авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Д. М. ЧЕЧОТ

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. ЖДАНОВА

Д. М. ЧЕЧОТ

СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО

И ФОРМЫ ЕГО

ЗАЩИТЫ

ИЗДАТЕЛЬСТВО

ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1968

Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета

Ленинградского университета

В книге исследуются проблемы субъективного права и охраняемого законом интереса, а также анализируются формы защиты права: судебная, арбитражная, общественная и т. д. Характеризуя судебную форму как высшую форму защиты права, автор исследует перспективы ее совершенствования и ее взаимодействие с другими формами защиты.

В работе использована новейшая литература как по общей теории права, так и по отраслевым юридическим наукам.

Книга рассчитана на научных и практических работников, аспирантов и студентов юридических вузов.

ОГЛАВЛЕНИЕ Стр.

Г л а в а I. Субъективное право........................................................................................ § 1. Понятие, объективного и субъективного права.......................... — § 2. Субъективное право и правоспособность..................................... § 3. Возникновение субъективного права и его содержание....................... Г л а в а II. Охраняемый законом интерес.................................................................... § 1. Интерес как социологическая категория...................................... — § 2. Интерес как цель субъективного права....................................... § 3. Охраняемый законом интерес.................................................... Г л а в а III. Формы защиты субъективного права и охраняемого законом интереса.. § 1. Гарантии прав и охраняемых законом интересов …………………………. — § 2. Формы защиты субъективных прав или охраняемых законом интересов …. § 3. Судебная форма защиты прав или охраняемых законом интересов. Средства и способы судебной защиты ……………………………………………………… 1—10—2 _ 58- Чечот Дмитрий Михайлович Субъективное право и формы его защиты Редактор Л. А. Карпова Техн. редактор Е. Г. Учаева Корректор С. Е. Хазанова ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- М-38230. Сдано в набор 24 V 1968 г. Подписано к печати ЗО VIII 1968 г.

Формат бум. 60Х90 1 /16. Бумага тип. № 3.

Уч.-изд. л. 5,05. Печ. л. 4,5. Бум. л. 2,25.

Тираж 3000 экз. Цена 30 коп. Заказ 352.

Издательство ЛОЛГУ им. А. А. Жданова --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Типография ЛОЛГУ. Ленинград, Университетская наб., 7/9.

ГЛАВА СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО § 1. ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТИЕНОГО И СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА Многозначность понятия «право» наводит на мысль о слож­ ности того •явления, которое это понятие определяет. Социали­ стическое и буржуазное право;

право собственности;

право на труд;

я имею право на пенсию, на жилплощадь;

теория права и т. д.- в указанных выражениях один и тот же термин «право» определяет далеко не равнозначные явления. Мы не ставим в данном случае перед собой проблемы определения пра­ ва, но для уяснения вопроса о существе субъективного права крайне необходимо рассмотреть несколько общих отправных по­ лqжений о сущности «права вообще».

~ Марксистская теория рассматривает право как сложное, исторически обусловленное общественное •явление. Появляясь на определенной ступени развития общества, право исполь­ зуется государством для регулирования и охраны обществен­ ных отношений в интересах тех общественных групп, которые в, данном государстве занимают господствующее положение.

С этой точки зрения классики марксизма всегда рассматрива­ ли_ право~ссового общества к~к возведенную в закон волю господствующего класса, «содержание которой определяется материальными условиями жизни» этого класса.' _ Указание на классово-волевой признак характерно дл•я всех определений права, которые давались в советской юридической науке за последние десятилетия. Так, в известном опредеЛении права, выработанном еще в г., классово-волевой признак занимал ведущее положение. Право рассматривалось как «со­ вокупность правил поведения, вырзжающих волю господствую­ щего Iласса...». После того как было покончено с нарушения­ ми заJонности и оздоровлена обстановка в области обществен­ ных наук, это канонизированное в свое время определение стало 1 К:. М а р к с и Ф. Э н г е ль с. Соч., т. стр.

4, 443.

подвергаться критике. О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородекий предлагают определять право прежде всего как «государствен­ ную волю господствующего класса, выраженную в совокупности норм... », 2 подчеркивая, ':_!ТО умышленно ставят на первое место не норму, а волю господствующего класса.

Я. Ф. Миколенко предлагает считать, что «право- это за­ крепленный и охраняемый государственной властью порядок общественных отношений в качестве волевых отношений». 3 Не отрица·я того, что определение права, данное в г., может и должно быть улучшено, 4 мы в то же время должны признать, что определение права как савокупности норм (правил поведе­ ния) наиболее точно соответствует действительной природе права.

Право- это явление, объективно существующее в обществе.

Воля господствующего класса, составляющая содержание пра­ ва, приобретает качество права лишь после ее объективиро­ ванного выражения в соответствующей норме права. Являясь психологической категорией, воля господствующего класса не может рассматриваться как •явление единое, механичес!}и опре­ деляющее содержание всего права в целом. Общее содержание «воли вообще» может определять лишь классовый характер права, что же касается отдельных отраслей права, институтов, отдельных норм, то совершенно очевидно, что в каждом кон­ кретном случае формулирования нормы или группы норм мы имеем дело с проявлением воли, направленной на соответст­ вующим образом ограниченные цели. Упомянутое выше марк­ систское определение права и имело в виду прежде всего имен­ но эту, классовую, сторону вопроса. Однако если в отношении всего права в целом воля господствующего класса характери­ зуется единым классовым содержанием, то в отношении отдель­ ных норм и институтов следует говорить не только о классовой обусловленности правовых норм, но и об отдельных проявле­ ниях воли господствующего класса. Она по-разному проявл•я­ ется в уголовном и гражданском праве, в административном и трудовом;

по сути дела каждая единичная норма права имеет своим содержанием индивидуальный волевой акт. Если быть последовательными, то авторам критикуемого определения, ви­ димо, нужно было бы говорить о праве как о совокупности «государственных воль». Если воля, как они полагают, опреде­ ляет содержщше каждой нормы и позволяет отличить одну нор­ му от другой, 5 то такой вывод был бы тем более обоснован.

2 О. С. И о ф ф е и М. Д. Ш а р г о р о д с к и й. Вопросы теории права.

М., стр. 59.

1961, 3 См.: Я. Ф. М и к о л е н к о. Право и формы его проявления. «Советское государство и право», 1965, N2 7, стр. 52.

4 В данном случае это не входит в задачу нашей работы.

5 См. : О. С. Иоффе и М. Д. Ш ар г о р о д с кий. Вопросы теории пра­ ва, стр. 54. - Авторы могут сказать. что они употребляют термин «Воля» как общее родовое понятие и не рассматривают ее в качестве реально существую· Мы отнюдь не возражаем против того, что государственная воля действительно является содержанием права, но одновре­ менно она определяет содержание и политики и идеологии.Чем же эти общественные явления отличаются от права? Прежде всего тем, что в праве воля закреплен.а в нормах, совокупностJ, J;

:оторых и составляет право.

Нормативный характер права является его существенной чертой, позвол'яющей отграничить право как объективно суще­ ствующее явление общественной жизни от смежных, но не тож­ дественных праву явлений. Именно нормативное содержание права позволяет употребить в отношении права термин «объек­ тивное право» и провести разграничение его с понятием ~субъ­ е ктивное право».

Понятия объекпiвного и субъективного права давно упот­ ребляются в юридической литературе. Л. И. Петражицкий ука­ зывал, что «название "объективное" объясняется представлени­ е м о существовании норм, независимо от тех или иных субъек­ тов, между тем как право в субъективном смысле: права, обя­ занности представляются принадлежностями определенных субъектов». 6 Четкое разграничение объективного и субъектив­ ного права можно найти у Г. Ф. Шершеневича. Ученые, тяготеющие к школе естественного права, настаивали на прирожденном характере субъективных п ав и их п ио итете по отношению к объективному праву. Так, Н. М. аркунов ут­ верждал, что «в исторической последовательности не объектив­ ное право предшествует субъективному, а, наоборот, субъектив­ ное- объективному». 8 «Права в субъективном смысле,- писал Дернбург,-... существовали в истории гораздо раньше, чем сложился сознательный государственный порядок. Они имели свое основание в личности человека и в том уважении, которого щего явления. Но в таком случае они заслуживают упрека в том, что строят свое определение из разнородных компонентов: «воля» у них фигурирует кш общее понятие, но совокупность норм (а не «норма» как общее понятие!) как конкретное общественное явление. В марксистском определении права, между прочим, говорится о воле господствующего класса, возведенной в за­ кон, а не в законы. С это!! точки зрения исходные позиции традиционного (Пределения nрава представляются нам более логичными.

6 См.: Л. И. Петр а ж и цк и й. Теория права и государства в связи с -георией нравственности, т. 11. СПб., 1910, стр. 321.

7 См.: Г. Ф. Ш ерш е н е в и ч. Общая теория права, вып. III. М., 1912, с тр. 611-616.- В своей интересной статье о субъективном праве «Некоторые вопросы учения о субъективных правах» («Правоведение», 1958, N2 1, стр. 29) А. В. Мицкевич напрасно приписал Шершеневичу идею отрицания субъектив­ ного права. В деi!ствительности Шершеневич наиболее последовательно (по сравнению с другими буржуазными авторами) отстаивал самостоятельный ха­ рактер обеих понятий. Он писал: «l Iормы объективного nрава создают массу субъективных nрав, как стены дома образуют его комнаты. Следовательно ло­ гически и генетически объективн~во пpeдl.ll.eC.IВye:r субъектншюму»

(Г. Ф. Шер~рия права, вып. III, стр. 614).

8 Н. М. I( о р к у н о в. Лекции по общей теории nрава. СПб., 1909, стр.

1 !9.

ему удалось добиться по отношенню к своему :шцу и имуще­ ству... » Сторонники нормативной школы высказывают прямо проти­ воположные суждения: «Субъективное и объективное право не соотносительные понятия, потому что объективное право может существовать без субъективного, тогда как субъективное праВ!• без объективного немыслимо» 10 Нар•яду с этим встречаются как попытки найти компромиссное решение и доказать, что объ­ ективное и субъективное право коррелптивны, а поэтому одно­ временны в своем происхождении, 11 так и попытки полного от­ рицания существования субъективного права вообще...f Советская юридическая наука твердо признает существова­ ние субъективного права. Вместе с тем в нашей теории права постепенно складываются два прямо противоположных взгляда на соотношение объективного и субъективного права. Согласно одному из них объективное право суть совокупность норм. вы­ ражающих ВОд!Q_[Q_С:Подств~ющего класса, 13 согласно другому­ объективное право есть совокупность норм и регулируемых ими правоотношений. 14 Если первая концепция исходит из опреде­ ленной грани между объекти·вным и субъективным правом, то вторая- такую грань в значительной степ-ени стирает. 15 • VВозникая на основе действующей нормы объективного пра ) ва, субъективное право становится совершенно самостоятель­ ным явлением, качественно отличным от объективного права.

Бесспорно, между объективным и субъективным правом име­ ется теснейшая связь: субъективное право лица может по­ явиться лишь на базе действующей нормы объективного права;

9 Г. Д ер н бур г. Пандекты, т. I. Общая часть. М., 1906, стр. 100-101.

10 Г. Ф. Ш ерш е н е в и ч. Общая теория права, вып. III, стр. 615.

11 А. М е р к е ль. Юридическая энцик.1опедия. СП б., 1902, стр. 54.

12 Л. Д юг и. Социальное право. Индивидуальное право. СП б., 1909, стр. 8, 9.

tl 13 См.: Н. Г. А л е к с а н др о в. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955, стр. 81;

А. В. М и цк е в и ч, И. Е. Ф ар б ер. К вопросу о понятии права. «Советское государство и право», 1957, N'2 1, стр. 38-39:

О. С. И о ф ф е и М. Д. Ш а р г о р о д с к и й. Вопросы теории права, стр. 58:

Л. С. Я в и ч. Некоторые теоретические проблемы осуществления норм совет· ского права. Уч. зап. Тадж. гос. ун-та, т. XI. Сталинабад, 1956, стр. 28 и след.;

Д. А. Кер и м о в, И. С. С а ы о щ е н к о, Л. С. Я в и ч, П. Е. Н е д б ай л о. К.

иопросу об определении понятия социалистическ.ого права. «Правоведение», 1966, N'2 2, стр. и др.

14 А. К. С т а ль г е в и ч. К воnросу о nонятии nрава. «Советское государ· · ство и право», 1948, N'2 7, стр. 50;

А. А. П и о н т J о в с кий. Некоторые во­ просы общей теории государства и nрава. «Советское государство и право», 1956, N'2 1, стр. 17-20;

Е г о ж е. К вопросу о взаимоотношении субъектиn· ноrо и оt'iъективноrо права. «Советское государство и nраво», 1958, N'2 5, стр.

26 и ел.;

С. Ф. К е чек ь я н. Правоопюшсн11я в социалистическом общсствL·.

М., 1958, стр. 31, 32 и ел.

15 1 ак, А. А. Пионтковский, например, пишет: «Объективное право поэто­.1у существует всегда (курсив мой.- Д. Ч.) в единстве с субъективными прl­ вами и корреспондирующими им обязанностями» («Советское государство а 11раво:., стр.

1958, N'2 5, 28).

б 13 субъектнвном праве находит свое выражение воля господст­ вующего класса, закрепленна·я в норме права и продолжающая жить 13 праве конкретного субъекта;

возможность осуществле­ ния субъеiПивного права, так же Jак и общеобязательность нормы объективного права, обеспечивается принудительной Сll­ лой государства;

по сути дела субъективное право представляет собой, так же Iак и норма объективного права, определенное' правило поведения, правда не общего, а индиви-дуального ха­ рактера.

Проф. А. А. Пионтковский, наиболее последовательно от­ стаивающий идею о том, что право это не только нормы, но и возникающие на их основе правоотношения (а следовательно, н субъективные права), пишет: «Сведение права лишь к нормам права Jlротиворечит реальной действительности. Право явля­ ется значительно более сложным общественным явлением...

Объективное право поэтому существует всегда в единстве с субъективными правами и корреспондирующими им правовыми обязанностями», Между тем, несмотря на всю его сложность, право являетсн общественным явлением, которое существует в системе других явлений и поэтому имеет свои границы. Объективное и субъек­ тивное право, с этой точки зрения, прежде всего различаютс~ как явления, одно 11з которых первично, а другое- вторично. Н9рма объективного права имеет. общ ный ха актер.

v u Возникающее на основе нормы при наличии определенных усло­ вий субъективное право носит личный, конкретный характер, это,уже не «то же самое право», на базе которого оно родилось, так же как плод, выросший на дереве, не дерево, хотя именно дереву он обязан своим появлением на свет. Первичность объ­ ективного права в нашей литературе прямо не оспаривается, однако сторонники включения правоотношений в общее опре­ деление права по сути дела стоят на иных позициях.

Так, С. Ф. Кечекьян пишет не только о единстве норм пра­ ва и правоотношений, но и о том, что в период возникновения права нового типа правоотношения (а следовательно, и субъек­ тивные права) могут нередко предшествовать нормам права. В подтверждение своей концепции автор приводит примеры из правовой практюш первых лет революции. Однако такая поста­ новка вопроса не может встретить поддержки. Идея о правоот­ ношениях, которые якобы могут предшествовать нормам права, противоречит общепринятому определению Правоотношения как 16 А. А. П и о н т к о в с кий. К воnросу о взаимоотношении субъеJ\­ тивного и объективного права. «Советское государство и право», 1958,.N'2 5, стр. 28.

17 На это обстоятельство правильно обращает внимание Н. И. Матузов (см.: I-1. И. М а т уз о в. Субъеюивные nрава граждан СССР. Саратов, 1966, стр. 26).

IB См.: С. Ф. К е чек ь я н. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 27.

общественного отношения, урегулированного нормой права.

Этого общего определения придерживается и сам автор, 19 пы­ тающийся, однако, в дальнейшем доказать, что может сущест­ вовать правоотношение, нормой права не урегулированное.

Мнение автора противоречит также и общеизвестному взгляду на право и на правоотношения как на явления, установленные или санкционированные государственной властью. В подтверж­ дение взгляда о том, что социалистические правоотношения яко­ бы возникали при полном (или почти при полном) отсутствии норм_ права, автор ссылается на земельные отношения, которые вышли за пределы общих указаний Декрета о земле от 26 ок­ тября 1917 г. Это было действительно так. Более того, новые общественные отношения в деревне стали возникать задолго до октября 1917 г. Захват крестьянами помещичьих земель начал­ ся еще в мае 1917 г. 20 и в конце концов привел к всеобщему «крестьянскому восстанию» {Ленин). Значит ли, что возникшие общественные отношения имели характер правоотношений?

Признать это, значит признать, что правоотношения могут воз­ никать не только до появления соответствующих норм, но и до создания той государственной власти, которая должна издать эти нормы.

Автор явно смешивает фактические общественные отноше­ ния, во многих сJ!учаях предшествующие изданию нормы пра­ ва, с правоотношениями, которые могут возникать лишь после издани•я соответствующей нормы. 21 Это, кстати говоря, харак­ т ерно не только для периода возникновения права, но и для все­ го процесса пр.авообразования, который развивается непрерыв-.

но, хотя и с разной степенью интенсивности. Легко можно пред­ ставить, к каким нарушениям социалистической законности привело бы воплощение в жизнь идеи о возникновении право­ отношений раньше издания правовых норм, т. е. идеи о первич­ ности субъективного права по сравнению с объективным.

Объективное право существует самостоятельно, независимо от того, возникли ли на его основе субъективные права или обя­ занности у отдельных лиц. Бесспорно, нормы объективного пра­ ва uздаются не ради самих себя, они используются законода­ телем в целях правового регулирования общественных отноше­ ний.22 Но из этого отнюдь не следует, что «непосредственной за 19 Там же, стр. ' 5, 18, 37.

20 См.: «Всемирная история», т. VIII. М., !961, стр. 21.

21 Это тем бoJiee удивительно, что на стр. 37 своей книги «Правоотноше­ ния в социалистическом обществе:. С. Ф. К:ечекьян совершенно правиJiьно пи ­ шет: «Отношение, отступающее от предписаний нормы права, не может быть nравоотношением. Оно может быть просто бытовым отношением Jiибо право­ нарушением».

Мы исходим из того, что, во - nервых, норма nрава регуJiирует общест­ венные отношения, а, во-вторых, nравовое регуJiирование охватывает все сnо­ собы воздействия nрава на поведение людей. Мнение Ю. К:. ТоJiстого о том, что nравовое регуJiированис на'!инается.11ишь на стадии юридического факта, nредставJiяется наы ошибочным (см. : Ю. К:. Т о 11 с т ой. К теории правоотно дачей издdния nравоных норм является установление соответст­ вующих правоотношений между людьми... » 23 Если это мнение расnространить на все отрасли и институты nрава, то нужно nрийти к nротивоестественному выводу, что задачей издания уголовно-nравовых норм является установление соответствую ­ щих уголовно-nравовых отношений, задачей изданИ'я нарм, ре­ гулирующих nорядок дисциплинарной ответственности,- уста­ новление соответствующих дисциплинарных правоотношений и т. д. Между тем в указанных и в некоторых других случаях задача как раз и состоит в том, чтобы соответствующие nраво­ отношения либо вообще не возникали, либо возникали как можно реже. Но даже и в тех случаях, когда, издавая правоную норму.

законодатель прямо заинтересован в возникновении оnределен ­ ных nравоотношений, а следовательно, и соответствующих субъ­ ективных прав и обязанностей, еще не следует делать вывода о том, что объективное право и возникшее на его основе субъек­ тивное право-явления однопор•ядковые, nодпадающие под общее определение права.

Анализируя соотношение объективного и субъективног() права, нужно отметить одно существенное обстоятельство. Опре­ деляя объективное право как совокупность норм, мы представ­ ляем себе эту совокупность в виде определенной системы норм.­ которая в свою очередь находится в системе других обществен­ ных явлений, а поэтому имеет свои nределы и границы. Как бы ни была сложна эта система, всегда есть реальная возмож­ ность ее практического выявления. Эта возможность стано.вится все более осуществимой, по мере того как мы от совокупности норм в целом пойдем по пути объективированного выявления совокупности норм права отдельной социально-экономической формации, совокупности норм, составляющей отрасль права, и т. д.

Реальная возможность аналогичного выявления совокуп­ ности субъективных nрав nрактически не осуществима. Каждое лицо (юридическое и физическое) обладает таким громадным количеством субъективных прав, что любая поnытка выявить и определить.. границы такой совокупности субъективных прав обречена на неудачу. Только одна реальная норма объективно­ го права в состоянии породить сотни и сотни тысяч субъектив­ ных прав и обязанностей, совокупность которых никогда не бу­ дет постоянной.

шения. Изд. ЛГУ, стр. Если встать на точку зрения Ю. К. Толстого, 1959, 6).

нужно признать, что ряд норм, не применяющихся на практике в данный момент, не участвуют в правовам регулировании, а следовательно, беспо ­ Jiезны.

23 А. А. П и о н т к о в с кий. Юридическая наука, ее природа и метод.

«Советское государство и право», 1965, Ng 7, стр. 73.

24 См.: О. С. Иоффе и М. Д. Шар r о р о д с J и й. Вопросы теории права, стр. 195.

Таким образом, субъективное право возникает только на базе объективного права и поэтому тесно связано с ним. Оно несет в себе основные черты объективного права: 1лассово-во­.1евую обусловленность, принудительный характер, норматив­ ную предопределясмость. В то же время, возникнув на базе объективного права, субъективное право становится самостоя­ тельным явлением. Оно вторично по отношению к объективному нраву, у него свой самостоятельный процесс образования, свои связи со смежными •явлениями, свое индивидуальное содержа­ ние.

СУБЪЕI(ТИВНОЕ ПРАВО И ПРАВОСПОСОБНОСТЬ § 2.

Субъективное право потому так и называется, что оно при­ надлежит конкретному лицу. Но при Iаких условиях лицо мо­ :жет стать обладателем права? Главным и необходимым услови­ ем является наличие у лица таких качеств, которые делают его способным к правообладанию,- качеств субъекта права, т. е.

правосубъектности. 2 Качество субъекта права не является имманентно присущим человеку или какой-либо организации. Они становятся облада­ телями этого качества лишь в результате нормы объективного права, котора·я в свою очередь вызывается к жизни определен­ ными потребностями общественного развития.

Каждая отрасль самостоятельно определяет круг своих субъектов.;

Общее поняти~ суJiъекта права как лица, способного им_еть субъективные права и нести соответствующие Qбязан­ ности, представляет собой чисто тео ет ическую - конструкцию, практическая значимость которой проявляется лишь в конкрет­ ных отраслях права. В свое время, когда обшая теория права в значительной степени испытывала на себе влияние цивилистfu ческих концепций, субъекты права классифиЦироВались на граж­ дан (или физических лиц) и юридических лиц.26 Очевидные не­ достатки· подобной классификации, игнорируЮщей особенности правосубъектнести лиц в административном, государствен­ ном, процессуальном и некоторых других отраслях права, по­ требовали поисков иного подхода к проблеме, с тем чтобы клас­ сиф-икация субъектов права учитывала осо..бюi!!.QQJLll.Равосубъ­ ектности во всех отраслях права. Впервые на ЭТО обратиJI внимаflие А. В-:-lЗенедиктов сл.ыаведливо указав на недопусти­ мость одинакового подхода при определении круга субъектов гражданского и административного права. 27 Несколько позже 25 Необходимым условием возникновения субъективного права является также наличие юридического факта, с которым норма права связывает возюiк­ новение, изменение или прекращение правоотношения, а следовате:1ьно, и субъективного права. Это не признают те, кто считает, что субъективное пра­ во может существовать вне правоотношения.

26 См.: А. И. Д е н и с о в. · теория государства и права. М., 1948, стр. 458.

27 См.: А. В. В е н с д и 1 т о в. Государственная социалистическая собст­ пенность. М.-Л., 1948, стр. 651.

было высказано предложение классифицировать субъектов пра­ ва на: а) отдельных индивидов и б) коллективные образова 1JИЯ. К сожалению, ~илистические ремщ-Jисд.е1:1ции до сих пор дают себя знать в некоторых отраспях права: Именно с цивили­ стических позиций сформулирована, например, ст. 31 ГПК РСФСР, согласно которой иметь гражданские процессуальные права и обязанности, т. е. быть субъектами гражданского про­ цессуального права, могут быть граждане или организации, nользующиеся правами юридического лица. Между тем тот же Еодекс наделяет процессуальными правами общественные орга­ низации (домовые, уличные, родительские комитеты и т. п.), Jюторые правами юридических лиц не пользуются (ст.

ГПК). Мы уже не говорим о том, что по ГПК процессуальны­ ми правами наделены судебные и прокурарекие органы не как юридические лица, а как органы, осуществляющие правосудие 1 1ли надзор за законностью.

Наделение лица качеством субъекта права является первым н необходимым условием возможности обладания этим лицом субъективными правами. Быть субъектом Права и не иметь спо­ собности к правообладанию, т. е. правосубъектности, невозмож­ но. Можно быть субъектом одной отрасли права и не обладать правосубъектностью в другой отрасли, но, став субъектом определенной отрасли, нельзя не приобрести и способности к правообладанию в этой отрасли права.

у!Llля многих понятия правосубъектности и правоспособ­ ности тождественны, 2 9 для немногих эти понятия лежат в раз­ ных плоскостях: правосубъектность- общее понятие, а пра­ воспособность-чисто гражданеко-правовой институт;

30 для некоторых указанные понятия хотя и имеют общее значение, од­ нако различны по существу.з 1 На наш взгляд, все попытки разграничения правоспособ­ ности и правосубъектности несостоятельны. Если, признавая дицо субъектом права, мы признаем за ним способность быть участник_QМ...._llр_авоотношений, т. е. носителем правосубъект.lf.Qсr..!:L... то чем это качество отличается от способности лица об 28 См.: О. С. Иоффе и М. Д. Шаргор о д с кий. Вопросы теории права, стр. 203..;

29 См.: С. Н. Бра т у с ь. О соотношении гражданской правоспособности и субъективных гражданских прав. «Советское государство и право», 1949, стр. 6;

Ц. А. Я: м по л ь с к а я. О субъе~тивных правах советских граж­.'\l'g 8, дан и их гарантиях. В кн.: Вопросы советского государственного права. М., стр. 172;

Н. Г. А л е к с а н др о в. Законность и право9тношения в со­ 1959, ветском обществе, стр. 134;

Ю. К. Т о л с т о й. К теории прав·оотношения, стр.

9-1\идр.

зо См.: Е. А. Ф лей ш и ц. Соотношение правоспособности и субъективных nрав. В сб.: «Вопросы общей теории советского права». М., 1960, стр. 264 и ел.

31 См.: О. С. Иоффе и М. Д. Ш а р г о род с к.i 11. Воnросы теории права, стр. и ел.

ладать оравами и обязанностями? Это отличие, говорят нам, со­ стоит в том, что правосубъектность как «способность быть но­ сителем прав и обязанностей включае'Ъ' в себя также способност ь к их самостоятельному осуществлению» 32 Но в таком случае нуЖно прийти к явно несостоятельному выводу о том, что лица, не способные к самостО'ятельному распоряжению своими права­ ми (недееспособные), лишены и правосубъектности. Между тем эти лица бесспорно являются субъектами права и как тако­ вые обладают способностью иметь соответствующие права н обязанности.

Характеризуя правоспособность и правосубъектность как понятия, на наш взгляд, идентичные, мы подходим к самому спорному и важному для нашего исследования вопросу о содер­ жании правоспособности (правосубъектности) 33 и ее соотно­ шении с субъективным правом.

Забегая несколько вперед, отметим, что исследование проб­ лемы правоспособности и субъективного права нам важно преж­ де всего с точки зрения решеНШLIJроблемы::фёiр.мы зашиты п~­ JЩ. Поскольку самая усовершенствованная и наиболее действен­ ная форма защиты права- судебная форма может, по нашему мнению, применяться лишь в отношении защиты. субъективно­ го права или охраняемого законом интереса (см. ст. Основ) и не может применяться в отношении иных прав, не достигших степени субъективного права (правоспособность, правовой ста­ тус, компетенция), постольку для нас крайне важен вопрос о той грани, которая разделяет эти явления. Иначе говоря: для того чтобы решить вопрос о предоставлении судебной защиты, нужно точно знать, что дело идет либо о субъективном праве.

либо об охраняемом законом интересе. Конечно, не всякое субъ­ ективное право защищается судом, ест! и иные формы защи­ ты, но судом может защищаться только Gбъективное цраво или~ес, а поэтому так важно их четкое определеfi.!!е.

Так, а) гражданин может быть субъектом гражданского права;

б) гражданин может быть субъектом права собствен­ ности на дом, автомашину и т. д.;

в) гражданин является соб­ ственником дома или автомашины.

Нельзя не заметить, что способность быть субъектом граж­ данского прав~ отличается от способности быть субъектом пра­ ва собственности на определенный объект. Первое- общее, вто­ рое- особенное, конкретизирующее общее. Правоспособный субъект (общее) может приобрести право собственности на дом (особенное), но не обладает правом на приобретение промышлен­ ного предприятия или земли (дальнейшая конкретизация осо­ бенного).

32 Там же, стр. 210.

33 В дальнейшем, характеризуя nравосnособность, мы везде имеем в виду и nравосубъектность. Сnециально это не будет оговариваться.

..:ледовате.1ьно, общая способность к правообладанию ха­ рактеризует общественно-юридическое Jачество субъекта- его правоспособность, способность же субъекта к правообладанию в конкретном правоотношении определяет пределы действия пра­ воспособности, ~с содержание. Пределы правоспособности опре­ деляются не только кругом объектов, на которые могут распро­ страняться (или не распространяться) права субъекта (каж­ дый может купить телевизор, но никто не может купить нулемет), но и специфическими качествами самого субъекта, ограничивающими пределы возможностей его правообладания (каждый может купить дом, но лицо, уже имеющее дом, таки~ правом не обладает-ст. 106 ГК РСФСР).

В то же время способность к обладанию гражданским пра­ вом, право на приобретение дома, телевизора и т. д. отличаются от наличного права собственности на дом, те.[Iевизор и т. д.

В первых двух случаях дело идет либо об общей, либо о конкретной возможности стать обладателем права, в последнем случае мы сталки~СJLС субъективным правом собственностн к онкретi!.QГQ.'IJ I_~т.

----таким образом, между правоспособностью и субъективным nравом стоит четкая грань. Правоспособность и все виды ее проявления в ~оотношении с субъективным правом лежат в сфе­ ре возмож1юсти субъективное право находится в сфере дей­ с твительfllости.

Рассматрива·я вопрос о содержании правоспособности, мы с талкиваемся с явлением, правовая природа которого оцени­ вается крайне противоречиво в нашей литературе. Что это та­ кое: право купить дом, право на труд, право на пенсию и т. д.?

,J,ля некоторых исследователей это явление всецело охваты­ вается понятием правоспособности, определяя ее содержание (или ·являясь ее элемент:n~-1:).34 Для других это явление носит са­ ::vюстоятельный характер и фигурирует под названием правового статуса (у граждан) 35 или ко:wпетенции (у организаций). Третьи включают его в понятие субъективного права_ Правоспособность следует рассматривать JS_aк абстрактную способность к правообладанию. В то же время она не лишена и определенного конкретного содержания, ограничена соответст­ вующими пределами. Даже и абстрактно любой правоспособный 34 См.: Н. Г. А л е к с а н др о в. Право и законность в период развернуто­ го строите.1ьства коммунизма. М., 1961, стр. 193;

В. А. М у с и н. К вопросу о ~.: оотношении гражданской правоспособности и субъективных прав. Вестник ЛГУ, стр. и ел.

1964, N2 17, 35 Наиболее ярко это мнение выражено в статье В. А. Кучинского «Пра­ в овой статус и субъективные права граждан» ( « Правоведение», 1965, N2 4, стр. и ел. ).

36 См.: А. В. М и цк е в и ч. Субъекты советского права. М., 1962, стр. 29.

37 См.: Ц. А. Я м по ль с к а я. О субъективных правах советских граж­ ;

l.ЗН и их гарантия х, стр. 162 и ел.;

Л. Д. В о е в о д и н. Теоретические вопросы положения личности. «Советское государство и право», 1963, N2 2, стр. 15.

гражданин может быть субъектом только таких граждански.

nрав, которые предусмотрены законом (ст. 10 ГК РСФСР), · а юридическое лицо обладает гражданской правоспособностью.'!ишь в соответствии с установленными целями его деятельнос­ ти (ст. ГК РСФСР). Признавая лицо способным к правооб­ ладанию, закон не связывает это с конкретным субъектом, с конкретным видом субъективных прав, которые может он при­ обрести (в этом абстрактность правоспособности), но одновре­ менно закон предполагает, какие виды субъективных прав может, а какие виды не может приобрести субъект, определяя. таким образом границы его способности к правообладанию (в этом конкретность правоспособности). М. М. Агарков был прав, когда писал, что права совершать договоры, состав.цять завещания и т. д. «есть не что иное, как проявление гражданской правоспо­ собности».38 Но он же ошибался, когда право вступать в договор и право односторонним заявлением расторгнуть договор рас­ сматривал в рамках единого понятия правоспособности. 39 Если первое есть проявление гражданской правоспособности, то вто­ рое- субъективное право лица, уже вступившего в правоотно­ шение. Утвер2kдение о том, что правовой статус определяется сово­ купностью субъективных прав, нельзя признать 'Обоснованным.

Если принять эту теоретическую концепцию, то окажется, что правовой статус каждого субъекта различен. В о~ношении граждан это означало бы признание их неравноправности, что справедливо уже подвергалось обоснованной критике. Сложнее с концепцией, котора•я пытается поставить право­ вой статус где-то посредине между правоспособностью и субъ­ ективным правом. Сторонники этой концепции считают, что тер­ мин «право» употребляется в трех значениях: 1) как совокуп­ ность правовых норм, ---2) как элемент правоного статуса, устанавливающего определенные пределы возможного и долж­ ного поведения и, наконец, 3) как обеспеченная законом мера поведения конкретного лица (субъективное право).42 Нетрудно заметить, что йз предлагаемой классификации совершенно ис­ ключена правоспособность, которая всеми и всегда рассматри­ валась как «право на право», как общее право лица быть субъектом прав и обязанностей. Поэтрму если сторонники ука 38 См.: М. М. А г а р к о в. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940, стр. 71.

39 Там же, стр. 70.

40 На наш взгляд, так называемые «секундарные права» есть не динами­ ческое развитие правоспособности (как пола~ал М. М. Агарков), а особая фор­ ма субъективных прав, которым соответствует не конкретная обязанность кон­ трагента, а его общая обязанность подчиниться тому правовому режиму, кото­ рый изберет управомоченный субъект.

41 См.: А. В. М и цк е в и ч. Некоторые вопросы учения о субъективных правах. «Правоведение», 1958, N'g 1, стр. 34.

42 См.: В. А. Куч и н с кий. Правовой статус и субъективные nрава граж­ дан. «Правоведение», 1965, N'g 4, стр. 47, 48.

занной выше классификации вообще исключают правоспособ­ ность из чнсла понятий, определяемых термином «право», то они явно неправы. Если же они считают, что правоспособность охватывается понятием правового статуса, то они фактически присоединяются мнению тех, кто полагает, что статус или I компет~нция и сеть содержание правоспособности или ее эле­ мент.

Наделив.ттицо качеством правосубъектности, законода­ те.rrь должен определить содержание правоспособности, т. е.

совокупность тех прав и обизанностей, которыми сможет обла­ дать субъе1п. Правоспособность является классовым понятием, а поэтому се содержание может расширяться или сужаться в зависимости как от социально-экономических условий, так и от целей и задач государства в данный период его развития. С на­ делением лица каЧеством субъекта права не обрывается связь между государством и субъектами права, она носит постоянный характер и является единственной правовой связью правоспо­ собного лица до тех пор, пока это лицо не вступит в правоот­ ношение с другими лицами. Н. Г. Александров называет это «длящимся отношением между лицом и государствQм». 4 з Мы не употребля.1и бы термина «отношение», так как это дает основа­ ние поставить вопрос о его характере и в результате истолко­ вать правоспособность как элементарное правоотношение. 44 Не следует злоупотреблять термином «отношение», особенно харак~ теризуя связь субъектов права с государством. Утверждение Н. Г. Александрова о том, что всякое правоотношение есть не только двусторонняя, но и трехсторонняя связь (с государством), представляется нам ошибочным. Во-первых, трехсторонняя связь абсолютно неприменима к большинству правоотношений вообще, так как в этих отношениях одной из сторон всегда является само государство в лице одного из его органов (уголовное, административное, государственное, финансовое.

процессуальное право). Какая же трехсторонняя связь может иметь место в этих отраслях права, если одной стороной пра­ uоотношения уже является государство? Это утверждение, во-вторых, ошибочно и в отношении других отраслей права (гражданского, трудового, колхозного и т. д.). Гражданское правоотношение-это отношения лишь между его субъектами.

Что касается «потенциального отношения с государством», 45 то это отношение не явл·яется гражданским даже в потенции. Это гражданская процессуальная правоспособность, которой наде­ ляются субъекты права, причем совершенно независимо от того, состоят они в гражданских правоотношениях или нет.

43 См.: Н. Г. А л е к с а н др о в. Законность и nравоотношения в совет­ СJОМ обществе, стр. 134.

44 См.: М. П. К: арпуши н. Социалистическое трудовое правоотношение.

М., 1958, стр. 77.

45 См.: Н. Г. А л е к с а н др о в. Законность и nравоотношения в совет­ ском обществе, стр. 97-100.

На осt:1овании правоспособности еще нельзя предъявлять никаких правовых притязаний к другим лицам. Как оченt, удачно определил О. С. Иоффе, водораздел между правоспособ­ ностью и субъективным правом таков: правоспособность исчер­ пывается мерой дозволенного данному лицу поведения, субъек­ тивное право включает в себя не только меру дозволенного поведения, но и возможность требовать определенного поведенин от обязанных лиц. Из сказанного не следует, что правоспособность лишена со­ циальной действенности. Правоспособное лицо, еще не вступив­ шее, но желающее вступить в правоотношение, может возбуж­ дать перед соответствующими органами (государственными, об­ щественными) вопрос о создании необходимых условий для ре­ ализации правоспособности. Покупатели могут требовать от ор­ ганов торгов.rш доставки в торговую сеть необходимых товаров;

граждане могут ставить вопрос о своем трудоустройстве, про­ сить о предоставлении жилплощади и т. д.

Правоспособность, предоставляя каждому субъекту возмож­ ность действия в определенном направлении, не связывает, од­ нако, это действие с возможностью правового притязания к ка­ кому - либо конкретному субъекту. Так, например, закрепленное в Конституции СССР «право на труд» есть один из элементов правоспособности гражданина. Желанию правоспособного ли­ ца вступить в трудовые правоотношения не противостоит ничь•я Jонкретная обязанность предоставить ему работу, 47 однако го­ сударство обязано создать такие социально-экономические усло­ nия, при которых указанное желание могло бы быть реализова­ но. В противном случае провозглашение «права на труд» будет.1ишь б.Тiагим пожеланием.

Мнение авторов, рассматривающих право на труд, право на обеспечение в старости, право на образование 48 и т. д. в качестве субъективных прав советских граждан, несостоятельно. Оно опирается на целый ряд ошибочных исходных данных. Во - пер­ вых, на тезис о возможности существования субъективных прав вне правоотношений и вытекающий из него вывод о возмож­ ности существования права без корреспондирующей ему обя­ занности (или наоборот).49 Во-вторых, на утверждение о том, 46 О. С. Иоффе. Спорные вопросы учения о правоотношении. В сб.:

«Очерки по гражданскому праву». Л., 1957, стр. 60.

47 В тех случаях, когда на основании закона и определенных юридиче· ских фактов у лица возникает субъективное право на труд, речь идет уже не о правоспособности. Так, у окончившего институт, техникум и т. д. возн~кает в результате акта государственного распределения право на трудоустроиство в конкретном учреждении, предприятии и т. д.

48 См.: Н. И. М а т уз о в. Вопросы теории субъективных прав граждан.

«Советское государство и право:., 1964, NQ 7, стр. 133;

О. В. С м и р н о в. При­ рода и сущность права на труд в СССР. М., 1964, стр. 13, 17;

А. С. Паш к о в.

Правовое регулирование подготовки и распределения кадров. Л., 1966, ст[). 19.

49 Об этом с~1. данной главы.

§ что субъективное правg на труд или право на образование по­ степенно развилось из явлений, которые вначале (в силу соци­ ально-экономических условий) не носили характера субъектив­ ного права.

Так, например, по мнению некоторых товарищей, право на труд в первые годы Советской власти было лишь лозунгом (0. В. Смирнов), право на образование- правовым принципом (А. С. Пашков). Между тем право на труд, на образование, на обеспечение в старости и т. д. как в первые годы Советской власти, так и в настоящее время являлось и является содер жаннем правоспособности гражданина. Изменились социально­ экономические условия осуществления этих прав, но основное содержание права на труд, на образование и т. д. как права на приобр.етение правомачий в конкретном правоотношении оста-.

•'!ось прежним. Точно так же, как право на приобретение авто­ ~ машины всегда будет содержанием гражданской правоспособ­ ~ ности, независимо от того, есть ли в свободной продаже авто­ ~ машины или нет, так и право на труд всегда остается содержа­ l'нием трудовой правоспособности независимо от того, есть ли широка•я возможность для устройства на работу или ее нет.

~ противном случае придется признать, что при отсутствии не­ "'\.?бходимых социально-эJюномических условий люди лишены не J~ олько фактической возможности приобретения сvбъективных прав, но и правоспособности.

Указанные выше условия могут влиять на экономически~ возможности приобретения субъективных прав, но они не в си­ лах автоматически изменить содержание как правовой возмож­ ности приобретения субъективного права, так и самого субъек­ тивного права. Условия жизни общества могут потребовать из­ менения (в ту или другую сторону) содержания правоспособ­ ности или субъективного права, но в этом случае нужно будет прежде всего изменить объективное право. Из этого следует, что то или иное изменение содержания правоспособности или субъективного права, преобразование лозунга в субъективное пра­ во и т. д. может произойти лишь в результате изменения норм объективного права, а не в результате изменения условий самой жизни. Материальные условия жизни общества сами по себе не могут создать ни правоспособности, ни субъективного права.

Наделение лица качеством субъекта права, определение содер­ жания его правоспособности, определение условий, при кото­ рых возникает субъективное право и т. д., происходит лишь на основе нормы объективного права, содержание которой опреде­ ляется потребностями общественного развития.

Различие между правоспособностыо и субъективным пра­ вом проявляется также и в формах, средствах и спnсобах их защиты. Вряд ли можно согласиться с тем, что правовое регу­ лирование начинается лишь на стадии юридического факта (Ю. К. Толстой), а поэтому и требованйе о принудительно!l!

~ Л:. М. Чс•ют исполнении в отношении правоспособности немыслимо (В. А. Мусин). Здесь, по-видимому, смешивается требование, которое может быть осуществлено в принудительном порядке через суд, арбитраж, КТС, ФЗМК и т. д., с требованием, кото­ рое осуществляется в ином порядке (например, административ ­ ном). Постановления органов управления могут нарушать в некоторых случаях как субъективные права граждан, так и их правоспособность. Так, решением исполкома Ленинградского областного Совета было запрещено гражданам, проживающим в Ленинградской области и имеющим дома на праве личной собственности, продавать эти дома лицам, проживающим в дру­ гих областях. 50 Решением Совета Министров Марийской АССР было запрещено принимать на предприятия и стройки местного значения иногородних граждан. 51 Приказом министра здраво­ охранения РСФСР директорам научно-исследовательских ин­ ститутов предлагалось прекратить зачисление на должности младших научных сотрудников лиц старше сорока лет. 52 Рас­ поряжением управления торгами Вильнюсского горисполкома было установлено, что холодильники и пианино могут быть про­ даны только жителям г. Вильнюса по ходатайствам профсоюз­ ных органов (холодильники) или по справкам музыкальных за­ ведений (пианино), 5 з и т. д. Если проанализировать эти примеры, то можно увидеть, что решение Леноблисполкома нарушает как субъективное право собственности на дом у лиц, проживающих в Ленинградской об­ л.асти, так и правоспособность граждан, проживающих в других област•ях. Постановление Совета Министров Марийской АССР, распоряжение Управления торгами и т. д. ограничивают право­ способность граждан как в сфере трудового, так и в сфере гражданского права.

Мы полагаем, что правовая защита должна использоваться как в отношении субъективного права, так и в отношении пра­ воспособности, однако формы, средства и способы этой защиты должны быть различными.

Всякое субъективное право или ~охраняемый законом ин­ терес» в случае нарушенИ'я может быть защищено судом или иным юрисдикционным органом (арбитражем, КТС, ФЗМК и т. д.). Эта возможность обусловливается несколькими обстоя­ тельствами: а) определенностью субъектов спорного отноше­ ния;

б) определенностью их взаимных прав и обязанностей;

в) возможностыо властного предписания конкретным лицам должного поведения в соответствии с нормой объективного права.

50 См.: «Социалистическая законность», 1960, NQ 4, стр. 85.

51 См.: «Социалистическая законность», 1960, NQ 5, стр. 87.

52 См.: «Социалистическая законность», 1960, NQ 7, стр. 87.

53 См.: «Социалистическая законность», 1962, NQ 5, стр. 89.

54 Все эти незаконвые акты бы Jш отменены.

Нарушение правосnособностн может выражаться в двух фор­ мах:. это либо нарушение собственной правоспособности самим nравообладателем (выход за пределы компетенции, самостоя­ гельное сужение компетенции и т. д.), либо вторжение в сферу правоспос9бности других лиц. В первом случае выход за пре ­ делы «своей» правоспособности '\Южет 11арушить одновременно субъективное право других лиц. В таком случае эти лица мо­ JI гут использовать любую предусмотренную законом форму за­ щиты субъективного права, в том числе и судебную форму.

Во втором случае нарушение «чужой» правоспособности не влечет за собой нарушения субъективных прав, а -поэтому не может влечь за собой применения тех общих форм защиты, JО­ !Орые применяются в отношении субъективного права.

Иногородние граждане, желающие купить дом в Ленинград­ ской области (приl\!еры были приведены выше), граждане старше 40 лет, желающие занять место младших научных сотрудников, п т. д., т. е. как те.1ица, правоспособность которых нарушена, так и любые другие лица, могут защищать свою правосубъект­ ность лишь путем возбуждения вопроса перед вышестоящими органами об отмене постановлений, решений, распоряжений и т. п., нарушающих их правоспособность.

Невозможность использования для защиты правоспособности 1ех форм, которые применяЮтся в случаях нару~я субъек:

тивных прав, обусловливается несколькими причинами. Во-пер­ вых, при нарушении суt?ъективного права круг заинтересованных ~lИЦ достаточно определенен. Возбуждая дело в защиту своего субъективного права, лицо рассчитывает на то, что суд или иной юрисдикционный орган вынесет решение о его правах. Наруше. ние правоспособности затрагивает интересы неопределенного круга лиц. Так, запрещение принимать на работу в качестве научных сотрудников лиц старше 4.0 лет фактически затрагивает интересы очень многих граждан, как достигших, так и не до­ стигших пока лет. Выявить всю массу заинтересованных лиц практически невозможно. Поэтому, если бы лицо обратилось в суд с просьбой о защите его правоспособности, суд был бы вы­ нужден решать вопрос о правоспособности и всех других граж­ дан, не имея возможности привлечь их к участию в деле. Между 1ем привлечение в дело всех заинтересованных лиц является элементарным требованием судеб~ой или иной формы защиты.


Во-вторых, наделение лиц правоспособностью происходит путем издания соответствующих нормативных актов. Обладате­ лями субъективного права эти лица становятся на основании юридических фактов. Суд или иной орrан может судить о на­ личии или отсутствии субъективного права и в соответствии с этим выносить решение, опираясь на норму права и юридиче­ ский факт. Задача суда или иного юрисдикционного органа­ применение права к фактическим обстоятельствам. Нарушение nравоспособности ыожет носить как общий (запрещение прини \~ 2* мать на работу иногородних граждан), так и ин.дuвuдуальньцi:

(отказ принять на работу гр-ку А.) характер. И в том и в другом случае нарушения правоспособности невозможно применение судебной формы защиты. В первом случае это означало бы про­ верку законности акта, носящего нормативный хараiтер, что не может входить в компетенцию судебных органов, которые обя­ заны применять действующие нормативные акты, а не прове­ рять их законность. Во втором случае это означало бы вмеша ­ тельство в исключительную компетенцию администрации. По­ этому в качестве средства защиты правоспособности може т быть использована жалоба заинтересованных лиц или протест прокурора. Сама же защита должна осуществляться в админи­ стративном порядке вышестоящим по отношению к нарушителю правоспособности органом.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА И ЕГО § 3.

СОДЕРЖАНИЕ vhравоспособность является необходимой;

но не единственной предпосылкой возникновения субъективного права. Нужно что­ бы прав_оспособное лицо стало субъектом аравового отношения, возникающего на основе юридического факта. Изучение про­ цесса возникновения субъективного права и анализ его сущности привели к определенному размежеванию в теории права. Все боле·е четко складываются две концепции. Согласно одной и з них субъективн.gе пр_авrL возникает на основе нормы объектив­ ного права, правоспособности и юридического факта, являясь в конечном итоге эдменто_м JI.RR.В9О!!:!2шения. Вне правоотноше­ ния субъективное право немыслимо, оно «социальный нхль», 51' Согласно другой концепции субъективное право может возни­ кать непосредственно из закона, существовать вне правоотно­ шения, ему могут и не соответствовать какие-либо ' Конкретные · обязанности других лиц :и Судбба изложенных выше концепций зависит от решения двух проблем: 1) может ли субъективное право возникать не­ посредственно из закона? может ли существовать право 2) без корреспондирующей ему обязанности?

J Объективное право бесспорно я~ базой возникновеншr всех субъективных прав. Однако оно не порождает их автома­ тически, прямо и непосредственно, а лишь создает возможность.

их возникновения у субъектов...l'РИ наличии _оп.р.ёдел~Jiныд _у.сло ~й. Процесс образования любого субъективного права обяза ­ тельно прохщщт стадию IQ!2llд~:Iюro фа:кта.~ 55 Н. Г. Александров, О. С. Иоффе, А. В. Мицкевич, Ю. К. Толстой, М. Д. Шаргородекий и др.

56 д. М. Генкин, С. Ф. Кечекьян, Д. А. Керимов, А. С. Пашков,.

О. В. Смирнов, Ц. А. Ямпольская и др.

57 См.: Общая теория государства и права. Л., 1961, стр. 398;

Ю. К. Т о Л·· с т ой. К теории правоотношения, стр. 13, 71-72.

В гражданском праве этот взгляд является господствующим.

Но сторонники возникновения субъективных прав «прямо из закона» ссылаются главаым образом на нормы государствен­ ного права, утверждая, что специфика их действия проявляется в наделении всех граждан одинаковыми по содержанию и объему субъективными правами 58 или обязанностями. 59 В ка­ честве субъективных прав, возникающих непосредственно из закона, фигурируют: право на труд, право на образование, право на материальное обеспечение, право неприкосновенности личности и т. д. В качестве аналогичных субъективных обязан­ ностей указывают на уголовн{)-правовые и административно-пра­ вовые обязанности.бо Проанализируем некоторые из этих прав и сравним их с явлением, которое всегда и всеми рассматривалось в качестве правоспособности.

Право лица на приобретение в собственность (путем купли­ продажи, наследования, дарения и т. д.) определенных видов имущества является не субъективным правом лица, а содержа­ нием его правоспособности (см. ст. 1О ГК). Все лица обладают равными правами в этом смысле. В силу имущественного не­ равенства, которое еще сохраняется при социализме, не у всех граждан есть равные возможности для приобретения в собствен­ ность различных видов имущества. Эти возможности у граждан растут и будут расти, однако они станут абсолютно равными у всех лишь в условиях коммунистического распределения «по потребностям», когда право собственности, по всей видимости, вообще претерпит принципиальные изменения. Из этого следует, что право собственности на какое-либо имущество · не может возникнуть «прямо из закона». Закон наделяет всех лиц рав­ ными правами на приобретение соответствующих субъективных прав, само же приобретение права зависит от экономических возможностей, интересов, желаний кoнкpeТI:!.!illLlliЩ- Совершенно {)чевидно, что прав~ иоб етение б тв ть опред~лен­ ных видов имущества жилого дома, предметов домашнего обихода И т. д.- сТ. 105 ГК) не есть еще субъективное право -соб~твенности на это имущестJЗо. "Для того чтобы право собст­ венности возникло, необходимы предусмотренные нормой права 1QРИ!J.Ические факты- договор купли-продажи (ст. ~37, 238 ГК), договор мены (ст. 255 ГК), доГовор дарения (ст. 256 ГК) и т. д.

58 См.: А. С. П а ш о в. Правовое регулирование подготовки и распреде­ I ления кадров, стр. 16.

59 См.: С. Ф. К е чек ь я н. Правоотношения в социалистическом обще­ стве, стр. 62.

60 Показательно, что В. С. Основин, специально исследующий проблему государств е нно-правовых отношений, не считает отношения, вознюающие и~ коиституционных норм (право на труд, на отдых и т. д.), правоотношениями в «собственном смысле» слова, называя их «правовыми состояниями» (см.:

В. С. О с н о в и н. Государственно-правовые отношения. М., 1965, стр. 109, 110).

До тех пор, пока один из необходимых юридических фактов не произойдет, право на приобретение имущества в собственность останется не наличным субъективным правом, а ЛИШ2!!Q.З.М-ОЖ­ !:IОСТью его приобретения. т е правоспоа)бностыо. Как правиль­ но сказал один из сторонников во з никновения субъективных прав «прямо из закона», немыслимо «способность граждан к правообладанию каким-либо образом превратить в правообла­ дание».61 Способность лиц к правообладанию всегда является правоспособностью, она не переходит в субъективное право, так Iак остается у лица и после. возникновения субъективного.!!.QABa.

\ фактом) ~ та способность- одна из предпосылок (наряду с юридическим возник1!2_вения субъективного прав(!.

Если эти соображения правильны в отношении способности к приобретению права собственности (т. е.. к одному из элемен­ тов гражданской правоспособности), то почему с этих же по­ зиций не могут быть подвергнуты анализу и конституционные права на труд, на образование и т. д.?

Право лица на образование является одним из элементов правоспособности этого лица. Все лица обладают равными пра­ вами в этом смысле. Однако в силу целого ряда причин не у всех граждан в любой момент есть равные возможности для получения образования, а, кроме того, виды образования раз­ личны. Ни у кого из граждан субъективное право на образова­ ние в конкретном учебном заведении «прямо из закона» не воз­ никает. Даже право на образование в детской средней восьмилетней школе возникает при наличии минимум одного (достижение 7 -летнего возраста), а то и нескольких (прожива­ ние в определенном микрорайоне, наличие математических, лингвистических и т. п. способностей, необходимых для поступ­ ления в школу со специальным профилем, и т. д.) юридических фактов. Дети дошкольного возраста и лица старше 18 лет вообще лишены права на обучение в детской средней школе.

Нет необходимости рассматривать всю массу самых различных юридических фактов, при наличии которых возможно приобрете ­ ние субъективного права на образование в средних специальных, высших и иных учебных заведениях..!3~граждане имеют право..на образование (т е правоспос.Qбность), но за экзаменационный СI.Од.._В приемной комиссии вуза могут сесть лишь те из них, I_Sо­ торые имеют зако!:!_ченно wлное ср_еднее образование, а право обучения в данном в~ол_учит лишь тот, кто успешно сдаст экзамены и пройдет по конкУRf.У:_ То, что правоспособность граждан и все ее элементы должны быть для всех равными, не вызывает никаких сомнений. С этой точки зрения все граждане обладают равным правом на труд, на отдых, на образование и т. д. Стоит нам, однако, подвергнуть анализу возникающие на основе правоспособности и соответст 61 О. В. С м и р н о в. Природа и сущность права на труд в СССР, стр. 10.

вующих юридических фактов субъективные права, Jак оказы­ вается, что их содержание в каждый данный момент у разных людей может оказаться различным. Лица, не имеющие среднего образования, не имеют права на обучение в высшей школе;

лица, лишенные музыкальных или художественных способно­ стей, не имеют права на обучение в музыкальных или художест­ венных учебных заведениях и т. д. Субъективные права людей могут быть равными. Так, собственники автомашин обладают равными правами по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. Но субъективные права людей могут быть и неравными. Право собственности на дом- это совсем не то же самое, что право собственности на кубометр дров. Субъективное право на отпуск преподавателя вуза не равно субъективному праву на отпуск бухгалтера учреждения и т. д. До тех пор пока конституционные права на отдых, на труд, на образование и т. д. рассматриваются как элементы правоспособности, имеются все основания говорить о полном равенстве конституционных прав граждан. Стоит только объявить их «субъективными» пра­ вами, как необходимо будет признать, что они могут быть и не­ равными у разных людей. В таком случае неизбежно нужно прийти к выводу, что, во-первых, конституционные права граж­ дан могут быть неравными, а, во-вторых, что правовой статус граждан неодинаков. Неприемлемос.ть подобных выводов оче­ видна.


Попытки придать правовым явлениям не свойственный иы характер, объявить, например, субъективным правом то, что в действительности является элементом правоспособности, не только не поднимает авторитет этих явлений, а, наоборот, облегчает критику подобных концепций, причем не всегда с дружественных нам позиций. Особенно наглядно это видно на примере анализа утверждений о том, что субъективное право может якобы существовать без корреспондирующей ему обязан­ ности (или наоборот).

Общепризнано положение о том, что право регулирует обще­ ственные отношения, т. е. отношения между людьми. С этой точки зрения праву одного должна соответствовать обязанность другого (или других). Нет, говорят нам, это типично цивили­ стическая концепция. «Существуют правовые обязанности, уста­ новленные ради правопорядка в целом или ради обеспечения законных интересов какой-либо группы субъектов права, кон­ Iретные права которых по отношению к определенным лицам лишь могут возникнуть, но могут и не возникнуть в будущем.

Таковы некоторые конституционные обязанности, обязанности в уголовном праве, в административном праве и т. п.». П12,облема соотнош~_убъек:r.ивных р.ав и_ обязанностей ·J ~ иметь два аспекта. С одной стороны, это соотношение 62 С. Ф. К е чек ь я н. Правоотношения в социалистическо~t обществе, стр. 63, 64.

: субъективных прав и обязанностей у одного и того же субъекта.

В таких случаях говорят, что права и обязанности.'Iюдей в со­ циалистическом обществе находятся в органическом единстве. Правоспособность советских граждан предполагает их способ­ ность как к несению соответствующих обязанностей, так и к при­ обретению прав. 64 С другой стоrюны, это соотношение субъектив­ ных прав одного субъекта с корреспондирующими субъектив­ ными обязанностями другого субъекта (или других субъектов).

Право или обязанность, рассматриваемые вне связи прав одного субъекта с обязанностями других субъектов, превра­ щаются в фикцию. Не случайно, видимо, О. В. Смирнов, отстаи­ вающий абсолютный характер права на труд, утверждает, что «этому праву соответствует обязанность неопределенного количе­ ства социалистических организаций принимать их на работу.

Без установления этой обязанности субъективное право на труд, провозглашенное в Конституции СССР, было бы.~ишено всякого смысла». 65 Автору кажется, что он защитил авторитет конституционной нормы, а на деле он поставил его под удар, так как нельзя привести примеры каких-либо конкретных правовых обязанностей организаций по отношению к гражданам.

Сравнение права на труд, права на образование и т. д. с абсо­.'lютным правом собственности особенно губительно для сторон­ ников критикуемой концепции. Субъективному праву собствен­ ности корреспондирует конкретная обязанность всех и каждого не вторгаться в сферу владения, пользования и распоряжения собственника. Нарушение обязанности создает для собствен­ ника возможность правоного притязания к любому нарушителю субъективного права. Отказ организации в приеме на работу есть реализация права этой организации на подбор необходи­ мых ей кадров. Никаких правоных обязанностей перед всеми желающими поступить на работу организация не несет и нести не может. Поэтому невозможно и правовое притязание с требо­ ванием о приеме на работу. Как бы пи казалось заманчиво JI демократично ввести на основе.«права на труд» исковую защиту для желающих поступить на работу, 66 эта защита привела бы к ведопустимому вторжению в сферу исключительной компетен­ ции предприятий и учреждений. Совершенно очевидно, что на основании одной общей конституционной нормы введение подоб 63. См.: 11. И. М а т уз о в. Строительство коммунизма и дальнейшее раз­ витие прав и свобод личности. Сб.: «Мораль, право и коммунизм». Саратов, 1965, стр. 138.

64 См.: О. А. К: р а с а в чик о в. Социальное содержание правоспособности советских граждан. «Правоведение», 1960, N2 1, стр. 19;

Л. Д. В о е в о д и н.

Теоретические вопросы правового положения личности в советском общенарод­ ном государстве. «Советское государство и право», 1963, N2 2, стр. 13 и ел.

65 О. В. С м и р н о в. Сущность права на труд. Автореф. канд. дисс. Л., 1965, стр. 12.

66 См.: Ф. М. Л е в и а н т. Дальпейшее усиление охраны трудовых прав граждан. «Советское государство и право», 1963, N2 8, стр. 53.

наго порядка просто невозможно, так как, если считать «право на труд» субъективным правом, суд должен бы был обязывать организацию принимать на работу любого работника. Но если это невозможно при действующем порядке, то, следовательно, необходимы • нормативные указания, при каких условиях суд может обязать предприятие принять работника на работу, при наличии каких юридических фактов работник приобретает пра­ во на соответствующее притязание. Но из этого можно сделать только один вывод: право на.2Р~ько злемент право - способности гражданина И:Именно потому с что этому «праву»

не противосто1:.1т чья-либо_.!Ш.нЩJетная п авовая обязанвость.

Возможность притязания к конкретной организации появится у гражданина лишь в том случае, когда нормативно будут опре­ делены условия, при наличии которых у гражданина возникает право, а у организации- обязанность по его трудоустройству.

Основанное на подобных юридических фактах правопритя­ зание суд (или иной юрисдющионный орган) сможет рассмо­ треть. Но повторяем, это будет только в том случае, когда по­ мимо общей нормы о «праве на ТQ.У~удут введ.е.ныJ:Ilе.ци.аль­ ные норм·ы, определяЮШ.:И.Е: ~СЛОIШЯ, п.ри которых у гражданина возникает право на работу в конкретной организации, а у по­ следней- обязанность по приему на работу. Но и в этом слу­ чае общая норма о праве на труд останется только правовым основанием трудовой правоспособности.

v Таким образом, мы видим _ чтQ с бъективное право возни­ кает у лица лишь на основе юридического факта, предусмотрен­ ного нормой объективног~ва. Существование субъективного права у одного лица ооусловлёНо существованием субъективной обязанности у другого (или у_других).

i Каково же содержание субъективного права и корреспонди­ рующей ему обязанности?

у Субъективное право имеет своим соде спеченн ю законом меру дозволенного управомоченному _поведения и воз­ можность требовать определенного пов~ия от обязаннато JТИЦа. В соответствии с этим опредменн_е_мq(бъектw:вной_Qбя­ занностью следует считать ме должного ия обязан­ ного лица. живленная дискуссия по вопросу содержания субъективного права о преобладающем значении «права на свои» или «права на чужие действия», по-видимому, уходит в прошлое, особенно после того, как была выдвинута изложен11ая выше компромиссная точка зрения на содержание субъективного права. 68 Действительно, для субъективного права одинаково важны как мера дозволенного поведения управомоченного, так и мера должного поведения обязанного.

67 См.: Общая теория государства и права, стр. 393.

68 См.: Н. Г. А л е к с а н др о в. Законность и правоотношения в советско ~ обществе, стр. 108;

О. С. И о ф ф е. Спорные вопросы учения о правоотноше­ нии, стр. 41- 44.

Н. Г. Александров, кроме того, указывает, что субъективное право характеризуется также и возможностью прибегнуть в не­ обходимых случаях к содействию принудительной силы госу­ дарства. В литературе указывалось, что принудительный характер субъективного права есть неотъемлемое качество дозволенного или должного поведения: «... возможность прибегнуть в необ­ ходимых случаях к принудительной силе государственного аппа­ рата существует не параллельна с другими, закреплеюrыми- в субъе1тивном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможно­ стями». Отрицание этого обстоятельства и попытка представить воз­ можность принуждения в качестве самостоятельного компонента в содержании субъективного права приводят в конечном счете к рассуждениям о том, что «принудительная сила субъектив­ ного права- это одно из возможных состояний,. особый момент в его развитии, который может и не наступить». 71 Следует при ­ знать, что. субъективное право не сводится к притязанию, как это ошибочно полагал М. М. Агарков, но столь же очевидна и бес­ плодность попыток представить субъективное право лишенным принудительной силы. Ссылаясь на свободу в осуществлении своих правомачий и добровольность в исполнении обязанностей, некоторые авторы связывают это лишь с благоприятными соци­ ально-экономическими условиями, действующими в советском об­ ществе, и умалчивают о возможностях государственного принуж­ дения к определенному поведению. Между тем возможность при­ нуждения может быть как прямым, так и косвенным стимулом поведения людей. Ошибочно полагать, что всякое добровольное исполнение обязанности есть результат угrозы принуждением, однако было бы наивно полагать, что при любом добровольно;

-. исполнении обязанности: мы имеем дело с выражением дей­ ствительной «доброй воли».

Право перестает быть правом, если оно лишается возмож­ ности прибегпуть к силе государственного принуждения. Эта возможность определяет сущность субъективного права, она при­ суща ему с момента возникновения, а не появляется лишь в мо­ мент нарушения или оспаривания права как некий факультатив­ ный его элемент. То обстоятельство, что граждане и организа­ ции, осуществляя свои права, как правило, не прибегают к силе государственного принуждения, не меняет существа дела. В лю­ бой момент обладания субъективным правом они к этой силе могут прибегнуть.

69 См.: Н. Г. А л е к с а н др о в. Законность и nравоотношения в советском обществе, стр. 109.

70 О. С. Иоффе, М. Д. Шаргор о д с кий. Воnросы теории nрава, стр. 223.

71 Н. И. М а т уз о в. Субъективные права граждан СССР, стр. 36.

Субъективное право дает своему обладателю возможность определенного дозволенного поведения, одновременно связывап обязанное лицо необходимостью должного поведения. Само по себе поведение есть реализация субъективного права, и не сле­ дует путать меру (или правило) поведения с самим поведением.

Собственник может не владеть, не пользоваться и не распоря­ жаться имуществом и в то же время оставаться обладателем субъективного права собственности на соответствующее имуще­ ство. Фактическое поведение носителя субъективного права, вопреки мнению Н. И. Матузова,7 2 не входит в содержание суб.ъективного права. Конечно, бытие субъективного права обу­ словлено перспективой его осуществления и реализации. Но это самостоятельный этап развития субъективного права, и когда С. Н. Братусь говорит о действиях, входящих в содержание субъективного права, он имеет в виду не фактически совершае­ мые действия, а те действия, которые субъект может совер­ шать. 72 Там же, стр. 40, 41.

73 См.: Бра т у с ь. О соотношении гражданской правоспособности и субъективных гражданских прав, стр. 35.

ГЛАВА ОХРАНЯЕМЫй ЗАКОНОМ ИНТЕРЕС Проблема соотношения субъективного права с охраняемым законом интересом имеет два аспекта: общетеоретический и гражданско-процессуальный. Первый связан с философским по­ нятием интереса, его местом в определении субъективного права, соотношением «воли» и «интереса» и т. д. Второй касается права заинтересованного лица на обращение в суд за защитой субъек­ (см. ст.. тивного права или охраняемого законом интереса ГПК РСФСР). Поскольку разрешение второго вопроса зависит от определения понятия «интерес», начнем с общетеоретического анализа.

ИНТЕРЕС КАК СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ § 1.

С точк11 зрения философской, интерес является определенным v стимулом к действию, побудительным толчком к достижению \ ~й, объективно выгодных субъекту. - Если интерес затрагивает экономические, политические или культурные потребности людей, он приобретает соЦиальный ха рактер.1 Социальные интересы побуждают общество, класс, 1 В литературе предлагаются самые различные способы классификации интересов (см.: Г. Е. Г лез ер м а н. Интерес как социологическая категория.

«Вопросы философии», 1966, Ng 10, стр. 22-25). Некоторые из предлагаемых способов нам не кажутся обоснованными. Так, А. Г. Здравомыслов с точки зрения носителя интереса различает индивидуальные (личные), социальные (классовые) и общественные интересы (см.: Проблема интереса в социологи· ческой теории. Изд. ЛГУ, 1964, стр. 31). При такой трактовке получается, что личные интересы лишены социального характера. Между тем характер инте­ реса определяется характером потребности, которую он в состоянии удовле­ творить. Потребность класса (или всего общества) всегда носит социальный характер. Потребность индивида может быть физиологической, но может быть и социальной. В последнем случае она определяет социальный харак ­ тер интереса индивида.

группу или отдельного человека содейство!Зать сохранению или достижению благоприятных условий для жизни и развития кол­ лектива или личности и бороться с условиями, затрудняющими их существование и развитие. 2 В конечном счете именно социаль­ ные интересы движут общественным развитием, поступками со­ циальных групп и отдельных личностей.

Социальные интересы носят объективный характер. Объек­ тивность интереса отнюдь не означает, что интерес находится г де-то вне субъекта. Всякий интерес есть интерес личности, класса, общества, и лишь для них он и существует. В то же время необходимо разграничивать объективные интересы людей и их представления об этих интересах.

Во-первых, интересы формируются под влиянием объектив­ ных обстоятельств: материальных условий жизни субъекта (общества, класса, отдельной личности) и его положения в си­ стеме общественных явлений. С этой точки зрения можно ска­ зать, что сама жизнь и взаимоотношения в ней людей (как индивидов или как членов общественных групп) формируют их интересы. Эти интересы существуют прежде всего «В действи­ тельности в качестве взаимной зависимости индивидов, между которыми разделен труд». 3 Объективность социального· интереса означает, что не сознание субъекта само по себе требует от него определенных действий, а его объективное положение в обществе, условия его общественного бытия являются стимулами его Деятельности. Во-вторых, социальные интересы не зависят от субъективных взглядов общества, класса или отдельной личности. Субъективно лицо или социальная группа могут иметь самые различные пред­ ставления о своем интересе. Они могут осознать его, но могут и заблуждаться относительно его содержания, даже не подозре­ вать о своих действительных объективных интересах. Именно этим объясняется то, что люди в некоторых случаях поступают вопреки собственным интересам.

Интерес не следует смешивать с самими материальными условиями жизни, с материальными благами или потребностями людей. Интерес- это объективное отношение людей к условиям их жизни, к благам и потребностям. Сами блага. и потребностн людей- это лишь предмет их интереса. Говоря кратко, мы бы определили социальный интерес как объективную нуждаемость субъекта в экономическо.м, политическом или_ культурном благе.

Значение интереса как направляющей силы, определяющей по­ ведение классов, социальных групп и отдельных людей, не долж­ но вести к абсолютизации интереса. Объективные социальные ' 2 См.: Д. И. Чес н о к о в. Общественный интерес и механизм действия социальнh!х законов. «Вопросы философии», 1966, N'2 9, стр. 5.

.зК. Мар к с н Ф. Э н r с ль с. Соч., т. 3, стр. 31.

4 См. : Г. Е. Г лез ер м а н. Интерес как социологическая категория, 1966, стр.

N2 10, 18-19.

интересы лишь в конечном итоге определяют nоведение субъек­ тов.

В литературе приходится сталкиваться как с чисто субъекти­ вистской трактовкой интереса, 5 так и с попытками представить интерес как определенное единство объективного 11 субъектив­ ного.6 Последняя точка зрения является самой распространенной в философской литературе и, как правило, воспринимается пред ставителями других наук. 7 · Отнесение интереса к числу явлений субъективного порядка восходит к взглядам некоторых французских материалистов, Jаторые считали, что интересы людей определяются их субъек­ тивными Представлениями о пользе, благе, счастье и т. п. 8 При такой трактовке интереса он начисто лишается объективного содержания, а процесс отражения интереса в сознании субъекта превращается в процесс отражения психического (интерес в его субъективном понимании) в психическом же (в сознании).

Между тем вс_якое познание есJ:.~LQ.Т.ражение в СОЗНШ:Щ!i~~-ло~ка объективно существующей пействите пьности Представление об ·интересе как о явлении чисто субъективном имеет определенное распространение. Так, например, В. Н. Шубкии полагает, что интерес стоит в одном ряду с такими тонкими, субъективными, неусто.йчивыми явлениями, как с'Клонность, настроение, мнение, мотив и т. п. iЕще более распространено стремление "представить интерес в качестве явления, сочетающего объективные и субъективные моменты. «Интерес- явление общественное, представляющее со­ бой единство объективного и субъективного, поскольку, с одной стороны, он имеет материальные основы (объективно сущест­ вующие потребности личности, группы, класса, общества в це­ лом), а с другой- всегда так или иначе, более или менее глу­ боко, правильно или неправильно отражается в сознании и оформляется в нем в виде определенных целей». 10 Пытаясь обосновать наличие комбинации объективного и субъективного в содержании ин.тереса, сторонники указанной точки зрения вы­ нуждены отходить от действительно объективного содержания 5 См.: В. Г. И в а н о в. Основные положения теории интереса в свете проблемы отношений человека. Уч. заn. ЛГУ, 1956, N2 2 14, стр. 68.

б См. : В. Г. Н е стер о в. О соотношении общественного и личного инте­ реса при социализме. Уч. зап. ВПШ при ЦК КПСС, вып. I. М., 1959, стр. 77;

А. Г. 3 др а в о м ы с л о в. Проблема интереса в социологической теории, стр. 29.

7 См.: В. П. Гр и б а н о в. Интерес в гражданском праве. «Советское го­ сударство и право», 1957, N2 1, стр. 50-52.

в См.: Г. Е. Глезерман. Интерес как социологическая категория, стр. 18.

9 См.: В. Н. Шуб к и н. Количественные методы в социологии. «Вопросы философии», 1967, N2 3, стр. 31.

IO В. Г. Н е стер о в. О соошошении общественного и личного интереса при социализме, стр. 77;

см. так же: Б. В. Шей н д л и н. Сущность права.

Л., 1959, стр. 44.

интереса, что неизбежно возвращает их на позиции субъекти­ вистского истолкования интереса.

В. П. Грибанов утверждает, например, что объективность ин­ тереса состоит в том, что «он не только плод нашего разума, не только результат человеческого сознания, а есть реально сущест ­ вующее в жизни явление, которое необходимо учитывать...».

Таким образом, получается, что не условия жизни, а разум и сознание формируют соответствующие интересы. Оговорка «не только» не может в этом случае спасти положения. Тот же автор, желая опровергнуть мысль об объективном содержании интереса, утверждает, что если «понимать интерес только как некую объективную необходимость, предопределяющую поведе­ ние людей, то как, например, объяснить наличие преступлений и применение к преступникам наказаний в социалистическом обществе? Когда преступник идет на совершение преступления, он несомненно действует в своих интересах». 12 В утверждениях подобного рода необходимо разобраться.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.