авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«INTERNATIONAL INSTITUTE OF NEWLY ESTABLISHED STATES МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ НОВЕЙШИХ ГОСУДАРСТВ Александр Каревин МАЛОИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ МАЛОЙ РУСИ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Интересен вопрос и с самой УПА. Историк развенчивает миф о ее «борьбе на два фронта» – и против немецких, и против советс ких войск. Он напоминает, что эту так называемую «армию» воо ружили именно гитлеровцы, которых УПА отблагодарила, помогая фашистам в борьбе с партизанами. Что же касается отдельных случаев противостояния подразделений «армии» и оккупацион ных властей, то, как убедительно доказывает профессор, проис ходило это из-за того, что некоторые группы «повстанцев» дейс твовали вопреки приказам начальства. И не удивительно. Ведь многие вступали в ряды УПА вынужденно, по принуждению, когда не было другого выхода. Такие бойцы, пишет Кульчицкий, «само вольно направляли оружие против немецких оккупантов, чтобы защитить своих близких в окружающих селах от реквизиций, без мерных налогов, вывоза рабочей силы в Германию. А руководите ли ОУН(б) вынуждены были задним числом солидаризоваться с действиями своих подчиненных».

А вот где бандеровцы действительно отличились, так это в «ужасной резне гражданского польского населения», устроенной в 1943-1944 годах на Волыни. Так, украинские националисты вы полняли указание гауляйтера Украины Эриха Коха, старавшего ся всячески разжигать украинско-польскую вражду. Интересно, что рассказав об этих страшных преступлениях, длившихся и в 1944 году, автор через абзац заявляет: «В августе 1943 года ОУН(б) сделала знаменитый поворот в идеологии».

На чрезвычайном сборе (съезде) было объявлено, что оунов цы признают гражданские свободы и права национальных мень шинств. «Это, – утверждает Кульчицкий, – свидетельствовало о том, что украинские националисты желали отойти от тоталитар ной идеологии и перейти к демократической практике». Наверное, уважаемый профессор тут немножко запутался.

Продолжались преступления «демократов»-бандеровцев и после войны. Жертвами оуновского террора стали (вновь цитирую Кульчицкого) «сотни и тысячи молодых специалистов, направлен ных из восточных областей Украины на постоянную работу после вуза». Окончательно разгромили бывших гитлеровских приспеш ников лишь в середине 1950-х годов.

Таким образом, по Кульчицкому выходит (и тут с ним можно полностью согласиться), что исповедуя идеологию, близкую к гит леровскому национал-социализму, бандеровцы стремились уста новить на Украине фашистскую диктатуру. Ради этого они пошли на службу к немецким оккупантам, начали террор против своего народа, уничтожая преимущественно мирное население.

Удивляет только, почему, приведя неопровержимые факты преступной деятельности ОУН-УПА, известный историк призыва ет отказаться от черно-белых оценок бандеровщины. Да, в мире много цветов, но черного кобеля не отмоешь добела. Убийства и грабежи беззащитных женщин, детей, стариков, этнические чис тки можно оценивать только однозначно.

Что же мешает уважаемому профессору признать очевидное?

Возможно, то, что сегодня этот вопрос приобрел политическую ок раску, а г-н Кульчицкий не знает, куда повеет ветер завтра и чьи идеологические потребности придется ему обслуживать? Но ведь настоящий историк должен служить только истине. Разве не так?

Хамелеон на фоне эпохи «Viva Professor!» – так называлась опубликованная в «Киевс ком телеграфе» статья Александра Анисимова. Посвящена она некоему Александру Оглоблину, именуемому «светочем мировой науки». Не ставлю под сомнение компетентность г-на Анисимо ва, но все-таки должен заметить, что материал его получился не сколько однобоким. Произошло это, вероятно, потому, что автор опирался, в основном, на сочинения Любомира Винара, друга и достойного ученика г-на Оглоблина. А такие сочинения не всегда могут служить источником достоверной информации. Видимо, бу дет нелишним дополнить рассказанное в «Viva Professor!»

Происхождение. Александр Петрович Оглоблин действитель но принадлежал по материнской линии к знатному казацкому роду Лашкевичей. В многочисленных панегириках, составленных с по дачи Винара диаспорными и доморощенными «науковцями», мож но прочитать как гордился Оглоблин предками, как зачарованно слушал в детстве рассказы бабушки о них и как интерес к про шлому семьи перерос в увлечение историей Украины. А еще – как горячо любил Александр Петрович свою мать – Екатерину Плато новну и каким «теплым сыновьим чувством» проникнуты посвя щенные ей страницы оглоблинских мемуаров.

Гораздо менее известно, что после революции Оглоблин фак тически отрекся от матери (ее непролетарское происхождение ме шало карьере). Он прервал все отношения и с ней, и с обеими сес трами, не обращая внимания на бедственное положение жившей в нищете родни. Их мольбы о помощи преуспевающий карьерист игнорировал, на письма не отвечал. Мало того, когда в 1932 году Екатерине Платоновне пришел срок умирать, Оглоблин, несмотря на отчаянные просьбы сестер, не захотел приехать попрощаться.

Старушка скончалась, так и не увидев сына.

Образование и карьера. Киевский университет Александр Петрович не заканчивал. Он проучился там меньше двух лет. В мае 1919 года по приказу наркома просвещения УССР Влади мира Затонского всех студентов отправили работать учителями.

Но Оглоблин учительствовал недолго. Он предложил свои услуги властям, вступил в компартию (потом, на склоне лет, скрывал этот факт) и устроился в киевский губнарпрос, занимаясь насаждением в школах «большевистской системы воспитания». Одновременно Александр Петрович возглавил комиссию по «чистке» педагоги ческих учреждений от «реакционных элементов». Впоследствии, в одной из анкет он гордо отмечал, что его усилиями «много реак ционных учителей было вычищено».

С той же целью («чистки» от «политически неблагонадежных») оказался он в 1921 году вновь в Киевском университете, преобра зованном властями в ВИНО – Высший институт народного образо вания. В том году ректором там стал приятель Оглоблина Николай Лобода. Он и предложил недоучившемуся студенту преподавать, не обращая внимание на отсутствие у того диплома. Так Алек сандр Петрович стал «профессором» в 22 года (чем восхищаются те, кто не знает деталей его биографии).

Информация оглоблиноведов про «высокий уровень лекций историка и большую популярность среди студентов» действитель ности не соответствует. Об этом, помимо прочего, свидетельству ет перехваченное ГПУ в 1923 году письмо группы киевских интел лигентов эмигрантским коллегам. Там в частности говорилось:

«Кафедру истории Украины занимает Александр Петрович Оглоб лин – студент ІІІ курса филологического (историко-филологичес кого – Авт.) факультета, не прослушавший курса и не сдавший даже тех льготных «зачетов», которые полагались вместо бывших полукурсовых и государственных экзаменов. Этот Оглоблин по ложительное знамение времени. Он именуется профессором и устроил громкий скандал в канцелярии, когда ему выдали удос товерение личности с пометкой «преподаватель», он потребовал наименования «профессор». Научных трудов у него нет никаких, естественно, что даже в среде нынешнего студенчества он поль зуется заслуженным презрением».

В самом деле, как свидетельствовали позднее выпускники ВИНО, лекции Александра Петровича были нудными и поверх ностными, за что его даже высмеяли в студенческой газете. Не уважали «профессора» и коллеги из числа старых специалистов.

Биограф Оглоблина Игорь Верба, весьма благожелательно от носящийся к своему герою, но все же пытающийся иногда (увы, далеко не всегда) сохранять объективность, вынужден отметить у него «карьеристскую склонность и ориентацию на новую власть, а главное – революционное новаторство вперемешку с непопуляр ными мерами по разрушению дореволюционных университетских традиций». «Эти оглоблинские личные качества и усилия, – при знает Верба, – мало импонировали части преподавательского корпуса».

Интриганство. Выделялся Оглоблин и таким качеством как склонность к интригам. Одним из первых это ощутил на себе вид ный украинский ученый Николай Василенко. В 1922 году Николай Прокофьевич открыл научно-исследовательскую кафедру истории Украины, но не взял туда Оглоблина. Озлобившись, Александр Петрович («человек болезненно самолюбивый» – так отозвался о нем Василенко) принялся всячески мешать деятельности кафед ры и, в конце концов, с помощью Лободы, добился ее закрытия.

Тут же он возжелал учредить другую кафедру – под личным руководством (возомнив себя великим ученым Оглоблин мечтал основать собственную «историческую школу», наподобие школ Соловьева, Ключевского, Антоновича и других историков). Одна ко амбициозным планам помешало возвращение из эмиграции Михаила Грушевского – новую кафедру разрешили открыть ему.

Александр Петрович всей душой возненавидел конкурента. Он не собирался складывать оружия. Настойчиво просил об открытии еще одной кафедры (для себя). Писал заявления в инстанции, упи рая на свои революционные заслуги. Указывал, что его кафедра будет подлинно марксистской в противовес идеологически сомни тельному грушевскианству. И чуть было не достиг цели – положи тельное решение по оглоблинской кафедре было принято. Но...

Грушевский оказался мало похожим на Василенко. Он тоже умел интриговать. Данное Оглоблину разрешение отменили.

Для Александра Петровича это было страшное унижение. Он уже успел с помпой объявить об открытии своей кафедры, набрал себе аспирантов и вдруг... Оглоблин постарался отомстить. Мстил мелко (по-другому не получалось – из политических соображений власти не трогали Михаила Сергеевича и все доносы на него ос тавались без последствий). К примеру, когда в Харьковском исто рическом музее собрались открыть зал, посвященный выдающим ся украинским историкам, Оглоблин советовал директору музея (бывшему своему студенту) вычеркнуть из перечня выдающихся фамилию Грушевского (при этом, против наличия там собствен ной фамилии Александр Петрович не возражал).

Вряд ли такие мелкие пакости могли утешить их автора. Зато утешали успехи. А они у Оглоблина тоже были. Так, он первым в УССР получил степень доктора истории украинской культуры.

Получил, разумеется, по знакомству. Помог новый приятель – Ми хаил Слабченко (они сошлись на почве неприязни к Грушевско му). Защита докторской проходила туго. Оппоненты отмечали слабость работы Александра Петровича, но Слабченко продавил нужный вердикт.

Потом степень долго не утверждали в Укрглавнауке (чиновни ков смущало, что у новоявленного «доктора истории» нет высшего образования). Однако личные связи и здесь взяли верх. Медлен но, но уверенно преодолевал Оглоблин препятствия. Вот только главные неприятности ждали его с другой стороны.

Арест. Арестовали Александра Петровича в конце 1930 года.

Нет, в контрреволюционной деятельности его не обвиняли (тут оглоблиноведы привирают). Под подозрение попал брат жены – Александр Фролов, живший с Оглоблиными под одной крышей. А Александра Петровича чекисты взяли, чтобы получить сведения об его шурине. И не ошиблись. Перепуганный насмерть (наличие контрреволюционера в семейном кругу могло означать крах карь еры) Оглоблин уже на первом допросе отмежевался от родствен ника и вывалил следователям кучу компромата на него. Фролов, дескать, ярый монархист, пособник белогвардейцев, типичный купеческий сынок и т.п. Вспомнил Александр Петрович и о дру гом брате жены – Иване, который, по его словам также являлся заядлым антисоветчиком. Себя же Оглоблин винил только в том, что по причине громадной загруженности общественной работой просмотрел появление классовых врагов в своем доме. «Честью советского ученого» клялся он в верности режиму, указывал на былые заслуги перед властью и обличал, обличал, обличал...

Эти «обличения» сыграли свою роль – братьев Фроловых рас стреляли. Александра Петровича можно было отпускать. Но его неожиданно понесло. Доказывая свою верноподданность, Оглоб лин принялся «свидетельствовать» против коллег-ученых. Донес на всех, даже на тех, которые считались его друзьями. О каждом вспомнил что-то компрометирующее, каждого объявил врагом советской власти (если не действительным, то потенциальным).

Следователям оставалось только слушать...

Нужно особо подчеркнуть: эти показания не вырывались у Александра Петровича под пытками, их не выбивали из него пала чи НКВД. Он «стучал» сам, опасаясь за карьеру. И данное обстоя тельство характеризует его ярчайшим образом.

Наконец, спустя три месяца, поток «откровений» иссяк. Оглоб лина выпустили на волю. Правда, неприятности на этом не кончи лись. Встревоженное арестом Александра Петровича и незнаю щее сути дела, его институтское начальство поторопилось запус тить машину «общественного осуждения», которую нельзя было остановить сразу. Оглоблину пришлось покаяться в ряде ошибок.

Но теперь на такие мелочи можно было не обращать внимания.

Главное – он был на свободе и мог дальше доказывать свою вер ность и полезность режиму!

«Чистильщик». И ведь доказывал! Всюду, где работал Алек сандр Петрович (периодически его переводили с места на мес то), он устраивал политические «чистки», разоблачая «врагов народа» (в том числе «украинских буржуазных националистов»).

Именно Оглоблин возглавлял комиссии, занятые идеологической «проработкой» сотрудников (бывало, после таких «проработок»

людей сразу арестовывали органы НКВД). Активное участие при нял он и в разгроме «фашистской школы Грушевского». Михаила Сергеевича, все еще обладавшего статусом неприкосновенности, перевели с повышением в Москву, но на его учеников на Украине развернулась настоящая охота. Тут уж Александр Петрович отыг рался за давнишние обиды...

Расправился он и со своим бывшим (из студенческих времен) научным руководителем, известным историком Митрофаном Довнар-Запольским. В подленькой статье «благодарный» ученик обвинил старого профессора в связях с западными империалис тами, в «национализме» (русском, украинском и белорусском одновременно), вспомнил его сотрудничество с деникинцами, обозвал «обломком капиталистического прошлого на советском пространстве», «мастером двурушничества», «фашистом» и т.д.

(Кстати, досталось в статье и другому «фашисту», бывшему пок ровителю, к тому времени уже репрессированному Михаилу Слаб ченко).

Когда Довнар-Запольский прочитал оглоблинский опус, его больное сердце не выдержало... А Александр Петрович искал уже новую «мишень»...

Мимоходом занимался он и «наукой». Это потом, в эмиграции Оглоблин будет жаловаться, что идеологический пресс мешал ему создавать подлинно научные работы. Тогда же, в 1930-х, свои пи сания он считал шедеврами, даже требовал выдвижения их на со искание Сталинской премии. И хоть премию ему не дали, карьера была успешной. Александр Петрович выбился в начальники, зама ячила перспектива стать академиком. Но наступил 1941 год...

Война. Когда фронт приблизился к Киеву, власти начали эва куировать деятелей науки. Эвакуировали согласно специальному списку, куда включали только крупных ученых. А Александра Пет ровича не включили. Это обидело его до крайности. Скорее всего, обида и побудила Оглоблина ждать немцев. И не просто ждать.

Вступившие в Киев фашистские войска он встречал в первых ря дах, хлебом-солью.

Усердие заметили, оценили. Александра Петровича назначили киевским бургомистром.

Напрасно сегодня оглоблиноведы оправдывают сотрудничест во своего героя с оккупантами. Оправдывать (и то не всегда) мож но пострадавших от большевистского режима или его идейных противников. Ни к тем, ни к другим Оглоблин не относился. Его кратковременный арест и связанные с ним неприятности больше вики компенсировали с лихвой. Всевозможные блага сыпались на Александра Петровича как из рога изобилия. Только благодаря советской власти этот деятель без способностей и образования получал должности, степени, звания. И предавал он теперь эту власть не по идейным соображениям, а приспосабливаясь к изме нившимся условиям.

Тем не менее, новая карьера не заладилась. Вопреки утверж дениям оглоблиноведов администратором Александр Петрович оказался слабым (это признает даже симпатизировавшая ему Наталья Полонская-Василенко). Хозяйственных проблем он ре шить не смог (да, наверное, и не мог – возможности были только у немцев). Конечно, Оглоблин старался. Составил по заданию гит леровцев перечень военных объектов города. Подготовил списки киевских евреев для массовых казней. Кстати, удобное место для расстрелов – Бабий Яр – подсказал нацистам тоже он. Однако...

Оглоблиноведы тщательно обходят стороной вопрос о причине увольнения своего кумира с поста уже через месяц после назна чения. Говорят что угодно, только не правду. А все было банально.

Немцы обнаружили, что в возглавляемой бургомистром городской управе производятся махинации с имуществом расстрелянных евреев. Вызванный на допрос в гестапо Александр Петрович со страху упал в обморок. На его счастье оккупанты были брезгливы.

Об Оглоблина мараться не стали, просто выгнали.

Всплыл он уже в 1942 году на должности директора Музея-ар хива Переходной эпохи. И вновь-таки, сообщая о новом назначе нии, оглоблиноведы, как правило, сознательно не уточняют, что представлял собой Музей-архив. Между тем, он не являлся (как можно подумать) культурным или научным учреждением. Созда ние данного заведения преследовало чисто идеологическую зада чу – демонстрировать «всемирно-историческое значение борьбы, проводимой великим немецким народом под руководством фю рера Адольфа Гитлера» и «помощь украинского народа немецкой армии в ее борьбе за построение Новой Европы».

Оглоблин старался угодить оккупантам как мог. Только вот мог он, по причине скудоумия, немного. Посетивший Музей-архив немецкий ученый Йозеф Бенцинг отметил крайне примитивный уровень подготовленной Александром Петровичем экспозиции и порекомендовал закрыть «лавочку»...

Новым занятием Оглоблина стало написание «научных» ста тей, прославлявших немецкую цивилизаторскую миссию в Ук раине. Их публиковала газетка «Новое украинское слово» даже современными украинскими учеными называемая «рептилькой».

Ну, а потом Александру Петровичу пришлось бежать вместе с ок купантами...

После войны. Оказавшись на Западе он пережил немало не приятных минут. Диаспоряне припомнили Оглоблину борьбу с «буржуазным национализмом». Но он выкрутился. И опять стал сочинять «научные труды». Такие же как в СССР, только меняя «плюсы» на «минусы» и наоборот. Скажем, Мазепа у него из «пре дателя украинского народа» превратился в «украинского патри ота» и «великого государственного деятеля», «шведские захват чики» стали «союзниками», а «блестящая победа под Полтавой»

оказалась «Полтавской катастрофой» и т.п.

Александр Петрович состоял в целом ряде «научных» органи заций, созданных украинской диаспорой, и огоблиноведы считают это доказательством его значимости в ученом мире. Дело, однако, в том, что организации эти, несмотря на свои солидные названия, занимались преимущественно не наукой, а пропагандой «украин ской национальной идеи». Следовательно, членство в них харак теризует Оглоблина как пропагандиста, но не ученого.

Ученым же (рискну это утвержать) он вообще не являлся. Науч ная часть оглоблинских писаний на поверку оказывается простым пересказом сочинений других авторов (часто при этом не указы вается первоисточник). Там же, где Александр Петрович пытается выступать в качестве самостоятельного исследователя, его рабо ты перестают быть научными. Очень уж необоснованные (чтоб не сказать: глупые) выводы, тенденциозность, подмена фактов до мыслами – это не наука.

И еще одно замечание. На мой взгляд, неправомерно причис лять Оглоблина к тем персонажам нашей истории, которые сме ли «свое суждение иметь». Его «суждения» всегда совпадали с мнением, господствовавшем в среде его обитания, независимо от того, была ли эта среда компартийной, нацистской или диаспор ной «национально сознательной». Он был типичным хамелеоном и никем больше.

Впрочем, свое мнение я никому не навязываю. Те, кто именует Александра Петровича «светочем мировой науки», имеют право оставаться при своих убеждениях. Стоит ли прославлять Оглобли на или нет – каждый волен решать сам.

Неизвестные украинизаторы По-видимому, необходимо уточнить сразу: особ, о которых пойдет речь ниже, неизвестными можно назвать только условно.

Вообще-то, персоны они известные. А вот их украинизаторская деятельность – это для широкой публики тайна покрытая мраком.

Ну, не говорят нынешние украинские «национально сознатель ные» деятели о своих предшественниках, своих подлинных духов ных родителях! Не говорят, наверное, из скромности. Хотя родс тво (духовное) прослеживается тут явственно. Те, кто уже в наше время запрещал демонстрацию на Украине фильмов на русском языке, вытеснял этот язык из системы образования, боролся с «засильем» русскоязычной печатной продукции и т.п., всего лишь продолжали начатое другими. И потому не лишним будет об этих других вспомнить.

Лев Троцкий Роль Лейбы Бронштейна (таковы настоящие имя и фамилия теоретика мировой революции) в украинской истории освещает ся ныне совершенно неверно. В сочинениях современных авторов можно прочитать будто бы он выступал против независимости Ук раины, враждебно относился к украинизации и т.д. В отечествен ных СМИ под видом подлинного документа уже многократно пуб ликовалась так называемая «Инструкция Троцкого коммунисти ческим агитаторам, отправляющимся на Украину». Состряпанная петлюровскими пропагандистами, примитивная фальшивка изоб ражала одного из вождей большевизма русским патриотом(!), вы нашивающим планы порабощения украинцев в интересах России.

Тогда, в период гражданской войны, подобные топорно сработан ные «изделия» являлись делом обычным. Их охотно использова ли и красные, и белые, и все прочие, справедливо полагая, что в обстановке массового психоза многие поверят агиткам и такого качества (а на сочинение лучших не хватало ни времени, ни сил).

Но, кажется, только у нас сие пропагандистское варево до сих пор выдается за правду.

На что рассчитывают сегодняшние публикаторы подложных «секретных материалов» (случай с «Инструкцией Троцкого» не единичен) – сказать трудно. Принимают ли они за идиотов своих читателей или сами являются таковыми – выяснение этого выхо дит за рамки книги. Возвращаясь же к освещению деятельности Льва (Лейбы) Давидовича стоит отметить, что он вовсе не являл ся противником убеждений, называемых «украинской националь ной идеей». Скорее, его можно назвать борцом за торжество этой идеи. Доказательств тому предостаточно.

Еще в начале 1918 года, проводя в Брест-Литовске мирные пе реговоры с Германией, народный комиссар по иностранным де лам Троцкий добровольно признал делегацию самопровозглашен ной Украинской народной республикой (УНР) представительницей самостоятельного государства. Без такого признания немцы отка зывались (да согласно нормам международного права и не мог ли) допустить украинских дипломатов к участию в переговорном процессе. Благодаря же Льву Давидовичу допустили. В результа те – посланцы Центральной Рады, заключив с Германией и ее со юзниками договор, пригласили немецкие и австрийские войска на Украину, чем обеспечили на какое-то время существование УНР.

И сколько бы потом участвовавший в переговорах немецкий гене рал Макс Гофман ни хвастался, что это он «выдумал Украину», без содействия советского наркома ничего бы у него не получилось.

Если же позднее Троцкий пытался заменить центральнорадов ских эмиссаров в Брест-Литовске делегатами марионеточного «рабоче-крестьянского правительства Украины», то объяснялось это не покушением на независимость новой страны, а слишком уж вызывающим поведением горе-дипломатов УНР.

Симпатизировал Лев Давидович «украинской национальной идее» и в дальнейшем. В 1919 году его доверенные лица вели переговоры о союзе против белогвардейцев с посланцами Симо на Петлюры. Договорились, что представители последнего войдут в состав возглавляемого Троцким Реввоенсовета. Но переговоры не успели закончиться из-за выявившейся политической и воен ной несостоятельности петлюровщины. От такого союзника боль шевики отказались за ненадобностью, тем более, что ситуация на фронте изменилась в их пользу. В отместку петлюровцы и сочини ли вышеупомянутую фальшивку.

По окончании гражданской войны Лев Давидович активно под держал политику украинизации. Выступая в апреле 1923 года на VII конференции Коммунистической партии (большевиков) Украи ны он требовал украинизировать все, что возможно, не боясь пе регибов. По мнению Троцкого (ссылавшегося, кстати сказать, на Владимира Ленина, придерживавшегося аналогичных взглядов), следовало сознательно ущемлять русский язык, нарушать наци ональное (и языковое) равноправие в пользу «ранее угнетенных народностей». Таким образом, уверял он, большевики привлекут на свою сторону угнетенные народы всего мира и смогут добиться победы мировой революции. «Говорят: «недосол на столе, пересол на спине», – заявлял Лев Давидович. – Нужно сказать наоборот:

пересол – это ничего, а недосол, он отобьется на спине партии.

Вот почему мы поставили национальное дело в повестку дня пар тии! Вот как нужно решать национальный вопрос с точки зрения коммунистической революции!»

В последующие годы «вечный революционер» пошел еще даль ше. Оказавшись в эмиграции, он открыто выдвинул лозунг выхода Украины из Советского Союза, создания самостоятельного укра инского государства. «Независимость Украины ныне неразрывно связана с программой пролетарской революции», – писал Троцкий и провозглашал: «Да здравствует независимая советская Украи на!» Этим убеждениям он оставался верен до самой смерти.

И еще одно. Будучи (с 1918 по 1925 год) наркомом по военным делам Лев Давидович разработал программу национально-войс кового строительства в СССР. В соответствии с ней вооруженные силы страны не были бы едиными, а состояли из национальных армий входивших в Союз республик. В таком виде, считал нарком, их удобнее использовать для (опять же) мировой революции.

Однако этим планам решительно воспротивился Иосиф Ста лин, опасавшийся, что отсутствие общесоюзной армии подорвет единство государства. Программу так и не воплотили в жизнь, а ее разработчика вскоре убрали из военного ведомства.

Помнится, в последние годы существования СССР советскую армию у нас часто обвиняли в том, что она являлась «мощным средством русификации украинцев». Можно уверенно утверж дать: если бы в 1920-х годах во внутрипартийной борьбе победил не Сталин, а Троцкий – «мощного средства русификации» просто не было бы. Впрочем, в случае победы Льва Давидовича и сам Советский Союз вряд ли просуществовал бы долго.

Лазарь Каганович И о Лазаре Моисеевиче сегодня всей правды не говорят. Ук раинизаторские заслуги Кагановича современные «национально сознательные» деятели, как правило, замалчивают. Хотя, в то же время, усердно подражают ему. Проклятия в адрес русского языка как «языка угнетения украинцев», стоны о «русификации», мани акальный поиск «антиукраинских сил», методичные попытки пре вратить русскоязычных жителей страны в граждан второго сорта – все это заимствовано нашими профессиональными «патриотами»

из времен правления в Украине «железного Лазаря». Регулярно высказываемые требования – создать специальный правительс твенный орган для контроля за повсеместным внедрением госу дарственного языка – навеяны той же эпохой (за образец берется учрежденная тогда Всеукраинская комиссия по украинизации).

Даже недавние попытки реформировать правописание сводятся, в основном, к возврату к грамматическим нормам, придуманным при Кагановиче. Одним словом, для теперешних украинизаторов Лазарь Моисеевич стал как бы путеводной звездой. И это вполне логично.

Заняв в апреле 1925 года должность генерального секретаря ЦК КП(б)У Каганович старательно взялся превращать вчерашнюю Южную Русь в «национально сознательную» Украину. Всем слу жащим предприятий и учреждений было предписано отказаться от русского языка и перейти на украинский. Замеченные в «отри цательном отношении к украинизации» немедленно увольнялись (в данном случае не требовалось соблюдения трудового законо дательства). Исключений не делали и для предприятий союзного подчинения. В приказном порядке украинизировались пресса, из дательская деятельность, радио, кино, театры, концертные орга низации. Вывески и объявления запрещалось даже дублировать по-русски. Ударными темпами переводилась на украинский язык система образования. Только на этом языке разрешалось вести педагогическую и научно-исследовательскую работу. Несоглас ных с украинизаторскими мерами объявляли «великодержавными шовинистами», приравнивая к «классовым врагам пролетариа та».

Особую ненависть вызывали у Лазаря Моисеевича русско язычные представители коренного населения. Он считал возмож ным сохранить право на пользование русским языком (и то лишь в некоторых случаях) только за проживавшими в УССР выходцами из Великороссии. На украинцев же (до революции называвших ся малорусами и составлявших вместе с великорусами и белору сами единую русскую нацию) компартийный лидер приказал «со всей силой нажимать в деле украинизации». Для этого генсек ЦК КП(б)У пригласил себе в помощь более 50 тыс. «сознательных ук раинцев» из Галиции, расставив их на многих ключевых постах в сфере образования и культуры. Всякое сопротивление украиниза торам жестоко подавлялось.

Сделанное с Украиной при Кагановиче переоценить невозмож но. Именно при нем украинский язык утвердился в республике в статусе государственного. Этот язык не любили, не признавали родным, но учить и употреблять его вынуждены были все. «Ни одна демократическая власть не достигла бы либеральными ме тодами таких успехов на протяжение такого короткого промежутка времени» – признает современный «национально сознательный»

публицист. И здесь с ним сложно не согласиться.

И впоследствии, переехав в июле 1928 года в Москву, заняв там пост секретаря ЦК ВКП(б), а затем и члена политбюро ЦК ВКП(б), Лазарь Моисеевич продолжал пристально следить за со бытиями в Украине, при необходимости вмешиваясь в них. Мест ные коммунисты прислушивались к его указаниям и, прославляя «ту величайшую работу вокруг проведения ленинской националь ной политики, которую украинская парторганизация проводила под руководством т.Кагановича», эту работу продолжали. Продол жают ее и теперь. Хотя нынешние продолжатели и подражатели «железного Лазаря» числятся в других партиях.

Лаврентий Берия Этот деятель в роли самостоятельного политика мог проявлять себя лишь на протяжении нескольких месяцев после смерти Ста лина – с марта по июнь 1953 года. Но и за столь короткий срок он сделал немало. В том числе и на Украине.

Украинской ССР Лаврентий Павлович уделял особое внима ние. Возглавив министерство внутренних дел СССР, он распоря дился приостановить все боевые операции против бандеровского подполья. Официально это объяснялось необходимостью захвата бойцов УПА живыми для получения от них информации и для про пагандистских акций. На практике указание Берии привело к поч ти полному прекращению борьбы с вооруженным противником.

Дальше – больше. Глава силового ведомства затеял доуком плектование органов госбезопасности (их подчинили МВД) в за падных областях местными уроженцами. Составили список канди датов в чекисты. И хотя большинство из них прямо или косвенно были связаны с бандеровцами, Лаврентий Павлович приказал данное обстоятельство игнорировать. Можно представить, во что превратились бы силовые структуры, «усиленные» таким попол нением.

А Берия не остановился и на этом. Как влиятельный член пре зидиума (так одно время называлось политбюро) ЦК КПСС, он выступил с инициативой кардинального изменения политики в Западной Украине. По подготовленной Лаврентием Павловичем докладной записке в мае 1953 года президиум принял специаль ное постановление «О политическом и хозяйственном положении западных областей Украинской ССР».

Постановление решительно осуждало «грубое искривление ле нинско-сталинской национальной политики» в западноукраинском регионе, в частности – «бессмысленное применение репрессий», «вредную политику» выдвижения на руководящие посты выход цев из других (незападных) областей УССР, «недооценку поли тического значения преподавания в вузах Западной Украины на украинском языке» и т.п. Отдельным пунктом предусматривалось провести пленумы обкомов и горкомов КПУ, на которых следова ло «обговорить это постановление ЦК КПСС и докладную записку тов. Л.П. Берии».

Результатом партийных директив стал новый виток гонений на русский язык. Причем не только в западных областях, а и по всей республике. Начали с вузов. Там (в отличие от начальной и сред ней школы) для укрепления связей с научными центрами других союзных республик наряду с украинским широко использовался и русский язык. Как считал Лаврентий Павлович, использовался слишком широко. Допустившие преподавание на русском языке ректоры вузов (например, Киевского университета) подверглись резкой критике. Учебный процесс вновь должен был стать исклю чительно украиноязычным.

Но тотальной украинизацией высшего образования ограничи ваться не собирались. Назначенный по протекции Берии на пост первого заместителя председателя Совета министров УССР Алек сандр Корнейчук (известный писатель), выполняя указание своего покровителя, потребовал, чтобы «украинский язык стал в полном понимании этого слова государственным языком». Корнейчука энергично поддержали два других ставленника Лаврентия Павло вича на Украине – министр внутренних дел УССР Павел Мешик и его заместитель Соломон Мильштейн.

Помимо прямого наступления на русский язык, практиковалось назначение на ответственные посты (особенно в сфере науки и культуры) представителей западноукраинской интеллигенции. И, вновь-таки, власти закрывали глаза на то, что новоназначенные сочувствовали системе взглядов, по тогдашней терминологии на зывавшейся «украинским буржуазным национализмом». Внима тельно следившие за происходившим деятели украинской эмиг рации пришли к выводу, что в УССР возвращается эпоха 1920-х годов.

А тем временем Берия готовил восстановление в Западной Украине греко-католической (униатской) церкви, насильно распу щенной в 1946 году. Главу униатов митрополита Иосифа Слипо го по приказу Лаврентия Павловича освободили из концлагеря и привезли в Москву. С церковным иерархом провели переговоры и, в обмен на обещание лояльности, разрешили ему вернуться во Львов для восстановления греко-католических приходов. Сотруд никам госбезопасности было дано указание прекратить всякую разработку функционировавших в подполье остатков униатских общин.

Кроме того, на переговоры в Москву доставили захваченно го ранее в плен президента «Украинской головной вызвольной рады» (политической структуры при УПА) Кирилла Осьмака. Бе рия стремился к примирению с Организацией украинских наци оналистов, подготавливал широкомасштабную амнистию членов ОУН, массовое возвращение их на Украину. Было приостановлено исполнение смертных приговоров, уже вынесенных боевикам УПА советскими судами.

Но и это еще не все. Планировалось отправить за границу сес тер Степана Бандеры (ранее арестованных, а теперь освобожден ных из мест лишения свободы и также доставленных в Москву).


Через них Лаврентий Павлович намеревался войти в тайный кон такт с вождем ОУН(б). Только крушение Берии сорвало эти пла ны.

Был ли он заговорщиком? Являлся ли чьим-то агентом? Эти вопросы остаются дискуссионными. Несомненно одно (на что уже обратили внимание многие): план, по которому Михаил Горбачев осуществлял перестройку, в общих чертах был намечен еще Лав рентием Берией. Чем закончилась для СССР реализация этого плана – общеизвестно. Но, как говорится, это уже другая исто рия.

Любовь или ненависть?

Такие вот украинизаторы были в прошлом. Вряд ли в своих действиях они руководствовались любовью к Украине. Скорее, их поступки диктовались ненавистью. Дикой, переполнявшей всех троих ненавистью к исторической Руси. Вероятно, та же ненависть (хотя, может быть, просто глупость) движет и сегодняшними украи низаторами. Напрасно они (сегодняшние) пытаются провозгласить духовным вождем Тараса Шевченко. Будучи жертвой обмана (он свято верил фальшивой «Истории русов») Тарас Григорьевич до пускал, иногда, «антимоскальские» высказывания. Он, возможно, завидовал некоторым русским писателям. Но при этом все-таки не отделял себя от русской культуры. Шевченко называл Алексея Кольцова «поэтом нашим», а Михаила Лермонтова – «наш вели кий поэт». На русском языке писал он свою прозу, некоторые по этические произведения, «Дневник». Тарас Григорьевич пытался (пусть и неудачно) занять место в русской литературе.

Ныне же русская литература объявлена «иностранной». Пуш кин, Лермонтов, Тургенев, даже Гоголь именуются «чужими» пи сателями и поэтами. Их произведения изучают в украинском пе реводе. Русский язык пытаются вытеснить отовсюду. Разве это выполнение заветов Шевченко? Однозначно – нет. Происходящее больше напоминает указания Троцкого («лучше пересолить, чем недосолить»), Кагановича («со всей силой нажимать...»), украи низацию по-бериевски. И потому – не «батько Тарас», а «батько Лейба», «батько Лазарь», «батько Лаврентий» являются отцами современных «национально сознательных». Злобным русофобам нашего времени есть с кого брать пример. Дело Троцкого-Кагано вича-Берии продолжается их духовными детьми, прочно обсевши ми все структуры власти в стране.

В заключение – цитата из Библии. «Всякое дерево доброе при носит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые, – говорится в Евангелии от Матфея. – Не может дерево доброе при носить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые».

Можно ли Льва Троцкого, Лазаря Кагановича, Лаврентия Берию признать положительными персонажами отечественной истории?

Если – да, тогда и принудительная украинизация (плод их деятель ности) – благо. А значит указанным деятелям нужно ставить па мятники, называть улицы и учреждения их именами, создавать музеи. Возможно, стоит даже посмертно присвоить им почетное звание «Герой Украины». Присвоил же Виктор Ющенко такое зва ние Роману Шухевичу, призывавшему вырезать половину населе ния Украины, чтобы насадить «национальное сознание» в другой половине. А эти чем хуже?

Но, повторюсь, все это нужно делать, если признавать их поло жительными героями. А если нет – нет.

К истории референдума, подтвердившего независимость (1991) 1 декабря исполняется очередная годовщина со дня проведе ния всеукраинского референдума по вопросу о независимости Украины. Событие это в отечественной истории немаловажное и вспомнить о нем стоит. Референдуму предшествовала мощная пропагандистская кампания. Средства массовой информации на перебой рассказывали как грабит республику союзный Центр и какой богатой, высокоразвитой страной станет Украина сразу пос ле выхода из СССР. Газеты пестрели цифровыми выкладками на эту тему. Публиковался составленный «Дойче-банком» прогноз, где утверждалось, что получив независимость Украина имеет все шансы быстро поднять благосостояние своих жителей до уровня ведущих европейских стран. Политики и экономисты не скупились на радужные обещания. Историки говорили о золоте Полуботка, будто бы ожидающем граждан самостийной державы в одном из заграничных банков. Геологи чуть ли не в половине областей Ук раинской ССР обнаружили крупные месторождения золота. Но вое независимое государство вот-вот должно было превратиться в рай земной. Это уже потом оказалось, что все обещания и со провождавшие их цифровые выкладки – не более, чем развесис тая клюква, лапша, наспех приготовленная для ушей украинцев пропагандистами «украинской национальной идеи». Что никакой «Дойче-банк» упомянутого прогноза не делал. Что «золото Полу ботка» – миф, а новооткрытые золотые прииски – вымысел. Еще до референдума специальная группа экспертов из Академии наук Украины (АНУ) подготовила доклад, в котором опровергла заявле ния о грабеже республики союзным Центром. С докладом ознако мили кандидатов в президенты Украины (одновременно с референ думом проводились выборы). Но ни один из них не обнародовал полученную информацию. Точно также положили под сукно выводы специалистов из Института экономики АНУ о том, что переход во взаиморасчетах с Россией на мировые цены (логично следующий за выходом из Союза), Украине крайне невыгоден. Все это выясни лось потом. А в тот декабрьский день, согласно официальным дан ным, более 90% принявших участие в референдуме сказали неза висимости – «да». Можно ли верить этим данным? Сложно судить.

Тогдашний лидер Украины Леонид Кравчук как-то обмолвился, что перед местными властями была поставлена задача: превзойти результаты голосования 17 марта 1991 года за сохранение СССР (Союз тогда поддержали более 70% жителей республики). Сегодня мы хорошо знаем какими методами, порой, выполнялись (и выпол няются) подобные задания. Впрочем, вряд ли можно сомневаться в том, что на декабрьском референдуме за независимость прого лосовало значительное большинство (пусть и не 90%). Маленьким украинцам так хотелось в один миг стать богатыми...

Получилось, как известно, наоборот. Падение уровня жизни было оглушительным. Цифровые данные за первые десять лет независимости, собранные Госкомстатом Украины, показывают картину лучше всяких слов:

1990 Потребление продуктов питания (на душу населения в год, в кг.) Мясо и мясопродукты в пересчете на мясо 68 Молоко и молокопродукты в пересчете на молоко 373 Яйца (шт.) 272 Рыба и рыбопродукты 17,5 8, Обеспечение населения товарами долговременного пользования в расчете на 100 семей Часы всех видов 557 Радиоприемники 87 Телевизоры 103 Магнитофоны 51 26* Фотоаппараты 36 Холодильники и морозильники 89 Стиральные машины 66 Электропылесосы 46 Швейные машинки 55 Мотоциклы и моторолеры 17 Велосипеды и мопеды 64 _ * Данные за 1999 год Справедливости ради надо отметить, что с начала 2000-х годов положение начало медленно выправляться. Однако бездарное хо зяйничание «оранжевой» команды, усиленное мировым кризисом, остановили процесс улучшения и повернули его вспять.


Можно привести и много других цифр, иллюстрирующих паде ние экономики (ну, например, сопоставить сколько электроэнер гии, газа, железной руды и т. д. производилось/добывалось в и 2000 годах), но перегружать статью статистическими выкладка ми, наверное, не следует. Достаточно будет лишь указать, что в 2000 году объем ВВП составлял только 43,2% от ВВП 1990 года.

А еще: в 1990 году на 10 тысяч жителей приходилось в боль ницах 135,5 койкомест. А вот десять лет спустя – 95. Показатель заболеваемости туберкулезом (болезнью бедных) составлял в последний год перед независимостью 31,9 на 100 тысяч населе ния, а в 2000 году 60,4. В 1990 году на 100 тысяч жителей прихо дилось в среднем 20,6 случаев самоубийств, а впосле десяти лет независимости это число возросло до 29,6. В союзной Украинской республике безработных не было совсем. В независимой Украине (на тот же 2000 год) их насчитывалось почти 2,7 млн.

Последствия не заставили себя долго ждать. Началось выми рание. В 1994 году, когда негативные тенденции в развитии не зависимого государства выявились в полной мере, специалисты ООН сделали прогноз демографической ситуации на Украине.

Прогнозные оценки давались в трех вариантах – оптимистическом (по которому к 2000 году население страны должно было состав лять 51,3 млн. человек), среднем (по нему жителей к указанному году должно было быть 50,9 млн. человек) и пессимистическом (50,6 млн. человек). Действительность превзошла самые мрачные ожидания. К 2000-му году население сократилось до 49, 7 млн.

человек. Продолжается вымирание до сих пор. К 2011 году на Ук раине проживало уже менее 46 млн. человек (не считая тех, кто, спасаясь от нищеты выехал на заработки за границу и вряд ли вернется).

И совершенно правы были специалисты из уже упоминавшего ся Института экономики теперь уже не АНУ, а НАНУ (Националь ной Академии наук Украины), в 1999 году констатировавшие, что в результате «беспрецедентного в мирное время снижения жизненн ного уровня населения» мы стали свидетелями «действительно го уникального, экстраординарного феномена демографической истории Украины». Численность жителей страны сокращается такими темпами, которые «раньше обычно имели место в отно сительно кратковременные периоды общественно-экономических катаклизмов, тяжелых мировых и гражданских войн».

В самом деле, за 1941-1944 годы непосредственно связанное со смертностью сокращение населения Украинской ССР (т.е. не считая призванных в армию, эвакуированных на восток и бежав ших на запад) достигло 3 млн. человек. Тогда была война, голод, эпидемии, фронт прокатился от Карпат до Донбасса и обратно.

А за годы независимости без всяких боевых действий украинцев стало меньше на 6,2 млн. И безвозвратное убывание количества людей не останавливается.

Да – пострадала не только Украина. Да – после распада СССР стало хуже везде. Но бывшие союзные республики, ныне взявшие курс на евразийскую интеграцию, постепенно выбираются из кри зиса. Упорно нежелающая интегрироваться Украина – нет. На де кабрь 2010 года средняя заработная плата в Беларуси в пересчете на доллары США составляла 527 долларов, в Казахстане – 660, в России – 863. На Украине этот показатель – 311 долларов. А ведь когда-то уровень жизни на Украине был одним из самых высоких в СССР. Нужны ли тут комментарии?

Россия – Украина: преодоление раскола (Вместо заключения) Маленьким украинцам так хотелось в один миг стать богатыми.

Получилось, как известно, наоборот. Тем не менее, в 1991 году Россия и Украина перестали быть единым целым и (что еще хуже) во многом оказались противопоставлены друг другу. Произошел раскол, который теперь необходимо преодолевать.

Инициатива тут должна, вероятно, принадлежать России, ибо властители независимой Украины (все – от Кравчука до Янукови ча) в отличие от украинского (правильнее, все-таки, малорусско го) народа в реальном преодолении этого раскола заинтересова ны не были и не будут. (Вариант, что во главе Украины встанет убежденный сторонник воссоединения с Россией возможен, но не в ближайшем будущем).

Теперь уже нет надобности доказывать, что в экономическом отношении Украине вместе с Россией (да и России вместе с Укра иной) будет лучше, чем без нее. Доказательства лежат на поверх ности. Но не экономикой единой...

Вот и в 1991 году говорили не только об экономике. Для обосно вания необходимости выхода Украины из СССР (читай: отделения от России) украинские «национально сознательные» деятели пус тили в ход русофобские мифы об обидах, множестве обид, якобы нанесенных украинцам «клятыми москалями» в прошлом. Тогда, накануне перводекабрьского референдума, подобные доводы яв лялись как бы дополнением к экономическим «аргументам». Но, поскольку несостоятельность последних выявилась очень быстро, «национально сознательная» мифология вышла на первый план.

Мифы о «почти трехсотпятидесятилетнем угнетении», «насиль ственной русификации», «батуринской резне», «голодоморе-гено циде» и многие-многие другие гуляют по современной Украине, усиленно внедряемые в сознание простых людей. Разоблачение этих мифов – путь к преодолению раскола, задача первостепен ной важности, которая, на мой взгляд, должна стать стратегичес кой задачей российской политики.

С чего надо начать? Прежде всего с отказа от культивируемого в советское время представления о великорусах (русских по совре менной терминологии), украинцах и белорусах как о разных (хоть и братских) нациях. Издавна Русь (Великая, Малая, Белая) являлась одним национальным организмом. Также, как, например, единым национальным организмом издавна являлись Великая Польша и Малая Польша. Или Нижняя Германия и Верхняя Германия (этног рафические различия между которыми еще в конце ХІХ – начале ХХ веков были гораздо большими, чем между Великороссией и Малороссией). Или Северная Франция и Южная Франция (о ко торых следует сказать тоже, что и о Германии), Северная Италия и Южная Италия (тут картина аналогична) и так далее (перечень примеров можно продолжать долго). Соответственно, нужно при знать, что русская нация (великорусы, малорусы, белорусы) ныне является разделенной. И следует помогать украинцам (малору сам) и белорусам осознавать себя русскими, а не противопостав лять их великорусам. Необходимо помогать и великорусам осоз навать украинцев и белорусов своими, русскими.

Исходя из этого – русский язык нужно признать родным язы ком украинцев и белорусов (а не только великорусов). Отстаивать права этого языка на Украине нужно не как языка «русского нацио нального меньшинства», а как языка национального большинства.

Исходя из этого – русское движение, например, в Крыму долж но переориентироваться с сепаратистских целей на цели обще русские. То есть стремиться к единению своего региона с Россией не через отделение от Украины, а вместе со всей Украиной. В ин тересах России помочь русским организациям Крыма, Донбасса, некоторых других регионов совершить такую переориентацию. В этом случае указанные регионы могли бы стать опорой украинс ких сторонников восстановления единства исторической Руси, а не служили бы (вольно или невольно) «яблоком раздора» между Россией и Украиной, усиливая в части населения последней русо фобские настроения.

Исходя из этого – следует наладить в России издание (пере издание) и распространение работ авторов, писавших о единстве Руси. Необходимо также помогать изданию и распространению такой литературы на Украине и в Белоруссии.

Необходимо освещать общерусскую тематику в российских СМИ. Столь же необходимо поддерживать украинские и бело русские СМИ, стоящие на общерусских позициях. Следует прав диво рассказывать об исторических событиях, об украинских и белорусских деятелях, боровшихся за общерусское единство, о вкладе украинцев и белорусов в русскую культуру. И, конечно же, необходимо разоблачать в самой России «ученых» типа, напри мер, доктора исторических наук(!) Татьяны Таировой-Яковлевой, чья скандальная (изобилующая огромным количеством ошибок) книга «Мазепа», вышедшая в 2007 году в серии «ЖЗЛ», ложит ся черным пятном на современную историческую науку в Рос сии. (Ложится, разумеется, из-за вопиющего невежества автора, а не из-за ее мазепофильской позиции, на которую даже такая «исследовательница» имеет право). Между тем, г-же Таировой Яковлевой предоставляется возможность «просвещать» студен тов Санкт-Петербургского университета и дается президентский грант, чем упомянутая «ученая» дама не преминула похвастаться в интервью одной из русофобских украинских газет.

Стоит также задействовать возможности кинематографии. Не так давно в России снимали историческую киноэпопею «Тайны дворцовых переворотов», где должны были освещаться события 1725-1762 годов. Не знаю, довели ли эту интересную задумку до конца, но первые фильмы пользовались большой популярностью, в том числе и на Украине. И разве не целесообразно было бы снять такую же киноэпопею об украинских событиях второй полови ны XVII века? Или, если на работу такого масштаба пока не хватает средств, снять хотя бы блокбастер «Конотоп» – о трагической Коно топской битве 1659 года. К работе над таким фильмом можно было бы привлечь украинских актеров, а, может быть, и сценаристов.

Крайне желательным являлось бы проведение широкой межго сударственной (российско-украинской) дискуссии (с использова нием телемостов, полемики в СМИ и т.п.) об общерусской и «укра инской национальной» идеях. (Такая дискуссия для сторонников единства исторической Руси выигрышна изначально).

Ну и так далее. Повторюсь еще раз: Русь была и в значитель ной степени все еще остается единым национальным организмом (хоть далеко не всеми сегодня это единство осознается). Оторван ная, отмежеванная от остальной Руси Украина выглядит как обру бок, жизнедеятельность которого, по моему мнению, можно подде рживать лишь искусственно. Но и Россия без Украины и Белорус сии, в отрыве от них – похожа на инвалида. Зато вместе мы сила!

СОДЕРЖАНИЕ • Малая Русь или Украина? (Вместо предисловия)................................

• Разные ли народы украинцы и великорусы?.......................................

• О Мазепе и мазепопоклонниках...........................................................

• «Батуринская резня»: мифы и реальность (1708)................................

• Из истории «украинского сепаратизма» (1791)...................................

• Тарас Шевченко: оборотная сторона медали......................................

• Валуевский циркуляр: мифы и действительность (1863)....................

• Замолчанный классик русской литературы..........................................

• Киев в свете первой городской переписи (1874).................................

• Несветлый облик «борца за свободу»..................................................

• Кое-что о русском языке на Украине....................................................

• Как создавался украинский язык..........................................................

• Малоизвестная Леся Украинка..............................................................

• Малороссия в свете данных общеимперской переписи (1897).........

• Столыпинская аграрная реформа в Малороссии (1906-1917)............

• Страдали ли малорусы от национального гнета в Российской империи?

• Геноцид, оставшийся неизвестным (1914-1917)..................................

• Как жил народ в царской России...........................................................

• Еще страница из истории украинского языка......................................

• Взлеты и падения Симона Петлюры.....................................................

• Как большевики «национально сознательную» Украину создавали................................................................................................

• Убийство Симона Петлюры (1926)........................................................

• Украина в свете Первой Всесоюзной переписи населения (1926)...................................................................

• Мистические корни голода – 1933........................................................

• Был ли голод 1933 года геноцидом украинцев?..................................

• Президент «Карпатской Украины»........................................................

• Кое-что об исторических параллелях...................................................

• Возможна ли реабилитация ОУН-УПА?................................................

• Хамелеон на фоне эпохи........................................................................

• Неизвестные украинизаторы.................................................................

• К истории референдума, подтвердившего независимость (1991)................................................

• Россия – Украина: преодоление раскола (Вместо заключения)..............................................................................

INTERNATIONAL INSTITUTE OF NEWLY ESTABLISHED STATES МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ НОВЕЙШИХ ГОСУДАРСТВ Александр Каревин МАЛОИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ МАЛОЙ РУСИ Очерки межрусских отношений Типография ФГУП “ПИК ВИНИТИ” 140010 Люберцы, Московская обл., Октябрьский пр., 403, ФГУП “ПИК ВИНИТИ” Телефон: (495) 974-69- Формат 60х90 1/16. Печать офсетная.

Бумага офсетная. Усл.печ.л. 14.

Тираж 1000 экз.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.