авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«1 В.С. Пикалюк, Е.Ю. Бессалова, В.В. Ткач (мл.), М.А. Кривенцов, В.В. Киселев, Л.Р. Шаймарданова Кафедра ЛИКВОР нормальной КАК ...»

-- [ Страница 2 ] --

P.T. Herring предположил, что гормоны нейрогипофиза попадают в ликвор 3-го желудочка, что было подтверждено работами гистологов, обнаруживших передвижение коллоида и гиалиновых образований задней доли гипофиза в полость воронки и послужило основанием для большого количества дальнейших исследований [35]. Целью их было установить наличие тех или иных гормонов нейрогипофиза в СМЖ. В большинстве случаев исследования, в которых использовали различные тест-объекты, дали положительные результаты. Эти экспериментальные работы 46 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА по изучению состава ликвора были основаны на изучении его биологических эффектов. Так, изучив влияние СМЖ на сократимость изолированной матки, подтвердили наличие в ликворе секрета задней доли гипофиза. В дальнейших исследованиях уточнили, что максимальным утеротоническим действием обладает ликвор IV-го желудочка, в несколько меньшем количестве гормоны нейрогипофиза находятся в цистернальном ликворе и не обнаружены в люмбальном. Современной науке известно, что отростки биполярных ядер гипоталамуса заканчиваются не только на нейрогипофизе, но направляются к Кафедра эпендиме 3-го желудочка. Таким образом, показана возможность транспорта вазопрессина и окситоцина не только в нейрогипофиз, но и в ликвор [142, 468].

Позднее исследователи обнаружили в ликворе беременных женщин продукты секреции и аденогипофиза, а также интермедин.

нормальной Было установлено наличие в СМЖ лишь тех гормонов, для которых естественным является путь действия через ликвор [258]. Позже в СМЖ обнаружены рилизинг-факторы гипоталамуса, а в экспериментах с интравентрикулярным введением этих БАВ анатомии выявлено, что они в основном концентрируются в гипофизе. Это позволило предположить, что СМЖ служит одним из звеньев регуляции гипоталамусом эндокринной функции гипофиза [404, 405, 410]. Аксоны гипоталамических нейронов, продуцирующих рилизинг-факторы, подходят к границе гипоталамуса и третьего КГМУ желудочка мозга. Гипоталамические гормоны, выделяясь в СМЖ, переносятся с ней в область срединного возвышения. Здесь они захватываются таницитами, отростки которых подходят непосредственно к воротным сосудам, и поступают в аденогипофиз. Таким образом, удалось подтвердить гипотезу ликворного пути передачи рилизинг-факторов в гипофиз [96]. Роль содержащихся в ликворе гормонов аденогипофиза велика. Они включаются в систему обратного контроля над гипофизарной секрецией, воздействуя непосредственно на аденогипофиз либо влияя на секрецию рилизинг-факторов в гипоталамусе. Тропные гормоны могут непосредственно воздействовать на нейронные пулы, расположенные поблизости от стенки желудочков, модулируя тем самым нейрональную активность высших нервных центров [489].

Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

Большинство БАВ попадает в ликвор непосредственно из структур ЦНС, составляющих высокоактивную перивентрикулярную нейроэндокринную систему [19, 51].

Нейросекреторные продукты, нейротрансмиттеры, в первую очередь моноамины, продукты метаболизма гипоталамуса и других отделов головного мозга проникают в СМЖ прямым путем из нейронов, отростки которых выступают в желудочки мозга, а также с межнейронной жидкостью. Так, моноаминергические структуры мозга, нейроны которых контактируют с СМЖ при помощи своих отростков, выступающих в полость желудочков между клетками Кафедра эпендимы, могут выделять вырабатываемые в них вещества в СМЖ [289, 475]. Возможные влияния моноаминов ликвора на эндокринные функции, важные для нашего исследования, показаны в ряде экспериментальных работ. Дофамин, введенный в полость третьего желудочка, вызывает выброс в кровь ФСГ и ЛГ, подавляя нормальной выделение пролактина. Серотонин и мелатонин оказывают противоположное действие [407, 499]. Внутрижелудочковое введение ацетилхолина и серотонина активизирует гипоталамо гипофизарно-надпочечниковую систему, катехоламины и анатомии серотонин, напротив, угнетают систему гипоталамус-гипофиз щитовидная железа, эти эффекты проявляются изменением уровней как тропных гормонов, так и гормонов периферических желез в крови. [142].

Установлено, что мелатонин также выделяется в СМЖ [174].

КГМУ Часть венозной крови, оттекающей от эпифиза, в норме поступает непосредственно в сосудистое сплетение третьего желудочка, что обуславливает транспорт мелатонина и других БАВ в СМЖ [72].

Доказана важная физиологическая роль пептидных гормонов эпифиза, выделяемых в ликвор, в регуляции функции репродуктивной системы [19]. Эндокринные эффекты мелатонина также осуществляются через СМЖ на рецепторы промежуточного мозга и гипоталамуса. Однако, действие мелатонина на функцию аденогипофиза опосредованно гипоталамусом, так как непосредственное введение мелатонина в гипофиз не влияет на секрецию ЛГ.

Наличие в СМЖ гормонов периферических эндокринных желез длительно оспаривалось, хотя в настоящее время этот факт доказан. Вещества, образующиеся вне пределов ЦНС (гормоны 48 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА периферических эндокринных желез, APUD-системы, нейромедиаторы периферических синапсов, продукты метаболизма периферических органов и тканей), сначала попадают в общее русло кровообращения и переносятся с током крови к структурам ГЭБ [40, 79, 139, 145, 193]. Содержание этих гормонов и физиологически активных веществ в ликворе зависит от их способности проникать через ГЭБ [18, 62, 210, 375].

В связи с особым иммунным статусом мозга, представляют интерес пути поступления иммуноглобулинов (источники ликворных антител). Появление антител в ликворе возможно двумя Кафедра путями: интратекальный синтез клетками местной иммунной системы мозга или проникновение из сыворотки крови при дисфункциях ГЭБ. Важно, что при отсутствии иммуноглобулинов в крови, обнаруживается высокий уровень их в СМЖ, то есть дефект В-клеток крови и костного мозга не затрагивает иммунную систему нормальной ЦНС [118, 145, 237]. Помимо синтеза иммуноглобулинов в СМЖ, возможен синтез и нейротрансмиттеров непосредственно клетками СМЖ [145].

В регуляции функций организма при участии СМЖ важную анатомии роль играют простагландины как центрального, так и периферического происхождения. Они являются модуляторами гормональной активности, а также могут воспроизводить эффекты аденогипофизарных гормонов. При введении Pg Е2 в желудочки мозга овариэктомированным крысам содержание пролактина в крови КГМУ возрастало в 15 раз. Этот эффект опосредован через гипоталамо гипофизарную систему, так как при внутривенном введении простагландины не увеличивают секрецию пролактина [450].

Таким образом, к настоящему времени выполнено довольно большое число исследований, позволяющих оценить значение ликвора как среды, участвующей в нейроэндокринной регуляции.

Иммунология СМЖ в контексте данного обзора должна быть рассмотрена в связи с наличием обширных взаимосвязей между эндокринной и иммунной системами. В последние годы новые направления науки на стыке неврологии, психиатрии, иммунологии и эндокринологии – нейроиммунология и психонейроиммунология получили мощное развитие [223, 517, 518]. Проблеме целостности организма в биологии и современной клинической медицине уделяется большое внимание. Анализ работы сложных Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

саморегулирующихся систем в качестве некоего интегрирующего начала организма широко изучается эндокринологами, нейрофизиологами, невропатологами, психиатрами и иммунологами. На стыке наук зародилась концепция существования в организме единой нейроиммуноэндокринной системы. Нервная и иммунная системы демонстрируют многочисленные аналогии: сходство функциональной организации, наличие центральных и периферических структур регуляции, возможности памяти, присутствие на клетках обеих систем одинаковых антигенных маркеров, наличие ряда иммунных Кафедра эффектов у медиаторов нервной системы и наоборот, общая ведущая роль гипоталамуса. Выявление множества путей гипоталамо-гипофизарной иммуномодуляции, подход к тимусу как к части гипоталамо-гипофизарно-тимусной оси, изучение роли опиоидов, нейротрансмиттеров, полипептидов, на уровне которых нормальной замыкается обратная связь от иммуноцитов на регуляторные центры гипоталамуса, привело к пониманию того, что существует строго детерминированная циркуляция информации между иммунной, нервной и эндокринной системами, что эти системы анатомии нельзя разделить морфологически, биохимически и функционально [8, 222, 223]. В.В. Абрамов (1991), на основании собственных исследований и со ссылкой на работы J.E. Merril et al. (1987), Wekerle H. et al. (1987), Hughes C. et al. (1988), Reiber H. et al.

(1988), S. Gordon et al. (1993), сообщает о возможности КГМУ проникновения в ЦНС через ГЭБ иммунокомпетентных клеток с последующей модуляцией функционального состояния ряда нервных структур. На ранних этапах онтогенеза существует две встречные волны миграции клеток: клетки нейроэктодермы попадают в различные органы и ткани, а клетки крови в паренхиму развивающегося мозга. СМЖ и структурам ГЭБ в осуществлении и регуляции этого процесса принадлежит первостепенное значение.

А.А. Старченко (2001) на основании собственных клинических исследований и примеров исторических открытий высказывает предположение о перспективах клинической медицины в целом, а также отдельных ее отраслей в будущем при изучении психо нейро-иммуно-эндокринных связей целостного организма.

Этиопатогенез неопластического процесса в ЦНС и на периферии с современных позиций также связывают с 50 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА дезинтеграцией нервной, иммунной и эндокринной составляющих единой регуляторной системы. О роли СМЖ и особого иммунного статуса мозга в противоопухолевой защите организма свидетельствует тот факт, что опухоли, находящиеся в относительно иммунологически привилегированном месте организма редко возникают, редко метастазируют, не вызывают раковой кахексии (их рост сдержан). Анатомические особенности строения микроциркуляторного русла ЦНС, в частности, отсутствие лимфатических капилляров, также являются одной из причин высокой онкорезистентности гоовного и спинного мозга.

Кафедра Наличие в СМЖ иммунного барьера позволяет использовать опухоли ЦНС в качестве модели исследования эффектов местных иммунных процессов на онкогенез. [144, 238]. На основании данных фактов, большое значение уделяется изучению состава СМЖ с точки зрения ее участия в противоопухолевых реакциях.

нормальной Иммунобиохимические изменения СМЖ при опухолях мозга также представляют большой интерес, их обозначают термином «иммунобиохимический неопластический синдром» [134, 144, 154, 222, 445, 518]. Саногенетическая направленность реакций местной анатомии иммунной системы СМЖ обусловлена наличием достаточных адаптивных ресурсов. На развитие мощной иммунной реакции в СМЖ указывают авторы, установившие наличие клеточно гуморальной противоопухолевой кооперации при развитии новообразовнаий головного мозга, в чем видна перспектива КГМУ решения проблемы терапии [223]. На основании вышесказанного сформулирована теория приоритета нарушения центрального звена регуляции в патогенезе злокачественных опухолей, а также приоритета центрального звена противоопухолевой защиты в норме. Ликвору принадлежит основная защитная роль как среде, содержащей гуморальные и клеточные иммунные агенты.

Развитие внутричерепного инфекционного процесса также связано с истощением защитных факторов СМЖ. По мере развития реакции саногенеза, выражающейся в увеличении интратекального синтеза Ig G достигается санация инфекционного очага [77, 222].

Итак, интегрированные в единый блок нервная, эндокринная и иммунная системы определяют важнейшие структурно функциональные параметры жизнедеятельности организма. Это Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

«стержень», основа существования организма, его адаптационных возможностей.

Большой интерес представляет функциональная асимметрия нейроиммуноэндокринной системы, которая, в свою очередь, обусловливает структурную и функциональную асимметрию ликворной системы. Вопросы симметрии и асимметрии в науке анализируются часто. Общеизвестно, что асимметрия головного мозга проявляется в том, что полушария играют разную роль в модулировании эмоционального поведения, формировании памяти, при адаптации;

левое полушарие ответственно за аналитическое Кафедра решение задач, правое – за образное. Нобелевский лауреат Л.

Сперри доказал, что «Каждое полушарие обладает собственными памятью и опытом познания, которые недоступны для воспроизведения другим полушарием». В контралатеральных участках ЦНС установлено неодинаковое содержание медиаторов, нормальной нейрогормонов, нейропептидов, а также рецепторов к ним [188].

Описана роль наследственных, внутренних (половые гормоны) и внешних (погодных, геомагнитных, гравитационных) факторов, а также цветовых гамм, латерализованных зрительных анатомии раздражителей в возникновении функциональной асимметрии головного мозга. Половой диморфизм межполушарной асимметрии связан с пре- и постнатальным влиянием половых гормонов [241].

Таким образом, факторы функциональной асимметрии мозга можно подразделить на нейрофизиологические, генетические, КГМУ возрастные (онтогенетические), гормональные, средовые, эволюционные, социальные. При этом воздействие и взаимодействие их очень сложно, в связи с чем, неверно говорить о примате влияния одних факторов над другими [69]. Проблема функциональной асимметрии является комплексным объектом для исследования ряда нейронаук – нейроанатомии, физиологии, психологии, лингвистики [1, 244]. Создание теории стало возможным лишь при междисциплинарном подходе. Анатомия и гистология изучают морфологическую основу асимметрии, являющуюся структурным базисом функциональных отличий, на изучении которых сконцентрированы другие науки. Было сформулировано определение индивидуального профиля функциональной асимметрии, под которым понимается присущее каждому конкретному субъекту определенное сочетание 52 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА функциональных асимметрий тех или иных структур регуляторной системы и органов-мишеней. Электрофизиологическую и нейрохимическую асимметрию мозга поддерживает афферентная информация от периферических органов, например воздействия со стороны иммунной системы, локализация плаценты с правой или левой стороны способны изменить параметры функционирования асимметрии головного мозга.

Поскольку нервная, иммунная и эндокринная системы функционируют в виде единого блока, было высказано и доказано предположение об асимметрии иммунной и эндокринной систем.

Кафедра Так, клетки красного костного мозга из левой бедренной кости и клетки левой доли тимуса пролиферативно более активны, чем аналогичные элементы противоположной стороны. При введении клеток разных долей тимуса, обладающих различной активностью в регуляции гуморального иммунного ответа, эта активность нормальной зависит от доминантности полушария головного мозга доноров, от которых были получены клетки, а также от того, в организм каких реципиентов они попали – лево- либо правополушарных [244].

Получены данные также о функциональной асимметрии всех анатомии звеньев эндокринной системы: не только правые и левые парные эндокринные железы асимметричны, но и оппозитные доли непарных желез внутренней секреции обладают различной функциональной активностью [244]. Так, масса левых надпочечников у крыс несколько больше массы правых, однако, КГМУ правые надпочечники более активно секретируют кортикостерон.

Известно множество данных, свидетельствующих не только о временной, но и о пространственной согласованности предгестационных и гестационных процессов, каждый из которых детерминирован генетически и может быть реализован только в континууме индивидуального латерального фенотипа [28, 34, 130, 138, 206, 243]. Координатором этих процессов становится нервная система, важнейшим принципом текущей функциональной организации которой является доминанта. Принцип доминанты и смены функциональных систем отчетливо проявляется, например, в периодичности рефлекторных нейрогуморальных процессов в репродуктивной системе самок млекопитающих. Морфологическая основа сложной рефлекторной дуги постоянна: на периферии – яичники и матка, в центре – структуры лимбической системы, Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

гипоталамус, гипофиз. На всех уровнях у млекопитающих они продублированы и функционально полярны (2 яичника, 2 функционально неоднородные половины матки, 2 полушария мозга). Гестационная доминанта человека является однополушарной, однако у многоплодных животных асимметрия выявляется при существенном градиенте числа лево-и право локализованных плодов, что является эволюционным предвестником односторонней доминанты человека.

Нейроанатомические и нейрофизиологические особенности асимметрии полушарий головного мозга имеют большое значение Кафедра и в условиях патологии, что определяет полиморфизм и гетерогенность синдромов при латерализованном церебральном поражении, а также обуславливает появление в СМЖ фактора позиционной асимметрии. При введении СМЖ больного с двигательными нарушениями у здорового реципиента возникают нормальной нарушения аналогичные таковым у животного донора с совпадением стороны расстройств. [173, 49]. С тонким химическим составом СМЖ связан также феномен «спинальной памяти» – это перенос обученного состояния доноров необученным реципиентам анатомии СМЖ, где действующим началом оказывались регуляторные пептиды, с их помощью можно перенести локальные функциональные перестройки, состояние аналгезии, импритинговое обучение, условные пищевые рефлексы [45-48, 208]. В этих работах за основу функциональной асимметрии КГМУ принята химическая асимметрия мозга. При одностороннем инсульте в области коры мозга в СМЖ содержится информация о месте поражения и если от такого животного перелить ликвор здоровой особи, у последней на той же стороне разовьется инсульт.

Нейропептиды – носители этой информации обладают высокой специфичностью: одни сообщают о поражении правой стороны, другие – левой. Большинство авторов согласны с физической теорией индуцирования асимметрии организмов всех уровней развития, объясняя аппадато ческое и филогенетическое развитие асимметрии взаимодействием биологических объектов с электромагнитным излучением, первоосновой в данном случае является поляризация молекул воды, формирование третичной структуры регуляторных белков в составе жидких сред организма, в частности ликвора. При повышении уровня организации живых 54 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА организмов все большее значение в формировании асимметрии принадлежит внутренним факторам, но во взаимодействии с факторами окружающей среды. У взрослых млекопитающих и человека функциональная асимметрия приобретает относительно стабильный характер.

В опытах при хроническом раздражении седалищного нерва кроликов наблюдали асимметричные изменения веса парных эндокринных желез. По мнению авторов, механизм возникновения этой асимметрии состоит в неравномерном прямом нейрогенном влиянии на структуру органов или их частей, приводящим к Кафедра неодинаковой их чувствительности к гормонам и медиаторам и к неодинаковой утилизации ими питательных веществ, а также к асимметричным изменениям сосудистого тонуса желез и их кровоснабжения [236]. Введение СМЖ практически не оказывало влияния на возникающую после перерезки нерва асимметрию нормальной показателей веса парных эндокринных органов и не препятствовало развитию асимметрии.

Таким образом, нервная, эндокринная и иммунная системы асимметричны по целому ряду морфологических и анатомии функциональных параметров, причем асимметричны как «по отдельности», так и в составе единого блока. Явление функциональной асимметрии выявлено в норме, патологии и при экспериментальных воздействиях. Учет морфо-функциональной асимметрии – классический подход к изучению регуляторных КГМУ систем, получивший мощное развитие в настоящее время. Впервые асимметричные эффекты СМЖ припаренетральном ее введении, на органы нейроэндокринной системы описал в своих работах В.Г. Топало., ученик профессора Ткача В.В [236]. Данное направление весьма перспективно.

1.4.Технология получения и обработки ликвора как исходного сырья для произвоства биогенных препаратов По данным литературы нам известны два способа получения препарата путем обработки прижизненно полученной ксеногенной спинномозговой жидкости крупного рогатого скота. Первый способ Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

заключался в стерилизации ликвора путем проведения через бактерицидные фильтры Шамберлана, а полученный фильтрат запаивался в стеклянные ампулы и хранился в холодильнике при t +2C;

+4C. Такой способ обработки позволил сохранять биопрепарат из ликвора от одной недели до шести месяцев и более (1-1,5 года) [242].

Другой способ получения препарата состоял в том, что прижизненно полученная ксеногенная спинномозговая жидкость от стельных и нестельных коров-доноров подвергалась термической обработке путем автоклавирования или кипячения в течение 15 Кафедра 20 минут. Годность препарата, расфасованного в стеклянные ампулы, сохранялась около двух лет [10]. Описанные препараты не нашли широкого применения в связи с тем, что технология их приготовления была несовершенной, так как, проведение через нормальной фильтры не обеспечивало надежной стерильности, а автоклавирование и кипячении приводило к потере лечебных свойств ликвора;

сроки хранения полученных препаратов были ограничены.

анатомии Предложенная нами технология получения биологического препарата предусматривает многоступенчатый процесс обработки ликвора, который включает в себя: экологическую экспертизу сырья, криоконсервацию с неоднократным замораживанием и размораживанием ликвора, -стерилизацию и проведение препарата КГМУ через бактериальные фильтры «Милипор», центрифугирование.

Данные методы обработки ксеногенной спинномозговой жидкости, с нашей точки зрения, являются наиболее обоснованными, так как предусматривают надежный контроль поступающего исходного сырья, обеспечивают снижение антигенности и удаление балластных белков ликвора, полную стерильность и сохранение биологических свойств препарата.

В качестве исходного сырья в своих исследованиях для получения препарата мы использовали ликвор коров, что связано с определенными анатомическими особенностями животных, относительно несложной методикой забора жидкости, возможностью получать ликвор в практически неограниченном количестве, а также значительным сходством состава ликвора коров с цереброспинальной жидкостью человека [242].

56 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Очень важным является то, что мы использовали для производства биопрепарата только прижизненно полученную ксеногенную спинномозговую жидкость. Для лечения больных ранее получали спинномозговую жидкость от крупного рогатого скота после оглушения животного электрическим током или молотом [181]. При оглушении животных доноров электрическим током она приобретает свойства антигенности и анафилактогенности. Непригодность постмортального ликвора для ликворотрансфузий объясняется значительными сдвигами в его составе, когда многие БАВ вследствие процессов нейтрализации и Кафедра распада либо – находятся в нем в незких концентрациях, либо не определяются вообще, а нарушения целостности ГЭБ приводит к появлению в нем большого количества веществ белковой природы и форменных элементов крови [87].

нормальной Исследуя спинномозговую жидкость животных в агональном состоянии и ликвор человека после смерти, было установлено, что чем дольше продолжается агония, тем больше увеличивается содержание в спинномозговой жидкости сахара и молочной анатомии кислоты. В качественно ином состоянии находится ликвор уже через несколько минут после смерти. Вследствие ослабления и разрушения гематоэнцефалического барьера в спинномозговой жидкости происходит сдвиг ионного состава, в ней начинают появляться поступающие из крови и тканей белки, повышается КГМУ общее количество белка, меняется состав белковых фракций, резко увеличивается количество клеток, меняется их состав.

Такой способ получения СМЖ рекомендован быть не может ввиду того, что постмортально, в агональном или шоковом состоянии животного-донора состав и свойства спинномозговой жидкости резко меняются, приобретая токсические и аллергизирующие свойства. Все это делает спинномозговую жидкость непригодной для дальнейших исследований [242].

Несомненный интерес представляет то, что прижизненно взятая спинномозговая жидкость крупного рогатого скота не обладает групповыми и видовыми особенностями, что дает возможность проводить ликворотрансфузии от одного вида к другому [172].

Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

Способ консервирования прижизненно полученной ксеногенной спинномозговой жидкости крупного рогатого скота при различных режимах низких температур впервые был разработан в Крымском государственном медицинском университете имени С.И. Георгиевского и использован при выполнении научных работ и кандидатских диссертаций [39, 207, 234].

Прижизненное взятие исходного лекарственного сырья производили на донорских госплемхоза «Широкое» Симферопо льского района и в научно-производственном объединении «Элита»

Красногвардейского района АР Крым, где ветеринарно-санитарный Кафедра надзор и зоотехнические условия содержания животных находились на должном уровне. Спинно-моговую жидкость получали от нормальной лактирующих коров крас ной молочной породы.

Был сконструирован специальнй станок для анатомии прижизненного получения ликвора коров и индиви дуальной фиксации живот ного в положении, удобном для него и безопасном для КГМУ оператора.

Рисунок 1.4. Станок для прижизненного получения спинномозговой жидкости Станок предназначался для индивидуальной фикса ции крупного рогатого скота старше 13-месячного возраста и взрослых коров с массой тела от 350 до 800 кг с целью прижизненного получения СМЖ, которая использовалась для дальнейших 58 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА ксеноликворологических исследований. Основу станка составляет рама, представляющая собой сварную конструкцию из стального уголка и вертикальных стоек, служащих для крепления механических деталей и узлов, обеспечивающих усиление прочности станка. В исходном положении фиксационный станок представляет собой коридор, открытый с торцов, что дает возможность животному-донору свободно входить в него.

Станок оснащен подвижным сиденьем для оператора, производящего пункцию и столиком для размещения инструментов и материалов, необходимых для прижизненного забора Кафедра ксеногенной спинномозговой жидкости крупного рогатого скота (коров);

станок оснащен приспособлением для смыва испражнений в канализационный сток помещения. В комплект станка входит прибор «электропастух» для подгона животных.

нормальной Станок устанавливается стационарно в закрытых помещениях (фермах, животноводческих хозяйствах, бойнях, мясокомбинатах, а также в лабораториях-вивариях, научно-исследовательских институтах), где параметры соответствуют нормам анатомии технологического проектирования ветеринарно сельскохозяйственных предприятий. Станок предназначен для круглогодичного использования во всех климатических зонах Украины.

Из существующих способов получения ликвора КГМУ (люмбального, цистернального и вентрикулярного) мы остановили свой выбор на цистернальном (субокципитальном).

Предпочтительно производить забор ликвора путем субокципитальной пункции, так как наиболее высокая концентрация веществ, обладающихфизиологической активностью, определяется в цистернальном ликворе, по сравнению с люмбальным, где происходит снижение их содержания и наблюдается обменная инактивация определенного количества ценных, в терапевтическом отношении, веществ [242].

Между продолговатым мозгом и мозжечком образуется обширное подпаутинное пространство или, так называемая, большая цистерна мозга, наполненная ликвором. Длина, глубина и емкость цистерны у различных животных отличаются.

Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

В зависимости от возраста и массы тела животного расстояние от кожи до большой цистерны мозга (а следовательно, и глубина вкола иглы)будет различным. У крупного рогатого скота это расстояние колеблется в пределах 7-12 см. Во избежание повреждений продолговатого и спинного мозга при пункции мы пользовались таблицей 1.4.1, по которой учитывалась глубина введения иглы в зависимости от окружности шеи животного [240].

Таблица 1.4. Глубина введения иглы у крупного рогатого скота Кафедра Глубина Глубина Глубина Окружность Окружность Окружность прокола прокола прокола шеи (см) шеи (см) шеи (см) (см) (см) (см) 50 4,0-4,1 62 6,0-6,2 76 7,3-7, нормальной 52 4,2-4,3 64 6,2-6,5 79 7,4-7, 54 4,3-4,4 65 6,5-6,6 81 7,6-7, 56 4,5-4,8 67 6,6-6,8 84 7,7-7, 58 5,1-5,5 70 6,9-7,0 87 7,9-8, анатомии 60 5,3-5,8 73 7,0-7,2 90 8,0-8, 97 8,0-8, Для субокципитальной пункции коров применялись стандартные иглы Бира. Забор ликвора осуществлялся ветврачом, КГМУ специально, обученным этой технике и 2-3 помощьниками. Корову донора ставили в станок и фиксировали.

Шерсть на затылочной области в верхней части шеи коровы выбривали, кожу обрабатывали спиртом и 10% раствором йода, после чего иглу вводили по средней линии строго перпендикулярно поверхности кожи. При большом сопротивлении игла проходила последовательно кожу, подкожную клетчатку, мощный слой мышц, выйную связку, атланто-затылочную мембрану и проникала в большую (заднюю) цистерну мозга, что ощущалось как «провал» в свободную полость. Из иглы извлекался мандрен и при появлении СМЖ к канюле иглы подключали систему для прижизненного извлечения ликвора у млекопитающих животных.

60 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Кафедра нормальной Рисунок 1.4.2 Полузакрытая система для прижизненного извлечения ликвора крупного рогатого скота.

Предложенная система отличается простотой устройства, надежностью в работе, удобностью и позволяет производить анатомии массовый забор спинномозговой жидкости в достаточно больших количествах от одного и того же донора в течение нескольких лет без вредных последствий для животного. Перед забором ликвора проводили визуальный осмотр всей системы: проверяли КГМУ герметичность вакуумного резервуара (2) и вакуумного шланга (4), а также стеклянного флакона (7). Открытую часть резиновой пробки флакона обрабатывали 10% раствором йода. Резиновую пробку флакона прокалывали иглами Дюфо (6, 9). Флакон – приемник СМЖ, с введенными в него иглами Дюфо, фиксировался на стойке вверх горловиной. Медицинские зажимы накладывали на шланги (5, 8). Вакуумным насосом (3), легко и очень медленно создавали отрицательное давление (0,1-0,2 атм.) (1), после чего снимали зажим с вакуумного шланга (5). Иглой Бира (10) производили субокципиталную пункцию, мандрен извлекали и при появлении СМЖ к канюле иглы присоединяли вакуумный шланг (8) системы и снимали зажим. За поступлением и количеством ликвора наблюдали через стеклянное окно (11) и по градуировке флакона. Ксеногенная спинномозговая жидкость поступала в стерильные стеклянные флаконы емкостью 250 мл. ликвор Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

выбраковывался, если при взятии, визуально, жидкость была мутная или имелась примесь крови. От одного животного-донора получали 100-150 мл спинномозговой жидкости, в зависимости от упитанности и возраста животного. После взятия ликвора пробки флакона обрабатывались 10% раствором йода и коллодием, колпачки покрывались металлексом. Весь процесс получения спинномозговой жидкости проходил в стерильных условиях.

Посуда, инструментарий, перевязочный материал, вакуумные шланги, иглы обрабатывали согласно общепринятым правилам асептики в хирургии. При последующем заборе ликвора процесс Кафедра повторялся в той же последовательности.

Значительно упрощает и ускоряет забор ксеногенной СМЖ использование нами стерильных одноразовых стандартных систем ПК-11-01 вместо вакуумного шланга (8), иглы Дюфо (9) и стеклянного окна (11). Преимущество предложенного нами забора нормальной состоит в том, что отпадает необходимость в повторной стерилизации системы, это позволяет быстро производить массовый забор ликвора со строгим соблюдением правил асептики, так как система использовалась у животного однократно.

анатомии Прозрачный материал всех элементов системы и зажим давали возможность визуально быстро контролировать качество и скорость поступления жидкости во флакон и при появлении примеси крови позволял своевременно прекратить поступление ликвора в приемник. Количество спинномозговой жидкости у КГМУ одной особи крупного рогатого скота составляет 300-320 мл.

Ликвор коров бесцветен и визуально не отличается от ликвора человека. Кроме того, он приближается к последнему по своему морфологическому составу, по биохимическим и физико химическим константам. Спинномозговая жидкость, полученная при люмбальной пункции, в норме прозрачна, бесцветна, она имеет постоянный удельный вес 1,006-1,007 (удельный вес ликвора из желудочков головного мозга – 1,002-1,004). Вязкость СМЖ в норме колеблется от 1,01 до 1,06 спз. Спинномозговая жидкость имеет слабощелочную среду (pH 7,4-7,6). Длительное хранение ликвора вне организма при комнатной температуре приводит к постепенному повышению его pH.

62 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Прижизненно полученную спинномозговую жидкость на донорских пунктах подвергали консервированию с использованием различных технологических цепочек.

Первый вариант. Флаконы с ксеногенной спинномозговой жидкостью помещали в специальные контейнеры, предназначенные для транспортировки крови и доставляли на Крымскую республиканскую станцию переливания крови (КРСПК), где замораживали в холодильниках типа при t -40C;

70C и хранили до 7 дней и более. Целью данного способа консервации являлось стемление сохранить по возможности Кафедра максимальное количество БАВ ликвора. При низких температурах физиологические процессы в клетках и жидкостях ингибируются, происходит анабиоз, витрификация [229].

Второй вариант. На донорских пунктах в специальной комнате ликвор из стеклянных флаконов расфасовывали в нормальной стерильные алюминиевые тубы емкостью до 200 мл, которые приобретали на станции искусственного осеменения животных, где они используются для хранения семени животных в криоконсервированном состоянии. Спинномозговую жидкость в анатомии тубах консервировали сверхбыстрым замораживанием при t -196C путем погружения в сосуды Дюара-311 или СДС-5 с жидким азотоми направляли на КРСПК.

Третий вариант. На донорских пунктах исходное лекарственное сырье поступало в стерильные пластикатные КГМУ системы ПК-11-01 для забора крови и подвергалось в течение 2 минут замораживанию путем погружения в ванну с жидким азотом, после чего переносили его в сосуды Дюара-31 или СДС-5 с жидким азотом при t -196C и отправляли на КРСПК.

Таким образом, были разработаны технические регламенты прижизненного получения исходного лекарственного сырья, его криоконсервирования при различных режимах низких температур.

Был создан криобанк ксеногенной спинномозговой жидкости для получения биопрепарата.

Часть ликвора брали из холодильников и оттаивали его при комнатной температуре в течение 24 часов. Размороженный ликвор подвергался экологической экспертизе в КРСПК, в Крымской РСЭС и в Крымской ветеринарной лаборатории. Определяли:

Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

1) мощность экспозиционной дозы внешнего -излучения, определялась поверхностная радиоактивная загрязненность, суммарная удельная активность -излучающих нуклидов, радионуклидный состав, содержание цезия-137;

2) содержание солей тяжелых металлов, ядохимикатов, гербицидов, пестицидов, фунгицидов, нитратов, нитритов;

3) содержание антибиотиков: пенициллина, стрептомицина, тетрациклина, гризина;

4) проводили реакции: RW, ВИЧ-1, ВИЧ-2, на австралийский антиген, РИД на нейролейкоз.

Кафедра После получения отрицательного результата экологической экспертизы, КСМЖ в замороженном состоянии направляли в Белгород-Днестровский завод медицинских изделий Одесской области для -стерилизации, которую проводили в транспортной таре в контейнерах на промышленной -установке «Стерилизатор нормальной 3» в течение 3 часов при экспозиции 1,5 Мрад. Часть ксеногенной СМЖ в контейнерах направляли в Институт биофизики МЗ СССР (г. Москва), где ее подвергали -стерилизации (2,5 Мрад) на аппарате ЭГО-2. При таком режиме стернилизации происходит анатомии обезвреживание бактерий, вирусов, опухолевых клеток, грибковых мицелл, лейкозных бластов и актиномикозных мицелл при сохранении биологической полноценности ликвора. В основу стерилизации легли положения, разработанные рядом авторов [239]. После получения от завода заключения о стерильности КГМУ ксеногенной спинномозговой жидкости, ее в контейнерах доставляли на КРСПК, где сохраняли в криоконсервированном состоянии: в низкотемпературных холодильниках при t -40C;

70C. При таком процессе происходит криопреципитация исходного сырья и снижение его антигенных свойств.

По истечении 7-10 дней ксеногенную СМЖ извлекали и размораживали при комнатной температуре в течение 24часов.

После разморозки ликвор подвергали центрифугирванию в рефрижераторной центрифуге типа РС-6 или К-70 в течение 30 минут при 1800 об/мин. После центрифугирования сырье передавали в бокс для отделения центрифугата от осадка с соблюдением правил асептики и антисептики. Стерильный центрифугат повторно подвергался замораживанию в низкотемпературном холодильнике типа при t -70C. Через 7 дней 64 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА центрифугат вновь повторно подвергался оттаиванию при комнатной температуре в течение 24 часов. Быстрое замораживание нарушает биохимические и биофизические процессы в клетках, что приводит к потере сенсибилизирующих свойств [229]. При неоднократном замораживании и оттаивании ликвора происходит депротеинизация, аутолизирование, самоощелачивание и снятие общей сенсибилизации путем распада крупных биополимеров на низкомолекулярные.

Затем центрифугат фильтровали через стерилизующие фильтры «Милипор» (номинальный диаметр пор 0,8;

0,45;

Кафедра 0,22 мкм) при давлении 0,2-0,4 атм. Гамма-стерилизация и вторичная стерилизация через фильтры «Милипор» не снижает биологической активности ликвора коров [183]. Стерильный фильтрат (ликвор, проведенный через фильтры «Милипор») разливали в стеклянные ампулы по 2;

5;

10 мл и в стеклянные нормальной флаконы по 20;

50;

100;

150;

250;

500 мл. Проводили бакконтроль на стерильность. Осуществляли биологический контроль препарата на пирогенность, токсичность, аллергенность на кроликах, морских свинках и белых мышах. Определяли физико-химические анатомии показатели: цвет, прозрачность, запах, растворимость в воде, в органических растворителях, преломляемость, pH, количество белка, стойкость препарата при хранении, условия и срок хранения.

Готовый перпарат этикировали, укупоривали в картонные коробки или специальную тару. Биопрепарат хранили при температуре КГМУ +20C, в защищенном от света месте. Срок годности – 3 года.

В отличие от вышеуказанных исследователей, нами впервые была разработана и обоснована технология получения биологического препарата на основе спинномозговой жидкости лактирующих коров, включающая в себя целую цепочку технологических процессов:

1) в качестве животных-доноров впервые использовали только лактирующих коров, ликвор которых содержит максимальный спектр биологически активных веществ;

2) для прижизненного забора ксеногенной спинномозговой жидкости использовали пластиковые системы ПК-11-01, предназначенные для консервирования крови;

преимущество их состоит в том, что спинномозговая жидкость поступает непосредственно в стерильный пластикатный мешок (емкостью Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

мл), что исключает необходимость производить разлив во флаконы и алюминиевые тубы;

при сверхбыстром глубоком замораживании и дальнейшем хранении в сосудах Дюара с жидким азотом пластикатный мешок с СМЖ не подвергался разрывам, в отличие от стеклянных флаконов и алюминиевых туб;

3) -стерилизации подвергали исходное лекарственное сырье – ксеногенную спинномозговую жидкость, в отличие от других исследователей, которые проводили -стерилизацию препарата после проведения спинномозговой жидкости через фильтры «Милипор» в готовом виде (флаконы и ампулы);

такой метод не Кафедра обеспечивал полной стерильности, часто наблюдались помутнение ликвора, выпадение осадка, хлопьев и т.д.;

4) впервые проводили экологическую экспертизу ксеногенной спинномозговой жидкости крупного скота на содержание радионуклидов, солей тяжелых металлов, ядохимикатов, нормальной пестицидов, гербицидов, фунгицидов, нитратов и нитритов, определялось содержание антибиотиков (пенициллина, стрептомицина, тетрациклина, гризина), проводилась реакция на ВИЧ-1, ВИЧ-2, австралийский антиген, РИД на нейролейкоз;

анатомии 5) применили трехкратное замораживание и трехкратное оттаивание с целью снижения антигенных свойств ксеногенного ликвора и двукратное центрифугирование с целью удаления балластных веществ;

6) предложили вторичную стерилизацию ксеногенной КГМУ спинномозговой жидкости путем ее проведения через фильтры «Милипор» (первичная стерилизация – радиационная). Такой способ технологической обработки спинномозговой жидкости крупного рогатого скота гарантирует полную стерильность препарата в течение 3 лет и более, так как за этот период не наблюдалось бактериальной, микоплазменной, грибковой и вирусной контаминации и не снижалась его биологическая активность.

Поскольку требования низкой токсичности имеют большое клиническое значение, нами были проведены комплексные исследования ксеногенной спинномозговой жидкости по выявлению возможных тератогенных и эмбриотоксических свойств. Полученные нами данные показали, что ликвор не обладает вышеуказанными побочными действиями [175].

66 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Таким образом, нами был получен биологический препарат, представляющий собой фильтрат из прижизненно взятой криоконсервированной -стерилизованной спинномозговой жидкости крупного рогатого скота (лактирующих коров), который использовали для проведения дальнейших экспериментальных исследований.

Предложенная технология получения, последовательной обработки (криоконсервация, -стерилизация, фильтрация) и хранения ксеногенной спинномозговой жидкости отличается относительной простотой, не требующей дорогостоящей Кафедра аппаратуры и создания дополнительных специализированных служб, а сырьевая база получения исходного лекарственного сырья является доступной, экологически чистой, с возможностью многократного использования животных-доноров. В связи с этим возникает возможность создания в перспективе нормальной специализированной ксеноликворологической службы (центра) с пунктами прижизненного забора СМЖ крупного рогатого скота в животноводческих хозяйствах и на мясокомбинатах с последующей ее обработкой и хранением на базе уже существующих станций анатомии переливания крови. Это позволяет создать криобанк ксеногенной спинномозговой жидкости крупного рогатого скота с последующим выделением из ликвора биологически активных веществ и возможностью получения новых биопрепаратов для здравоохранения, ветеринарной медицины и животноводства с КГМУ учетом потребностей не только Украины, но и других стран.

1.5. Строение и функциональное значение гематоэнцефалического барьера, его роль в регуляции состава спинномозговой жидкости, понятие о «гуморальном рефлексе»

Гематоэнцефалический барьер. Нигде зависимость от постоянства внутренней среды так не выражена, как в мозге.

В других органах внеклеточная концентрация гормонов, ионов, аминокислот подвержена частым небольшим изменениям. Если бы такие изменения происходили в ЦНС, это сопровождалось бы неконтролируемой активностью нейронов. Надежную изоляцию Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

мозга от колеблющихся изменений состава крови осуществляют системы неспецифических барьеров. Существует также специфический иммунный барьер мозга, представленный автономной системой иммунокомпетентных клеток [145].

Различные авторы выделяли несколько вариантов неспецифических тканевых защитных механизмов мозга. Термин гематоэнцефалический барьер предложили Эрлих, Левандовский, Штерн, термин гематоликворный барьер – Вальтер, Шпатц, Кафка, плексо-менингеальный барьер – Монаков, центральный нервный барьер – Шамбуров, защитные механизмы ЦНС – Фридман [248].

Кафедра В настоящее время доминирует представление о множественности барьерных механизмов в ЦНC. Большинство современных авторов описывают три барьерные структуры ЦНС.

1) Гематоэнцефалический барьер, он включает три компонента:

двухмембранный слой эндотелиоцитов, базальную мембрану нормальной капилляров, имеющую фибриллярные и клеточные (перициты) компоненты и астроцитарную муфту, покрывающую до 90% поверхности сосудов мозга. 2) Гематоликворный барьер (эндотелий капилляров и его базальная мембрана, перикапиллярное анатомии пространство, образованное соединительной тканью pia mater, базальная мембрана эпендимы и слой хориоидных эпендимных клеток). 3) Ликворномозговой барьер (pia mater, покрытая менинготелием, наружная пограничная глиальная мембрана из астроцитов). Ряд авторов называют ликворно-мозговой барьер КГМУ ликворно-тканевым барьером, Г.Н. Крыжановский (1997) описывает еще глионевральный (глионейрональный) барьер.

Иногда термин гематоэнцефалический барьер рассматривают как родовое, анатомо-физиологическое и историческое понятие внутри которого возможны и видовые термины типа гематоликворный, ликворномозговой барьеры, то есть описывают ГЭБ как собирательное понятие защитных механизмов мозга [222]. Хорошо изучены и описаны морфологические, физиологические и биохимические характеристики ГЭБ в норме [250]. Эндотелий капилляров мозга не имеет пор, в месте контактов эндотелиальных клеток, глии с мембранами нейронов имеются уплотнения, непроницаемые для веществ с высокой молекулярной массой, которые являются одним из морфологических субстратов ГЭБ.

68 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Большинство веществ проникают в СМЖ не между эндотелиоцитами, а сквозь них [266, 286, 462].

Изучение функции ГЭБ привело к открытию своеобразного антагонизма реакции центра и периферии. Выражается он в том, что ряд БАВ вызывает при непосредственном воздействии на нервные центры (непосредственно в СМЖ, в обход ГЭБ) реакцию организма, противоположную той, которую они вызывают при введении в общую циркуляцию. Такая реакция организма на одно и то же вещество имеет определенное значение для понимания регуляции физиологических процессов, в частности, ауторегуляции Кафедра [98, 212]. Следует также учесть, что одни и те же БАВ могут синтезироваться в ЦНС и на периферии, выполняя различные функции [19]. Это имеет важное физиологическое значение и является основой для осуществления регуляторной функции ГЭБ [106, 210]. Так, мелатонин при подкожном и внутрибрюшинном нормальной введении не оказывает стимулирующего влияния на гипофиз, но при введении его в боковой желудочек стимулирующий эффект четко выражен. В гипофизотрофной зоне гипоталамуса не содержится чувствительных к мелатонину структур, анатомии стимулирующих функцию гипофизарно-надпочечниковой системы, так как при введении этого амина в боковой желудочек мозга на фоне деафферентации медиально-базального гипоталамуса активирующий эффект не проявляется [150]. Установлено также различие в эффектах мелатонина на цикл сон-бодрствование при КГМУ внутрижелудочковом и внутривенном введении, что подтверждает теорию выработки мелатонина в виде двух порций – в кровь и в ликвор, для связывания с рецепторами мозга [105]. Увеличение или уменьшение содержания катехоламинов в ликворе 3-го желудочка оказывает влияние на миграцию и дифференцировку гормонпродуцирующих нейронов у крыс, на секрецию рилизинг факторов и гормонов аденогипофиза (ЛГ, ФСГ, СТГ и пролактина);

а изменение содержания серотонина влияет на секрецию ЛГ, ФСГ, ТТГ и АКТГ [52, 417]. Сдвиги в составе СМЖ вследствие интравентрикулярного введения нейромедиаторов вызывают изменения функционального состояния надпочечников, щитовидной и половых желез [167]. Эффекты от периферического введения этих БАВ отличаются от центральных эффектов, что Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

также подтверждает теорию антагонизма действия гормонов по обе стороны мозгового барьера.

Строение ГЭБ с некоторыми вариациями сохраняется во всех отделах головного мозга, кроме так называемых зон «недостаточности» ГЭБ, имеющих важное физиологическое значение. Они расположены в зонах, объединенных под названием перивентрикулярной (циркумвентрикулярной) области, максимально контактирующих с ликвором: в гипоталамусе вокруг нейросекркторных ядер, срединного возвышения, а также в области гипофиза, субфоникального органа, эпифиза. Это, так называемые, Кафедра «окна мозга», имеющие больший доступ к гематогенным факторам [139]. Здесь под базальной мембраной имеются перикапиллярные пространства, а сам барьер обильно фенестрирован. В этих областях мозга выявляют нейроантитела, а БАВ проходят из крови в интерстициальную жидкость и наоборот, что обеспечивает нормальной активный обмен веществ между кровью и мозгом [72, 118, 145].

В этих участках имеется дефицит не только ГЭБ, но и глионейронального барьера. При введении в кровь витальных красок, они окрашивают участки мозга с высокопроницаемым анатомии барьером и сосудистое сплетение третьего желудочка, но не проникают в остальные отделы нервной системы. Соотношение окон и участков с ГЭБ по данным некоторых авторов 1:100 или 1:


5000 [139]. Около этих структур находятся ликворные карманы, замедляющие ток жидкости и способствующие увеличению КГМУ концентрации и времени контакта БАВ с рецепторами [142].

В перивентрикулярных структурах возможна не только рецепция, но и синтез БАВ.

Современные исследования направлены на изучение процессов межклеточного взаимодействия в ГЭБ и объяснение функционирования разнородных элементов барьерных систем подобно единой клеточной мембране, играющей не только защитную, но и регуляторную роль [62].

Регуляторная функция СМЖ и структур ГЭБ, понятие о гуморальном рефлексе. В основе учения о нейрогуморальной регуляции лежат работы Штерн Л.С. Ликворная система выполняет следующие основные функции в обеспечении нейрогуморальной регуляции: 1) транспорт несвязанных гормонов периферических эндокринных желез из общей циркуляции в ликвор (через ГЭБ, в 70 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА основном в области хориоидного сплетения) и из него в гипоталамус и гипофиз;

2) поступление в ликвор гормонов из гипоталамуса, гипофиза, эпифиза с последующим влиянием на рецепторные образования мозга либо периферические железы мишени (дополнительный путь из СМЖ в кровь) [142].

Таким образом, СМЖ является важным звеном в цепи гуморальных связей между ЦНС и периферией благодаря постоянному переходу в нее из общей циркуляции метаболитов, выделяемых различными органами. Как видно, ГЭБ, являясь регулятором состава СМЖ, играет в этом процессе важнейшую Кафедра роль не только в отношении контроля перехода из крови в СМЖ различных веществ и защиты нервных центров от чуждых и вредных веществ, но и относительно регулирования перехода в кровь различных метаболитов нервных центров [262]. ГЭБ обладает удивительной пластичностью, благодаря которой нормальной возможно создание и сохранение динамического гомеостаза в ЦНС.

ГЭБ морфофункционально представляет собой барьерно транспортную систему, обладающую высокой селективной проницаемостью для различных веществ, при этом компоненты анатомии ГЭБ, функционируя как единое целое, сами обладают регуляторной функцией, влияя на проницаемость молекул физиологически активных веществ.

Роль мозга в гуморальной регуляции функций организма была впервые детально изучена Л.С. Штерн, она же разработала КГМУ положение о гуморальном рефлексе: «Деятельность центральной нервной системы сопровождается образованием определенных веществ, которые, переходя в цереброспинальную жидкость… бесспорно оказывают влияние на функциональное состояние и деятельность отдельных участков центральной нервной системы, устанавливая таким образом координацию функций отдельных участков. Переходя в общую циркуляцию, эти же вещества могут оказывать непосредственное влияние на периферические органы и физиологические системы. Таким образом, мозг, помимо своей специфической функции как центр и источник нервных импульсов, регулирующих активность отдельных органов и систем, принимает участие, наравне с другими органами, своими метаболитами в регуляции и координации функций организма» [262].

Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

Необходимым условием целевых гуморальных эффектов СМЖ, является существование специфических рецепторов в различных отделах ЦНС, главным образом, в перивентрикулярных структурах [142]. Возможность влияний на хеморецепторы через желудочковую систему обусловлена особенностями эмбриогенеза перивентрикулярных структур, клетки которых сродни эктодерме [194]. Наряду с рецепторами, в механизмах действиях БАВ, осуществляемых через ликвор, важную роль играют специальные ликвороконтактные образования. Разновидностью этих структур являются паукообразные клетки инфундибулярного кармана, Кафедра относящиеся к таницитам. Они лишены эпендимы, контактируют с нейронами и с капиллярами портальных сосудов гипофиза.

Благодаря этому осуществляется передача гуморальных сигналов нейронам и транспорт веществ из ликвора в портальную систему [142, 286, 414].

нормальной Суммируя вышеизложенное, следует сказать, что в ликворной системе существуют афферентный и эфферентный гуморальные потоки, осуществляющие центральную регуляцию, что было установлено Л.С. Штерн в начале 20-го века. Ликвор анатомии здесь играет роль посредника в цепи гуморальной регуляции функций (гуморального рефлекса), [98, 262]. Началом рефлекса являются рецепторы клеток, выстилающих внутреннюю поверхность пространств, содержащих СМЖ [236]. СМЖ, поступая в кровеносное русло в объеме 500-700 мл в сутки, КГМУ осуществляет транспорт БАВ мозга ко всему организму и выполняет важную регуляторную функцию на периферии.

Содержащиеся в СМЖ БАВ осуществляют гуморальную регуляцию функций органов ЦНС и всего организма, воздействую аутокринно, паракринно и дистантно, тем самым обеспечивая объединение нервного и гуморального звеньев регуляторной системы [116]. Находясь в оптимальных количествах в СМЖ, БАВ поддерживают на физиологическом уровне функциональную активность нейронов перивентрикулярных и других нервных структур, принимающих участие в регуляции всех витальных (вегетативных) функций, трофики, поведенческих и эмоциональных реакций, бодрствования и сна. Спинномозговая жидкость, фило-онтогенетически оказываясь посредником между центральными звеньями нервной и гуморальной систем, является 72 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА интегрирующей средой, воздействующей по типу нейро эндокринных каскадных реакций [116].

Дальнейшие исследования роли БАВ в СМЖ открывают новые перспективы в изучении физиологии и патологии ЦНС.

Широко распространена точка зрения R. Gullemin (1981) о важности изучения СМЖ для нейронаук «Если принять во внимание, что нынешние концепции нейрофизиологии и неврологии сложились без учета данных, полученных в последнее время, то можно думать, что будущее развитие этой области исследования окажется революционизирующим».

Кафедра Существует множество данных о биологических свойствах СМЖ и ГЭБ, подчеркивающих их физиологическое значение.

Несомненна роль СМЖ в обеспечении процессов нейроонтогенеза. Наибольшей митотической активностью обладает именно перивентрикулярная область, наиболее тесно нормальной контактирующая с ликвором, являющаяся первичной неспецифической системой, матрицей, ответственной за этапное формообразование и созревание всех мозговых структур, а также отвечающая за процессы иммунореактивности и трофики [143, 216].

анатомии На стадии цефализации нервной трубки и формирования мозговых пузырей головной мозг практически полностью представлен перивентрикулярной областью – стенками мозговых пузырей.

Известно, что перивентрикулярная область и эпендима, как ее часть, являющаяся основным субстратом ГЭБ, определяют состав ликвора, КГМУ наполняя его «молекулярной информационной почтой», а мерцание ресничек эпендимоцитов обеспечивает передачу информации по гуморальному пути регуляции функций системном и организменном уровне [136]. Информация о составе СМЖ поступает также к центральным регуляторным образованиям, контролирующим гемодинамику. Так состав ликвора, изменение рН, наличие токсических продуктов также оказывает существенное влияние на интенсивность кровообращения головного мозга [140] и, соответственно, влияет на развитие ЦНС. Наличие в СМЖ БАВ, обладающих митогенной и трофической активностью, определяет ее специфическую роль в процессах роста и дифференцировки мозга, формирования функциональных систем организма в критические периоды развития двигательных, перцептивных, интеллектуально речевых и коммуникативных функций ребенка [4, 129].

Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

Помимо шишковидного тела, осуществляющего свои регуляторные хронобиологические эффекты посредством СМЖ, ряд иных образований срединной линии головного мозга, преимущественно перивентрикулярных структур, также относится к фотопериодической системе организма, тесно связанной с СМЖ.

Супрахиазматические ядра гипоталамуса являются ведущими циркадианными осцилляторами. Реагируя на освещенность, они являются главными синхронизаторами для большинства эндогенных врожденных ритмов млекопитающих (локомоторная активность, пищевое, водное, половое поведение, температурная Кафедра регуляция, цикл сон-бодрствование) Одновременно супрахиазматические ядра осуществляют синхронизирующее влияние на циркадианную ритмичность образования и секреции ряда гормонов гипофиза – кортикотропина, пролактина, гонадотропинов [191]. Это свидетельствует о роли СМЖ в нормальной регуляции биоритмов.

Значение ликвора для регуляции вегетативных функций и мозгового кровообращения определяется содержанием в нем биогенных аминов – медиаторов и других БАВ, необходимых для анатомии функционирования структур лимбико-ретикулярного комплекса [142]. Мозговые оболочки являются рецептивной зоной, запускающей вазорегуляторные механизмы, которые реализуются через симпатическую иннервацию, предохраняющие микроциркуляторное русло головного мозга от гемодинамических КГМУ ударов и сохранении ГЭБ при резких колебаниях артериального давления. Энкефалины и эндорфины ликвора, содержащиеся в концентрации 10-11–10-5 моль/л, оказывают вазодилятаторное действие. Помимо эндогенных опиатов важное регуляторное влияние на диаметр сосудов головного мозга оказывают биоамины, кинины, ангиотензин, простагландины, ионы кальция, содержащиеся в СМЖ [162]. Известны данные о влиянии ликвора на гемодинамику. При введении катехоламинов и адреноблокаторов в центральный канал спинного мозга происходит изменение артериального давления. Описана и морфологическая организация структур в центрально-наружном секторе спинного мозга от эпендимного слоя до боковых рогов, имеющая все необходимые компоненты для рецепции состава ликвора и передачи информации к преганглионарным нейронам [136].


74 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Ликвор, несомненно, участвует в поведенческих реакциях (смена сна и бодрствования, эмоциональные, стрессовые реакции, пищевое, половое поведение), реализующихся при помощи гормонов гипофиза и других эндокринных образований. В качестве примера можно привести данные о влиянии эстрадиола и пролактина, находящихся в ликворе, на лимбические структуры, регулирующие половое поведение [324, 491].

Показано, что находящиеся в СМЖ нейропептиды и белки в норме и при патологии (при нервных, в том числе нейрохирургических заболеваниях) оказывают нейротрофическое Кафедра действие [6, 222, 236]. При парентеральном введении СМЖ также оказывает влияние на трофику органов и тканей всего организма.

Это воздействие может происходить, с одной стороны, при прямом контакте с клетками за счет вовлечения БАВ в сложную цепь рефлекторных, эндокринных, обменных и нервных реакций, а с нормальной другой стороны, опосредованно путем изменения кровоснабжения и иннервации органов, обусловленных сдвигами в нейроэндокринной системе, передающей на рабочие органы сигналы, улучшающие трофику [6, 236]. При парентеральном анатомии введении СМЖ задерживает или предотвращает развитие нервнодистрофического процесса, улучшает состояние всего организма, а также снижает летальность подопытных животных на 10% [236].

СМЖ является важным звеном антиоксидантной КГМУ составляющей мозга, которая инактивирует продукты свободно радикального окисления, поступающие из мозга и крови [108]. Эти важные качества СМЖ угасают при дегенеративных и демиелинизирующих заболеваниях мозга [494]. Уменьшение емкости антиокислительной системы ликвора приводит к накоплению в нем БАВ, агрессивных по отношению к ткани мозга.

Ликвор превращается в среду эндогенного вторичного повреждения. Изменение иммунохимических характеристик мембран нервной ткани в результате окислительных процессов приводит к появлению интратектальных антител к антигенам ЦНС и формированию аутоиммунного конфликта [108].

Бактерицидные свойства ликвора в норме выражены незначительно, хотя он и не является столь благоприятной средой для развития микроорганизмов как сыворотка крови вследствие Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

низкого содержания азотистых органических веществ, однако при воспалении (менингитах различного инфекционного происхождения) бактерицидные свойства ликвора против большого числа различных микроорганизмов резко возрастают [303].

Экспериментальные исследования, проводимые сотрудниками Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского, подразумевают введение СМЖ за ее естественный барьер, в кровь (на периферию). В этих условиях ликвор как носитель вышеперечисленных свойств и его эффекты на органы и ткани представляют большой научный и практический Кафедра интерес.

В настоящем подразделе обобщены и проанализированы наиболее существенные факты и теории, которые могут быть положены в основу современных представлений о регуляторной функции СМЖ. К ним, прежде всего, относятся данные о нормальной содержании в ликворе различных БАВ, участвующих в нейрогуморальной регуляции. Непременным условием активной роли БАВ, поступающих в ликвор, являются доказательства существования двустороннего обмена веществ между ликвором и анатомии мозгом, наличия рецепторных структур перивентрикулярной области, чувствительных к медиаторам и гормонам. Все вышесказанное дает основание сделать вывод о несомненной роли ликворного звена в нейрогуморальной регуляции функций.

КГМУ 1.6. Спинномозговая жидкость как гуморальное звено регуляции иммунного гомеостаза организма Современные представления о физиологической роли спинномозговой жидкости не ограничиваются лишь механической, защитной, выделительной и трофической функциями. Роль и физиологическое значение ликвора в организме охватывает сложные и комплексные механизмы над- и межсистемной регуляции, о чем свидетельствуют тяжелые нарушения при ликворрее. Наличие в спинномозговой жидкости широкого спектра биологически активных веществ различного происхождения (центрального и периферического), содержание которых 76 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА изменяется в зависимости от экзогенных и эндогенных факторов ставит вопрос о наличии регуляторной, иммунной функции ликвора, как гуморальной среды организма и, в первую очередь, центральной нервной системы [142, 242].

К сожалению, спинномозговая жидкость, наряду с эндолимфой и водянистой влагой камер глаза (эти жидкости наиболее близки друг к другу), является наименее изученной гуморальной средой организма. Научный интерес к ликвору в последнее время сосредоточен на исследовании механизмов оттока и реабсорбции, физико-химических свойств ликвора [350, 360, 444].

Кафедра В многочисленных работах освещается применение высокочувствительных методов химического анализа для обнаружения тех или иных метаболитов центральной нервной системы, что оправдано с точки зрения диагностики различных патологических состояний [444, 455]. Физиологическая роль нормальной ликвора остается изученной не до конца. На современном этапе медико-биологической науки функции ликвора включают в себя:

механическую, экскреторную, транспортную и гомеостатическую функции [242]. Данные представления о спинномозговой жидкости, анатомии как гуморальной среде, лишь частично, на наш взгляд, отражают полноту эволюционно-биологического значения данной среды.

Постулируя тезис о возможном наличии регуляторной функции спинномозговой жидкости, поэтапно рассмотрим механизмы продукции и оттока спинномозговой жидкости в КГМУ данном аспекте. В неразрывной связи с регуляторными потенциями ликвора находится и иммунологический аспект.

Механизмы образования спинномозговой жидкости достаточно хорошо изучены. Доказанным механизмом продукции ликвора является, наряду с транссудацией жидкой части плазмы крови, активная секреция [281, 282, 290, 338]. Источниками образования спинномозговой жидкости являются сосудистые сплетения боковых желудочков головного мозга, а также т.н.

«экстрахороидальные» образования, к которым исследователи относят комплекс перивентрикулярно расположенных органов нейроэндокринной системы. Помимо этого, спинномозговая жидкость находится в непосредственном контакте с межклеточной жидкостью вещества мозга [145, 369]. Говоря об образовании спинномозговой жидкости нельзя не сказать о ведущей роли Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

гематоэнцефалического барьера, представляющего собой полунепроницаемую мембрану на пути кровь – спинномозговая жидкость – вещество мозга [145, 303, 288, 336, 502]. Физико химический состав ликвора, содержание биологически активных веществ, метаболитов обусловлен, в первую очередь, функциональными потребностями центральной нервной системы.

В условиях такого разделения внутренних сред организма (крови и спинномозговой жидкости) естественным является различность биологических эффектов веществ, введенных в кровь и забарьерно (например, адреналин – при периферическом введении – Кафедра повышение артериального давления, при введении забарьерно – в полость латеральных желудочков мозга – понижение артериального давления [303]). Проведенные исследования подчеркивают наличие особых механизмов регуляции, развившихся в непосредственном контакте с системами регуляции нормальной всего организма, однако общие закономерности взаиморегуляции функций организма посредством спинномозговой жидкости, особенности формирования ее эрго- или трофотропных свойств еще предстоит выяснить.

анатомии Таким образом, спинномозговая жидкость достаточно полно отражает «химический состав» центральной нервной системы и способна влиятьна гомеостаз организма. Она является динамичной структурой, свойства которой напрямую зависят от состояния организма. Естественные биологические циркадные ритмы, КГМУ физиологические состояния беременности и лактации, целый ряд патологических состояний центральной нервной системы и всего организма в целом оказывают влияние на качественный и количественный гормональный статус спинномозговой жидкости, изменяя ее регуляторный потенциал в соответствии с существованием эндогенных и экзогенных факторов.

Иммунологически привилегированная область.

Говоря об иммунологическом аспекте спинномозговой жидкости, необходимо подчеркнуть, что центральная нервная система является иммунологически привилегированной областью, наряду с такими анатомическими областями, как передняя камера глаза, яички, матка в период беременности. Объединяющими критериями всех данных привилегированных в иммунологическом плане областей являются наличие гемато-тканевых барьеров (для 78 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА центральной нервной системы – гематоэнцефалический барьер, для передней камеры глаза – гематоофтальмический барьер, для яичек – гематотестикулярный барьер, для системы мать-плод – плацента), а также «извращенная» реакция иммунной системы на внедрение антигена в «забарьерное» пространство. Одной из существенных особенностей данных областей является отсутствие, либо минимализация лимфатического дренажа, ограничивающая контакт с циркулирующими иммунокомпетентными клетками [325, 513].

Одним из следствий иммунологической привилегированности является возможность трансплантации тканей в «забарьерное»

Кафедра пространство без явлений отторжения. Спинномозговая жидкость, являясь забарьерной гуморальной средой, как и мозг, обладает свойствами иммунологически привилегированных областей.

Тем не менее, современные исследования показали, что антиген, введенный в ЦНС, способен покидать мозг и достигать нормальной системных циркулирующих иммунокомпетентных клеток.

Возникает вопрос: «Почему в норме не происходит активация иммунной системы в ответ на тканеспецифические белки мозга и, соответственно, реакция отторжения? Каков механизм анатомии формирования феномена иммунологического игнорирования?» В условиях нарушения данного принципа возможно развитие аутоиммунных заболеваний, связанных с агрессией лимфоидных эффекторных клеток к забарьерным тканям.

Как известно, основными путями оттока спинномозговой КГМУ жидкости являются:

• отток СМЖ через грануляции паутинной оболочки в венозную кровь синусов;

• отток СМЖ по лимфатическому руслу вдоль обонятельных и зрительных нервов в глубокие шейные лимфатические узлы, которые являются региональными коллекторами;

• отток по периневральным пространствам спинномозговых нервов в лимфатическую систему.

Дренаж антигенов мозгового происхождения в шейные лимфатические узлы приводит к локальному синтезу антиген специфических антител [419, 420, 433]. Установлено, что продукция антител при введении антигенов в мозг является более выраженной по сравнению с введением антигенов в непривилегированную область, такую как слизистая носа или стопа Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

[419]. Интересным фактом является то, что повышенная продукция антител не приводит к быстрой элиминации антигенного материала из ЦНС. Существует, по крайней мере, 2 возможных объяснения данного парадоксального феномена: иммунологический эффектор (антитела) могут задерживаться гематоэнцефалическим барьером и/или антитела и эффекторные клетки могут подавляться, как только они проникают в ЦНС;

второе объяснение – антигены представленные в ЦНС могут запускать «отклоненный» системный иммунный ответ, приводящий к подавлению активности нормальных эффекторных Т-лимфоцитов.

Кафедра Современные экспериментальные исследования свидетельствуют о существовании «отклоненного» системного иммунного ответа в ответ на антигенное воздействие со стороны ЦНС [513]. Авторы исследования производили инъекцию растворимого антигена в хвостатое ядро (в качестве нормальной экспериментальных животных использовались половозрелые мыши линии BALB/c). Спустя неделю, экспериментальным мышам, как и интактным животным (позитивный контроль) проводили иммунизацию путем подкожного введения данного антигена в анатомии область ушной раковины, с его повторным введением через 1 неделю. Спустя 24 и 48 часа изучали степень проявления иммунного ответа, в частности – реакцию гиперчувствительности замедленного типа. У мышей позитивного контроля, которым производилась лишь системная иммунизация, наблюдалась КГМУ выраженная реакция гиперчувствительности. В противоположность этому, у мышей, которым производилась предварительная иммунизация растворимым антигеном путем инъекции в хвостатое ядро, выраженность реакции была отчетливо ниже, сопоставима с негативным контролем (неиммунизированные животные).

Нарушение развития полноценной реакции гиперчувствительности по замедленному типу у данных мышей свидетельствует о развитии девиации системного иммунного ответа. Авторы исследования, описывая данный феномен, в дальнейшем используют термин BRAID (brain-associated immune deviation – иммунная девиация ассоциированная с мозгом), по аналогии с уже описанным в мировой литературе феноменом иммунной девиации ассоциированной с передней камерой глаза – ACAID.

80 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА Индукция отклонений системного иммунного ответа на введение антигена ЦНС не зависит от степени интактности гематоэнцефалического барьера. Основным фактором, обуславливающим специфический иммунный ответ на антиген является не наличие либо отсутствие ГЭБ или степень «утечки»

антигена в кровь, а скорее микроокружение, в котором происходит первичное распознавание антигена. Полученные результаты подтверждают гипотезу о том, что местное микроокружение является основным определяющим фактором иммунологической привилегированности центральной нервной системы.

Кафедра В качестве микроокружения выступает интерстициальная жидкость мозга и находящаяся с ней в тесной двухсторонней взаимосвязи спинномозговая жидкость. Обнаруженные в недавних исследованиях в спинномозговой жидкости циркулирующие дендритные клетки связывают антигены и, транспортируя их по нормальной ходу лимфатических путей дренажа ликвора, осуществляют презентацию антигенов иммунокомпетентным клеткам глубоких шейных лимфатических узлов [297, 505, 513]. Данные наблюдения подтверждены исследованиями, демонстрирующими возможность анатомии индуцировать супрессию антиген-зависимой реакции гиперчувствительности замедленного типа при введении суспензии клеток шейных лимфатических узлов «забарьерно»

иммунизированных животных интактным [513].

Таким образом, механизм формирования иммунологической КГМУ толерантности к антигенам мозгового происхождения можно представить следующим образом: растворимый антиген интерстициальной жидкости мозга попадает через высокопроницаемый ликворно-мозговой барьер, где связывается циркулирующими, потенциально антигенпредставляющими, дендритными клетками. В дальнейшем, с током спинномозговой жидкости по лимфатическим путям дренажа данные клетки осуществляют презентацию антигена мозгового происхождения иммунным клеткам шейных лимфатических узлов, что приводит к дифференцировке особого пула регуляторных Т-лимфоцитов супрессоров, подавляющих развитие иммунопатологических реакций к данному антигену. Возникновение и развитие в процессе фило-онтогенеза иммунологической обособленности центральной нервной системы в целом и спинномозговой жидкости, в частности, Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.

сложный процесс, преследующий две цели: с одной стороны – это протекция наиболее чувствительной к изменениям гомеостаза нервной ткани, с другой стороны – возможность реализации взаимодействия нейроэндокринной и иммунной систем.

Иммунный барьер мозга.

Термин «иммунный барьер мозга» применительно к спинномозговой жидкости ввел Ю.А. Малашхия в 1986 году.

Целесообразным является считать «иммунным барьером мозга»

комплекс органов и тканей, включающим в себя спинномозговую жидкость, мягкую и паутинную оболочки головного и спинного Кафедра мозга, сосудистое сплетение, совокупность барьерных структур (гематоэнцефалический барьер, гематоликворный барьер, ликворномозговой барьер), обеспечивающих иммунный гомеостаз центральной нервной системы.

В последнее время много публикаций посвящено изучению нормальной структуры и молекулярных механизмов функционирования гематоэнцефалического барьера и сосудистого сплетения, равно как и вопросам образования, циркуляции, оттока, биохимического состава спинномозговой жидкости. Данные исследования анатомии продиктованы, в первую очередь, актуальностью поиска путей коррекции таких патологических состояний как гидроцефалия, болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз и т.д. [444] Исследования в этой области являются потенциально перспективными, так как позволят через СМЖ воздействовать на КГМУ патогенетические механизмы развития тех или иных патологических состояний. Вместе с тем, в свете подобной прикладной направленности медико-биологической науки по данной проблеме, фундаментальные исследования единичны.

В историческом плане, говоря о продукции и составе спинномозговой жидкости, необходимо упомянуть теорию «забарьерного гемопоэза» в спинномозговой жидкости, предложенную, так же Ю.А.Малашхия. Как известно, в нормальной СМЖ выделяют следующие клеточные элементы: лимфоциты, моноциты, ретикулярные клетки, дендритные клетки, клетки сосудистых сплетений и эпендимы. Исходя из классических представлений, верхней границей нормы является 5000 клеток/мл СМЖ, в то время как среди зарубежных авторов в последнее время доминирует мнение, что максимальное количество клеток в 82 ЛИКВОР КАК ГУМОРАЛЬНАЯ СРЕДА ОРГАНИЗМА нормальной спинномозговой жидкости не превышает клеток/мл [505], что, очевидно, обусловлено общей популяционной тенденцией к лейкопении, связанной с неблагоприятными экологическими факторами, в т.ч. повышенным радиационным фоном. Среди клеток спинномозговой жидкости преобладают лимфоциты (Т- и В-лимфоциты различных субпопуляций), фагоцитарно активные клетки, сегментоядерные лейкоциты, клетки нейроглии [297, 385, 505]. Основываясь на обнаружении в ликворе функционально активных Т- и В-лимфоцитов, изучении их субпопуляционной структуры, отличающейся от таковой в Кафедра периферической крови [145, 505], оценке показателей нормального содержания иммуноглобулинов в спинномозговой жидкости [230, 516], дало возможность сформулировать положение о том, что иммунокомпетентные клетки спинномозговой жидкости образовались автономно от костномозгового гемопоэза из клеток нормальной предшественников, мигрировавших «забарьерно» в период внутриутробного развития до формирования гематоэнцефалического барьера. Данная теория формировалась под влиянием многочисленных исследований, свидетельствующих о анатомии том, что гематоэнцефалический барьер в норме является непроницаемым для иммунокомпетентных клеточных элементов периферической крови. Теоретическую возможность “забарьерного” гемопоэза подтвердили исследования, которые выявили наличие стволовых клеток в нервной ткани – в зубчатом КГМУ ядре гиппокампа, обонятельной луковице, субэпендимальной зоне латеральных желудочков мозга [344]. Изучение пластических свойств стволовых клеток в условиях эксперимента потвердило возможность дифференцировки нейральных стволовых клеток в гемопоэтические [358]. Более того, формирование иммунокомпетентных клеток требует, как известно, определенного микроокружения, влияния дифференцирующих, колониестимулирующих факторов тимуса, костного мозга. В ликворе обнаружен ряд гормонов эндокринных желез, нейропептидов – медиаторов иммунной системы [335, 498]. Так, Wybran J. Показал возможность синтеза в ткани мозга в гипоталамусе тимозиноподобного гормона, который может способствовать созреванию коммитированных клеток спинномозговой жидкости в Т-лимфоциты [517]. В свою очередь, Часть 1. Анатомия и физиология ликворной системы.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.