авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«БОЯН Материалы Общественного Музея «Слово о полку Игореве» Выпуск 1 Москва, 1990 год ...»

-- [ Страница 5 ] --

Чертков подробно исследует переселение фракийских племен за Дунай и далее на север к Балтийскому морю, на Русь и пишет о языке пеласгов,населявших Италию в сравнении его с древнеславянским. Его вывод: « Древние протославяне суть ничто иное, как те же фрако-пеласгийские племена».

К такому же выводу приходят и некоторые совеременные исследователи. Из опубликованных в 1984 году текстов сообщений Н.З.Суслопарова* о пеласгском алфа Вите и о дешифровке однословных трипольской и срубной надписей следует, что три Польцами были пеласги-этруски. Сородичами этрусков считал пеласгов и лелегов академик Н.Я. Марр. Суслопаров подробно исследует историю пеласго-этрусского алфавита, принимая даты античной традиции как весьма приблизительные хронологические вехи, согласно которым за 60 лет до взятия Трои, традиционной датой которого является 1184 год до н.э., в Италию прибыли во главе с Эвандром аркадские пеласги( см. Павсаний «Описание Эллады».С-пб., 1887 -1889, с.606). Таким образом, это событие относится к середине Х111 века до н.э. С этим событием связывается появление у туземцев алфавитного фонетического письма(пеласгичесского), так как прибывшие с Эвандром аркадские пеласги были одного происхождения с жившими уже в Италии пеласгами. Диодор Сицилийский эту древнейшую азбуку называет пеласгической. Об этом же событии сообщает Тацит*. У Тацита происхождению греческого алфавита пос Вящены следующие строки: «первые фигурами животных египтяне изображали мысль ума6 те древнейшие памятники чеовеческой мысли обнаруживаются вырезанными на скалах;

говорят,что именно они были изобретателями букв, что затем финикийцы,потто Му что они были весьма сильными на море, принесли в Грецию и приобрели славу,как будто бы они иозбрели то, что получили.Почему существует молва, что Кадм,привезенный флотом финикийцев, был виновником этого самого искусства у все еще необразованных народов греков. Рассказывают, что какой-то Кекроп Афинянин или Лиин Фиванец изобрел 16 форм букв, затем другие и в особенности Симонид,- прочие буквы».

Анализируя сообщение Тацита в связи с новейшими открытиями в области дешифровки «Линейного письма Б», Суслопаров приходит к следующим выводам:

- ахейцы – носители Микенской культуры пользовались»линейным письмом Б», известным в ХУ- ХУ11 веках до н.э.(Древняя Греция.М., !(%:, с. %%-%:(Ин-т ист.

АН СССР), на рубеже 11-1 тысячелетия до н.э. эта письменность исчезает;

- на Х111 век до н.э.( его вторую половину) приходится переселение дорян(там же, С.64) К ним в первую очередь должно быть отнесено сообщение о доставлении алфавита финикийцами и об устроении его различными деятелями греков.

- устроение алфавита или, может быть внедрение его занимает длительный период, на Чало которого относится к дотроянским времена, то есть к Х111 веку до н.э.

- У Тацита речь идет об алфавитном фонетическом письме, так как слоговое письмо гре Кам-ахейцам было известно помимо финикийцев.

- привезенный флотом финикийцев Кадм познакомил доийцев скорее всего с алфавитом народа «пелесет» ( филистимян,пеласгов), который с острова Крит переселился в Палестину(Георгиев В.И. Исследования по сравнительно-историческому языкознанию.

М., 1958, с.102. и, как аркадские пеласги с Эвандром во главе в Италию, увез свой ал Фавит с места нового жительства.

Сравнение показывает, что древнейшим буквенно-звуковым алфавитом был алфавит * Тацит. Анналы, Х1, с.14,388.

Пеласгский, что полностью совпадает с высказываниями античных писателей.

Историк второй половины 1 века до н.э. Диодор Сицилийский определенно говорит, что «хотя вообще эти буквы называют финикийскими, потому что их привезли (речь идет о О том же Кадме) к эллинам из страны финикийцев, они могли носить название пеласги Ческих, так как пеласги пользовались ими».

Из вышеизложенного следует, что алфавит этрусков в Италии, алфавит карийцец(Леле Гов) в Малой Азии и, наконец, древнейший алфавит греков в своей основе являются ал Фавитом пеласгов.

В 1444 году в местечке близ Губбио(Италия) были найдены девтять больших медных досок с вырезанными на них пеласгийскими надписями( А.Д. Чертков. О языке пеласгов, Населявших Италию и сравнение его с древнеславянским». М.,1985). Пять из них содер Жат пеласгийский текст, изображенный пеласгийскими буквами, шестая и седьмая – тот же текст, но состоящий из букв латинских. Последние две сходны по содержанию с пер Вой пеласгийской таблицей, и это сравнение послужило основанием для открытия пеласгийской азбуки. Последние две таблицы были новые и написаны для жителей Ла Циума и Рима, когда пеласгийские буквы начали заменять латинскими. Первые пять Таблиц были предназначены, как полагают, для племен обричей и других племен, сохранявших первоначальные буквы до позднейшего времени. Найденные после другие Надписи осков, самнитов, вольсков, венет, евганетов написаны теми же буквами, то есть они составляют общее письмо всех пеласгийских племен Италии. Впоследствии эти буквы стали называться этрурскими на том основании, что этруры(этруски) из всех пеласгий Ских племен были самые известные.

В 1982 году в журнале «Жовтень» № 1 появилась статья Г.Марченко «Этруски в Галиции» о надписи на керамическом сосуде из селения Рипно (около Западного Буга).

Надпись прочитали словом «Ларти». При дешифровке пришли к выводу, что ни один Из известных алфавитов – греческий, латинский, египетский, арабский и др. не дают Понимания этого слова. Ключ к переводу нашли в этрусском языке. Корень «ЛАР»

( древний «ЛАРТИ» означал «духа земли» (душу предков). На Крите существовали Божества Туран и Ларан, неведомые в греческой мифологии. Обнаружено также сход Ство букв Рипновской надписи с буквами на таблицах италийских пеласгов.

Собственный корреспондент «Правды» В.Журавский в статье «Азбука неолита» (ДО Рогами тысячелетий, кн.2, «Молодая гвардия», 1958) пишет о югославском ученом Пешиче, который на основании исследования археологических находок на правом бе Регу Дуная, около Железных ворот(Протолепенский и Лепенский виры), датируемых У11-У тысячелетиями до н.э., сделал сообщения «Винчанская письменность»и «Проис Хождение этрусской письменности», получившие широкий международный отклик.

Р.Пешич, изучив графический материал на многочисленных керамических изделиях, Произвел со всеми требованиями палеографии и эпиграфики первую систематизацию Винчанского письма. Пешич рассматривал его через призму графем этрусской азбуки.

Азбука этанасчитывала «: букв, в том числе % гласных. Югославский ученый придерживается славянскойгипотезы прочтения этрусской письменности, согласно которой, как уже говорилось, старый славянский язык своими корнями уходит в этрусскую почву.

Уже упоминалось, что того же мнения придерживались русские и западно-европейские Ученые Х1Х века, а в самые последние годы серьезный вклад в его обоснование, как говорит Р.Пешич, внесли своими трудами советский писатель и исследователь В.Щерба Ков и словенский ученый Матей Бор.

В прошлом веке наиболее глубокое и всестороннее исследование этрусской письмен Ности произвел русский ученый Фаддей Воланский*. Он же опубликовал этрусские над Писи, найденные на этрусских гробницах, кмнях и других памятниках. Недавно появившаяся в журнале «За рубежом»(№19,1988 г.»ноты,написанные 468 лет назад») статья о найденных на Кипре нотах, которым более 500 лет, свидетельствуют о совпаде НИИ этих нот с описанными Воланским нотами на камнях с этрусскими знаками, кото Рые датированы началом 11 тысячелетия до н.э. и найдены им в Палестине, заселенной Когда-то славянами.

Советский писатель А.Иванченко, длительное время занимавшийся изучением галичанскй письменности в тех местах, где кстати была найдена этрусская Рипновская надпись, считает, что в Галиции дольше всего сохранялась древнейшая славянская азбука на которой и была написана,например, «Аскольдова летопись» и писались другие книги языческого времени.

Добавим еще, что по свидетельству того же Ф.Воланского, до кириллицы существовало Еще 4 славянских алфавита, а Н.З. Суслопаров насчитывал 7 алфавитов в надписях эпохи Киевской Руси.

*Воланский Ф. Памятники письменности славян до Рождества Христова, собранные и И объясненные Ф.Воланским. М., 1861.

1987 г.

Г.С.Белякова О «Влесовой книге» и славянских древностях Уже довольно долгое время среди историков и литератров ведутся споры о «Влесовой книге»- подлинна она или не подлинна.

В одном вопросе спорящие стороны,кажется, приходят к единому мнению: «Влесову Книгу» надо опубликовать полностью, а не печатать отдельные разрозненные отрывки, как это делалось до сих пор. И, если эти отрывки вызывали неоднозначные и бурные мнения, то публикация целого произведения будет способствовать выяснению истины.

Интерес же к «Влесовой книге» имеет достаточно оснований6 во-первых, сама «сенсационная» и запутанная история находки;

во-вторых, содержание, охватывающее неизвестную историю славян до н.э.;

в-третьих, многочисленные аналогии, возникающие при рассмотрении отдельных исторических реалий. Что касается истории нпходки, то об этом много писалось в советской печати: историк Скурлатова В., поэт И.И. Кобзев, писа Тель В.И.Осокин, Д.А. Жуков. Повторим вкратце эту историю.

В 1919 году полковник добровольческой армии Деникина А.Ф. Изенбек будто бы нашел в библиотеке разоренной помещичье усадьбы какие-то деревянные дощечки. Они его заинтерсовали необычностю букв и древностью вида. Собрав их в морской(!?) мешок, он увез их с собой и не расставался с ними в своей дальнейшей эмигрантской жизни.. Судьба его забросила в Бельгию, где он умер во время оккупации страны фашистами в 1941 году.

По профессии он был художником и занимался росписями тканей. В Брюсселе у него было ателье, и вот однажы судьба свела его с другим русским эмигрантом Ю.П. Миро Любовым. Он тоже был офицером, участвовал в белом движении, по образованию инженер. Миролюбов очень интересовался дреней историей и мечтал написать поэму о Святославе Игоревиче. Как-то он поделилсяэтим замыслом с Изенбеком, и тот, указав ему на мешок с дощечками, сказал, что может быть, найдет там что-либо для себя интересное, однако не разрешил выносить дощечки из ателье. И вот Миролюбов Будто бы 15 лет переписывал и изучал эти дощечки, в которых, по его мнению, была изложена история древних славян до 1У века. Затем в годы войны, после смерти Изенбека дощечки пропали. Но вот в ноябре 1953 года в журнале «Жар-птица, издаваемом на рото Принте в Сан-Франциско, было напечатано сенсационное сообщение о том, что « в Европе отыскались древние деревянные дощечки У века с ценнейшими на них письменами о дреней Руси». Затем в том же журнале с марта 1957 года по 1959 год стали печататься «переводы» с этих досок и опубликовано единственное фото «дощечки №16».

Энтузиастами дальнейших публикаций и переводов этих дощечек оказались также энтомолог С.Лесной ( С.Я. Парамонов), живший в Австралии, ученый этимолог А.Кур(генерал Куренков), который селал первод нескольких дощечек.

С.Лесной сделал сообщение о «Влесовой книге» нп У съезде славистов в Софии;

оно Было опубликовано в сборнике У съезда, и прислал фотографию (или прорись) дощечки №16 в славянский комитет. Академик В.В. Виноградов поручил экспертизу снимка пале Ографу и языковеду Л.П.Жуковской. Ее заключение было отрицательным, то есть признавалась поддельность текстов, но была и такая фраза»однако подвешенное письмо говорит о древности».

В судьбе «Влесовой книги» за рубежом приняли участие еще несколько человек;

среди них издатель и переводчик «Влесовой книги» Н.Ф. Скрипник и переводчик ее Б.А.Ребиндер, который очень много работал над текстом, рассылал свой перевод ученым и писателям в Советский Союз и написал работу «Жизнь и религия славян по» Влесовой книге».

Мне случилось познакомиться со всеми вариантами публикаций и переводов «Влесовой книги» в связи с тем, что этми вопросами очень подробно занимался и собирал все публикации, присланные Б.А.Ребиндером, И.И. Кобзев, бывший до своей кончины в году председателем Общественного музея «Слова о полку Игореве», на заседаниях которого рассматривались вопросы, связанные с «Влесовой книгой». Поэтому хотелось бы добавить еще некоторые сведения к уже упоминавшимся в печати, которые могли бы пролить дополнительный свет на обсуждаемую проблему.

Общественный музей «Слова о полку Игореве» заинтересовался «Влесовой книгой»

после появления в печати ряда публикаций, содержащих как положительные, так и негативные отзывы об этой «рукописи» с «дощечек». Мне, например, как полонисту, показалось весьма спорным заглавие одной из статей Л.П. Жуковской «Влесова книга, Почему же не Велесова?». Ведь,если древние индоевропейские сочетания звуков «о» и «е» перед «Л» и «р» в положении между согласными у восточных славян заменялись на ОЛО,ОРО,ЕРЕ, то у западных славян оставалось –ле, -ре. В русском языке «молоко», В польском «млеко». Почему бы русскому «Велесу» или «Волосу» не быть «Влесом»?

Тем более нигде не утверждалось,что «Влесова книга» написана именно языком восточных славян.

Возникла заинтересованность также в связи с тем, что во «Влесовой книге» некоторые места созвучны со «Словом о полку Игорев». Основная идея многих «дощечек» - призыв к единству, к защите Отечества от врагов. Помимо сходства общего пафоса и замысла, При сравнении отмечается перекличка имен, речевых оборотов, совпадение лексики, похожесть образов… Ведь автор «Слова о полку Игореве»называет Бояна «Велесовым Внуком». А рядом с Влесом фигурируют во Влесовой книге и другие боги славянского пантеона: Даждьбог, Перун, Сварог, Хорс, Ярило, Купала,Колядъ,Овсень,Стрибог. Здесь Же присутствуют таинственная Жля и «кмети»,харалужное оружие и многое другое.

Также как и в «Слове» осуждается своекорыстие и себялюбство отдельных князей и вождей, с радостью рассказывается о пяти веках мощного единства и мирной жизни в истории Руси, с горечью повествуется об усобицах и звучит призыв к единству.

Все это казалось приверженцам подлинности «Влесовой книги» убедительным. Далее «Влесова книга» затрагивает также проблемы в истории Руси, которые до сих пор мало исследованы, и при внешнем общем взрыве интереса к отечественной истории, естествен Но привлекают внимание.

Одному из наших активистов удалось по материалам архива АН СССР, Центрального государственного архива военно-морского флота и Центрального исторического архива Узбекской ССР проследить судьбу Ф.А. Изенбека(Али Изенбека), который согласно изложенным в печати версиям: нашел дощечки «Влесовой книги» в разрушенном имении г. Великий Бурлук. Родился он в 1890 году, был сыном принявшего праславие Атаджана Изенбека( в крещении Артура Егоровича) и внуком кокандского крупного бая Гани Изен Бекхана. Артур Егорович Изенбек был капитаном первого ранга русского военно-мор Ского флота Его сын – Федор пошел сначала по стопам отца и закончил штурманское отделение Морского корпуса в чине мичмана. Однако, очевидно, под влиянием коканд ского дедушки Федор вновь принял мусульманство и новое имя Али. С флота он сразу.ушел и, имея склонность к рисованию, поступил на работу в Академию наук. В качест Ве художника-зарисовщика он участвовал в экспедициях археолога Фетисова по изуче нию исторических древностей Средней Азии. Работой академического рисовальщика Али Изенбек занимался до февраля 1917 года. Туркестанская ЧК заинтересовалась Изенбеком в 1921 году. На него было заведено дело, из которого следует, что после февраля года Али Изенбек со своим кокандским дедушкой Гани Изенбекханом перебрался в Бухару и находился при дворе эмира до сентября 1920 года – то есть до самого падения эмирата, после чего исчез и в 1921 году объявился в банде Джунавдхана, с которой из Туркмении ушел в Иран в 1923 году. Дальше следы его теряются. Вполне возможно, что Потом все было так, как указал затем в письме о находке «Влесовой книги» Ю.П.

Миролюбов, то есть, что Изенбек перебрался в Брюссель, где получил бельгийское под Данство и работу рисовальщика-модельера на одной из фабрик,которая специализиро Валась по производству восточных ковров.

Из всего этого следует только то важнейшее обстоятельство, что в 1919 году Али Изенбек не мог быть в добровольческой армии Деникина. Следовательно, не мог он Быть и полковником артиллерии. В деникинских «Очерках русской смуты» ( Берлин, 1922 г.) Марковский артдивизион, которым, по Миролюбову, якобы командовал Али Изенбек в чине полковника, действительно упоминается, но имя Изенбека не зна Чится. Если бы он командовал этим артдивизионом, то уж, конечно, Деникин его Назвал бы, так как перечисляет в своих мемуарах даже ротмистров. А тут вдруг забыл Полковника, тем более с такой редкой для его армии узбекской фамилией!

И еще один момент. В своем письме к С.Лесному Миролюбовпишет, что «дощечки»

Были сложены в «морской мешок» Изенбека. Однако, морской мешок на флоте – это Брезентовый саван. Миролюбов же, не зная флота, думал, что морские вещмешки такие Же, как в сухопутной армии. На флоте никогда их не было и нет, были рундуки( дере Вянные сундучки).

Вся история с находкой «дощечек» Изенбека и «адским пятнадцатилетним трудом По переписыванию их взаперти в ателье Изенбека» появилась на свет из писем Юрия Петровича Миролюбова.

Кто же он такой, Юрий Петрович Миролюбов? – Офицер белой армии, после рево Люции эмигрировавший на Запад, Родом он был из Косова (ныне райцентр Ивано Франковской области) – древнейшего культурного центра гуцулов. В Косове родилась и выросла его мать, атакже няня матери, а затем и его Юрия Петровича – Варвара, которую Он называет в свих сочинениях «прабой». Несомненно, от старушки няни, а, возможно и от матери, он знал гуцульские предания и фольклор. От них же он, видимо, слышал о древнейшем гуцульском письме на деревянных дощечках, образцы которого мог затем видеть в Киеве, в библиотеке св. Владимира, где учился на медицинском факультете, а также изучал древнюю историю, занимался украинской, кубанской, донской диалекто Логией. После бегства за границу попал в Калькутту, куда его, видимо, привело желание Изучать санскрит, ибо в древнейшей истории славян четко прослеживаются связи славянского языка с этим древним языком браминов Индии.

Миролюбов собирался написать поэму о великом князе Святославе Игоревиче и искал Тексты, по которым мог бы научиться писать языком 1Х века. Поэтому можно предположить, что одно из задуманных им историко-литературных сочинений он облек В форму «дощечек», якобы действительно существовавших, использовав при этом вполне Достоверные источники. В этой связи интересно высказывание переводчика Влесовой книги» Б.А. Ребиндера: «При изучении текстов третьей части «Влесовой книги» надо понять, какие страницы были списаны с деревянных дощечек, какие, может быть, были 2добавлены или исправлены», какие оставлены Миролюбовым в подражаньн языку 1Х века с описанием жизни древних славян. Однако надо иметь в виду, что Ю.П.

Миролюбов был исключитеьно честным человеком и не собирался мистифицировать или вводить в заблуждение кого бы то ни было. Ему нельзя ставить в вину то, что было сделано в самых лучших побуждениях, но после его смерти».

Правда, тексты первых двух частей «Влесовой книги» были опубликованы еще при жизни Миролюбова генералом Куренковым в журнале «Жар-птица», где Миролюбов был главным редактором. После его кончины Н.Ф. Скрипник собрал все, что было в архиве Миролюбова, и опубликовал с разрешения его вдовы. Среди этих текстов было опубликовано и то, что Миролюбов, возможно, обнародовать и не собирался.

Среди издателей и переводчиков «Влесовой книги» были Н,Ф.Скрипник и С.Лесной(Парамонов).

Н.Ф. Скрипник по первоначальному образованию – филолог, до воссоединения Западной Украины с Восточной работал во Львовском университете, специализируясь на украинской диалектологии.

С. Лесной до войны работал в Киевском университете энтомологом, со студенческих лет тоже серьезно занимался историей Древней Руси, древнеславянской диалектологией, особенно ее западной ветвью, то есть теми наречиями западных украинцев, которые наиболее близки к корням древнейшей славянской лексики. Попав после войны в Австралию, они продолжали изучать историю Древней Руси. С.Лесной и остался на этом материале, Скрипник же вынужден был уехать в Голландию. Оба они,конечно, понимали, Что «Влесова книга» - подделка, но решили испльзовать ее в качестве возможности как-то Реабилитировать себя в глазах соотечественников, поскольку оба скомпрометировали Себя в годы Великой Отечественной войны сотрудничеством с фашистами.

Еще один человек до последних дней своих был причастен к проблеме «Влесовой книги». Это – скончавшийся в декабре 1987 г. Б.А. Ребиндер. Борис Александрович переводил и комментировал «Влесову книгу», перписывался со многими корреспонден Тами в Советском Союзе. Так, прочитав в журнале «Отчизна» за 1980 г. о существовании Общественного музея «Слова о полку Игореве», он списался и познакомился с Игорем Ивановичем Кобзевым – бывшим председателем музея. Роль Б.А. Ребиндера в проблеме «Влесовой ниги» также неоднозначна, как и роль его предшественников.

Итак, кто же мог написать «Влесову книгу» и что она такое? Вероятнее всего написал Эту древнюю «летопись» и, как уже говорилось, придумал всю историю с находкой дощечек Изенбека, частично использовав биографические данные Али Изенбека, Юрий Петрович Миролюбов. Причем сделал он это после того,как Изенбек уже скончался и ничего опровергнуть не мог. Как уже было сказано, Миролюбов переживал свое положение эмигранта очень больноИ. Несомненно, хотел доказать свою преданность и Любовь к Отечеству, быть ему хоть чем-то полезным. Поэтому,создавая вокруг себя всевозможные легенды, при сочинении «Влесовой книги» он использовал материал вполне достоверный, и, по его мнению, всецело принадлежащий русской истории.

Что же это за материал? В «дощечках» развернута широкая картина языческого времени, особый мир представлений о жизни и смерти, о воинской славе. Отдельные фрагменты повествуют о славных деяниях отцов и дедов и на примере их жизни показывается необходимость единства и любви к Родине. Здесь же речь идет о строительстве городов и защите их от врагов, о походах Германареха и Гулареха, Триедорея и Алдореха, Аскольда и Дира. Мы встречаемся с племенами венедов и антов, ильмерцев и готов, тиверцев и фрягов, гуннов и борусов, древлян и полян, скифов и Кимеров, наблюдаем их жизнь и обычаи древних славян, их праздники,календарные Обряды.

Откуда были почерпнуты столь подробные сведения о дохристианской Руси?-Навер Няка, автору были известны, помимо древних летописей, еще многочисленные исследования этого периода русской истории. Надо сказать, что автор развертывает поэтическую картину славянского языческого мировоззрения и проводит нас прак Тически через 2000 лет славянского язычества. Общий объем «Влесовой книги»около Трех печатных листов. Славянскому язычеству, как известно, были посвящены многие замечательные исследования ученых Х1Х века;

вспомним «Поэтические воззрения славян На природу» А.Н. Афанасьева, «Сказания русского народа» И.П. Сахарова, книгу Н.М.

Гальковского «Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси», исторические разыскания Ю.Внелина, С.П.Микуцкого, Ф.Л. Морошкина, А.Д. Черткова, работы советских ученых, в частности книги «Язычество Древней Руси» Б.А. Рыбакова, содержание берестяных грамот. Все то неоставляет сомнений в глубокой древности славянской, в том числе русской культуры. Эта древность сохраняется в корнях русских Слов.

«Живой смысл»( выражение Забелина И.А.) русского слова – не осколок, а целый поток Народной памяти, которую мы учимся считывать с листьев великого древа наших предков.

Проблема «Влесовой книги» явилась как бы началом побуждающим и пробуждающим Умногих людей интерес к мало исследуемой в настоящее время проблеме русской истории.

Почему-то совершенно не обращается внимание на то, что корни живого русского языка встречаются в языках очень древних народов. Та,например, корни и «живой смысл»

русских слов отмечены выдающимся чешским ученым Б.Грозным в ныне мертвом хеттском языке 11 тысячелетия до н.э. Достаточно привести такие важные лексические понятия и слова как «вода», «небеса», «мера».которые полностью совпадают в русском И хеттском.

Ученые Х1Х века не раз обращали внимание на сходстве русского языка с санскритом (см. А.С. Хомяков «Сравнение русских слов с санскритом».СПб., 1855 г.;

Аделунг Ф. «О Сходстве санскритского языка с русским. СПб.,1811 г.), а санскрита как языка «Вед» с языком «Зенд-Авесты», который Гегель* называл зендским или бактрийским. Историк Е.И. Классен еще в 1861 г. предлагал «для доказательства приложить алфавит бактрий *Гегель. Философия истории, б/г,т.у111.

Ский или «Зенд-Авесты» к чтению славянских рун, ибо венеды принесли на Балтийское поморье грамотность свою за 2000лет до н.э., и потому он может быть ближе к письменным руническим, нежели наша кирилловская и глаголическая азбуки»( см. Е.И.

Классен. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяноруссов до Рюриковского времени. М., 1861) У большого числа ученых ХУ111-Х1Х вв. мы находим комментарии к свидетельствам древних греческих, римских,арабских источников и сведения о чертах и резах, о рунах, о сходстве языка этрусков,латинян и греков со слаянским ( см.напр.работу С.Микуцкого «Сравнение корней слов латинских и славянских. СПб.,1852). Авьтор говорит о том, что Доныне для определения времени,когда произошло расслоение индо-европейских народов, только историко-сравнительная филология доказывает несомненно, что жители Ирана,Индустана,греки.римляне, кельты, немцы, Литовцы, и славяне составляют одну Семью народов и что языки их – отрасли одного корня. Он приводит данные француза П.Ш. Левеска (род. В 1736 г.), который доказывал, что латины обязаны славянам корнями Своих слов, и что предки латинов и славян слишком рано, то есть до происхождения от них троян и венетов, разделились».

Б.А. Рыбаков* подтверждает общность культур народов Триполья, Индии, Ирана,Гре Ции. Историк считает, что обособление славян от общего индоевропейского массива произошло во 11-м тысячелетии до н.э. В связи с вышесказанным можно было бы предположить, что именно славяне в основном и составляли этот протоиндоевропейский Массив, из которого происходили очередные «выплески», нарушающие единство славя Ского мира, но способствующие распространению славянского влияния в очень отдаленных от центра этого массива местах. Если считать центральной частью область Триполья, то такие «выплески» происходили,например, в Грецию,Индию,Иран, чему Мы находим свидетельства и подтверждения при сравнении языка, мифологии, памятников искусства.

Ч.Лоукотка( см. «Развитие письма»,М..1950)пишет: ( и эта точка зрения остается принятой повсеместно), что изобретателями письма являются финикяне и что об этом мы узнаем из греческой мифологии – то есть сведения о возникновении письма мы заимствуем из легендарного источника! Однако уже сегодня накопилось достаточно новых исторических и археологических свидетельств, чтобы разобраться в этом вопросе, ближе подойти к истине, и одно из достоинств «появления » «Влесовой книги» - пробуж дение внимания к этой проблеме.

У Е.И. Классена** мы находим сведения о том, что «Трояне сперва назывались пеласгами, потом фракийцами, после того тевкрами, затем дарданами и, наконец, троянами, а остатки их после падения Трои- пергамлянами и кемеянами, ибо Кемь Пергам построил Эней после падения Трои, и в них поселились Трояне, избежавшие гибели в Иллионе. Эти факты заимствованы из трудов греческих и римских историков и из самой «Илиады». Греки называют Троян, македонцев и фригян фракийцами, да и сами Трояне также называют себя, вместе с тем и подвластных себе фригийцев и союзных македонцев». Таким образом пеласги и трояне один и тот же народ. Однако, откуда происходят пеласги, кто они такие?

*Рыбаков Б.А. Язычество древних славян.М.,1981.

**Классен Е.И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и сла вянорусов дорюриковского времени. М.,1861.

*Суслопаров Н.З. О пеласгском алфавите в кн. «Остров пурпурной ящерицы».

М.., «Молодая гвардия», 1984,с.273.

Совсем недавно опубликованы тексты сообщений Н.З.Суслопарова о пеласгском ал фавите и о дешифровке односложных трипольских и срубной надписей. Н.З Суслопаров считает, что трипольцами были пеласги-этруски. Сородичами этрусков считал пелас гов(лелегов) академик Н.Я. Марр, ту же мысль поддерживал Н.А. Державин. Н.З.Сусло паров* предполагает также, что трипольские надписи следует дешифровать с помощью этого пеласгского алфавита и что алфавит этрусков в Италии, карийцев (лелегов) в Ма лой Азии и,наконец, древнейший алфавит греков в своей основе является алфавитом пеласгов. Итальянский этрусколог, считающийся классиком дешифровки этрусских надписей доказал, что троянцы называют себя «тросес», что тождественно имени «этруск». С другой стороны, имя славянских народов «венеды» (венеты,енеты) связы вает славян с Троей. Согласно «Всемирной истории2 Помпея Трога в обработке Юсти на, на которую ссылается М.В. Ломоносов, приходящий в своих исторических изысканиях к подобным же выводам.

Далее Классен пишет так: «Жрецы и мудрые между славян писали народные законы на деревянных дощечках и употреблялись у них руны для предсказаний, а в скандинавских сагах называют венетов образованными людьми… Что древние руссы действительно писали на деревянных дощечках, то подтверждает Ибн-Эль-Недим, приложивший к свое му сочинению снимок с письма руссов, найденного им у одного кавказского жителя вре занным на белом дереве…и что все древние племена славян имели свои рунические письмена, только наши доморощенные скептики уверяют, что все руны должны быть скандинавскими».

Предполагаемый автор «Влесовой книги» Миролюбов в одном из своих писем заметил:

«Изенбек думал, что дощечки березового дерева, я этого не знаю, т.к. не специалист по дереву.» Однако,видимо, сама идея письма на деревянных дощечках его увлекала, тем более, что он знал технологию письма гуцулов,которые писали на смерековых ?!

дощечках(вид хвойного дерева) новогодние приветствия. Дощечки эти кололись и обстругивались, на них острым ножом вырезались буквы. Возможно, приблизительно таким же образом Миролюбов и изготовил «дощечку №16», которая и была исследована советскими специалистами и квалифицирована как подделка.

Возможно также, что намерением Миролюбова было приковать внимание людей, как на Западе, так и в СССР, к той части славянской истории, которую в ХХ столетии предпо Читают не обсуждать, а корни славян обрывают в лучшем случае в У1 веке, когда они «вдруг» появились на огромных пространствах Европейского материка.

Исползованная Миролюбовым во «Влесовой книге» азбука по начертанию напоминает кириллицу, но сокращает количество букв до 28. Однако при начертании букв»у». «о», «з», «ц» и некоторых других на «дощечке № 16 » Миролюбов допустил такие закругления, которых гуцул не чертящий, а режущий текст на доске не сделал бы при всем старании. Видимо, Миролюбов несколько изменил технологию письма гуцулов( или не мог применить ее полностью) и не по доске, а уже по нанесенной на нее восковой краске прочертил буквы так, как это делали гуцулы.

Предполагаю, что Миролюбов включил в «дощечки» многие сведения, почерпнутые им в древнейших памятниках «Ведах», летописях браминов, «Зенд-Авесте» ( кстати неоднократно упоминавшихся у Классена). Он был уверен, что ранний санскрит не близок так ни какому другому индоевропейскому языку, как, как древнейшему языку руссов.

Поэтому он специально поехал в Индию, в Пенджаб, изучать язык и тексты самых древних летописей браминов.

Древнейшим литературным памятником браминов является «Ригведа»., из которой Миролюбовым заимствованы своеобразные воззвания к богам и песнопения во славу их (см.»дощечки» 2А, Б, 3Б, 4А и т.д.

Очень многие дощечки повествуют о переселениях племен как раз о таких, какими они были в древности по представлениям некоторых ученых. Так, вероятно, Миролюбову была известная теория русского академика Карла Максимовича Бэра, занимавшегося вопросами прародины руссов, который считал ею район к северо-востоку от Гиндукуша, В частности Семиречье. В «дощечке» 15А читаем: «Воины на белых конях вышли из Зеленого края, где семь рек, гора Ирийская и Загорье… ушли в Двуречье… шли высокими Горами снежными и ледяными и повернули к степям… пошли к горам Карпатским…».

В «дощечке» 2А упомянуто Пятиречье как Пенджаб.

В другом своем письменном «Яджурведе» брамины пишут, что отцы их вышли уже из Пенджаба и двинулись и двинулись дальше на юг, рассказывается,как кочевой,пастушес Кий образ жизни постепенносменялся на оседлый, земледельческий. Во «Влесовой книге»

Мы находим немало, правда весьма отрывочных, сказаний о скитаниях пастушеских племен с их стадами, а затем и о земледельческом труде славян.

Из «Самаведы» во Влесову книгу» перкочевал настоенный на травах жертвенный напиток «сома» ( в «Зенд-Авесте»- хаома), названный «суря» или «Сурица». И пользовались им при совершении аналогичных религиозных ритуалов.

Много заимствовано во «Влесовой ниге» и из «Зенд-Авесте» - священной книги зороастризма, культ которого выражается в богослужении, очищении, обрядах жертвопри Ношений, причем жертвы – только растительные: хлебные злаки, зерна трав, цветов, Плоды и ветки хаомы(сомы), благовония. Животные жертвы невозмжны у зароастрий Цев. Ибо это считается осквернением стихии. Абсолютно то же самое мы находим во «Влесовой книге»: «Боги руссов не принимают жертв людских, ни животных, только плоды, овощи, цветы, зерно и питную сурю», настоенную на травах» (см.»дощечку 4Б).

На первом плане в зороастризме служение огню как представителю света на земле, Как стихии чистой и всеочиающей( см.»дощечки 3А, 11 Б и др). Та же огненная стихия во «влесовой книге»,где неоднократно упоминается бог «Огник»,»Перун огнекудрый», «Огнищан» и т.п.

Одна из особенностей религии зороастризма – учение о чистоте и нечистоте, об осквернении и искуплении, причем чистота подразумевается как нравственная, так и физическая. В этом духе сочинена «дощечка» 2-3А (?) «Про Симаргла и как надо рабо Тать и мыться».

Язык «Зенд-Авесты» Гегель назвал зендским и бактрийским. Под этим названием он и известен науке. Словарь Брокгауза и Ефрона относит зендский язык к ближайшим родичам санскрита, от которого он разнится лишь отдельными фонетическими особеннос Тями, а некоторые ученые доказывают, что мифы «Зенд-Авесты» и «Вед» происходят из одного источника и что «Веды» - наилучший комментарий к «Зенд-Авесте».

Возможно Миролюбов воспользовался также относительно мало известной книгой, ко Торая называется «Веда словенах» или «Веда славян». Обрядовые песни языческого времени « ( СПб.,1881 г..). Собрал эти песни в Родопских горах С.И. Веркович. В предисловии автор обращает внимание на обилие в этих песнях старославянских и гречес Ких слов, а также слов какого-то другого языка, который ему не известен, но, по его мнению, близок индоевропейским. «Веду славян»населяют те же самые боги, что и «Влесову книгу»: Коляда, Ярило, Даждьбог, Перун и др.

Язык «Веды славян» близок к языку гуцулов, и, по всей вероятности, Миролюбов,который, как уже упоминалось,воспитывался в среде гуцулов, создавая свои «дощечки» не преминул этим воспользоваться, смешав язык гуцулов с языком «Вед»

санскритом. Возможно во «Влесову книгу» вошли и истинные народные песни и сказа Ния гуцулов.

Если бы Миролюбов назвал источники,»Влесова книга» была бы воспринята как очередной научный трактат. В виде же «древнейшей языческой летописи2 она вызвал живейший интерес, на что он, вероятно, и рассчитывал. Здесь невольно напрашивается параллель с публикацией Макферсоном «Песен Оссиана» и Ганкой «Краледворской рукописи».

«Песни Оссиана» - легендарного героя кельтского эпоса появились в 1860 году после путешествия Макферсона в горную Шотландию. С именем Оссиана связан цикло сказаний, представляющих записи устных песен бардов 1Х-ХУ! Веков. Макферсон же издал книгу в своей редакции. Она оказала большое влияние на предромантическую литратуру и вызвала бурный поток споров о подлинности этих песен.

«Краледворская рукопись», будто бы найденная Ганкой и опубликованная им в 1852 го Ду в виде собрания старинных песен, имела и горячих защитников и не менее горячих Противников. Ганка – поэт, один из деятелей чешского национального возрождения.

Некоторые из написанных им песен стали народными. Он издал в чешском переводе «Собрание сербских песен» и «Слово о полку Игореве». Защитники подлинности «Краледворской рукописи» говорили, что Ганке не достало таланта, чтобы сочинить столь прекрасные песни. Противники утверждали, что побудить к фальсификации Ганку могла,конечно, исключитльная любовь к Родине, желание показать, Чехия была культур Ной страной уж в отдаленные эпхи своегр существования. И эта цель была достигнута, Ибо обнародование «Краледворской пукописи» вызвало небывалый подъем в обществе и интерес к древним памятникм на славянском языке.

Так и публикация Миролюбова привлекла внимание ко многим проблемам древнерус Ской истории, проблемам важным и далеко не проясненным, Какистория древнерусской письменности, древность славянских языков и наречий, отражение в них древних верова Ний, и древнеславянской мифологии, перемещения и движения славянских племен, Происхождения их названий, которые, как утверждают многие источники, обнаруживают Связь русских слов с санскритом, санскритаи пеласгов – обитателей Триполья во 11 –м тысячелетии до н.э.

К этим и многим другим вопросам древнейшей истории славян давно приковано внимание активистов нашег Общественного музея «Слово о полку Игореве» прежде всего Потому, что, по нашему глубокому беждению, не могло такое совершенное произведение Древнерусской литературы как «Слово о полку Игореве» возникнуть на пустом месте, без длительной письменной традиции. Мы глубоко уверены в том, что древнерусская письменность существовала тысячелетия и немало книг было в дохристианской Руси, книг, которые гибли во врмена бесчисленных нашествий, войн и пожаров, систематически Уничтожались христанской церковью как «чернокнижие», но народ так или иначе их Все же хранил.

Археолгические открытия и исследования последних лет, опубликованные в советской печати, дают все больше оснований для осмысления и возможного пересмотра некото Рых устявшихся представлений. И дело не в погоне дилетантов за сенсациями, а в необ Ходимости сереьезного и неоднозначнго разговора о вариантах дешифровки, например, Трипольских надписей, об истории пеласгско-этрусского алфавита, о том, каким образом На территории современной Украины существовала письменность во времена Троянской войны в Х11 веке до н.э. и что такое «Ситовская надпись» в Родопских горах, повторенная на полу Софийского собора в Константинополе, которую болгарский ученый,знаток древних языков, академик Иван Гошев расшифровал словами6 « Я, князь рунхинов…».

Г.С. Белякова Книжные сокровища России в зарубежных собраниях Вещий Боян и старый мудрый Вяйнемяйнен Наиболее полным и значительным собранием русских старопечатных книг и рукопи Сей, а также изданий Х1Х – начала ХХ вв. сегодня является Славянская секция библио Теки Хельсинского университета в Финляндии.

От Острожской Библии 1581 года с послесловием на греческом и славянском языках От Имени Ивана Федорова,Лексикона Славеноросского Памвы Берендея года,первых советских книг, изданных после реформ Петра Первого, до самых различных тематических собраний книг и журналов, опубликованных учеными обществами России В Х1Х веке,как например, тематические коллекции по истории и географии России, исто Рии русско-японской войны, истории древнерусских полков, этнографии угро-финского Населения России.

Среди редчайших коллекций этой библиотеки можно назвать также важный фонд произ Ведений и периодики на языках народов России, исповедовавших мусульманскую религию. Это – произведения татар, киргизов, узбеков, первые журналы,изданные в Казани,Ташкенте, Астрахани, Уфе, Ашхабаде. Эти коллекции считаются хорошим дополнением к подобным собраниям, находящимся в Турции.

В Хельсинкском собрании оказались и книги из библиотеки М.В. Ломоносова с пометками, сделанными его рукой. Некоторые из них в последние годы были пере Даны Финляндией в дар Советскому Союзу.

В Славянской секции Хельсинкской библиотеки имеется также более 80 рукописей.

Самая древняя из них- фрагмент Евагелия «Апракос» - пергаментный лист, написан Ный уставным письмом Х111 века. К Х1У столетию относится пергаментный лист Из «Летописи Городецкого монастыря», 4 рукописи относятсяк ХУ1 веку. Наибольшее число рукописей относится к ХУ11 и ХУ111 столетиям.

Среди «№ рукописей ХУ11 века в библиотеке находится полный рукописный вариант списка со Столбовского договора, хранящегося в Госархиве в Хельсинки, под названием «Сношения новгородских послов с Москвой в начале ХУ11 века», огромная Космография Меркатера 1606 года, один из вариантов «Хронографа», многочисленные варианты «Житий святых» и др. ХУ111 век представлен большой серией описаний различных уездов России, а также редкими списками, как например, «Изъяснение начала и причины схизмы, то есть раскола западной церкви с восточною», «дополнительное обличение на предисловие неправых и лжесловных ответов раскольничьих», «История о взятии Соловецкой обители». Имеется пять рукописей,относящихся к петровской эпохе. Из них Четыре впоследствии вошли в печатные издания ХУ111 века.

Многие книги и рукописи, находящиеся в Хельсинской библиотеке имеют интересное происхождение. Некоторые книги попали в Финляндию из России на основании декрета Императора Александра 1 от 1820 года «о предоставлении одного экземпляра всего того, что издавалось в России в финляндские библиотеки. Этот декрет действовал в Финлян Дии в период господства русского царизма. Он вышел за несколько лет до большого по Жара билиотеки в городе Або(ныне Турку), принесшего непоправимый ущерб книжным коллекциям Финляндии.

Библиотека Або –города,который был столицей Финляндии до 1819 года, имела свои давние традиции. Основание ее связано с основанием Абовского университета в году,Абовской или Аурической академии(по названию реки Ауры, на берегу которой Стояло здание Университета. Начальная двухсотлетняя история Абовской библиотеки Была столь же бурной, как и история страны в эту эпоху. Войны, пожары,бесконечные Перемещения и перевозки из Або в Стокгольм и обратно с заездами в другие города Претерпевали первые книги абовской библиотеки. Надо сказать, что первыми были полу Ченные в дар 890 книг из датского монастыря. К ним добавились 80 томов, полученные Одним из основателей Университета Тихоном Браге от королевы Швеции Кристины. За Счет этой традиции – принесения книг в дар- в основном и расширилось собрание библиотеки.

В 1650 году была учреждена должность библиотекаря, а в 1772 году им стал Генрих Портан, который неутомимо трудился на этом поприще;

при нем начаты алфавитные каталоги, написана подробная история Абовской библиотеки. Он умер в 1804 году, любимый и почитаемый всеми. В стенах Фтнляндского унивепситета ему поставлен мраморный бюст., и до сих пор часть университета имеет название «Портания». Портан Постоянно пополнял свою коллекцию библиотеки иностранными, в том числе русскими изданиями. Он был первым,кто подал мысль о создании национальной библиотеки. Пор Тан часто подчеркивал, насколько важным для истории нации является сохранение каждого письма или документа, которые относятся к истории прошлых веков. Портан издавал газету,где появились первые поэтические произведения, прославляющие университет. Впоследствии в этой газете сотрудничали известные финские поэты Корелус, Рунеберг, Францен. Здесь же формировались и первые финско-русские лите Ратурные связи, печатались,например, стихи, написанные по образцу знаменитой «Калевалы» - сборника карело-финских рун, обработанных финским поэтом Ленротом, в которых соседствовали финские и славянские певцы и поэты:

Старый, мудрый Вяйнемяйнен На скале сидел у моря.

Старец ладил на коленях Пятиструнную цевницу.

Близ него стояли чинно Чужеземцы-песнопевцы.

Всех прекраснее в ряду их Аполлон средь муз являлся.

Там и Браге сребровласый, Окруженный строем скальдов, И толпа певцов славянских Возле вещего Б о я н а … 1827 год принес печальные события. В этом году разразился страшный пожар в Або ( позднее переименованный в г.Турку), и библиотека почти вся сгорела. В результате были утрачены редчайшие книги. О том, что среди этих книг были ценнейшие экземпляры русских книг, мы находим упоминание в переписке ученых тех лет. Так, Чешский славист Домбровский упоминает целый ряд книг на древнерусском языке, Которые были утеряны в результате пожара. Тем не менее многие ценные книги, ко Торых не было в дни пожара в здании библиотеки, уцелели. Это,например, книги по Русской истории, как «Русская летопись по Никонову списку»,,издания 1768 и 1786 гг.

«Летописец царствования Ивана Васильевича» 1769 года, «Летописец, содержащий В себе российскую от 852 до 1598 года», «Словарь Российской Академии» 1809-1822 гг.

На этих книгах оттиснута позолоченная пчать Университетской библиотеки в Або. К этим книгам добавили 6000 томов Сенатской публичной библиотеки- все вместе они составили фонд новой университетской библиотеки, котрая была перенсена в город Хельсинки.

1982 г.

И.Е. Кольцов О Ледовом побоище (1242 год) ( Сообщение на заседании музея) В апреле 1992 года исполнится 750 лет со дня Ледового побоища на Чудском озере.

Однако до сегодняшнего дня официальная история незнает точно, где была битва, где Находятся захоронения погибших воинов, хотя в отечественных летописях и Ливонской хронике подробно описаны события, предшествовавшие битве и сама битва. Указаны ориентиры этой битвы6 «На Чудском озере, на Узмени, у Вороньегокамня». Местные предания указывают, что битва была сразу за деревнейСамолвой.

За 750 лет потеряны основные ориентиры. Версия о битве у островаВорний не ншла Убедительных подтверждений, Вт.ч. и комплексной экспедицией АН СССР, работавшей здесь в1958-19666 гг.

В течение нескольких лет эта жепроблема исследовалась на общественных началах мной с другими энтузиастами с применением биолокации и других сенсорных методов, после изучения исторических материалов.

Исследования показали, что имеется несколько групп захоронений,относящихся к г. и расположенных,примерно, в 0,4 -0,5 км к северу от деревни Таборы, а других- в 1,0 – 1,5 км к северу(северо-востоку) от этой же деревни. Вороний камень находился на северо-восточной окраине деревни Таборы и имел культовое значение. Камень был разрушен, но его подземная часть должна находиться там же под толщей культурного слоя земли в несколько метров. В южном и восточном направлениях от деревень Таборы И Козлово наблюдаются аномалии на древние подземные сооружения в основном разрушенные. У деревни Козлово было древнее городище. До революции деревня назы Валась «Городище Козлово».

Урочище Узмень по всем данным местности находится восточнее деревни Таборы.

Район Ледового побоища в 1242 г. был хорошо обжит и имел оборонительные укреп Ления.Это можно видеть на рисунке-миниатюре Лаптевского списка о Ледовом побои Ще.

Резульаты исследований показвают, что битва с тевтонскими рыцарями происходила на суше в восточном направлении от деревни Самолва, на берегу Чудского озера между де Ревнями Таборы-Козлово-Кобыль городище. К концу битвы рыцари были сброшены на Лед Чудского озера.

Желательно на основе этих исследований провести археологические работы.

Е.И. Кольцов О месте Ледового побоища в 1242 году 5 апреля1992 года исполнится 75о лет со днч Ледового побоища на Чудском озере Александра Невского с тевтонскими рыцарями. Об этой битве написано много различ Ной литературы,но эта битва изучена не до конца и имеется много белых пятен. Та, например, до сих пор остаются неизвестными места захоронения воинов, погибших в этой битве и место самой битвы, хотя в отечественных летописях( Новгородской,Псковской, Львовской, Суздальской,Воскресенской, Ростовской, Лаврентьевской, Никоновской) и Ливонской рифмованной хронике подробно описаны события, предшествовавшие битве и сама битва. Указаны ориентиры этой битвы: « НА Чудском озере, на Узмени, у Воронь Его камня». Местные предания уточняют, что битва была сразу за деревней Самолвой. На рисунке-миниатюре Лицевого свода о Ледовом побоище изображено противостояние сторон перед битвой, а на заднем плане изображены оборонительные валы, каменные и другие строения. Одновременно хотелось бы обратить внимание на то, что в древних летописях отсутствуют какие-либо упоминания об острове Вороний ( или ином острове) Вблизи битвы. В летописях говорится о битве на земле, траве, но лед и снег не упоминаются.

Прошедшие бури столетий выветрили из истории и памяти людской сведения о местонахождении братских могил, Вороньего камня,урочища Узмень и о степени заселенности этих мест. За многие столетия стерты с лица земли в этих местах Вороний Камень и другие строения, сравнялись с поверхностью земли возвышения и памятники братских могил.

Не найдя видимых ориентиров на восточном берегу Чудского озера, ученые начали выдвигать различные гипотезы о месте сражения, строя их лишь на личных предположениях. Внимание ученых привлекло название острова Вороний, где надеялись Обнаружить и Вороний камень. Гипотеза о том, что побоище происходило у острова Вороний камень была принята за основу версии, хотя противоречила здравому смыслу и летописным источникам.Остается до сих пор неясным вопрос,какой дорогой шел Невский в Ливонию (после освобождения Пскова), а оттуда к месту предстоящей битвы у Вороньего камня, у урочища Узмень, за деревнейСамолва( надо понимать, что с противоположной стороны от Пскова). Читая существующую трактовку Ледового побои Ща, невольно возникает вопрос: зачем тяжелой коннице рыцарей надо было идти Через Чудское озеро по весеннему льду к острову Вороний камень, где и влютые морозы Вода во многих местах не замерзает. При этом необходимо учесть, что начало апреля для этих мест- это теплый период времени.


Учитывая необоснованность этой версии, в 1958году была создана комлексная экспедиция АН СССР для определения истинного места битвы 5 апреля 1242 года.Эта Экспедиция работала с 1958 по 1966 год. Проведены широкомасштабные исследования, сделан ряд интересных открытий, расширивший знания об этом крае, о наличии разветв Ленной сети древних водных путей между Чудским и Ильмень озерами и др. Но найти Захоронений воинов, погибших в Ледовом побоище, а также Ворньего камня,урочища Узмени и следов битвы( в том числе у острова Вороний) не удалось. Об этом четко сказано в отчете комплексной экспедиции АН СССР. Тайна осталась нераскрытой. После этого появились утверждения, что в древние времена погибших забирали с собой длзахоронения на родине, поэтому мол нельзя найти захоронений. Но сех ли погибших забирали с собой? Как поступали с погибшими воинами противника, с погибшими лошадьми? Нет ясного ответа и навопрос, почему Невский пошел из Ливонии не под защиту стенПскова, а в район Чудского озера, к месту предстоящей битвы.

История этой битвы интересует многих краеведов и люителей отечественной исто Рии. В течение многихлет исследованиями Ледового побоища самостоятельна занималась также группа московских энтузиастов, любителей древней истории с моим непосредственным участием, Задача перед этой группой стояла,казалось бы, неразрешимая. Предстояло на значительной территории Гдовского района Псковской Области найти скрытые в земле захоронения, относящиеся к данной битве, остатки Ворньегокамня и т.д. Необходимо было «заглянуть» во внутрь земли и выбрать то,что относится к Ледовому побоищу. Используя Методы, широко применемые в геоло Гии( включая биолокацию), энтузиастами были нанесены на план местности предполагаемые места братских могил воинов обеих сторон, погибших в этой битве.

Эти захоронения располагаются в двух зонах к востокуот дерени Таборы и в !,5 км от Самолвы, а вторая зона, с наибольшим числом захоронений, находится в 1,5 -2 км к се Веру отдеревни Таборы и примерно в 2 км восточнее от Самолвы. Можно предположить,что вклинивание рыцарей в ряды русских воинов произошло в районе первого захоронения(зоны), а в районе второй зоны происходили основные схватки И окружение рыцарей.

Окружению и разгрому рыцарей способствовали дополнительные войска, прибывшие Сюда накануне из Новгорода во главе с братом А.Невского – Андреем Ярославовичем, Но находившиеся до боя в засаде, за земляными валами уже не существующего укрепления. Исследования показали,что в те далекие времена в районе существующей Деревни Козлово находился какой-то укрепленный форпост. Не исключено, что этобыл форпост новгородцев. На картах 80-летней давности еще значится «городище Козлово».

Сюда стремился на соединение с войсками брата А.Я. Невский, о чем рыцари наверняка Не знали. Это городище находилось в 1,5 – 2 км к Востоку( сев.-востоку) от деревни Таборы, скрытое за деревьями. Это позволило в критический момент битвы зайти в тыл Рыцарям, окружить их и обеспечить победу. Подобное повторилось позже и в Куликовской битве 1380 года. Район захоронения погибших воинов указывает, что битва была здесь же, между деревнями Таборы,Козлово, Кобылье городище. Место это относительно ровное. Войска Невского с севрной стороны ( по правую руку) были защищены слабым весенним льдом Чудского озера, а с восточной стороны (по левой Руке) лесистой частью, где в засаде находились свежие силы прибывших новгородцев В укрепленном районе. Рыцари наступали с юго-западной стороны. Рыцари, не ведая о новгородском подкреплении и чувсивуя свое видимое превосходство в силе, недолго думая ринулись в бой, попав в «расставленные сети». Отсюда видно, что сама битва была на суше, недалеко от берега Чудского озера. К концу битвы рыцарское войско было оттеснено на весенний лед Желчинской бухты Чудского озера., где многие из них Погибли. В этом проявилось искусство воевать.

Исследованиями также определено предполагаемое местоположение бывшего Ворньего Камня на северной окраине деревни Таборы, основного ориентира Ледового побоища.

Этот камень за многие столетия был разрушен по каким-то причинам, но его подземная часть должна сохраниться под слоем многовековых наслоений культурного слоя земли.

Этот камень по всей вероятности в древние времена имел культувое назначение, подобно легендарному Синему камню в г. Переславль-Залесский на берегу Плещеева озера.В рай Оне местоположения остатков Вороньего камня имеются следы бывших древних подзем Ных сооружений, свидетельствующих о том,что здесь когда-то были также и наземные Культовые сооружения.

Что касается урочища, то оно по всем природным данным находилось восточнее и се Веро-восточне от деревни Таборы.

Теперь, зная места захоронения воинов Ледового побоища(место битвы) и вновь обра Щаясь к летописным материалам, можно видеть, что Александр Невский со своими войсками шел в район предстоящей битвы ( в район Самолвы) с южной стороны,по пятам Которого следовали рыцари.

В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов сказано, что, освободив От рыцарей Псков, Невский сам пошел во владения Ливонского ордена( преследуя рыцарей западнее Псковского озера. Прим.автора), где пустил своих воинов в зажитье.

Место остановки Невского было где-то на полпути между Псковом и Дерптом, недалеко от границы слияния Псковского и Теплого озер, где находилась традиционная переправа У деревни Мосты.

Ливонская рифмованная хроника свидетельствует, что князь Александр Ярославович ворвался в земли немецких рыцарей имея при себе войска из Суздаля и лучников.

Вторжение сопровождалось пожарами и уводом пленных. Узнав об этом епископ послал рыцарей навстречу.

А.Невский в свою очередь, проведав о выступлении рыцарей, не стал возвращаться в Псков под защиту городских укреплений, а, переправившись на восточный берег Теплого озера, поспешил в северном направлении к месту предстоящей битвы, оставив в тыловом Охранении отряд Домаша и Кербета.

Из той же Новгородской летописи явствует, что Домаш Твердославич и Кербет со своим отрядом, находившимся в разведке, вступил в бой с рыцарями у Моста. Отряд был разбит Академик Тихомиров М.Н. считал, что первая стычка отряда Домаша и Кербета с рыцарями произошда на восточном берегу Теплого озера,юго-западнее деревни Чудская Рузница( см. «Ледовое побоище», изд. АН СССР, серия «История и философия». М., 1951, Т.У11, с.89-91). Этот район значительно южнее деревни Самолва. Ни о какой переправе войск через Чудское озеро в древнеисторических материалах не говорится.

Итак, проведен важный этап работы по определению местоположения братских могил(захоронений) воинов, погибших в Ледовом побоище, остатков Вороньего камня, Района городища Козлово и ряда других объектов.

Теперь необходимы более детальные исследования района битвы,чтобы ко дню 750 летия провести основные работы.

1990 г. ?

Глава 111. Творчество членов Общественного Музея « Слово о полку Игореве»

Заставка Из Предисловия к первому изданию «Слова о полку Игореве»

Подлинная рукопись, по своему почерку весьма древняя, принадлежит издателю сего Г. действительному тайному советнику и кавалеру графу Алексею Ивановичу Мусин-Пушкину. В его библиотеке хранится рукопись оная в книге, писанной в лист Под номером 323. Книга же сия содержит следующие по их оглавлением материи:

1. Книга глаголемая Гранограф (Хронограф), рекшь начало письменном царских родов от многих летописец;

прежде о бытии, о сотворении мира, от книг Моисеевых и от четыре царств, также и о ассирийских царех, и от Александрия, и от римских царей, еллин же благочестивых, и от русских летописец, сербских и болгарских.

2. Временник, еже нарицается летописание русских князей и земли русскыя.

3. Сказание об Индии богатой.

4. Синагрип Царь Адоров, Иналивския страны.

5. Слово о полку Игореве, Игоря Святославля, внука Ольгова.

6. Деяние прежних времен храбрых человек о брзости, и о силе, и о храбрости.

7. Сказание о Филипате, и о Максиме, и о храбрости.

8. Аще думаю есть слышати о свадьбе Девгееве, и о всхыщении Стратиговне.

И. И. Кобзев Перевод «Слова о полку Игореве»

Нелепо нам было бы, братья, Начать старыми словесами Трудную повесть о полку Игореве, Игоря Святославича.

Начаться же песне той По былинам сего времени, А не по замышленью Боянову.

Ибо вещий Боян, Ежели кому хотел песнь творить, То растекался мыслью по древу, Серым волком по земле, Сизым орлом – под облаком.

Помянет он,было, в речи Первых времен усобицы Тогда пускает он десять соколов На стадо лебедей, И которую первой настигнет,бывало, Тая прежде и песнь певала:

Старому Ярославу, Храброму Мстиславу, Что зарезал Редедю перед Полками касожскими, Красному РомануСвятославичу… Боян же,братья, не десять, соколов На стадо лебедей выпускал, Но свои вещие персты На живые струны воскладал, Они же сами князьям Славу рокотали.

Начнем же, братья, повесть сию От старого Владимира До нынешнего Игоря, Что подтянул ум Со всею крепостию своею, И заострил сердце свое мужеством, Исполнился ратного духа И повел свои храбрые полки На землю половецкую За землю Русскую!

Воззрел тогда Игорь на светлое солнце И увидел тьмою от него Все свое войско покрытым.

И рек Игорь дружине своей:

«Братья и дружина!

Уж лучше убитыми быть, Нежели полоненным быть!

А воссядем,братья, на своих борзых коней Да узрим синего Дона!»

Вспала князю на ум охота ( И желание это знамение ему заступило!):


Искусить силу Дона Великого.

«Ибо хочу,- он рек, Копье преломить О конец поля половецкого!

Хочу с вами, русичи, Либо голову свою сложить, Либо испить шеломом Дона!

О.Боян, соловей старого времени!

Как бы ты сии полки Своим щекотом усладил, Скача соловьем по мысленному древу, Летая умом под облаком, Свивая славу округ сего ремени, Рыща тропой Трояновой Через поля на горы!

Петь бы было тебе песнь Игорю, Того Олега внуку:

«Не буря соколов занесла Через поля широкие, Не галочьи стаи спешат К Дону Великому, Трубят трубы в Новгороде, Стоят стяги в Путивле…» Иль не так воспевал ты бывало, Вещий Боян,Велесов внук?!

Вот ждет Игорь милого брата Всеволода… И рек ему буй-тур Всеволод:

«Один брат у меня, Один свет-светлый ты, Игорь, Оба мы – Святославичи;

Седлай,брат, своих борзых коней.

А мои-то готовы, оседланы, У Курска уже впереди, А мои-то куряне – известные кмети*.

* Кмети – воины из мелких феодалов.

Под трубами повиты, Под шеломами взлелеяны, С конца копья вскормлены;

Пути им ведомы, яруги знаемы;

Луки у них напряжены, Колчанные тулы отворены, Сабли изострены, Сами скачут, яко серые волки в поле, Ища себе чести, а князю – славы!»

Тогда вступил Игорь-князь во злат стремень И поехал по чистому полю… Солнце ему тьмою Путь заступило, Ночь, стонучи над ним грозою, Птичий свист пробудила, Зверей в стада сбила.

Див* кличет с вершины древа, Велит послушать землям незнаемым:

Волге и Помрью, и Посулью И Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тьмутороканский идол!

А половцы неуготованными дорогами Побежали к Дону Великому:

Кричат телеги полунощные, Речью лебедей распуганных.

Игорь к Дону войско ведет, Ан уже беду его Птицы по дубравам пасут;

Волки грозу сторожат По яругам;

Орлы клекотом на кости зверей сзывают;

Лисицы брешут На червленые щиты.

О, Русская земля, ты уже За холмом!

Долго ночь меркнет.

Заря свет запалила.

* Див – сказочное чудище,демон.

Мгла поля покрыла.

Щекот соловьиный засыпает.

Говор галочий пробудился.

Русичи великие поля Червлеными щитами перегородил, Ища себе чести, а князю – славы.

На заре в пятый день Потоптаны были Поганые полки половецкие И. рассеявшись стрелами по полю, Помчали воины красных девок половецких, А с ними – золото и поволоки, И дорогие аксамиты.

Покрывалами, с епанчами, да кожухами, Да всякими узорочьями Половецкими Начали мосты мостить По болотам и грязным местам.

А червленый стяг, Белая хоругвь, Червленая челка* Да серебряное стружие** Достались храброму Святославичу!

Дремлет во поле Олегово храброе гнездо:

Далече залетело!

Не было оно На обиду порожден Ни соколу, ни кречету, Ни тебе, черный ворон, Поганый половчин!

А Гзак бежит серым волком;

Кончак за ним вслед правит к Дону Великому… На другой день раннею ранью Кровавые зори рассвет предвестили. Черные тучи с моря идут:

Хотятприкрыть четыре солнца;

А в них трепщут сини молнии.

быть грому великому!

Идти дождю стрелами С Дона великого!

Тут-то копьям преломиться, Тут –то саблям потрещать О шеломы половецкие На реке на Каяле, У Дона Великого!

О, Русская земля, Ты уже за холмом!...

Вот ветры, Стрибожьи внки, Веют с моря стрелами На храбрые полки Игоревы, Земля стонет, Реки мутно текут.

Прах поля покрывает.

Стяги глаголят:

Половцы идут с Дона и с моря И со всех сторон.

Русские полки обступили.

Бесовы дети криком поля перегородили А храбрые русичи Перегородили их Щитами червлеными… Яр-тур Всеволод!

Стоишь ты среди брани Прыщешь на воинов стрелами, *челка- кисть на стяге.

**Стружие – парадное оружие, посеребренные стрелы.

Гремишь о шеломы мечами харалужными!

Куда ты,тур, ни поскачешь, Своим золотым шеломом Посвечивая, Там лежат поганые головы половецкие;

Порасклепаны саблями калеными Шеломы аврские Тобою,яр-тур, Всеволод!

Какая там рана дорога, братья, Позабывшему о почестях и о жизни, И о граде Чернигове, Отчем золотом престоле, И о своей милой-желанной Красавице Глебовне, Обо всех свычаях и обычаяхи!..

… Были века Трояновы… Миновали лета Ярославовы… Были полки Олеговы, Олега Святославича… Буйно тот Олег мечом крамолу ковал И стрелы по земле сеял!

Ступит он во злат стремень Во граде Тмуторокане, А тот звон слышал Давний великий Ярослав, А сын Всеволода Владимир Всякое утро уши затыкал В Чернигове!

И Бориса же Вячеславича Тщеславие на суд привело И на Канине зеленую Паполому* погребальную Ему постлало за обиду Олегову, Храброго и молодого князя… С такой же Каялы Святополк поволок отца своего Между угорскими иноходцами Ко святой Софии Киевской… Тогда-то, при Олеге Гореславиче, Сеялись да разрастались Усобицы, Погибала жизнь Даждь-божьих внуков, В княжеских крамолах Век человеческий укоротился!

Тогда по Русской земле Редко оратаи** Покрикивали Но часто вороны граяли Трупы между собою деля, Да галки речи свои говорили, Собираясь лететь за едой… Так было в тех ратях и в тех полках..

А о подобной рати и не слыхано!

*Паполома – погребальное покрывало.

**Оратаи – пахари.

От зари и до вечера, И от вечера до рассвета Летят стрелы каленые, Гремят сабли о шеломы, Трещат копья харалужные Во поле незаемом Посреди земли Половецкой.

Черная земля под копытами Костьми была засеяна, Кровью полита Горем взошли они по Русской Земле!

Что мне шумит, Что мне звенит Давеча рано перед зорями?

Игорь полки заворачивает:

Ибо жаль ему милого брата Всевеолода.

Бились один день, Бились другой, На третий день к полудню Пали все стяги Игоревы.

На бреге быстрой Каялы;

Тут кровавого вина не достало;

Тут пир окончили храбрые русичи:

Сватов напоили и сами полегли За землю Русскую.

Никнет трава от жалости И дерево, затужив, К земле преклонилося.

Уж и невеселая,братья, Година настала!

Уж пыстыня всю силу собою покрыла!

Встала Обида над силами Даждь-божьих внуков, Вступила Девой На землю Троянову, Заплескала лебедиными крыльями, На синем море у Дона Плещучись.

Пробудила жадные времена.

От усобиц – князьям, а не поганым погибель.

ибо сказал брат брату:

«ЭТО – мое, и то – мое же!»

И начали князья про малое:

«Это великое!» - молвить И сами на себя крамолу ковать!

А поганы со всех сторон Приходили с победами На землю Русскую!..

О! Далече залетел Сокол, птиц побивая к морю!

А там Игорева храброго полка Уже не воскресить!

Над ним закричала Карна, И Жля* поскакала по Русской земле, Меча смолу во пламенном роге.

Жены русские восплакались, во кручине:

«Уж нам про наших милых лад Ни в мыслях помыслить Ни в думах подумать, Ни очами не поглядеть;

А золота и серебра - и того меньше!— Руками не потрогать!»

Застонал,было, Киев От тягостей, А Чернигов – от напастей.

Тоска разлилась По Русской земле.

А князья сами на себя Крамолу ковали.

А поганые с победами рыскали по Русской земле, Взимая дань: по белке со двора.

Да и те два храбрых Святославича Игорь и Всеволод Ту же Ложь пробудили, Которую усыпил, было, Отец их Святослав, Грозный великий князь Киевский.

Грозен он был!

В трепет бросал Своими сильными полками И харалужными мечами!

Наступивши на землю * Карна и Жля – мифические злые силы.

Половецкую, Притоптал он холмы и яруги, Возмутил реки и озера;

Иссушил потоки и болота;

А поганого Кобяка Из Лукоморья От железных великих полков Половецких Как вихрем вырвал И упал Кобяк во граде Киев, В гриднице Святославовой.

Тут немцы и венедийцы, Тут греки и Моравы Поют славу Святославу.

И корят князя Игоря, Который сгрузил все нажитое На дно Каялы, Реки половецкой, Русского золота насыпавши.

Тут-то Игоря - князя Высадили из седла золотого В седло Кощеево.

И приуныли от бед Городов забрала, А веселье поникло.

А Святославу смутный сон Привидился В Киеве на горах:

«В ночь сию, с вечера, -рек он, Одевали мня Черною паполомой погребальной На кровати тисовой;

Черпали мне синее вино, Со страданьями смешанное, Осыпали меня из пустевших тулей Поганых толмачей Великим жемчугом по всему Лону, Будто нежили.

А уж доски-то - без князька На моем тереме златоверхом!

И всю ночь, с вечера Босомыгие вороны граяли У Плесньска на болоте, Где была дебря Кисанова, И уносились к синему морю!»..

И тогда рекли бояре князю:

«Уже и намя,княже, туга ум полонила, Ибо слетели два сокола С отчего престола Поискать града Тьмутороканя, Либо испить шеломом Дона.

Ан уже тем соколам Крылья подрубили погаными саблями, А самих опутали в путы железные.

Темно небо в третий день:

Ибо двасолнца померкли, Оба багряных столпа погасли.

И с ними молодые Месяцы Олег и Святослав Мглою заволоклись.

На реке на Каяле тьма свет Покрыла;

По Русской земле распростерлись половцы, Как гепардово гнездовище, А веселье в море погрузилось;

И великим буйством Отдалось сие в Хинови.

Уже вознеслася хула надхвалою, Уже треснула нужда по воле, Уже вторгся на землю Див!

От сей были готские красные Девы Распелись на бреге синего моря, Звеня русским золотом.

Воспепавают они время Бусово, Лелеют месть Шаруканову.

А уж нашим дружинам Не ждать веселья!

И тогда великий Святослав Изронил Золотое слово, Со слезами смешанное;

И рек он:

«О сыны мои, Игорь и Всволод!

Рано еще начали вы Половецкую землю мечами Злить, А себе славы искать.

Не с честью ныне одолели вы, Не с честью кровь поганую пролили.

Ваши храбрые сердца Харалужным жестоким Железом кованы И в буйстве закалены, Что же натворили вы Моей серебряной седине?!

А жаль: уж не вижу я Власти сильного и богатого Много воевавшего брата моего Ярослава, С его бывалыми черниговцами:

С Могутами, и с Татранами, И с Шельбирами, С Топчаками, и с Ревугами, и с Ольберами!* Те, бывало, без щитов, С засапожными клинками Кликом одним Полки побеждали, Звоня во прадедову славу!

Ныне же так рекут:

«Сами имеем мужество, Сами прежнюю славу похитим, Сами позднюю славу плделим!»

А что?!

Дивно ли было бы, братья, И мне старому помолодеть?

Коли сокол бывалый мытаренный, Высоко он птиц побивает, Не даст гнезда своего в обиду!

Но вот – зло Князья мне не подсобят:

На ничтожное годы свои Обратили.

С того-то в Римове кричат Под саблями половецкими, А Владимир изнемог под ранами.

Туга и тоска – сыну Глебову!...

Великий князь Всеволод!

Не мыслишь ли ты прилететь издалече Отчий золотой престол поблюсти?

Ты ведь можешь Волгу Веслами выплескать, А Дон шеломами вычерпать.

* Имена воинов.

Ежели бы ты был с нами, То сбывали б тут чагу Пленницу – по ногате,* А кочевника – по резану **.

Ты ведь можешь посуху Как живыми шереширами* Стрелять удалыми сынами Глебовыми!

А ты,буй-Рюрик, и ты,Давид!

Не ваши ли злаченые шеломы По крови плавали?

Не ваши ли храбрые дружины Рыкают,как туры, Раненные саблями калеными На поле незаемом?!

Вступите,государи, В златы стрмена За обиду сего времени, За землю Русскую, За раны Игоря Буйного Святославича!

Галицкий Осмомысл-Ярослав!

Высоко сидишь ты на своем Златокованом престоле!

Подпер ты горы Угорские Своими железными полками, Заступив путь королю, Затворив к Дунаю ворота, Меча бремя власти Через облака., Суды рядя до Дуная.

Грозы твои по землям текут, Отворяешь ты Киевские ворота, Стреляешь с отчего золотого престола В султанов за землямидальними.

Стреляй,господине, в Кончака, Поганого Кощея, За землю Русскую, За раны Игоря, Буйного Святославича!

А ты, буй-Роман, и ты, Мстисла!

Храбрые помыслы унсят ваш Ум на большие дела!

*Ногата,резан – мелкие монеты.

**Шерешир – огнеметный снаряд.

Высоко заплываете вы в тех буйных делах, Яко сокол на ветрах ширяющий, Когда хочет птицу в буйстве одолеть!

Как будто есть у вас паперси железные* Под шеломами латинскими?!

Подними земля трещит.

И многие страны:

Хинова, Литва,Ятвяги, Деремелы и Половцы, Сулицы** свои повергли И головы свои преклонили Перд теми мечами Харалужными!...

Ныне же князю Игорю – Нестерпим солнца свет!

Не во благо дерево листву обронило!

По Роси, по Суле города поделены.

И Игорева храброго полка Не воскресить!... Дон тебя,княже, кличет И зовет всех князей на победу Ведь Олеговичи,храбрые князья, Поспели на брань!

Ингварь и Всеволод!

И вы все, три Мстиславича!

Не из худого гнезда Ваша шемтикрылица!

Не победным ли жребием Власть вы себе восхитили?!

Где же ваши златые шеломы, Сулицы ляшские и щиты?

Загородите Полю ворота Своими острыми стрелами!

За землю Русскую, За раны Игоря, Буйного Святославича!

Ведь уже и Сула *Паперси- нагрудники.

**Сулицы- копья.

Не течет серебряными струями Ко граду Переяславлю, И Двина болотом потекла К оным грозным полочанам Под кликами поганы !...

В одиночестве Изяслав, сын Васильков, Позвонил острыми мечами О шеломы литовские, Потрепал славу деда своего Всеслава;

Ан и сам под под червлеными щитами На кровавой траве Был потрепан Литовскими мечами.

И, всходя на ту смертную кровать, рек он:

«дружину твою, княже, Птицы крыльями приодели, А звери кровь облизали!...

Не было тут брата его Брячислава, Ни другого брата Всеволода:

В одиночестве изронил он жемчужную душу Из храброго тела Через золотое ожерелье!

Приуныли голоса, Поникло веселье, Скорбно трубы трубят городненские… А ты, Ярослав!

И вы все, внуки Всеславовы!

Ниже опустите стяги свои!

Вонзите в ножны мечи изверженные!

Ибо уже выскочили в из круга дедовской слвы!

Ибо вы своими крамолами Начали наводить поганых На землю Русскую, На землю Русскую, На жизнь Всеславову!

Какое пошло тут насилие От земли половецкой!

… На седьмом веку Трояновом Стал бросать Всеслав жребий о славе Словно о девице, любой ему.

Опираясь на те клики о конях, Прискакал он ко граду Киеву, Дотщился стружием до золотого престола Киевского, А там ускакал от них Лютым зверем в полуночи;

Утром же из Бела-града умчал, как бешеный, В синей мгле, Вонзил свои стрекала, Да отворил врата Новгорода, Расшиб славу Ярослава;

И доскакал волком до Немиги - с Дудудок… А на Немиге той Снопы стелят головами, Молотят цепами харалужными, На току животы кладут, Веют душу от тела.

На Немиге кровавые берега Не во благо были засеяны.

Засеяны они костьми Русских сынов… Так-то князь Всеслав людей судил, Князьям города рядил, А сам по ночам волком рыскал!

Из Киева – до волком рыскал!

Из Киева – до куриного крика! Дорысквал он Тьмуторокани, Великому Хорсу волком путь пересекал.

Ему в Полоцке позвонят к ранней заутрене У святой Софии в колокола, А он в Киеве звон тот слышал!

Ан хоть и вещая душа у иного в теле, Но часто от бед страдает.

Такому вещий Боян Наперед Припевку смышленую предрек:

«Ни хитрому, ни гораздому Птицей летать, Суда божьего не миновать1…»

О! Стонать Русской земле, Вспоминая первые годины И первых князей!

Жаль6 того старого Владимира Нельзя было навек пригвоздить К горам киевским!

Без него ныне Стали одни стяги – Рюриковы, А другие – Давыдовы;

Поврозь ныне Их вознесенными хоботами машут, Поврозь копья поют на Дунае!...

Голос Ярославны слышится мне.

Зегзицей * незнаемый Спозаранку кличет:

«Полечу, де, зегзицею по Дону, Омочу бобровый рукав В Каяле-реке, Утру князю кровавые раны На жестком теле его».

Ярославна ранним утром плачет, В Путивле на забрале Кручинится:

« О ветро-ветрило!

К чему,господине, Так сильно веешь?

К чему мчишь ты хиновские стрелы На своих многотрудных крыльях На воинов лады моего?

Мало ли тебе было в небе Под облаками веять, Лелеючи корабли на синам море?

К чему, господине, мое веселье По ковылю развеял?!.

Ярославна ранним утром плачет, В Путивле – городе на забрале Кручинится:

«О.Днепр-Словутич Ты пробил камены горы Сквозь землю половецкую!

Ты лелеял себе Святославовы ладьи, Неся их на полки Кобяковы.

Взлелей же,господине, моего ладу:

Принеси ко мне, Я бы не слала к нему слезы На море спозаранку!...

Ярославна ранним утром плачет В Путивлке на забрале кручинится:

«О светлое-пресветлое солнце!

Все ты – тепло и красно!

К чему господине, простерло ты Горячие свои лучи На воинов лады моего В поле безводном Жаждой им луки запряло, Тугою колчанные тулы Заткало?!»

Расплескалось море Полунощное Идут смерчи мглистые…..

Игорю-князю бог путь подсказывает Из земли Половецкой – На землю Русскую К отчему золотому престолу!...

Погасли вечерние зори… Игорь спит- Игорь бодрствует.

Игорь мыслью поля Промеряет От великого Дона До малого Донца… Заржал конь во полуночи.

Овлур свистнул за рекою, Велит князю разуметь6В плену князю Игорю не быть!

Кто-то кликнул.

Где-то стукнула земля, Зашумела трава.

Вежи половецкие задвигались… А Игорь-князь проскочил Горностаем в тростники, Белым гоголем на воду, Вспрыгнул на борзово коня, Босой сосокочил с него волком И пустился наутек- к лугу Донца, Полетел соколом подо мглою, Сбивая гусей, да лебедей К завтраку,обеду и ужину.

А коли Игорь соколом полетел Тогда Овлур волком потрусил, Отрясая с себя студеную Росу, Ибо перетрудили они своих борзых коней… Рек Донец:

«О князь Игорь!

Немало тебе теперь величия, А Кончаку злобы, А Русской земле-веселия!»

Рек ему Игорь: «О Донец!

Немало и тебе величия, Лелеющему князя на волнах Стлавшему ему теплою мглою Под сень зеленого древа!...

Стерег ты его гоголем на воде Чайками на струях, Чернядями на ветрах… Не такова,люди рекут, река Стугна!

Худую струю имея Пожирает она чужие ручьи И струги растерзывае на куски!

Юноше князю Ростиславу Затворила она путь на Днепр Темными берегами!

Плачется матерь Ростиславовова ПО юноше князе Ростиславе.

Приуныли цветы от жалости И дерево,затужив, к земле Преклонилося…»

Не соро то растрекотали То по следу Игореву Едут Гзак с Кончаком!

И тогда даже вороны Заграять не смели!

Галки приумолкли!

Сороки не застрекочут!

Одни только поползни Тихо ползают, Дятлы стукотом путь к реке кажут, Да соловьи веселыми песнями Рассвет предвещают… Тут-то молвит Гзак Кончаку «Раз уж сокол ко гнезду летит Расстреляем соколика Своими золочеными стрелами!»

Отвечает Гзаку Кончак:

«Раз уж сокол ко гнезду Летит Так ведь опутанм соколенка Краснойдевицей!

Ан перечит Гзак Кончаку:

«Ежели опутаем его красной девицей, То не будет нам Ни соколенка.

Не будет им красной девицы.

И начнут тут наших птиц побивать Во поле половецком!»

В былые годины Святославовы Рек,Боян, песнетворец старого времени Для Ярослава и для Ольги, Княгини его желанной:

«Тяжко тебе голове, без плеч, Беда и тебе,телу, без головы!»

Так-то и Русской земле – без Игоря!

А вот снова солнце светится На небе:

Игорь-князь на Русской земле!

Красны девицы поют на Дунае, Вьются голоса через море до Киева, Игорь едет по Боричеву Ко святой богородице Пирогощей, Страны все рады,грады веселы.

Спевши славу старым князьям, Потом молодым споем.

Слава буй-тур Всеволоду!

Слава Игорю Святославичу!

Слава Владимиру Игоревичу!.

Здравы будьте,князья и дружина, Поборовшиеся за христиан С поганами полками!

Слава и князьям, и дружине!

Аминь.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.