авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Эту книгу писал не я. Она составлена из воспоминаний тех, кто близко знал по службе или по дружбе академика Решетнева. Однажды мне поручили отредактировать и подготовить к печати рукопись ...»

-- [ Страница 3 ] --

Коптева и О. Ф. Антуфьева, который предписывал: «Решетнёву М. Ф. во главе рабочей группы провести анализ состояния дел по изделию «Глонасс».

Группа из 12 человек, представлявших все заинтересованные предприятия, провела большую работу по аппаратуре предприятия-смежника, сорвавшего отработку изделий «Глонасс» № 12, № 13 и задержавшего изготовление изделий № 14 и № 15.

Были приняты рекомендации, позволившие устранить недостатки. И в дальнейшем развёртывание системы «Глонасс», несмотря на большое внимание к этим работам М. Ф. Решетнёва, шло не без проблем, однако главное было сделано.

В 1995 году система спутников «Глонасс», существенно отличающаяся по концепции и более высокой точности от американской системы GPS/NavStar, была развёрнута в полном объёме – 24 спутника в трёх плоскостях (по 8 спутников в каждой плоскости). Она продемонстрировала свои высокие потенциальные возможности для использования в различных навигационных, координатометрических задачах, в интересах широкого круга потребителей.

К сожалению, в 1990-х годах наша страна, переживавшая бурные преобразования в общественно-политической жизни и экономике, не смогла в полной мере воспользоваться спутниковой системой «Глонасс» как своим ценнейшим национальным достоянием. Спутники Решетнёва исправно работали и работают на орбитах. Между тем число потребителей этой услуги слишком мало из-за элементарной нехватки необходимых приёмных устройств, изготовление которых до сих пор не налажено в нашей стране.

И всё-таки наличие у России системы такого уровня, как «Глонасс»

(какой не имеют пока ни Европа, ни Азия), заставила зарубежных специалистов с уважением относиться к тем, кто её изготавливает. А это стало одним из важнейших факторов, побудивших развитые страны к сотрудничеству с НПО ПМ.

Из статьи Андрея ГАРАВСКОГО «Второе дыхание «Глонасса», опубликованной в газете «Красная Звезда» от 14 января 2006 года:

«Завершившийся 2005 год стал достаточно успешным для многострадальной отечественной глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС. В самом конце года - 25 декабря со стартового комплекса пл. 81 космодрома Байконур расчетами Космических войск и Федерального космического агентства успешно проведен запуск ракеты носителя «Протон-К» с тремя космическими аппаратами ГЛОНАСС. Все они работают в штатном режиме. Управление их полетом осуществляется с командного пункта, расположенного в подмосковном Краснознаменске.

Таким образом, количество навигационных КА в орбитальной группировке доведено до 17 единиц. Напомним, что для полноценного функционирования отечественной навигационной системы на орбите должно находиться спутника или как минимум 18. Поручение о восстановлении функционирования ГЛОНАСС к 2007 году Президент России Владимир Путин дал во время июньского посещения космодрома Байконур. Как видим, Федеральное космическое агентство (Роскосмос) выполняет распоряжение Владимира Путина с опережением графика. Это стало возможным благодаря тому, что Правительством РФ была дополнительно профинансирована программа создания системы ГЛОНАСС. После того как заместитель председателя Правительства РФ - министр обороны Сергей Иванов доложил Владимиру Путину об успешном запуске трех новых спутников для навигационной системы, Президент России дал очередное поручение правительству «создать систему ГЛОНАСС в более короткие сроки, чем, как первоначально планировалось, к 2008 году». Владимир Путин заявил, что возможности для ускоренного наращивания группировки ГЛОНАСС есть, и призвал правительство подумать, что можно для этого сделать в 2006 и 2007 годах. При этом Владимир Путин подчеркнул, что спутниковую группировку нужно запускать в коммерческое использование, уже сейчас предусмотреть, кто и в каких объемах будет пользоваться ее услугами. Президент отметил, что некоторые предприятия и целые регионы уже сейчас заключают контракты с американской GPS. «Нужно быстрее вводить собственную группировку и получать от нее коммерческую отдачу», - заявил В. Путин. Эта система, в которую входят спутники двойного назначения, открывает много возможностей для пограничников, для охраны биоресурсов, для авиации, Космических войск, транспорта, для бытовых потребителей. Безусловно, внедрение системы ГЛОНАСС даст большой толчок развитию экономики страны.

В свою очередь, Сергей Иванов доложил президенту о том, что уже в 2006 году Роскосмос начнет устанавливать приемную аппаратуру для взаимодействия со спутниками системы ГЛОНАСС на технике, транспортных средствах, морском транспорте...

До 2009 года приемниками системы должны быть оборудованы все транспортные средства, уже находящиеся в эксплуатации. Спутники семейства ГЛОНАСС для отечественной глобальной навигационной спутниковой системы были спроектированы в конструкторском бюро НПО прикладной механики (НПО ПМ) в г. Красноярск-26 (Железногорск)… В настоящий момент эксплуатируются КА Глонасс двух модификаций собственно Глонасс и спутники модифицированной серии Глонасс -М, первый из которых был запущен в декабре 2003 г. Перспективный «Глонасс -К» - аппарат принципиально новой конструкции, основанный на негерметичной платформе, унифицированной по основным показателям с платформой НПО ПМ «Экспресс-1000», и относящийся к классу малых космических аппаратов. Аппараты « Глонасс -К» существенно легче своих предшественников, что обеспечивает значительную экономию затрат на их доставку на орбиту и расширяет диапазон используемых средств выведения. Расчетный срок активного существования увеличен до 10-12 лет.

Введена также третья «гражданская» частота L-диапазона. Испытания КА « Глонасс -К» начнутся в 2007 г. Между тем наши конкуренты из года в год наращивают усилия в этом направлении. Объявлено о модернизации американской глобальной навигационной системы NAVSTAR – GPS, а в Европе создают свою систему «Галилео», которая до 2008 года, как планируется, составит до 30 спутников. Не стоит забывать, что США в любой момент могут отключить NAVSTAR для российских пользователей.

Что касается гражданского применения нашей навигационной системы, то по прогнозам специалистов, в ближайшие 10 – 15 лет приемники сигналов навигационных систем получат широчайшее невоенное применение, они будут использоваться не только в автомобилях, но и в наручных часах, сотовых телефонах. Это огромный рынок, ежегодный объем которого в мире достигает 30 млрд. долларов. Россия, уже вложившая огромные деньги в проект, не имеет права терять его».

НА ОРБИТАХ ЗЕМНЫХ НОВОСТРОЕК… Постоянно занимаясь «сооружением» космических систем и доводя их до максимальной эффективности, Михаил Фёдорович Решетнёв не позволял ни себе, ни своим коллегам забывать и о сугубо земных запросах своего предприятия. Росло количество заказов на спутники как оборонного, так и гражданского назначения, расширялась их тематическая направленность… Всё это требовало развития производственных мощностей и экспериментальной базы НПО ПМ. Министерство выделяло на эти цели необходимые объёмы средств, но каждый такой шаг к их получению нуждался в тщательной аргументации, технико-экономических обоснованиях и защите в управлении капитального строительства, а то и у самого министра.

Юрий Николаевич Коптев, занимавший многие годы руководящие посты в бывшем министерстве общего машиностроения, а позже возглавлявший Российское космическое агентство, в декабре 2005 года по просьбе авторов этой книги припомнил: «У меня всегда вызывало чувство огромного уважения к Решетнёву и к его замечательной команде то, что они постоянно были рачительны по отношению к государственным средствам.

Их запросные позиции никогда не были избыточны, включая и направления по развитию самого предприятия. Всё – по минимуму! Хотя и он не просто добывался в нашем министерстве. Они, в отличие от некоторых, не гнались за «яркой внешностью», когда все помещения становятся мраморными, зеркальными и прочими. НПО ПМ во всем стремилось к минимизации затрат…»

Таким, к примеру, было строительство самого крупного промышленного корпуса № 11, общей площадью 29 400 квадратных метров.

Согласование его возведения требовало личного участия Михаила Фёдоровича во всех инстанциях. После завершения строительства в году в нём были размещены цехи сборки и испытаний космических аппаратов, приборов и АФУ.

В те годы одновременно с расширением капитального строительства Михаил Фёдорович постоянно изыскивал возможности для сооружения новых помещений и реконструкции цехов и лабораторий хозяйственным способом с участием самих работников различных подразделений предприятия. В цехах и лабораториях таким методом возводились антресоли, пристройки, было создано крупное механизированное складское хозяйство. В 1984-1985 годах хозяйственным способом был построен корпус 3б, оснащённый новым производительным оборудованием, что дало прирост мощностей мехобработки до 300 тысяч станко-часов.

Обычно руководителям крупных подразделений НПО ПМ было хорошо известно, что С. А. Афанасьев, на протяжении многих лет возглавлявший Министерство общего машиностроения, во время своих регулярных поездок по предприятиям отрасли обычно активно интересовался на местах ходом строительных работ, проявляя максимум внимания и к тем некрупным объектам, которые возводились за счёт внутренних ресурсов.

Из воспоминаний Анатолия Ефимовича Митрофанова:

«Встречали министра за контрольным пунктом. Обмен приветствиями, обозначение плана визита, но как только подъезжали к городскому озеру, Сергей Александрович начинал «разнос»: «Вы тут не работаете, а только сидите с удочками на берегу». Михаил Фёдорович замечал в ответ, что он не рыбак. Я ему вторил, что тоже рыбалкой не занимаюсь, да и времени нет. Но, очевидно, министру, в свободное время увлекавшемуся рыбалкой, трудно было в это поверить.

Крупный специалист, в том числе и в технологии машиностроения, во время обхода цехов он беспощадно распекал нас за недостатки в культуре производства и использовании оборудования, но никакой обиды не было.

Требовательность и объективность были неотъемлемой чертой его характера».

Следует напомнить, что в середине 1970-х годов оборонные предприятия стали привлекаться к изготовлению товаров народного потребления, или ТНП, как их обычно называли, а также прочей продукции гражданского назначения. Главные конструкторы отчитывались на коллегиях министерства за разработку и освоение ТНП даже чаще, чем за основную тематику.

Производство этих товаров в НПО ПМ было начато с простейших изделий типа «диска здоровья», закаточной машинки и кое-чего иного. Затем был освоен массовый выпуск электронного тормозного устройства к стиральным машинам и вакуумного измельчителя мяса по лицензии фирмы ФРГ – технически досаточно сложного механизма. В период перестройки, когда ТНП стали экономически невыгодными, производство их было прекращено.

Наряду с развитием производственных мощностей Михаил Фёдорович большое внимание уделял и совершенствованию структуры предприятия, укреплению подразделений и устранению параллелизма в их работе. Так, в 1977 году при образовании НПО ПМ были созданы единые экономические и другие службы путём слияния отделов КБ и Механического завода.

Благодаря постоянной заботе и вниманию со стороны Михаила Фёдоровича проводились совершенствование и укрепление технологической службы.

Технологи подключались к работе на стадии разработки и выпуска конструкторской документации по узлам и агрегатам, не ожидая её полного комплекта. Это позволило значительно сократить сроки подготовки производства новых изделий.

В 1980 году за успешное выполнение заданий партии и правительства Решетнёву присуждается Ленинская премия СССР. К этому времени на предприятии уже были два лауреата Ленинской премии и двенадцать лауреатов Государственной премии СССР. Это наиболее отличившиеся сотрудники: Г. М Чернявский, Ш. Н. Исляев, А. И. Ушаков, Л. С. Пчеляков, А. Г. Козлов, К. Г. Смирнов-Васильев, Л. А. Мирошниченко, Г. М. Соколов, Н. Ф. Куприянов, Ю. К. Исаичев, Е. В. Кирьянов, В. Ф. Черемисин, и Е. Н.

Григорьев. С 1980 года в их число вошёл и руководитель объединения.

Освоение новых космических аппаратов во многом определялось своевременной поставкой необходимых материалов и комплектующих изделий. Михаил Фёдорович договорился с П. Т. Штефаном – руководителем «Сибхимстроя», о передаче предприятию территории бывшей строительной части. В последующем на ней было создано крупное складское хозяйство, участки входного контроля материалов и комплектующих изделий.

Многим памятно и то, что на всех этапах развития НПО ПМ Решетнёв укреплял и совершенствовал экономическую службу, которая оказывала большое влияние на работу всех подразделений предприятия. Много внимания уделял укреплению кадров, подбору руководителей подразделений. По его инициативе были образованы аттестационные комиссии, развёрнута аттестация всех ИТР.

Особо запомнился 1986 год. Тогда предприятие достигло максимального выпуска продукции: 23-25 спутников за год 11-ти наименований. Численность работающих достигла 11 тысяч человек, НПО ПМ стало самым крупным градообразующим предприятием города.

Возросшее количество эксплуатируемых космических аппаратов, объёмы работ по управлению находящимися на орбитах, оперативные вопросы, возникающие при эксплуатации спутников, требовали постоянного привлечения в центр управления (Голицыно, МО) работников предприятия.

Постоянные командировки, возникавшие там жилищные проблемы, отвлечение работников от проектной работы не могли удовлетворять ни руководство предприятия, ни заказчика. И Решетнёв согласился с предложением о необходимости создания в Голицыно при центре управления полётами Министерства обороны филиала НПО ПМ. Решение это готовилось и реализовывалось из-за постоянных трудностей ощутимо медленно. И только в ноябре 1984 года распоряжением Совета Министров СССР (приказ MOM от 28 ноября № 442) такой филиал был создан как структурная единица НПО ПМ. Его директором стал Л. А. Мирошниченко. Это была очередная крупная победа Решетнёва и его коллег. Наличие в Подмосковье (фактически в Москве) своего предприятия позволило также оптимизировать снабженческую работу, иметь хорошую гостиницу, гараж для автомобилей и другие службы.

В 1984 году завершается строительство корпуса № 16, где размещается вычислительный центр, проектные и конструкторские подразделения. В этот корпус была перемещена вся существующая на предприятии вычислительная техника. Идет её пополнение, формируется единая многопользовательская технология выполнения работ на ЭВМ. Серьёзные затраты сил и энергии в создание, оснащение, организацию нового подразделения НПО ПМ вложил коллектив вычислительного центра под руководством А. Н. Васильева, а также его коллег «по цеху»: В. И. Арапова, В. А. Белова, Н. В.

Богдановского, Г. Е. Дpянных, Г. П. Супонина, Н. И. Чеченевой, Ю. П.

Демидова, А. Ф. Мозалёва и других.

Благодаря заботам М. Ф. Решетнёва в объединении появилась хорошая технологическая служба, заметно выросла квалификация технологов предприятия, что позволило успешно реализовать оригинальные конструкторские решения, требующие совершенствования техпроцессов, а зачастую и создания новых. Г. И. Шароваров, Г. Г. Минаев, А. Г. Козионов, Н. Н. Федосенко, А. В. Сергеев – каждый из них был в разные годы руководителем технологической службы, и Решетнёв к ним относился с уважением, хотя и бывало, что они покидали его кабинет после хорошей проработки за допущенные ошибки.

Остался в памяти и такой факт: производство особенно интенсивно стало набирать силы с назначением нового главного инженера – Геннадия Ивановича Григорова, прошедшего отличную школу руководства на Куйбышевском заводе «Прогресс». Между тем, ранее все были удивлены решением Решетнёва взять его главным инженером: молод, занимался ракетами, предприятия не знает... Но «шеф» (Михаила Фёдоровича так часто называли «за спиной») проявил свойственную ему настойчивость. И вскоре жизнь подтвердила правильность найденного им решения.

Техническая эрудиция, требовательность, инженерная смелость и неуёмная энергия помогли Г. И. Григорову занять достойное место в руководстве НПО ПМ. Проводимое главным инженером техническое перевооружение, которое инициировал Решетнёв, пошло успешней, и инженерный состав завода стал считать это первостепенным делом, и цеха стали активно преображаться. Способствовала тому и группа воспитанных в родных стенах высококвалифицированных производственников. Таких как О. Г. Чуканов, И. И. Зимин, В. И. Тихонов и других.

На всех этапах развития НПО ПМ Решетнёв пристальное внимание уделял планово-экономическим службам. Как правило, их руководители оказывали существенное влияние на деятельность предприятия. И если на первых порах от них требовался хороший анализ экономических возможностей предприятия и выдача правильных рекомендаций руководству, то в дальнейшем ставился вопрос о поисках любой тематики, дающей хоть какую-нибудь прибыль. Большой объём работ обеспечивали смежники, зависимость от которых увеличивалась.

Однажды наступил момент, когда Решетнёв пришёл к выводу о необходимости объединения планово-экономических служб КБ и завода для более глубокой и оперативной работы. В 1978 году главным экономистом был назначен Ф. С. Климов. Под его началом объединены службы КБ и Мехзавода. В отличие от своих предшественников по КБ и заводу, Климов обладал базой технических знаний, обретённых за несколько лет работы в проектном отделе КБ, что качественно сказалось на работе экономических служб.

Интересно, что при создании музея к 25-летию предприятия решили на карте Советского Союза обозначить флажками те города, в которых находились предприятия-поставщики НПО ПМ и куда доезжали представители служб кооперации. Взглянув на карту, Михаил Фёдорович сказал: «Проще закрасить всю страну в красный цвет!» Сложность создаваемой техники, масштабный объём работ, большой отряд смежников во всех концах страны, необходимость своевременной поставки приборов, материалов, заготовок, радиоэлементов, различного оборудования требовали от службы кооперации напряжённой работы.

С 1978 года Решетнёв пригласил руководить коммерческими службами Ю. А. Рогова, прошедшего хорошую школу на предприятии. Он работал в службе главного энергетика и механика, был начальником автотранспортного цеха, и успел поработать в должности заместителя председателя горисполкома. Во времена его руководства службы кооперации достигли своего расцвета, и когда в 1989 году он уходил по болезни с предприятия, то оставил хороший задел и по заготовкам материалов, стандартному оборудованию, и по приобретённому работниками опыту работы. Михаил Фёдорович высоко ценил Рогова как руководителя трудного участка, всячески помогал ему в работе и в нелёгкой последующей жизни.

Под руководством М.Ф. Решетнёва НПО ПМ всегда в числе первых предприятий отрасли переходило на новые формы хозяйствования. В том числе был и переход с 1 января 1989 года на арендную форму хозяйствования – хозяйственный расчёт. Когда коллективом объединения было принято решение об этом переходе, Михаил Фёдорович определил это как успех объединения.

Из статьи М. Ф. Решетнёва «Вчера, сегодня, завтра объединения».

Газета «Город и горожане» от 8 июня 1989 года:

«Несмотря на трудности, вызванные конверсией, результаты месяцев работы коллектива в новых условиях – положителъные. Они подтвердили правильность принятых решений.

Грандиозные задачи ждут нас в очередной, 13-й пятилетке. Одна из главных – существенное улучшение обеспеченности народного хозяйства страны системами космической связи:

для фиксированных потребителей (крупных ведомственных – диспетчерских пунктов, железнодорожных узлов, вычислительных центров, отделений Госбанка и др.);

для подвижных объектов (морских и воздушных судов, – автотранспорта на дальних маршрутах, поисковых и геологических партий и т.д.).

Но мы не сомневаемся, что коллектив НПО прикладной механики, выросший за 30 лет своего существования в высококвалифицированную и сплочённую, хорошо оснащённую современным оборудованием организацию, справится с этими сложными научно-техническими задачами».

Необходимо отметить, что развитие предприятия было бы невозможно без проведения интенсивного строительства жилья, объектов соцкультбыта.

Взаимопонимание и хороший контакт с партийной (В. И. Тихонов), профсоюзной (А. П. Даниловский, В. С. Бондарь, В. Ю Фомаиди) организациями позволяли всегда находить правильное решение при работе с коллективом, отдельными работниками и городскими организациями. М. Ф.

Решетнёв всегда располагал хорошим коллективом строителей и тех специалистов, кто занимался соцкультбытом, и предприятие превратилось в одного из тех надежных «китов», на котором держалась жизнь города.

Стройки были объявлены «народными»: на них работали сотни сотрудников предприятия. Уделяя большое внимание развитию социально бытовых сооружений, Решетнёв проводил совместно со строителями оперативные совещания и радовался каждой сдаче в эксплуатацию готовых объектов.

В те годы были построены и сданы для использования по назначению:

профилакторий «Звёздный», спортивный комплекс «Радуга» с большими залами, бассейнами и саунами, а также медицинским центром. Появились детские сады, столовая, пионерский лагерь «Орбита» на 320 детей в смену, пансионат «Альтаир» на озере Шира (Хакасия). Жилой фонд предприятия был доведён до 1350 квартир.

Заботливое отношение к интересам работающих в коллективе людей не изменилось даже в сложных экономических условиях 1990-х годов. На эти «земные» цели изыскивались средства за счёт финансирования работ по созданию космических систем. Чтобы улучшить и сохранить на должном уровне социально-бытовую сферу предприятия были сданы в эксплуатацию:

свинокомплекс для обеспечения мясом заводских столовых;

двухквартирных домов в пос. Додоново, 3 детских учреждения, 2 магазина, 18 жилых домов, в Железногорске, чистные сооружения для переработки производственных отходов в совхозе – поставщике работникам предприятия сельхозпродуктов (пос. Малиновка Сухобузимского района). Были сооружены также гараж, станция техобслуживания автомобилей, школа, столовая НПО ПМ на 1000 мест… ПРОИЗВОДСТВЕННИК, УЧЕНЫЙ, ДЕПУТАТ Космонавтика – молодое и наукоёмкое направление технического прогресса – с первых своих шагов использовала самые последние достижения физики, химии, математики, материаловедения, процессов управления, радиоэлектроники и целого ряда других наук. Первые успешные космические программы СССР стимулировали развитие традиционных и новых научных направлений, создание ряда НИИ и научных центров.

Специалисты НПО ПМ освободились от «перегрузок» первых лет, когда молодой коллектив, ведомый молодым руководителем, знаниями, амбициями, самолюбием, двигался стремительно, расширяя и углубляя охват космических проблем и доказывая – новому предприятию быть! Они набирались опыта, общаясь со специалистами ведущих предприятий. Таких, как ОКБ-1, КБ «Южное», НПО «Энергия» и ряда других ведущих конструкторских и научно-исследовательских предприятий и организаций страны.

Наступал тот момент, когда накопленный потенциал должен был проявиться и в других сферах. В 1967 году М. Ф. Решетнёв начал работу над докторской диссертацией, используя материалы и опыт создания космических систем связи. Работать приходилось во время отпусков, поздними вечерами. В 1968 году в Главном совете министерства в ЦНИИмаше состоялась защита, а к концу года поступило утверждение ВАКа. Так в молодом коллективе Конструкторского бюро прикладной механики, которому ещё не исполнилось тогда и 10 лет, появился первый доктор технических наук.

В январе 1975 года Михаил Фёдорович Решетнёв стал профессором кафедры проектирования машин закрытого филиала Красноярского политехнического института, который был известен в городе как завод-втуз при «Красмаше». Позже это высшее учебное заведение обрело самостоятельность, став единственным восточнее Урала Сибирским аэрокосмическим университетом, носящим имя академика Михаила Решетнёва.

В том же 1975 году был признан неправомерным и тот факт, что в Сибирском отделении Академии наук СССР не представлена одна из самых перспективных отраслей – космонавтика и ракетостроение. В связи с этим из Красноярска в Новосибирск была направлена группа специалистов, работавших над проблемами освоения космоса.

На заседании научного совета СО АН были представлены материалы на присвоение М. Ф. Решетнёву звания члена-корреспондента, изложены направления его деятельности по созданию искусственных спутников Земли для нужд народного хозяйства страны. Вывод был один: только за то, что телевидение пришло в дальние уголки нашей Родины, М. Ф. Решетнёв был признан достойным звания члена-корреспондента.

Решение было единогласным. После представления необходимых документов в 1976 году М. Ф. Решетнёву было присвоено звание члена корреспондента АН СССР. Сибирская школа талантливых молодых учёных и инженеров, работающих над оригинальными проектами в области космической техники, получила признание и в штабе советской науки: её руководитель был удостоен первого академического звания.

Решетнёв очень чутко относился к новому направлению своей деятельности. В дневнике, где он фиксировал темы сессий АН СССР и СО АН СССР, подробно отражены все сообщения, выводы, которые могут помочь предприятию. Он общается с большинством академиков, работающих в смежных областях. Так, на первой сессии АН СССР он установил хорошие рабочие контакты с Б. Н. Петровым, В. С. Авдуевским, Б.

В. Раушенбахом, В. А. Трапезниковым.

Из вопросов, вынесенных на заседание сессии СО АН СССР 1 марта 1977 года, отмечено сообщение Н. Н. Яненко о проблемах смазки шасси самолётов и использования металлизированной смазки. В результате, по заданию Решетнёва, материаловеды КБ занялись исследованиями этой смазки.

Круг его научных интересов очень широк. Среди них: топливно энергетический баланс страны;

проблемы использования местного угля для экономии нефти и газа, развитие атомной энергетики, борьба с потерями от неприспособленности отдельных видов техники к северным условиям, проблемы освоения зоны БАМа, и Байкала, работы по МГД-импулъсному генератору для зондирования земной коры на большие глубины и другие актуальные темы.

М. Ф. Решетнёв отражал в своих дневниковых записях не только всё, что обсуждалось на сессиях «сибирской» и «большой» Академии, но излагал и свою точку зрения. Часто многие вопросы становились предметом изучения в интересах предприятия. Показательно в этом смысле его знакомство с композиционными материалами (по докладу академика Губина). Михаил Фёдорович понял, что здесь скрыты большие возможности для лёгких конструкций, и в НПО ПМ занялись композиционными материалами серьёзно. Они вошли в конструкции силовых ферм спутников, что позволило создать уникальную ферму для системы отделения трёх спутников массой по 1400 килограммов с требуемыми параметрами. Ферма обеспечивает не только необходимую прочность, но и амортизирует динамические нагрузки при выведении спутников ракетой-носителем.

Обстоятельным было отношение Михаила Фёдоровича и к вопросам, обсуждаемым на сессиях АН, что позитивно отразилось на многих направлениях работы предприятия.

Михаил Фёдорович понимал, что кроме проведения собственных исследований и участия в научно-исследовательских работах смежных организаций назрела необходимость привлекать к работе предприятия учёных Красноярска, из госуниверситета и политехнического института. Это могло позволить готовить в вузах специалистов, ориентированных на тематику предприятия, успешнее решать социальные программы, используя местные кадры (наличие жилья, отсутствие стремления вернуться в родную Европу), повышать квалификацию кадров через аспирантуры, совместные научно-исследовательские работы, семинары, конференции, публикации, а также привлекать специалистов предприятия к преподавательской работе (и закрепление кадров, и популяризация работ предприятия).

Руководители «Красмаша» и НПО ПМ оказывали значительную практическую помощь вузам г. Красноярска при формировании новых факультетов, кафедр, новых специальностей и направлений подготовки. Это участие проявилось не только в материальной поддержке (в те годы финансовые и материальные ресурсы предприятий были весьма значительны), но и в непосредственном участии ведущих специалистов в становлении кафедр, определении тематики научных исследований.

Теперь, спустя многие годы, можно констатировать, что в ряде вузов Красноярска в те времена сложились сильные научные школы по новым направлениям фундаментальной и прикладной науки. В большей мере влияние аэрокосмической отрасли проявилось в развитии Сибирского государственного аэрокосмического университета – СибГАУ, Красноярского госуниверситета и Красноярского государственного технического университета.

В деятельности Сибирского государственного аэрокосмического университета ракетно-космическая тематика в подготовке специалистов для этой отрасли отражалась в наибольшей степени. Во втузе Решетнёв начал преподавать в конце 1960-х годов курс «Введение в космическую технику».

В течение длительного времени выпускающие кафедры работали в основном на аэрокосмическую отрасль, готовя специалистов по ракетостроению, двигателям летательных аппаратов, системам управления и технологии производства. И основой подготовки специалистов являлась глубокая интеграция учебного процесса с наукой и производством.

В 1972 году Решетнёв стал профессором кафедры летательных аппаратов и читал студентам курс лекций «Основы проектирования летательных аппаратов». Вместе с ним в работу включились практически все главные специалисты НПО ПМ. При поддержке Решетнёва в НПО ПМ был организован единый учебный научно-производственный комплекс, в котором объединялись все задачи образовательного процесса. В него были включены необходимые производственные подразделения, КБ и лаборатории предприятия. В 1989 году Решетнёв организовал и возглавил в НПО ПМ базовую кафедру космических аппаратов для новой специальности «Космические летательные аппараты и разгонные блоки».

Когда столичная комиссия решила проверить работу этой кафедры, возглавляемую Решетнёвым, где работали только совместители, то качество лабораторий, располагавших реальными изделиями для космоса, добротность лекций, лабораторных занятий, подготовки студентов оказалось таким, что комиссия рекомендовала использовать опыт работы кафедры в других вузах страны.

Приходилось преодолевать барьеры: закрытый город, закрытая тематика, для совместителей требовалось разрешения соответствующего главного управления министерства. Но преодоление технических трудностей приучило не останавливаться перед любыми бюрократическими «сооружениями». Михаил Фёдорович часто сам подписывал разрешения, что позволяло специалистам незамедлительно начинать работу в вузах, а потом добивался того, чтобы его «самодеятельность» была узаконена главком.

В начале 1970-х на математическом факультете госуниверситета была организована кафедра «Механика и процессы управления», которую возглавил Решетнёв, призванная удовлетворить возросшие потребности НПО ПМ в специалистах по математическому моделированию, процессов управления, информационным системам, разработке программного обеспечения.

Усилия Михаила Фёдоровича также были направлены на то, чтобы вузы Красноярска готовили инженеров по специальностям, ориентированным на тематику НПО ПМ и «Красмаша». СибГАУ, КГУ, КГТУ образовали свои кафедры или их филиалы в Железногорске, а возглавили их ведущие специалисты объединения:

– в КГУ – филиал математического факультета (д.т.н. профессор В. А.

Бартенев), – в КГТУ – филиал кафедры АСОИУ (д.т.н. профессор Ю. М.

Князькин, – в СибГАУ – кафедры «Системы автоматического управления» (д.т.н.

профессор В. А. Раевский);

«Экономика и управление» (к.т.н. В. Г.

Шелудъко);

«Электронное машиностроение и робототехника» (к.т.н.

профессор Головёнкин);

«Космические летательные аппараты и разгонные блоки» (профессор В. И. Халиманович).

На кафедрах СибГАУ много лет успешно работал д.т.н. профессор К. Г.

Смирнов-Васильев, активно работают к.т.н. доцент Н. А. Тестоедов, д.т.н.

профессор А. К. Шатров, д.т.н. доцент А. А. Ковель и другие. В 1985 году Михаил Фёдорович был избран действительным членом Академии наук СССР. Теперь сибирскую школу механиков возглавлял академик Решетнёв.

Он активно работал во многих советах академии по вопросам космической связи, механики твёрдого тела, композиционных материалов и других.

Помогал академику Г. Г. Чёрному в его работе над проектом постановления о развитии механики;

поддержал А. А. Никонова в вопросе сворачивания производства хлорсодержащих пестицидов (за границей запрещены, а мы, несмотря на рекомендации АН СССР, расширяем производство и даже закупаем, не участвуем в международных конференциях по этому вопросу).

Михаил Фёдорович повторял: «Эрозия почвы – следствие эрозии души и морали!»

1985 год памятен для Михаила Фёдоровича и другим важным событием. Он был избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Чётко разработанная им программа дальнейшей деятельности по наказам избирателей имела особую убедительность. Он действительно шёл по мере своих сил и возможностей работать в интересах людей, а не за депутатским мандатом ради собственного престижа.

Михаил Фёдорович очень серьёзно относился к обязанностям депутата, никогда не пропускал назначенных приёмов избирателей, как бы не был занят по основной работе. Люди шли к нему и были удовлетворены принятыми депутатом решениями. Трудно перечислить всех, кому он помог за четыре года депутатства. Это время не прошло бесследно и для него.

Соприкасаясь с человеческими трудностями и берясь за их устранение, он многому научился и стал смотреть на жизнь «не со стороны».

Его и ранее постоянно избирали депутатом Красноярского краевого совета и горсовета Железногорска, но, получив права и обязанности депутата Верховного Совета РСФСР, он проникся сознанием высшей ответственности перед людьми, что неоднократно подчеркивал в беседах с коллегами.

Михаил Фёдорович был требовательным и даже жёстким руководителем, когда это касалось интересов дела. Но в отношениях с людьми проявлялись и другие его лучшие качества: простота в общении, скромность, внимание к другому мнению, желание помочь человеку. Он регулярно проводил личные приёмы как руководитель предприятия, а позднее и как депутат Верховного Совета РСФСР. Он лично контролировал принятые на приёме решения. А как депутат использовал доступ во все инстанции, пока не добивался справедливого решения по просьбам и жалобам тех, кто приходил к нему с ними… Вернувшись как-то в апреле 1989 года с общего собрания АН СССР, Михаил Фёдорович собрал своих коллег и рассказал о А. Д. Сахарове, который выступал на этом собрании. Михаил Фёдорович был поражён его эрудицией в вопросах, не касающихся физики, его аргументированной критикой в адрес руководства страны. Михаила Фёдоровича восхищали настойчивые требования Сахарова по изменению конституционной структуры государства;

необходимости принятия закона о ядерной энергетике;

что водородный заряд – угроза цепной реакции в атмосфере.

Решетнёв как член научного совета АН СССР по механике композиционных материалов в значительной мере способствовал целенаправленной деятельности многих академических учреждений, промышленных предприятий и вузов. Он принимал участие в выездных советах в Ленинграде, Киеве и в Ташкенте, где выступал с докладами о выполненной работе по композитам алюминий-бор.

Академик Решетнёв много внимания уделял пропаганде и внедрению в практику новых материалов, передовых технологий. Он стал главным редактором межотраслевого научно-технического сборника «Технология»

серии «Конструкции из композиционных материалов».

В начале 1990-х годов в Красноярске обсуждался вопрос о создании Сибирского отделения Российской инженерной Академии (СО РИА).

Проректор Сибирской аэрокосмической академии Н. В. Василенко предложил М. Ф. Решетнёву дать согласие на руководство отделением.

Михаил Фёдорович ответил, что не возражает, если предложение поддержат руководители крупнейших предприятий края, крайком КПСС, крайисполком.

Вскоре власти края, провели собрание руководителей важнейших предприятий, где вопрос о создании Сибирского отделения Российской инженерной академии был обсуждён и одобрен. С этого времени и до конца жизни М.Ф. Решетнёв был президентом Сибирского отделения Российской инженерной академии, а вскоре и академиком Международной инженерной академии.

Только его железное здоровье, умение распределять свои обязанности во времени помогали руководить предприятием, стать главой инженерной науки Сибири, успешно работать и с геологами, и с металлургами, и со всеми секциями СО РИА, и, естественно, с аэрокосмической секцией.

Работу отделения возглавлял президиум, в который входили руководители предприятий Красноярского края и других регионов Сибири.

Росло число академиков, членов-корреспондентов, академических советников. За годы руководства Михаилом Фёдоровичем СО РИА стало мощным центром инженерной науки и самым большим её отделением.

Академик Решетнёв принимает активное участие в решении научно технических проблем сибирского региона, вопросов освоения его природных ресурсов. Разработанная программа «Сибирь» базировалась на применении космических средств изучения территорий региона, которые не могли быть освоены обычными методами. Он продолжает уделять большое внимание развитию связи и телевидения в труднодоступных районах, включая и территории Крайнего Севера, что органично связывает сферы его деятельности как организатора производства, учёного и народного избранника.

КОСМОС – В ИНТЕРЕСАХ ЗЕМЛЯН 12 апреля 1989 года. Центральный академический театр Советской Армии в Москве. Его просторный зал заполнили учёные и конструкторы, работники космодромов, специалисты Центра подготовки космонавтов и Центра управления полётами, лётчики-космонавты, представители общественности.

Впервые в истории празднования Дня космонавтики с докладом перед собравшимися выступил академик М. Ф. Решетнёв. Ниже приведено изложение того, о чём в своём выступлении сказал руководитель НПО ПМ. В частности, он подчеркнул, что к выдающимся событиям минувшего года в сфере освоения Космоса следует отнести успешный полёт системы «Энергия» – «Буран», от старта до посадки выполненный в автоматическом режиме. Ещё одна славная страница: впервые в истории советские космонавты Владимир Титов и Муса Манаров осуществили полёт на орбитальном комплексе «Мир» продолжительностью в один год. На этой станции были также проведены три экспедиции с участием граждан Болгарии, Афганистана и Франции.

Бурное развитие космической техники явилось мощным стимулом совершенствования машиностроения, электроники, энергетики и других отраслей промышленности. Вот почему сегодня, подчеркнул докладчик, «перед нами стоит вопрос о более эффективном использовании достижений космонавтики в интересах народного хозяйства. Вместе с тём, – заметил академик, – прозвучавшие в последнее время сомнения общественности в обоснованности расходов на космос говорят, что, несмотря на кажущееся обилие публикаций о космических исследованиях, жители нашей страны, по существу, плохо информированы об их результатах, о том, что же сегодня даёт народному хозяйству нашей страны космическая техника и что она может дать завтра».

В связи с этим докладчик привёл интересные и ещё малоизвестные факты, свидетельствующие об эффективности использования различных космических средств. И в этом плане, подчеркнул он, «бесспорным лидером являются спутники связи.

Телефонная, телеграфная и факсимильная связь, телевидение и радиовещание, передача различных справочных и других материалов, обмен информацией в больших системах автоматизированного управления и сетях ЭВМ, передача матриц для печатания газет – вот далеко не полный перечень задач, решаемых в наши дни техникой спутниковой связи. Системы «Москва» и «Экран» позволили довести охват телевещанием населения страны до 93 процентов. По данным Министерства связи СССР, экономический эффект от эксплуатации систем «Орбита», «Москва» и «Экран» в прошлом году (1988 г. – ред.) составил 540 миллионов рублей.

Находящаяся в эксплуатации система «Цикада» с помощью спутников типа «Космос-1000» позволяет неограниченному числу судов определять свое местоположение с точностью до 100 метров, что существенно повышает эффективность использования советского морского флота. Сейчас свыше трех тысяч наших судов оснащены такой аппаратурой».

Назвал Михаил Фёдорович и такой факт, что «на базе спутников «Цикада», дооснащенных специальной аппаратурой обнаружения и определения точных координат терпящих бедствие объектов, создана система КОСПАС. Совместно с американо-франко-канадской системой САРСАТ она образует согласованную единую службу поиска и спасения, на счету которой уже более 1700 (в 1988 году. А по состоянию на 2005 год количество спасенных, по некоторым источникам, уже составило более тысяч человек. – ред.) спасенных человеческих жизней.

Огромное значение для народного хозяйства имеет долгосрочное и надежное прогнозирование погоды. С 1967 года у нас эксплуатируется метеорологическая система «Метеор», спутники которой оснащены телевизионной и инфракрасной техникой, позволяющей исследовать атмосферу, наземную и океаническую поверхность. Учет метеопрогнозов позволяет значительно уменьшить возможный ущерб народному хозяйству от стихийных явлений природы и уже сейчас дает экономический эффект в размере 500-700 миллионов рублей в год.

Больших успехов в области изучения и освоения природных ресурсов добилось космическое природоведение. Спутниковой информацией обеспечивается сейчас более 900 организаций различных министерств и ведомств. Комплексное изучение природных ресурсов с орбиты даёт высокую эффективность, которая уже достигает 350 миллионов рублей в год.

Изучение природного потенциала Земли из космоса, – сказал докладчик, – наиболее близко соприкасается с интересами всех и каждого, даёт хорошую возможность для международного сотрудничества. Вот почему мировая общественность с интересом восприняла предложение М. С. Горбачёва о создании при ООН центра срочной экологической помощи».

Говоря о влиянии космической технологии и техники на прогресс в различных отраслях народного хозяйства, учёный отметил, что «благодаря им существенно усовершенствованы алюминиевые и жаропрочные сплавы, керамические материалы, освоены новые способы производства вольфрама, бериллия, молибдена. Весьма перспективны новые конструкционные материалы:

– на основе алюминиевых и титановых сплавов;

– армированные волокнами бора и карбида кремния;

– углепластики на основе графита с полимерными связующими;

– теплозащитные углерод-углеродные композиты;

– терморегулирующие покрытия и другие.

Большое значение для народного хозяйства имеют эксперименты по изучению возможностей производства в условиях Космоса новых материалов, получения крупных однородных монокристаллов, сверхпроводящих сплавов, сверхчистых медико-биологических препаратов.

По оценке специалистов, – подчеркнул Решетнёв, – к 2000 году доходы от производства в Космосе полупроводников и медицинских препаратов могут достичь 20 миллиардов долларов.

Эксперименты по отработке технологических процессов получения новых веществ и материалов регулярно проводятся в нашей стране – как на пилотируемых станциях, так и на автоматических аппаратах «Фотон».

Первый из них был выведен на орбиту 14 апреля 1988 года. Результаты этих работ уже начинают использоваться в интересах народного хозяйства. Так, например, началось изготовление опытных образцов электронной аппаратуры с использованием полупроводниковых материалов, выплавляемых в космических печах. На основе полученных в Космосе сверхчистых лекарственных веществ в клиниках Минздрава СССР изготавливают высокоэффективные вакцины. Объём отечественного космического производства лекарств, биопрепаратов, полупроводников и других материалов предполагается довести к 1995 году до 3-5 миллиардов рублей в год».

Далее докладчик рассказал о пути, пройденном за 28 лет советской пилотируемой космонавтикой. Он подчеркнул, что магистральным направлением освоения околоземного космоса Советский Союз избрал создание постоянно действующих пилотируемых орбитальных комплексов, «и в этой области мы добились значительных успехов. Наша главная беда в том, – отметил докладчик, – что мы не умеем извлекать прибыль, и это, к сожалению, присуще не только космонавтике, но и ряду других отраслей народного хозяйства…»

«Разработка новых космических проектов должна вестись на разумной коммерческой основе», – заявил докладчик. Развивая эту мысль, он подчеркнул, что «в последнее время звучало много высказываний, ставящих под сомнение целесообразность разработки ряда космических проектов на данном этапе перестройки, когда решаются такие требующие больших затрат проблемы, как экологическая, продовольственная, жилищная. Мне кажется, – сказал учёный, что причина таких высказываний в недостатке – информированности нашей общественности о путях развития космонавтики, её приоритетных направлениях и о возможностях использования её достижений в народном хозяйстве…»

Доклад М. Ф. Решетнёва был выслушан с большим вниманием и, как позже констатировали столичные средства массовой информации, произвел большое впечатление на всех, кто своей научно-практической деятельностью связан с Космосом….

ПОСТОЯННО ПОДНИМАЯ ПЛАНКУ… Тиражировать уже освоенные технологические решения было не в характере Михаила Фёдоровича Решетнёва. Он постоянно стремился держать коллектив «в хорошей спортивной форме», поднимая планку решаемых НПО ПМ задач. Одним из результатов этого стремления можно признать создание космического аппарата нового типа, геостационарного спутника «Поток».

От предыдущих он отличался наличием централизованной ЭВМ в контуре управления аппаратом в целом и его бортовыми системами, цифровых приборов в составе системы ориентации, стационарных плазменных двигателей для коррекции орбиты, никель-водородных аккумуляторов системы электропитания и ресурсом работы до 7 лет.

Бортовая ретрансляционная аппаратура спутника была создана на основе активной фазированной антенной решётки и обеспечивала связь между космическими аппаратами. В дальнейшем спутники этого типа совершенствовались, но общие принципы построения, по существу, сохранялись.

Организация связи между спутниками нашла дальнейшее развитие при изготовлении аппаратов «Луч». Он мог обеспечить обмен информацией между орбитальной станцией «Мир», возвращаемым модулем «Буран» и ЦУПом. «Луч», выводимый на геостационарную орбиту, потребовал установки панелей солнечных батарей значительной площади, чтобы обеспечить электрическую мощность на борту около двух киловатт, а также раскрывающихся антенн диаметром 1,6;

3 и 4,5 метра.

Нужно было все эти элементы (панели батарей антенны) разместить так, чтоб они не затеняли друг друга: разнести их от корпуса спутника на несколько метров в различных плоскостях. Для изготовления больших антенн начались поиски нового материала. Таким материалом оказалось металлическое сетеполотно, которое могли изготовить в институте материаловедения Академии наук Украины. Его возглавлял академик Е. О.

Патон.

Организация нового для страны производства – вопрос непростой.

Потребовался визит к Патону. Он радушно принял Михаила Фёдоровича, показал лаборатории института, ряд сварочных технологий и пообещал изготовить для НПО ПМ необходимое количество сетеполотна. Встреча двух академиков получилась плодотворной.

Для разработки и освоения технологии изготовления материала в промышленных масштабах Решетнёв добился организации в Московском текстильном институте отраслевой лаборатории под научным руководством специалистов из НПО ПМ и оснащения её необходимым оборудованием из ФРГ и ГДР. Таким же оборудованием был обеспечен текстильный комбинат в Абакане, где было организовано изготовление сетеполотна для всей отрасли...

Когда все элементы спутника «Луч» находятся в раскрытом состоянии, размеры и изящество конструкции поражают даже опытных специалистов.

Был удивлён и министр «Среднемаша» (Министерство среднего машиностроения, в дальнейшем Министерство атомной промышленности) Е.

П. Славский, которому Решетнёв продемонстрировал очередной «Луч». Со всеми раскрытыми трансформируемыми элементами он был подвешен под потолком испытательного корпуса на высоте 21 метра. Министр долго молчал, а потом сказал: «Спасибо, спасибо за эту радость! Никогда бы не поверил, что можно сотворить такое изящное, загадочное произведение...

Михаил Фёдорович счастливый человек, и я ему завидую».

Генеральному конструктору, как и всем создателям спутника «Луч», было чем гордиться. И это подтвердила выставка космической техники, организованная вскоре на Байконуре для руководства страны во главе с президентом СССР Горбачёвым. Решетнёв решил показать и эксплуатируемые аппараты, и те, которые готовились к запускам. Изделия НПО ПМ составили главную часть экспозиции.

Когда М. С. Горбачёв, подойдя к очередному спутнику, на вопрос: «А это чей?» – снова услышал: «Решетнёва», – он внимательно посмотрел на Михаила Фёдоровича и спросил: «И это Вы всё в Сибири делаете?» – «B Сибири. Но с нами работают и Москва, и Ленинград, и ещё 200 городов Союза», – с улыбкой ответил Решетнёв.


«Луч» поразил всех своими размерами и совершенством. Все остановились, молчали, рассматривая этот изумительный космический аппарат. Наконец, кто-то из свиты президента громко спросил: «Скажите, а какой же ракетой Вы запускаете этот громадный аппарат?»

Увидев, что и Горбачёва заинтересовал этот вопрос, Решетнёв объяснил, что спутник показан в раскрытом состоянии, как в Космосе. А при выведении всё компактно сложено и помещается в объёме, соответствующем размерам головного обтекателя. Все поняли, хотя удивление на лицах всё же осталось… ВСЕМ ДАЛИСЬ НЕ ПРОСТО ГОДЫ ДЕВЯНОСТЫЕ… Период «перестройки» и вхождения страны в рынок, который пришёлся на начало 1990-х годов, стал для коллектива НПО ПМ, как и для большинства предприятий военно-промышленного комплекса (да и не только для них!), серьёзным экзаменом на выживание. Практически все были брошены на произвол судьбы. Средства не выделялись не только на конверсию, но даже финансирование госзаказов и программ было резко сокращено и осуществлялось по остаточному принципу.

В качестве оплаты предлагались различного рода «денежные суррогаты». Это неизбежно вело к потере передовых технологий и высококвалифицированных кадров, а фактически – к развалу космической промышленности. В этот непростой для предприятия период, сопровождающийся постоянными задержками заработной платы, разрывом связей с предприятиями-соисполнителями, ещё ярче проявился талант Михаила Фёдоровича, его природная интуиция, умение понять, способность вести свой корабль в мутном и доселе незнакомом рыночном океане.

Было совершенно очевидным, что для сохранения предприятия и достигнутых им передовых позиций требуется не только умение производить спутники, но и делать это так, чтобы произведённая продукция была востребована. Для этого она просто обязана была быть конкурентоспособной. А так как отечественная электронная промышленность никакой реальной конкуренции зарубежным производителям составить не могла, Михаил Фёдорович выбрал единственно правильную стратегическую линию: для создания востребованных на рынке спутников взять курс на интеграцию и кооперацию с лучшими мировыми фирмами.

Вот почему, начиная с 1990 года, сибиряки стали налаживать контакты с такими известными фирмами, как западногерманские МВВ, ANT, канадские SPAR, ComDev, и другими. Несмотря на то что эти мосты ради делового сотрудничества не принесли быстрого коммерческого результата, они дали опыт и понимание того, что специалисты, работающие в «сибирской глубинке», не хуже «западных» способны в кооперации с ними производить аппараты, ни в чём не уступающие мировым образцам.

Из воспоминаний Юрия Николаевича Коптева:

«Когда появились первые контакты, к примеру, с «Евтелсатом», у многих возникли мелкие сомнения. Во-первых, всё это начиналось в обстановке нашей сохранявшейся закрытости – как общества, так и технологий. Во-вторых, у нас в создании спутников были разными культуры.

Все прекрасно понимали это, так как космическая отрасль не являлась каким то анклавом. Она аккумулировала всё, что есть в стране, начиная от элементной базы, материалов и всего остального… И когда мы говорили, что наши спутники живут на орбитах меньше, чем западные, получалось, что мы специально проводили техническое расследование. Скажем, сравнивали «Интелсат-4» с нашим «Горизонтом». Тогда у первого было 30 стволов, у нашего – всего 6, Позже их количество возросло, тем самым было объективно показано, что, с одной стороны, это результат того состояния всей нашей промышленности, в котором она находилась. А с другой – результат наших особых подходов, когда мы на свои спутники вешали множество дополнительных функций по дублированию, по обязательной засекреченности командных линий.

Были попытки засекретить даже телеметрическую информацию, которую сбрасывал спутник. Таковы были тогда наши каноны. Ведь работали в гражданской сфере на тех же принципах, которые использовали при создании военных спутников. И это осложняло возможности целевого проектирования, когда всё подчинялось стремлению получить максимальный информационный ресурс. Я помню это, так как был вместе с Михаилом Фёдоровичем участником различных переговоров с руководством «Евтелсата»…»

А в 1993 году состоялась первая встреча с экспертами французской компании Alcatel. Это было начало стратегического партнёрства двух космических производителей. В результате совместной работы российских и французских специалистов был выигран объявленный «Евтелсатом»

международный тендер на изготовление и запуск телекоммуникационного спутника, которому по общему согласию присвоили название «SESAT» (S – сибирско-, E – европейский, SAT – «саттелит» – спутник).

Этому наиболее заметному событию в истории НПО ПМ создатели данной книги решили посвятить отдельную главу, которая предложена вниманию читателя на последующих страницах.

Ещё в начале 1980-х годов НПО «Энергия» в поисках загрузки для «Бурана» выдвинуло идею создания больших спутников связи (до 18 тонн), которые, находясь на геостационарной орбите, удовлетворили бы все потребности в связи. Проект обещал полтора миллиона телефонных каналов, обеспечивающих запросы на десяток лет вперёд. О проблемах и необходимых затратах умалчивалось или говорилось очень скупо. После проработки в этом направлении на «Энергии» был создан малогабаритный спутник «Ямал».

М. Ф. Решетнёв не исключал возможности участия при разработке полезной нагрузки иностранных специализированных фирм. Это позволило бы увеличить надёжность и пропускную способность спутников ретрансляторов на порядок и более. Таковы были проблемы, решаемые в области технической политики. Но не меньшие проблемы были в области социальной и кадровой.

В усложняющихся экономических условиях М. Ф. Решетнёв стремился всеми силами сохранить высококвалифицированный коллектив и при скудном финансировании за счёт резервов делал всё, чтобы предприятие продолжало работать. Так как зарождающийся рынок нуждался в средствах связи, а количество военных заказов резко снизилось, нужно было оперативно приспосабливать уже сделанное к новым потребностям.

Для создания дешёвой низкоорбитальной спутниковой системы связи, которую можно использовать в гражданских целях, генеральный конструктор принял решение о доработке одного из действующих военных космических аппаратов, которые показали себя надёжными в течение длительного времени эксплуатации.

Орбиты таких спутников мало удалены от Земли, что позволяет существенно снизить энергетику радиолиний и иметь на Земле малогабаритные (массой менее 0,5 кг) терминалы, обеспечивающие связь в любой точке земного шара, а для непрерывной связи применять несколько спутников, разнесённых по орбитам.

Эту идею М. Ф. Решетнёв и начал воплощать в жизнь. В 1991- годах была произведена доработка военного спутника и осуществлён экспериментальный запуск (1992 г.). «Гонец-Д» (демонстрационный) действительно продемонстрировал возможности использования этого аппарата. В тот же период специалисты НПО ПМ начали разработку нового космического комплекса на базе аппарата «Гонец-Д1» со сроком активного существования 5 лет. Правда, его запуск на орбиту в феврале 1996 г. прошёл уже без Михаила Фёдоровича.

Свыше 15 лет проектировался мощный спутник «Геликон», рассчитанный на перспективные средства выведения (кислородно водородный разгонный блок). Он должен был служить исключительно для гражданских целей непосредственного телевещания.

Когда Решетнёв понял, что рассчитывать на новый разгонный блок ракеты-носителя «Протон» не приходится, было принято решение перепроектировать его с минимизацией задач и опорой на существующие заделы. Назвали новый проект «Галс» (яхтсменам известно, что двигаться галсом – это использовать энергию ветра, чтобы идти навстречу ему!).

Главная задача обеспечить страны бывшего социалистического – содружества современными средствами непосредственного телевизионного вещания.

Этому спутнику была уготована не простая судьба:

– полное отсутствие финансирования на этапе изготовления и комплектации;

пожар, повредивший первый лётный спутник на стапеле, – заставивший менять отдельные элементы и всё перепроверять;

– три зимних холодных месяца ожидания очереди на пуск и, наконец, падение аппарата при подготовке его к стыковке с разгонным блоком на полигоне, деформация элементов конструкции, выход из строя аппаратуры.

Михаил Фёдорович говорил, что это усугубило экономические трудности, и вместе с тем поражался мужеству людей, осуществивших января 1994 года успешный пуск. «Галс», невзирая на сложные взаимоотношения НПО ПМ с кооперацией и московским руководством, стал первым спутником, созданным в период Перестройки и радикальных экономических изменений. В те годы, когда почти никто в России и за рубежом уже не верил, что страна способна создавать и успешно вводить в строй новые космические аппараты!

Решетнёв высоко ценил этот спутник, впервые созданный для непосредственного телевидения в Ku-диапазоне. На нём впервые в нашей стране успешно началась эксплуатация системы коррекции наклонения орбиты, им впервые управляли из гражданского ЦУПа в Красноярске-26.

Впервые в заводских и полигонных условиях использовалась автоматизированная система наземных испытаний. Впервые система наведения антенн, кроме прокачки по двум осям, могла осуществлять и поворот антенны.

Было за что Михаилу Фёдоровичу любить этот спутник, много раз вызывавший частыми срывами боли в сердце. Следует отметить, что конструкция «Галса» и основные решения его механических систем были позже положены в основу создания модуля служебных систем, на базе которого проектировался в дальнейшем спутник «Экспресс».

Решетнёв, учитывая перспективы, понимал: всё возрастающие потребности страны в спутниковых каналах связи, новые задачи по обеспечению зоновой (сельской) связи и прочие запросы требуют создания новых технических средств, обеспечивающих работу связных спутниковых систем при условии полной их преемственности.


Созданный около 20 лет назад космический аппарат «Горизонт» уже не отвечал современным техническим требованиям: у него отсутствовала возможность коррекции положения спутника на орбите по широте и были относительно невысокая выходная мощность бортового ретранслятора и небольшое количество стволов (восемь).

Учитывая сжатые сроки разработки «Экспресса», Михаил Фёдорович дал команду максимально использовать научно-технический задел, накопленный при создании «Галса». Благодаря этому удалось сократить время и затраты на разработку и изготовление спутников, базирующихся на одном и том же модуле служебных систем.

Разработчиками модуля служебных систем и космического аппарата в целом, а также изготовителем спутника являлось НПО ПМ, а изготовителем модуля – омское ПО «Полёт». Проектная разработка была завершена в марте 1990 года. Первый запуск «Экспресса» осуществлён 13 октября 1994 года.

Еще в 1984 году из коллектива НПО ПМ ушёл Г. М. Чернявский, который долгие годы делил с Михаилом Фёдоровичем и победы, и неудачи.

Они были большими друзьями и пережили вместе многое из того, что выпало на долю НПО ПМ. Их творческий тандем был настолько естествен, что трудно было выделить чье-либо первенство в нём при решении задач, стоящих перед предприятием. Во всяком случае, Чернявский был действительно первым замом и правой рукой Михаила Фёдоровича. Уход его совпал с наметившимися изменениями в экономическом обеспечении космонавтики.

Решая, кого поставить своим первым заместителем, Решетнёв выделил А. Г. Козлова, руководившего ранее антенным комплексом, а последние годы – всем проектным направлением. Опыт Альберта Гавриловича очень пригодился при поиске тематики для загрузки предприятия и подготовке решения, которое принято с благословения Решетнёва, о создании антенных систем при совместном участии двух предприятий Красноярского края: ПО «Искра» и НПО ПМ. Замысел заключался в создании коммерческих телевизионных и связных станций: аппаратуру должно было производить ПО «Искра», а сами системы – НПО ПМ.

Благодаря энергии и настойчивости В. И. Халимановича, возглавившего создание и производство антенных систем, направление быстро заняло достойное место в планах предприятия. С каждым годом существенно увеличивается количество изделий и их типы, покупаемые потребителями. Первая антенная ТВ-система предназначалась для приёма национальных ТВ-программ на всей территории Казахстана (отсюда и казахское название «Жарык»).

Опыта создания чисто наземных антенн в НПО ПМ не было, и поэтому использовали технический задел изготовления бортовых систем. В работу включились все подразделения КБ и завода, тематически связанные с этим направлением. Условия наземной эксплуатации требовали других решений, особенно по климатическим параметрам (ветровым нагрузкам). Были преодолены сложные технологические проблемы: раскатка рефлектора, изготовление лепестков, оснащение участка сборки антенн.

К тому же специфика спутникового производства такова, что НПО ПМ имело больше теоретическое, чем практическое представление о серийном производстве. При развёртывании работ по созданию антенных систем пришлось вплотную заняться и освоением их серийного производства в условиях рыночной экономики.

Как-то Михаил Фёдорович, показывая приехавшему на предприятие Ю. Н. Коптеву цех, где шла сборка антенных систем, заговорил о тех перспективах, которые открываются перед НПО ПМ в связи с этими работами. А, отмечая достигнутые в них успехи, Решетнёв неоднократно ставил в пример В. И. Халимановича, возглавившего отработку конструкций этих систем, и В. И. Тихонова, руководившего изготовлением этой продукции. По оценке Михаила Фёдоровича, это направление становилось одной из структур, дающих и рабочие места, и экономические выгоды, и системный подход к освоению новых рынков.

Ещё одно, новое для НПО ПМ, направление деятельности формировалось по инициативе и при активной поддержке М. Ф. Решетнёва в области управления гражданскими (коммерческими) спутниками. Впрочем, и оно развивалось на основе ранее накопленного многолетнего участия специалистов НПО ПМ в управлении всеми ранее созданными своими спутниками – и военными, и гражданскими.

После развала Минобщемаша, в которое входило Главное управление по космической тематике, в дальнейшем - Федеральное космическое агентство, НПО ПМ пришлось столкнуться с возрастающими трудностями по управлению работающими спутниками. Михаил Фёдорович видел, что зависимость от Министерства обороны (ЦУП), теряющего позиции по многим направлениям, приводила к потере времени и средств, становилась экономически невыгодной (постоянные командировки большого числа сотрудников и т. д.). Он поручил Ю. М. Князькину заняться созданием собственного ЦУПа, который обеспечил бы управление гражданскими спутниками «Экспресс» и «Галс».

20 января 1994 года был запущен первый спутник «Галс» для непосредственного телевещания и международного использования.

Управление спутником впервые осуществлялось из центра управления полётом (ЦУП), и поныне находящегося на территории НПО ПМ. С вводом в ЦУП станции космической связи появилась возможность прямого выхода НПО ПМ на междугородную (Москва) и международную сеть зарубежных партнёров.

А в 1996 году в Железногорске было завершено создание всего наземного комплекса управления космическими аппаратами народно хозяйственного применения.

МИРОВОЙ РЫНОК: «NO WEY!..» ИЛИ «WELCOM»?

«В конце 1980-х годов на горизонте забрезжил рассвет нового этапа в жизни нашего предприятия…», – написал в своих воспоминаниях специально для этой книги Евгений Николаевич Корчагин, многие годы возглавлявший службу управления проектами НПО ПМ. Раскрывая суть наметившегося обновления, он подчёркивает, что «стали появляться социально политические, законодательные и технические возможности общения с иностранными фирмами, производящими спутники связи. Можно себе представить, как было сложно начинать это, особенно на нашем секретном предприятии, расположенном в закрытом городе Красноярске-26. Огромное количество проблем легло, конечно же, на плечи М. Ф. Решетнёва. Они касались определения стратегии сотрудничества с иностранными фирмами, проблем обмена информацией, выбора наиболее перспективного партнёра и, разумеется, получения в спецорганах разрешения на допуск в НПО ПМ иностранных специалистов».

«Решетнёв, – пишет далее Корчагин, – хорошо понимал, что для НПО ПM крайне необходимо общение и сотрудничество с иностранными коллегами. Общение, которое позволит понять и наши реальные преимущества, и в чем мы уступаем, что дает нам возможность перейти к взаимовыгодному сотрудничеству. Первые наши контакты по созданию совместного спутника связи были установлены с известной немецкой авиакосмической фирмой МВВ. Необходимо отметить, что для Михаила Фёдоровича это было тяжёлое психологическое испытание. Его память хранила много негативной информации о периоде Великой Отечественной войны, участником которой он был. К сожалению, первый опыт сотрудничества не дал ожидаемого результата: в самый последний момент руководство МВВ отказалось от совместного участия в конкурсе по созданию нового спутника «Инмарсат-3». Но этот этап был очень важным для НПО ПМ…»

История предприятия по разным причинам не сохранила многие детали и подробности этого первого делового контакта с зарубежными коллегами.

Однако известно, что в октябре 1989 года делегация советских специалистов по спутникостроению во главе с представителем министерства Ю. Г.

Миловым посетила в пригороде Мюнхена Оттобраун германскую фирму МВВ. В состав группы также входили А. Г. Козлов, В. И. Халимонович и Е.

Н. Корчагин. А спустя некоторое время, согласно взаимной договорённости, уже делегация сотрудников МВВ во главе с господином Гёшелем прибыла в Красноярск-26 для ознакомления с сибирским предприятием и его возможностями. Это было первое посещение НПО ПМ делегацией зарубежных специалистов в области космического проектирования и производства за всё время существования сибирского космического предприятия. Накануне их приезда М. Ф. Решетнёв, собрав научно технический совет предприятия, подчеркнул: «Министерское руководство сказало, что мы не должны ничего скрывать из того, что можно показать.

Покажем им, что мы всё можем, и пусть они не зазнаются!»

Команда прибывших, похоже, была настроена заметно критически.

Гости улыбались и охотно подчёркивали, что у них «всё это есть, и давно...».

Но, попав в цеха, они вскоре замолчали. Представленные здесь космические аппараты выглядели достойно и не нуждались в похвалах. Когда гости увидели, какие объёмы реализует НПО ПМ, они не поверили: «Вы запускаете в год 25 спутников?!» – «Да, – ответил А. Е. Митрофанов, – однажды получилось…»

Но главный «удар» ждал гостей в зале экспериментальной лаборатории. Там была выставлена вся механика, которую НПО ПМ делает для спутников. По графику визита на осмотр здесь было выделено 10 минут...

Михаил Фёдорович звонил в лабораторию через каждые 40 минут: «В чем дело? Мы уже устали ждать». «Они лежат на столах. Изучают нашу автоматику!» – отвечал на это К. Г. Смирнов-Васильев.

Когда же гости удовлетворились всем увиденным, г-н Гёшель сказал:

«Лучшую в мире автоматику делаем мы, немцы, на втором месте – французы, на третьем – американцы и японцы. Вы делаете автоматику на нашем уровне. А как вы сделали БМСПА (блок механический системы поворота антенн. – ред.) – уму непостижимо!». Позже стало известно, что после возвращения в связи с этим заявлением у Гёшеля потребовали разъяснений. А здесь, на встрече у Решетнёва, Гёшель много раз возвращался к автоматике и спрашивал у Михаила Фёдоровича: «Ваши вентиляторы в условиях космоса вращаются 9-10 лет?» «А что тут удивительного? У нас есть ноу-хау!» – отвечал Михаил Фёдорович.

Возвращались немцы домой несколько растерянными, ибо теперь распределение работ по спутнику не казалось им таким однозначным, как прежде. Речь шла о возможном участии сибиряков в тяжёлом, но интересном проекте. НПО ПМ впервые должно было выполнить работу по западным требованиям. Пришлось даже заново изучить русский язык, так как профессиональный сленг красноярцев переводить на английский язык оказалось невозможным. Однако к середине 1990 года Генеральный понял, что существующие разногласия в распределении работ устранить не удастся.

И тогда начались поиски нового проекта. М. Ф. Решетнёв при участии НИИР обратил внимание на германскую фирму ANT. Общими усилиями тогда в короткие сроки к концу 1990 года был разработан проект спутника связи «Романтис». Однако фирма ANT не смогла согласиться с предложением НПО ПМ: считали, что красноярцы не в состоянии быть головными, а распределение ответственности их не устраивало. Кроме того, возникли трудности с решением финансовых вопросов. Таким образом, и этот проект остался лишь в замыслах...

Вместе с тем всё более очевидным становилось и то, что необходимо было срочно изыскать возможности выполнения «западных» требований, предъявляемых к современным спутникам связи. И главное – срок их активного существования на орбите должен быть не менее десяти лет. Опыт НПО ПМ в создании аппаратов различного назначения говорил о том, что эта задача решаема. Примером тому могли служить спутники «Горизонт»: при гарантийном сроке 2-3 года они на самом деле работали по шесть-восемь лет (отдельные – около 10). Это свидетельство того, что технические решения, заложенные в космические аппараты, правильны. Нужна была ещё одна попытка.

«О Михаиле Фёдоровиче Решетнёве, – вспоминает Е. Н. Корчагин, – ходит много легенд. О его характере, о его жизненных принципах, о самой его жизни. Мне посчастливилось общаться с ним (особенно в последние перед его кончиной годы) не только в стенах НПО ИМ, но и в командировках. А в них, как известно, человек становится другим: более открытым и доступным. Командировки были у М.Ф. Решетнёва чрезвычайно насыщенными… Так, в декабре 1990 года он летал в Канаду для переговоров с руководством фирмы SPAR. Начинался новый для НПО ПМ этап в поиске путей международного сотрудничества.

Михаил Фёдорович очень много встречается с представителями деловых кругов Канады и в Москве, и в Красноярске-26, и в самой Канаде. А каждый воздушный рейс за океан – это тоже тяжёлое испытание. Обычно вылет в Канаду происходил в тот же день, что и рейс из Красноярска-26 в Москву (около 5 часов). Полёт же из Москвы в Монреаль продолжается часов 30 минут. Иначе говоря, преодолевается 12 часовых поясов от Красноярска до Монреаля.

В январе 1992 года мне вместе с нашими коллегами из фирмы SPAR пришлось готовить в Оттаве одну из встреч Михаила Фёдоровича с канадскими бизнесменами. Прилетев за два дня до назначенной встречи в Монреаль, мы успели адаптироваться к местному времени. Решетнёв же должен был прилететь около 15 часов в день начала переговоров. И вроде бы оставалось время для отдыха перед встречей, назначенной на 19.00. Но рейс задержался на четыре часа!.. И когда в 20.00 в зал вошёл красивый, подтянутый, абсолютно свежий Решетнёв, зал зааплодировал. Обсуждение длилось 3 часа. В гостинице, где мы остановились, на уровне 6-го этажа находился открытый бассейн. На улице в это время мороз минус 30-35°С.

Уходя после окончания переговоров на отдых по номерам, Михаил Фёдорович попросил меня разбудить его в 6 часов утра, чтобы сходить перед очередными переговорами в бассейн. После 30 минут купания и растирания снегом силы были полностью восстановлены, что и позволило успешно провести переговоры».

В апреле 1993 года был разработан и подписан совместный советско канадский проект по созданию спутника «Sovcanstar» (SCS), предназначенного для организации международной космической системы связи, в том числе магистральных линий между странами СНГ (в первую очередь с Россией) и Канадой, а также между другими странами и регионами, и созданию магистральных, зоновых, ведомственных сетей в масштабах России. Канадская сторона была признана головным разработчиком полезной нагрузки, а по платформе головным было НПО ПМ с кооперацией отечественных фирм, имеющих многолетний опыт участия в разработках спутников связи.

В проекте SCS была глубоко проработана концепция объединения двух технологий: западной – бесконтейнерный вариант и советской – размещение радиоэлектронной аппаратуры в термоконтейнере. Модуль полезной нагрузки располагался на отдельной сотовой плите, в которой размещался жидкостной тракт для отвода тепла.

Основные характеристики спутника SCS:

– срок службы 10 лет;

– пропускная способность – 24 ствола по 75 ватт с частотой 54 МГц;

– 4 перенацеливаемые антенны диаметрами 2,5-3,5 м;

– мощность СЭП в конце срока службы 6380 Вт.

SCS должен быть запущен через 36-38 месяцев после подписания контракта.

Все основные работы по проекту были выполнены при активной поддержке и участии М. Ф. Решетнёва. В команду входили Е. Н. Корчагин, В. В. Попов, В. И. Кравченко, А. Г. Науменко, А. С. Близневский, В. И.

Халиманович, А. В. Томчук, В. А. Раевский, Ю. М. Князькин и многие работники НПО ПМ.

В мае 1993 года были подготовлены все контрактные документы.

Начались долгие месяцы поиска инвесторов, как в Канаде, так и в России, уже вступившей на все ещё загадочный для себя путь в новую экономику.

Поездки Решетнёва в Канаду пополнили круг его деловых связей, но не помогли в решении главного вопроса, который откладывался всё дальше и дальше. Российская космическая отрасль теряла своё лицо, а вместе с ним и деньги. Предприятию был нужен реальный, живой проект, реализованный совместно с хорошо известным заокеанским партнёром.

Контакты с западными партнёрами показали Решетнёву, что технические решения и спутники, разрабатываемые НПО ПМ, могут быть конкурентоспособными на мировом рынке, что, несмотря на некоторое, а по ряду позиций и существенное отставание (недостаточно высоки массо энергетические характеристики отдельных систем, малый ресурс), НПО ПМ обладает рядом передовых, в том числе и уникальных, технологий, позволяющих создавать вполне конкурентоспособные аппараты. К ним Михаил Фёдорович относил:

– отлаженную и надёжную технологию подготовки к запуску и прямого выведения спутников на геостационарную орбиту;

– активную жидкостную подсистему терморегулирования;

– подсистему коррекции на базе стационарных плазменных двигателей;

– высокоэффективные никель-водородные аккумуляторные батареи;

– технологию автономного управления работой подсистем в течение длительного времени;

– конструкции платформы с трансформируемыми системами;

– технологию автономных навигации и коррекции орбиты спутника и ряд других.

Если к этому добавить возможности фирм зарубежных партнёров, то можно было создавать совместно весьма интересные, конкурентоспособные спутники, как принято говорить, в интересах третьих стран… …ПЛЮС СОЗДАНИЕ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ ДЛЯ ВСЕЙ СТРАНЫ В начале 1990-х годов в Министерстве связи было рассмотрено около 20 различных проектов по созданию в стране единого информационного пространства. Однако, несмотря на обилие предложенных вариантов, специалисты сходились во мнении, что многое при решении этой задачи зависело от проекта «Система спутниковой связи и вещания в Российской Федерации», подготовленного в НПО ПМ. Михаил Фёдорович много времени отдал разработке этого проекта, предложив второе его название – «Системный проект «Россия».

К 1991 году, когда вышла первая разработка проекта «Концепция построения и основные характеристики системы», в стране ещё не была «развёрнута» новая экономика, лишь едва приметные признаки заявляли о ней. И поэтому предложенный НПО ПМ проект вырисовывался как реальный, заслуживающий внимания.

В заключении этой разработки указывалось, что в системном проекте сформулированы основные положения по созданию сети спутниковой связи и вещания в России и определена концепция её развития, которая основана на следующих принципах:

преемственность создаваемых космических средств при – использовании существующих наземных сетей;

– использование в качестве единой основы концепции цифровой сети с интеграцией служб, отвечающих требованиям модели открытых систем. Эта концепция является основой развития информационной системы России и интеграции её в международные системы аналогичного назначения;

– сбалансированное наращивание космических и земных средств с учётом возможностей промышленности;

– выполнение требований по частотной координации;

– первоочередное обеспечение спутниковыми каналами связи и вещания районов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

На основании системного проекта была разработана комплексная программа создания информационной системы «Россия», определившая кооперацию исполнителей, сроки завершения работ и объёмы затрат на создание системы. Её финансирование предусматривало привлечение средств коммерческих структур, региональных бюджетов, долевое вложение ведомств, зарубежных инвесторов и частично государственного бюджета.

Актуальность для населения страны этого масштабного проекта была подчёркнута в статье министра связи РФ Владимира Булгака, которая августа 1992 года появилась в «Российской газете». В ней сказано, что «Доктрина космической связи России» будет состоять из трех подсистем:

1. Фиксированной связи для организации магистральных и международных линий связи;

2. Подвижной спутниковой связи для организации телефонно телеграфных сообщений;

3. Непосредственного телевизионного вещания для организации 2 программного республиканского телевидения на территории России»

По мнению министра, для каждой из подсистем должны быть разработаны современные спутники. Проект открывает широкий простор для международного сотрудничества. В отличие от прошлых лет управление спутниками связи может осуществляться:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.