авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«БОЯН Материалы Общественного Музея «Слово о полку Игореве» Выпуск 1 Москва, 1990 год ...»

-- [ Страница 6 ] --

Стихи И.И. Кобзева Синий камень ( легенда) Ни алтарей, ни пышных храмин Не ведал древний род славян, В бору сосновом Синий Камень Был божеством для поселян.

У камня на лесной полянке, Под перезвон озерных вод Свои веселые веснянки Сплетал девичий хоровод.

А синий Камень – бог Ярила Кудесил, стоя на яру, Чтобы дружнее ярь всходила, Чтоб мед ярился на пиру… Когда ж победу христианства Век утвердил свои мечом, Былой наивный бог славянства Вмиг оказался ни при чем.

Над тем же озером пригожим, На страх языческим богам, Под звон молебнов был заложе Надменный христианский храм.

И чтоб над ересью упрямо Насмешку дерзкую свершить, Князь повелел6 в фундамент храма Тот Синий Камень положить.

Зимой по льду дорогой стыло Его везли ряды подвод.

Ан вдруг взъярился бог Ярила, Сорвался и ушел под лед.

И говорят,что через годы, Желая досадить врагу, Тот камень отдвинул воды И снова встал на берегу.

Как каторжник,порвавший цепи, Он Русь к упорству призывал И власти христианской церкви Кощунственно не признавал.

Чужих законов не приемля, Он как бунтарь торчал вдали, И был не раз закован в землю, И вновь вставал из-под земли!...

Поднесь с улыбкою задорно Глядит он в синь озерных вод, Такой же гордый,непокорный, Как весь лихой славянский род.

Русла Не оттого ль так зябко и грустн Никнут ракиты, печаля наш век, Что потревожены древние русла Росных,российских серебряных рек?!

Выйду к реке,а она напевает Давние думы и сказы свои.

Сколько видений в глазах проплывает Как белопарусные ладьи ладьи… Припоминаются славные были, Здесь нашей милой Отчизны большой:

Здесь наши прадеды Русь возводили, К руслам речным приникая душой.

Белые чайки над синью кричали Меж теремных княженецких причуд.

В руслах я вижу Руси изначалье, Звонких русалочьих песен приют… Здесь вырастали хоромы и храмы Те, что не всюду у нас сберегли.

Здесь протекали свободно и прямо Реки, что стали судьбою земли!...

Что ж разве древних творений искусства Вправе касаться чужая рука?

Разве не жаль перекраивать русла, Столько пронесшие сквозь века?!

В руслах речных наша громкая слава, Дали,которых умом не объять.

Разве дала нам история право Корни Отечества – русла менять?!

Старые храмы Романтики родимый сын, Не раз скитаясь в дальних странах, Я полюбил печаль руин, Разваленных дворцов и храмов.

Бессмертья нет у красоты!

Невечны древние творения!

Их низвергают с высоты Пожары,войны,нводнения.

Но есть еще грустней места, Где не живет и тень былого;

Бесследно рухнул храм Христа, Не отыскать руин Страстного..

Их сокрушили не века, Не перепады бранной славы.

Когда? За что? И чья рука Смела их золотые главы?!

Среди героев и бойцов О ком трубили мифотворцы, Нам ярче всех из тьмы веков Огнем сияют богоборцы.

Ни Одиссей и ни Антей Нас так не восхищают с детства Как непреклонный Прометей, Укравший молнию у Зевса.

Нам близок тот отважный шах, Тот меткий лучник,что без страха, Взлетел на четырех орлах, Грозясь пронзить Аллаха!

Всегда,повсюду вольный дух Свергал мистическую небыль.

Я славлю этих храбрецов, Что были дерзки и упрямы, Но знаю я: крушить богов Не означает рушить храмы.

Не веруя ни в сон, ни в чох, Я верю в пилы илопаты, И знаю: храмы ни при чем!

Они ни в чем не виноваты!

Их смысл – сиять сквозь облака Венцом архитектурной славы!..

Когда ж? За что? И чья рука Смела их золотые главы?!

Пощечина Он рысаков не угонял, Не раздевал толпу, Он просто с выгодой менял Карьтны на крупу.

Когда по нивам мел пожар И жег их до корней, Что тут – Ван Гог иль Ренуар?!

Крупа куда нужней!

Купец развязывал мошну, Бил встречных по плечу:

-Да что картины? Всю страну Куплю,коль захочу! Легко ль такое пережить?!

Есенин крикнул:- Врешь!

Картины можешь ты купить, Но Русь не увезешь!

Ты,чужеземец, сгоряча И стыд и честь забыл И тут поэт ему с плеча Пощечину влепил!

Купец нисколько не обмяк, Подбил доход-расход, -Одна пощечина? Пустяк!

Не в вашу пользу счет!

…Минуло очень много лет.

Былое заглушив, Давно в могиле спит поэт, А бизнесмен все жив.

Он стал богатый господин, Имуществом оброс.

И вот набор своих картин Нам показать привез.

Какое море красоты!

Ан все-не в добрый час!

Ведь эти чудные холсты Он выменял унас.

Рембрандт и Гойя и Сислей, И Рубенс и Ван Гог..

Как жаль, что их в стране своей Народ наш не сберег!

Тут не поможет детектив.

Все продано.Конец.

Огромный клад бесценных див Отнял у нас купец.

Я одного лишь не пойму К чему весь этот раж?

Зачем на старости ему Подобный вернисаж?

Ведь не проснется совесть в том, Кто обобрал народ!

Ведь снова в свой законный дом Картин он не вернет!

Мне больно за страну мою, Тут вот чего не скрыть Купец пощечину свою Нам хочет возвратить!...

Русофобы О,.Русь моя!Опять смертельный холод Знобит тревогой за судьбу земли Навис над родиной ракетный молот, А снизу –наковальню поднесли… Снаружи – рожи,злобные.Как черти:

Чернят Россию,сплетнями ползут, А изнутри – как избяные черви Их одноверцы бревнышки грызут.

Они лютуют,ярости не пряча, Другие слов не произносят вслух.

Но есть у них единая задача:

Ошельмовать,ослабить русский дух!

Уж много раз на свете повторялось Считай,всю землю стиснут в пятерне, И только Русь врагам не покорялась Ни козням их,ни казням,ни казне.

Российский люд привычен к перегрузка.

Не запугать такого нипочем.

Лихой народ! Пожалуй в каждом русском Таится Ленин,Разин, Пугачев.

Гадает враг: где выискать причину, Мешающую завладеть землей?!

Мечтает враг: как выломать пружину Великой русской силы удалой?!

Про то не скажет вражья пропаганда, Про то у них не принто трубить, Но есть у них негласная команда «Все русское на свете истребить!»

Пределов нет для этой дикой злобы (дивлюсь,что сам народ доселе цел!) Уже в самой России русофобы Любую русскость взяли на прицел.

Тут все в ходу: напраслины,обиды, Трагедии изломанных судеб, Попойки,джазы,твисты,гербициды, Которыми отравлен русский хлеб.

Тут все в ходу: униженные чувства, Чужие игры на больной струне, Удар по чуду русского искусства, Удар по мудрой русской старине.

О сколько всяких хитростей плетется!

Что знаю – огласить не побоюсь!

Иначе просто сердце разорвется От острой боди за родную Русь!.

Чужаки Румяная,словно ангел, Приснившийся по утру, Кудрявая немка Анхен Вскружила мозги Петру.

Тянула его к Лефорту Да к Миниху.Хвать-пхвать:

Запродал царь душу черту, Дер тейфелю,так сказать.

Как демоны из трясины, Поперли на русский трон Две фрау Екатерины Да герр Иоганн Бирон.

В ту пору – от всех раздоров, От тридцателетних драк, В Германии каждый город Окутал кромешный мрак.

Пустых черепков осколкм Пугали живых людей.

Шныряли ночами волки По рытвинам площадей.

Но Санкт-Птербург был в силе Своим подмогнуть «дружкам», Поскольку казна России Прилипла к чужим рукам.

Как шашки выходят в дамки, В немецкой чужой земле Росли города и замки!

А Русь замерла во мгле… И часто – в несчастных войнах Нас били из-за измен!

И толпы бойцов достойных Шагали в германский плен.

И долго,преступно долго, Я всем доказать берусь! Засилие бенкендорфов Душило роднуюРусь!

Коварный след интервенций Знаком нам по старине.

Нельзя,чтобы чужеземцы Главенствовали в стране.

Нельзя доверять штурвалы Внедрившимся хитрецам;

Немецким ли генералам, Синским ли мудрецам.

Нельзя чтоб чужие орды Теснили из рода в род Порю излишне добрый, Доверчивый наш народ!

И.И. Кобзев Влесова книга По мотивам древнерусской летописи Доска первая АВЕРС Книгой сей потщимся Хвалу воздать Богу Влесу, нам жизнь дающему, В нем великая сила И благодать, И радение к миру Сущему.

В оны дни был некий Благой отец.

Были с ним – жена И две дочери.

Он имел коров И стада овец, И иные богатства Прочие.

Ан нигде тем девицам Женихов На Руси не сыскалось Попросту, И в тоске отец их молил Богов, Дабы род не пресекся Попусту.

И наш бог услышал Молитвы те, Чудо даровал Сокровенное:

В неизбывной божеской доброте Миру чадо послал моленное Вот грядет меж нами Доблестный муж Влесов отрок, Посол сияющий, От напастей вражьих, От бед и мук Навсегда наш род Избавляющий.

И пускай в веках сей вождь Возвышается!

От кудесников весть эта К нам дошла.

А теперь наяву Свершается ДОСКА ВТОРАЯ АВЕРС Себялюбство наше Причина бед, В словесах обольщенье Кроется.

Да не лживо истину Древних лет Речь сия сказать Удостоится.

Днесь поведать о первом О пане том, Князе избранном Не забудем мы. Племя кийское со своим Скотом Путь вело по степям Полуденным.

В том краю,где гуще Сиянье зорь, Люди к Орю пришли Всем племенем И рекли ему:

Праведный отче Орь, Развяжи нас с нелегким Бременем… Мы имеем детей И мужей, и жен, Как бы ладно да складно Жили бы! Ан старейшин нет, Чтоб коль Враг пришел Нас они побеждать Учили бы!

Чай бы с нами мы Вражеским племенам Ни овец, ни скота Не отдали!

Мы бы стали едины!

И боги нам За добро своим тщаньем воздали!

И, доколь века Не пройдут в веках, Мы начнем тем Единством полниться И что мыслью единой Взрастет в умах Будет речью единой Молвиться!..

….И повел их Орь Как родимых чад, В долгий путь, что В степях теряется, И сказал им:

- Надо Построить град!

Пусть Голынью Он прозывается.

В заповедный край Кийский люд пришел, От иных свой род Отделяючи, А отец их Орь был как Князь старшой, Обо всех радел, Размышляючи.

Тут они навек обрели Свой дом, На исходе пути людского.

А роды иные в краю Ином Оседали кругом и около И чужими были теперь Они, Но друг друга не гнали Силою.

Ибо все, кто Кийской Земле сродни, Всюду славятся крепкой Жилою.

К людям Оря-отца Слава-честь текла, Та их слава с пользой Связана:

Ибо всякая спущенная Стрела О чужом мече знать Обязана!

ДОСКА ВТОРАЯ РЕВЕРС На особицу скроенный Язский род Звал к себе наше племя Кийское, Зачинали те гуртовать свой скот, Ан при первом хожденьи И при втором Поливились чужой Греховности:

Там людей едят,порубив Мечом, Не спознавши своей Виновности.

Молвил Орь-отец: Мертвецов мертвей В людоедском грехе Погрязшие! Омерзеньем вскипело На тех людей Сердце доброе Патриаршее.

Не схотел тех яств Кийский люд приять, Не прельстился тем Угощением:

Стал возы вязать, Да коней седлать, Да в котлы плевать с отвращением.

Словно пленников, язов Вели с собой, Чтоб очистить с них Скверну всякую, Чтобы купно всем В стороне степной По законам жить Одинаковым.

Говорили русы: Промеж врагов Мы и то житьем нашим Славимся:

Из цветных гончарных Мы пьем горшков, С серебра едим И не чванимся.

До исхода дней Проиживать нам тут По-людски да в людской Обители.

И пускай иные про нас Не лгут Мол, «мы света вовек не видели!»

ДОСКА ТРЕТЬЯ АВЕРС Предреченье от старых Идет времен:

Крепость отчей земли - в сплочении.

Оттого наш русский Народ силен И в работе и в ополчении.

Вкруг Голыни триста Градов и сел Сколотили дома дубовые.

Тут наш бог Перун Утвердил престол, Чтить законы велел Суровые.

Птица Матерь-Сова Над землей трубит Про иные дни Долгожданные, И для нас Сварожьи Круги вертит На благие пути Желанные.

Так вещует птица:

Зело сильны Будут ратники, здесь Оседшие, Уж не как - венедские Бегуны, Вслед за поздней зарей Ушедшие.

Те-то вражью землю Оралом мнут Гиблой вере их Поклоняются, В оборону воинством Не встает, Дружной силой Не похваляются.

Как безумцы, внемлют Словам пустым, О своих богах Не заботятся;

Может, после снова Поверят им, Коль в родные края Воротятся?

Не с того ль, глядим, Тает ширь степей, Прочь текут наши реки Резвые!

Сколь уж вон В Пятиречьи – Чужих путей!

Сколь земель там враги Отрезали!

Птица Матерь-Сова Предрекает час:

« Огнь и чад на главы Обрушатся.

И Дажбог с Купалой Покинут нас, И в степях родники.иссушатся.

И земля разверзнет свое Нутро И поглотит коней Пасущихся.

И те гунны, пытаясь Спасти добро, Не избегнут огней Метущихся»

Сколько гунны эти В боях лихих Антов дерзностно Беспокили.

Сколь мечом домов Погребли чужих:

Им не жаль, не они их Строили!...

ДОСКА ТРЕТЬЯ РЕВЕРС Тот отец наш Орь Первым был в родах.

Следом правил Кий Русским племенем.

Щек от них отдельно Осел в горах.

Рядом жил Хореев тем же Временем.

Был у нас в земле свой Воздвигнут град, Божьи внуки – мы Здесь их славили!

А Хореев и Щек В стороне Карпат Города иные поставили.

Там у них – иной Соплеменный люд И иное свое богачество… Коль,бывало, вновь К нам враги придут, Извести нас желая Начисто, Мы стекались в Киев-град и в Голынь, Ограждались глухими Жердями, И огни костров, Застилая синь, Угождая Сварогу Жеотвами.

Тридцать лет владыкой Был Кий у нас, Стол его Лебедян Наследовал, Правил двадцать лет И угас в совй час, Славный Верен за ним Последовал.

Он, покинув отчий Великоград, Ровно двадцать лет Княжил в Киеве;

Был Сережень-князь Десять лет подряд.

Всех врагов те князья Осилили.

Стойко витязи эти Напасть несли, Много ратной явили Доблести, Особливо в срок, Как сбедой пришли Готы в наши степные Области.

Бились праотцы наши За жизнь свою, К божьей славе явив Радение.

Бог Сварог и Дажбог Им оплот в бою.

В ком есть сила, в том Есть терпение.

Им великую брань Претерпеть пришлось:

Бились десять лет И одиннадцать.

Море жаркой крови В степях лилось:

То отступит враг, То надвинется.

Подсобили ильмеры Спор решить, Общим строем победу Встретили.

Знали праотцы: надо В дружбе жить И срдней своей И с соседями, Те же хорбрые язы, О ком шла речь, На врагов наскочили Вскорости, Дабы выбить прочь Их кровавый меч, Приносящий повсюду Горести.

Много есть таких: лишь Мечом бренчат, И за то похвалы им Возданы! Ан овцу от овна Не отличат!

А ведь тоже Сварогом созданы!..

ДОСКА ЧЕТВЕРТАЯ АВЕРС Птица Матерь-Сова Вновь крылами бьет:

Злая рать браман Рыщет по степи.

Сквозь любую щель Городских ворот Все слышнее гул Вражьей поступи.

Черным дымом в небо Плывут дома.

Жаль вопит, обрекая Мыкаться.

Да своих богов,коих Скрыла тьма, Скорбный голос спешит Докликаться.

И бог Влес, кто огнь Очагам дает, Нам идет подмогнуть в сражении!

И дрожит браманский И готский род.

Вождь Гематрих бежит в смятении, Малой Калки брег Их уводит вон Чтоб потом за великой Калкою, По иным степям, где Струится Дон, Кочевать им порою Жаркою… Там навек рубеж промеж Нас пройдет.

Даль укроет края Последние.

Лет четыреста будет Драчливый гот Разорять племена Соседние.

Ну, а наше дело – поля Пахать, Скот да шкуры, да тук Выменивать, В городах с аланами Торговать, Чужеземный товар Примеривать, Да к себе домой серебро свозить, Брать колечки Червонозлаьные, Да богов премудрых Благодарит За такие лета богатые.

Чуть успеет край Отдохнуть от бед Время снова мечи Отлоаживать, И опять в боях, долгих Десять лет, Надо готских гостей Отваживать!

Одолеть нам дает любую Рать Трех святых отцов сила Властная:

Те святые – Ярь, Да еще Колядь Да еще потом Горка Красная.

С ними в ряд – Овсень С волосами ржи, Да с глазами насквозь веселыми.

Словно странники Божьи, сии мужи Городами бредут и Селами.

И где тот святой Хоровод пройдет, Словно вдруг от молвы Пророческой, Затихают войны и мир Грядет По чужой земле и по Отеческой.

ДОСКА ЧЕТВЕРТАЯ РЕВЕРС Укрепляйтесь,братие К роду род Брат ко брату и племя К племени – И никто наших отчин Не отберет, Нам сужденных с начала Времени!

Здесь мы, русичи.

Славим своих богов, Свои пляски ведем Да игрища, Свои песни ладим среди Пиров.

Свои правим суды и тризнища.

Здесь щепотью кровной Свое земли Присыпаем мы раны Жгучие, Чтобы Мары смерти Узреть могли:

Из какой мы породы Скручены!

Чтоб сказали боги: В том нет вины, Кто погиб, свой край Защищаючи, Кто до Нави прах Из родной страны К тяжким ранам нес Прижимаючи.

Скажут боги нам: Такова есть Русь!

И такой пребывать Во веки ей!

И укладов тех Не забудут пусть Ни князья, ни старшины Некие!

Чтобы тот кто пахарю Порадел, Кто не сник перед силой Вражеской, Избирался князем для Мудрых дел, Награждался казною Княжеской.

А то есть князья Только дань гребут, Учиняют поборы Жадные, Власть сынам своим, Внукам передают, Всюду скверны чинят Неладные!

ДОСКА ПЯТАЯ АВЕРС Бог о чадах своих Тревожится.

И каким бы горестным Ни был год, Каждый верить в судьбу старается, Днем и ночью с доброй Надеждой ждет:

Что от бога ему Прибавится?

Был у нас, у руссов, Вороьжец-град.

Рати готские Завладели им, Все дома спалили В золу и в чад, Черный дым пл ветрам развеяли.

Опустела скорбная Та земля.

Но сказали нам боги: Помните Никогда тех мест Забывать нельзя, Что отцов ваших Кровью политы!

И по праву снова Ворньжец тот Возродился из пепла Черного, И о русском люде хвала Течет Из-за нрава его упорного.

Бог Сварог нам,руссам, Ту силу дал, Эта сила – как меч Отточенный.

Понапрасну ждал он, Что их князьям Мы послушными станем Слугами, Что поить и кормить их Случится нам, Обмирать от их дерзкой Ругани!

Нам служить до смерти Князям иным!

Нам за них сложить Кости белые Как в былом Мезенмиру Мечом своим Честно анты служили смелые.

Буде славу петь Мы своим богам, Чисто тело омыв, Как водится.

Боги силу и честь Даровали нам, Об ином просить Не приходится!..

ДОСКА ПЯТАЯ РЕВЕРС Под огнем зари, под шатром дубов Пить нам чашу напитка сладкого И палить снопы В языках костров, Одаряя Дажбога Славного… Забывать нельзя быль Родной земли, Что хранили отцы Почившие, Тотуклад, что анты В веках вели, Испокон в Русколани Жившие.

Надо помнить нам про Свою Волынь, Что слыла у врагов Храбрейщею.

Много мы родов Расплодили нынь, А Волынь та была Первейшею.

Это там,поправшие Давний мир, Были готы в боях Побороны, Подступивший с антами Мезенмир Раскидал их на обе Стороны.

Славно дали острастку Лихим врагам.

Ан беда подкатила Новая:

Алча крови, гунны Ворвались к нам, Закипела борьба Суровая.

Дабы злей на наших Отцов налечь, Съединилися гунны с готами.

Как траву косил их Славянский меч, Были все по степям Разметаны.

Дале обры вздумали В свой черед Поживиться чужими Бедами.

Много нам они принесли Невзгод, Князя нашего казни предали… Дети моря Не поддержали нас:

Прочь из наших краев\ Отеческих Отошли, ибо мы здесь В моленный час Не приносим жертв человеческих.

Мы не кровь даруем Своим богам, Не зверей и не птиц, сгубивших их, А цветы да хлеб к их Несем к ногам, Ставим им моды Забродившие.

Нам варяги с аланами Не указ С их дарами людскими Страшными, Никогда великий Дажбог у нас Не прельщался такими Брашнами!

ДОСКА ШЕСТАЯ АВЕРС Щедрый люд богам Своим приносил Пития, на Руси ценимые:

С заревою травкой Девятисил Золотые меды Ставимые… Сии боги- праотцы Наша суть, Нам их чтить и там За туманами, От Дажбожьей славы Течет наш путь Оттого мы слывем «славянами».

Не для благ печемся Мы о богах. Боги скажут:- Что вам Печалиться?

На Руси живете!

Нет выше благ!

Каждый ворог на край Ваш зарится!

Птица Матерь-Сова Вв вышине поет, Нам сулит врагов Одоление, От Сварога светлую Весть несет В наши русские посления.

Мудрых мы избираем Себе князей, Чтоб и днем и в часы Полночнык Охраняли границы земли Своей, Заперев,как ворота Прочные.

А кто к тем воротам С ключом чужим Проберется в недоброй полночи, Пусть познает,как Славой мы дорожим, О своих животах Не поинячи!

Мы-то знаем,что Скорбный приняв конец.

В облака вознесенный силою, Стал с Перуном рядом Наш Орь-отец Строжить нашу землю Милую.

Видит Орь,как стрелы Перун кует, Как острит мечи Закаленные, Чтоб не ведал страха В боях народ, Чтоб враги ушли Побежденные!

Говорит Перун: Хватит Русь гневить!

Зря лютует враг зверем Бешеным!

Будут кмети их по Болотам гнить, С черным прахом И грязью смешаны.

Все они от русских Железных врат Побегут тропами Проклятыми, По следам своим Источая смрад, Как стада свиней С поросятами! Сказ про то, как давали Отпор врагам, Как случилось С Перуном встретиться, Орь-отец в преданьях Поведал нам.

Ан теперь в это мало Верится… ДОСКА ШЕСТАЯ РЕВЕРС Тех варягов дети,что В Сурож шли, К морю синему Пробивалися, Уж они бы всем Рассказать могли:

Как могучие русы И анты те ж, Вместе кровь-руду Проливаючи, Успевали прочно Держать рубеж, Многих недругов Остужаючи!

Так и впредь Мы будем Из рола в род Нашу землю хранить Славянскую, Не прося у богов Никаких щедрот, А лишь слава их силу Царскую!

Будем чтить Сварога В роду своем, Он наш пращур Из звездной темени, Он во всем пробудет для Нас вождем, До исхода земного Времени!..

ДОСКА СЕДЬМАЯ АВЕРС Были встарь два брата:

Славень и Скиф.

На Востоке шла брань великая.

Говорят:- пойдем, Успокоим их! И на то свои рати Скликали.

Чтоб притихла Ильмерская земля, Там Бастарна старшим Поставили, А отсель в полуночные Края Оба брата свой путь направили.

Славень создал град длч Своей страны.

Скиф осел близ морской Обители.

А Бастарновы доблестные Сыны Стали южных степей Хранители.

Развелось тут множество Скотьих стад, Ширь густых отав Разметнулася, Русь простерлась от Дона и до Карпат, Аж до Русских гор Дотянулася!

Куговые валы Вознеслись вдоль рек, Злобным тятям На устрашение!

Родовое вече сошлось Навек На всеобщее единение.

Так пять сотен лет Простояла Русь.

Все округи друг С дружкой ладили.

А потом усобицы Тяжкий груз! Силы русичей Поистратили.

Меж собою битвы у нас Пошли.

А враги учиняли Подступы:

Уж по Киевским землям Они текли, Шли отморя, кружили По степи.

И все злей на полночь Теснили нас.

Долго в битвах отцы Рубилися.

Тут-то с фраками Встретились В первый раз, Что врагам подмогнуть Явилися.

Снова ринулись гунны Давнишний враг! Истолкла их скифская Конница.

Это был для Отечества Вещий знак:

Как к грядущим боям Готовиться!

ДОСКА СЕДЬМАЯ РЕВЕРС Нам бы надо гробницы В степях хранить, Как отцы от врагов Хранили их:

Чтя бойцов, умеющих Кровь проилить, Здесь в цветах, в траве Хоронили их.

Не беда,коли клуни Захватит враг В голых кольях, что мы Оставили, Но стеною встанем, Умрем в боях За гробы,где холмы Поставили!

Так отцы наши бились И стар и млад, За родные края Любимые.

И.покуда там они мирно Спят Прочны те рубежи Хранимые!

Коль дождемся: черный Наступит день:

Притулиться не будет Места нам Вновь отцов наших Мертвых святая тень Нас покличет для боя Честного.

А уж коль повергнут Нас в том бою, Громыхая в грозовой полночи, Сам Перун могучую Рать свою Поведет к нам для Братской помощи.

Сколько зыбкого праха По всей земле, Столько будет Сварожьих ратников, И с шеломом,блещущем На челе, Дед Дажбог с неба Ринет латников.

Коль и тут не сможем Мы одолеть, Это станет последней Битвою Тяжким злом покажется Уцелеть, Все на поле падем С молитвою.

Да помогут победой нам Кончить бой!

Да исчезнут враги Могучие!

Вся земля наша Вражескою ногой Поистоптана, поизмучена.

Чтобы наших околиц Не тронул враг, Словно птицы с небес Накинемся, И кто ранен был,кто Убит в боях Все единою стаей Ринемся!..

ДОСКА ВОСЬМАЯ АВЕРС Испоко веков стоек кийский люд:

Коли враг угрожает Путами, Осерчав зело, он Выходит, крут, На расправу с врагами Лютыми.

Это есть для нас самый Верный знак, Что привычно нам Мощью славиться, И не можем въявь Допустить никак, Будто с руссами кто-то Справится.!

Помним мы: где пролита Наша кровь, Там и есть наш дом, С отчей древностью, Оттого враги наши Вновь и вновь Память древних лет Гонят с ревностью.

Скажем людям нашим Завет такой:

От отцов наша сила, Братие, Надо,чтоб в их Заповеди святой Ни словечка вы Не утратили!

И такая ж сила сойдет На вас, Если верными быть Сумеетет.

Всех,кто землю Исхитить хотел у нас, До конца в свой срок Одолеете!

Да полнее отверзнем свои уста, Отвергая пути Греховные;

Да пребудет в сердце У нас всегда:

Мы своих богов – дети Кровные!..

Даже если хлеб у нас Пропадет, Нечем чрева насытить станется, Все поля сгорят и Погибнет скот, Лишь беду терпеть нам Останется.

Все равно: однажды, Средь лютой тьмы, От родной стороны Полуденной Харалужным оружьем Снабдимся мы И опть всех сильнее Будем мы!

ДОСКА ДЕВЯТАЯ АВЕРС В некий час – будто Птицу узрите вы, Высоко над челом Парящую, И зовет она в сечу, Под звон тетивы, На победу ведет Манящую… А иным дано увидеть Порой:

Лтк победы в цветах Красуется, Он влечет к себе, Отобрав покой, И желанной мечтой рисуется… Так внеды с руссами Разошлись:

Позабывши родные Стойбища, На чужбину,к морю Те подались, Свили там города и мольбища.

Поелику много богатств У них, Ладно гнезда свои Устроили:

Родовых деревянных Богов своих Златом,серебром Разузорили.

Улещали мускусом тех Богов.

Видя это,кругом Перечили.

Ан ведь не было рядом Своих родов, Чтоб покой и мир Обеспечили.

Не спросясь, арабы Туда пришли, На торгах их богатств продали Завладели весями всей Земли, Малых отроков в рабство Отдали.

Та земля изведала Много зла, Много распрей и всякой Мерзости.

До Карпатских гор Досягнуть смогла Сила вражеской ратной дерзости.

С гор на Киев Спустились мы той Порой, Шли,мечами Вооруженные, Злых языцев яростной Враждой, Ровно огнищем, Окруженные.

Оттого теперь мы В веках поем, Как отцы наши в битвах Славились, Как жилось нам В русском краю своем, Как Врагам там препоны Ставились!

Как Бобрец-воевода Стерег Голынь, Где и сам же он Успокоился!

Ан в «перунов чин»

Облачен понынь Вящей гордости Удостоился!

Нешто смеем нынче мы Позабыть:

Чьи мы есть сыновья Законные?

Да клянемся днесь:

До конца любить Те края, для нас Сбереженные!.

Да клянемся чтить мы Отцов своих, Ибо путь их Не обрывается Вместе с жизнью Крепкая сила их В нас, потомков, Переливается.

ДОСКА ДЕВЯТАЯ РЕВЕРС Чтя своих богов, Берегущих нас, Мольбищ каменных Не имеем мы:

Без того радетелям В должный час Поклоненье воздать Сумеем мы.

Там наш храм,где Струи воды живой, В родниках звенят, Чисто звонница, Где вражье не тешится Злой волшбой, Волки хищные Не хоронятся.

Днесь Олдорих Вспомнить настал черед, Вслух себя «жрецом»

Величавшего, Навсегда обесчестившего Свой род, Лживых слов своих Не сдержавшего.

Это он красавиц у нас Хватал, Надругаться над ними Жаждая, Это он злые распри Понасгадал На людское угодье каждое.

В те века уж готы от нас Ушли.

И повсюду родами Нашими Управляли князья Из своей земли, Совещаясь с мужами Старшими.

Был меж ними Бравлень –удалый князь.

К берегам морским он Отправился.

На аланов с обрами Навалясь, Борзо с недругами Управился.

Тут,видать, стадами он Стал богат, Разраслась княжья Усадьбища, Подкормить свой скот Между скифских стад Поспешил на степные Пастбища.

Ан беда: осела там Грецколань, В новой вотчине Обособилась, Горола огородила, Готовя брань, Больно грозно на нас Озлобилась.

От врагов на полночь Пролег наш путь… Двести лет с того века Минуло.

В сих краях досель Неизменны суть Наши грады и веси Милые.

Смелый Бравлень Княжит у нас опять, Правнук деда того Далекого, И, как встарь, он снова Скликает рать На былого врага Жестокого.

Молвит князь:

Аланские племена Грецколань теснит, Подступаючи, Угоняет скот из степей Она, Ан земля –то русская в том краю!

Кровь-то русская в ней Алеется, Отстоим нашу землю В лихом бою, Она крепко на нас Надеется!

ДОСКА ДЕСЯТАЯ АВЕРС Забывая старые Времена, Мы,куда нам идти – Не ведаем;

Тут оглядка вспять Неспроста нужна!..

Для добра о былом Поведаем… Что есть Навь и Правь И земная Явь?

Мы о сем вспоминать Стыдобимся.

Прежде знали все, Создал мир Дажбог, Светозарный вождь Стада млечного, Он над бездной землю Подвесить смог, Утвердил среди мрака Вечного.

Много див открыл он Для наших глаз, Вверил нам простор Изукрашенный.

Эта весть от предков Дошла до нас, Вплоть до Дира, до Князя нашего… Ан,вишь, горе, греки Явились к нам, О своих богах Растрезвонили, Сколько бед пошло По родным краям.

А что мы досель Не поняли.

Какже быть? Ведь Не потерпит лжи!

Что же нам Дажбог Присоветует?

И ответил он:

- Выньте меч мужи!

Пусть пришелец на то Не сетует! Так живем мы, доколе Не свалит смерть, Все вокруг- это Явь текучая, А за гробом – Навь, Голубая твердь, В коей властвует Правь могучая.

Коль душа в синь Небесную воспарит Промеж Нави она она Поселится, Рядом с Правью, Которая Явь творит, Кем вовек все живое Сеется.

Научиться б по-старому Верить нам:

Пусть за все дела наши Трудные Наши души,любезные Небесам, Не отринут вниз стражи Судные!

Дай нам силу,боже, В нелегкий час!

Об ином мы не смеем Спрашивать, Сей завет от предков Дошел до нас, Вплоть до Дира, До князя нашего… Нынче пращуры в небе По нас скорбят:

Правь и Навь, и Явь Позабыли мы!

Глухи стал. Жизнь Повели не Влад.

Честь Дажбожьих внуков Сгубили мы!

Так пуская же богу Все предадут Душу чистую, тело чистое, Дабы слиться всем нам В единый пруд.

Ведь Дажбожьи мы Внуки истые!

Да узрим мы в каждом Мы божий лик, Что в час мужества Проявляется.

И кто в бой пойдет, Будет тем велик, Что он сбогом своим Сливается!

Так мы все в борении Навсегда!

Так мы ратуем веки цельные!

Словно кони наши и все Стада, Что на зовы спешат Свирельные… ДОСКА ДЕСЯТАЯ РЕВЕРС Муж, которого Праведным чтит молва, Есть не тот,кто им Слыть пытается!

На сии слова слова надо Знать права, Так у нас от богов Вещается.

Так внушали нам из Седых веков Наши пращуры, мир Хранившие, Что рубили руки любых Врагов, В Русский край беду Приносившие.

Некий князь от старости Слабым стал.

Он на брань послал Сына старшего.

Обложил его мощнй Варяжский стан, Мня в полон взять Бойца уставшего.

Но сказал им княжич: Мне бог велел, И родной отец Заповедывал, Чтоб робеть не смл Ни мечей, ни стрел, А чтоб плена вовек Не ведывал! Коли так врагам Говорят князья, Ни под чьей пятой Не будем мы!

И свободно ходим Во все края По широим степям Полуденным… Из-за моря греки Явились к нам, Оседлать наши земли Жаждая, Долго сеча за сечей Гремели там.

Много жизней сгубила Каждая.

Там отцы наши мерзли От холодов, Выгоняя стада На пастбища.

Та до самого моря Земля отцов, Наши гульбища, Наши кладбища.

А теперь по русским Степям враги Расселили сплошные Огнища:

На бозых судах Налетят лихи, И отхлынут в свои Становища… Даром взяли землю В краю хозар:

Дескать, те на ней Не работали!

Мы же стойко встретили Их удар.

Мы владений своих Не отдали.

Есть родимичи,ильмеры В тех краях, Есть еще скотоводы Разные..

С ними Русь никогда Не дралась в боях То соседи нам Не опасные.

Если греки снова огни Несут, Чтоб испытывать наше Мужество, Нам соседи вестников Тайных шлют, Укрепляя родов Содружество.

Да и мы горазды Им всем помочь, Потому что душой Участливы.

И когда врагов Мы отгоним прочь Вновь бываем добры И счастливы.

Нам всего хватает Скота, земли… Есть посуда,есть зелья Сладкие… Так и предки наши Здесь жизнь вели На плохие дела Не падкие… ДОСКА ОДИННАДЦАТАЯ АВЕРС Было так: приболела Скотина вдруг… Тяжкий год грозил Невезением… Мы решили к хазарам Идти, на юг.

За подмогою, За спасением… А хазары,загодя Ополчась, Распалили к нам злобу Змиеву, И угнали наших коней, Умчась К беззащитному граду Киеву.

Полонила Киев чужая Рать.

Стали наши года Суровыми.

Инда нам не хотелось Орала брать В руки, спутанные оковами.

Кто живым остался, того, Как скот, Беспощадная плеть Хазарская Угоняла в степь Для своих работ, Где ярилась их злоба Барская… А при том еще готы В недобрый час! Понагрянули к нам В околицы.

Наши старцы собрали Коней для нас, На защиту славянской Вольницы.

Ранним утром съехались Мы с врагом.

Вот где сеча была Ужасная!

От пролитой крови Земля кругом Инда стала червонно Красная!

Тут победу даровал нам Перун!

И.бежавший с того Ристалища, Готский люд теперь, Как медведь-шатун, Бродит,ищет себе Пристанища… А хазары, видя, как Готов бьем, Нас уже стерегли Поблизости.

И тотчас обрушились Вороньем С поля боя добычу Вынести!

Будто лев, взъярился Весь наш народ, Молвя:- Будем Перуну Верными:

Он не зря нам нынче Победы шлет!

По хазарам ударим Первыми! Как развеянный ветром Летучий прах, Было войско хазар Раскидано.

Наутек пустился Жестокий враг.

Им такое вовек Не видано!

Прямо к Дону Великому И к Донцу Мчались ратники.

Кони топали.

И – что вовсе воинам Не к лицу Побросали оружье Во поле.

И еще был бой.

Из степных земель Мы их гнали в края Морозные.

Не смогли и здесь Устоять: отсель Потеснили их готы Грозные.

Изможденные шли они по Руси, Пробавляясь случайной Пищею… Прежде милость ходили У сить, А теперь они сами Нищие.

Так восхвалим снова Врагам на страх В тяжкий час нам Победу давшего Удальца Перуна В златых усах, И Дажбога,на небе Старшего.

А Руси пожелаем мы:

Твердой быть, Ибо в наши края законные Еще вновь хазары Придут -.вредить.

Это наши враги Исконные!

ДОСКА ОДИННАДЦАТАЯ РЕВЕРС Много зарилось татей На наш простор, Мнили край наш сковать Оковами!

Но давали пращуры Всем отпор, Жили вольными И суровыми.

Научил нас Влес, Как поля пахать, Высевать зерно Белоярое, В наших стогнах Огнища возжигать, Почитать душой время Старое… Все крушить От жадности – грехидет.

А булгарин чинит – От корысти В сих делах не Нуждается наш народ:

Мы не рвемся в чужие волости.

Нам и и хлеб имясо дает Свой край, Чтоб в довольстве жить и И приличии.

Оттого уже двадцать Веков,считай, Мы храним здесь свои Обычаи.

В Русколани много Племен кругом:

У полян есть поля, Неузкие, Тут – древлянский лес, Там – венедский дом, Это все наши братья, Русские.

А поодаль,- суоми Да чудь,да весь, Кем на полночь пути Заселены.

И отроду люд, Обитавший здесь, Не слыхал: кто такие Эллины… А они в наш край Протоптали след!

Вместе с ними пришла Усобица!

Простояла Русь аж две Тыщи лет, Не ждала таких бед Сподобиться!

Начался раздел, Подневольный труд… Кровь и пот текли морем Пролитым… Благодушие наше всему виной:

Больно были Велеречивыми.

И все новые «гости»

К нам шли войной, Отучая быть Нерадивыми.

Говорили люди:

«Бежать куда?

Где укрыться в леса Безвестные?

Наша Русь – великая Сирота:

Отвернулись отцы Небесные1»

Тут варяги с полночи К нам пришли, Под свою взять длань «удостоили»:

Дескать, мы, как надо б, Своей земли В двадцать тысяч лет Не устроили!

Детям леса Ильмерам – подмогнуть Не успели мы, Горемычные, Ан уж и Киеву Не вздохнуть:

Уже в Киеве враны Хищные!

Где ж сыскать Светояра – итти В поход?

Чай, мы с ним против Готов билися!

Это был тогда тысяча Третий год Как славяне на Русь Явилися.

Обнаглевшие обры Теснили нас… Светояр собрал рать Славянскую И настал для обров Недобрый час:

Иссекли мы их тьму Поганскую!

А потом на готов С мечом пошли.

Дали крепкий бой У Воронежца, Десять тысяч конников Там легли, Ни один назад Не воротится.

Вот кога у нас Утвердился лад Было мудрое вече Созвано, Избран смелый князь, Стерегущий град, Все,как быть подобает, Создано.

ДОСКА ДВЕНАДЦАТАЯ АВЕРС Что увидели русы В земле своей! Стал наш Киев жить Под варягами!

Ззывали чванных они Гостей, Ублажали медами, Брагами!..

И хазары тоже стеклись Сюда, Вся Каганская знать Господская,.

И претила русичам их Еда Непотребная пища Скотская!

На Руси никто лошадей Не ест:

В них же сила руки Сварожской!

Стал народ бежать Из родимых мест:

Не дождался подмоги Божеской.

Подались в Воронежец, Древний град, Возведенный в века Далекие, Где кремлевские стены Округ палат, Ровно стражи, стоят Высокие.

Как варяги ни тщились Сей город взять:

Убрались отсель Побежденные.

Мы сумели Воронежец Отстоять, Вековой стеной Огражденные.

А потом отсюда пошли на юг И наш Сурож-град там Построили.

На беду нам,греки, Селясь вокруг, Много наших земель Присвоили.

Вот тогда-то в Суроже Видит бог! средь ночного мрака Безлунного, Вор украл у племени Криворог, Агнца светлого, Златорунного.

Русский князь в том Деледогадлив был Со своею дружиной Воинской:

В небо белого голубя Запустил, Чтобы путь угадал Для поиска.

Белый голубь к грекам Помчал стрелой.

Криворжцы тревогу Подняли.

И в бою у той Грецколани злой Златорунного агнца Отняли.

Как сей бедный «пленник» пустился В скок!

Пуще резвого Жеребенлчка!

На колени греки упали С ног:

Умоляли отдать Ягненочка!

Ан, узря,что им его Не забрать, Что «ворами» их тут Ославили, Привели в железных Доспехах рать, Криворожцев побить заставили.

А потом и ильмерцев Стали бить.

И твердили,гремя Доспехами:

-Все вы тут не умеете Мудро жить!

Мы вас,глупых, учить Приехали!

Так потщимся Вспомнить о старине:

Как над пастбищами и Над пашнями, За стада и за стены В своей стране Мы сражались с врагами Нашими.

Вспомним предков, Спящих в седой ночи, И за то им в душе Помолимся, Что смогли для нас Закалить мечи, Те, которыми нынче Боремся!

ДОСКА ДВЕНАДЦАТАЯ РЕВЕРС Видно есть святые У нас отцы:

Где мы в ночь идем По созвездиям От степей к Лукоморью, Во все концы Полыхают огни Возмездия, Всех богов восславим По именам:

Яря,Хорса,Дажбога Светлого.

И отца Перуна,котрый Нам Дал до часа дожить Победного!

Гоним прочь из Сурожа Злых врагов, Что,как змеи, сюда Сползалися.

Что из наших отчих, Родных краев Напрочь нас извести Пытылися.

Честь и слава Перуну, Его мечу, Хищных эллинов Сокрушившему, Слава деду Хорсу,его лучу, Наш победный путь Озарившему!

Ан.едва от на Оступила смерть, Чуть из тяжкой недоли Выбились Налетели гунны,как Лютый смерч, Как пески над землею Вздыбились!

И тогда нам сказал Премудрый Орь:

-Надл прочь уходить Отсюдова, Эти гунны косят,как Злая хворь, Весь народ не сметут Покудова! И пошли мы в мирную Даль степей.

А тк гунны- как звери Дикие Убивали жен у нас И детей, Нам кручины несли Великие.

Той порой до Ильмерца Мы дошли По лугам да по рекам Илистым, Много доброй там Обрели земли И с травой, и с леском Раскидистым… Вместе с Орем был весь Его посев:

Все три сына при нем До времени:

Был тут Кий да Щек Да еще Хорев.

(То от них – три Славянскихплемени!).

Воеводой храбрым был Каждый сын.

Как-то раз у дорожной Росстани Распрощались братья Промеж долин И разъехались В мглистой роздыми.

И за каждым вслед Подались в поход Три дружины Вооруженные.

Шел на полдень Кий, Самый старший брат.

Поглядел: гора Возвышается.

И решил он славный Построить град, Тот,что Киевом Прозывается.

Принялся за дело весь Кийский люд:

Возводил дома, изукрашивал.

На века стал град, Воссиявший тут, Стольным градом народа Нашего!

Много русской крови Промеж степей В том далеком походе Пролилось.

То святая кровь!

От ее корней Наша жизнь на Руси Устроилась.

Говорим врагам: хватит Лгать про нас, Будто Русь не имела Доблести!

Мы – потомки Оря!

В суровый час Мы на битвы идем без Робости!..

ДОСКА ТРИНАДЦАТАЯ АВЕРС Князю Кию вспало на ум В тот год На булгар пойти Ратью мощною.

Под Воронежцем Жесткий взвели заплот, Путь держа в края Полунощные.

Там для войска Начали пленных брать, Запасаться едой От голода, Рубежи победами Расширять Вкруг Голыни Родного города.

А воссевший в Киеве Лебедин Горевал,что все врозь Решаем мы, Что, к своей земле Прибавляя клин, Племя иланское Терзаем мы.

Ведь арабы,узрев, Что мы чиним, Вправе высказать Осуждение.

Над б, дескать, Кию полкам своим Воспретить на врагов Хождение.

Там,куда теснимый Булгарский люд Перене очаги заветные, Все,что надобно, Родичи им дают:

Ибо мы,славяне, Не бедные.

А коль снова готы сюда придут, Много сил людских Тут сбирается.

Понапрасну недруги Славы ждут.

Не в их пользу борьба Кончается!

Так земля наша вечно Из края в край_ Русколанью пребудет Исстари.

И за то нас боги хранят, Считай, Что мы в вере живем И в истине.

Был велик и славен Наш город Голынь.

Ан пришли враги Завидущие, Разожгли кострища И в пепел нынь Обратились края Цветущие.

Но восстали руссы На брань с врагом За родные стены стольные, За края отцов, Что лежат кругом, Да за реки свои Раздольные.

И сумели вновь Превозмочь беду.

И границы земель Упрочили.

Ибо в ратях яростных Кровь-руду Замесили с землею Отчею.

Воеводы Аши из сердца Кровь Источают,ведя Сражения.

Так до нас бывало.

Так будет вновь.

Потому здесь Наши владения!

И коль снова захочет Нагрянуть степь, Похваляясь бойцами Смелыми, Грозно встанут руссы В литую цепь.

И Перун нам поможет Стрелами.

Так из века в век Мы длоим врагов.

Так мы славим Себя победами.

А когда бы не было Тех боев, Мы бы силу свою Не ведали!

ДОСКА ТРИНАДЦАТАЯ РЕВЕРС Из Голыни в Сурож Ведет нас путь… Там, у моря, Дулебы селятся.

Слева готы силятся К ним примкнуть.

С юга Иланский Край виднеется.

С ними всеми В дружестве мы живем:

Вместе тризны вершим Родителям, Вместе мирный скот По степям пасем, Множим славу Богам-хранителям.

И когда приходим Мы в те края, Мы и там чтить богов Не ленимся, И готовим сырные Пития., И с степными родами Делимся.

В той Великой Скифии – добрый скот.

Там,ведя обмен с их Торговцами, Уж два целых века, Из года в год, Мы коров обретаем С овцами.

Ныне в зиму Лютые холода.

Мало сена.

Скотина падает.

Перешли к югу Мы гнать стада, Где обилье трав Взоры радует.

Без полдневных Пастбищ Погибель нам!

Там они Широки и зелены.

Ан пройти туда Не дают стадам Зло враждебные Стражи- эллины.

Сами скот не гоняют Они кормить, Но и нам помочь Нет желания!

Поклялись мы эллинам Отомстить За недобрые их деяния.

Еще наши отцы Упрекали нас, Как жална Грецколань Лукавая.

Тут мы дружным станом Сплотились враз, Грудью вышли За дело правое!

Оттеснили к морю Лихи гостей, Разгулявшихся в нашей Отчине.

Греки стали мира Просить скорей, Тем великий спор И покончили.

Мы зеленых трав Накосили там, Сберегли стада От бескормицы.

И воздали славу Своим богам, Воротившись в родные Горницы.

ДОСКА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ АВЕРС «Помоги нам,Влес!» Звали мы,молясь… И пред нами чудо Свершилося:

Колесо золотое, Во мгле вертясь, В небе Сурожа Прокатилося… Бледный,тусклый лик Проступил из тьмы, Не похожий на солнце Красноке!

И просить Симарагла Сошлися мы, Чтоб вернул огонь В небо ясное.

И когда суровая Спала тень С возвращенного Лика божьего, Вновь пошли трудиться - как всякий день, Как нам всем,мужам, То положено.

Землюыть оралом Наш первый долг И,пока мы шагаем Пашнею, Знаем мы,что любящий Нас Дажбог Управляет десницей Нашею.

Пять раз в день Мы славим своих богов, Нашу Сурицу пьем Для благости, Как Сварог и тени Святых отцов, Приобщаемся к той же Сладости.

Славим Сурожа Светлого и его Золотого коня Небесного.

В очагах огонь у нас От него.

А наш хлеб – от труда От честного.

Мы десятую часть отдаем Отцам, Богу Влесу Как дань достойную.

И под тьмой, Бегущей по небесам, Спать ложимся С душой спокойною.

Утром вновь мы славим Юогов своих, Моем тело водой Душистою.

Так вовек пребудем В делах благих, Озаренные славой Чистою!...

ДОСКА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ РЕВЕРС Кровь,пролитая В битвах, Святая кровь!

Потому-то, в беде ли, В славе ли, Мы добром пятнадцать, Считай, веков Нашей праведной Русью правили!

Сами мы избирали Старшин,князей, Чтоб несли заботы, державные, Сами мы на вече, В кругу друзей, Наши нужды решали Главные.

Всяк был волен.

И мог свою речь Сказать… Воротить бы все это Заново! Все блага мы утратили Из-за хазар, После века того Троянова… Раньше всех иных мы Осели здесь, С сыновьями мы своими, С внуками, А уменью сбавить Чужую спесь Наша вольность была Порукою!

А потом хазары Пошли на нас.

И уж так, на беду, Случилося:

В отдаленный край в тот Недобрый час Наше воинство отлучилося.

Научились неурядицы, долгий спор, В коем люди Ожесточилися.

Уже лет пятьсот Протекло стех пор,, А те распри все Не кончаются.

Стал тяжел для нас Сей хазарский гнет:

Коль мы битвы ведем суровые, Глядь, уж новый враг Поживиться прет, А за ним и еще – Все новые… Ан ведь внуки Трояновы В жизни сей С дольным прахом Отнюдь не смешаны:

Много есть у них На земле друзей, Тем вовеки они Утешены… Слово полку Игореве, Игоря, сына Святослава, Внука Олегова Перевод Р.В.Митина Ныне,братья,с вами начинаем Повесть горькую о Игоревом войске, Чтоб поведать старыми словами О походе Игоря-князя,сына Святослава.

Только будем,братья,правду почитать, А не замышления Бояна.

Ибо если вещему Бояну Нужно было славу-песнь слагать Про лихие времена на пол брани, Растекался белкой он по древу, Серымволком по сырой земле, Орлом сизым по-над облаком.

Выпускал он десять соколов На стаю лебедей.

И которую сокол достает, Та лебедушка славу-песнь поет.

Князю Ярославу, Красному Роману- сыну Святослава, Храброму Мстиславу, Что злодея Редедю зарезал Прямо перед вражьими полками.

Но не десять смелых соколо На лебежью стаю вылетают Боян,братья,вещие персты На живые струны воскладает Струны ж сами славу рокотали… Так начнем же,братья,эту повесть От Владимир-князя и до Игорь-князя.

Ум князь Игорь закалил отвагой, Мужеством наострил свое сердце, Тело же наполнил ратным духом, И за землю Русскую повел он Храбрые полки на поле брани.

О.Боян-ты стародавний наш певец!

Если бы ты по солвьиному воспел Игорев поход,соловушкой скача По узорчатым ветвям по древу мысли, И под облака умом взлетая, Чтоб оттуда обозреть поля и горы И прославить время удалое, Ты бы пел,о вещий песнетворец:

«То не буря занесла соколью стаю Чрез широкие поля на Дон великий Галочьи стада летят,спасаясь, Кувыркаясь над рекой могучей».

Пел бы ты,Боян красноречивый:

«Кони ржут за Сулой пограничной А в Киеве славу звонят, призывают Трубят в Новеграде трубы над войсками Уж стоят в Путивле боевые стяги»

Ожидает брата Игорь-князь, Князя Всеволода,брата милого.

И сказал ему тур буйный Всеволод:

«Свет ты светлый мой, Игорь Святославич!

Ты седлай,брат мой единственный, Своих борзых коней!

А мои оседланы.

Уж под Курском стоят.

А мои-то куряне Добрые воины.

Родились под трубами, Под шлемами баюканы, С копий млеком вскормлены.

Ведомы им тропы, Овраги знакомы Луки их напряжены, Колчаны отворены, Сабли заострены.

Скачут,словно волки, Во широком поле, Себе ищут чести, А князю – славы-!

Посмотрел тогда на солнце Игорб-князь, Видит – пала тьма с него на верные войска.

Говорит тогда своей дружине князь «Братья и дружина!

Лучше пасть в бою, Чем в полон попасть..

Сядем,братья, на борзых коней И на синий Дон поглядим пойдем.

Я хочу копье преломить свое Вместе с вами,мои русичи, Над чужой землей Половецкой.

Пусть и голову сложить, Но шеломом испить Дону синего».

Захватило князя жаждою победы, Перенебрег знаменьем он небеным.

Вот вступил князь в золотое стремя, Едет с войском он по чисту полю.

Солнце ему тьмою путь загородило, Ночь грозою стонет,птицы реют, Во поле степные крысы свищут.

Див зловещий на вершине древа Кличет и врагов предупреждает С Волги и Помоья, Суллы пограничной, Сурожа и Корсуня, И тебя,болван Тьиутороканский!

Вот и половцы нехожеными тропами Заспешили к Дону великому.

По ночам телеги их скрипят Лебедями разозленными.

А Игорь все воинов к Дону ведет… Уж на дубах птицы беду накликают, По оврагам волки воем завывают, И зверей на кости орлы созывают.

Лисы брешут на червлены щиты.

За горами,за долами Где ты,Русская земля?

Долго меркнетночь, Заря засияла, Мглой поля покрыты, Щебет соловьиный засыпает.

Говор галок рано пробудился.

Русичи червлеными щитами Поле заградили.

Ищут себе чести, А князю славы.

…И побили,потоптали половецкие полки Спозаранок в птяницу.

По полю рассыпались стрелами И помчали красных девок половецких, С ними злато и шелка, Бархаты богатые.


Где болото,грязь – там мосты мости Покрывалами,платками, Шубами и кожухами, Половецким нарядом узорчатым.

А червленый стяг да белая хоругвь, На серебряномкопье золотойбунчук Храброму Святославичу!

Дремлют в диком поле Храбрые наследники Олега, Далеко орлята залетели.

И ни кречеты, и ни соколы, И ни ты, поганый половчина, Черный ворон воронович Не сумеете орлов осилить, Не родился тот,кто их обидит.

А уж с войском ворон Гзак бежит Прямо к дону черной стаей волчьей.

Впереди спешит хитрый хан Кончак, Правит путь сквозь ночь Гзаку черному.

…Утром рано там кровавая заря Рассвет возвещает.

Ползут с моря там тучи черные, Солнца русского свет потушить хотят, В них трепещут молнии синие.

Быть большой грозе и грому великому!

Будет стрелами дождь над Доном хлестать, На Каяле-реке будут копья трещать, По шеломам стальным сабли градом бить!

За горами,за долами Где ты,Русская земля?

Что ж ты,ветер, сын Стрибожий, С моря дуешь, стрелы гонишь На дружину князя Игоря?

Чу! Земля гудит.

Реки мутно текут, Пылью степь заносит.

Видишь стяги полощут Не наших полков.

То от Дона и от моря Идут враги, Уж совсех сторо обступили нас.

Племя бесово,половецкое Визгом,кликами степь заполнило, Но отважно стоят червленые щиты.

Храбрый Всеволод,быстрый ярый тур!

Бесстрашный воин На поле брани, Гремишь по шлемам Мечом булатным, Врагов сметая, Разишь стрелами.

И там,где ты скачешь,златым доспехом сияя, Там сталью каленой просечены шлемы, И поганые головыкатятся.

И что тому раны, о братья, Кто в бою забыл и жизнь и почести И Чернигов – отчий стольный град, И повадки – свычаи желанные Своей милой красной Глебовны.

Были старые века, Пришли новые года.

И были походы Олеговы, Олега Гориславича.

Тот Олег ведь горе-князь Рознь и смуту мечом ковал, Стрелы по земле сеял-рассевал.

Вступит в злато стремя во Тьмуторокани Звон тот слышышит Ярослав в стольном Киеве, И Владимиру в Чернигове уши заложило.

Брату же,Борису Вячеславичу, За Олегову обиду смерть присудили, В ковыли в зеленый саван спать положили.

И тогда же Святополк и с Каялы такой, Иноходцами угорскими лелеючи, Вез убитого отца ко святой Софии Киевской.

При Олеге том Гориславиче Засевалась земля крамолой-рознью, Прорастала трава смутой-усобицей, Погибала русичей отчина, Человечий век укорачивался.

Часто вороны каркали над трупами, Галки сварились,кости делячи, Было то в стареые века и сечи старые, А сечи такой не слыхивали.

Там с утра до полуночи, А с полуночи до свету Летят стрелы каленые, Гремят сабли о шеломы, Трещат копья булатные Во поле неведомом Посреди земли половецкой.

Там земля черная Копытами вспахана, Костями засеяна А кровью полита.

Горем всходы взошли по Русской земле.

Что гремит,что звенит Далеко там на ранней заре?

Это Игорь полки заворачивает Выручать буй тура, брата милого.

Они бились день Стяги Игоря пали на землю.

Разлучились братья Святославичи На крутых берегах Каялы-реки.

Недостало тут вина кровавого, Храбрые русичи Пир оконочили, Сватов напоили, Сами головы сложили, Полегли за землю Русскую.

В горе-жалости травы поникли, И деревья к земле преклонились.

Горе,братья,невеслое время настало!

Силу нашу пустыня и степь одолели.

Встала дева Обида На силу Даждьбожьего внука И вступила на отчую землю, И крылами всплеснула У синего моря, у Дона И смахнула с родимой земли Благоденное время.

Не встают уж князья против половцев, Все «Мое-твое» делят меж собой.

Стали малое возвеличивать И крамолу сами на себя ковать.

А поганые со всех сторон Топчут,грабят землю Русскую.

Высоко взлетел ты,сокол, Птиц поганых побивая.

Бились храбро соколята, Их теперь не воскресить!

По ним горе причитает, Стонет Русская земля.

Беззащитные посевы Морем пламени объяты.

Русские рыдают жены, Горько плача, причитают:

« На кого вы нас покинули, Лады милые?

О вас мыслию не мыслить, О вас думаю не думать, В глаза ваши не не глядеть Больше никогда!

Доля впереди сиротская, Горькая, без злата-серебра!».

Стонет Киев-град от горя, А Чернигов от напасти.

Разлилась тоска по родной стороне, Печаль рекой полною Течет сквозь землю русскую.

А князья крамолу на себя куют, И поганые со всех сторон Рущут,грабят землю Русскую.

А все братья Святославичи То зло-горе разбудили, Усыпленное отцом их Святославом грозным Киевским.

Он врага сразил грозою, Харалужными мечами, Наступил на вражью землю, Потоптал холмы, овраги.

Замутил озера,реки, Иссушил пруды,болота.

А поганого Кобяка Из полков железных вырвад И на цепь его,собаку, Посадил в своей столице.

Тут и немцы и хорваты, Тут и греки и Моравы Поют славу Святославу, Корят,кают Игорь-князя, Что рассыпал свое злато На брегах Каялы, Утопил на дне добычу.

Он сидел высоко,гордо в золотом седле, А теперь он раб-колодник на храмом коне.

И на городских забралах Разлилась тоска-уныние, А веселие поникло!

На крутых горах на Киевских Темный сон слетел накнязя тсарого.

Молвил:»этой ночью с вечера Накрывали будто саваном меня, Наливали будто горько-синего вина, Скатный жемчуг половецкий Словно камни сыпался на грудь.

Будто пели,отпевали там меня, Будто досками забили златоверхий терем мой.

И всю ночь вороны каркали, И снялись под утро стаею, Полетели тучей к морю синему».

Тут сказали князю верные бояре:

«То печалью тебе,княже, ум заполонило, Ведь два сокола слетели с отчего престола Поискати во степях тот град Тьмуторокань И испить златым шеломом Лону синего.

Но подрезали им крылья саблями погаными И опутали оковами железными.

Там покрылись тьмой недоброю два солнца чсные, И погасли зарева багряные.

Потонули в синем море молодые месяцы, Поползли по небосводу тучи черные,погагные, Уж на речкена Каяле Черной тьмою свет задушен, И кошачье отродье половецкое Набежало как чума на землю Русскую.

Див поганый наземь с дуба сверзился, На хвале теперь хуласидит, Вместо воли-то нужда свербит.

Вот и готские девицы красные Песни завели у моря синего.

Похваляются древними набегами, Русским позванивая золотом.

А твоей дружине уж не до веслия!»

Молвил славны князь,великий Святослав Золотую речь,речь тоску-печаль, А слова его со слезами горькими смешаны:

« О.сыны мои! Игорь! Всевоод!

Рано начали вы землю половецкую Воевать мечом,себе славы искать.

Много крови пролили, а чести не добыли, С сединой моей серебряной Что ж, сыны, вы сотворили?

Где же сила наша, Что у брата Ярослава На Черниговской земле в дружинах скрыта?

Ведь он одним победным криком И с ножами засапожными одними, Без щитов и без мечей булатных, Но звеня прадедовскою славой, Лихо побеждать врага умели.

Но сказали вы: « И сами мы могучи!

Славу прошлую себевозьмем, А новую- поделим!»

Надо старому мне вновь помолодеть И могучим соколом взлететь, Защитить гнездо свое родное, Потрепать у птиц поганых перья.

Но вот зло- князья теперь не в помощь, Наступили времена худые.

Стонет Римов-град от сабель половецких.

Тяжко ранен князь Переяславский.

Князь Великий Всеволод Владимирский Мыслью-молнией примчись издалека Отчий золотой престол оборонить!

Ты ведь можешь вычерпать шеломомДон, Волгу веслами порасплескать!

Был здесь ты, мы б тогда рабынями И рабами половецкими погаными Как грошами медными квитались.

Ты ведь можешь как живыми стрелами стрелять Удалыми князьями Рязанскими.

Рюрик Белогородский и Давид Смоленский!

Воины ль не ваши В золотых шеломах Плавали бесстрашно По горячей крови?

Не дружина ль ваша Рыкает,как туры В сабельном сраженье В чужеземном поле?

В золотые стрмена вступите, Времени обидного жажду утолите Вы за землю Русскую, И за раны Игоря Святославича нашего храброго!

Ярослав из Галича,мудрый Осомомысл!

Высоко сидишь ты На златом престоле.

И твои полки стальные У венгерских гор отроги.

Королю ты путь отрезал, Затворил в Дунай ворота.

Шлешь сквозь тучи караваны, Суды рядишь до Дуная.

Грозы-молоньи твом текут по землям, Пред тобой ворота Киев отворяет.

Ты стреляешь с отчего престола Прямо по Салтанам за морями.

Так стреляй же,Осмомысл великий.

Прямо в Кончака поганого кощея И за землю Русскую, И за раны Игоря, Святославича нашего храброго!

Буй Роман,Мстислав,князья Волынские!

Смело мыслите и дело ваше храброе.

Высоко отважно вы взлетаете И взмываете,как сокол,на ветрах, Чтоб ворнью стаю в ярости добить.

От мечей булатных и кольчуг железных, От шеломов тяжких задрождит земля.

Уж Литва,Ятвяги, половцы,Хинова Копья побросали,головысклоня.

Но уже для Игоря солнце почернело, Не к добру листву деревья на землю обронили, Уж по Росси и по Суле грады поделили.

Храбра Игорева войска Уж теперь не воскресить!

Дон зовет вас на победу,храбрые князья!

Выйдите на поле брани Мстить за Игоревы раны!

Соколиное гнездо Мстиславичей!

Вы добились власти не победами.

Где же ваши копья быстрые, Шлемы и мечи булатные?

Стрелами калеными степи заградите Вы за землю русскую И за раны Игоря, Святославича нашего храброго!

Уж по Суле дальней пограничной Не текут серебряные струи -Град Переяслав в руках поганых.

Пограничная Двина течет болотом - Полоцк беззащитен от литовцев.

Храбрый Изяслав звонил один же Острыми мечами в шлем литовский, Но сразил лишь дедовскую славу.

На траве кровавой он мечами Был сражен литовскими бесславно.

Окружен червлеными щитами Умирал в кровавой он постели И сказал: «Дружину твою,княже, Птицы черными крылами приодели.

Звери кровь хмельную полизали…»

Братьев не позвл он в бой с врагами, И один на диком поле бранном Изронил жемчужную он душу Из златого ворота оплечья.

Зло унынение, веселие поникло И печальны трубы городские!

Буйны внуки Всеслава из Полцка!


Вы склоните знамена свои, Зазубрены мечи опустите, Не срамите дедовскую славу!

Вы усобицами и крамолами Навели врагов на землю Русскую, Половцев поганых зло насилие.!

В стародавние те времена Знатный предок ваш Всеслав Полоцкий неприкаянный Выбрал жребием свои Киев-девицу.

Он на хитром коне подскакал к нему, Изловчился до окна скакнуть, До злата окна к красной девице,Славной девице-стольну Киеву.

Золотого стола тронул копием, На короткий час господином стал.

А уж к полночи зверем лютым он, В синю мглу-туман позавесившись, Поскакал-помчал к Новгороду.

Отворил ворота силою, Расшиб славу Ярославову.

Серым волком скакал До Немиги - реки На Немиге-реке Снопы стелют из голов, Молотят цепами булатными На току-то там жизнь-живот кладут, И от тела душу веют-отвевают.

У Немиги-реки берега кровавые, Не добром – зерном позасеены, А засеяны костьми сыновей русских.

А тот Всеслав-князь людям правит суд, А князьям-друзьям города рядит.

Он по темным ночам волком рыщет сам, Солнце бысирое обгоняет.

Ночью в Киеве, утром в Корсуне, Если в Полцке звонят заутреню рано, Колокольный тот звон слышит в Киеве.

Хоть и вещая душа в его теле дерзком, Но страдал от бед и неудач. Ему мудрый Боян так припевку сложил:

« Хоть хитрому,хоть умному, Хоть ведуну разумному, Но божьего суда не миновать!»

О,Стонати Русской Земле, Время первое и первых князей поминая!

Того первого князя Владимира В стольном Киеве не удерживали.

Ныне тоже стоят стяги Рюриковы, А другие стоят Давыдовы, Но врозь полотнами веют И копья поют несогласно.

На Дунае Ярославны голос слышится с зарею, Одинокой кукушкой горько плачет и тоскует:

«Полечу я над Дунаем незаметно зозулей, Омочу рукав шелковый я крутой волной Каялы, И утру тебе я раны окровавлены жестоко Горестной водой Каялы,князь мой,радость моя,лада».

Ярославна рано плачет у Путивля на забрале, Причитая: « О,Ветрило! Почему так сильно веешь Легковейными крылами, мечешь вражеские стрелы Прямо на дружину лады, воинов его отважных?

Мало ли тебе лелеять корабли на синем море, Зыбким облаком и громом повелевать в долинах горных?

О, Ветрило мой могучий!Почему,крылом повея, Мою радость и веселье по ковылю развеял?»

Ярославна рано плачет над воротами Путивля, Причитая:

«Днепр-Славутич! Ты пробил свои пороги Через каменные горы вплоть до степи половецкой, Святославовы ладьи ты перенс со славным войском, Перенс их прямо к цели,на волнах своих,лелея.

Принеси же,Днепр Могучий,князя,радость мою,ладу, Чтобы слез к нему на море я не слала утром рано».

Ярославна рано плачет у Путивля на забрале, Причитая:

«О, Ярило! Владыко светоносный!

Всем ты трижды- светло, Солнце! Всем тепло ты и прекрасно Почему же,о, Владыко! Князя,радость мою,ладу, Воинов его бесстрашных жаждою горючей поишь?

Почему же распростер ты жаркие лучи над ними, Обессиливаешь луки во поле безводном,вражьем?»

Море взыграло в полуночи, Смерчи из мглы вырываются, Бог великий Игорь-князю На родную землю путь указывает К золотому престолу отчему Князь и спит и не спит, И в глазах путь-дорога мерещится От великого Дона до малого Донца… Овлур свистнул за рекой… Конь в полуночи… Эй! Не спи,понимай!..

Князю Игорю не быть?!

Вскрикнул,стунула земля, Зашумела трава, Стражи половецкме встревожились.

Игорь быстрым горностаем- к камышам… Белым гоголем на воду пал, На борзого коня тенью всинулся… Волком босым – к Донецким лугам, Скорым соколом – под туманом-мглой… Белы гуси-лебеди- на лету сбивай!

Игорь соколом быстрым летит, Овлур верный волком спешит.

Осыпались лишь росы студеные., Кони борзые пали загнаны.

Игорь-князя Донец величает,журча:

« Князю Игорю – величие, Кончаку поганому – бесчестие.

А Русской земле –веселие!»

Игорь-князь в ответ величает его:

«Многославен будь,величавый Донец!

Ты лелеешь меня на своих волнах.

Зелену траву на твоих брегах Ты постлал постелью серебряной.

Ты укрыл меня мглою теплою, Зеленых ерев тихой сенией.

Сторжил в воде Чутким гоголем В струях чайкою, В ветрах утицей.

А была река Стугна стужая, Струя мелкая,вода жадная.

Чужи реки-ручьи ею пожраны, Ростислава же князя унесла на дно В темны омуты у брегов Днепра.

Горько плачет мать Ростиславова, Князя юного жалеют,уныли цветы, Древо в горе к земле преклонилось.

Не сороки то стрекочут Это Гзак с Кончаком По следам князя Игоря гонятся.

А сороки – не стрекочут, И не каркают вороны, Крики галочьи умолкли, Змеи только ползают, Только дятлы дуб долбят, Бойко головой стучат.

Да свет утренний зари Соловьи хмельные возвещают.

Говорит Гзак Кончаку:

«Сокол уж ко гнезду летит, Но остался в плену соколенок-сын, Расстреляем его стрелами калеными».

А в ответ Кончак молвит Гзаку так:

«Сокол пусть ко гнезду летит, Соколенка же опутаем Красной девицей половецкою».

А на то ему Гзак:

Коли спутаем красной девицей, За отцом сбежит и ее с собой Сманит в край родной.

Заклюют тогда птицы нас с тобой Прямо в нашем поле половецком».

В стародавние года в старом Киеве Песнопевцы,любимцы княжие, Боян вещий со товарищи Так говаривали:

«Голове без плеч не прожить, Да и телу одному не жить!»

Так и Русской земле без Игоря.

Солнце светится на небесах, Игорь снова в родном краю, Поют девицы на Дунай-реке, К граду Киеву голоса летят, Через море вьются синее.

Едет Игорь-князь по роднойземле Поклониться святой богородице.

Рады страны и веселы города!

Песню – славу поем Мы для старых князей, А потом молодым повторяем:

«Слава Игорю Святославичу!

Туру Всеволоду Святославичу!

И Владимиру,сыну Игореву!

Здравы будьте, князья и дружина!

Побораем врага,защитим христиан, Слава воинам нашим! Аминь». 1984 г.

Ю.Русаков О полку Игореве Я вижу древних предков-воинов, Их мысли чую,сердца стук, Как едет полк рядами стройными, И блеск оружия вокруг.

Как от Путивля едут древнего Через непаханую степь.

Передовой дозор не дремлет, Не поддается красоте.

Они испить решили воду Из Дона.Встретиться с врагом.

В междуусобную погоду Он нападал на них легко.

Сегодня сами порешили Ударить в стаю воронья, Чтобы русские спокойно жили, Чтоб не была в плену Земля.

И вот он Дон. Воды испили.

Конец маршрута. Утра ждать.

Ну с зарею бросить силы На половчан.Сраженье дать.

Бой закипел. Не равны силы.

Но бьется смело род славян.

Коль умирать,так уж красиво, Чтоб враг мечей уроку внял.

Четыре князя,словна солнца, Поэт их древний так назвал Скрепляет войско,его стойкость, И рубит,рубит наповал.

Но враг все больше наседает.

Их много, много половчан.

И войско Игорево тает, Как будто гложет саранча.

Полон. Пусть Игорь князь в полоне, Но меньше натиск на славян.

Живет их подвиг,славу полня, В поэме,в красочных словах.

И полководцы не однажды К истокам мужества пидут, Донской Димитрий, князь Пожарский, Что Русь врагам не отдадут.

Русский дух Русский дух, Его не иссечешь мечами, Как и воздух,ветер не изрубишь никогда.

И погибших дух он тоже с нами.

Шествует нетленно сквозь года.

Он зовет нас к действию и бою, Если ж забываем мы заветЭ То у нас тогда бывают сбои, Силы и дерзанья вроде нет Что к чему? А дело все в забвенье, Арсенал забыли мы веков.

Вспомнить надо предков повеленье И славянских праведных богов.

Не Христос, Перун – их предводитель, Что и добр, и строг бывал порой.

Вы его величие берите И идите на решительный свой юой.

И отступят вороги любые, Им великий дух тот не сломать.

Я хочу,чтоб мы заветы не забыли И умели гордость сохранять.

Кобзарь Украинскому кобзарю В.С. Литвину, исполнителю «Слово о полку Игореве»

Играл Кобзарь и пел поэму, Пел песню дальних тех времен.

И эта горестная тема Была близка.Брал дущуон.

Был стон земли родной в ней слышен От тяжких непосильных бед, Как,отбиваясь трудно дышет.

Коль нет единства,нет побед.

Враг легче добивался цели, Увидев,что согласья нет, А лишь раздоры и чванливость.Какой искать еще момент?

И продолжал Кобзарь печально, С щемящейболью на душе.

И поучал нас век тот дальний, Что подзабыли мы уже.

Куликово поле О, поле новой русской славы, Безвестное до той поры еще.

Перед потомками навеки еличаво.

Тут Русь врагу свой предъявила счет.

Мы не злопамятны,но мы не забываем О том,как били в древности врагов.

Мы просто так свой меч не пдымаем, Не жаждем мы заморских пирогов.

Еще живут любители захватов.

Но и у нас защитники сильны, К тому ж той славой боевой богаты.

Мы с давних пор еще закалены.

Иван-да-Марья Он – в фиолетовой рубахе На Марье – желтый сарафан.

Над ними кружат пчелы,птахи И тихо шепчется листва.

Мы постоянство отвегаем, Твердим нередко: «Нет любви».

А все ж есть Иван-да Марья!

Поют им песни соловьи.

Рябина Рябина чем-то схожа с женщиной С открытой русскою душой, Что спорит с жизнью переменчивой И самой тяжкою суьбой.

Мороз,а у нее румянец.

Чем холодней,тем ярче цвет.

И на такую только глянешь И в сердце свет, и грусти нет.

Пажа В жизни имеет каждый Любимую речку.Мне Ража Снится.По ней плывут Ребята,меня зовут.

Вода в ней была целебной.

А сверху такое небо Чистое, голубое.

В других местах не такое.

Я вижу запруду снова.

Сюда со всего Хотькова Шли ребятня и парни.

Тут пляж был.Куда там Варне.

Течет под горою крутою, А верхом,дорогой стальною, Спешат от вокзала столичного, Гудят и гремят электрички.

Мостом высоченным,чугунным Гордились,как будто чудом.

Едаром в войну зенитки Его берегли как зеницу.

Шли в Кострому и Хабаровск Вагоны товарных составов.

Считали,сбиваясь со счета, Вагоны,стучавшие четко.

На Паже начали плавать, Учились самому главному Удали и бесстрашию И слову хорошему –НАШЕ.

И где те смелые парни… Ушли в сорок первом в армию.

Навечно от нас ушли, У рек других полегли.

В бою за хотьковску Пажу Сражался яростно каждый.

И словно затих поселок.

Ребят не заменишь веселых.

Русский человек Добродушный, без мелочной злости, Скромен, труженик,молчалив.

Погибал за соседей, и кости Оставлись в чужой дали.

Словно дуб из лесов под Муромом, Крепок,кряжист,открыт ветрам.

Может, смотрит иной раз хмуро Много выдержал он вчера.

За свою исполинскую силу И за душу ясней хрусталя Подвергался нападка хилых.

Зло чернили богатыря.

Это он сквозь сибириские дебри Прошагал,не склонив головы, И братался с народами бедными, Не послушавшись злой молвы.

Это он на царя подымался, Стенькой Разиным Волгой плыл, Попадал в кандалы,вырывался И огнем пугачевским палил.

Это он сделал карасною Пресню Своей кровью, пролитой в боях, Это он поднимался с песней И навечно низвергнул царя.

Это он,когда дрогнул Запад, На свою грудь удар весь принял И в Московской битвой залпами О начале конца сказал.

Это он на разгневанной Волге Измолол нечистивую рать, Чтоб оттуда дорогой долгой До Берлина без устали гнать.

Раздаются порою смешочки, Что,мол, денег мало запас.

Делом занят был важным очень.

Воевал шептуны и за вас..

Он опять углубился в работу.

Узким быть не в его крови.

Он всемирную знает заботу, Чтоб не грянул атомный вихрь.

Последняя квартира Лермонтова Белый домикс кмышовой крышей.

Дверь на уровне двора.

Здесь отставки ждал. Да так вот и не вышел.

Прервала мечты наемников игра.

Комната. Все просто по-солдатски.

Шкаф с кроватью устены.

Ставни голубой окраски Для спокойных,для тишины.

Стол стоит большой у подоконника.

На столе – гусиное перо.

Скрывшись здесь от императорских разбойников, Был собою средь спешащих строк.

Здесь бывали шумные компании.

Трубка,кофе и вино.

Только вдруг не сможет на диване Усидеть, потянет под окно.

Унесет с собою круглый столик, Строки,что мелькнули в голое.

Словно бы рванется из неволи К воздуху,деревьям и траве.

Тех деревьев нет.Лишь клен остался.

Вымахал.Ему под двести лет.

Он освобождения дождался, Чтобы рассказать, как жил поэт.

Молчалив, а видел в жизни много.

Видел славу русскую живой.

Приходил нередко на подмогу, Вдохновлял зеленою листвой.

В утро то июльское,наверно, Попрощавшись,может, одному Не тая, сказал поручик Лермонтов, Что не возвратиться вновь ему.

Он вернулся,но не сам,не быстрым Шагом устремленного поэта.

Прибыл пораженный в сердце выстрелом Из наемного убийцы-пистолета.

Секундант Столыпин,как же это?

Перпутали бесчестье с честью.

Вам бы встать стеною зп поэта, А Мартынова б с горы с наганом вместе.

Что Мартынову – мундиру отставному Родина,великие надежды.

Отличал лишь сено от соломы, Век прожил филистером-невждой Если бы ему на императора С пистолетом выйти на дуэль… Слаб Мартынов, проще на собрата На опального,не так опасна цель.

Только он, Мартынов, промахнулся.

Мигом жил, а проклят на века.

На суровый трибунал наткнулся.

А любовь к поэту велика.

Д.И. Перфильевская Борцами славится Россия (Строфы из поэмы «Жизнь-борьба») Людьми-борцами расцветает Все лучшее в родном краю.

Я этим людям посвящаю Поэму новую свою.

Так вот,мой друг, и ты попробуй Борцом быть в жизни,как они.

Без раздражения и злобы Заботы их себе возьми.

Тогда аоймешь,как много значит Служить народу- не себе.

И ты не сможешь жить иначе.

Рожденье нового – в борьбе.

… Отец мой в прошлом был солдатом И революции бойцом.

Его мне светится лицо В улыбке и во взглядебрата.

Отец погиб. И память стерла Прлузабытые черты.

Но с довоенной высоты Мне врезались слова,как сверла:

« Я вижу Родину цветущей От юга до полярных льдов, Обилья полной и поющей Без разделенья языков».

Признаюсь, чукчи мне – какбратья.

Узбекам – дрцг я с давних пор.

И близки мне, должна сказать я, Народы, что с Кавказских гор.

Я в Латвии жила немало, В Молдавии мои друзья, И с украинцами певала Когда-то в общем хоре я.

Мне Белоруссия родная, Раскрыв объятья широко, Стихи Принеманского края Шептала часто на ушко.

…Урал склонился перд Камой, Ее признал он силу, власть.

Здесь первая тропинка мамы Двадцатым веком началась.

Вязать плоты,порой бурлачить Ее родителям пришлось.

Нужду знавали, но удачи Плоды вкушать не довелось.

Они возили соль по Каме, Грузили баржи чугуном.

Порой не ведали и сам, Где будет кров,где будет дом.

Не зажил пышно и богато Дед,токарем в заводе стал.

И там работая когда-то, Войскам немало пушек дал.

Как и Заломова под Нижним, В Перми Михайловна жила.

Не ведала науки книжной, Неграмотною прослыла.

В корзинах овощи носила И щи варила на разлив, А Мотовилиха бурлила, Идеи Маркса уяснив.

Листовки Ленина под шалью Мария на завод несла.

Ее охрана не обшарит:

Торговлю бойкую вела.

- Поешьте щи! Возьмите кашу!

Кричала в заводском дворе.

И знали бабушку все нашу:

Нужна копейка детворе.

Но не своей, своей довольно Того, что заработал дед.

Она несла ее подпольно Тем семьям,что отяжких бед В нужде и страхе пребывали, А их кормильцы отбывали, Отправленные на Восток, В тюрьме сибирской долгий срок.

В тюрьме не за лихие драки За агитацию в бараке.

И похищения казны За ними не было вины.

Рабочий подняли народ Они на битву вПятый год.

Их подвига великий взлет В полотнах красочных живет.

…Не дожил, жаль, до дней Октябрьских Другой мой родственник – Иван, Давнишний враг жандармов царских.

Носил он питерский кафтан.

Его в деревне уважали За силу,ловкость, ум и стать.

Красавцем в Питер провожали.

Добрынюшка!- ни дать, ни взять.

Иван – Путиловский рабочий Вез «Искру» Ленина в село.

Жандармы выследили ночью.

Ему тогда не повезло… Он спрыгнул с тамбора. Колен Разбил о рельсы сгоряча.

Приполз в село. Но тут гангрена.

Отняли ногу без врача.

И лет двенадцать тайно жил он В глуши российских наших сел.

И одноного кружила Идея по свету.Он вел Работу партии в народе, Ее ячейки создавал.

На подозренье не был вроде Как нищий,всюду ковылял.

«Искал работу» - что починит, Что смастерит в ином дому.

И явной не было причины Уж опасться так ему.

Но свято чтил закон подпольный, Следы свои он заметал, Путь выбирал всегда окоьный, Со шпиком встречи не искал.

Олнако выследить сумели Ивана раннею порой.

Лишь только петухи пропели.

Его схватили подгоро.

В тюрьму Новохоперска живо Его упрятали тогда.

В семье о нем преданье жило… Ивана не нашли следа.

Не знаем даже,где могила, Дошел о днях последних сказ:

В тюрьме без следсвия убили.

Не слезы-кровь лилась из глаз.

Его допрашивать пытались, Но бесполезно- все молчал.

И провокаторов старались Ему подсунуть-он кричал Их подлости не выносил он.

И в одного из них вогнал Костыль с таою мощной силой Сквозь спину вышел,как кинжал.

Его уже враги боялись, «Решить» с ним сразу не могли.

Живым взять сколько ни пытались, Сопротивление нашли.

Тогда пробили пол тюремный И потолок, что был над ним, Чугунной гирею безмерной ( Ее не сдвинуть и троим), И на цепь приковали прочно, Ивана стали молотить.

Страшней не выдумать нарочно… Но правда вечно будет жить!

Мой друг,поверь, что очень трудно (Не смею это не сказать) Вставать в защиту правды грудью И негодяям не спускать.

Гораздо легче жить спокойно, Плыть по течеию вперед.

Держаться тихо и пристойно, Любить себя,а ненарод.

Заботиться о людях близких И безразличным быть к чужим, Не совершать поступков низких, Не рваться и к делам большим.

Не так Иваны и Марии Свой след печатали.НЕ та!

Борцами славится Россия И крепко держится веках.

Костры Возле тихих извилистых речек И поныне костры-красота.

Огонек – неожиданность встречи.

Есть котер- не страшна темнота.

И в далекие давние годы Он и грел, и светил до утра.

Даже в летнюю непогоду Собираласт вокруг детвора.

Наши прадеды травы косили В поймах тихих извилистых рек.

И всю тяжесть труда проносили Через свой непромышленный век.

Измеряли сноровкой в работе Ценность каждого рядом с собой.

Их подруги – в безмерной заботе, Но красе их –завидуй любой.

А когда наступали покосы, Запах меда стоял на лугах, Брали прадеды острые косы, Воплощался их труд в стогах.

Вечерами костры загорались, Искры сыпались,вился дымок, Песни с музыкой ночи сливались, И огонь в них вплетался,как мог.

Анны,Марьи, Матрены и Провы, Василисы,Иваны, Петры, Я хочу,чтобы в обществе новом Неи погасли и ваши костры.

Такова, друг, жизнь… Жемчуг облетел с цветом рябины, Рассыпаясь меж росистых трав.

Рановато нам считать седины И грустить. Ты в этом прав.

Лето будет с грозами и жарким.

И работы хватит- не ленись.

А рябина запылает япко Лишь под осень.

Такова, друг,жизнь.

Тебе, земля За косою потянулся клевер.

Ароматом спелых трав дыша, От дороги повернув на север, Побрела по лугу. не спеша.

А вокруг стрекозы стрекотали, И рябили маревом поля, Синевой окутывались дали, Пело небо и цвела земля.

Чудо иль не чудо – я не знаю Ты,земля? Как хочешь назови.

Я тебе,родная, доверяю Горе и сомненье, песнь любви.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.