авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||

«Карл фон Дитмар Поездки и пребывание в Камчатке в 1851--1855 гг. Дитмар, К. Поездки и пребывание в Камчатке в 1851--1855 гг.: Часть первая. Исторический отчет по путевым ...»

-- [ Страница 18 ] --

На восток от Бурейских гор мы имели прекрасную лиственную растительность - виноградные лозы, южные деревья и кустарники, разнообразную фауну и густое население, которое еще увеличивалось до самой Дзеи. Начиная с Бурейских гор к дубовым лесам примешиваются также и северная береза, и сосна. Приблизительно до Комара дуб оставался главным деревом, хотя и сильно перемешанный с березой, сосной и лиственницей. Мало-помалу дуб исчез, появившись сперва в качестве подчиненной породы;

наконец берега опять были покрыты хвойным лесом. От Бурейских гор и до Комара берега имеют характер травяных степей, которые лишь изредка перемежаются с возвышенностями и скалистыми берегами. Река на этом протяжении широка, имеет много рукавов и островов. От Комара далее к западу высоты и скалы подступают к самому Амуру и образуют берега, между которыми река течет в широком русле. Выше устья Дзеи по берегам лежал светлый, сильно выветрившийся гранит. Еще дальше, именно поблизости небольшой конусообразной горы, на правом берегу встретились базальто-трахитовые горные породы. Затем показались плотные глинистые сланцы с ходами обломков кварца, а вместе с тем на берегах лежали большие глыбы светлого гранита. Близ Улуссу-Модона горные породы были разрушены и выветрены до неузнаваемости, а у Комара встречались миндалевидные породы с друзами цеолита. На запад от Комара, в сильном изгибе Амура, находился песчаник, в котором выступали залежи бурого угля. Эта угольная залежь как-то загорелась и почти вся уже выгорела. По восходившему дыму можно было распознать продолжавшуюся еще деятельность огня.

Позднее и вплоть до Албазина я много раз замечал на берегу такие песчаные и глинистые породы с остатками растений. Наконец, уже вблизи Усть-Стрелки, удалось мне заметить обожженные докрасна песчаные и глинистые породы, опять-таки представлявшие следы выгоревших залежей бурого угля.

Усть-стрелочный караул виден уже из большей дали на возвышенном скалистом мысу между устьями Шилки и Аргуни;

после утомительного путешествия в 3 1/2 месяца мы пристали сюда к низкой косе, отходящей от скалы, 25 августа в пять часов пополудни.

Около 25 домов, окруженных садами, стояли вдоль двух очень грязных улиц. Местечко это расположено более по высокому берегу Аргуни, нежели по плоскому берегу Шилки.

Окрестность этого первого русского пограничного поста имела уже совершенно северный вид сравнительно с прекрасной южной растительностью Амурского края. На гранитной почве растут лиственницы, березы и осины. Для продолжения моего путешествия я имел следующий выбор: или идти по Шилке до города Нерчинска, или по Аргуни, образующей границу между Россией и Китаем, направиться к Нерчинским рудникам. Я выбрал последнее и уже 26 августа пустился в путь вверх по Аргуни.

Чтобы ускорить путешествие, я оставил в Усть-Стрелке часть моих людей, наиболее измученных тягостями нашей поездки по Амуру, и брал из аргунских деревень помощников, которые сопровождали меня от станции до станции.

Значительно меньшее количество воды в Аргуни не позволяло нам употреблять ни паруса, ни весел;

скорее приходилось постоянно тащить лодку вверх бечевой;

это делалось здесь сравнительно быстро и удобно, так как берега не представляли никаких препятствий. Аргунь, хотя она и протекает сначала по довольно высокой лесистой местности, а затем по безлесной степной холмистой стране, тем не менее не отличается слишком быстрым течением. Правда, то здесь, то там встречаются небольшие пороги или обломки скал, лежащие в фарватере;

но они далеко не представляли непреодолимых препятствий на нашем пути. Глубина по большей части незначительна, для очень больших судов часто даже мала. В нижнем течении Аргуни встречаются еще леса из лиственниц, берез, осин, реже из сосен и черемухи, в верхнем же видны только безлесные травяные степи. Темный глинистый сланец, по большей части полный жил кварца, и гранитные горные породы образуют главный материал ее берегов, окрестные же горы имеют в большинстве случаев вид плоских куполов.

Климат здесь очень суров. Уже около двух недель тому назад начались ночные заморозки, ставшие теперь очень чувствительными;

нередко падал дождь вперемежку со снегом.

Несмотря на это Аргунь по ее левому берегу очень населена. Правый берег, китайский, не может быть используем никоим образом;

за этим строго наблюдают со стороны Китая. Совершенно своеобразное впечатление производит пустынность и дикость правого берега, между тем как левая сторона реки и ее левые притоки усеяны многочисленными и по большей части значительными деревнями с их садами и полями.

Разведение рогатого скота находится здесь, по-видимому, в зачаточном состоянии;

напротив, лошади, овцы, свиньи и куры встречаются в большом количестве. Еще недавно местные обитатели жили в немалом довольстве и, судя по числу и по величине их деревень, были многочисленны. Охота, рыболовство и торговля с кочующими манегирами и тунгусами составляли их очень прибыльные занятия. Торговые поездки свои они совершали далеко на юг в глубь китайских владений. Регулярно каждое лето появляется китайская пограничная комиссия для проверки границы;

обыкновенно вместе с ней собирается большая толпа различных номадов для устройства кочующего рынка по всем деревням от Цурухайту до Усть-Стрелки. Производится обмен годичной добычи охоты на русские и китайские товары. Большую роль играют при этом меха лося, оленя и джигетая, а также рога оленей, убитых в июле, которые слывут в Китае за очень действующий конфортатив и, вероятно, стоят колоссальных сумм.

При этом здешние крестьяне должны были платить лишь ничтожные подати и, кроме того, были обязаны к очень удобной для них работе на окрестных рудниках и горных заводах. Короче сказать, крестьяне жили здесь порядком позабытые и без помехи их занятиям, представленные собственным интересам, что, естественно, способствовало их благосостоянию. Но планы генерал-губернатора Муравьева положили конец этой беззаботной и патриархальной жизни. Присоединение Амурского края возбудило спешную нужду в военных силах. Одним почерком пера все население было обращено в казачьи полки, и большая часть его тотчас же была переведена на нижний Амур. Шахты и горные заводы, с углекислой свинцовой рудой, чрезвычайно богатой серебром, пришли в упадок. Хозяйства, лишившись наиболее сильного мужского населения, также ухудшились и обеднели. Охота не доставляла более никакой добычи, а торговля - никакой выгоды. Благосостояние быстро уменьшалось, а вместе с тем росло недовольство и возбуждение населения.

Это было одно из нередких насильственных административных мероприятий, тех искоренений растущего и преуспевающего, которые так вредны для страны. Как может преуспевать страна, в которой ни личность, ни ее собственность не находятся в безопасности ни на одну минуту? Зажиточное и многочисленное, прекрасно развивавшееся население верхней части Амура должно, несомненно, сделаться очень счастливым и цветущим на новых поселениях в низовьях этой реки. Но для создания военного сословия можно и нужно было найти другие средства, чем уничтожение уже достигнутого благосостояния значительного населения (говорили о 30000 мужчинах, переселенных в Забайкалье). Муравьев же все сломал. Он не признавал сообразного с природой развития или здорового созревания. Он набрасывался на то, что ему казалось подходящим, так как все, им предпринятое, должно было получать самое быстрое осуществление.

Близ большого села Аргуньское Аргунь стала уже такой мелководной, что дальнейшее пользование лодкой сделалось невозможным. Я должен был отказаться от своих планов подняться вверх до Цурухайту, этого интересного торгового места. Поэтому я передал лодку местному военному начальнику, распустил большую часть своих людей и поехал дальше с моей тяжелой почтой в 6 телегах по скверной дороге. Первая станция нашего пути была на берегу Аргуни;

затем, начиная с деревни Олоча, я покинул реку, а вместе с ней и китайскую границу и проехал еще 20 верст внутрь страны к главному пункту этой окрестности, Нерчинскому заводу, куда и прибыл 6 сентября. На хороших, бодрых лошадях быстро миновали мы безлесные, покрытые травой холмы и долины, равно как и много больших деревень.

В Нерчинском заводе я отправился прямо к императорскому почтамту, чтобы передать доверенную мне почту и удостоверить неприкосновенность печатей. После этого я отпустил всех своих людей, кроме одного казака, который ехал домой, в Иркутск.

Хорошо вознагражденные, радостно отправились мои спутники после тяжелого путешествия по своим селениям. Исполнив свою служебную обязанность, я занял указанное мне жилище, чтобы отдохнуть и подкрепиться в течение одного-двух дней.

В глубокой долине притока Аргуни стоят, выровненные в улицы, очень опрятные дома этого маленького местечка, имеющего тип города. Вокруг домов и немощенных улиц тянутся засаженные деревьями сады, что увеличивает приветливый вид местечка.

Частные дома построены большею частью из дерева, но содержатся опрятно и красиво;

казенные же здания -- все каменные, как-то: церковь, горное управление, почта, обсерватория и химическая лаборатория. Население состоит из чиновников, купцов и в особенности из политических ссыльных, которые пользуются здесь большой вольностью и всюду ходят совершенно свободно.

8 сентября, освобожденный от тяжелого багажа и от моих спутников, я отправился по очень хорошей дороге в просторном тарантасе в Нерчинск, лежащий приблизительно за 300 верст отсюда. Быстро промелькнули мимо меня степная холмистая страна, а затем и гранитные лесистые горы. Сначала я проехал через более мелкие селения и мимо развалин и остатков горных заводов и копей, заброшенных ныне вследствие мероприятий Муравьева. Вдали к юго-западу видна возвышающаяся горная цепь Одон Челон, богатое месторождение прекрасных минералов;

на склоне этой цепи видны древние, чрезвычайно интересные развалины дворцов -- дворцов Чингисхана, как здесь их называет обыкновенно народ -- но скоро от них ничего уже не останется, так что историческое исследование лишится прекрасного поприща для своих работ. Эти древние руины насильственно разрушают, чтобы применять часто очень разукрашенный материал их для новых построек (так, например, церковь в селе Кондуйском вся построена из такого материала).

По мере приближения к Нерчинску селения становятся все больше и чаще, и ряд их замыкается большой, богатой, похожей на город деревней Бянкино на берегу Шилки.

Две церкви и много каменных зданий украшают это местечко.

Нерчинск расположен не очень красиво, но широко раскинулся, со многими церквами у впадения Нерчи в Шилку, на обширной и плоской степной местности. Благодаря хорошим дорогам, быстрым лошадям и прекрасной сухой погоде я мог необычайно спешить со своей поездкой. День и ночь ехал я дальше. Скоро добрался до слияния Ингоды с Ононом, этих двух источников Шилки, а затем по долине Ингоды поехал дальше к Чите, новому городу Муравьева, будущей столице Забайкалья.

Начиная от Читы, дорога мало-помалу поднимается к Яблонову хребту, этой лесистой цепи средней высоты, и на другой стороне достигает бассейна Селенги. Здесь я перерезал часть бурятской степи и прибыл в очень красиво расположенный Верхне Удинск, богатый торговый город, замечательный также и тем, что отсюда идет дорога на юг, к Селенгинску и Кяхте. После очень беглой поездки, сделанной мной в названные места, я вернулся в Верхне-Удинск и по долине Селенги направился по пути к Байкалу.

От Посольского монастыря, расположенного на самом берегу озера, я переправился на пароходе на западный берег, в большое село Лиственничная. Байкальское озеро за свою величину получило от местных жителей название моря. Красота берегов его остается незабвенной для всякого, кто только видел это чудное альпийское озеро. Весь западный берег состоит из лесистых гор средней высоты, на востоке же вовсе не видно земли, но до самого горизонта простирается водная поверхность. Наоборот, с юго-запада возвышаются великолепные горные образования высокой и круто спускающейся в воду цепи Хамар-Дабан, через которую ведет к озеру крутая и очень опасная верховая дорога.

Пароход употребил около 6 часов на переход от Посольска до Лиственничной, откуда я через большие селения и фабрики поспешил в часто упоминавшийся главный город Восточной Сибири, лежащий отсюда на расстоянии около 60 верст. 28 сентября года прибыл я наконец в Иркутск, где мне было чрезвычайно кстати дать себе более продолжительный отдых после тягостей моего путешествия. В Иркутске мне все говорили, что октябрь месяц совершенно непригоден для путешествия по Сибири.

Большие реки начинают замерзать, но лед еще недостаточно крепок, и повсюду приходится поэтому испытывать продолжительные и несносные задержки. Лишь в ноябре можно с уверенностью предпринять поездку в Петербург, так как к этому времени установится настоящий санный путь и реки будет удобно переезжать.

Следуя этому чрезвычайно важному совету, я оставил Иркутск только 6 ноября и отправился по известной дороге в С. Петербург, куда прибыл 7 декабря 1856 г. и откуда я к Рождеству успел добраться на родину, к своей матери.

Примечание научного редактора При чтении данного труда следует учесть: у Карла фон Дитмара говорится о вулкане Асача и горе Поворотной. В настоящее время -- это единый вулкан Мутновский.

Автор рассказывает о вулканах Большой Семячик и Малый Семячик. В настоящее время Большой Семячик -- это Малый Семячик, а Малый Семячик ныне называется вулкан Карымский.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.