветского Союза и его репарационным претензиям»4. По мне нию другого немецкого исследователя Рольфа Штайнингера, это высказыва-ние Сталина свидетельствует, что он исходил из того, что «КПГ будет играть активную роль в оппозиции, по скольку едва ли об-щегерманское решение могло привести к социал-демократиче-скому большинству»5.

Во время следующей поездки немецких лидеров в Москву 6 февраля 1946 г., которая была посвящена созданию Социали стической единой партии Германии (СЕПГ), Сталин развил свои взгляды дальше. Речь шла уже о программе «минимум» и «мак-симум». В качестве программы «минимум» он обозначил «установление единства Германии». Что касается программы «мак-симум», то здесь сложнее чётко последить логику рассу ждений, поскольку записи Пика носят характер сокращённых пометок. Так под пунктом «программа максимум» значилось «господст-во рабочего класса, государство рабочих (Arbeits macht)/не дик-татура». Подчёркивалось существование разли Ebd. S. 50.

«Обращение тов. Сталина к народу» от 9 мая 1945 г. И. Сталин о Великой отечественной войне. М., Госполитиздат, 1946. С. 171.

Потсдамская (Берлинская) конференция руководителей трёх союзных дер жав – СССР, США и Великобритании проходила с 17 июля по 2 августа 1945 г.

Badstuebner R. Die Sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Quellen.

Deutsche Frage in der Nachkriegszeit. Berlin, 1995. S. 109-110.

Steininger R., Die Allierten und Deutschalnd 1945-1948. Aus Politik und Zeitge schichte. Beilage zur Wochenzeitung Das Parlament, Yuli 1998. S. 6.

чий между раз-витием Германии и России. Так как на Западе очень сильны «пар-ламентские традиции», то «короткий путь»

– путь революции для Германии не подходит и к цели следует идти по «демократическому пути»6.

Эта идея Сталина, имеющая важное значение в связи с пред-стоящим объединением КПГ и СДПГ, была взята на во оружение Антоном Аккерманом в статье «Есть ли особый не мецкий путь к социализму?» и нашла своё отражение в «Прин ципах и целях СЕПГ», где говорилось, что «Социальная единая партия Германии стремится к социализму по демократическо му пути»7.

В октябре 1946 г. на заседании ЦК СЕПГ А. Акерманн предупредил, что не стоит «власть рабочего класса» восприни мать как «синоним диктатуры пролетариата». Последнее обу словлено российской спецификой, где рабочий класс составлял мень-шинство населения. В индустриальных странах с разви тым рабочим классом должна быть другая форма господства рабочего класса, не такая как в России. Поскольку в Германии и других подобных ей странах рабочий класс представляет большинство, то к социализму возможен только демократиче ский и никакой другой путь. Правда, при этом А. Акерманн был вынужден, оглядываясь на итоги земельных выборов в со ветской зоне оккупации (СЗО) и в Берлине, констатировать, что «большую часть рабочих мы ещё не завоевали, даже в совет ской зоне»8.

Разделение Германии на оккупационные зоны привело к то му, что реализация принятых в Потсдаме соглашений осуще ствлялась оккупационными державами в разных частях Герма нии по-разному.

Так советские оккупационные власти с самого начала про водили намеченные преобразования более активно и интенсив но, чем их западные союзники. В советской зоне оккупации рань-ше разрешили деятельность партий, провели земельную рефор-му. При этом практически сразу был взят курс на объединение коммунистической партии Германии и социал-де Bericht Walter Ulbricht ueber eine Beratung bei Stalin am 6.2.1946 um 9 Uhr abends. R. Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 68-69.

Цит. по: Badstuebner R. Die Sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Qellen. Deutsche Frage in der Nachkriegszeit. S. 112.

Ebd. S. 112.

мократической. Имеется немало свидетельств того, что идея объединения двух партий не пользовалась большой популярно стью среди социал-демократов9. 23 января 1946 г. заместитель главноначальствую-щего советской военной администрации в Германии (СВАГ) Бо-ков советовал немецким товарищам «по торопиться с объедине-нием». Довод социал-демократов, что такое объединение надо проводить во всей Германии, он рассматривал как «манёвр для предотвращения объединения»10. Сотрудники СВАГ торопились, поскольку по нимали, оглядываясь на Австрию, что одним коммунистам об щинные выборы 1946 г. не выиграть. Для достижения этой цели они использовали большой арсенал средств от агитации до прямого давления и арестов наиболее активных противни ков объединения среди социал-демократов11.

Объединение партий, земельная реформа и другие меропри ятия в советской зоне оккупации вызвали тревогу у союзников, которые стали всё чаще предполагать, что главной целью Со ветского Союза является создание социалистического государ ства на территории Германии. Не случайно на Парижской сес сии СМИД западная сторона предлагала зафиксировать цели союзнической оккупации и выработать план дальнейших меро приятий.

Не смотря на то, что Парижская конференция обнаружила разногласия между СССР и западными державами по многим вопросам, Москва не теряла надежды на скорое урегулирование германского вопроса и активно готовилась к следующей сессии.

Постепенно в советском руководстве стали осознавать, что подобное развитие советской оккупационной зоны может осложнить дальнейшее решение задачи объединения Герма нии, и что следует внести определённые коррективы.

См. докладные записки начальника управления пропаганды СВАГ С.И.

Тюльпанова. СВАГ. Управление пропаганды (информации) и С.И. Тюльпа нов 1945-1949. Сборник документов. М., 1993.

R. Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutsch landpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 114.

См.: Мalycha A., Partei von Stalins Gnaden? Die Entwiecklung der SED zur Partei neuen Typs in den Jahren 1946 bis 1950, Berlin, 1996. S. 41-54;

Mueller W., Kommunistische Partei Deutschland (KPD), in: Staatliche Verwaltungen, Parteien, geselschaftliche Organisationen und ihre Fuehrungskraefte in der Sowjetischen Be satzungszone Deutschlands 1945-1949, Muenchen 1990. S. 440-459.

Парижская конференция министров иностранных дел проходила в два эта па: с 25 апреля по 16 мая и с 15 июня по 12 июля 1946 г.

26 июля 1946 г. Пик записал по итогам беседы в Карлсхор сте (её участники с советской стороны не названы), что СЕПГ должна перепрофилироваться в партию «для всей Германии».

Отмечалось, что «англичане и американцы стали говорить о но вом государственном устройстве, демократизации, земельной реформе». В связи с этим было «необходимо взять инициативу в свои руки». Для этого следовало разработать соответствую щую «платформу» – «основные линии для будущего государ ственно-го устройства Демократической республики, общегер манское правительство, общегерманскую конституцию». С тре бованием конституции и создания правительства следовало по торопиться, чтобы «успеть к мирной конференции». В заклю чение, довольно неожиданно, учитывая развитие международ ной ситуации, отмечалось, что «возможно время оккупации очень скоро закончится из-за давления финансового бремени на американцев и англичан»12.

В декабре 1946 г. Москва сигнализировала о возможности разрешения деятельности Социал-демократической партии Гер мании (СДПГ) на территории своей зоны13.

В последующей беседе советского руководства с лидерами СЕПГ, которая состоялась 31 января 1947 г. незадолго до Мо сковской конференции министров иностранных дел, Сталин под-робно остановился на обсуждении этих проблем.

«Тов. Сталин спрашивает, разрешена ли СДП (Социал демо-кратическая партия) в советской зоне и требуют ли союз ники её разрешения?

Гротеволь отвечает, что СДП в советской зоне не существу ет, поскольку произошло слияние обеих партий, и что союзни ки тем не менее требуют разрешения СДП.

Тов. Сталин говорит: “Надо разрешить. Что вы боитесь что ли? Расколется единая партия?”».

На все доводы Пика о том, что СДП будет организовывать антисоветские кампании, бойкотировать выборы и что это вы зовет раскол в СЕПГ, Сталин ответил: «Значит, слабо в СЕПГ – раз этого боятся…». И далее он подчеркнул: «Пока эта группа Bespraechung am 26.7.1946 im Karlshorst um 9 Uhr abends, ZPA NL 36/734, Bl. 190-193. R. Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 75-76.

Bespraechung am 23.12.1946 um 12 Uhr im Karshorst., ZPA NL 36/734, Bl.

244-250. R. Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 96.

будет запрещена, у нее будёт ореол, как только вы её разреши те, ореола не будет»14.

Помимо разрешения социал-демократической партии в со ветской оккупационной зоне Сталин предложил создать ещё од-ну партию – «национал-демократическую», которая могла бы привлечь на свою сторону бывших фашистов.

«Тов. Сталин спрашивает, есть ли среди бывших нацистов толковые люди, хорошие организаторы?

Гротеволь отвечает, что все они реакционеры.

Тов. Сталин спрашивает: «расколоть их нельзя?»

Гротеволь отвечает, что это можно сделать на базе плебис цита.

Тов. Сталин замечает: «До голосования? Например, в со вет-ской зоне есть свои фашисты. Нельзя ли им позволить ор ганизовать свою партию под другим названием? Чтобы не толкать их всех к американцам? Тов. Сталин говорит, что по отношению к фашистам они (руководители СЕПГ) имели курс на уничтоже-ние. Может быть, надо дополнить этот курc другим курсом на привлечение, чтобы не всех бывших наци стов толкать в ла-герь противников… Это следовало бы сде лать у себя, в советской зоне, чтобы в западных зонах фаши сты поняли, что не всех их будут уничтожать»15.

Очень подробно на этой встрече обсуждался вопрос о созда нии центрального правительства. По мнению советской сторо ны, союзникам вряд ли понравилась бы такая идея. Развивая эту мысль, Сталин поделился с немецкими гостями своим понима нием целей западной оккупационной политики. По его мнению, «Англия и США очень боятся подъёма Германии, так как они думают, что это будет очень сильный и опасный конкурент… Поэтому американцы и англичане считают, что не следует пус кать Германию на мировой рынок… и отвергают всё то, что мо-жет ускорить развитие немецкой торговли. Слабая Герма ния не будет иметь выхода на международный рынок. Поэтому союзники за то, чтобы Германия была слаба, чтобы у неё не было центрального правительства и центральной админи Запись беседы И.В. Сталина с руководителями Социалистической единой партии Германии В. Пиком, О. Гротеволем, В. Ульбрихтом, М. Фехнером и Ф. Эльснером 31 января 1947 г. в 21 час 00 мин. СССР и германский вопрос.

1941-19419: Документы из Архива внешней политики РФ. М., 2000. Т. III. С.

256-257.

Там же. С. 248-249.

страции. Поэтому они решительно против всего того, что объединяет или усиливает Германию»… «Наши концепции противоположны, – подытожил Сталин, – мы считаем, что че ловечество заинтересо вано в том, чтобы допустить Германию и Японию на мировой рынок. Человечество от этого только выиграет… Вся Европа сейчас нуждается в товарах. Поэтому всякому марксисту и во обще всякому честному человеку выгодно, чтобы Германия вста-ла на ноги и вышла на мировой рынок… Если это не произойдёт и Германия будет оставаться слабой и раздроб ленной, то этим будет создана почва для реванша и войны.

Это для нас нежелательно».

В качестве одной из предпосылок для подобного развития событий Сталин назвал федерализм: «Если федерализм будет осуществлён, то позднее это приведёт к реваншу и войне, а ло зунг единства Германии перейдёт из наших рук в руки буржу азии». Чтобы воспрепятствовать этому и следовало, с точки зрения Сталина, организовать центральное правительство.

«Если нельзя будет скоро создать центральное правитель ство, то временно нужно организовать центральную админи страцию», – заявил он в ходе беседы.

Остановился Сталин и на позиции советской делегации на предстоящей Московской конференции министров иностран ных дел. «Наша общая линия… будет такая: создание обще германского правительства под контролем оккупационных держав, ко-торое сможет заключить договор, – заверил он лидеров СЕПГ. – Мы эту линию будем отстаивать… Если пер вый этап нам уда-стся, то хорошо. Если не удастся, то мы пой дём на объединение немецкого управления в советской зоне»16.

Во время Московской конференции на встрече с госсекрета рём США Д. Маршаллом, Сталин по-прежнему отстаивал идею объединения Германии и создания централизованного прави тельства, правда, использовал уже несколько иные аргументы.

«Союзники не должны допустить ошибки, совершённой Напо леоном, когда он образовал в Германии несколько десятков пра-вительств. Наполеон этим добился тактических успехов, так как всякое расчленение Германии ведёт её к ослаблению».

Однако если на это посмотреть с другой стороны, то «результа Московская Сессия Совета министров иностранных дел проходила с марта по 24 апреля 1947 г.

Там же. С. 259-261.

том расчленения, проведённого Наполеоном, был тот факт, что идея объединения Германии попала в руки германских шови нистов и реваншистов, породила Бисмарка, франко-прусскую войну и т.д.». «Советское правительство не хочет, чтобы союз ники выпускали из своих рук идею единства Германии. Воз можно, наши точки зрения по этому вопросу не сойдутся, но есть выход из этого положения: призвать германский народ вы сказаться по этому вопросу в плебисците», – предложил Ста лин.

И далее он подчеркнул, что «советское правительство так же, как Маршалл, так же как англичане, американцы, выступа ет за экономическое единство, но советское правительство счи тает недостаточным экономическое единство без политическо го, без наличия германского правительства».

Обратил Сталин внимание Маршалла и на важную для СССР проблему репараций. Он с сожалением констатировал, что «на деле Советскому Союзу отказывают в праве получения репара-ций. Имеется стремление ограничить репарации тем оборудованием, которое уже было вывезено из Германии. Если считать всё вывезенное оборудование, германские авуары в Восточной Европе и кое-что из текущей продукции, т.е. всё, что было получено Советским Союзом из Германии, то может быть, кое-как наберётся 2 млрд. Но это гроши. Этого слишком мало… Совет-ский Союз не может отказаться от репараций, тем более что они основываются на решениях Ялтинской кон ференции о том, что Германия будет оплачивать репарации из текущей продукции».

Несмотря на явные расхождения в позициях западных и со ветской делегации, проявившихся в ходе Московской сессии СМИД, Сталин довольно оптимистически оценил возможность будущего решения германского вопроса. «Тов. Сталин говорит, что в отношении конференции ему кажется, что то, что проис ходит, не следует воспринимать трагически. Он, тов. Сталин, настроен более оптимистично. Нынешняя сессия является как бы первым боем. Когда партнёры исчерпают друг друга, то на ступит момент, когда станут возможны компромиссы. Возмож но, что на нынешней сессии не будет достигнуто значительных результатов. Но не следует отчаиваться. Результаты могут быть достигнуты на следующей сессии. По всем главным вопросам:

демократизация, политические организации, экономическое единство и репарации – возможно достичь компромисса.

Нуж-но только иметь терпение и не отчаиваться»17.

Дальнейшее развитие событий показало, что после Москов ской конференции министров иностранных дел, которая не при вела к урегулированию германской проблемы, советская сторо на не отчаялась и стала готовиться к следующей сессии СМИД, вероятно рассчитывая на её скорое решение. Так лидеры СЕПГ в мае 1947 г. согласно полученным от офицеров СВАГ установ кам исходили из того, что «переходное время» продлится толь ко до Лондонской конференции, потом «последует экономиче ское и политическое единство Германии»18.

О том, что Советский Союз был готов пойти на определён ный компромисс с западными державами, свидетельствует за пись В. Пика от 11 июля 1947 г., в которой он приводит выдерж ки из доклада С.И. Тюльпанова о «внутриполитическом разви тии (СЗО) за последние полгода». Из характера записей не сов сем ясно, был ли этот доклад передан Пику просто для ознаком ления, или состоялось его обсуждение, однако они довольно полно отражают суть мыслей автора. Большая часть доклада была посвящена анализу недостатков в работе СЕПГ и её ошиб-кам. Положительно оценивалась лишь позиция партии в вопро-се объединения Германии. «Согласно свидетельствам Единство Германии – хорошо поставлено», – отмечалось в докладе. За-тем следовало неожиданное рассуждение: «Может быть феде-рализм лучше, чем разделение на две части»? И да лее: «Перспек-тива – воля партии (СЕПГ) к власти меньше, ис пугались послед-ствий. Подумать, может дистанцироваться от СВАГ к оппозиции – партия против СВАГ, или ориентиро ваться на западную демократию»19.

Как оценить эти высказывания? По мнению немецкого ис следователя Р. Бадштюбнера, выдержки из доклада свидетель ствуют о том, что советские лидеры в 1947 г. пришли к выводу, что «СЕПГ не сможет стать ведущей политической силой в объ единённой Германии, и были готовы это принять»20. Нам ка Там же. С. 356-359.

Цит по: Badstuebner R. Die Sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Quellen. Deutsche Frage in der Nachkriegszeit. Berlin, 1995. S. 120.

Bericht Tulpanows vom 11.7.1947 um 2 Uhr, ZPA NL 36/734, Bl. 299-305. R.

Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschland politik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 128.

Badstuebner R. Die Sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Quellen.

Deutsche Frage in der Nachkriegszeit. Berlin, 1995. S. 120.

жется, они понимали, исходя из итогов выборов в СЗО в г., что ориентированная на безоговорочную поддержку совет ской оккупационной власти СЕПГ не будет пользоваться широ кой поддержкой у немцев ни восточной, ни западных зон, и по этому искали способы сделать её более привлекательной для на селения всей Германии. Кроме того, постепенно в СВАГ стали приходить к мнению, что с точки зрения западных держав и са мих немцев объединённая Германия могла быть только феде ральной. Поэтому установка СЕПГ на единое (унитарное) демо кратическое государство могла осложнить предстоящие перего воры четырёх держав по урегулированию германской пробле мы.

В любом случае, эти заметки демонстрируют, насколько серьёзно советская сторона была настроена на решение герман ского вопроса, и что возможностей для нахождения компромис са весной/летом 1947 г. было немало.

Эту точку зрения подтверждает и то, что СВАГ в этот пери од попыталась улучшить свои взаимоотношения с двумя бур жу-азными партиями. По свидетельствам Вильгельма Кюльца «Со-веты рассматривали его как ведущую фигуру, возможно даже в качестве шефа будущего немецкого государства». К этому выводу он пришёл после беседы с Тюльпановым. «Он (Тюльпанов) часто повторял, что я был бы вполне приемлемой фигурой для других оккупационных держав», – записал в своём дневнике 28 ноября 1947 г. В. Кюльц21.

Что касается председателя другой буржуазной партии ХДС – Якоба Кайзера, то 18 августа 1947 г. С.И. Тюльпанов сказал ему: «Мы знаем, что ХДС – сильнейшая партия, и, вероятно, в будущем немецком правительстве её влияние будет сильнее, чем СЕПГ. Мы действительно хотим работать с ХДС, не толь ко играть». Главным условием такого отношения к ХДС долж на была стать, по мнению Тюльпанова, её «не враждебная Со ветскому Союзу политика». Начальник Управления информа ции и пропаганды СВАГ предупредил: «Вопрос восточной гра ницы решён. Здесь компромисс не возможен. Если Вы займёте другую позицию, то тогда вы должны обдумать политические последствия…». Сообщение о позиции Я. Кайзера, которое Тюльпанов отправил в Москву в августе 1947 г., было полно оп-тимизма: «Чем больше крика, тем ближе Ebd. S. 121.

взаимопонимание»22.

Неслучайно СВАГ изменила свою первоначальную точку зрения и отпустила министров-председателей СЗО на конфе ренцию в Мюнхен, которую по оценке многих исследователей, сорвали сами же западные представители23. «Если у кого и были коварные замыслы в связи с конференцией, - отмечает А.М. Филитов, – то, прежде всего, у самого её устроителя». Л.

Эрхард объяснял мотивы своей инициативы очень просто: «Та ким образом, удастся поставить Россию в неудобное положе ние, когда она будет вынуждена воспретить им (министрам президен-там СЗО) участие в конференции и тем самым при мет на себя одиозную роль разрушителя общегерманского эко номического единства»24. В одном из американских сообщений относительно этого мероприятия давалась следующая оценка позиции западных ХДС и ХСС: «Эти лидеры, согласно нашей информации, выступают за расхождение с восточной зоной, чтобы иметь воз-можность сконцентрировать все политические усилия на Западе. Они в настоящий момент не склонны к под держке политического объединения всех четырёх зон из-за страха, что радикальная восточная зона инфицирует государ ственный аппарат западных зон»25.

Остаётся констатировать, что «мюнхенское фиаско» нане сло не только удар по общенациональной идее единства Герма нии, но и значительно ослабило позиции умеренно настроен ных сил в СЗО, готовых идти на компромисс ради объединения.

По-лучилось, что среди немцев не нашлось достаточной силы воли и желания, чтобы воспрепятствовать центробежным тен денциям.

Именно 1947 г. стал важной вехой на пути дальнейшего раз вития западных зон в сторону интеграции с Западом и создания собственного сепаратного государства. С принятием плана Мар Ebd. S. 122.

В начале мая 1947 г. баварский премьер-министр пригласил всех премьер министров восточных земель принять участие в конференции премьер-мини стров германских земель в Мюнхене.

Steininger R., Die Allierten und Deutschalnd 1945-1948. Aus Politik und Zeitge schichte. Beilage zur Wochenzeitung Das Parlament, Yuli 1998;

Филитов А.М.

Германский вопрос. От раскола к объединению. Новое прочтение. М., 1993.

Цит. по: Филитов А.М. Германский вопрос. От раскола к объединению.

Новое прочтение. М., 1993. С. 89.

Цит. по: Badstuebner R. Die Sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Quellen. Deutsche Frage in der Nachkriegszeit. Berlin, 1995. S. 122.

шала об экономической помощи объединение Германии пере стало быть для них жизненно важной задачей – вопросом их дальнейшего существования. А обострение отношений между вчерашними союзниками, которое с 1947 г. стало стремительно возрастать, осложнило дальнейшее решение германского во про-са.

В архиве внешней политики РФ содержатся документы, ко торые отражают беспокойство руководящих кругов Москвы из за политики западных держав в отношении Германии. В октя бре 1947 г. заведующий 3-м Европейским отделом Министер ства иностранных дел СССР А. Смирнов писал в докладной за писке на имя В.М. Молотова: «Изучение материалов показыва ет, что позиция союзных держав в вопросе о мирном урегули ровании с Германией за полтора года, прошедшие с Парижской сессии СМИД, коренным образом изменилась… В начале г. в по-зиции США, а также в позиции Великобритании произо шли из-менения как в вопросе о сроках заключения германско го мирного договора, так и в вопросе о его характере. На пер вый план выдвигается идея замены мирного договора – между народным мирным статутом, причём с германского правитель ства или с какой-либо крупной германской политической пар тии снимает-ся ответственность за выполнение условий мирно го договора…». И далее констатировалось: «Анализ имеющихся в нашем распо-ряжении материалов и проводимых США и Ве ликобританией в Германии практических мероприятий даёт основание сделать вывод о том, что здесь речь идёт не о про пагандистском приёме или политическом шантаже, а о ре альной угрозе политического и экономического расчленения Германии и включения Западной Германии со всеми её полити ческими ресурсами в созда-ваемый США западный блок»26.

Советское руководство пыталось блокировать такое нежела тельное для них развитие событий. В директивах советской де легации на Лондонской сессии СМИД, на первый план выдви галось «заключение мирного договора с Германией», которое связывалось с задачей восстановления «единой демократиче ской Германии». Подчёркивалась важность борьбы за принятие в Лондоне советских предложений по двум вопросам: «а) со Записка о позиции США, Великобритании и Франции по вопросу о заклю чении мирного договора с Германией. АВП РФ, Ф. 082. (Референтура по Гер мании). Оп. 34 (3-й Европейский отел. Переписка по вопросу мирного дого во-ра с Германией), П. 149, Д. 32 Л. 92-93.

зда-ние демократического общегерманского правительства в соответствии с решениями Потсдамской конференции;

б) созыв мир-ной конференции из представителей соседних союзных го сударств, а также других союзных государств, участвовавших сво-ими вооружёнными силами в общей борьбе против Герма нии, с отклонением американского предложения о мирной кон ференции в составе всех стран, объявивших войну Германии»27.

Однако Лондонская сессия СМИД, проходившая с 25 ноя бря по 15 декабря, закончилась полным провалом. Воспользо вав-шись серьёзными разногласиями между участниками в во просе о репарациях, государственный секретарь США Дж.

Маршалл прервал ход заседания и отказался продолжить рабо ту конференции, не назначив при этом дату следующей встре чи.

Таким образом, главными результатами этой сессии стало дальнейшее обострение противоречий между союзными держа вами и объединение французской зоны оккупации с англо-аме риканской, о чём было объявлено под занавес конференции. С этого момента курс западных держав на создание сепаратного государства становился всё более очевидным, что отразилось и на германской политике Советского Союза.

23 февраля 1948 г. в Лондоне состоялась конференция пред ставителей США, Великобритании, Франции, а также стран Бе нилюкса по германской проблеме, на которой впервые отсутст вовал Советский Союз. Конференция проходила в два этапа с 23 февраля по 6 марта и с 20 апреля по 1 июня 1948 г. В резуль тате стороны договорились: «1) о включении Западной Герма нии в состав 16 государств, участвующих в плане Маршалла;

2) об установлении контроля над Руром и образовании для этой цели комиссии в составе США, Великобритании, Франции, трёх стран Бенилюкса и Западной Германии...;

3) о созыве в сентябре 1948 г. Учредительного собрания..., которое должно вырабо-тать конституцию…»28.

Эти решения вызвали серьёзную озабоченность у советско Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 21 ноября 1947 г. Цит. по:

Наринский М.М. Берлинский кризис 1948-1949 гг. Новые документы из рос сийских архивов. Новая и новейшая история, 1993, № 3. С. 18.

Тов. Молотову В.М. К итогам Лондонского совещания США, Великобрита нии и Франции по вопросу о Германии, АВП РФ Ф. 082, Оп. 35, П. 165, Д. 32, Л. 15-16.

го руководства, которое стало искать пути противодействия по литики западных держав. 9 марта 1948 г. для обсуждения неко торых вопросов в Москву был вызван В.Д. Соколовский. По мнению исследователя М.М. Наринского, подробно изучивше го архивные материалы по Берлинскому кризису, именно тогда советской стороной был разработан план введения ограниче ний на коммуникации Берлина с западными зонами оккупа ции29. Это подтверждает и сообщение заместителя Соколовско го генерал-лейтенанта М.И. Дратвина и В.С. Семенова, отправ ленное ими в середине апреля В.М. Молотову и министру во оружённых сил Н.А. Булганину. В документе говорилось: «Раз работанный в соответствии с Вашими указаниями план конт рольно-ограничительных мероприятий на коммуникации Бер лина и советской зоны с западными зонами оккупации Герма нии проводится неуклонно – начиная с 1 апреля, кроме ограни чений по воздушному сообщению, которые мы намерены про вести позднее»30.

В этой связи интересен короткий обмен репликами, кото рый состоялся между Сталиным и лидерами СЕПГ В. Пиком и О. Гротеволем во время их встречи в Москве 26 марта 1948 г.:

«В октябре этого года, – отметил Пик, – в Берлине состоятся новые выборы. Пик не думает, что выборы будут лучшими для СЕПГ, чем в 1946 г. Они были бы рады, если бы союзников уда-лить из Берлина.

Сталин замечает, – давайте попробуем, – может быть, выго ним»31.

Обострение противоречий между союзными державами по германскому вопросу оказало влияние и на всё последующее содержание этой беседы. О. Гротеволь, описывая положение в Восточной Германии, подчеркнул полную неясность междуна родно-правового положения Германии – «отсутствие общего правительства, тогда как в Западной Германии проведены сепа ратные меры о реорганизации Экономического Совета и факти чески образовано правительство». Отсюда он делал выводы о не-обходимости организации экономической базы советской Наринский М.М. Берлинский кризис 1948-1949 гг. Новые документы из российских архивов. Новая и новейшая история, 1993, № 3. С. 20.

Там же. С. 20.

Цит. по: Волков В.К. Германский вопрос глазами Сталина (1947-1952). В кн. Узловые проблемы новейшей истории стран Центральной и Юго-Восточ ной Европы, М., 2000. С. 129-130.

зоны.

«Гротеволь говорит, что при дальнейшем развитии Совет ской зоны они не хотели бы проводить сепаратных мероприя тий по государственному отделению зоны до того, как эти ме ропри-ятия будут предприняты на западе.

Сталин замечает, что у нас такая же политика. Это верная политика.

Гротеволь говорит, что в связи с этим они откладывают со здание парламента и правительства в советской зоне».

Сталин одобрил такую политику, но добавил: «…вы всё-та ки должны создать некоторые суррогаты или, вернее, зароды ши (эмбрионы) общегерманского парламента и правительства». Затем он опять вернулся к этому вопросу:

«Сталин ставит ещё вопрос. Он говорит, что хорошо было бы, если бы какой-либо орган народного конгресса выработал конституцию Германии и выдвинул её на обсуждение как в за падной, так и в восточной Германии. Эта конституция не дол жна быть очень демократической, чтобы не отпугнуть людей, но она всё же должна быть достаточно демократической, чтобы лучшие элементы Запада и Востока могли её принять. Это было бы очень хорошо. Всё население надо привлечь к обсуждению конституции. Это создаст психологическую основу для осуще ствления единства Германии».

Сталина не удовлетворил ответ Пика, что Народный совет избрал комиссию по конституции, а также комиссии по мирно му договору, по экономическим вопросам и другие.

«Сталин замечает, что комиссия для мирного договора - это формальный вопрос. А выработку конституции он, Сталин, считает одним из основных рычагов для подготовки гер манского населения к единству. Нельзя всё время повторять слова о единстве. Их послушают несколько раз, а потом это всем надоест. Надо дать конкретный план и втянуть в выра ботку этого документа население... Дело не в том, чтобы осу ществить кон-ституцию. Это не скоро будет. Надо сделать её рычагом для подготовки масс к объединению Германии. Ан гличане и амери-канцы будут стараться купить немцев, поста вить их в привилегированное положение. Против этого есть одно средство, – под-готовить умы людей к единству.

Пик говорит, что они уже пробовали сделать это по линии партии в 1946 г.

Сталин говорит, что это не то. Комиссия должна выработать конституцию, а конгресс обсудит её и одобрит, после чего пу стит в народ. Это будет длительный процесс. Если он потребу ет несколько лет, то вы выиграете от этого. Если умы будут подго-товлены к этой идее, то единство нельзя разрушить. То гда американцы должны будут капитулировать…»32.

Как видно из беседы, Сталин продолжал проводить курс на германское единство и заключение мирного договора. Следую щая его встреча с немецкими лидерами состоялась в декабре 1948 г. после проведения денежной реформы в западных зонах и начавшихся с конца июня мероприятий по ограничению ком муникаций Берлина с западными зонами.

Беседа началась с сообщения немецких лидеров о положе нии в Восточной Германии. «Пик отметил сложность сложив шейся обстановки. В Берлине, подчеркнул он, существует два магистрата и идёт валютная война. Западные оккупационные державы твёрдо решили превратить Западную Германию в во енный плацдарм против Советского Союза. Компартия там остаётся слабой, ей не хватает политической и идеологической яс-ности. У самой СЕПГ нет ещё единой политики для Запад ной и Восточной Германии. В последнее время руководителям СЕПГ официально запрещён въезд в западные зоны Германии».

Сталин посоветовал лидерам СЕПГ изменить тактику и перестать афишировать свои связи с КПГ в западных зонах.

«Было бы хорошо также, – заметил он, – если бы несколько хо роших коммунистов вошли в СДПГ на Западе и отреклись от коммунизма, а потом стали изнутри разлагать СДПГ».

В целом эта беседа была посвящена вопросам дальнейшего экономического и политического развития зоны, подготовке со-здания будущего правительства.

Так, выслушав отчёт Пика о социально-экономической по литике СЕПГ, Сталин выразил своё несогласие. ««Тов. Сталин говорит, что он не совсем согласен с политикой изложенной Пи ком. Никакой экспроприации пока не нужно, не созрело это де ло. Не нужно и никаких обязательных постановлений, прямо бьющих по голове капиталистические элементы. Вы ослабляе те себя этим. Путь к народной демократии ещё преждевреме нен. Надо подождать. Но следует издать закон против спекуля ции. Отдельных спекулянтов наказывать, а всей группы капита Там же. С. 130-131.

листов не трогать… Предложения об организации спецотделов и присоединении частных предприятий к плановому отделу так-же не годятся. Контроль над частными предприятиями надо ус-танавливать иначе. В Германии обстановка сложная, надо идти к социализму не прямо, а зигзагами. В этом своеоб разие задачи. Если же вы будете проводить в жизнь положения народной де-мократии, то коалиция развалится и увеличится количество сто-ронников Шумахера среди рабочих»33.

Обосновывая свою точку зрения, Сталин в ходе беседы по старался связать её со своими общими взглядами на гер манский вопрос:

«Тов. Сталин продолжает, что не на тех вопросах надо со средотачивать сейчас внимание германского народа, какие ставятся в странах народной демократии, а на вопросах о единстве Германии, о мирном договоре, о снижении цен, о по вышении заработной платы, о лучшем питании. Это объеди нит всю Германию, а в этом самое главное…»

Центральным моментом встречи стал поставленный Пиком вопрос об организации немецкого правительства в Берлине в том случае, если будет создано западногерманское правитель ство.

«Тов. Сталин замечает, что вы не хотите быть инициатора ми раскола Германии и это совершенно понятно. Однако если на Западе будет создано сепаратное западногерманское пра вительство, то придётся создать правительство и в Берлине.

Тов. Молотов выражает сомнение, нужно ли называть это правительство зональным. По мнению тов. Молотова, его луч ше назвать временным германским правительством.

Пик соглашается.

Тов. Сталин считает, что более целесообразно назвать его временным германским правительством. Это будет намёк на то, что правительство образовано временно, пока не будет объединения Германии».

Далее последовало детальное обсуждение процедуры созда ния такого правительства, в ходе которого Ульбрихт предло жил, чтобы правительство было образовано Народной палатой, а потом утверждено Немецким Народным Советом. По-видимо му, Сталина удовлетворило такое предложение34.

Там же. С. 132.

Цит. по: Волков В.К. Германский вопрос глазами Сталина (1947-1952). В кн. Узловые проблемы новейшей истории стран Центральной и Юго-Восточ Фактически на этой встрече была определена процедура со здания правительства ГДР, осуществлённая в октябре 1949 г.

Как видно из высказываний Сталина в ходе этой беседы, он не терял в 1948 г. надежды на объединение Германии, несмотря на разразившийся из-за Западного Берлина кризис в отношени ях с союзными державами.

В литературе существует несколько точек зрения о причи нах, побудивших Москву прибегнуть к столь жёстким мерам.

По мнению многих современных исследователей, сепаратная денежная реформа, проведённая оккупационными державами в западных зонах, не стала для Советского Союза неожиданнос тью и поэтому не могла быть главной причиной конфликта, а использовалась им как повод для установления блокады Берли на35. Предполагается, что Советский Союз не хотел окончатель ного разрыва отношений с западными державами, и стремился таким способом подтолкнуть их к переговорам. Согласно дру гой точке зрения, раздел Германии воспринимался в Москве как неизбежный факт, поэтому она сделала ставку на выигрыш во времени. Есть и другая крайняя версия, СССР хотел спровоци ровать раздел Германии и выгнать союзников из Западного Бер лина36.

В Министерстве иностранных дел СССР внимательно сле дили за развитием кризиса и за реакцией на него Западных дер жав. В рабочих документах июля 1948 г. содержалась следую щая оценка позиции США по этому вопросу: «На пресс-конфе ренции 21 июля Маршалл заявил: «Нас не запугают и не выну дят каким бы то ни было путём отказаться от наших действий в соответствии с правами и обязанностями, которые мы имеем в Берлине и вообще в Германии. В то же время мы намерены ис пользовать все возможности переговоров для достижения при емлемого решения с тем, чтобы избежать той трагедии, которую представляет для всего мира война»37.

ной Европы, М., 2000. С. 132-136.

Филитов А.М. Германский вопрос. От раскола к объединению. Новое про чтение. М., 1993;

Наринский М.М. Берлинский кризис 1948-1949 гг. Новые документы из российских архивов. Новая и новейшая история, 1993, № 3;

Scherstjanoi E. Die Berlin-Blokade 1948/1949 im sowjetischen Kalkuel. Zeitsch rift fuer Geschichtwissenschaft, 46. Jahrgang, 1998.

См. подробнее: Scherstjanoi E. Die Berlin-Blokade 1948/1949 im sowjetischen Kalkuel. Zeitschrift fuer Geschichtwissenschaft, 46. Jahrgang, 1998. S. 497-499.

Позиция США в отношении ответной ноты СССР от 14.07. «О положении в Берлине». АВП РФ, Ф. 082, Оп. 35, П. 165, Д. 32, Л. 26.

Для характеристики линии Великобритании приводилось высказывание Бевина, который вечером 22 июля заявил в пала те общин, что «английское правительство готово обсудить с со ветским правительством берлинский вопрос и другие дела, как только будут устранены технические трудности, мешающие нор-мальному сообщению с нашим сектором Берлина». А так же ин-формация Зарубина Г.Н. о том, что личный парламент ский сек-ретарь Эттли, член палаты общин Мойл в ответ на во прос, «как он, Мойл, расценивает советскую ноту, заметил, что четырёхсторонний контроль и управление Берлином является неосуще-ствимой задачей»38.


В целом составители документа пришли к выводу, что «об щее впечатление от советской ноты сформулировал корреспон дент «Нью-Йорк Стар»: «Политика США, – пишет он, – приме нить силу и возможно военные действия в качестве последнего средства не сумела запугать Россию, однако она до смерти перепугала французов и глубоко обеспокоила англичан»39.

Вероятно, советское руководство исходило на тот момент из убеждения, что западные державы не пойдут на военную конфронтацию и будут вынуждены сесть за стол переговоров.

Помочь пролить свет на истинные мотивы советской акции по зволяет беседа представителей США, Великобритании и Фран ции с И.В. Сталиным 2 августа 1948 г. «Тов. Сталин говорил о двух моментах: о специальной валюте в Берлине и о решениях Лондонского совещания. Он, тов. Сталин признает, что эти ре шения вызвали и стимулировали те ограничительные меры, о которых идёт речь… Он, тов. Сталин, уже сказал и повторяет и может даже, если это необходимо, записать, что одновременно с ликвидацией ограничительных мер по транспорту, принятых Военной администрацией советского правительства, должна быть отменена специальная валюта – марка «Б», введённая тремя державами в Берлине, – и заменена той валютой, кото-рая имеет хождение в советской зоне, т.е. валютой «дойче марк». Это первое. Во-вторых, должно быть дано заве рение, что исполнение решений Лондонской конференции бу дет отло-жено до того, пока представители четырёх дер жав не встре-тятся и не договорятся по основным вопросам, Реакция в Англии на ноту советского правительства от 14.07 «О положе нии в Берлине». АВП РФ, Ф. 082, Оп. 35, П. 165, Д. 32, Л. 18, 21.

Позиция США в отношении ответной ноты СССР от 14.07 «О положении в Берлине». АВП РФ, Ф. 082, Оп. 35, П. 165, Д. 32, Л. 28.

касающимся Германии». При этом Сталин подчеркнул, что он выступает про-тив создания западногерманского правительства, а объединение трёх западных зон в одну, это может быть и луч ше. «Приостановите исполнение лондонских решений и отме ните «марку Б». Никаких затруднений не будет. Это можно хоть завтра сделать», – подытожил Сталин40.

На наш взгляд, пойдя на серьёзное обострение отношений с западными державами, советское руководство в первую оче редь стремилось помешать образованию государства на терри тории западных оккупационных зон и рассчитывало с позиции силы побудить их к переговорам по германскому вопросу. В случае отказа союзных держав от обсуждения проблемы и про должения курса на отделение Западной Германии оно надея лось создать такие условия, при которых союзники были бы вынуждены уйти из Западного Берлина. Это позволило бы включить весь го-род в экономическую систему советской зоны оккупации. Поскольку в случае раздела Германии этот «островок Запада» в центре советской оккупационной зоны на рушал бы целостность и спокойствие будущего восточно-гер манского государства.

Однако советское руководство недооценило решимость западных держав, которые умело использовали ситуацию во круг Берлина для ускорения создания западногерманского го сударства.

После берлинского кризиса события по организации двух германских государства стали развиваться со стремительной скоростью. На Западе – принятие 8 мая 1949 г. Парламентским Советом Основного закона, его одобрение 12 мая военными гу бернаторами, торжественное обнародование Основного закона 23 мая (дата образования ФРГ), реорганизация института воен ных губернаторов в институт Верховных комиссаров западных держав в Германии 20 июня, первые выборы в бундестаг ФРГ 14 августа и избрание президента – лидера СвДП Т. Хойса и фе дерального канцлера – К. Аденауэра 15 сентября 1949 г.

На Востоке – принятие проекта Конституции Германской Демократической Республики Немецким народным советом Беседа тов. И.В. Сталина с американским послом Б. Смитом, британским представителем Б. Робертсом и французским послом И. Шатеньо 2 августа 1948 г. Цит. по: Наринский М.М. Берлинский кризис 1948-1949 гг. Новые до кумен-ты из российских архивов. Новая и новейшая история, 1993, № 3. С.

25.

марта 1949 г., выборы в третий Немецкий народный конгресс 15-16 апреля, образование временной Народной палаты 7 октяб ря (дата образования ГДР), реорганизация СВАГ в Советскую контрольную комиссию (СКК) 10 октября, избрание В. Пика президентом ГДР 11 октября, утверждение Народной палатой правительства ГДР во главе с О. Гротеволем 12 октября и уста новление дипломатических отношений между ГДР и СССР октября 1949 г. Таким образом, попытка союзных держав совместно управ лять Германией закончилась образованием на её земле двух го сударств – Федеративной Республики Германия и Германской Демократической Республики. О том, могло ли их объединение произойти раньше 1990-го г., рассмотрим далее.

2. Германская политика Советского Союза в 1949- гг. Становление ГДР.

Немецкий историк В. Лот назвал образование Германской Де-мократической Республики «нежеланным детищем» Крем ля42. В понимании её основателей ГДР являлась образованием сугубо временным, «средством для достижения цели, государ ством на время»43.

«Нежеланным детищем» оказалась и Федеративная Респуб лика Германия для Запада. Как отмечает исследователь И.Ф.

Максимычев, США очень нуждались в западногерманской ар мии, которой предстояло защищать участок фронта против по тенциального наступления Советского Союза. Именно поэтому они пошли на образование государства. Предполагалось, что часть Германии будет легче удержать под контролем, чем всю страну. Поддержание претензий ФРГ на присоединение Вос точ-ной Германии должно было, по мнению исследователя, служить средством для укрощения политической динамики го сударства, которое практически сразу стало «экономическим великаном» Западной Европы44.

Фактически создание обоих немецких государств состоя Филитов А.М. Германский вопрос. От раскола к объединению. Новое про чтение. М., 1993. С. 109-110.

Loth W. Stalins ungeliebtes Kind. Warum Moskau die DDR nicht wollte. Berlin, 1994.

Badstuebner R. Die sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Quellen.

Die deutsche Frage in der Nachkriegszeit, Berlin, 1995. S. 127.

Максимычев И.Ф. Германский фактор в европейской политике России.

Конфликт и партнёрство 1914-2004 гг. М., 2004. С. 73.

лось против воли немецкого народа, который в те годы желал скорейшего объединения своей страны, и явилось «нежелан ным» следствием холодной войны.

Следует отметить, что с этого момента на решение гер манской проблемы помимо позиций держав-победительниц, в чью компетенцию, собственно и входил германской вопрос, всё боль-шее влияние стал оказывать такой фактор, как политика правительств двух немецких государств. И хотя в первый пери од сво-его существования ФРГ и ГДР были существенно огра ничены в суверенитете и не могли проводить самостоятельную внешнюю политику, их создателям приходилось учитывать в той или иной степени позицию своих «протеже».

Cоздание на территории Германии двух государств привело к тому, что для многих лидеров ФРГ и ГДР сохранение соб ственных позиций приобрело особую значимость. Обеспечен ная власть над частью страны оказалась для них более привле кательной, чем не гарантированная перспектива получения власти в общенациональном масштабе.

Ещё до провозглашения Германской Демократической Рес публики лидеры СЕПГ настаивали в беседе с советскими пред ставителями на переносе выборов на один год. В августе г. Пик и Гротеволь в разговоре с Семёновым объясняли свою по-зицию тем, что «за год деятельности “временного прави тельства” Советский Союз поможет улучшить ситуацию со снабжени-ем в Восточной Германии, и это позволит СЕПГ в союзе с новыми партиями победить ХСС и ЛДПГ». Во время визита в Мо-скву к этим доводам добавились и другие. Руково дители СЕПГ были уверены, что в течение года «дальнейшее развитие в Западной Германии ясно продемонстрирует, что по ложение там ухудшается, в противоположность прогрессу на Востоке. Об этот факт разобьётся вся пропаганда Запада, про водимая им в восточной зоне»45.

Трудно сказать, какие именно аргументы возымели дей ствие, однако согласие на отсрочку выборов до осени 1950 г.

лидеры СЕПГ от Москвы получили. На наш взгляд, главной причиной такого решения могло стать опасение Сталина, что с поражением СЕПГ на выборах, он потеряет важный инстру мент для проведения своей германской политики. Кроме того, Цит. по: W. Loth. Stalins ungeliebtes Kind. Warum Moskau die DDR nicht wollte. Berlin, 1994. S. 163.

победа СЕПГ на выборах явилась бы определенной демонстра цией доверия населения к проводимому курсу.

Примечательно, что уже с декабря 1949 г. в беседах между лидерами СЕПГ и советскими представителями всё чаще на пер-вое место стала выходить проблема подготовки партии к выборам 1950 г. Так, по мнению В.С. Семёнова, СЕПГ следова ло боль-ше сосредоточиться на организационных вопросах и избегать политически острых тем, например, о польско-немец кой грани-це по Одеру-Нейссе или о «поддержании мира вме сте с аденау-эровскими разжигателями войны»;

дифференци рованно подхо-дить к буржуазным партиям – определить, кто относится к «вра-гам», к «группе колеблющихся», или к «левым элементам», уси-лить среди последних агитацию. Основные положения избирательной программы (т.н. «зародыши») дол жен был разработать Национальный фронт, к деятельности ко торого следовало привлечь не только массовые организации, профсоюзы, но и частных предпринимателей и отдельных бур жуазных политиков. Фактически Семенов предложил заклю чить политический союз между всеми силами на основе нацио нальных интересов. При этом Национальный фронт, по мне нию Семенова, должен был выступать не только за единство Германии и мир, но и выдвигать более конкретные предложе ния по развитию мирной ин-дустрии, строительству городов, улучшению жизненного уров-ня46.


По мнению некоторых немецких учёных, именно после этой беседы, среди деятелей буржуазных партий начались массовые аресты. Преследования оппозиции, сигналом к которым послу жила данная встреча руководства СЕПГ с В.С. Семёновым, они рассматривают как свидетельство об отказе СССР от курса на единство Германии, что на наш взгляд абсолютно неверно и про-тиворечит не только содержанию встречи, но и последо вавшему развитию событий47.

Тем не менее, имеются бесспорные свидетельства нажима, которое предпринимали советские представители в ГДР на ли деров буржуазных партий. Так в одной из частных бесед В.С.

Bechpraechung am 24.12.1949 um 5 Uhr mit Semejnow. ZPA NL 36/737 Bl.

16-21. R. Badstuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 321.

См. подробнее: Шерстяной Э. «Германская политика» СССР после образо вания двух немецких государств, 1950 год. Россия и Германия, Выпуск 2, М., 2001. С. 254.

Семёнов прямо сказал представителю ЛДПГ Кастнеру, что «од на десятая часть членов партии должна быть устранена», и что «у партии не будет будущего, если она будет представлять ин тересы только монополистов и юнкеров» и «выступит против народных предприятий»48.

В дальнейших беседах руководство СКК не раз критикова ло лидеров СЕПГ за недостаточные усилия по выполнению их рекомендаций. 23 января 1950 г. состоялось довольно детальное обсуждение положения в ГДР при участии с немецкой стороны Пика и Ульбрихта, с советской – Чуйкова, Семёнова, Пушкина, Ильичева и Семичастного. В ходе встречи была подробно про анализирована работа СЕПГ и сделан неутешительный вывод о том, что «работа партии очень слабая», особенно, среди част ных предпринимателей и крестьян, которые до сих пор не были ознакомлены с «законом о защите труда хозяйственных работников». Неважно, по мнению советских представителей, взаимодействовала партия с профсоюзами, но самое главное в работе СЕПГ «не чувствовался дух победы».

Большое внимание в ходе беседы было уделено проблеме составления единых избирательных списков. Было отмечено, что буржуазные партии «спекулируют массами» и выступают против создания единых избирательных списков, и что «следу ет убедить их в необходимости» принятия такого решения.

Семёнов констатировал, что политики СЕПГ боятся вступать в дискуссии с «реакционерами», тогда как идеологическая борьба по-прежнему остаётся очень важной. «Политические вопросы ино-гда серьёзнее экономических», – отметил в своём дневнике В. Пик. При этом лидерам СЕПГ была обещана экономическая по-мощь в виде кредитов, которые должны были поступить в авгу-сте-сентябре и способствовать улучшению положения в ГДР. Немецкая исследовательница Э. Шерстяной, подробно изу чившая германскую политику СССР в 1949-1950-х г., отмечает, что несмотря на старания Советской контрольной комиссии Bespraechung bei Tschuikow 23.01.1950, ZPA NL 36/736. R. Badstuebner, W.

Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 164.

Bechpraechung am 23.1.1950 um 8 Uhr mit Tschujkow, Semjenowm, Puschkin, Iljitschow, Semitschastnow, Ulbrricht, Pieck..ZPA NL 36/37 Bl. 16-21. R. Bad stuebner, W. Loth (Hrsg.) Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpoli tik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 326.

«привлечь на свою сторону критически настроенные элементы из буржуазного лагеря», она не только не добилась успеха, но и всё больше утрачивала их доверие. 19 января 1950 г. на сове щании у руководителя СКК В.И. Чуйкова с озабоченностью от мечалось: «Нет уверенности в том, что при выборах массы ра бочих, крестьян, домашних работниц пойдут за СЕПГ»50.

Определённую нервозность в складывающейся обстановке вызвало предложение Верховного комиссара США в Германии Д. Макклоя о проведении общегерманских свободных выбо ров, высказанное им в феврале 1950-го г. на пресс-конферен ции во Франкфурте-на-Майне, а затем направленное в форме офици ального послания главе СКК – генералу Чуйкову 51. Для руко водства ГДР эта инициатива была абсолютно неприемлема.

Они с тревогой смотрели на предстоящие собственные выборы и ду-мали о том, как лучше расправиться с конкурирующими буржу-азными партиями, тем более для них не представлялось возмож-ным завоевать большинство в масштабах всей Герма нии, хотя бы уже потому, что избирателей в ФРГ было почти втрое боль-ше чем в ГДР. Однако подобная расстановка сил совсем не означала, что лидер Западной Германии чувствовал себя более уве-ренно. Общегерманские выборы, если бы они состоялись, вряд ли принесли бы победу Аденауэру, ведь, как известно, в авгус-те 1949 г. он был избран канцлером с переве сом всего в один го-лос.

По мнению А.М. Филитова, выдвигая идею всеобщих выбо-ров, Макклой «вряд ли намеревался свергнуть строптиво го канц-лера». Однако перспектива свободных выборов, причём скорых, могла бы служить «сдерживающим средством», свое образной «уздой» для канцлера в его битве за суверенитет52.

Формального ответа на предложение американцев с совет ской стороны не последовало. Позиция СЕПГ по этому вопросу была представлена общественности в партийной газете «Нойес Дойчланд», суть которой сводилась к следующему: «Мы гото вы вести переговоры с кем угодно о подлинных свободных вы Цит. по: Шерстяной Э. «Германская политика» СССР после образования двух немецких государств, 1950 год. Россия и Германия, Выпуск 2, М., 2001, С. 254.

Филитов А.М. Германский вопрос. От раскола к объединению. Новое про чтение. М., 1993. С. 118.

Там же. С. 119.

борах при двух необходимых предпосылках, каковыми являют ся уход американских интервенционистских войск из их штаба в Петерсберге и мирный договор для всей Германии»53. Есте ствен-но, что с подобными условиями на Западе согласиться не могли.

В принципе это предложение о проведении всеобщих выбо ров трудно рассматривать как реальную альтернативу решения германского вопроса, поскольку ни США, ни Советский Союз не придавали ей серьёзного значения и цели реального объеди нения Германии эта инициатива, судя по всему, не преследова ла.

Таким образом, начальный период существования двух не мецких государств был отмечен страхом политической элиты перед возможной потерей власти. Ни руководство ГДР, ни канц лер ФРГ К. Аденауэр не обладали стопроцентной уверенностью в долговременном характере своих государств. Вероятность то го, что державы-победительницы сумеют договориться между собой и придут к соглашению об объединении Германии, не учи-тывая их интересы, оставалась достаточно высокой. Поэто му они спешили упрочить свои позиции.

В течение марта 1950 г. руководству СЕПГ не без помощи Советской Контрольной Комиссии удалось склонить, используя различные средства, буржуазные партии к созданию единых из бирательных списков. Так 15 марта 1950 г. своё согласие В. Пи ку дал лидер ХДС О. Нушке, 20 и 25 марта – представители ЛДПГ Г. Кастнер и К. Хаманн. Окончательное одобрение на вы движение единых списков с буржуазными кандидатами руко водство СЕПГ получило от Москвы в начале мая при личной встрече с советским руководством54.

В ходе беседы восточногерманских лидеров со Сталиным, которая состоялась 4 мая 1950 г., В. Пик доложил о подготовке к выборам. «Это будут самые большие выборы, которые будут проходить одновременно в органы управления общин, крейсов, земель, а также в парламент ГДР», – подчеркнул он. «Всего бу дет выдвинуто около 500 тыс. кандидатов. СЕПГ, как партия, выдвигает 102 тыс. кандидатов. Политические лозунги вытека ют из платформы Национального фронта – это мир, единство, Цит. по: Новик Ф.И. «Оттепель» и инерция холодной войны (Германская политика СССР в 1953-1955 гг.), М., 2001. С. 24.

«Скостить половину суммы репараций… мы можем». Встреча Сталина с руководством СЕПГ. Источник № 3, 2003. С. 112.

улучшение жизненного уровня населения, подъём промышлен ности, сельского хозяйства, ремесла и культуры…». И далее пре-зидент ГДР сообщил: «Готовясь к выборам, СЕПГ уже добилась заявления всех партий ГДР о единой избирательной Программе, а также соглашения руководителей всех партий о вы-ставлении единых списков на выборах (соглашение было подписано 28 марта 1950 г.).

Тов. Сталин интересуется соотношением сил по спискам.

Будет ли у коммунистов большинство?

Пик излагает предложения СЕПГ по этому вопросу, соглас но которым буржуазные партии (ХДС и ЛДПГ) получат всего 24% депутатских мандатов, СЕПГ – 22%, а новые партии, проф-союзы, союз молодёжи, женский союз, культурбунд и др.

организации получат в общей сложности 54%.

Тов. Сталин спрашивает, есть ли гарантия, что эти и другие представители пойдут вместе с СЕПГ?

Пик подтверждает это, указывая, что там много членов СЕПГ»55.

Тема предстоящих в октябре выборов так или иначе присут ствовала во всех затрагиваемых в ходе беседы вопросах: шла ли речь о принятии пятилетнего плана развития ГДР или об увели чении заработной платы рабочим, на котором настаивал Ста лин, основной задачей оставалось скорейшее улучшение жиз ненного уровня восточных немцев. Этому должно было способ-ствовать и сокращение репараций в два раза, на кото рое пошло советское правительство. Последнее, видимо, яви лось довольно неожиданной новостью для восточногерманских лидеров.

«Тов. Сталин говорит, необходимо привести в ясность наши репарационные отношения. Согласно договорённости на Потс дамской конференции, а также исходя из советских заявлений на этих конференциях, общая сумма наших взысканий по репа рациям составляет 10 млрд. долларов. По нашим подсчётам, о чём Вам будет доложено, Германия выплатила по репарацион ным долгам, включая поставки, предусмотренные на 1950 г., около 3660 млн. долларов. Стало быть, осталось выплатить 6340 млн. долларов. Мы считаем, говорит тов. Сталин, что этот ос-таток мы могли бы, идя навстречу интересам Гер Там же. С. 112.

Об этом повышении было объявлено 3 сентября 1950 г., однако не на 10%, как предлагал Сталин, а на 8%.

мании, сократить надвое. Это значит скостить половину с 6340 млн. долларов. Останется 3170 млн. долларов»56. Эту сум му предлагалось выплачивать в течение последующих 15 лет, что должно было составить около 211 млн. долларов в год.

«Тов. Сталин спрашивает, – Подходит ли Вам такая комби нация?

Ульбрихт и Пик отвечают, что очень подходит.

Тов. Сталин говорит, что это облегчит бюджет и пятилетку Германской Демократической Республики и позволит выше поднять жизненный уровень её населения»57.

Таким образом, главную ставку в достижении победы на предстоящих выборах СЕПГ и Москва сделали на улучшение экономической ситуации в Восточной Германии и на выдвиже ние единых списков кандидатов от всех партий. Одной из основных задач, которую в связи с этим следовало решить ли дерам ГДР, явилось привлечение населения к выборам. В. Пик с сожалением отметил, что «в мае 1949 г. у партии был опыт про-ведения выборов по единым спискам в народный конгресс.

Бур-жуазные партии выдвинули тогда лозунг не участвовать в выборах или голосовать против списков. СЕПГ плохо подгото вилась тогда к выборам. В результате было получено 66% го лосов за кандидатов, выдвигавшихся по единым спискам. Сей час будет развёрнута более основательная подготовка к выбо рам и можно рассчитывать на другой исход. СЕПГ будет доби ваться получения 80-85% голосов избирателей за единые списки.

Тов. Сталин замечает, что в сравнении, например, с послед ними американскими президентскими выборами это был бы хо роший результат. В США за Трумэна подали голоса только 56% избирателей, и Трумэн не получил абсолютного большинства»58.

Надо заметить, СЕПГ успешно справилась с этой задачей.

Угрозы, аресты, а также агитация непосредственно на предпри ятиях и в деревнях способствовали высокой явке избирателей.

Согласно данным, приведённым немецким исследователем В.

Лотом, около 90% населения пришло 15 октября 1950 г. на из бирательные участки. Махинации при подсчёте голосов позво лили увеличить эту цифру до 98,73%. Из них 99,72% избира «Скостить половину суммы репараций… мы можем». Встреча Сталина с руководством СЕПГ. Источник № 3, 2003. С. 108.

Там же. С. 108.

Там же. С. 113.

телей проголосовали за единые списки59.

По мнению некоторых исследователей, многие восточные немцы проголосовали за единые списки в знак протеста против политики Аденауэра. Кроме того, с их точки зрения, эти выбо ры должны были стать последними выборами во «временном образовании» ГДР, за которыми должны были последовать сво бодные демократические выборы во всей Германии60.

Выступая на первом конгрессе Национального фронта августа 1950 г. лидер ХДС О. Нушке охарактеризовал «единый список, как единственную возможность предотвратить раскол миролюбивых патриотических сил». Он указал на неуместность предвыборной борьбы, в которой «один нападает на другого, в которой есть победители и побеждённые, в которой мы забыва ем об интересах великого общего дела»61.

Решившись в 1950 г. на выдвижение единых списков канди датов от СЕПГ и буржуазных партий, Москва вряд ли предпо лагала, что по подобному сценарию будут проводиться все по следующие выборы. Советский Союз по-прежнему придержи вался установки на воссоединение Германии и рассчитывал в ближайшем будущем на подписание с ней мирного договора на приемлемых для себя условиях.

Неслучайно после возвращения из Москвы Политбюро СЕПГ 2 июля 1950 г. приняло «Решение об усилении борьбы в Запад-ном Берлине и Западной Германии», в котором говори лось: «По-литбюро самокритично констатирует, что политика и работа СЕПГ недостаточно ориентированы на решение обще германской задачи». С учётом факта, что «главная задача состо ит в развитии общегерманской политики, ведущие органы пар тии не должны ограничиваться только задачами в ГДР»62.

В соответствии с этим решением руководство СЕПГ броси ло все силы на популяризацию политики ГДР в Западной Гер мании. Было издано немало брошюр. Тысячи писем и теле грамм отправили активисты «Национального фронта» запад ным немцам. Однако успех этой пропагандистской акции был Loth W. Stalins ungeliebtes Kind. Warum Moskau die DDR nicht wollte. Berlin, 1994. S. 166.

Шерстяной Э. «Германская политика» СССР после образования двух не мец-ких государств, 1950 год. Россия и Германия, Выпуск 2, М., 2001, С. 58 269.

Там же. С. 258.

Цит. по: Badstuebner R. Die Sowjetische Deutschlandpolitik im Lichte neuer Quellen. Deutsche Frage in der Nachkriegszeit. Berlin, 1995. S. 128.

сомнителен с самого начала.

Вскоре представители СКК и лидеры СЕПГ были вынужде ны констатировать свою неудачу в проведении «разъяснитель ной кампании». Во время одной из встреч с Чуйковым и Семёновым В. Пик записал в своём дневнике: «Борьба за мир (пору-чение Сталина) в Западном Берлине / и Западной Герма нии – очень плохо, только 71000 подписей». Основную причи ну тако-го неутешительного итога, участники беседы видели в «мнимом страхе и трусости» населения63.

В октябре 1950 г., спустя несколько недель после конферен ции трёх западных держав в Нью-Йорке, на которой было объ явлено о «желательности вовлечения ФРГ в западную систему обороны», состоялось Пражское совещание министров иност ранных дел восточноевропейских стран. В нём впервые принял участие представитель ГДР. На этот раз Советский Союз высту пил с инициативой создания «Общегерманского учредительно го Совета из равного количества представителей ГДР и ФРГ, который должен был подготовить образование временного, де мократического, мирного общегерманского суверенного прави тельства, а также представить правительствам СССР, США, Ве ликобритании и Франции на совместное утверждение соответ ствующие предложения»64. Фактически эта идея уже фигуриро вала в 1949 г. на Парижской сессии СМИД, новым стал пункт, что «при известных обстоятельствах может быть проведён не посредственный опрос германского народа относительно этого предложения»65.

В правительственном заявлении ГДР от 15 ноября 1950 г., которое было предварительно согласовано с Советской Конт рольной Комиссией, О. Гротеволь развил эту идею дальше и предложил, чтобы «Общегерманский учредительный Совет взял на себя и подготовку условий для проведения общегер манских выборов в Национальное собрание». 30 ноября оба предложения были направлены канцлеру Аденауэру в форме Bespraechung am 3.7.1950 mit Tschuikow, Semenow, Semitschastnow, Dawi dow um 8 Uhr abends. ZPA NL 36/736, Bl. 175-177. Wilhelm Pieck – Aufzeich nungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993. S. 351.

Конференция в Нью-Йорке проходила с 12 по 19 сентября 1950 г.

Loth W. Stalins ungeliebtes Kind. Warum Moskau die DDR nicht wollte. Berlin, 1994. S. 171.

Цит. по: Филитов А.М. Германский вопрос. От раскола к объединению. Но вое прочтение. М., 1993. С. 141.

официального письма министра-президента ГДР66.

Правда, какие именно условия должны были быть созданы для проведения свободных выборов, авторы документы не уточ нили. Имелся ли в виду вывод американских войск с террито рии ФРГ или разрешение бундестагом деятельности партий и организаций ГДР, оставалось неясным. Не были обозначены в послании и сроки создания предполагаемого общегерманского пра-вительства.

Однако в качестве отправной точки для поиска компромис са это предложение, на наш взгляд, вполне подходило. Вряд ли данная инициатива подразумевала перенос модели развития Германской Демократической Республики на всю Германию, ведь при её реализации представители ФРГ приняли бы такое же равное участие в формировании нового объединённого пра вительства, а, следовательно, и государства, как и представите ли ГДР. Сохранение существующего режима в Восточной ча сти Германии, таким образом, ставилось в одинаковой степени под вопрос, как и сохранение существующего режима в ФРГ.

Интересно, что с этого момента в ЦК СЕПГ стали всё чаще раздаваться голоса о том, что «следует воздерживаться от внут-риполитических мер, которые могли бы осложнить буду щие свободные выборы». Рудольф Хернштадт охарактеризовал эти изменения следующим образом: необходимо «сконцентри ровать наш огонь на американском агрессоре и атаковать прави-тельство ФРГ лишь настолько, насколько мы будем уверены, что наше наступление найдёт поддержку среди ши роких масс Западной Германии»67.

Представители Союзной Контрольной Комиссии довольно подробно обсуждали дальнейшие шаги руководства ГДР в рам ках «пражской инициативы» и возможную реакцию Запада68.

«Бундестаг не скажет нет», – сделал вывод В. Пик из беседы с Чуйковым и Семёновым, посвящённой вопросам «образования Учредительного совета и подготовки мероприятий для объеди нения (Германии): выборов в Национальное собрание, создания правительства и заключения мирного договора». По мнению Цит. по: Loth W. Stalins ungeliebtes Kind. Warum Moskau die DDR nicht woll-te. Berlin, 1994. S. 171.

Ebd. S. 172.

В течение весны 1951 г. состоялось несколько подобных встреч представи телей СКК и руководства ГДР, например, 21.02.1951, 12.03.1951, 4.04.1951.

Wilhelm Pieck – Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945-1953, Berlin, 1993.

участников встречи, не стоило ожидать быстрого ответа от ФРГ, потому что «американцы не разрешат (Западной Германии) со гласится с «8 пунктами». Исходя из этого, федеральное прави тельство могло пойти на «различные уловки», которые следова ло «учитывать» руководству ГДР69. Не исключалась в связи с этим и возможность проведения общегерманским выборов под контролем оккупационных держав, о чём В. Пик сообщил пре зиденту ФРГ Хойсу 3 ноября 1951 г. Однако главная ставка делалась на пункт об организации об-щегерманского референдума по вопросам «ремилитариза ции и заключения мирного договора». Только так, согласно за писи В. Пика, можно было «сорвать планы Аденауэра и предотвратить войну»71.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.