авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«FB2: Литературка Литературная Газета, 2010-10-14, version 1.1 UUID: nmd20101014182918-616 PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Понятно, что в качестве прототипа первым на ум приходит генерал Яков Александрович Слащёв-Крымский (1885/1886–1929). Тем более что ему уже приходилось выступать в этой роли – вспомните генерала Романа Валерьяновича Хлудова из пьесы Михаила Булгакова «Бег». Впрочем, критики отмеча ют, что есть и более глубокий «заход» на героя – через генералиссимуса Суворова с его известной склонностью к юродству. Сам же автор посвящает роман «Памяти прадеда». А стало быть, есть и прототип семейный – Михаил Прокофьевич Адамишин. О коем в одном из интервью: «Он не был генералом, – го ворит Водолазкин, – в 10-е годы прошлого века он работал директором гимназии в Петербурге. После октябрьского переворота пошёл добровольцем в Бе лую армию, где служил прапорщиком. После разгрома Белого движения бежал на Украину, где его никто не знал. Забавно, что и там он стал директором школы и даже выступал, бывало, перед учащимися как ветеран Гражданской войны (не конкретизируя, правда, на чьей стороне сражался)».

Забавлялся прадед. Не генерал.

Забавлялся другой прототип. В 1924 году бывший белый генерал Слащёв, сначала бежавший в эмиграцию, затем – из эмиграции в большевистскую Россию, стал преподавателем известных курсов «Выстрел». Анализируя поход на Варшаву, он весьма язвительно комментировал тупость командования красных. С места вскочил Будённый, выхватил револьвер и выстрелил в преподавателя. Не попал. Слащёв подошёл к Будённому, которого успели к этому времени скрутить, и сказал: «Как вы стреляете, так и воевали».

Вовсю резвится автор романа «Соловьёв и Ларионов». Видимо, чувство юмора передалось по наследству и правнуку. Евгений Водолазкин от души весе лится и веселит читателя там, где речь идёт о коллегах-филологах. Очень комично в его изображении выглядит конференция «Генерал Ларионов как текст», откровенными чудаками представляются научные и квазинаучные мужи. Филолог и писатель делятся друг с другом таким приёмом, как сноски:

внешне серьёзные, на самом деле – голая фикция, исполненная иронии. Например, когда речь идёт о финансовой деятельности различных фондов, идёт отсылка: «Об этом см.: Откатов У.Е. Научные и благотворительные фонды: формы взаимопомощи…»

Думал ли автор о читательской аудитории, направляя действие и героев в научные кулуары? Из интервью: «Взял читателя за руку и объявил день от крытых дверей. Поэтому я говорю: нефилологи, за мной! Роман – о науке, но писать я старался нескучно».

И это Евгению Водолазкину удалось! Он заставляет за себя болеть и научные трибуны, и общечитательские. Тут связка филолог – писатель работает блестяще.

Но есть, есть претензии. Даже в самом блестящем матче не всё у команды-победительницы безупречно.

Свои изыскания Соловьёв производит в годы девяностые-нулевые. Но отчётливый аромат лихости тех лет в романе отсутствует. Более того, кажется, что всё происходящее погружено в полуспячку 70-х прошлого века. А уж романтическая крымская красавица, разрабатывающая коварный план завлече ния Соловьёва в сети как любовные, так и криминальные, – так это вообще привет от героини лермонтовской «Тамани»! Писатель тут проигрывает фило логу «в одну калитку», как говорят футбольные фанаты. Иные критики сомневаются, чтобы выпускник школы, расположенной в таёжной глухомани, мог запросто поступить в питерский университет.

Водолазкин готов к отпору: «Вообще говоря, вслед за одним из героев Даниэля Кельманна могу повторить, что я не тот автор, у которого все факты со ответствуют действительности – за исключением, разумеется, работ научных и публицистических. Вместе с тем я считаю, что даже создатель художе ственных текстов, будучи человеком ответственным, прежде всего должен тщательно изучить «то, как это было на самом деле», а уж потом забыть об этом и предаться вымыслу».

И вымысел порой берёт верх над тем «как это было на самом деле». Правда, надо отдать должное – автор предаётся вымыслу с таким упоением, что не сразу от его (вымысла) очарования избавляешься. Как не избавляешься от желания всё-таки узнать, почему же не был расстрелян генерал. Чёткого отве та на этот вопрос ни исследователь Соловьёв, ни читатель не получают. При том, что Слащёв-Крымский 11 января 1929 года был застрелен на своей квар тире курсантом «Выстрела» Б. Коленбергом, якобы мстившим за брата, казнённого по приказу генерала. Хотя история эта тёмная… …В том ленинградском матче третий гол забили с пенальти. Назначенном за нарушение правил против Соловьёва. Такие исторические параллели.

В 1939-м пенальти дали. Дадут ли в 2010-м «Большую книгу» – большой вопрос.

Александр ЯКОВЛЕВ Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. Комментарии:

«ЛГ» - рейтинг Литература «ЛГ» - рейтинг Михаил Ломоносов: Учёный-энциклопедист, поэт, художник, радетель просвещения / Рук. авт. коллект. В.И. Голдин. – М.: ЮниВестМедиа, 2010. – 400 с.;

8 л. ил., 1000 экз.– (Серия «Русские витязи: защитники и созидатели России»).

Сборник вышел в преддверии 300-летия со дня рождения великого учёного, организатора просвещения, первого русского академика, которое будет от мечаться в следующем году. «Многогранность устремлений и таланта, – пишет руководитель авторского коллектива книги, – широта взглядов и глубина мышления, творческая смелость, если не сказать дерзость, сочетание в одном лице способностей блестящего теоретика и вдумчивого, одержимого экспе риментатора определили удивительное богатство научной натуры М.В. Ломоносова, где сошлись, казалось бы, трудносовместимые грани творчества и научного наследия. Физик, механик, химик, минеролог, геолог, астроном, метеоролог, географ, ритор, поэт, филолог, историк, педагог – он был поистине учёным-энциклопедистом». В сборнике раскрываются наиболее яркие моменты жизни и творчества Ломоносова, доказывается нынешняя актуальность многих его идей. Скажем, по мнению В.И. Голдина, «напоминание о том, что М.В. Ломоносов создал основы современного русского литературного языка, может стать хорошим поводом для обсуждения его состояния сегодня».

Русское эхо. 500 золотых страниц. – Самара: ООО «Издательство «Русское эхо», 2010. – 520 с., 500 экз.

Когда заходит речь о современной русской литературе, сразу приходят на ум Москва или Санкт-Петербург;

пафосные премии, торжественные меро приятия, банкеты. Почему-то принято считать, что в провинции литературы практически нет, а сколько-нибудь талантливый автор стремится публико ваться исключительно в столичных журналах и изданиях. Есть в этом доля правды, но не вся правда.

50-й юбилейный номер самарского журнала «Русское эхо», издающегося с 1995 года, вышел в виде объёмного, красивого фолианта, в который включе ны лучшие, по мнению составителей, произведения и отрывки из них, публиковавшиеся на страницах издания: проза, стихи, критика.

Здесь можно встретить имена Валентина Распутина, Владимира Крупина, Владимира Бондаренко, Дианы Кан, Светланы Сырневой и других извест ных авторов. И это говорит о том, что в провинции литература жива, развивается по своим – отличным от сиюминутных и тусовочных – законам и при растает всё новыми писателями, в том числе и столичными.

Бюсси-Рабютен. Любовная история галлов / Издание подготовили Т.О. Кожанова, Л.Г. Ларионова, М.Н. Морозова и Л.А. Сифурова. – М.: Ладомир: На ука, 2010. – 322 с.;

13 л. ил., 2000 экз. –  (Литературные памятники).

Роже де Рабютен, граф де Бюсси (1618–1693), родился 13 апреля в пятницу, да ещё в Страстную, что считалось плохим предзнаменованием. И в конце жизни граф де Бюсси, пройдя через Бастилию, изгнание, холодность короля и измену любимой женщины, причислил себя к «знаменитым страдальцам»

человечества. Считая литературную деятельность развлечением, граф создал такие произведения, как «Карта страны Легкомыслия», «Максимы любви» и другие (вошедшие в предлагаемую книгу). Но именно «Любовная история галлов», сатирический роман, выводивший в нелестном свете самых высокопо ставленных людей королевства, вызвал такое возмущение обиженных, что автору пришлось всерьёз опасаться за свою жизнь. Многократно переизда вавшаяся «История» вызвала к жизни множество подражаний и оказала бесспорное влияние на дальнейшее развитие реалистического романа.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. Комментарии:

По гамбургскому счёту итература ЛНОБЕЛИАНА По гамбургскому счёту Нобелевским лауреатом этого года по литературе был назван знаменитый перуанский писатель Марио Варгас Льоса. С просьбой прокомменти ровать решение Нобелевского комитета «ЛГ» обратилась к переводчику с испанского и португальского языков, кандидату искусствоведения, члену Союза писателей России Александру Богдановскому, познакомившему российских читателей с романами Льосы «Разговор в «Соборе», «Война кон ца света», «Кто убил Паломино Молеро» и «Похвальное слово мачехе».

– Присуждение премии Марио Варгасу Льосе, по моему мнению, решение более чем справедливое. Льоса, которому в будущем году исполнится 75 лет, очень рано и громко заявил о себе в начале своего творческого пути уже первым романом «Город и псы» (1963). Он – один из немногих живых классиков, крупнейшая фигура, по-настоящему мировая величина. Формулировка решения Нобелевского комитета «за детальное описание структуры власти и за яркое изображение восставшего, борющегося и потерпевшего поражение человека» вполне точна. В романе Льосы «Разговор в «Соборе» (1968) во всей полноте предстаёт отвратительная механика власти – аморальная и бесчеловечно жестокая. Роман звучит более чем актуально: подкуп избирателей, си ловые методы набора голосов, шантаж в сочетании с дубинками и револьверами, запредельный цинизм политиков, готовых всадить нож в спину вче рашнему союзнику… В своём самом масштабном и трагическом романе «Война конца света» (1981) Льоса показал восставшего, борющегося и потерпевшего поражение че ловека. Это произведение смело можно назвать эпохальным. Оно повествует о том, как в Бразилии в конце XIX века отщепенцы, изгои, разбойники, ни щие, сплотившись вокруг некоего Антонио Наставника, задумали создать Царство Божие на земле, построили в отнятом у помещика имении Канудос на стоящий коммунизм – без денег и без имущества – и пытались жить мирно и счастливо. При этом произошла «позитивная реморализация»: преступники и проститутки стали праведниками. Государство не смирилось, послало в Канудос несколько военных экспедиций, и восстание было потоплено в крови.

Обладая динамичным сюжетом, со сложной интригой, роман поднимает глубокие и жгучие проблемы. Его изящная, тщательно выверенная, геомет рически чёткая композиция настолько органична, что её замечаешь только при очень внимательном чтении. Лишь заметив и оценив её, можно понять, как махина романа благодаря особой подвижности своих частей и глав не давит на читателя.

Трудно судить, чем руководствуется Нобелевский комитет при присуждении премии. Знаю только, что решения последних лет вызывали известное недоумение. И дело даже не в том, что кому-то не нравился очередной нобелиат, а кто-то и слышал о нём впервые, – часто возникали вопросы о масштабе таланта того или иного награждённого… Можно сказать, что в нынешнем году наконец-то возобладал «гамбургский счёт». Марио Варгас Льоса объектив но заслужил эту премию. Без скидок, без политкорректных и географических и гендерных игр и тому подобного.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. Комментарии:

Премии ЛВитература поэта Премии день рождения Совсем немного времени осталось до 22 октября – дня рождения Ивана Бунина. В этот день по традиции вручается Бунинская премия, учреждённая в 2004 году для поддержания русской словесности, возрождения лучших традиций отечественной литературы.

В короткий список произведений, выдвинутых на эту престижную премию 2010 года, вошли пятнадцать авторов.

В номинации «Поэзия» на премию претендуют: Лариса Васильева за книги «Холм» и «Четыре женщины в окнe», Тимур Зульфикаров за книгу «Цари небесные и земные», Светлана Кекова за «Стихи о людях и ангелах», Сергей Кин за поэтический цикл «Марина», Виктор Кирюшин, автор сборника «Нака нуне снега и любви», Михаил Кукулевич за сборник «Путешествие во сне», Елена Наумова за книгу «Цветок папоротника», Татьяна Хлусова за книгу сти хотворений «Мой дом» и Владимир Шемшученко за книгу «…И рука превратится в крыло».

В номинации «Поэтический перевод» – Григорий Кружков за двухтомник избранных переводов, Вячеслав Куприянов за сборник «Зарубежная поэзия в переводах Вячеслава Куприянова», Евгения Смагина за полное собрание стихотворений К. Кавафиса, Михаил Синельников за книгу переводов «Хакани:

Лирика», Евгений Фельдман за книги переводов Р. Бёрнса, Дж. Киплинга и «Эндимиона» Дж. Китса, Юрий Щербаков за книгу стихов и переводов «За ду шою».

Приятно отметить, что большинство номинантов Бунинской премии – давние авторы «ЛГ».

Лауреат из села Кубенское В Союзе писателей России состоялось вручение ежегодной Международной литературной премии имени Сергея Есенина «О, Русь, взмахни крыла ми…», которое было приурочено к 115-летию со дня рождения поэта. Учреждённая в 2005 году Союзом писателей России и Национальным фондом разви тия культуры и туризма премия призвана «способствовать возрождению русской поэзии». В этом году в конкурсе участвовали авторы не только из Рос сии, но и из других стран, поэтому премии присвоили статус международной.

Церемонию награждения проводил председатель жюри Дмитрий Дарин. Первое место в главной номинации «Большая премия» занял поэт Валерий Воронов из села Кубенское Вологодской области, который назван самородком и открытием конкурса;

второе – Дмитрий Артис из Москвы за сборник сти хов «Мандариновый сад»;

третье разделили Вера Бурдина (Санкт-Петербург) и Ирина Кузьмина (Старая Русса).

В номинации «Кино. Театр. Телевидение» премии был удостоен кинорежиссёр и актёр Сергей Никоненко, сыгравший Есенина в фильме «Пой песню, поэт» (1971). Из критиков отметили литературоведа, преподавателя Пензенского государственного педагогического университета им. Белинского Валерия Сухова.

В номинации «Дебют» победила молодая московская поэтесса Ольга Меделян. Кроме денежных призов и почётных дипломов финалистам конкурса вручили бронзовое скульптурное изображение – лик Есенина на берёзовом листе.

Елена СЕМЁНОВА Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

В начале четвёртого века итература ЛЯВЛЕНИЕ четвёртого века В начале Русская поэзия. ХХI век. Антология (под общей редакцией Геннадия Красникова). – М.: ВЕЧЕ, 2010. – 463 с., 3000 экз.

Сегодня в свет выходит много поэтических антологий – и с ретроспективным обзором, и по горящим публикациям нового времени. Причины этого яв ления понятны: необходимо подвести черту под давними достижениями и завоеваниями и постичь и объединить поэтическое слово нынешнего време ни.

Одним из наиболее заметных изданий такого типа стала «Русская поэзия. ХХI век. Антология», вышедшая в «Издательском доме «Вече». Книга, состав ленная поэтом Геннадием Красниковым, вышла под его же общей редакцией и представляет реальную картину первого десятилетия русской поэзии но вого века. Она хорошо издана, в крупном формате, украшена двумя тетрадками вкладок с фотопортретами авторов.

Оформление лицевой стороны переплёта антологии живо напомнило другую книгу, изданную в конце 90-х годов: «Русская поэзия. ХХ век». То был се рьёзный фундаментальный труд, по принципам разработки и составления следовавший знаменитой антологии Ежова и Шамурина, изданной семьюде сятью годами ранее.

И правда: на обороте переплёта новой антологии указано, что «издание является прямым продолжением широко известной антологии «Русская поэ зия. ХХ век», выдержавшей два издания и уже ставшей библиографической редкостью». За этой краткой цитатой – к сожалению, уже забытая история вы пуска того, недавнего, но редкого издания. Его в своё время задумал начинавший как поэт, а также как исследователь русской поэзии Юрий Поляков. Но задумать было мало: надо было найти издателя. На эту идею откликнулся главный редактор крупного издательства «Олма-Пресс» Олег Ткач. Он тоже по верил, что это издание необходимо читателю тех крутых 90-х, которые, казалось, с поэтическим словом просто несовместимы. Напомним: в тот период «управление» поэзией было как бы монополизировано узким кругом, который отрицал традиционные направления поэзии, особенно советского перио да. В очередной раз делалась попытка сбросить истинное искусство поэзии с «корабля современности». Инициатор издания поставил задачу показать чи тателю реальную картину русского поэтического ХХ века. Именно этой целью он руководствовался, собирая рабочий коллектив антологии. Над книгой трудился целый творческий отряд: в частности, членами редколлегии, составителями издания и авторами статей к разделам антологии были поэты Вла димир Костров, Геннадий Красников, критики и литературоведы Ал. Михайлов, Владимир Смирнов и другие известные литераторы. Может быть, имен но эта антология помогла возрождению поэтического слова на новом этапе становления и развития российской культуры. Вот такая история стоит за скромным абзацем на обороте переплёта недавно вышедшей антологии русской поэзии уже ХХI века. Наверное, в предисловии к новой антологии стоило бы подробнее рассказать об этом. Таким образом уже раритетное издание, которое поначалу представлялось чем-то нереальным, вызвало сегодня к жиз ни своё продолжение.

Новая антология выгодно отличается от многих изданий подобного рода своей «нетусовочностью», взвешенным отношением к поэтам самых разных школ и направлений. Здесь прекрасно представлены, казалось бы, несовместимые Алексей Парщиков и Геннадий Русаков, Андрей Вознесенский и Васи лий Казанцев, Александр Ерёменко и Виктор Боков – современные поэты разных поколений и непохожих почерков.

А открывают книгу стихи поэтов начала прошлого века. Среди них Валерий Брюсов и Максим Горький, Иннокентий Анненский и Александр Блок… Этот маленький экскурс в прошлое связывает воедино поэтов, которые творили в России в начале XX столетия и в первое десятилетие нового века. Около четырёхсот имён встретилось в новой книге, которая вводит читателя уже в четвёртый век русской поэзии.

Андрей ШИЛИН Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Давно пора Литературапора Давно Наверное, как и у многих других любителей стихов, у меня собралось много антологий переводной поэзии, начиная с латинян и кончая японцами.

Есть даже сборник «Негритянская поэзия США». Но не было, как ни странно, белорусской – потому что такой книги вообще не существовало! Не знаю, то ли в погоне за экзотикой непохожих на нашу культур (недаром Арсений Тарковский однажды не выдержал и выдохнул: «Ах, восточные переводы, как бо лит от вас голова…»), то ли по каким другим причинам, но – не было, и всё тут.

И всё же она появилась – в рамках серии томов славянской поэзии «Из века в век», задуманной и осуществлённой Сергеем Гловюком, вышла книга «Белорусская поэзия». Составители – Алесь Кожедуб и Любовь Турбина, чья компетентность несомненна. Они включили в антологию более ста авторов разных поколений. Думается, даже «самые знакомые» нам поэты, такие, как Владимир Короткевич, Анатолий Вертинский, Нил Гилевич, Алесь Бадак, Ми хаил Шелехов, «иначе смотрятся» взятые (прочитанные) не изолированно, а в круге мастеров своей страны – современников, предшественников и после дователей.

Нельзя не сказать и о том, что, несмотря на близость культуры и языка, переводить с белорусского нелегко. Напротив, «обманок» и «ловушек» для пе реводчика в данном случае больше, чем при работе, скажем, с английскими оригиналами. Одно из важнейших достижений серии «Из века в век» – это подбор команды переводчиков высокой квалификации, таких как А. Стригалёв, В. Гришковец, И. Котляров и другие.

И отрадно, что серьёзный труд получил достойную награду. На ежегодном национальном конкурсе «Книга года – 2010» «Белорусская поэзия» получила это почётное звание в номинации «Белые росы». Как отметил на торжественном подведении итогов конкурса руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский, в нём участвовали более 120 000 (!) книг. В номинации «Белые росы» в финал вышли ещё мо нография Инессы Слюньковой «Храмы и монастыри Белоруссии XIX века в составе Российской империи. Пересоздание наследия» и книга Алеся Кожедуба «Иная Русь». Предпочтение было отдано поэтическому тому.

Внимательный читатель, наверное, заметил, что многие из перечисленных выше писателей тесно связаны с «Литературной газетой». И это неслучай но: в её рамках выходит приложение «Лад», посвящённое содружеству Российской Федерации и Республики Беларусь. На его страницах регулярно публи куются стихи белорусских поэтов. Надо полагать, что это способствовало повышению интереса русскоязычного читателя к белорусской поэзии.

Юрий БАРАНОВ Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Приглашение к разговору итература ЛФОРУМ Приглашение к разговору Институт мировой литературы РАН совместно с Литературным институтом им. А.М. Горького и СП России проводит юбилейную Пятую науч но-практическую конференцию, посвящённую творческому наследию великого русского поэта рубежа XX и XXI веков: «Юрий Кузнецов и мировая литература».

Основной целью конференции является освоение уникального по своей значительности и художественному уровню творческого наследия поэта Юрия Поликарповича Кузнецова, которое до сих пор неоправданно мало известно широкому кругу читателей и требует углублённого и внимательного изучения. Привлечение внимания к творчеству и личности русского поэта такого масштаба является делом чести для нашей страны и для отечественной литературы и культуры.

На этот раз конференция пройдёт в год 70-летия поэта и обещает быть более масштабной и представительной, чем обычно.

Всех не равнодушных к русской поэзии и культуре приглашаем принять участие.

Конференция состоится 9–10 февраля 2011 года в Москве в Институте мировой литературы РАН по адресу:

ул. Поварская, 25а (проезд: метро «Баррикадная», метро «Арбатская»). Начало в 11.30.

Основные направления работы конференции:

Художественно-философские представления Ю.П. Кузнецова о бытии, о взаимоотношении литературы и реальности, о призвании поэта.

Место Ю.П. Кузнецова в кругу его современников, в русской и мировой поэтической традиции.

Образный строй поэзии Ю.П. Кузнецова.

Представляется актуальным обсуждение и многих других вопросов, связанных с творчеством и личностью поэта.

Заявки на участие с указанием темы и краткой аннотацией можно прислать по электронной почте: russkijmiph@yandex.ru 11, телефон 8-916-674-76- (секретарь оргкомитета конференции).

21 ОКТЯБРЯ (ЧЕТВЕРГ)  В 18.00.

БОЛЬШОЙ ЗАЛ ДОМА КУЛЬТУРЫ МИСиС (Ленинский проспект, 4), концерт из цикла «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, РОССИЯ»

ПАМЯТИ РУССКОГО ПОЭТА ВИКТОРА БОКОВА В программе: музыкально-поэтическая композиция, песни на стихи Виктора Бокова.

Государственный академический ансамбль народной музыки «Россия» имени Л.Г. Зыкиной – дирижёр – лауреат международных и всероссийских кон курсов Дмитрий Дмитриенко. Солисты ансамбля, известные певцы, народная артистка России Анна Литвиненко, народный артист России Василий Ов сянников, заслуженная артистка России Надежда Крыгина, заслуженный артист России Василий Пьянов, лауреат всероссийских конкурсов Ольга Чирко ва, лауреат всероссийских конкурсов Татьяна Семушина и другие.

Музыкальные и фольклорные коллективы, молодые исполнители. Академический хор русской песни «Песни России» под управлением Н. Кутузова.

Трио «Лада». Ансамбль «Бабье лето».

Вечер ведут: народный артист России, артист МХАТ им. Горького Валентин Клементьев, артистка Московской филармонии Лариса Савченко.

Видеосюжеты, воспоминания друзей и близких поэта.

В программе прозвучат песни на стихи Виктора Бокова: «Оренбургский пуховый платок», «Снег седины», «Моторочка-моторка», «Ой, завьюжила, запо рошила», «Белый снег», «Коля-Николаша», «Я назову тебя зоренька», «Учись людей любить», «На побывку едет», «Песня-сказ о Мамаевом кургане», «Лён, мой лён», «А любовь всё жива», «Гляжу в поля просторные» и др.

Проезд: станция метро «Октябрьская».

Вход свободный. Пригласительные билеты можно получить заранее.

Справки по тел. (495) 625-00-50.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Эпитафия Литература Эпитафия В Санкт-Петербурге на 80-м году жизни скончался замечательный русский писатель, мэтр отечественного детектива Станислав Васильевич РОДИО НОВ. Его перу принадлежат многие широко известные и любимые читателем романы и повести (в том числе «Криминальный талант» и «Долгое дело», которые были экранизированы), а также прекрасные юмористические рассказы. Станислав Васильевич работал до последнего дня и успел закончить две главы нового романа. Это был добрый и мудрый человек, наделённый редким чувством юмора и даром дружбы. Писатели и друзья выражают соболезно вание родным и близким Станислава Васильевича.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Литинформбюро итература ЛЛИТПАМЯТЬ Литинформбюро В рамках Цветаевских праздников в Тарусе состоялось открытие бюста отца поэтессы, профессора Ивана Владимировича Цветаева (1847–1913).

Губернатор Курской области Александр Михайлов подписал постановление о присвоении имени писателя-фронтовика В.С. Алёхина (1921–2006) об ластному государственному учреждению культуры «Курская областная специальная библиотека для слепых».

В Мемориальной квартире А.С. Пушкина (Арбат, 53) состоялась презентация уникального, на русском и французском языках издания «А.С. Пушкин. Ев гений Онегин. Избранная лирика» в переводе Н.В. Насакиной (1901–1979). За последние 130 лет в России изданий произведений великого поэта на фран цузском языке, выполненных одним переводчиком, не выходило.

Московский музей И.С. Тургенева (филиал Государственного музея А.С. Пушкина) отметил первую годовщину своего открытия литературно-музыкаль ным вечером, посвящённым 150-летию повести И.С. Тургенева «Первая любовь».

В рамках «Дней Есенина–2010» прошёл международный симпозиум «Сергей Есенин – диалог с XXI веком»: пленарные заседания состоялись в ИМЛИ, Рязани и Константинове, в котором состоялся и традиционный Есенинский праздник.

ЛИТКОНКУРС Начался приём работ на соискание XII Всероссийской литературной премии имени Павла Бажова. Работы принимаются до 1 декабря 2010 года по адре су: 620075, Екатеринбург, ул. Пушкина, 12 (Дом писателя).

ЛИТНАГРАДЫ В Томске в рамках вторых Всероссийских Шишковских чтений вручена одноимённая премия: её получил старейший томский писатель Эдуард Влади мирович Бурмакин. Писатели города представили свои книги, вышедшие в текущем году. А в местном колледже культуры открыли комнату-музей В.Я.

Шишкова.

Известного кубанского поэта-фронтовика, почётного гражданина Краснодара, заслуженного работника культуры России Кронида Обойщикова награ дили литературной премией имени писателя Анатолия Знаменского.

Объявлены лауреаты литературной премии «Ясная Поляна» им. Л.Н. Толстого за 2010 год. В номинации «XXI век» победителем стал Михаил Тарков ский, который за роман «Замороженное время» получит 750 тысяч рублей.

ЛИТУТРАТЫ Известный французский писатель, лауреат Гонкуровской премии, Бернар Клавель  скончался на 88-м году жизни.

ЛИТВСТРЕЧИ Во Франкфурте-на-Майне прошла 62-я книжная ярмарка, самая крупная в мире – в этом году в ней приняли участие представители более 100 стран. По чётным гостем мероприятия была Аргентина, оттуда специально приехали 70 писателей.

В Тверской библиотеке им. Горького открылся сезон литературных концертов артиста Москонцерта Алексея Злаказова. К 130-летнему юбилею двух «несерьёзных» писателей начала века прозвучали композиции «Душа без штанов» (иронические стихи и проза Саши Чёрного) и «Люди, близкие к насе лению» (юмористические рассказы Аркадия Аверченко).

Первый фестиваль авторской песни и литературы малых форм «Осень в Тамани» прошёл в Темрюкском районе Краснодарского края возле Дома-музея Михаила Лермонтова, где осенью 1837 года останавливался поэт.

Научная конференция «Литература Урала» состоялась в Екатеринбурге.

В Ярославле прошёл Четвёртый поэтический фестиваль «Logорифмы» при участии поэтов Москвы, Санкт-Петербурга, Костромской, Вологодской, Пермской и других областей России – более 80 участников. В ходе фестиваля победителем поэтического конкурса стала недавно представленная в «ЛГ»

молодая ярославская поэтесса Любовь Серикова.

Поэт Кирилл Ковальджи принял участие в «Днях русской литературы и духовности в Республике Молдова» по приглашению Конгресса русских общин и Ассоциации русских писателей РМ. На встрече с председателем Союза писателей Молдавии Михаем Чимпоем обсуждались проблемы взаимных связей и переводов, а с председателем Конгресса русских общин в МР Валерием Клименко и руководительницей Ассоциации русских писателей РМ Олесей Рудя гиной шла речь о возможности проведения в Кишинёве совещания молодых писателей республики, пишущих по-русски.

ЛИТФАКТ Выход книги коми-драматурга Алексея Попова «Зов предков» стал событием в литературной жизни Коми и Марий Эл – до этого произведения ко ми-литераторов никогда не публиковались отдельным изданием на марийском языке. Её выход, ставший возможным благодаря поддержке Финляндско го общества М. Кастрена, совпал с 60-летием А. Попова.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Место встречи итература ЛЦентральный Дом литераторов Место встречи Большой зал 17 октября – для вас поёт Александр Борода, авторский вечер, начало в 17 часов.

Малый зал 14 октября – творческий вечер Любови Берзиной, начало в 18.30;

16 октября – заседание клуба любителей фантастики ведёт Юрий Никитин, начало в 17 часов;

17 октября – заседание участников бард-клуба «Табуретка», ведущая – Ирина Ракина, начало в 14 часов;

18 октября – из цикла «Философские диалоги»: «Смысл жизни – через любовь и красоту», ведущий – писатель, доктор философских наук Виктор Дружи нин, начало в 18.30;

19 октября – семинар театральной студии «Образ», руководитель – Зинаида Фомина, начало в 14.30;

20 октября – заседание литературного клуба ЦДЛ «Московитянка», ведущая – Полина Рожнова, начало в 14 часов;

юбилейный вечер Дины Раздольской-Марковой, начало в 18.30.

Булгаковский Дом Б. Садовая, 14 октября – творческий вечер поэтессы, заведующей музеем-усадьбой Сергея Клычкова в Талдоме (Московская область) Татьяны Хлебянкиной, начало в 19 часов;

19 октября – литературно-музыкальная презентация книги Леонида Видгофа «Улицами московского романса», начало в 19 часов;

20 октября – поэтический мост Иркутск–Казань–Москва: Светлана Михеева, Александра Пожарская, Алексей Остудин, Максим Амелин, Инга Кузнецо ва, начало в 20 часов.

Клуб «Классики XXI века»

Страстной б-р., д. 6, стр. 14 октября – презентация книг Владимира Строчкова «Пушкин пашет», Николая Байтова «282 осы» и Светы Литвак «Один цветок», начало в 19.30;

Посёлок Лотошино Московской области 16–17 октября – 2-й Всероссийский фестиваль имени Н.И. Тряпкина «Неизбывный вертоград» с участием литераторов из Москвы, Московской, Твер ской, Кировской областей.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Сайт Юрия Полякова ЛВитература Полякова http://www.polyakov.ast.ru 12   действует регулярно обновляемый официальный сайт писателя Юрия Полякова, созданный Сайт Юрия сети Интернет по адресу:

при содействии издательской группы «АСТ». На сайте вы найдёте информацию о книгах, статьи о творчестве, новости и интервью с писателем.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. Комментарии:

Мерцает компьютерный свет итература ЛПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                                  Мерцает компьютерный свет Илья ФОНЯКОВ СОНЕТ ШЕСТИДЕСЯТНИКА Не на «моделей» в мини и бикини, Не на женоподобного певца Стекались люди в здание Дворца Культуры в городке на Сахалине.

Там три часа – ведь не поверят ныне! – Стихи звучали, бередя сердца.

И мудреца, и дерзкого юнца Так слушали, как воду пьют в пустыне.

Что это было? И куда ушло?

С чего нам, сверстники, так повезло?

Ведь даже те, чьи голоса негромки, Услышаны бывали в те года.

Дождётесь ли, надменные потомки, Таких аудиторий? И когда?

СВЕТ СЛЕВА Когда над книгами сидим Для чтенья и труда, Врач говорит, необходим Свет слева, господа.

Я не поклонник леваков, Не льстит моим глазам Картина будущих веков Как длинный ряд казарм.

Но, вслед за временем спеша, Cтремясь его понять, Не может всё-таки душа Смириться и принять Прямолинейный, без затей, Девиз: «Вся власть рублю!»

И девичье: «Разбогатей, Тогда и полюблю!»

И пусть который год подряд Среди торгов и краж Нам убедительно твердят, Что равенство – мираж, Но если быть людьми хотим, То всё же иногда Нам до сих пор необходим Свет слева, господа.

В ПУТИ И снова – дорога. Ветла с одинокой скворешней Мелькнула, пропала и смотрит мне в зеркало, вслед.

Спускается вечер. И голубоватый, нездешний, Мерцает в избе при дороге компьютерный свет.

Навстречу машине поля пролетают пустые.

Над ёлками космос холодные звёзды зажёг.

Там русская речь на орбите. Там тоже Россия.

И даже на дне океана – российский флажок.

Куда ни посмотришь – богаты мы, ох как богаты На двух континентах, в большом государстве своём.

Случатся прорехи – нашьём золотые заплаты Серебряной ниткой. Вот так, господа, и живём:

То грустную песню поёшь, то в три пальца засвищешь, То втянешься в пляску, а то в  митинговый галдёж.

На свалках у нас по задворкам – чего не отыщешь, На свалке идей по журналам – чего не найдёшь!

Студента из Конго я встретил в Казанском соборе.

Он под руку вёл молодую славянку-жену И разговорился: «Я мог бы учиться в Сорбонне, Но я предпочёл экзотическую страну».

ГРАФФИТИ-СОНЕТ                                                                                                            (Трансформаторная будка в школьном дворе) Что пишут современные ребята Пульверизаторами на стене?

Вот – крупно: «Жизнь, как зебра, полосата» – Открытие серьёзное вполне В шестнадцать лет. Отчаянное: «Ната, Скучаю по тебе, вернись ко мне!»

Чуть ниже: «На войне как на войне, Ври всем!» Что удивительно – без мата, Не потому ли, что в печати он Легализован и усыновлён?

«Сопротивляйся, не обламывайся, Не продавайся и не прогибайся!»

«Рок мёртв!» «Цой жив!» И – наперекосяк:

«Сотрёшь – умрёшь!» И: «Креатив иссяк».

ДУЭЛЬ. «Не кончено дело! Ещё я могу…»

Противник стоял перед ним на снегу И грудь прикрывал пистолетом.

А если бы Пушкин удачливей был?

А если бы Пушкин Дантеса убил?

Не хочется думать об этом… БЕЗДНА В старой Европе, богам любезной, Не только в наши, учти, времена, Непредсказуемой чёрной бездной Порой представлялась моя страна.

Но почему-то из бездны этой, Где мрака и стужи всесильна власть, Исполненная и добра, и света, Дивная музыка в мир лилась.

Лилась и не уставала литься Её сверкающая струя, И шёпот стихал, и светлели лица:

Чайковского в Цюрихе слушал я.

Свидетельствую, полмира объехав И память об этом в душе храня:

Словами «Толстой–Достоевский–Чехов»

Всюду приветствовали меня.

И повторялась снова и снова Под плеск эгейских и шведских вод Музыка мысли, музыка слова, Внятная даже сквозь перевод.

Она звучала, земна и небесна, И я сказал себе: «Не забудь, Если и впрямь существует бездна, Она резонирует. Вот в чём суть!»

*** Стареющие мальчики глядят Ровесникам в глаза с телеэкрана:

Артист, поэт... Как сочетанье странно Имён и круглых юбилейных дат!

Давно ль, по-юношески бородат, Дерзал вон тот азартно, неустанно?

А ныне хоть побрейся – каравана Ушедших лет не воротить назад.

Друзья, не будем зеркала пугаться!

Ведь всё ж «мои года – моё богатство» – Прислушайтесь к эстрадному певцу.

Но час пройдёт – и повторяешь снова:

Как, мальчики, вам старость не к лицу, Как молодость к ней ваша не готова!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ В эти дни известному поэту, переводчику, критику и журналисту Илье Олеговичу Фонякову исполняется 75 лет. Сорок из них, с 1961 года до конца ве ка, он был собственным корреспондентом «Литературной газеты», сначала по Сибири, а затем в Ленинграде-Петербурге. Поздравляем нашего давнего друга, автора и коллегу с юбилейной датой, желаем крепкого здоровья и вдохновения.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. Комментарии: 14.10.2010 18:20:10 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

Чем старше, тем сильнее лира и тем глубинней смысл в словах... У вас есть новизна и сила... и чувства нежные в стихах. -- -- Алексей Буряк, Днепропет ровск burur@mail.ru 13.10.2010 12:24:02 - Андрей Ильич Вавилов пишет:

О стихах Замечательные стихи!

Ценители сонетов итература ЛВПЕРВЫЕ В «ЛГ»

Ценители сонетов Вероника ШЕЛЛЕНБЕРГ Родилась в Омске, где в настоящее время и проживает. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького. Публиковалась в журналах: «Ари он», «День и ночь», «Дети Ра», «Сибирские огни» и др. Автор нескольких стихотворных сборников.

*** Под топот каурых, гнедых, вороных замедленным солнечным диском под дых ударена степь, опрокинута в пыль, и небо оранжево ржавит ковыль.

И небо, и степь под присмотром орла, тропа, что коней к водопою вела в закатном чаду раскалённых, как медь, солёных от пота, уставших лететь.

И с ходу разбит водомерный покой… Копыта, копыта и шеи дугой, и мокрые гривы, дугою летя, достанут туда, где начало дождя.

Начало дождя над степным сушняком… Тропа поперхнулась полынным дымком.

Горячие звёзды горячих коней восходят над степью и тают над ней… *** За окном вагонным светает потихонечку, не всерьёз.

Встречный поезд… а в нём мелькает двадцать пятый кадр берёз.

Отпечатался на сетчатке, потускнел, как неясный сон.

Всё в порядке, мой друг, в порядке, просто дробно дрожит вагон.

Просто клацает и грохочет не закрытая плотно дверь.

И мерещится между прочих двадцать пятый кадр потерь.

*** Я только подумала: «Слишком тепло…»

И тут же дождя ледяное стило стирает границы предметов.

Теряются мокрые листья в саду, и я, растерявшись, обратно иду, по-летнему тонко одета.

Шафраны ещё по привычке ярки, Оранжево-крепкие, как позвонки, сквозь тело тепла проступают.

И тает тепло – ты о нём не тужи, и дождь, на лету замерзая, кружит, и падает он, и не тает.

А разве бывает, чтоб слишком тепло?

Пригреешься только – пургой замело… Последними – эти шафраны.

И перемещается лето туда, где южные скалы утюжит вода… Но как же внезапно и рано!

*** Вот мы, ценители сонетов, вершим какие-нибудь вирши, а возле биотуалетов угрюмо горбятся кассирши.

Вот мы таланты зарываем и пропиваем по пивнушкам.

Потом бежим и отливаем почти в подол почти старушкам.

Их возраст неопределённый в цветастых платьицах немодных стоит, как запах раскалённый – особняком, но принародно.

А может, скоро ли, нескоро, как в притче – нет пути обратно, мы, прихлебатели мирского, здесь в телогрейках встанем ватных.

А вечером… нет, не за хлебом пойдём, хромая некрасиво, стараясь не смотреть на небо, на этот синий, синий, синий… *** Сургуч на свитке времён прочен только на вид.

Мчится поезд, а в нём один-то вагон стоит.

Как это может быть?

Катятся все, а он – древний дым ворожбы, высохший лексикон.

Рядом поёт ресторан, скрипит, гнусавит плацкарт.

Несётся зелёный ряд, трясётся зелёный ряд, а в нём-то один вагон, в котором не говорят.

Я через него бегом, а медленно, как во сне… Я только одним глазком в сумерки за окном… Там пристальный свет луны – обе её стороны.

Ни деревца, ни ветерка… И слышно издалека тающий на лету поезда перестук… Вот-вот он исчезнет совсем и не исчезает никак.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Лабиринты света итература ЛАЛЕКСЕЙ ПРАСОЛОВ – Лабиринты света Инна РОСТОВЦЕВА Что значит время и пространство для художника? Когда мы размышляем на эту тему, то ищем ответ, как правило, у философов, реже – у поэтов.

Напрасно!

Именно поэты дают нам точные образные формулы;

среди них, думается, не затеряется и та, что мы находим у Алексея Прасолова:

– Что значит – время?

Что – пространство?

Для вдохновенья и труда Явись однажды и останься самими собою навсегда.

Сказано в стихотворении «Пушкин» (1968), заключительные строки которого звучат по-прасоловски неожиданно и мудро:

Мне море тёплое шумит, Но сквозь михайловские вьюги.

Это значит: мир открывается поэту как дар через живое противоречие жизни, «восторг и боль обид». Через Судьбу.

Явление настоящего поэта всегда окружено тайной, всегда неповторимо. Подобно тому как стихотворение – это живой организм и его невозможно по вторить, так же невозможно повторить и судьбу автора.

Не так много найдётся русских поэтов, у которых трудность судьбы вошла бы в само «вещество существования» человека, как это было у Алексея Пра солова, оставив неповторимый отпечаток на словесной походке стиха: «шершавый шорох слов моих». Он шёл, оступаясь и падая, тёмными, запутанными дорогами жизни, прежде чем душа вышла к «лабиринтам света» – и поэзия явилась как «сны очищенной земли».

А в нём видели изгоя, отверженного, «проклятого» поэта – пил по горестной российской привычке, дважды сидел в тюрьме в 1961–1964 годы (как гово рил мне А. Твардовский, который помог ему досрочно выйти на волю, напечататься в «Новом мире» (1964, № 9) и издать книгу «Лирика» в «Молодой гвар дии» (1966), по этой причине должно сидеть пол-России), но откуда же бралось это гордое, свободолюбивое ощущение своего высокого предназначения в мире:

И ударило ветром, тяжёлою массой, И меня обернуло упрямо за плечи, Словно хаос небес из земли подымался, Лишь затем, чтоб увидеть лицо человечье.

Его причисляли к «тихим лирикам» (Рубцову, Жигулину, Передрееву, Казанцеву и др.), но он вряд ли им был, так явно выламываясь из «обоймы», «по коления», «ряда»: уступая «тихим», быть может, в музыке стиха, он превосходил их мощью, глубиной, силой мысли, той по-тютчевски трагической мыс ли, чья смертельная сила уже не владеет собой, И всё, что она осветила, Дано ей на выбор слепой.

Если к кому-то или чему-то принадлежал Прасолов, то к сообществу стихий;

он был из породы сокровенных людей его земляка Андрея Платонова – именно в тех же самых местах Воронежской области – Анна, Хохол, Репьёвка, река Потудань, где неприкаянно бродили герои писателя, пролегали марш руты и районного газетчика Алексеева (псевдоним Прасолова);

только в отличие от платоновских героев, безъязыко страдающих от немоты, человек, си девший в Прасолове, уже обрёл невероятной ценой слово, речь:

Но вот он медленно встаёт – И тот как будто и не тот:

Во взгляде – чувство дали, Когда сегодня одного, Как обречённого, его На исповедь позвали.

Чувство обречённости вошло с рождения:

мир в ощущении расколот:

От тела матери – тепло, От рук отца – бездомный холод.

Будущий поэт родился 13 октября 1930 года в селе Ивановка под Россошью, в крестьянской семье. Мать неграмотна. Когда он был ещё ребёнком, отец оставил семью и вскоре погиб на фронте. Жил с матерью и отчимом, нянчил младшего брата.

Он рано научился спрягать жестокие глаголы войны. Он видел над головой крылья с чёрно-белыми крестами, слышал звук чужих моторов, запомнил навсегда взрыв первой бомбы, испытал торжествующее чувство мести, когда с другими мальчишками подбил немецкий танк.

Впоследствии он признается: многое, что ему было нужно для поэзии, он взял из того опыта жизненных впечатлений – и суровый реализм картин и сюжетов, и точность образов и деталей, и графику строгих чёрно-белых тонов. Но этого было мало. Всего того, что поэту иного склада хватило бы не на од ну поэму или повесть, для построения его личного, прасоловского художественного пространства было недостаточно.

Так, в письме к автору этих строк от 27 ноября 1963 года он сообщает: «Вчера слышал Робертино. Пел о маме. Я многое видел из того, что мне нужно: в его голосе звучала неведомая и дорогая страна. До сих пор ощущаю её. А в моём минувшем – 12-летний мальчик (поэт говорит о самом себе. – И.Р.) среди страшно обмороженных итальянцев 1942 года, мальчик, дышащий в хате смрадным запахом обмороженного южного тела, мальчик, стоящий у дороги, по которой трое русских сопровождают полуторатысячную колонну измождённых, падающих на снег когда-то великих римлян». А через десять дней, по лучив ответное письмо с благословлением замысла нового стихотворения, он неожиданно скажет как отрежет: «О Робертино и 1942 годе стиха не будет.

Когда сводишь яркие и жестокие явления, возникает некое поэтическое, магнитное поле, появляется зуд – ах, написать бы! И будут правильные, умные стихи. Мне этого не нужно. Мне нужно не сравнение двух жизней, а – третье».

Это высказывание Прасолова как важнейшее для понимания художественного метода, резко отделявшего его от конъюнктурщиков советского време ни, с восхищением приводит Кожинов в предисловии к сборнику «Стихотворения» (М., 1978) и даёт ему пространное объяснение: «Хочу прежде сказать о том, что не созданное Прасоловым стихотворение, по всей вероятности, имело бы успех. Но он настойчиво искал своё и стал писать другие стихи, кото рые не привлекали сколько-нибудь широкого внимания». Что это за стихи, в которых выразилось иное – третье измерение, – в случаях сведения поэтом ярких и жестоких явлений, Кожинов недоговаривает.

Сегодня мы можем досказать недосказанное.

Эпос Прасолова тосковал по лирике. Душа поэта хотела выразить своё глубокое и чистое отношение к человеку, которого «опрокинуло наземь», «коря вому дереву», «перееханной скатом собаке», «погорбившемуся мосту», «огромной, чужой, спёртой реке» – ко всему страдающему миру, ждущему от нас просветлённого мыслью и чувством сострадания. Не слезливого – ведь нежность, по его словам, живёт в твёрдой оболочке, а мы не мягкотелые моллюс ки.

Он искал и находил эту «твёрдую оболочку» гуманизма, уходя от наслоений провинциального мышления, безжалостно ломая перегородки как факто графичности и описательности, так и искусственно выдрессированного интеллекта, освобождаясь от спрямлённых концовок и парящей на крылышках морали. И когда оживали вновь картины виденного в детстве, они получали это третье измерение – высоту духа:

Ещё метёт во мне метель, Взбивает смертную постель И причисляет к трупу труп, – То воем обгорелых труб, То шорохом бескровных губ – Та, давняя метель.

Свозили немцев поутру.

Лежачий строй  – как на смотру, И чтобы каждый видеть мог, Как много пройдено земель.

Сверкают гвозди их сапог, Упёртых в белую метель.

А ты, враждебный им, глядел На руки талые вдоль тел.

И в тот уже беззлобный миг Не в покаянии притих, Но мёртвой переклички их Нарушить не хотел.

Какую боль, какую месть Ты нёс в себе в те дни! Но здесь Задумался о чём-то ты В суровой гордости своей, Как будто мало было ей Одной победной правоты.

Это уже не чувства мальчика, обожжённого войной, это – мысль его повзрослевшей души. Она знает не только праведную правоту победителя, но и ту притихшую минуту памяти, когда приоткрывшаяся страшная цена жертв войны – с той и другой стороны – заставляет задуматься о чём-то большем и важном. Проходит высшую точку гуманистического сознания, уходя куда-то вглубь. Слово уступает место молчанию.

Можно понять, за что так любили лирику Прасолова писатели-фронтовики А. Твардовский и В. Астафьев, так уважительно писали о ней воронежский критик Анатолий Абрамов и австрийский славист Алоиз Волдан. Почему так высоко оценил «подвиг поэта» в одноимённой статье Юрий Кузнецов, ска зав, что «Ещё метёт во мне метель» – вообще одно из лучших стихотворений о прошлой войне. В нём он выразил такую силу русского человеколюбия, ко торая и не снилась нашим «гуманным» врагам».

В лирике Алексея Прасолова немало таких откровений, где философская мысль проявляет себя не прямо, афористичной концовкой, которой он владел, как блестящий мастер, а иносказательно, символично, приглушённо. Говорит молчанием.

Такие стихи, как «Лес расступится – и дрогнет…», «И когда опрокинуло наземь…», «Мать наклонилась, но век не коснулась…», «В ковше неотгружен ный щебень…», «В эту ночь с холмов…», «И вдруг за дождевым завесом…», «На рассвете», «Листа несорванного дрожь…», подчас остаются при оценке – в тени, но это подлинные шедевры русской лирики XX века.

…И тут мы вступаем в область литературных мечтаний. Почему бы не издать сегодня небольшой томик избранных стихотворений Прасолова? Поэт успел (в возрасте 42 лет он покончил жизнь самоубийством) выпустить всего лишь четыре книги: «День и ночь» (Воронеж, 1968), «Лирика» (М., 1966), «Земля и зенит» (Воронеж, 1968), «Во имя твоё» (Воронеж, 1971). В посмертной жизни его издавали мало, без должного отбора, слабые ранние опыты впе ремешку со зрелыми стихами (сам он считал, что как поэт начался с 1963 года, когда «стал писать по-новому, то есть по-старому, как писали до меня»), с текстологическими погрешностями и разночтениями.


А так хочется новой книги Прасолова, равноценной художественной величине таланта! Её давно заждался читатель. Ведь последний сборник поэта – подарочное издание с послесловием Юрия Кузнецова и гравюрами С. Косенкова – выходил в Москве (в издательстве «Современник») аж в 1988 году, то есть в прошлом веке. Хотя в Воронеже его книги выходили. А вряд ли есть надежда, что «явление Прасолова» повторится в XXI.

...И ещё из области литературных мечтаний.

Пора сложить и собрать целого и цельного Прасолова в двух томах, куда вошли бы лирика, поэмы «Безымянные» и «Владыка», повесть «Жестокие гла голы», статьи и заметки о Радищеве, Лермонтове, Пушкине, Блоке, Есенине, Твардовском и, конечно же, богатейшее эпистолярное наследие.

Письма – это, по словам самого поэта, не мёртвый архив, а часть его жизни. Находясь в заключении, он писал на волю разным официальным лицам – среди них были Б. Стукалин, В. Песков, К. Локотков и др.

В числе же его самых близких респондентов была моя мать Г. Лобацевич (1913–1980), которая приняла горячее участие в его судьбе: он говорил с ней «во всех мелочах откровенно, искренне» – «матери так никогда не писал, не потому, что она плохой человек, а просто – с ней такой разговор никогда не выходил и в письмах, и без писем».

Поэт писал моей матери регулярно – первое письмо помечено 1962 годом, последнее 1970-м, за год с небольшим до смерти.

Я долго не притрагивалась к этим письмам, считая, что они заполнены исключительно житейскими, бытовыми подробностями и деталями, связанны ми с трудностями существования (в особенности это относится к тюремному периоду биографии поэта 1962–1964 годов), не представляющими особой ли тературной ценности.

Как же я ошибалась! В письмах оказались, помимо всего прочего, драгоценные россыпи прасоловского ума, так свойственного ему редкостного живого напряжения мысли. Выраженного в форме афоризма или ненавязчивого суждения обо всём на свете. Они легко изымались из текста, не нарушая целост ности высказывания.

Готовя эту публикацию, я сделала выписки, выбрав те мысли поэта, которые показались мне наиболее глубокими, выстраданными и значительными, дополнительными штрихами к портрету и биографии Алексея Прасолова – человека и философа. Позволила себе дать лишь краткие заголовки тех Истин, которыми мимоходом так щедро одарил автор писем своего адресата.

Из писем А.Т. Прасолова Г.В. Лобацевич «Живое напряжение»

«Как ни скупа жизнь на внешние впечатления, внутри у меня всё время какое-то живое напряжение. А это хорошо для дела. У меня так обычно: ка кое-то беспокойное, глубинное брожение, раздумье, мелькание лиц, деталей, моментов, среди этого – чтение, копание и т.д. А потом – всё к дьяволу – кни ги, размышления, захватит, и тогда дело идёт. Самая лучшая дорогая пора».

(23.01.1963) О грамоте «Я с пяти лет научился грамоте, а матери не пришлось, хоть и я после пробовал научить».

(28.02.1963) «С чего началась родина»

«Пишу Вам сразу после получения. Сейчас отбой и, слава богу, спокойно.

Только что вернулся с радио. Читаю для всех роман «Сильные духом» – о партизанах. Шлифую дикцию – пригодится. Между делом возобновляю своё старинное, с детства тянувшее, ещё до стихов, рисование. Представьте, дома у матери, на потемневшей фанере сохранилась моя небольшая, сделанная акварелью картина «Битва на поле Куликовом», – нарисовал её, как сейчас помню, в июле 1942 года, в сарае, куда нас с мамой выгнали немцы. Помню, ночевал у нас тогда учитель – беженец из Москвы, посмотрел на моих татар, лошадей и говорит: «В моём классе ни один ученик так не нарисует». Это, ко нечно, было радостно и грустно: не было ни красок, ни людей, которые помогли бы овладеть техникой. И тогда меня стало манить слово. И чем дальше – больше. Так и осталось.

При немцах нельзя было рисовать с натуры самолёты, танки, солдат. Для этого нужно было рисовать против души: немецкие бомбят, наши горят.

Приходилось выдумывать. К богатырям, к витязям и татарам не придирались – для них это тёмная история, чужая и непонятная им. А для меня с этого и началась, наверное, родина…»

(06.02.1963) О совести «Совесть-то у меня живая, куда от неё денешься. Она суровей всех прокуроров, и перед ней ни одного защитника. Конец неволи положит, видно, само время, и я так настроен с самого начала».

(15.06.1963) «Иду спать с Достоевским»

«Письмо отправить смогу лишь послезавтра. Завтра же самый длинный день, воскресенье. Обещают кино, в 11 часов. Отбой. Иду спать с Достоевским.

Он тяжёлый, порою страшно, но я его не боюсь. Душа как-то выше этих человеческих ужасов жизни.

А раньше я легко поддавался силе жестоко-правдивых книг. Мужаем, наверное».

(15.06.1963) «Моя литературная копилка и судилище»

«Выполняю свой литературный план. Завёл новую общую тетрадь – 1963 год. Уже одним стихом открыл её, два очередные в работе. Делаю часа два-три утром и – ночью после того, как пробьют отбой. Буду периодически отсылать Инне всё, что выйдет серьёзным.

У неё – моя литературная копилка и судилище».

(10.01.1963) «Выйти не с пустыми руками»

...Начальник за нашу работу в Управлении получил благодарность. Колония молодая, а идеологическая работа – на высоте. Только радости от этого нет. Даже благодарность – ни к чему. Ладно. Если бы произошло какое-либо всеобщее изменение, тогда только можно рассчитывать на что-либо.

Главное для меня выйти отсюда не с пустыми руками, а выросшим. А там своё возьму».

(15.06.1963) «Увидеть своё»

«Я в своих писаниях не гонюсь, как и прежде, за яркой модой, бьюсь над тем, чтобы очистить всё от налётного и увидеть своё».

(20.03.1963) Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии: 13.10.2010 12:15:52 - Александр Львович Балтин пишет:

ПАМЯТИ А. ПРАСОЛОВА Захлебнулся нутряною болью, В сердце шип отчаянья вошёл. Каждый, мол, своею должен ролью Вечности озвучивать глагол. Коли тяжела роль – так серьёзно И умно звучат твои стихи. В них не будет грана чепухи. Свет в стихах – над областью тоски. А поэту не поможешь…поздно… Философский поиск Библиоман. Книжная дюжина Философский поиск ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ Издательство «Сфера» выпускает исторические, философские, духовные книги. Сегодня у нас в гостях ведущий редактор Елена ЛОГАЕВА.

– Как давно существует ваше издательство и почему оно было основано?

– Издательство «Сфера» появилось в 1992 году и ставило перед собой вполне определённые цели: издавать ранее недоступные читателям первоисточ ники, а также литературу по эзотерической философии различных течений и школ, религиоведению, художественную литературу и поэзию мистическо го направления. Наши темы – эзотерические течения и мистическое богословие в русле мировых религий, доктрины эзотерических братств и орденов, мистериальные традиции, исследования в естествознании и психологии.

В то время, когда появилось наше издательство, интерес к этим темам был велик, и на книжный рынок хлынул поток литературы сомнительного со держания, но наше издательство с самого начала выбрало научное и просветительское направление и издавало книги известных авторов, таких как Е.П.

Блаватская, Н.К. Рерих, Мэнли П. Холл, К.Э. Циолковский, Инайат Хан, А. Безант, и многих других. В последние пять лет одним из основных изданий была серия «Елена Блаватская – потомкам», посвящённая памяти нашей выдающейся соотечественницы. Материалом этой серии являются статьи, переведён ные из 15-томного издания трудов Е.П. Блаватской на английском языке. Кроме внимательно отредактированного перевода книги интересны ещё и тем, что статьи подобраны по темам (всего их более 40) и можно купить книгу именно по теме, которая интересует. Сейчас выпущено уже 9 книг этой серии, дополнены они переизданием «Теософского словаря», работа над серией продолжается.

– Есть ли ещё темы и издания, которые можно особо отметить?

– Мы выпускаем первоисточники в переводе известных исследователей, например, «Апокрифы древних христиан» (перевод и исследование И.С. Свен цицкой и М.К. Трофимовой). Священные писания первых христиан не были признаны в качестве канонических книг, а потому получили название апо крифических, что в переводе с греческого означает «тайные». Эти книги отражают всё разнообразие религиозно-философских воззрений, существовав ших в раннехристианских общинах. Особое место в ряду этих текстов занимают гностические писания как памятники глубоко мистического течения в раннехристианском подвижничестве. Именно в них сам образ Иисуса и его учение предстают перед нами в удивительной глубине и величии.

«Логии Христа» – свод собственных высказываний Иисуса Христа в том виде, как они изложены в канонических евангелиях Нового Завета. Это, несо мненно, самая ценная часть Провозвестия, имеющая выдающееся и совершенно самостоятельное значение. Недаром в первые века христианства именно сборники Логий Христа были наиболее популярны и распространены. Основой выпущенного нами сборника является так называемое «Потерянное Еван гелие». Это реконструкция гипотетического изначального свода речений Иисуса, из которого, судя по всему, черпали материал евангелисты Матфей и Лу ка. Его дополняют прочие изречения, содержащиеся во всех четырёх канонических Евангелиях.

У нас в своё время вышло и первое фундаментальное издание на русском языке основных трудов философа, естествоиспытателя и медика Филиппа фон Гогенгейма, известного всей Европе под именем Парацельса. Его произведения оказали глубочайшее воздействие на развитие науки и философии как современной ему эпохи Возрождения, так и нашего времени.


– Вы предпочитаете серийные или отдельные издания?

– Меня больше всего привлекает работа по составлению сборников и серий. Мне кажется, что эта работа помогает читателю скорее сориентироваться в потоке информации и найти нужные книги, ведь когда в описании указана серия, уже проще понять, насколько она может быть интересна именно те бе. Одним из интересных направлений работы издательства является составление сборников, редкая сейчас работа, требующая особого умения и допол нительных знаний. При издании сборников русских авторов мы тщательно сверяем текст с прижизненным изданием, если это возможно;

отдельным приложением добавляем статьи, написанные в этот период, но ранее не издававшиеся, если это необходимо;

и стараемся максимально раскрыть тему сборника, даже если она звучит как «Махатмы: легенда и реальность». Издательство предпочитает выпускать серии, посвящённые одному автору или на правлению.

– Легко ли вам удаётся находить новых авторов и каковы особенности работы над книгами такой тематики?

– Очень сложно работать с переводами, но в нашем издательстве это необходимость, и мы всегда в поиске переводчиков, знакомых с темой. А вот что касается авторов… Одно могу сказать – они есть. Я надеюсь, что интересные авторы подрастают, и впереди нас ждёт новая интересная работа, связанная уже не только с изданием известных авторов и переводом иностранных текстов.

– Кто ваши читатели?

– Преимущественно – интеллигентные люди, которых интересует история философии, религии, духовных поисков человечества. Многие из нас полу чали образование ещё во времена атеизма, и сейчас, для того чтобы разобраться в сложных вопросах без предубеждения и не подпасть под влияние сект, псевдонаучных философских направлений, необходима достоверная информация, взвешенный научный подход, поэтому мы выбираем авторов, которые пользуются заслуженным авторитетом, их работы проверены временем, иногда выдержали не одно издание на языке оригинала, хотя некоторые из них на русском языке опубликованы впервые.

За 18 лет работы у издательства сложилась вполне определённая репутация, наши читатели доверяют нашему выбору, и мы стараемся их не разочаро вывать. Кроме того, все книги мы сопровождаем необходимым справочным аппаратом, поэтому к ним проявляют неизменный интерес студенты, исто рики, философы, политики. Мы стараемся быть интересны широкому кругу читателей и получаем отзывы от людей разных профессий, разного образова ния, но, как раньше говорили, «пытливого ума». Подрастают новые читатели, меняются реалии жизни, однако интерес к духовным и философским во просам, к нашей истории сохраняется и даже увеличивается.

– Экономический кризис, а также появление аудио- и электронных книг отразились на вашей деятельности?

– Сейчас спрос на книги несколько упал, казалось бы, стоит сделать ставку на аудиоиздания или электронные версии, но мне сложно представить, как будут восприниматься на слух, например, алхимические тексты Парацельса. Думаю, что бумажная книга в нашем направлении не исчезнет ещё долго.

Конечно, тиражи наших изданий невелики, но это нас не беспокоит, хотелось бы только сохранить и улучшить качество изданий, по возможности, не повышая цены на книги. Мы и впредь надеемся выпускать широкий спектр литературы по актуальным вопросам науки, религии, философии и образова ния, не только тщательно подбирая сами тексты, но и добиваясь высокого качества издания.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Поэт. Время. Люди Библиоман. Книжная дюжина Поэт. Время. Люди Людмила Поликовская. Есенин. – М.: Вече, 2010. – 352 с.: ил., 4000 экз. – (Великие исторические персоны).

Издание рассказывает, в какой обстановке родился и вырос поэт, о метаморфозах его мировоззрения. В книгу включены собственные воспоминания Есенина, а также рассказы родственников и друзей. Раннее детство Есенина мало чем отличалось от многократно описанной в произведениях классиков русской литературы жизни обычного крестьянского ребёнка сто лет назад. Родные истово верили в Бога и с удовольствием пели на праздниках старин ные народные песни. Есенин любил хороводы, которые водили местные девушки, пение косарей и «бабушкины сказки», которые порой переделывал на свой лад. А что произошло потом? Случайно или нет примкнул молодой поэт к революционерам? Действительно ли, как это было принято в советское го ды, написанное в 1918 году стихотворение «Иорданская голубица» и строку из него «Я – большевик» следует считать смыслообразующим произведением всего есенинского творчества? По мнению автора, туда, где звучали громкие лозунги о свободе, равенстве, братстве, Сергея Есенина привёл поиск смысла жизни.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Летопись владыки Библиоман. Книжная дюжина Летопись владыки Великий князь Николай Михайлович. Александр I: биография. – М.: Захаров, 2010. – 320 с.: 12 л. ил., 2000 экз.

Первое издание этой книги, вышедшее почти век назад, произвело сенсацию среди учёных-историков – автор, внук Николая I, председатель Импера торского Русского исторического общества, использовал уникальные документы из архивов столиц России и Франции. В издании подробно рассказывает ся о подготовке реформ Михаила Сперанского и причинах их отмены: «Основанием для всего проекта послужил Кодекс Наполеона и отчасти французская Конституция XVIII века… Государь не решался разом провести всё в жизнь, и, конечно, он был прав, так как Россия вряд ли была подготовлена к такой ко ренной ломке». Между тем одной из основных идей Сперанского была не абстрактная либерализация, а именно централизация власти, и, в частности, раздел страны на губернии, и распределение законодательных, административных и судебных властей. Среди других тем – «последовательность внут реннего перерождения души русского государя», произошедшая после восстания в его любимом Семёновском полку. Император винил в случившемся та инственных заговорщиков-карбонариев, между тем как причиной бунта было самодурство командира семёновцев полковника Шварца.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

На пути в небо Библиоман. Книжная дюжина На пути в небо Д. Спарроу. История космических полётов. Люди, события, триумфы, катастрофы / Пер. с англ. Переводчик, научный консультант Ю.О. Соколов. – БММ, 2010. – 320 с.: ил., 3000 экз.

Дорога в космос началась не с Белки и Стрелки и даже не с первого спутника. Ракеты когда-то появились на Востоке – в Китае, а после его завоевания монголами попали в Европу. В 1288 г. арабы использовали ракеты при осаде испанского города Валенсия. Инженер и теоретик Казимир Семенович (1600–1651) описал несколько видов ракет, иногда поразительно похожих на сегодняшние проекты, – с длинным трубовидным корпусом, стабилизирую щим оперением и даже с многоступенчатым строением. Роберт Годдард, мечтатель и преподаватель физики, в 1926 г. совершил настоящую революцию, запустив первую ракету на жидком топливе. 4 октября 1957 года Советский Союз поразил мир, запустив тот самый «Спутник-1» – первый искусственный космический объект, появившийся на околоземной орбите. Это событие возвестило начало нового этапа в истории человечества – космической эры.

Множество фотографий наглядно показывают как достижения человеческой инженерной мысли, так и людей, уже шагнувших в космос и на чужие пла неты, которые когда-нибудь могут стать домом для наших далёких потомков.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Искусство мыслить Библиоман. Книжная дюжина Искусство мыслить А. Редозубов. Мозг напрокат : Как работает человеческое мышление и как создать душу для компьютера. – СПб.: Амфора, 2010. – 271 с.: ил., 5000 экз.

Отчего так сложно устроен человеческий мозг в отличие от мозга животных? «Кора больших полушарий – это внешний слой мозга, покрывающий все его части подобно морщинистому шлему… Хотя мозг работает как единое целое и разделение на доли было придумано для удобства описания различных частей мозга, всё же в мозгу существует некоторое разделение труда, в общем совпадающее с разделением на доли». Кора головного мозга, занимающая у человека более 40 процентов от объёма мозга, – это наша память, все наши знания и способности, приобретённые по жизни. Помимо подробного рассказа об устройстве мозга, инстинктах, влиянии Интернета и новых технологиях в издании имеется «Часть 3. Вкусы. Предпочтения», в которой приводятся ана лиз стандартов как красоты, так и юмора в его различных аспектах, а также тех факторов, которые необходимы для того, чтобы произведение искусства понравилось среднестатистическому человеку. Впрочем, эти рекомендации запросто могут оказаться одним из аспектов авторского юмора.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Проверка на чувства Библиоман. Книжная дюжина Проверка на чувства Владимир Данихнов. Девочка и мертвецы. – М.: Снежный Ком М: Вече, 2010. – 352 с.;

8 с. ил.,  3000 экз.

«Перед въездом в город висел плакат. На плакате было написано крупными буквами: «Праздник серости». Писалось, похоже, от руки, в спешке. Ка теньке плакат понравился. Ей и город понравился: так много самых разнообразных домов! Тут тебе и кирпичные, и каменные, и деревянные: над много численными трубами вертикально вверх поднимаются струйки молочно-белого дыма…» Роман-фантасмагория (напоминающая произведения Гофмана), в котором люди сталкиваются с «серыми» – живыми мертвецами, наглядно демонстрирует изнанку человеческих душ и бюрократизм системы. И гро тескность сюжета лишь подчёркивает печальные приметы, перенесённые в роман из повседневности. Почему обычные мужчины и женщины превра щаются в живых садистов и нападают как на «серых», так и на ни в чём неповинных знакомых и родственников? Почему люди порой опаснее нелюдей и только одна девочка способна пожалеть всех? Что такое человек и чем он отличается от надвигающейся на город серой биомассы, ждущей, пока сосед ские жители одумаются и признают составляющих её своими братьями по крови? Где грань, после которой человек перестаёт быть человеком?.. Фанта стические предпосылки открывают простор для анализа самой что ни на есть земной реальности с философской и нравственной точек зрения.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Начни сначала Библиоман.сначала дюжина Книжная Начни Алекс Форэн. Танго с манекеном / Пер. с фр. ООО «Мистер Геймер». – М.: Ниола-Пресс, 2010. – 340 с., 4000 экз.

В романе описывается, как меняется человек, который получает возможность использовать одну из возможностей жизни, ранее отброшенных и нере ализованных. При изменении привычных условий (даже на время) меняется не только сама жизнь, но и её смысл. То, что мы пропускаем, – мы не полу чаем… Что делать человеку, если пропал смысл существования? И ведь всё остальное, о чём мечтают многие и многие, имеется – всё, как нынче принято говорить, «в шоколаде». Есть богатство, место в списке «Форбс», семья, здоровье, но жизнь превратилась в клетку, нарядную и построенную собственны ми руками. Уйти в монастырь? Бросить всё, чтобы обратилось в прах? Или просто отправиться на встречу к самому себе, странствуя по миру, превращая его не по привычке в подобие бизнес-проекта, а в некую почти сказочную реальность? И человек, заплативший странному агентству за кусочек новой жизни с новыми ощущениями, отправляется в путь. Теперь у него есть только путеводитель с философскими афоризмами («Путешествие начинается там и тогда, где и когда вы начинаете путешествовать») и совершенно непредсказуемый путь, где ты даже не знаешь не только своей будущей профессии, но и имени.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Против бездны Библиоман.бездны дюжина Книжная Против Уильям Хоуп Ходжсон. Дом на краю ночи / Пер. с англ. В. Кулагиной и В. Гришечкина. – М.: Энигма, 2010. – 560 с. – (Коллекция Гримуар)., 2000 экз.

Три классических, но недостаточно хорошо известных нашему читателю романа английского писателя, мастера «готической» прозы. Теперь есть воз можность восполнить этот пробел в литературных познаниях. Конечно, впечатлительным людям про такое – корабли-призраки с туманным, но смер тельно опасным экипажем;

подвал сельского дома, ведущий прямиком в ад, – следует читать с осторожностью. Но всё же следует. Поскольку роман ужа сов, написанный неподдельно мужественным человеком, обязательно несёт в себе благое зерно катарсиса и даёт читателю возможность лучше понять себя самого. «Ведь, по сути дела, зло, изображаемое Ходжсоном, есть отражение душевных противоречий человека, его терзаний и метаний, тех бездн, что таит человеческая душа», – пишет в предисловии В. Гопман. Сын священника Ходжсон родился в 1877 году, а в 14 лет нанялся юнгой на корабль, ухо дивший в далёкое плавание. Впоследствии он дослужится до помощника капитана, но поначалу невысокому и хрупкому Уильяму приходилось нелегко:

над слабыми всегда готовы посмеяться. Будущий писатель усердно занимался силовой гимнастикой и борьбой и вскоре, говоря словами Александра Гри на, «отвечал боксом на всякое оскорбление». Но при этом не задумываясь бросился на помощь товарищу, упавшему за борт, когда в воде кишели акулы.

Также и его герои думают не только о собственном спасении, но и о том, как помочь другим: «…если бы дело обстояло иначе, мы бы навек покрыли себя позором».

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Кавалерственная дама Библиоман. Книжная дама дюжина Кавалерственная Наталья Голицына. Моя судьба – это я / Сост., вст. статья;

пер. с франц. Т.П. Петерс. – М.: Русскiй Мiръ, 2010. – 464 c.;

32 с. ил., 4000 экз.

В этой книге впервые в полном объёме в переводе с французского языка представлены воспоминания княгини Натальи Петровны Голицыной (1744–1837), названные ею «Небольшие заметки и Анекдоты, записанные от Рождения Княгини Натальи Галицыной, урождённой Графини Чернышевой»

и «Дневник моих путешествий». Именно она считается прототипом описанной Пушкиным в повести «Пиковая дама» старухи-графини. Задолго до феми низма княгиня продемонстрировала способность женщины собственным умом и энергичностью добиться высокого положения в обществе для себя и своих детей. Она была пожалована всеми наградами Российской империи, какие только могла получить дама в те времена. Её рукописи, до настоящего времени практически неизвестные читателям, – уникальный образец русского мемуарного жанра второй половины XVIII в. В дневниках-воспоминаниях, которые Н.П. Голицына вела собственноручно на протяжении 1783–1790 гг., она рассказывает о своей жизни, о жизни российского императорского двора и российской действительности времён Екатерины II, о быте французского и английского королевских дворов при Людовике XVI и Георге III, а также опи сывает свои путешествия из России во Францию, поездки в Бельгию, Англию и Швейцарию. В книгу помещены и другие неизвестные архивные источни ки, относящиеся к эпохе Великой французской революции 1789 г., а также несколько писем княгини Голицыной к детям.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

«О нашем времени так грустно, так умно…»

Библиоман. Книжная дюжина так умно…»

«О нашем времени так грустно, Герман Гессе. Кризис / Пер. с нем. Е. Соколовой, С. Апта и О. Волковой. – М.: Текст, 2010. – 173 (3) с., 3000 экз.

Цикл стихотворений Германа Гессе, написанный им в 1928 году, во время работы над знаменитым романом «Степной волк», выходит на русском языке впервые. Первоначально писатель намеревался включить некоторые стихи в роман, как написанные Гарри Галлером, но потом всё же решил издавать их отдельно и под своим именем. Стихи в большинстве своём ироничные, чтоб не сказать саркастические, и временами просто переполнены горечью.

Как, впрочем, и авторское предисловие к ним. Гессе поясняет, откуда что взялось: «С годами, когда прелестные вещи в себе, рождённые писательством, перестали приносить мне радость, и уже одно только страстное стремление к самопознанию и искренности, проснувшееся позднее, заставляло меня пи сать, вторая, дотоле скрытая, сторона жизни также должна была явиться на свет осознания и представления. Мне это далось нелегко, ведь куда более лестно и приятно показывать миру его благородную, проникнутую духом сторону, чем сторону иную, за счёт которой одухотворение произошло». Одним словом, «когда бы вы знали, из какого сора» произрастает вдохновение будущих нобелевских лауреатов… Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Вспоминая Транссиб Библиоман. Книжная дюжина Вспоминая Транссиб Александр Клягин. Страна возможностей необычайных : Рассказы. – Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2010. – 376 с., 500 экз.

Александр Павлович Клягин (1884–1952) – человек необычной судьбы, инженер-путеец, русский эмигрант, живший с 1913 г. во Франции. Книгу «Стра на возможностей необычайных» он написал в 1947 г. по настоянию и с благословения И.А. Бунина, который предварил парижское издание очень тёплым предисловием, приведённым в его собрании сочинений, а сама книга представлена соотечественникам впервые. Описываемые события происходят в 1910–1912 гг., когда Клягин служил в Благовещенске на строительстве Амурской железной дороги после окончания Санкт-Петербургского технологиче ского института. На пароходе, идущем из Марселя в Тунис, автор рассказывает двум «офранцузившимся» русским юношам о своих приключениях, о по кинутой России, в основном о Сибири и Дальнем Востоке, где он провёл молодые годы, об их природе, истории освоения, строительстве Великой Трансси бирской магистрали, попутно в занимательной форме сообщает массу интереснейших этнографических подробностей.

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Коллекция смыслов Библиоман. Книжная дюжина Коллекция смыслов Юрий Кобрин. Постскриптум : Стихотворения, переводы. – Вильнюс: Благотворительный фонд поощрения русской культуры писателя Константина Воробьёва. – 458 с.: фото, 1200 экз.

Избранные стихи и переводы с литовского включены в эту книгу. Когда Эдуардас Межелайтис сказал: «Реальность с её отчаянием и надеждой пульси рует в плоти стиха… Стихи Юрия Кобрина разнообразны без пестроты, современны без модности и старомодны без снобизма». Открывается книга проза ическими воспоминаниями об Арсении Тарковском. С грустинкой, с байками, с шутками и – таким обычным в жизни контрастом – с душевной мукой. И проступающим сквозь текст восхищением перед тайной каждого слова.

Не тексты стихи, не фразы, а жизнь вопреки всему… В них – к сердцу спускается разум, сердце восходит к уму.

Тот же цвет «ализариновых чернил» в истории о том, как Арсений Александрович переводил так и не ставшие публикацией стихи семинариста Джу гашвили, – сколько ассоциаций тянет он за собой, сколько новых слов и их значений. По-хорошему, этот эпизод – пособие на тему, как надо читать книги.

«Прилагательное, столь знакомое елизаветградинскому гимназисту, ставшему неоспоримым наследником Серебряного века, стало понятным и вильнюс скому литератору, не задумывающемуся о написании мемуаров не то что ализариновыми чернилами, но и шариковой ручкой…»

Прокомментировать Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. Комментарии:

Молоко для ёжика Библиоман. для ёжикадюжина Книжная Молоко Маша Трауб. Про улитку и черепаху. – М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. – 160 с.: ил., 8000 экз.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.