авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Р.Р.Тилов Говорящая бронза Кавказа этническая интерпретация племен кобанской культуры. 1 СОДЕРЖАНИЕ: ...»

-- [ Страница 2 ] --

На Кармир блуре найден фрагмент четвертог о пояса, который условно отнесен к данной г руппе [12, рис. 97]. Это конец пояса с остатками приклепанног о кольца, в который продевался язычок пряжки (табл. V, 4). На сохранившемся обломке пояса видна част ь изображения древа жизни и обрамлявшей ег о рельефной линии. »

Как видим в орнаментации поясов, описанных С.А.Есаяном, отражены как указывавшаяся туркменская игра слово «линия» и «пастуший пояс», известная и среди поясов Тлийского могильника, так и балкаро-немецкая частичная омофония в балкарском слове «бельбауум» – (мой) пояс. В целом территория древнего государства Урарту дает интересный материал для сопоставления с материалами Центрального Кавказа, который необходимо детально исследовать. На обеих территориях встречаются погребения в каменных ящиках, чернолощенная керамика, пояса с линейной гравировкой, тюркские геральдические элементы шейные гривны и серьги, а также сапожкообразные сосуды тюркского «происхождения».

Поясные пряжки с изображениями «дерева жизни» массовы и в материалах из горного Дагестана (О.М.Давудов,1974). Анализируя гравировки пряжек кобанских поясов, автор обратил внимание и на устойчивость на них спирального и ромбического орнаментов. Ромбы встречаются и на пуговицах, в качестве орнамента (рис 49). Существуют в инвентаре погребений кобанцев и ромбические бляшки, функциональное наз начение которых точно не установлено.

Это могли быть и нашивки на кожаную основу деталей одежды. В качестве крючков для одежды, у кобанцев известны биспиральные очковидные застежки и типологически близкие им четырехспиральные поясные бляхи (табл.5). В этой связи также необходимо провести сопоставление лексического и археологического материалов. Так, например, в карачаево-балкарском языке слово «мет», означающее застежку, пуговицу, имеет и второе значение «ромб».

При этом ложным корнем слова «мет» является, реконструируемое автором, слово «ме» – спираль. Таким образом, фонетико-семантический ряд «ме» «мет»

спираль ромб/ застежка, пуговица, предполагает целый ряд спиральных, ромбических, спирально-ромбических орнаментов на застежках, в названии которых встречаются эти фонемы. Но Рис.49 Рис. слово «мет» – застежка, встречается и в карачаево-балкарском слове «метеке» – улитка, состоящем из указанного слова «ме» – спираль, и слова «теке» – 1. козел;

2. круг (устар.), откуда происходит слово «тегерек» – круглый. В современном туркменском языке слово «текер»

также означает «круг». Таким образом, карачаево-балкарское название улитки – «метеке», этимологизируется как «спиральный круг», но в нем ложно присутствует слово «мет» – застежка, и «теке» – козел. Эта игра слов также была использована в кобанской металлопластике при изготовлении застежки, стилизованной в виде улитки с козлиной головой (рис.50).

С древним карачаево-балкарским словом «мет» – застежка, пуговица, связано и происхождение тюркского слова «бешмет», дословно «пять пуговиц», названия пяти-пуговичной верхней одежды.

Слово «бешмет» широко известно на Кавказе, присутствует также во многих современных тюркских языках Средней Азии, но не этимологизируется, почему-то, на их основе (Севортян Э.В. «Этимологический словарь тюркских языков», Т2, с.123 124). Это произошло ввиду древности слова «мет» - з астежка, сохранившегося, вероятно, только в карачаево-балкарском языке. Средневековая карачаево-балкарская фиксация слова «бешмет» – пять ромбов-пуговиц, на материальном носителе имеет место в графике ряда аланских стел из верховьев Зеленчука (рис.51), на которых изображены ромбические пуговицы. При анализе гравированных на каменной стелле деталей верхней одежды аланского воина, характерным представляется то, что пуговицы кафтана ромбовидные и их количество равно пяти. При этом их асимметричное Рис.51 расположение, вызванное необходимостью прорисовки руки, сделано умышленно, чтобы отразить их количество - именно пять, и само слово «бешмет». В противном случае ничто не мешало расположить их симметрично и не обращать внимания на их количество. Серебряные ромбические пластины до современности используются у карачаевцев и балкарцев как деталь застежки ворота парадной бурки. В качестве деталей застежек ворота бурки использовали и спиральные аппликации из плетеных серебряных и кожаных шнуров. Этот спиральный узор или способ плетения назывался у балкарцев и «шайтан чалыуу»

– бесово плетение.

М отивы спирали, ромба, ромба с волютами довольно популярны и в орнаментации карачаево-балкарских войлочных ковров – кийизов. В этой связи необходимо сопоставить карачаево-балкарское слово «метеке» - улитка, с названием войлочных ковров у казахов и киргизов – «текемет», которое представляет собой то же самое слово с переставленными в обратном порядке фонемами «мет» - ромб, и «теке» - 1.козел;

2.круг.

Как указано выше фонетико-семантический ряд в карачаево-балкарском слове «метеке» – улитка, спиральный круг, можно разложить на всевозможные формы орнаментов и их комбинации: спираль;

ромб;

спиральный ромб;

ромб с роговыми валютами, ромб в круге, круг в ромбе и т.д. Все зависит от изобретательности художника. Автор данной книги, в качестве примеров, реализовал следующие решения «орнаментального разложения» слова «метеке»

(рис.52).

МЕ МЕТ МЕТ ТЕКЕ 1 МЕТ ТЕКЕ 2 МЕТ ТЕКЕ Рис. 52 Варианты г рафической реализации слов «метеке» и «текемет».

Золотые застежки, форма которых основана на сочленении ромба и рогообразных волют, известны среди находок из Бактрии, опубликованых в книге В.Сарианиди «Золото Бактрии» («Bactrian Gold», Ленинград, 1988г, с.с. 67, 96, 190). Это графическая реализация тюркских слов «мет» - застежка, и «текемет» - название популярного у тюрков узора (дословно «козел+ромб»).

Карачаево-балкарский фонетико-семантический ряд «ме-мет»- спираль ромб, присутствует и в туркменском слове «метбугат» - печать. Это предполагает, что спиральная или спирально-ромбическая гравировка на печатя х также может иметь лексическое туркмено карачаево-балкарское происхождение. Такие печати со спиральной гравировкой действительно существовали в культуре кобанцев (рис.53). Существовали печати и со спирально-ромбической гравировкой, но в другое время и на другой территории (Трипольская культура эпохи ранней бронзы Приднепровья).

Вышеизложенный материал довольно упорно свидетельствует о том, что тюркоязычное население, Рис.53 представленное носителя ми двух ветвей тюркских диалектов существовало на Кавказе уже в эпоху поздней бронзы. При этом это не абстрактные прототюрки, а судя по совпадению лексического материала, родовой геральдики и выявляемых этнонимов одно из туркменских племен Игдыр, с родами «казаяклы» и «салыр», а также прямые предки карачаевцев и балкарцев - протоболгары.

Возвращаясь к германской этнической компоненте в кобанской культуре, отметим следующий ряд слов в немецком языке, содержащий фонемы «Hack» и «Hake». Он нашел абсолютно точное отражение и в других кобанских предметах, названия которых или термин их функционального применения совпадает с данными фонемами:

«Haken» – крюк;

крючок.

«haken» – зацеплять крючком (застегивать) «Hakenkreuz» – свастика.

«zuhaken» – застегивать на крючки (платье, обувь, ремень).

Фонетическая тождественность германского существительного «Hackе» - топор, мотыга, с глаголами «haken», «zuhaken» застегивать на крючок, привела к появлению в материалах кавказских бронз застежек, стилизованных в виде топориков. Эта традиция прикладного искусства существо Рис.54 вала на Кавказе с эпохи средней бронзы до раннего средневековья (С.Б.Бурков, 1985, с.144). А ввиду того, что германское название свастики содержит в себе глагол «зацеплять крючком», т.е.

застегивать на крючок, изображение свастики появилось на пряжках кобанских поясов (рис.54, фрагменты пряжек). При этом в ряде случаев орнаментальный фонетико-семантический символ на пряжках построен на основе использования лексики и немецкого и карачаево-балкарского языков, что объясняется двуязычием мастера-изготовителя. Так на рис.54 в идно, что свастики вписаны в ромб, название которого – «мет», и есть слово «застежка» в карачаево балкарском языке.

Если германское слово «застегивать на крючок», созвучное названию свастики, сопоставить с вышеисследованным карачаево-балкарским словом «мет», означающим застежку, пуговицу, но в тоже время содержащем семантический ряд «спираль» (рис.55, 56), «ромб» (рис.57), можно предположить, что кобанский мастер, знавший оба языка, также мог объединить эти графические символы на пряжке ремня, и придумать новый тюрко-германский «символ» застежки – свастику в окружении спиралей (рис.58). Ромбо-спиральная свастика встречается и на пряжке аппенинской культуры Вилланова, периода Беначчи II. (рис. 59). Это еще один факт западных связей кобанской культуры, общеизвестный в науке. Утверждавшаяся гипотеза германо-тюркского двуязычия части кобанского населения подтверждается трактовкой орнаментов на поясных бляхах, которые сочетают в себе как ромбы, прямоугольные свастики, так и свастики, построенные на основе ромба и спиралей.

Рис.55 Рис.56 Рис.57 Рис.58 Рис. В немецких словах: «Haken» - крючок;

«haken»

– застегивать на крючок, в качестве ложного корня фонетически присутствует и слово «Hack» – лошадь. Этого достаточно для того, чтобы немецкий металлург использовал изображение лошади на самом поясе или Рис.60 поясной пряжке. Подобные факты материализации германской игры слов также имеются в инвентаре кобанских погребений. В виде фигурки скачущей лошади с крючком на обороте изготовлена известная поясная бляха, выявленная из кобанского захоронения (рис.60). Но на головке лошадки-застежки гравирован ромб, балкарское слово «мет» - застежка;

ромб. А на бронзовых поясах из Тлийских могильников, поясах из Самтаврского некрополя (Н.Урушадзе, 1984, с.66-67), поясах с территории Армении изображения вереницы лошадей довольно часты. «Лошадиные» пряжки имеют аналогии как у скифов Европы, так и далеко на Востоке – в тагарской культуре М инусинской котловины, Красноярского края.

Относительно кобанской поясной пряжки в виде скачущей лошади (рис.60) можно привести еще одну аналогию.

Она относится собственно не к поясным пряжкам, а касается стиля изображения лошади. Это фигурка лошадки, приводимая на рис. 61. Она датируется VIII в. до н.э. и экспонируется в Рис. Национальном музее в Афинах. То, что кобанская лошадка пряжка и данный конек из Греции выполнены в одном стиле не вызывает сомнения, если не сказать, что они выполнены одним мастером-литейщиком.

Единственное, что требуется - это выяснить обстоятельства находки греческого экспоната. Найден он в погребении, типичном для Кавказа, или это предмет кавказского экспорта, что можно выяснить и методом металлографического анализ а бронзы.

То, что немецкое слово «haken» застегивать на крючок, фонетически тождественно слову «hacken» - клевать (о хищных птицах) лексический факт.

Рис. Следовательно, крючок пряжки, да и сама пряжка ремня у немецкого ремесленника могут ассоциировать с орлом или орлиной головкой.

Предположение также продуктивное и давшее результаты при исследовании кобанского инвентаря (рис.62). Как видно из формы данной орлиной пряжки, она отражает игру слов немецкого языка, а непрофессионально выполненные гравировки свастик, нанесенные на нее несколько позже, вероятно владельцем немцем, также являются продолжением упражнений в «народной» этимологии и трактовки слова «Hakenkreuz» - свастика/ клюющий крест/застежка-крест.

6. МЕЧИ, КИНЖАЛЫ, НОЖИ. Анализируя графику орнаментов и зооморфных изображений мечей и кинжалов кобанской культуры, автор рассматривает наиболее оригинальные и исторически значимые из них, получившие глобальное Евразийское распространение. Но при этом выясняется и этническая принадлежность их создателей, поскольку это факты продолжения вышеуказанных традиций «народной» этимологии в прикладном искусстве и ремесле кобанских металлургов оружейников. Возьмем для анализа простое немецкое слово «greifen» - брать, хватать.

Более древняя форма этого глагола должна Рис. Рис.63 была звучать «gereifen» и происходить от существительного «Reifen» – кольцо, обруч, с глаголообразующей приставкой «ge ».Т.е. этимологически напрашивается вывод о том, что немецкий глагол «брать», «хватать» восходит к существительному «кольцо» и подразумевает обхват предмета кистью руки, при котором пальцы реально смыкаются в «кольцо».

Следующей формой склонения глагола «greifen» – брать, хватать, является слово «Griff» - 1.схватывание, ухватка, захват;

2. ручка, рукоять, эфес ножа, меча. 3. гриф. Таким образом немецкий фонетико-семантический ряд «greifen» - «Griff» - «Greif», содержит глагол «брать», «хватать», существительные «ручка», «эфес», «кольцо», «орел-гриф». Это предпологает, что немецкий оружейник может придать эфесам, рукоятям изготовленных им ножей, кинжалов, мечей вид кольца (рис.63), орлинной головы или орлинных хватающих лап.

Данное предположение можно было бы считать отвлеченным, если бы в реальности все указанные формы не встречались в массовом количестве в оружии кочевников Евразии начиная с эпохи поздней бронзы. А если добавить и то, что немецкое слово «hacken» помимо значения «колоть», «рубить», имеет и рассмотренное значение «клевать», применительно к хищным птицам, то становиться ясным источник Рис. происхождения не только клювовидных топоров, но клювовидных протом кобанских кинжалов (рис.64), а затем и скифских мечей.

Но немецкие мастера оружейники не остановились только на этом варианте реализации фонетико-семантических форм. В их языке существует еще одно слово «S chaft» - рукоятка, ручка (молота, ножа и т.д.). В этом слове в качестве ложного корня присутствует слово «S chaf» - овца. Еще одна прекрасная игра слов для использования её в качестве зооморфного мотива в оформлении эфесов кобанских мечей и кинжалов, один из которых приведен на рис. (экспонат из коллекции кобанских бронз в музее г.Сен-Жермен, Франция).

Суммируя вышеприведенный материал можно утверждать, что традиция придания эфесам кинжалов и мечей кольцевидных форм, изображения на них головок грифов или баранов, оформление протом ножен мечей и кинжалов клювовидным завершением основана на игре слов немецкого языка, что говорит об этнической принадлежности их изготовителей или изначальных «стилистов».

Эти образцы художественного стиля существовали уже в оформлении кобанского оружия, а в дальнейшем распространялись на другие территории. О том, как это происходило – в виде экспорта изделий или миграции кавказского полиэтнического населения будет сказано далее. Но коротко остановлюсь на одном лексическом факте в казахском языке. В нем слово «балдакъ» означает как кольцо, так и эфес кинжала, меча, сабли. Этимологически слово «балдак»

происходит от древнетюркского «бал» – голова, и подразумевает «головку»

рукояти клинка. Заимствованием из тюркского является и русское слово «набалдашник». Но в казахском, и в целом тюркских языках, не прослеживается связь этого слова с понятием «кольцо». Следовательно, можно предположить, что слово «балдак» - эфес, приобрело значение «кольцо» исторически, на основе длительно существовавшей традиции кольцевидных эфесов холодного оружия на обширных территориях Средней и Центральной Азии, известной в материальной культуре саков и сармат. Кольцевидные эфесы холодного оружия встречаются и в карасукской культуре, имевшей западное происхождение и связи с Кавказом.

При общении двух мужчин разной национальности на одном из их языков вполне естественен и их интерес к созвучным словам, тем более к лексике арготивного плана. Так, например, карачаево-балкарское слово «бер» – дай, фонетически тождественно немецкому слову «Br» – медведь, слово «тау» – гора, немецкому «Tau» – канат и т.д. В ряде случаев подобная межязыковая игра слов может вызывать смех, как, например, фонема «шам», которая в карачаево балкарском языке означает «священный», «прекрасный», в древнеогузском «ночь» и «свеча», а в немецком «половые органы» - «S cham». Подобные межязыковые шутки могут иметь и реальное воплощение. Так, случайной находкой дорожного строителя в пригороде г.Нальчика, стал один интересный бронзовый подсвечник, представлявший собой втулку с тремя антропоморфными фигурками двумя – Рис.66 мужскими и одной женской, с выраженным обозначением половых органов (рис.66). Стиль изделия – явно кобанский. И стоит обортить внимание на тюрко-германские созвучия:

«Шам» - свеча, «Шамдал» - подсвечник (тюрк.), «S cham» - половые органы (нем.). Иное объяснение данному сюжету в стилизации свечи также возможно.

Но неоднократно демонстрировавшаяся лингвистическая практика кобанских мастеров-бронзолитейщиков и указанная игра тюркских слов довольно точно отражают причину возникновения данной «половой» интерпретации кобанского подсвечника.

Как видно из продемонстрированного материала, совпадение германских и тюркских фонем и их семантики с многочисленными зооморфизмами и деталями орнаментации в кобанских изделиях явление не случайное, а продуманное и упорно реализуемое древними мастерами. Воз никновение самого зооморфного стиля – есть результат осмысления и анализа собственной речи и оригинальная форма письма средствами пластики и орнамента. При этом автор и не утверждает присутствие тюрков или германцев в каждой культуре с развитой зооморфной стилизацией изделий. Вероятно, ряд случаев объясняется простым экспортом кавказских изделий или копированием их сюжетов.

Если данный анализ зооморфизмов в кобанской культуре и этническая интерпретация ее создателей не вызывает возражения, стоит обратить внмание на ее внешние связи: карасукская культура, тагарская культура (опосредованно через карасукскую), ряд позднебронзовых культур Ирана и Европы, а далее к киммеро скифской культуре. Анализ материалов этих культур на предмет выявления подобных или новых германских, тюркских, германо-тюркских «фонетико семантических» зооморфизмов поможет понять роль Кавказа в истории развития металлургии Евразии и истории материальной культуры евразийских народов.

Приведенный материал достаточен для утверждения германо-тюркской полиэтничности кобанских племен. Процесс сложения этой общности может быть изучен на основе анализа археологических культур предшествующей эпохи – эпохи средней бронзы Кавказа и Европы.

Глава III. ХЕТТЫ Одним из регионов, на территории которого во II тысячелетии до н.э.

возникали древние государства, обладавшие яркой культурой в том числе и письменностью, является М алая Азия. В водовороте миграций древних народов здесь также пересекались культуры запада и востока, севера и юга. Регион с благоприятным для жиз ни климатом и богатыми природными ресурсами привлекал к себе всех. В результате уже с древности на его территории проживали многие народы, представители семитских, индоевропейских, кавказских, тюркских языков. Наиболее яркие страницы истории М алой Азии связаны с периодом существования хеттской империи, основанной вторгшимися с севера завоевателями. После того как исследователи письменности хеттов стали выявлять и доказывать принадлежность некоторых народов, входивших в хеттскую коалицию, к кругу индоевропейских народов, интерес европейской науки к М алой Азии существенно возрос. Существует достаточно большое количество научных работ посвящённых истории, культуре и языку хеттов. На основе анализа некоторых из них автор данного исследования продолжает аргументацию теории о периодической и широчайшей миграции древних германских и тюркских народов, влиянии их материальной и духовной культуры на ход развития многих регионов и территорий. Затрагиваемый в исследовании регион М алой Азии прочно вошёл в науку как регион, где впервые была освоена металлургия железа. С хеттами связывают широкое распространение оружия, предметов культа и орудий труда из железа. Анализ хеттских текстов, касающихся металлургии, был бы немаловажен с точки зрения установления приоритетов в освоении технологии железа. Изучая работы специалистов по данной теме, автор применял те же методы реконструкций металлургических терминов на основе лексики немецкого и тюркского языков. Анализируемым материалом являлись хетские клинописные тексты по металлургии, серии KBo и KUB (KBo - Keilschrifttexte aus Boghaskoi;

KUB - Keilschrifturkunden aus Boghaskoi.), опубликованные в специальной статье В.Ардзинбы в сборнике «Древний Восток. Этнокультурные связи».

Одной из известных особенностей в письменности хеттского государства, которое объединяло несколько народов, было применение метода аллографии.

Суть этого метода в следующем. Поскольку письменность хеттов была основана на традициях шумеро-аккадской клинописи, то хеттские слова могли в ряде случаев записываться знаками из шумерской клинописи, но при чтении вместо шумерского слова читатель сам должен был произвести нужную замену и произнести его хеттский синоним. Предполагая глубокую древность германской металлургической лексики, ввиду того, что одна из высокоразвитых позднебронзовых культур Кавказа была связана и с германским этносом, я стал проводить реконструкции наиболее абстрактных терминов из хеттских металлургических текстов. Наличие подобных абстракций могло объясняться существовавшей государственной монополией хеттов на производство и торговлю железом, требовавшей сохранения секретов его выплавки. А лексические методы, которыми пользовались древние германцы и тюрки для зашифрованной передачи этнонимов, топонимов, гидронимов, их «лингвистические» методы создания зооморфных форм в изделиях металлургии автору были уже известны, также как теперь и читателя м.

Предположив, что существовала древнегерманская фраза «Eisbarren» железный слиток (автор утверждает, что в древнег ерманском языке слово «железо» существовало и в фонетической форме «Eis», современное «Eisen»), я обратил внимание, что немецкое слово «Barren» - слиток, очень похоже на слово AN.BAR. - хеттское название железа. Данное слово считается по происхождению шумерским, и клинописный з нак первого слога в шумерской клинописи имеет также вариант чтение EN.

Возможным вариантом происхождения термина AN.BARR может быть следующий ряд межязыковых фонетических и Рис. семантических трансформаций. Существенную путаницу внесла созвучность древнегерманского слова «Eis» - железо, с тюркским словом «А й» - луна. В шумерском, как и в древнетюркском языке, слово луна звучало и в форме «AN»

и тогда германская фраза «Eisbarren» - железный слиток, трансформируясь через посредство тюркского «Ай» - луна и шумерского «AN» - луна, могла превратиться в фразу AN.BARREN. Данное предположение можно было-бы считать гипотетическим, но действительно в шумерской письменности знак луны, заштрихованной параллельными линиями (рис.1), обозначал слово «металл», что опять указывает на германо-тюркские корни этого символа. Параллельные линии на символе луны передавали двусмысленное немецкое слово «Barren»- 1.слиток;

2.параллельные линии, параллели, в то время, когда древнегерманское слово «Eis» - железо, было записано через тюркское слово «Ай» - луна. Шумерская логограмма является тюрко-германской записью древнегерманской фразы «Eisbarren» железный слиток.

Другим возможным вариантом появления этого слова могла стать ошибочная перестановка слогов в немецком слове BARR.EN - его обратное чтение в форме EN.BARR. или AN.BARR. Объяснить это можно существовавшими в древности методами письма и чтения как слева направо, так и справа налево. Традиция, которая и сегодня различает письменность европейцев от письменности арабов. Существовал и метод поочередной записи и чтения строк слева направо и справа налево, метод называемый «бустрофедон» При столкновении двух традиций письма появление ошибочного обратного чтения и дальнейшей записи слова BARR.EN в форме AN.BARR, более чем вероятно.

Приведу следующие аргументы в пользу достоверности чтения BARR.EN - слиток (герман.) или AN.BARR.EN - железный слиток (германо тюрко-шумерское):

1. UDU.AN.BAR.GE - фраза из хеттских текстов KBoXXYI 196Vs6 и KBoXIY 72Vs1 дословно означающая «баран из черного железа». Термин записан с применением шумерского слова UDU- баран (Deimler A. Sumerisches lexikon.

Rom, 1927.), но суть его в неверной трактовке немецкого слова BARREN. Дело в том, что оно очень похоже на слово «БАРАН» - означающее известное домашнее животное. Слово «БАРАН» присутствует в целом ряде языков: русском, украинском, словацком, сербо-хорватском, польском, чешском, татарском, венгерском, греческом. Попытку выяснить происхождение этого слова предпринимал М акс Фасмер, автор «Этимологического словаря русского языка».

Но это слово с древности известно и на Ближнем Востоке. Слово BAR.AN встречается в клинописных текстах III тыс. до н.э. из древнего сирийского города Эблы. В текстах ТМ.75.G.2342, ТМ.75.G.1480, ТМ.75.G.1853 оно постоянно появляется при перечислении скота. Упоминаются BAR.AN.(бараны-овцы) маленькие, 3-4-5 летние, мужского и женского пола. Это - же слово обозначает одну из форм налоговых платежей или подарков. Более подробно об использовании слова BAR.AN в эблаистских текстах изложено в работе итальянского лингвиста Пелио Фронцароли (Pelio Fronzaroli. Problemi di fonetica eblaita,1.”Studio Eblaiti”,1, 1979, p.p.65-89).

Итак, связь немецкого слова «Barren» - слиток с шумерским и хеттским словом AN.BAR.- железо, более чем прозрачна. Вопрос в том, что это? Ошибка древних писцов или умышленное искажение терминологии древнегерманскими металлургами с целью сохранить тайны своей профессии. Специалисты утверждают, что металлургические технологии и термины из М алой Азии распространялись далеко на восток, в Индию, Китай. В этой связи интерес представляет и происхождение слова «bari», металлургического термина в австронезийских языках, указанного в работе Р.А.Бласта. (R.A.Blust. Addenda to «Proto-Austronesian Addenda» and «Proto-Oceanic addenda with Cognates in NonOceanic Austronesian Languages» II.- Working Papers in Linguistics.Vol.5. P. 3.).

Фонема GE, оз начающая в хеттских текстах «чёрный», вероятно также взята из шумерской клинописи, где слово GI(G) означало «чёрный». Но, что означает хеттский термин «черное железо»? В русском языке «черной металлургией» называют металлургию железа. В балкарском языке фраза «черное железо» (кара темир) означает железную отливку (!). Следовательно, хеттский термин «черное железо» имеет отношение к подобным фразеологизмам, которые присущи, вероятно, не всем языкам.

Тюркское слово «кара» - чёрный, ошибочно записанно в шумерской письменности в форме GI(G) или неверно читается современными исследователями. Аргументы и разъяснения по чтению данной фонемы будут приведены.

Если в принятом клинописном чтении этнонима шумеров SAG.GIG – черноголовый, где SAG тюркское слово «голова», фонему «GIG» заменить на тюркское слово «KARA» - черный, то получится известный и в античности тюркский этноним SAG.KARA – сагкарауки, саггартии, синонимичный этнониму БАЛКАР(А). Письменный з нак «GIG» употребляется и при записи названия одного из злаков, что являлось передачей тюркского, в частности и балкарского, слова «кара будай» - названия гречихи, дословно «черная пшеница».

Возвращаясь к хеттским текстам, хочется отметить, что в KUB.XLIII Vs5 появляется странная фраза «серп луны из черного железа», а в погребениях Аладжа-Хююка (Анатолия), датируемых 2400-2100 г.г. до н.э., была найдена железная подвеска в виде полумесяца. Древнегерманское слово «Eis»- железо, созвучное тюркскому слову «Ай» - луна, в древности было заимствованно в целый ряд языков:

- знак луны для передачи слова «металл» в шумерской письменности;

- Айши - железо в аккадском;

- Айас - железо, бронза в древнеиндийском;

- Айах - железо, металл в древнеиранском;

- Айес - медь, в латинском;

Напомню, что и авестийское название железа – «haosafnae», также имеет древнюю историю и связано с германо-тюркским смешением языков. Живое и реальное персидское слово «xosuf» означает «затмение луны». Но почему термин «железо» в Авесте связан с понятием «затмение луны», т.е. «черной луной». Это поразительно напоминает вышеприведенную хеттскую фразу.

Итак, изначальный германский термин Eisbarren – железный слиток, превращается в тюрко-германский термин AN.BAR(REN) – лунный слиток. А поскольку балкарское слово «слиток» - кара темир, дословно означает «черное железо», аллографическое чтение может дать фразу «серп луны из черного железа». Первооткрывателями железа в М алой Азии являлись германцы и тюрки, и именно они «зашифровали» термин железо в «лунный» кеннинг.

Двусмыслие древнегерманского слова «Eis»- железо;

лёд, стало основой создания кеннигов в эпосе «Эдда». Железный меч в древнегерманских сагах называли «льдина сражений», «льдина щита». Это говорит о том, что создание профессиональных и поэтических кеннингов на основе идентичности немецких слов «железо» и «лёд» использовалось как древнегерманскими металлургами, так и поэтами-скальдами. Но если датировка появления этих кеннингов в германском эпосе вызывает затруднения, поскольку на протяжении тысячелетий эпос хранился и передавался преимущественно в устной форме, то интерес немецких специалистов по клинописи должен вызвать 56 параграф хеттских законов.

Согласно этого параграфа хеттские кузнецы по меди не освобождались от государственных повинностей по «раскалыванию, ломке льда». Понять эту форму государственной повинности весьма затруднительно (?!). Возникают вопросы:

1. где и для чего ломают лёд?

2. зачем государству нужно такое количество льда?

3. почему к этому простейшему процессу привлекаются кузнецы по меди, а не крестьяне, гончары или рабы?

Объяснить суть этой фразы можно, только применив германо-тюркское аллографическое чтение. Если в германском языке существовало двусмысленное слово «Eis» - железо/ лёд, то в тюркском существует двусмыслие слова «Буз» лёд/ломать.

На основе этого первичная германская фраза означавшая «производить железо» при аллографической замене германского слова «Eis» на тюркское «Буз» могла приобрести двусмысленное содержание «производить ломку льда». Теперь становится ясным, что согласно 56 параграфа хеттских законов кузнецы по меди не освобождались от государственной повинности по производству железа. Цеха по производству меди и бронзы существовали у хеттов отдельно от железолитейных в целях сохранения приоритета и секрета на технологию желез ной металлургии. Но, учитывая огромный по тому времени спрос на железо (стоимость которого в несколько раз превышала стоимость золота), а также государственную монополию хеттов на его производство и торговлю, становится ясным причина этой формы государственной повинности для кузнецов по меди и бронзе. К примеру, подобная форма государственного налога железной крицей существовала в Швеции ещё в недалёком позднем средневековье, как и в социалистическом Китае (КНР).

При трактовке этнической принадлежности первооткрывателей металлургии железа в М алой Азии многие учёные связывают их с хаттами и их предполагаемыми потомками - современными адыго-абхазами. Но в своей специальной статье «К истории культа железа и кузнечного ремесла (почитание кузницы у абхазов)», В.Г.Ардзинба пишет: «... в абхазском языке, как считает автор настоящей статьи, исконное название железа вытеснено, по-видимому, заимствованием из иранског о: абхазское ajha - железо, топор..».

Демонстрировавшаяся фонетическая связь германского слова «железо» с балкарским (и общетюркским) словом «луна» и довольно древний и широкий ареал распространения этого «железо-лунного» символизма неожиданно выявился и в народных обычаях и верованиях абхазов, связанных с кузнечным ремеслом и кузней. В той же статье В.Г.Ардзинбы, со ссылкой на материалы этнографов, указываются специальные обрядовые пироги в форме круга, изображавшем солнце и в форме полумесяца, представлявшем луну, приготовляемые к ритуальному празднику кузни. Данный праздник кузни, существовавший у абхазов в старину, приходился или подгонялся на новолуние и начинался с восхождением луны. «Нас поведёт луна в кузню», - говорили шедшие на годичное моление в кузню.

Отмеченные символы солнца и луны в культе кузни и кузнечного ремесла у абхазов находят объяснение и в имени их эпического кузнеца - нарта Айнара.

Это имя и состоит из двух древнетюркских слов «Ай» - луна и «Нар» - солнце. В книге «Абхазский народный героический эпос», её автор, - Ш.Х.Сулакая, пишет, что имя Айнар на почве абхазского языка не этимологиз ируется.

Сердцевиной эпоса «Нарты», существующего у народов Кавказа может являться германо-тюркский эпос о сыновьях солнца и луны - нартах. Также не смогли многие исследователи объяснить на почве кавказских языков и сам термин «Нарт» - название эпических героев, происходящее от древнетюркского «Нар» солнце. Германо-тюркская лексическая линия такова:

Sonne – солнце Sohn, Shne – сын В германском языке слова «солнце» и «сын» фонетически тождественны (!). Это могло стать тюрко-германской основой кавказского эпоса о «сыновьях солнца» Нартах, отца которых балкарцы назвали Дыпбет – сияющий лик (солнце).

Нар – солнце (др.балк.).

Нарт – солнечный (др.балк.).

Нарт батыр – солнечный герой (балк.,эпич.).

Кюн – солнце (балк.).

khn – смелый, отважный (нем.).

Но вернемся к исследуемой теме.

Другим элементом культа кузни у абхазов является тесная связь образа змеи с кузней и кузнецом. Кузнец никогда не убивал змею. По поверьям, человек, которому дано стать кузнецом видит во сне з мею. Данное поверье также, по предположениям автора, заимствованно и восходит к символизму тюркского языка и вербальной магии. Тюркское слово «Ур» - бей, фонетически тождественно словам «Ур/Уран» - змея, и является корнем слов «Урум» - удар, и «Урумчи» - кузнец. В фразеологии тюркской речи, как отмечалось выше, нет выражения «змея укусила», существует выражение «змея ударила». Таким образом, змея может стать символом кузни и залогом силы ударов кузнеца. Да и в хаттском слове «Uresch» - кузнец (!), так же присутствуют тюркские слова «бить» и «змея».

Но образ змеи в хеттском искусстве несет еще одну тюрко-германскую смысловую нагрузку. Вот, что пишет О.Герни в упомянутой книге «Хетты»:

«Барельеф из Малатьи иллюстрирует либо этот, либо сходный миф;

бог сопровождаемый фиг урой меньшег о размера, выступает с поднятым копьем против свернувшег ося кольцами Змея. Из тела Змея, кажется, выскакивают языки пламени» (ук.литер.,с.161, подчеркнуто мною – Р.Т.).

Почему из тела Змеи «выскакивают» языки пламени. Дело в том, что немецкое слово «Otter» - гадюка, содержит в себе балкарское слово «От» - огонь, а заодно и слово «Тер» - пот, испарина. Поэтому в хеттском искусстве «Змея» олицетворение Огня, а в германских сагах существует кеннинг «Гадюка испарины». В тех же германских сагах мировой Змей (немецкое «Otter»), заливает землю ядом, что связано с балкарским слово «От» - 1.огонь;

2.яд.

Таким образом по двум фонетико- семантическим линиям название змеи может символизироваться тюрками с Ударом (кузнец) или с Огнем (кузней). А мифологизация этих терминов могла стать основой обрядов или профессиональных примет у кузнецов. В частности, у абхазских.

2. AN.BAR. S HA GUNNI - Фраза из хеттского текста KUBXLII 21Vs6, дословно означавшая «железо очага». В этом тексте говорится о существовании особого вида железа, называемого «железо очага». Поскольку стоимость этого вида железа была выше, чем обычного, а количество изделий из него встречалось реже, можно предположить, что речь шла о стали. Немецкие слова «hart» твердый, крепкий;

«Herte»- твердость и «herten» - закаливать (сталь) очень созвучны слову «Herd»- очаг, горн. Древнегерманские фразы «harteis» - твёрдое железо, «Eishertung» - закалка стали, могли содержать слово «Herd» - очаг, горн, откуда и появился хеттский (германский) металлургический кеннинг «железо очага», указанный в данном тексте и обозначавший закаленную сталь.

Дополнительным аргументом того, что эта игра слов зафиксированна в хеттских текстах является факт, изложенный в книге О.Герни «Хетты». Он приводит выдержку из клинописных текстов Богазкея, описывающих похоронный обряд методом кремации:

«...Вокруг УКТУРИ на которых сжиг ается тело...»;

«...На второй день, как только рассветает, женщины идут к УКТУРИ, чтобы собрать кости. Они г асят ог онь...».

Пытаясь объяснить значение слова УКТУРИ, О.Герни пишет: « В контексте напрашивается перевод «погребальный костер», но само слово означает «твердый, фиксированный, постоянный».»

Как видим и в данном случае имеет место древняя аллографическая запись, в которой при записи на не германском языке (слово УКТУРИ - Р.Т.) немецкое слово «Herd»- очаг, горн было перепутано со словами «hart»- твердый, «Herte» твердость. А в случае замены этого слова на немецкий синоним, слово «fest» твердый, получают объяснение зороастрийский термин «Авеста», имя греческого бога-кузнеца Гефеста, римских жриц очага Весталок и известного слова «фестиваль», судя по всему означавшего в древности праздник огня, очага.

3. 1 GU. GUD AN.BAR GE - «Один затылок (шея) быка из чёрного железа» (?!). Непонятная фраза из текста KUB XLII 19 Vs.4. Она представляет наиболее интересный материал для исследования и выявления первичного звучания терминов металлургии желез а. В приведённом варианте записи самой фразы использована шумерская лексика, в которой слово «gu-u» - означало шея, затылок, а слово «gu-ud» - бык, согласно словарю шумерского языка А.Даймеля.

Предлагаемый мной вариант реконструкции данной аллограммы следующий. Выше уже рассматривалось созвучие немецких фраз «твердое железо», «калённое железо» с фразой «железо очага, горна», отразившееся в хеттских текстах. При переводе на тюркский язык, в частности и на древний карачаево-балкарский, германская фраза «железо очага» будет звучать в виде «От джага темир», игра слов в которой допускает толкование «железо бычьего воротника». Да и укороченная фраза «От темир» - железо огня, имеет второй смысл «бычье железо». О фонетической тождественности слов «огонь» и «бык» в древнем карачаево-балкарском языке уже неоднократно говорилось. Таким образом германский металлургический термин «твёрдое железо», «калённое железо», применявшийся к стали, из-за двусмыслия при переводе на тюркский язык был умышленно превращён в понятие «бычье железо». Если данную тюркскую фразу перевести обратно на немецкий язык и использовать германские слова «Farr» - бык, «Frre» - бычок, то станет ясным происхождение латинского слова «Ferrum» - железо, греческой фразы «far nassein», обозначавшей закалку стали и тюркского слова «Булат» - сталь, в котором также присутствует немецкое слово «Bull» - бык.

И если немецкое слово «Hals» - означает «шея», то в греческом языке появляется слово «Halis» - сталь, а в античных греческих источниках упоминается народ «халибы» - производители железа.

Взаимопроникновение и калькирование терминов металлургии в германском и тюркском языках явно имели место. Приведу ещё один пример.

Карачаево-балкарское слово «тур» - встань, становись, связано со словом «турч»

- чугун, которое в древности, предположительно, могло означать сталь или передельный чугун. Данное предположение основано на весьма близкой анологии в немецком языке: «stellen» - ставить, становиться, «stall» - стойка;

«Stahl» - сталь. Точнее была бы запись в форме «Stall», иначе нужно допустить связь слова «Stahl»- сталь, с глаголом «stehlen» - воровать.

Образование древней и современной лексики, связанной с металлургией требует более глубокого изучения. В хеттской терминологии явно прослеживаются немецкие и тюркские термины, оформленные в виде энигматических выражений, т.е. зашифрованных терминов.

4. DUMU S AL AN.BAR. - очередная фраза из текста, описывающего изделия из железа. Дословно означает «Девушка из железа». Возможность существования железных женских статуэток не исключена, хотя дороговизна железа не оправдывает его не рациональное применение. Больше всего в текстах упоминается холодное оружие и орудия труда из железа, потребность в которых была очень высока. Данный кеннинг мог быть очередным символом металлургического термина. В карачаево-балкарской фразе «Темир магдан» железная руда, слышится немецкое слово «M agd» - служанка, т.е. девушка. Эта игра слов и могла стать основой символа «железной девы», «богини» или «служанки» железных руд.

Если обратиться теперь к финским эпическим сказаниям, то там мы действ ительно встречаем прямое указание на то, что металлические руды появились благодаря трем девушкам-богиням, дочерям верховного бога Укко.

При этом руды созданы из капель молока, пролитой ими из груди. Увязать понятие «женского молока» с «железом» весьма проблематично, если не обратить внимание на игру русских слов «железа (грудная)» и «железо». В этом созвучии и кроется, вероятно, «славянская тайна» происхождения эпических финнских «железных» руд. Т.е. металлургия железа и ее терминология, распространяясь с юга, могла попасть к финнам и через посредство славян, но в традиционно зашифрованном и мифологизированном виде Известно так же, что главный герой финского эпоса «Калевала» - Ильмаринен, искал железную руду в медвежьих и волчьих следах, что также указывает на сакрализацию немецкого металлургического термина «Bergspur»- дословно «горный шпур». Термин связан с методикой рытья рудоразведочных рвов-шпуров в поисках месторождений желез ных руд. Но в немецком языке имеется игра слов «Ber»- медведь и «Berg»- гора и «Spur» - 1.след;

2.колея, что позволяет толковать термин «горный шпур» в виде символа «медвежий след» и однозначно указывает на истоки возникновение финского эпического сюжета нахождения железной руды в «медвежьих следах». В тюркских же языках прослеживается созвучие слов «волк» и «сталь». «Курт» волк, «Курч Куртч» - сталь, булат (кар.балк). Фразу «След волка» можно легко перефразировать в «стальной след». Вероятно с тюркской игрой слов «волк» и «сталь», «булат», связано происхождение старой традиции германских кузнецов ставить на клинке меча клеймо с изображением волка и называть клинки волчьими именами. На Кавказе в позднем средневековье были известны клинки, называвшиеся «Гурда» - волк (тюрк.). Но есть еще одна игра слов. Известный химический элемент – вольфрам, используемый в металлургии для упрочнения стали, имеет немецкое название, дословно означая «Волчья слюна». М ожет «волк» - это символ «вольфрама», упрочняющей присадки к стали. А в эпосе карачаево-балкарцев металлы являются «отрыжками», «блевками» бога солнца, обозначая самородки металлов. О древности металлургической терминологии в немецком языке и подобных трансформация х при их заимствовании в другие языки свидетельствует еще один факт. В корне индоевропейского слова «M etall»

случайно присутствует карачаево-балкарский корень «М ет» - ромб. Если перевести его на немецкий язык он будет звучать в форме «Raute» - ромб (нем.), откуда и появилось финское слово «Rauta» - железо. Данный пример может указывать на направление миграций металлургических терминов от германского этноса в финский. Как и вышеописанные случаи германской и германо-тюркской игры слов, отразившиеся на финских эпических сюжетах о «медвежьих» и «волчьих следах», о девушках-богиня х создавших металлические руды, происхождение финского слова «Rauta» - железо, можно отнести к результатам проникновения тюрко-германского символизма из области металлургической терминологии. Напомню и примеры из первых глав, о ромбовидных гравировках на кобанских топорах и турбо-сейминских кельтах из Приуралья. Но германское слово «Raute» - ромб, содержит в качестве корня древнегерманское слово «Ra» центр, середина, следовательно, в центре «германского» ромба должна присутствовать точка – символ центра. Это также имеет место в гравировке рукояти одного из рассматриваемых хеттских кинжалов (Рис.2.3).

Случай с германо-тюркскими созвучиями «Eis» (железо) – «Ай» (луна), нашедший отражение в знаках шумерского письма и получивший широкое расспространение в восточных языках уже Рис. 2.1 2.2 2.3 2. рассмотрен. А созвучие германских слов «M etall» металл, «M etzeln» - резать, «meten» - рубить, резать, и балкарского слова «М ет» - ромб, было зафиксировано в гравированных орнаментах на лезвиях и рукоятках хеттских (рис.2.1-2.3) и кобанского (рис.2.4) кинжалов. При этом указанные германские слова имеют параллели в русских словах: «метить» (насечка), «метчик» (резак), «меч» «метч»

(рубитель). Ромбовидная гравировка на кинжалах, топорах, ножах встречается и в кобанской культуре Кавказа, карасукской культуре южной Сибири и центральной Азии, на кельтах из Сибири.

Рис. Но германские и тюркские (хеттские) оружейники лингвисты были весьма изощрены в создании «говорящих»

орнаментов. Германо-тюркская интерпретация терминов «M etall»

- металл, «M etz» - меч, через посредство балкарских фонем «М е» спираль, «М ет» - ромб, или может дать основу для спирально– ромбической гравировки на клинках, что имеет место на рукояти второго, из приведенных, хеттских кинжалов (рис.3). Приводимые иллюстрации свидетельствуют, что это не просто предположения автора. М еч со спиральной гравировкой известен и среди скифских мечей Подунавья.

А какое отношение имеет к клинку ряд кораблей, выгравированных на лезвии хеттского кинжала из тех же погребений Аладжа-Хююка. Дело в том, тюркское слово «КАМ А» - кинжал, содержится и в древнетюркском слове «КАМ АР» Рис.4 корабль. Античные греческие историки писали, что жители Причерноморья совершали пиратские рейды на кораблях, называемых «камарами». Тюркское слово «камар» - судно, этимологизируется от слова «кам»/ «кем» - река. При безгласной записи слова «К-М -» - кинжал, и «К-М -Р», «К-М-» (КЕМ Е) – корабль, идентичны. Балкарское «КЕМ Е» - корабль, «КАМА» - кинжал (см.рис.4).

Да и в хеттских текстах слово «кинжал» передаётся именно этим словом «КЕМЕ».

18 (K)EME. GIR GAL S CHA-BA 2 TUR - 18 лезвий больших кинжалов (мечей), в их числе 2 маленьких. (Фраза из хеттского текста KUB XLII 11 V.6.). Это довольно сложная аллографическая запись фразы, в которой присутствуют балкарские слова «Кама» - кинжал, и «Саба» - оружие. Оспорить данный факт созвучия тюркских слов «кинжал» и «корабль», отраженный в гравировке на хеттском кинжале, довольно трудно, ведь это не просто совпадения, а звучание тюркской речи в хеттских текстах и прикладном искусстве.

Приведу пример из германских саг для того, что бы разъяснить происхождение «лунной» и «корабельной» интерпретации хеттских кинжалов.

«Владыка льдины луны ладьи». Таким весь ма сложным кеннингом обозначали в древнегерманских сагах воина. Воин – это «владыка меча». Но почему меч назывался «льдиной луны ладьи» уже разъяснено.

Ай – луна (тюрк.) Eis – железо;

лед (др.герм.).

Кама – кинжал;

ладья (др.тюрк.).

Он составлен из первичного понятия «Владыка железного кинжала (меча)», поэтиз ированного средствами германской и тюркской лексики. Термин «лёд» использован и для обозначения железа и в вышерассмотренном параграфе хеттских законов. Теперь обратим внимание на сам факт! Поэтические гиперболы (кеннинги) древнегерманских саг отражены на хеттских кинжалах и в хеттских текстах (!!!). Германские саги - древнейшая поэзия в мировой литературе.

Исследованное индоевропейское слово «M etall» интересно и тем, что его вышеприведённое карачаево-балкарское созвучие «М ет» (древняя безг ласная форма записи М-Т), нашло отражение и в другом аккадском названии железа «amutu» (безг ласная запись -М-Т-).

Хочется отметить еще один интересный факт.

Существовала древнеегипетская традиция отливать заготовки из меди и цветных металлов в глиняные формы в виде сапожков, обуви (!). Подобная сцена показана на рельефе из гробницы царя М ерерука.

Традиция опять таки связана с германо-тюркской игрой слов. В немецком слове «M essing» - желтая медь, латунь, присутствует карачаево-балкарское слово «М ес»- кожанные полусапожки, ноговицы.

Шутка древнего металлурга, понимавшего оба языка, Рис.5 приобрела материальную форму и стала профессиональной традицией. О древности этих традиций приходится лишь догадываться. Автором выявлено и карачаево- балкарское слово «Тот» - ржавый, присутствовавшее в лексике древнеегипетского языка.

Карачаево-балкарское слово «М ес» - кожаные сапоги также имеет отражение в хеттском искусстве (рис.5). То, что тюркское слово «сосуд» связанно со словом «обувь», «нога» уже демонстрировалось в самом начале книги, как и этот хеттский сосуд-сапог.

Этот ремесленный канон имеет довольно богатую статистику, разбросанную во времени и пространстве, что говорит о не случайном, а «лексическом» его происхождении. Теперь рассмотрим вариант «лексической» орнаментации балкарского слова «М ес» - кожаные сапоги. В корне слова «М ес» присутствует рассмотренное выше слово «М е» - спираль (др.балк.). Значит, на сапогах надо нарисовать эту самую спираль. Так гласит закон Логоса. И вот на прилагаемом рисунке изображение хеттского сосуда для питья, изготовленного в виде сапога с изображением спиралей. Совпадение и этническая интерпретация создателя этого сосуда может быть гарантирована на 100%. Слово «М ес» - кожаный сапог, среди тюркских языков присутствует, по предположению автора, только в карачаево-балкарском языке, поскольку имеет тюрко-германское происхождение.

Каб – сосуд/ обувь (др.балк.).

M ass, M esse – сосуд (др.герм.).

М ес – кожаная обувь (балк.).

Касательно хеттских сосудов, необходимо вернуться к тюркскому слову «каб/кап» - сосуд, которое при склонении «капланы» - сосуды (множ.число), превращается в слово «каплан» - тигр. Эта игра слов, реализованная в металле в виде ритуального бронзового сосуда, известна из материальной культуры тюрков Китая. Имеется она и в хеттском искусстве (рис.6).


Совпадения форм сосудов с лексикой однозначны и аргументируют этническую принадлежность части хеттов – являвшихся кавказскими прото-болгарами, Рис. предками современных карачаево-балкарцев.

Тюркское слово «Каб» - сосуд, было заимствованно и в арабский язык в фонетической форме «Габ», и в древний аккадский язык, в котором слово kubarinnu означало «длинный сосуд».

Говоря именно о карачаево-балкарском присутствии в составе хеттской империи хочется обратить внимание на этноним одного из народов, населявших тогда М алую Азию. То, что этноним «Балкар» означал бритоголовый и имел многочисленные синонимические нео-этнонимы уже аргументировалось. Один из них – это этноним «кашха»/ «кашка» - лысый, бритоголовый (кар.балк). А в хеттской империи известен народ под названием «кашки», «каски», созвучный имени народа «кашкайцев» - части азербайджанцев и сегодня проживающих в Иране. Да и название княжества «Кашкар» в центральной Азии имеет тоже происхождение, синонимичное этнониму «Балкар». А мог ли существовать в М алой Азии этноним или топоним «Балкар»? Вот, что пишет один из авторитетов в области хеттологии Джеймс М аккуин, в своей книге «Хетты и их современники в М алой Азии»:

«Союзником Табала были многочисленные мелкие княжества, расположенные вдоль торг овых путей через г оры Тавра-Тухана (вблизи современной Ниг дэ), г де сидел правитель, оставивший нам свое изображение с иерог лифическими надписями в Ивризе (поблизости от Булгар-Мадена), в Иштунде (Каратепе на р.Джейхан) и в Хупесне (по-видимому современном Эрег ли). И еще были каски, но их точное местонахождение в тот период нам неизвестно» (ук.литер. М осква, 1983 г.с. 54).

Другой известный хеттолог Оливер Герни в своей книге «Хетты» также упоминает этот топоним «Болкар - М аден»:

«Точное местонахождение медных рудников установить не удалось, но несомненно, что г лавным рудным центром по добыче серебра и свинца был тог да, как и сечас, Болкар – Маден в килликийском Тавре, поскольку поблизости находятся позднехеттские памятники» (ук.литер., с.76).

М ожет ли быть случайным совпадением существование этнонима «Балкар» в качестве топонимообразующего на территории хеттского государства, связи которого с Кавказом подчеркиваются обоими указанными авторами? Нет!

Простых совпадений, с учетом приводимого здесь материала, быть не может!

А слово «М аден», вероятно, приближенное чтение балкарского слова «М агдан» - руда, ставшего источником хеттского (тюрко-германского) кеннинга «девушка из железа».

Но если автор утверждает о широком присутствии и влиянии германцев на становление хеттской империи, он должен привести аргументы и этого утверждения. Они есть. Довольно широко распространенной в науке этимологией этнонима «Герман» - названия германских народов, является версия «копьеносец», состоящая из германского слова «Ger» - копьё, и «M ann» - человек;

мужчина. Посмотрим, имеется ли такая антропоморфная скульптура в культуре хеттов и Кавказа, раз автор утверждает кавказские корни полиэтноса - хеттов.

Рис. 7.1 7.2 7.3 7.4 7. Приводимые выше изображения «копьеносцев» выявлены в кобанской культуре Кавказа (рис.7.1 - 7.5). Некоторые из них отлиты с явно выраженными фаллосами, подчеркивая созвучность слов «Ger» и «Her» и значение германского слова «M ann» - мужчина (автор книги ретушировал излишне гипертрофированный фаллос скульптурки на рис.7.2). Обратим внимание на то, что часть этих фигур изображена с «гребешками», название которых в немецком языке «Kemme». Следует предположить, что это изображение германцев – кеммерийцев (немцев-горцев Кавказа), т.е. «копьеносцев с гребешками», согласно игры слов немецкого языка.

Подобные «копьеносцы» встречаются и в антропоморфной скульптуре хеттов. В хеттских текстах также существует термин «человек копья», т.е «Germann». А его материализованные в искусстве хеттов образы - прилагаются на рис.8.

Осетины – ираноязычный народ Кавказа, который наряду с тюрками-балкарцами считаются кавказоведами пришлым из южнорусских степей населением Каказа. Но есть одно интересное осетинское слово, проливающее свет на историю хеттов-германцев. Осетинское слово «Арц» копье, может быть использовано для передачи этнонима «Germann» - копьеносец. В этой связи напрашивается гипотеза об осетинском (!) происхождении названия одной из областей хеттского государства – Арцава. Отметим, что немецкое слово «Ger» - копье, проникло в вайнахские языки, в которых слова «Герз», «Гердз» означают Рис. «оружие», а другое вайнахское слово «Гебаг» - копье, похоже на заимствованние из карачаево-балкарского языка, в котором слово «Гебох» - копье (кар.балк.). Оно этимологически восходит к словам «Геб» литейная форма, и «Ок» - стрела. «Сюнгюльчи» - копьеносец, так зовут одного из героев эпического цикла «Нарты», сказаний карачаев-балкарцев. Это калькирование на карачаево-балкарский язык этнонима «Germann» - копьеносец.

В северном Китае германцев они называли «сюнгю» - копье, что вошло в историю в виде этнонима одного их хуннских племен - «сюнну». А в кобанской и хеттской металлопластике изображение человека с копьем и есть передача этого этнонима – «Germann».

Назвать эти факты очередной случайностью, конвергентным явлением, автор не может, т.к. связь хеттской культуры с Кавказом не подлежит сомнению, о ней утверждают многие ученые. Высказывая мнения, что хетты пришли в Анатолию через Кавказ, что кавказские археологические культуры той эпохи имеют много общего с М алой Азией, советские ученые очень робко или совсем абстрактно утверждали о индоевропейской принадлежности создателей этих культур Кавказа. Изложенный материал свидетельствует о том, что уже в эпоху бронзы существовал не абстрактный индоевропейский народ, а реальный, германский народ, самоназывавшийся «Germann» и говоривший на уже сформировавшемся германском языке, а не на прото-индоевропейском.

В связи с хеттской культурой и ее связями с Кавказом, часть советских кавказоведов, утверждает нахско-дагестанскую и хурритскую версию происхождения ряда культур Кавказа и М алой Азии эпохи бронзы. Но в кавказоведении есть еще одна проблема, решить которую пока не удается.

Утверждая о наличии в эпоху бронзы «кавказской языковой семьи», носителей истинно «кавкасионского» антротипа, никто из ученых конкретно и аргументировано не назвал современный кавказский народ и язык, являющийся потомком тех самых кавкасионов бронзового века. М ожет потому, что аргументировать эту гипотезу «кавказской языковой семьи» довольно сложно в силу ее научной ошибочности?

Языковая семья. Что это такое? Это то, что лежит в основе родства этносов, хоть и затрудненно, но понимающих друг-друга даже спустя тысячелетия.

Русский может понять речь серба, украинца, поляка, болгара. Немец – датчанина, голландца, шведа. Балкарец – казаха, туркмена, киргиза, уйгура. Но феномен «кавказской языковой семьи» состоит как раз в том, что кавказские народы и народности, проживающие сегодня буквально «за речкой», не понимают друг друга. Нет общности даже в базовой лексике. Терминах: гора, вода, дерево, земля, небо, мать, отец, ребенок и т.п. В чем причина? Назвать это родством затруднительно, и как могут настолько видоизмениться родственные языки одной языковой семьи, если их носители живут довольно тесно, в пределах десятков, сотни километров друг от друга. М ожет эта этническая пестрота следствие миграционных процессов и никакой «кавказской языковой семьи» не существовало. Тем более, что из многих кавказских народов горцами самоназываются буквально единицы, в частности, например, карачаево балкарцы (таулу - горец), аварцы (маарулал - горец), чеченцы-горцы (ламерой - горец).

Тут ученые могут возразить, приведя факты антропологического (краниологического) родства населения. На Кавказе сложилась довольно туманная ситуация, когда схожим антротипом обладают народы в корне отличающиеся по языку. Например, к тому самому древнему кавкасионскому антротипу относятся: сваны, чеченцы, осетины, карачаевцы, балкарцы, разговаривающие на совершенно различных языках. Вроде физический облик один, а языки разные. При этом иранский язык осетин и тюркский язык карачаево-балкарцев считается в науке «пришлым» на Кавказе по отношению к носителям «кавказских» языков.

В этой ситуации следует задуматься о причинах антропологического родства кавказского населения и его языковой пестроте и прямо поставить вопрос: а что такое антротип? Это тот физ ический облик, присущий определенному этносу и передаваемый из поколения в поколение. В несколько видоизмененном виде он проявляется в случае межэтнических браков. Если к этому довольно логичному доводу привести и мнение выдающегося антрополога Дебеца, утверждавшего, что кавкасионский антротип имеет, мягко говоря, тяготение к «северной расе», к антротипу населения «русской равнины», все может получить объяснение. Черты «северной расы» Дебец отмечал и среди носителей карасукской культуры. Германцы и могут оказаться тем самым «северным элементом с русской равнины», на базе которого формировался кавкасионский антротип и древняя бронзовая культура Кавказа. А при краниологических измерениях и сопоставления х современного населения Кавказа не лишне спросить и фамилию обследуемого кавказца. Тюркские (в т.ч. и конкретно карачаево-балкарские) фамилии очень часто встречаются среди осетин, кабардинцев, вайнахов, среди народов Дагестана. Это следствие ассимиляцион ных процессов, объясняющих краниологическое, а не языковое родство.

Возможно, поэтому у антропологически родственного населения Кавказа отсутствуют корни единого кавказского пра-языка, существование которого как такового под большим вопросом.

Выявление «германизмов» в лексике кавказцев может подтвердить гипотезу автора данной книги. О ни имеются в карачаево-балкарском, осетинском языках, должны присутствовать и в нахско-дагестанских языках. М ожет их просто еще не выявили, или называют эти германизмы общим термином «индоевропейские изоглоссы». О балкаро-германских лексических параллелях будет сказано далее.


Приводимые лингвистом А.Старостины в его специальной статье о индоевропейских и кавказских лексических соответствия х факты, обнаруживают за термином «индоевропейский» германскую лексику, морфологически перестроенную в «кавказских» языках. Тем более интересно то, что эта лексика затрагивает термины земледелия, животноводства, металлургии.

По мнению автора данной книги ираноязычное, германоязычное и тюркоязычное население присутствовало на Кавказе очень давно.

По непонятным причинам не развивается в работах современных лингвистов-кавказоведов и тема наличия в ряде кавказских языков параллелей с финно-угорскими и самодийскими языками, отмеченных еще в прошлом веке немецким лингвистом М аксом М юллером, утверждавшем, кстати, о механическом смешении, а не родстве кавказских языков. В недавнем прошлом этим лексическим связям также была посвящена работа лингвиста С.А.Старостина, который отметил целый ряд фонетических и семантических соответствий в ряде языков народов Кавказа с языками реконструируемой им «енисейской языковой семьи». Научная проблема и тема для исследования есть, нужно просто заняться этим.

Но вернемся к хеттским текстам.

4. E S CHIIANAS ;

EN A KIS CHIB – «дом печати». Термин, обозначавший в хеттских текстах цеха по производству железных изделий. Так, например, в KBo I 14 приводиться фрагмент письма хеттского царя Хаттусили III царю Ассирии:

«Что до хорошег о железа, о котором ты мне писал, хорошег о железа в моем доме и «доме печати» в Киццувате нет. Сейчас плохая пора для производства железа, о котором я писал. Они сделают хорошее железо, но пока ещё не закончили работу.»

Термин «дом печати» в данном случае не совсем понятен. Он больше подходит для обозначения царской канцелярии или «типографии», но не для обозначения металлургического цеха. Появление этого термина могло быть связано с умышленной зашифровкой германской фразы «Stampfehtte» - обозначавшей металлургический цех.В этой фразе присутствуют двусмысленные слова «Нtte» 1. дом, хижина;

2. металлургический завод и «Stampfe», «Stempel» - 1.печать, клеймо;

2.(техн.) штамп. Стоит обратить внимание и на игру слов «Дом» и «Домна» в русском языке. Игра слов позволила скрыть под термином «дом печати» металлургическое предприятие, в технологии которого был известен и процесс штамповки. Поэтому хеттский «дом печати» - это немецкий «штамповочный цех». Н и слишком ли много убедительных германиз мов в хеттских текстах, язык которых считается вымершим. Просто этот язык объявлен «умершим» в лучшем случае - в результате искренних заблуждений в исследуемом материале, в худшем – в результате предвзятого отношения.

Теперь коротко о таком предмете в искусстве и жизни древних народов, как печати. Что ими запечатывалось – не столь важно, хотя в ряде случаев это и есть самое важное. А в рядовых случаях для нас важна орнаментация печатей, подлежащая фонетическому чтению.

Есть такое туркменское слово «М етбугат» - печать. В нем присутствуют неоднократно приводившиеся карачаево-балкарские слова «М е» - спираль, «М ет»

- ромб, что подразумевает спиральную, ромбическую, или спирально ромбическую орнаментацию на печатя х. Присутствует в этом слове «печать» и слово «буга» - бык. Теперь обратим внимание на целый ряд печатей, изготовленных в разное время и на разных территориях.

1. 2. 3. 4. 5.

6.

Рис. Печать со спиралью. Чатал Хююк. Турция. IV тыс. до н.э.

1.

Печать с ромбической спиралью. Трипольская культура. Украина.III тыс. до 2.

н.э.

Печать со спиралью. Кавказ. Кобанская культура. II тыс. до н.э.

3.

Фестский диск. Эг ейская культура.II тыс. до н.э.

4.

Печать с быком. Индия. Хараппа. II тыс. до н.э.

5.

Развертка хеттской цилиндрической печати. II тыс. до н.э.

6.

Их объединяет одно – тюркское слово «М етбугат» - печать, и ее «фонетическое»

орнаментирование: спиралью (М е), ромбовидной спиралью (М ет), быком (Буга), ромбо-спиральной свастикой. А древнее соседство балкарцев в и туркмен в пределах Кавказа уже аргументировалось. Хеттский орнамент из ромбо спиральных свастик широко использовался в орнаментации кобанских изделий Кавказа, и очень хорошо сохранился до сегодняшнего дня в орнаментальном искусстве карачаево-балкарцев, как и многие другие орнаменты эпохи бронзы Кавказа (Студенецкая. Народное искусство карачаево-балкарцев.).

5. 5 NIG GID.DA AN.BAR. - пять длинных сосудов из железа. Фраза из хеттского текста KUB XLII 11 V.3. На самом деле эта фраза означает «5 отливок гравированных топоров». В данной фразе явно присутствует карачаево балкарское слово «GIDA» - топор, а слово NIG я предложил бы читать в форме NAGSCH/ NACKSCH. Дело в том, что карачаево-балкарское слово «Накыш»

означает узор, орнамент, гравировка, чеканка, насечка. Происходит оно от древнегерманского слова «NAG/ NACK» - змея, этимологизируемого как «обнажённная», «не имеющая кожного или волосяного покрова». Сравните современные немецкие слова «nackt» - голый, обнажённый;

«Natter» - уж, змея, гадюка, вероятно происходящие от древнегерманского слова «Nackttier» обнажённое пресмыкающееся.

Происхождение карачаево-балкарского слова «Накыш» - узор, орнамент от древнегерманского слова «Naсk»/ «Nag» - змея, (современное англ. Snak змея) легко объясняется и указывает на изящность узоров и орнаментов змеиной кожи. В итоге карачаево-балкарская фраза «Накыш гида» (NACKSCH GIDA) означает «орнаментированный, гравированный топор». А карачаево-балкарское слово «Сауут» имеет два з начения: оружие и посуда. Поэтому слово «Гида» топор (оружие), понято как сосуд (посуда). Двусмыслие балкарских слов внесло ошибку при трактовке и этой фразы.

Одно из древнегерманских названий з меи – «Nagt», попало в древнееврейский язык, в котором слово «нахаш» оз начает «змея».

Важные государственные документы, такие как межгосударственные договора, хетты гравировали на бронзовых, серебряных, желез ных пластинах. В тексте KBo IV Rs.22 упоминается договор хеттского царя с правителем Даттасы Ульми-Тесупом. Текст этого договора был отгравирован на желез ной табличке.

При этом слово «гравировать» записано в фонетической форме «kazziia». А в фразеологии карачаево-балкарского языка слово «казыу» (kaziu) как раз и означает «гравировка», «резьба», при работе с такими материалами как дерево, металлы, камень. Да и само хеттское слово «hatrai» - писать, используемое в хеттских документах имеет связь с карачаево-балкарским словом «Хат» - письмо, почерк, каллиграфия. Напомню, что и хазарская письменность назвалась «хаттским» письмом.

В этой связи приведу один факт из книги О.Герни «Хетты», когда он описывает хаттский, или протохеттский язык:

«На этом языке произносили свои заклинания жрецы мног очисленных культов;

большая часть этих культов была посвящена ведущим божествам хеттског о пантеона. Однако, все эти тексты очень короткие и не дают достаточног о материала, чтобы составить ясное представление о структуре и словарном составе языка…Как мы отмечали выше, тексты на этом языке предварялись словом hattili…» (ук.литер., с.111).

«Мы уже видели, что наиболее ранние обитатели Анатолии были народом, который мы называем хаттами, потому, что они г оворили на языке, именуемом в хеттских текстах hattili» (ук.лит., с.57).

А что представляет собой фраза «hattili» из хеттских текстов. Фраза «Хаттили» означает на карачаево-балкарском языке «язык письма», т.е.

письменность, или может означать «язык хаттов», если такой народ существовал.

А в эпических сказания х древнейших соседей балкарцев – осетин, герои разговаривают на «хатиагском» языке. М ожет это легенды о существовавшей письменности и умении древних балгар-кавказцев писать на языке «хаттили» и читать на «хатиагском» языке. То, что в средневековье хазары заимствовали у болгар «хатское» письмо, также уже указывалось.

Но если существовал народ, действительно называвшийся «хаттами», то кем он мог быть по языковой принадлежности или кто его так назвал. Тут возможен ряд вариантов:

1. Тюркский народ, носивший этноним «сак» - олень;

голова. На языке англичан тюрков-саков можно назвать «хат» - олень, или «хед» - голова. М ожет хатты и хетты – это английское название тюркского племени саков.

2. Известно, что в античности существовал и германский народ «хаттуарии», упоминаемы в античных источниках.

Фонетические совпадения слишком очевидны, но тогда надо признать и присутствие англичан в волне индоевропейцев, хлынувшей через Кавказ в М алую Азию. Инглинги, саксы – древние племенные подразделения германского суперэтноса, а не продукт раннесредневекового «разложения» готов на нынешние германские народы. Современный английский язык германский в своей основе, но с элементами влияния кельтских, французского, латинского языков.

Олень – животное не очень характерное в качестве культового для М алой Азии и тем более для Ближнего Востока. Например, жизнь семита во многом связана и зависит от верблюда, являющегося для него транспортным средством в условиях пустынь и основным домашним и рабочим животным, или коз и баранов. Олень же географически характерен для северных широт, будь он благородный или северный. А на хеттских штандартах очень часты изображения оленей. Соаопставим теперь это с тюркской и германской лекесикой.

Огуз – бык (огуз.).

Сак/Саг – олень (древ.огуз.).

Сагун – царь, глава, вождь (огуз.).

Саг – олень (осетин.).

Сак – античный этноним народа (саков) Казахстана.

Саксы – этноним одного из раннесредневековых германских племен.

Hat – олень (англ.).

Хаттуарии – античное германское племя.

Hirsch – олень;

старый служака, ветеран (нем.).

Штандарты с изображениями оленей или быков могли быть читаемыми на тюркском или германском языках, передавая этнонимы народов или титулы – «царь».

Огромный интерес для проведения историко этимологических изысканий представляет современное немецкое слово «Beil» - топор. В корне этого слова присутствует древнегерманское числительное «Bei»- два, парный, используемое для обозначения парности, совместности действий, парности предметов, т.е.

«бинарности». К такому выводу пришел автор.

Происхождение слова «топор» от числительного «два» явно Рис. указывает на древнее «знакомство» с символом двойного топора, широко распространённого в период бронзы в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Точнее не «знакомстве», а «авторстве» германцев в изобретении этого оружия и символа. Данное германское числительное «Bei» два, парный, абсолютно тождественно тюркскому слову «Бай» - бог;

священный.

Проведение данной аналогии связано с исследованием происхождения древнего символа М алой Азии - Двуглавого Орла. Он изображён на скульптурах главной галлереи в святилище Язылыкая (рис.10).

В мифологии тюрков, в том числе и карачаево-балкарцев, присутствует «Бай Куш» - священный орёл, сидящий на вершине мирового дерева. Данный сюжет мифологии будет рассмотрен ниже, а сейчас хочется обратить внимание читателей на слово «Бай Куш». Германское осмысление тюркского термина может символизировать «священного орла» в виде «двухглавого (парного) орла».

Трактовка происхождения этого символа, как орла, объединяющего Европу и Азию и поэтому устремлённого взглядом в обе стороны, не выдержит серьёзной критики. Никто ещё не доказ ал, что географические термины «Европа» и «Азия»

существовали во времена хеттов, и что граница между ними, как и сегодня, проходила по проливу Босфор. Да и почему именно орёл, а не лев, бык или лошадь. М ожно напомнить, что и на вершине мирового дерева Игдрасиль, описываемого в древнегерманских сагах также сидел Орел. В народных предания х балкарцев также присутствует белый двухглавый орел – Таурус Куш.

7. S CHINITI - свинец. Это слово из хаттского языка. М ожно предположить, что шипящая огласовка характерная для семитских языков, внесла искажение в германское слово «Zinn»- олово. Оно довольно чётко этимологизируется и указывает на связь данного название металла со словом «Zahn», «Zehne» - зуб, зубы;

«Zinke»- зубец (вилки). Такие металлы, как олово и свинец были известны ремесленникам очень давно. Отличительной особенностью этих металлов является их вязкость и пластичность. А метод апробации металла на «зуб», с целью его идентификации, так же широко распространённое явление, известное до средневековья. Поэтому не исключено, что хаттское слово «SCHINITI» является искажением или производным от германского «Zinn» - олово.

Интерес представляет и слово «TIS (W)V» - свинец, реконструируемое лингвистом С.А.Старостиным как общесеверокавказский (?) термин, хотя в нём так же явно присутствует тюркское слово «TIS / TISCH» - зуб.

Завершив анализ хеттских клинописных текстов связанных с терминами металлургии хотелось бы продолжить выявление элементов германской, тюркской лексики и символики в мифологии хеттов. Начать это исследование будет логичным с центрального персонажа мифов - бога грозы и молнии.

Культ молнии зафиксирован в языческих верованиях многих народов, поскольку она повсеместно отождествлялась с проявлением божественной силы, его огненной мощи.

М олния символизировалась с огненной стрелой, посланной рукой бога и прожигающей небо на своём пути к Земле.

Исходя из подобных весьма логичных древних представлений о молнии, попробуем реконструировать эти образы в тюркском языке. М олния в карачаево балкарском языке также называется «От» Рис. огонь, а имя божества молнии – «Элия».

Фраза «От чакды» означает «молния блеснула», дословно «огонь искранул». В данной фразе сразу привлекает интерес двусмысленное слово «От», оз начающее огонь и применяющееся в устойчивых фразеологизмах и к молнии. Второе значение этого слова «бык» и его применение в хеттских текстах уже демонстрировалось выше. Таким образом, тюркским символом небесного огня молнии, так же может стать бык. А фраза «Отха табынуу» - поклонение огню, молнии, имеет второй смысл «поклонение быку». Это и имело место в мифологии и изобразительном искусстве хеттов. На приводимом слева рисунке из книги О.Герни изображение барельефа из Аладжа-Хююка. Царь, поклоняющийся быку – символу бога Грозы. (ук.литер., с134). Быки изображены и возле бога Грозы на барельефе в святилище Язылыкая. Приведу один из хеттских текстов, связанный с культом бога Грозы:

«О бог Грозы города Циппаланды, живое воплощение г лавы бог ов, ешь и насыщайся, пей и утоляй жажду» (О.Герни, с.134).

В языческом пантеоне балкарцев одно из божеств носит имя «Эли Цоппа», а «Элия» - бог Грозы и М олнии. Существует и игра слов «Эль» - поселение, село, страна, с именем громовержца «Элия», что могло быть отражено в хеттском тексте – «город Циппаланды». Но если в парной балкарской фразе «Цоппа Элия»

имя громовержца Элии будет трактоваться как село, страна, то его можно аллографически «германизировать», превратив балкарскую фразу «Цоппа Элия» в балкаро-германскую «город Цоппа-Land».

Среди эпитетов молнии, существование которых было бы возможно в германских языках, внимание привлекают слова «loh»- яркий, пылающий;

«Lohe»- пламя ;

«lohen» - пылать. Они созвучны словам «Loch» - дыра, отверстие;

«lochen» - дырявить, пробивать. Если германское слово «дырявить», «пробивать», созвучное слову «пылать», «пламенеть», перевести на карачаево-балкарский язык оно будет звучать в форме «Тешиб» - дырявить. Так дело в том, что «Тешуб» это имя бога грозы хеттов. Германо- тюркское происхождение этого имени, учитывая уже имеющуюся статистику подобных межязыковых трансформаций и калькирований, не вызывает сомнений.

Из древнегерманского эпоса «Эдда» известно, что богом грозы древних германцев был Тор, обладатель могущественного молота - молнии. Имя этого бога также встречается в хеттских текстах, но в виде аллографической записи. В, частности, в тексте KBo X, 24, III, 27-28;

IV, 1-3. В нём упомянут «железный топор копья» с изображением бога Грозы использовавшийся в царском ритуале под названием «место у ворот». Сопоставим указанные факты с лексикой германского языка:

1. Слово «Herr / Gerr» - господин, с которым раньше германцы обращались и к богу, созвучно слову «Ger» - копье. В ритуалах хеттов перед царём всегда шёл придворный держащий в руке копьё, как бы оповещая окружающих о приближении их господина. «Железный топор копья» с изображением бога Грозы - это символический топор (молот) господина (бога) Грозы.

2. Хеттский ритуал называется «место у ворот». По-немецки это фраза «Torplatz» - место у ворот, но в ней появилось имя древнегерманского бога грозы Тора. Фраза «Torplatz» означает как «место у ворот», так и «место (площадь) бога грозы Тора». Вероятно, речь идет о святилище бога Тора и рассмотренный хеттский текст описывает ритуал поклонения богу Грозы, носившего у хеттов германцев имя «Тор».

3. Но немецкое слово «Tor», помимо того, что означает «ворота» и являлось именем бога – громовержца имеет и значение «глупец», «дурак». Если это значение имени громовержца перевести на балкарский язык, это будет слово «Тели» - глупец, дурак. А поскольку имена громовержцев используются в ономастике – это германское личное имя «Tohr», балкарское личное имя «Илия», можно предположить, что неверной балкарской калькой с немецкого имени «Tohr» будет имя «Тели». Телепину – это имя одного из хеттских царей, правившего в середине II тыс. до н.э. Наверное, это была балкарская передача реально существующего и сегодня германского имени Thor, имени древнегерманского бога-громовержца. На балкарском языке слово «Тор»

означает «рыжый», а в германских сагах его также называют «рыжим».

4. Если существовал хеттский город бога громовержца, носивший балкаро германское название «Цоппаланд», то, как он мог бы называться в другой германо-балкарской вариации. Естественно этот город был бы назван «Tor» или «Тору». Хеттский город Торвис (Торувис) стал широко известен благодаря греческой передаче его названия. Греки назвали его - Троя (Troia). Вот, что пишет О.Герни по этому поводу:

«Это название встречается всег о лишь один раз – в списке г ородов и областей страны Ассува, которая сама ниг де в друг ом месте больше не упоминается.»

(ук.лит.,с.52).

Страна Ассува – это Сирия. И вот на чем основано мнение автора. То, что в древнебалкарском, как и в персидском языке, Сирия и город Дамаск назывались «Шам» уже указывалась. Но это балкарское слово имеет еще два значения:

«святой» и «ночь». Балкарское «Акшам/Ахшам» – вечер, дословно «белая ночь», время, когда солнце зашло, но ночь еще не опустилась.

В первом значении, при переводе на семитский язык, город «Шам» Дамаск, можно назвать «Кадеш» - святой. Такой город и страна появилась на страницах хеттских текстов и локализуется именно на территории Сирии. У города Кадеш в 1286 году до н.э. произошла битва хеттов с войском египетского фараона Рамсеса II. Вероятно к этому древнему названию города Кадеш – святой (др.евр.) восходит и название «Священого Города» - Иерусалима, в названии которого слово «Иеро» - греческое слово «священный».

Второе значение балкарского слова «Шам» - ночь, означавшего и «Сирия», при переводе на семитский язык звучит «Ассу» - ночь (арабск.). Так появилась страна «Ассува», упоминаемая в хеттских текстах лишь один раз. И в данном случае аргументы присутствия тюрков-балкар среди хеттов более чем убедительны, поскольку значения слова «Шам» - священный;

ночь, присущи древнебалкарскому языку.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.