авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Черниговская областная государственная администрация Институт археологии НАН Украины Черниговский национальный педагогический университет имени Т. Г. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Тогда же, в 1982 г., начальник Деснинской экспедиции Института археологии РАН А. С. Смирнов и сотрудник БГОКМ Г. П. Поляков предприняли раскопки городища Бологча в Рогнединском р-не Брянской обл., относящегося к днепродвинской культуре3. Основные материалы сосредоточены в коллекции БОМ № 9300, детально изученной смоленским ар Брянская область хеологом Е. А. Шмидтом. К сожалению, коллекция затем не была должным образом при нята на хранение, часть керамического комплекса оказалась в научно-вспомогательном фонде. Керамический материал, отложившийся в основном фонде музея, включает в себя 15 фрагментов лепной керамики, 2 отреставрированных сосуда, 19 миниатюрных сосудов и их фрагментов, а также глиняные макет зерна, 3 льячки и 5 тиглей (безусловное свиде тельство бронзолитейного дела), 2 детские погремушки, грузило для рыболовных сетей, 7 ткацких грузиков (включая 3 грузика дьяковского типа). Обращает на себя внимание от сутствие рогатых кирпичей и глиняных блоков, а также большого числа глиняных грузил со сквозным отверстием, характерных для юхновской культуры, ареал которой расположен южнее. Богата Бологча обработанной костью: помимо ряда заготовок из рога и кости (2), в коллекцию попали бусина, булавки (3), проколка, дудочка-манок, игла, заготовки нако нечников стрел (1) и гарпуна (2), собственно наконечники (11) и гарпуны (2), игла и, нако нец, амулеты из волчьего и кабаньего (записанного как медвежий) клыка. Металлические изделия представлены 2 бронзовыми булавками, 3 железными ножами и несколькими не атрибутированными ввиду плохой сохранности вещами.

Описание и полноценная публикация хранящихся в фондах и экспонируемых коллек ций – одно из важнейших направлений музейной научно-исследовательской работы, быть может, более значимое на настоящем этапе археологического познания, чем собственно раскопки новых памятников. Следует заметить, что основная часть материала, представ ленного в статье, как и результаты раскопок соответствующих памятников, до сих пор де тально не опубликованы. Постепенное введение этого массива в научный оборот – дело ближайшего будущего.

1. Мельниковская О. Н. Городища юхновской культуры в бассейне р. Судости // Археологи ческие открытия 1969 года. – М., 1970.

2. Мельниковская О. Н. Юхновское городище у деревни Поповка // Археологические открытия 1970 года. – М., 1971.

3. Смирнов А. С. Деснинская экспедиция в 1977 – 1983 гг. // Краткие сообщения Института археологии АН СССР. – М., 1986.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 1. Костяные изделия с городища Бологча Брянская область Рис. 2. Грузики Дьякова типа с городища Бологча Рис. 3. Городище Бологча, современный вид. Фото О. Клименковой Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

РАБОТЫ В БРЯНСКОМ ОПОЛЬЕ Е. А. Шинаков, В. Н. Гурьянов, С. Ю. Грачев (Брянск) В 2011 г. продолжилось комплексное изучение Брянского ополья, для чего в Бело русском государственном университете был создан совместный с Институтом археологии РАН Центр комплексного изучения Среднего Подесенья. Исследования этого года прово дились отчасти на базе Молодежного палаточного лагеря труда и отдыха археологического направления «Хотылево», финансируемого Комитетом по делам молодежи Администра ции Брянской области, отчасти – Белорусским государственным университетом (практика студентов), но главным образом – гранта РГНФ и БГУ № 11-11-32603еЦ «Археологическое исследование микрорегиона «Хотылево-Гасома» как части Брянского ополья». Основные результаты палеолитической части исследований, отчасти финансировавшихся по этим программам, отражены в статье К. Н. Гаврилова и Е. В. Воскресенской в данном издании.

Основные результаты работ на памятниках раннего железного века и средневековья в Хотылево (раскопки) и на р. Гасома (разведки) были получены при раскопках верхнего слоя (слой № 1) стоянки Хотылево-2 «Кладбищенская балка». Предварительно перед разбивкой раскопа участок поселения был исследован при помощи георадара ОКО-2 с антенным бло ком АБД-400. Это позволило выделить перспективный для исследования в научном плане участок поселения, на котором было выявлено наличие какого-то объекта в культурном слое поселения. На данном участке и был разбит раскоп «а» (сохранена общая для всего памятни ка нумерация раскопов) первоначальной площадью 20 м2, однако затем в ходе исследований площадь раскопа была увеличена до 26 м2 в связи с тем, что объект, местоположение которо го было определено при помощи георадара, частично оказался за пределами раскопа.

Мощность культурного слоя достигала 60 – 65 см, он состоял из темно-серого суглин ка, подстилающегося по материку слоем желто-серого суглинка. Насыщенность культур ного слоя находками достаточно слабая. Наиболее интересный объект был исследован в юго-восточной части раскопа, на краю древней ложбины. Он представлял собой вымостку из фрагментов бракованной лепной керамики, размерами примерно 0,8 2,5 м, проходя щую на глубине -25 – -35 см от условного ноля по краю ложбины, или какого-то объекта, врезанного в край ложбины. Объект был исследован частично;

это яма овальной в плане формы, длина исследованной части по линии север – юг 1,6 м, глубина от материка 20 см.

Вся керамика, использованная для вымостки, имела растрескавшуюся бугристую поверх ность, которая образуется при нарушении температурного режима в процессе обжига – то есть для вымостки использовался керамический брак. Значительная часть фрагментов стыкуется между собой, что позволяет реконструировать в ряде случаев полные формы со судов. По морфологическим признакам керамика предположительно может быть отнесена к киевской культуре и датирована III – V вв. н.э. Наличие керамической вымостки может свидетельствовать о том, что неподалеку находился горн для обжига посуды, поиск и ис следование которого являются задачей следующего полевого сезона.

Помимо керамической вымостки, на раскопе были исследованы одна хозяйственная яма грушевидной формы диаметром 74 см и глубиной от материка 40 см – хранилище и две столбовые ямы довольно значительных размеров (диаметр ям около 40 см). Наличие столбовых ям позволяет предположить существование какой-то конструкции типа крыши или навеса, защищавшей сооружение от атмосферных осадков.

Брянская область От Хотылевской агломерации, точнее от селища в устье Гасомы, исследованном еще Ф. М. Заверняевым1, разведка проводилась вверх по течению этой реки. При этом в ней участвовали и члены группы «Поиск» при Администрации Брянской области, так как ра нее, в ходе работ по выявлению захоронений и мест боев времен Великой Отечественной войны, они получали данные и по более ранним эпохам. Эти данные необходимо вводить в научный оборот, а находки передавать в государственные музеи. Это отчасти уже сдела но ранее2, а находки передаются в Брянский областной краеведческий и Государственный исторический музей (Москва). Всего в среднем и верхнем течении Гасомы (на нижнем существует разрыв 10 км) было обнаружено и обследовано 3 новых селища (Опахань-1, - и «Шахматы»).

Однако полностью обследованным, со снятием инструментального плана, сканиро ванием и сбором подъемного материала, в том числе с помощью металлоискателя, можно считать только одно из них – Опахань-2. К сожалению, не удалось провести аэросъемку, а данные космосъемки именно для этой части ополья оказались весьма приблизительными, «размытыми». По результатам сканирования и сбора подъемного материала, площадка селища начинается в 0,5 км от юго-восточной окраины с. Опахань и тянется вдоль правого берега р. Гасома на 0,25 км, достигая поймы впадающей в Гасому р. Ольшань, где образует вытянутый с юго-запада на северо-восток низкий мыс (Рис. 1), находящийся в 100 м к югу от современного русла Гасомы. Сканирование показало, что толщина культурного слоя в среднем составляет 0,5 м, но местами всего 0,2 м, а кое-где, вероятно в котлованах полу землянок или в иных ямах, превышает 1 м. Космосъемка, при всей своей «размытости», все же выявила разные оттенки черного цвета, включая его «пятна», сгущения над ямами, однако точная привязка этих пятен к реальной местности затруднительна. Керамика, со бранная на площадке селища, относится в основном к концу XI – XIII вв., хотя имеется и более поздняя.

Из индивидуальных находок, кроме традиционных ножей, калачевидного кресала, гвоздей, скоб, внутренней части цилиндрического замка и ключа, нескольких разнотипных крестиков и других украшений из медных сплавов (Рис. 2) – обычных находок для любого типа поселений, обнаружено и несколько неординарных. Они указывают либо на тип по селения, либо на его этническую («племенную») принадлежность, либо на дату его суще ствования. Стеклянный браслет и особенно шпора типа II А (Рис. 3) по А. Н. Кирпични кову3 косвенно свидетельствуют о социальном облике поселения. Тип II он датирует – 1250 гг., однако допускает и более раннюю, вплоть до конца XI в., датировку4.

Поскольку наш экземпляр обладает двумя ранними признаками для шипов и петель, он как раз и может составлять это раннее исключение. Браслет и шпора свидетельствуют, что перед нами не родовое сельское поселение – весь, а что-то более значимое в социаль ном аспекте.

Семилопастное биллоновое височное кольцо вятичей (Рис. 4) является пока самой западной находкой этой категории украшений в Подесенье (данные о таких кольцах во Вщиже и Пеклино остаются непроверенными). Наоборот, коньковая привеска (Рис. 5) является одним из самых южных в Подесенье кривичских артефактов. Эти находки усложняют этническую картину Брянского ополья, где и так ранее были зафиксированы волынцевские, северянские, радимичские, западнославянские, салтовские древности, артефакты, связанные с русью-варягами5.

Очень важными для определения верхней даты селища являются две монеты XV в.

(Рис. 6). Первая – джучидский данг с надчеканкой «колюмны» (столбы Гедиминовичей).

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

К сожалению, невозможно определить, какой именно дирхем подвергся надчекану. Вес монеты 0,98 г. Исследователями такой тип надчекана относится к 1415 – 1422 гг.6 или, сокращая рамки эмиссии, к 1420 – 1422 гг.7 Вторая монета чеканена в правление Менгли Гирея в 885 г.х. (1486 р.х.) на монетном дворе Кырк Йер. Вес монеты 0,68 г.

1. Заверняев Ф. М. Селище в устье р. Гасома // Раннесредневековые восточнославянские древности. – Л., 1974. – С. 126 – 131.

2. Шинаков Е. А. Город и округа: к проблеме возникновения Брянска // Вестник Белорус ского государственного университета. К 80-летию Брянского госуниверситета имени акад.

И. Г. Петровского. – Брянск, 2010. – С. 171 – 179;

Шинаков Е. А. Клад «серег волынского типа» в Брянской области и межславянские взаимоотношения в Х веке // Вестник Белорус ского государственного университета. – 2011. – № 2. – С. 149.

3. Кирпичников А. Н. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX – XIII вв. // Свод археологических источников. – Л., 1973. – Вып. Е1-36. – С. 65. – Табл. XVIII: 4 – 6.

4. Там же.

5. Шинаков Е. А., Гурьянов В. Н. Древнерусские курганы Брянского ополья // Деснинские древности. – Брянск, 2006. – Вып. IV. – С. 28 – 40.

6. Борейша Ю., Казаров А. О надчеканах «Колюмн» Витовта Кейстутовича и Свидригайлы Ольгердовича. – Минск, 2009. – С. 41.

7. Зайцев В. В. О находке трех кладов джучидских монет с литовскими надчеканами // Средневековая нумизматика восточной Европы. – М., 2009. – С. 190 – 193.

Брянская область Рис. 1. Инструментальный план селища Опахань-2.

Сечение горизонталей – через 0,5 м.

На плане арабскими цифрами обозначены места находок: 1 – стеклянный браслет;

2 – шпора;

3 – семилопастное височное кольцо;

4 – монеты XV в.;

5 – коньковая привеска Рис. 2. Опахань. Селище 2. Нательные крестики (медный сплав) Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 3. Опахань. Селище 2. Шпора (железо) Рис. 4. Опахань. Селище 2. Рис. 5. Опахань. Селище 2.

Височное кольцо (биллон) Коньковая привеска (биллон) Брянская область Рис. 6 – 7. Монеты XV в.:

1 – джучидский данг, серебро;

2 – монета Менгли Гирея, серебро Гомельская область Гомельская область ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА ПО «ЕКАТЕРИНИНСКОМУ ШЛЯХУ» ПОД ГОМЕЛЕМ М. А. Гришечкин, Р. П. Леднев (Гомель) В августе 2011 г. археологический отряд Учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины» под руководством О. А. Макушникова при участии студенческого научного общества «ТАмГА» провел обследование белорус ского участка старинной дороги, которая в средневековье связывала Гомель и Чернигов.

В устной народной традиции местного населения она именуется по-разному: «Екатери нинский шлях», «Екатерининский тракт (путь)», «Старый киевский (черниговский) путь»

и др. Информаторы – старожилы дд. Марковичи, Глыбоцкое, Грабовка, Песочная Буда Гомельского района Гомельской области Республики Беларусь.

Обследованиями разных лет на участке от границы с Украиной до Гомеля зафикси рована цепочка археологических памятников периода Древней Руси, которая «ритмично»

маркирует сухопутную дорогу, проходившую с юга на север через современные населенные пункты и их окрестности (селения Глыбоцкое, Марковичи, Грабовка, Хуторянка, Песочная Буда, Прибытки, Климовка и далее в сторону Гомеля). Разведками и раскопками XIX – XX вв.

здесь отмечены остатки поселений и курганных могильников древнерусского периода.

Намеченное направление пути в целом совпадает с трассой так называемой «почтовой или столбовой» дороги конца XVIII – XIX вв., которая хорошо известна по письменным и картографическим источникам того времени.

Обследование предполагаемого участка дороги на отрезке Гомель – Кореневка – Кон такузовка археологических памятников не выявило. Складывается впечатление, что самая старая часть дороги здесь могла проходить в нескольких километрах южнее и юго-западнее (от Контакузовки в сторону Новой Белицы), где археологи не работали. На участке от Кли мовки до Марковичей осмотрены остатки селищ периода Древней Руси, между Климовкой и Рудней Прибытковской – городища раннего железного века (милоградская культура) и древ нерусского времени. Состояние всех памятников неудовлетворительное (распашка, застрой ка, карьеры). Отмеченное выше городище сильно разрушено земляными работами 1970-х гг.

Картографирование памятников средневековой археологии в зоне «Екатерининского шляха» подтверждает предположение О. А. Макушникова о том, что в период Киевской Руси здесь проходил известный по летописным источникам «Путь в Радимичи». «Екате рининский шлях» – это сложившееся в качестве исторического феномена наименование древнейшей дороги, которая связала земли Руси и радимичей на заре становления восточ нославянской государственности и функционирует по сей день.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

ИССЛЕДОВАНИЕ НОВЫХ ПОСЕЛЕНИЙ НЕОЛИТА – РАННЕГО ПЕРИОДА БРОНЗОВОГО ВЕКА В ГОМЕЛЬСКОМ ПОДНЕПРОВЬЕ И. Н. Езепенко (Минск) На протяжении полевого сезона 2011 г. автором были продолжены раскопки на по селении неолита – раннего периода бронзового века Комарин 5 Рогачёвского р-на, а также начато исследование новых поселений Нижняя Олба (урочище Лукошиница) Жлобинского р-на и Унорица 3 Речицкого р-на Гомельской обл.

Памятник Комарин 5 занимает пойменную возвышенность на левом берегу Днепра, на расстоянии 0,6 км к юго-востоку от моста через Днепр в городе Рогачёве и в 0,18 км на юг от шоссе Рогачёв – Довск. Длина возвышенности не превышает 150 м, ширина колеблется от 28 до 45 м, общая площадь составляет около 8 тыс. м2. Высота поселения над поймой от 0, до 1,8 м. Стоянка была открыта рогачевским школьником В. Орловым в 1995 г. и шурфова лась на площади 12 м2 в 1998 г. автором вместе с рогачёвским краеведом А. Н. Рикуновым1.

В 1998 г. автором исследовалась северная часть возвышенности. В 2005 – 2007 гг. тремя раскопами площадью 165 м2 изучалась южная часть поселения 2. Раскоп 4 2011 г. (площадью 55 м2) представлял собой продолжение раскопов в северном направлении.

Стратиграфическая ситуация раскопа 2011 г. выглядела следующим образом:

1) тёмно-серый, местами серый, мелкозернистый гумусированный песок, нижняя часть чёрно-серого цвета, мощностью от 0,20 до 0,35 м;

2) ниже тёмно-жёлтый разнозернистый песок, от 0,15 до 0,35 м, с тонкими прерывистыми вкраплениями чёрно-серого цвета;

3) с глубины 0,5 – 0,55 м залегает материк – мелкозернистый песок белёсо-жёлтого цвета.

Мощность культурного слоя от 0,38 до 0,50 м.

В процессе исследования памятника Комарин 5 в 2011 г., как и предшествующие четыре сезона, зафиксировано многократное поэтапное использование и освоение терри тории поселения в неолите, раннем и среднем периодах бронзового века, в третьей четвер ти І тыс. н.э., а также в позднем средневековье – новом времени (XVI – XVII вв.). Каждой из этих хронологических фаз соответствуют культурные компоненты днепро-донецкой и среднеднепровской культур, носители которых могли сменять друг друга на данном по селении. Выявлены также черты сосницкой культуры. Весьма представительной из года в год выглядит и коллекция остатков материальной культуры позднесредневекового селища.

Доминирующей категорией артефактов по количественным показателям в 2011 г.

выступает неолитическая керамика, которая составляет более 70% от общего числа на ходок в раскопе 4 2011 г. В кремневом инвентаре среди изделий со вторичной обработкой (около 80 экземпляров) преобладают категории наконечников стрел и скребков.

Пока на данный момент для поселения Комарин 5 получена только одна радиоугле родная датировка 4780 ± 90 ВР (Кі-15033) – почва из хозяйственного объекта 2 раскопа 2006 г. (глубина залегания от дневной поверхности 0,9 – 1,1 м).

Поселение Нижняя Олба расположено на останце первой надпойменной террасы Днепра, в 1,2 км на юго-запад от деревни в урочище Лукошиница, на территории природ но-ландшафтного заповедника Смычёк (вытянутая с северо-запада на юго-восток песчаная дюнная возвышенность, высота от 1,5 м до 5,5 м над поймой, площадь 2,5 га).

Возможно, о существовании в этом месте поселения каменного века указывает К. М. Поликарпович, который отмечает, что в 1925 г. в окрестностях деревни Нижней Олбы Гомельская область найдены кремни. Но определенной привязки ни к самому населенному пункту, ни к урочи щу им не приведено. Позднее, в 1977 г. В. П. Ксензовым были выявлены следы поселения бронзового века в пределах деревни на первой надпойменной террасе.

В 2011 г. в 15 – 20 м от южного края поселения на уровне 1,9 м над поймой автором был заложен раскоп площадью 32 м2 (8 4 м) с ориентацией по длине запад – восток.

Стратиграфически выделяются два горизонта: 1) черно-серый, серый мелкозернистый пе сок, мощностью от 0,35 до 0,45 м;

2) буро-желтый разнозернистый песок, залегающий с глубины 0,4 – 0,45 м;

3) материк представлен мелкозернистым песком светло-жёлтого цве та, который фиксируется начиная с глубины 0,43 от дневной поверхности.

Самым выразительным объектом в пределах раскопа оказался тот, который был выявлен в северо-восточной части раскопа (квадраты 1-3, В-Г). Предположительно это жи лище, которое зафиксировано на уровне 0,53 м от дневной поверхности и представляет собой пятно черно-темно-серого цвета. Оно неправильной овальной формы, ориентация по длинной оси с северо-востока на юго-запад, размеры 1,58 2,06 м. В юго-западной части объекта выделяется концентрированное очажное пятно, размерами 0,3 0,4 м свет ло-серого, пепельного цвета, в пределах которого зафиксирована обильная прослойка (до 0,4 м) древесных углей. Кроме того, в заполнении объекта, особенно в центральной его части, прилегающей к очагу, были найдены кремневые изделия со вторичной обработкой и фрагменты развалов неолитических горшков.

Самый ранний этап заселения – мезолитический, представлен небольшой, но выразительной серией микролитов: трапеции, острия, медиальные фрагменты пластин.

Самой многочисленной категорией находок является неолитическая керамика. По пред варительному анализу керамического комплекса, в нем присутствуют фрагменты сосудов, которые типологически могут быть отнесены к ранненеолитической фазе освоения данно го поселения. Кроме того, на памятнике Нижняя Олба выявлена лепная керамика раннего периода бронзового века (среднеднепровская культура), среднего периода бронзового века (сосницкая культура), раннего железного века (зарубинецкая культура) и гончарная (круго вая) керамика периода Древней Руси.

В октябре – ноябре 2011 г. автором открыто и начато исследование нового поселения Унорица 3 Речицкого р-на Гомельской обл., которое расположено в 1,5 – 1,7 км на юго-вос ток от деревни Унорица, на пойменной возвышенности площадью 3 га, высота над уровнем поймы от 1 до 2,5 м. В северной части поселения были заложены 3 раскопа общей площа дью 100 м2. Культурный слой – мелкозернистый песок светло-серого и серого цвета, слабо насыщен находками. Мощность его не более 0,3 м, среди находок преобладает неолитичес кая керамика, орнаментированная гребенчатым штампом. Выявлены фрагменты керамики, которые можно отнести к среднеднепровской культуре раннего периода бронзового века, а также фрагменты стенок и венчиков с пальцевыми защипами, связанные хронологически с общеевропейским горизонтом А круга культур шнуровой керамики. В пределах раскопа 1 на уровне 0,45 м от дневной поверхности были выявлены две хозяйственные ямы: округ лой формы, размерами 0,4 0,5 м (кв. Б6, Б7) со светло-серым заполненнием, мощностью 0,2 м, и вытянутой овальной формы, глубина заполнения не более 0,25 м, также светло серый мелкозернистый песок. Оба объекта раскопа 1 не содержали артефактов.

Самым выразительным объектом оказался тот, который выявлен на глубине 0,35 – 0,4 м в раскопе 3. Это пятно светло-серого цвета, размерами 1,8 до 2,1 м (кв. А13, А14, Б13, Б14), размытых квадратных очертаний. Заполнение в центральной части объекта достигало 0,5 м, и в нем выявлены немногочисленные фрагменты неолитической керамики и кремневые отщепы.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

1. Язэпенка І. М. Справаздача аб раскопках паселішчаў, Камарын 5 і шматслойнага паселішча Камарын 2 Рагачоўскага раёна Гомельскай вобласці у 1998 годзе // Архіў археалагічнай на вуковай дакументацыі Дзяржаўнай навуковай установы «Інстытут гісторыі НАН Беларусі».

– Арх. № 1757.

2. Язэпенка І. М. Справаздача аб раскопках паселішчаў Камарын 5 і Падсёл Рагачоўскага раёна Гомельскай вобласці ў 2005 годзе // Архіў археалагічнай навуковай дакументацыі Дзяржаўнай навуковай установы «Інстытут гісторыі НАН Беларусі». – Арх. № 2324. – 19 с., 27 с. кал. воп., 61 іл., 4 с. вызначэнні;

Его же. Справаздача аб раскопках паселішча Камарын 5 Рагачоўскага раёна Гомельскай вобласці ў 2006 годзе // Архіў археалагічнай на вуковай дакументацыі Дзяржаўнай навуковай установы «Інстытут гісторыі НАН Беларусі».

– Арх. № 2367. – 37 с., 61 іл., 1 с. даведка;

Его же. Трэці сезон даследаванняў на паселішчы Камарын 5 (ваколіцы Г. Рагачова) Гомельскай вобласці // Гістарычна-археалагічны зборнік.

– Мн., 2007. – Вып. 23. – С. 195 – 196.

Рис. 1. Общий вид стоянки Нижняя Олба (урочище Лукошиница) Жлобинского р-на Гомельской обл.

Гомельская область Рис. 2. Рабочий момент в раскопе 2011 г.

на поселении Комарин 5 Рогачевского р-на Гомельской обл.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА В ГОМЕЛЬСКОМ РАЙОНЕ А. Д. Лебедев, А. А. Писаренко (Гомель) В сентябре – октябре 2011 г. археологический отряд Учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины» под руководством О. А. Макушникова при участии студенческого научного общества «ТАмГА» провел археоло гическое обследование окрестностей дд. Романовичи и Залядье Гомельского р-на Гомель ской обл. Республики Беларусь. Ранние сведения об отдельных находках каменных орудий труда и остатках поселений каменного и бронзового веков близ Романовичей восходят к XIX – середине XX вв. В разные годы обследования здесь проводили Е. Р. Романов, И. И. Артеменко, Е. Г. Калечиц, О. А. Макушников и др. В отчетном полевом сезоне осуществлена археологическая разведка на правобережье р. Ипуть (левый приток р. Сож) между дд. Романовичи и Залядье.

В 0,7 км к востоку от юго-восточной окраины Романовичей по луговой дороге в д. Залядье в ур. Увалье обследовано поселение неолитического периода. С запада и востока урочище ограничено ранее заболоченными, ныне частично мелиорированными низинами, по которым некогда протекали малые правые притоки Ипути. Памятник занимает мысовой участок дюнообразного всхолмления, возвышающегося над поймой Ипути примерно на 2,5 – 3,0 м. Урочище занято сосновым лесом, его склоны повреждены грунтовой доро гой и противопожарной вспашкой. В обнажениях собраны обломки лепной керамики и кремневые изделия. Находки сделаны на участке размером около 100 – 130 м (по оси запад – восток) 100 – 120 м (по оси север – юг).

Остатки поселений каменного и бронзового веков в ур. Селище известны по литературным и архивным источникам. Они неоднократно обследовались археолога ми. Пункт 1 сбора подъемного материала расположен в 0,35 км к востоку от юго-восточ ной окраины Романовичей на южной оконечности урочища, обращенной к руслу р. Ипуть.

Ранее здесь были обширные песчаные выдувы. Они частично задернованы, поросли молодым сосновым лесом. Археологический материал приурочен к высотам около 3,0 – 3,5 м над урезом воды в Ипути. Размер площади сбора подъемного материала составляет 70 50 м.

Найдены керамика неолита, бронзового века и кремневые изделия, выявлен венчик кругового сосуда XI в. В связи с последней находкой следует заметить, что на этом участке памятника в 1977 – 1980 гг. разведками О. А. Макушникова обнаружена керамика XII – XIII вв. В 0,36 км к востоку от юго-восточной окраины Романовичей, в 0,15 км к северу от пункта 1, на развеянных и частично облесенных песках ур. Селище (пункт 2) собрана коллекция кремневых изделий, вероятно, неолитического периода. Высота дюны над рекой составляет 3 – 4 м.

К востоку от Романовичей обследованы два курганных могильника и одиночный кур ган, расположенные на залесенных дюнных возвышенностях по направлению Романовичи – Залядье. Могильники находятся на расстоянии 0,10 – 0,15 км друг от друга. Могильник (ур. Курганье) расположен в 0,45 км к востоку от Романовичей, по левому берегу мели орированного древнего водотока, который впадал в Ипуть. Памятник насчитывает около 100 поросших соснами насыпей, не имеющих выраженных следов ровиков. Курганы округлые в плане, сильно оплывшие. Их диаметр составляет 4 – 15 м, высота 0,3 – 2,5 м.

Самые крупные курганы и некоторые малые пробиты шурфами кладоискателей в 2007 – 2008 гг., до десятка насыпей могли быть снесены при расширении просеки и грунтовой дороги.

Могильник 2 находится в 0,35 км к востоку от Романовичей. Занимает мысовидный участок песчаного всхолмления, обращенного с севера к мелиорированной пойме древне го водотока, ранее впадавшего в Ипуть. Памятник расположен к северу от могильника 1, Гомельская область находится на расстоянии около 0,15 км от него. Могильник 2 примыкает к песчаному карьеру, при разработке которого могло быть уничтожено до десятка и более курганов.

Зафиксированы 2 полусферические в плане насыпи высотой до 0,6 м и диаметром 6 – 8 м. В основании разрезанного карьером кургана прослежен зольно-угольный горизонт мощнос тью 0,2 – 0,3 м, при зачистке которого встречены кремневые изделия и невыразительные обломки лепной керамики.

Поросший соснами одиночный курган расположен примерно в 0,36 – 0,37 км к вос току от Романовичей, на окраине описанного выше песчаного всхолмления, обращенной к мелиорированной пойме протекавших здесь ранее притоков Ипути. Он имеет полусфери ческую форму, диаметр около 5 – 7 м и высоту до 0,5 – 0,7 м. В известных нам источниках упоминания о курганах близ Романовичей отсутствуют.

В 1,3 км к югу от Залядья, в 2 км к востоку от Романовичей, на правобережье Ипути при слиянии впадавших в реку двух ее малых притоков (ныне мелиорированных) на мысовидном участке останца надпойменной террасы обследована стоянка, распахиваемая и частично поросшая лиственным редколесьем. Ее площадка возвышается над поймой на 2,5 – 3,0 м. На участке около 100 120 м собран расщепленный и обработанный кремень, мелкие обломки лепной керамики.

В 0,5 км к югу от Залядья, в 3 км к востоку от Романовичей на мысу частично разру шенного ветром дюнного всхолмления (ур. Островки) собрана коллекция расщепленного и обработанного кремня. Высота залегания остатков стоянки над уровнем поймы составляет около 2,0 – 2,5 м. Памятник локализуется на левом берегу малого мелиорированного пра вого притока р. Ипуть.

На песчаных гривах в сосново-березовом лесу, в 0,20 – 0,25 км к югу от Залядья, об следован курганный могильник. Гривы возвышаются над поймой мелиорированного боло та на 3 – 4 м. Отмечено 25 насыпей диаметром 4 – 10 м и высотой 0,3 – 1,0 м. Несколько курганов прорезано противопожарной канавой. Упоминания о памятнике в литературе от сутствуют.

Рис. 1. Романовичи. Стоянка эпохи неолита в ур. Увалье (на заднем плане) Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 2. Романовичи. Остатки многослойного поселения в ур. Селище (пункт 1) Рис. 3. Романовичи. Один из курганов могильника 1 (ур. Курганье) Гомельская область Рис. 4. Романовичи. Разрушенный курган могильника по дороге из Романовичей в Залядье Рис. 5. Залядье. Стоянка каменного века в ур. Островки Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 6. Залядье. Участок курганного могильника Гомельская область МАНІТОРЫНГ ПОМНІКАЎ АРХЕАЛОГІІ Ў ЛОЕЎСКІМ РАЁНЕ ГОМЕЛЬСКАЙ ВОБЛАСЦІ В. С. Лось (Гомель) Летам 2011 г. Гомельскае абласное аддзяленне грамадскага аб’яднання «Беларускае добраахвотнае таварыства аховы помнікаў гісторыі і культуры» (ГААГА «БДТАПГК») сумесна з Лоеўскім музеем «Бітвы за Дняпро» правялі маніторынг помнікаў археалогіі з мэтай праверкі іх стану і наяўнасці ахоўных знакаў.

У раёне на ўліку знаходзіцца 43 помніка, з іх 23 уключаны ў Дзяржаўны спіс гісторыка-культурных каштоўнасцей Рэспублікі Беларусь1. З 43 помнікаў 4 адносіцца да каменнага і бронзавага вякоў. Гэта паселішча і бескурганны могільнік бронзавага веку каля в. Дзяражычы, паселішчы позняга мезаліту каля в. Рэкорд і в. Старая Лутава2.

Правяраліся толькі помнікі жалезнага веку і эпохі сярэдневякоўя. Работы праводзі ліся выключна ў правабярэжжы Дняпра. Тут археалагічныя помнікі ёсць каля наступных населеных пунктаў: в. Астравы;

в. Бывалькі;

в. Ваўкашанка;

в. Гарадок (Бывалькаўскі с/с);

пас. Гарадок (Страдубскі с/с);

в. Каўпень;

в. Ліпнякі;

в. Лесуны;

в. Мохаў, в. Новая Баршчоўка;

в. Пустая Града;

пас. Райск;

в. Рудня Бурыцкая;

в. Сінск;

в. Страдубка;

в. Убо рак;

в. Удалёўка;

в. Цясны;

в. Чаплін;

в. Шчытцы;

в. Ястрабка (Мал. 1).

Лакалізавана гарадзішча ранняга жалезнага веку каля вёскі Ваўкашанка3, якое да гэтага лічылася знішчаным. Яго знайшлі дзякуючы мясцоваму жыхару М. А. Курзіну.

Тэрытарыяльна яно знаходзіцца ў Рэчыцкім р-не Гомельскай вобл., прыблізна ў 500 м ад мяжы Лоеўскага р-на. Хутчэй за ўсё, калі ўпершыню яно было выяўлена ў 1982 г., яго прывязалі да бліжэйшага населенага пункта – в. Ваўкашанка Лоеўскага р-на.

Не ўдалося знайсці балотнае гарадзішча ва ўрочышчы Гарадок, што знаходзілася за 1 км на паўночны захад ад в. Ліпнякі, у басейне р. Брагінка (зараз гэта меліяраваны канал).

Упершыню яго выявіў у 1929 г. І. Х. Юшчанка, абследавалі ў 1955 г. В. М. Мельнікоўская, у 1957 г. Л. Д. Побаль. У 1976 г. М. Ф. Гурын даследаваў 900 м2 пляцоўкі, у 1977 г.

М. І. Лашанкоў – 200 м2 4. Калі атрад па вывучэнню археалагічных помнікаў Палесся Беларускай экспедыцыі праводзіў тут раскопкі, было адзначана, што ў 1973 г. пры меліярацыйных ра ботах старажытныя валы гарадзішча былі амаль цалкам знесены, а тэрыторыя яго развор ваецца5. Не выключана, што помнік быў згублены ў пазнейшы час. Асушэнне зямель тут вялося і ў 1980-я г., а першы падрабязны маніторынг адбыўся ў 2009 г.

Праведзена «рэстаўрацыя» гарадзішча ва ўрочышчы Клецішча, што знаходзіцца за 1,5 км на паўночны захад ад былой в. Лесуны (зараз не існуе). Абследаваў гарадзішча ў 1977 г. М. І. Лашанкоў. Пляцоўка прамавугольная, памерам 72,5 130 м, умацавана 2 валамі, якія раздзяляе роў. Вонкавы вал вышынёй 1,5 м, шырынёй 10 м, унутраны ад паведна 1 м і 15 м. Глыбіня рова 0,4 – 0,5 м, шырыня 5 – 6 метраў. З паўночна-ўсходняга боку гарадзішча раздзелена на дзве часткі меліярацыйным каналам шырынёй 15 м6. У час маніторынгу 2010 г. тут вяліся работы па чысцы і паглыбленні старых каналаў. Было за фіксавана, што канал шырынёй 20 м і глыбінёй каля 6 м цалкам падзяліў помнік на дзве часткі. Падчас праверкі ў 2011 г. помнік ужо быў адноўлены арганізацыяй, якая праводзі ла тут меліярацыйныя работы. Ёй былі накіраваны прадпісанні аб пашкоджанні аб’екта і парушэнні ахоўных абавязкаў. Канал засыпаны, толькі не ўзноўлены валы помніка.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Побач з гарадзішчам ранняга жалезнага веку, што знаходзіцца за 2 км на поўнач ад в. Шчытцы, ва ўрочышчы Гарадок, на месцы селішча і грунтовага могільніка, побач са старой капліцай пабудавана новая. Недалёка ад яе, у яры, знаходзілася крыніца. Мясцовыя жыхары сцвярджаюць, што капліца існавала тут і некалькі стагоддзяў назад. Паломніцтва сюды адбываецца на свята Параскевы Пятніцы. Магчыма, што тут магло знаходзіцца паганскае капішча.

Не знойдзены курганны могільнік, які знаходзіўся на паўночны ўсход ад в. Мохаў, на беразе Мохаўскага возера. У 1977 г. М. І. Лашанкоў знайшоў і абследаваў тут 6 курганоў дыяметрам 6,5 – 8,5 м, вышынёй 0,4 – 0,8 м7. Хутчэй за ўсё, помнік быў распаханы ці знішчаны падчас меліярацыйных работ ў 1980-х гг.

Як паведаміла экспедыцыя Гомельскага дзяржаўнага універсітэта імя Ф. Скарыны, якая пад кіраўніцтвам к.г.н, дацэнта, археолага А. А. Макушнікава пачынаючы з 2003 г.

вядзе даследаванні сярэднявечных помнікаў каля в. Мохаў, у 2011 г. у паўночна-заходняй частцы курганнага могільніка8 скарбашукальніцкім шурфом пашкоджаны адзін курган. З помніка скрадзены ахоўны знак.

Праведзены маніторынг аб’ектыў дазволіў ацаніць сучасны стан археалагічных помнікаў раёна, а таксама вызначыць неабходнасць і паслядоўнасць ахоўных мерапрыемстваў. Уласнікам зямлі, на якіх знаходзяцца помнікі і на якіх не аказалася ахоўных знакаў, патрэбна паставіць новыя.

У сувязі з тым, што шмат знойдзеных археалагічных помнікаў яшчэ не знаходзяцца на ўліку, а таксама ў апошнія гады ў раёне выяўлена шмат новых розначасовых помнікаў9, спецыялістам, адказваючым за захаванне і ахову такіх аб’ектаў, неабходна працягнуць ра боту па ўключэнні іх у дзяржаўны спіс гісторыка-культурных каштоўнасцей РБ.

У Лоеўскі музей «Бітвы за Дняпро» паступіла больш за 200 фрагментаў керамікі.

Выпадкова яны былі знойдзены мясцовым жыхаром М. П. Мельнікам за 250 м на паўдзень ад лоеўскага гарадзішча XI – XIII ст., замка XIV – XVIII ст., на беразе невялікай затокі, ў якую ўпадае ручай Вітач. Затока злучана з р. Дняпро, ідзе паралельна ёй і вул. Б. Царыкава.

У асноўным кераміка прадстаўлена абломкамі непаліванага посуду XVII – XIX стст. (гарш кі, патэльні, міскі), некалькімі венчыкамі паліванага посуду XIX – XX стст., абломкам доннай часткі шклянога сасуда цёмна-зялёнага колеру XVII - XIX ст.(?). Сярод знаходак ёсць і белагліняная тытунёвая люлька. Яе памеры: 6,0 5,0 4,0 см, пакрыта арнаментам у выглядзе кароткіх насечак.

Яшчэ адна тытунёвая люлька дрэвнай захаванасці была знойдзена ў Лоеве К. У. Сямашка на беразе р. Дняпро, на гарадскім пляжы, насупраць вул. Б. Царыкава, 5 (у 2005 г. пры паглыбленні дна ракі пясок высыпалі на пляж). Усе артэфакты знойдзены ў раёне старажытнага селішча (магчыма, пасад) Лоева.

1. Дзяржаўны спіс гісторыка-культурных каштоўнасцей Рэспублікі Беларусь / Склад:

В. Я. Абламскі, І. М. Чарняўскі, Ю. А. Барысюк. – Мн., 2009 – С. 267 – 270.

2. Гарады і вёскі Беларусі: Энцыклапедыя. – Т. 2, кн. 2. – Гомельская вобласць / С. В. Марцэлеў;

Рэдкал.: Г. П. Пашкоў (гал. рэд) і інш. – Мн., 2005. – С. 54, 68, 69 – 70.

3. Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гомельская вобласць. – Мн., 1985. – С. 237.

4. Там сама. – С. 241.

5. Гурин М. Ф. Раскопки болотного городища у д. Липняки // Археологические открытия 1976 года. – М., 1977. – С. 402 – 403.

Гомельская область 6. Збор помнікаў гісторыі і культуры… – С. 241.

7. Лошенков М. И. Болотное городище у д. Ястребка // Археологические открытия 1978 года.

– М., 1979. – С. 441 – 442.

8. Макушников О. А. Гомельское Поднепровье в V – середине ХІІІ вв.: Социально экономическое и этнокультурное развитие. – Гомель, 2009. – С. 78 – 79.

9. Поболь Л. Д. Археологические памятники Белоруссии: Железный век. – Мн., 1983. – С. 263 – 267;

Макушников О. А. Гомельское Поднепровье… – С. 207;

Археалогія Беларусі:

энцыклапедыя: У 2 т. – Мн., 2011. – Т. 2. – Л – Я. – С. 23 – 24, 98 – 100.

Мал. 1. Лоеўскі раён. Карта ўлічаных помнікаў у правабярэжжы р. Дняпро Умоўныя абазначэнні: 1 – гарадзішча;

2 – селішча;

3 – курганы;

4 – грунтовы могільнік;

5 – населены пункт Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

ДАСЛЕДАВАННЕ МОХАЎСКІХ КУРГАНОЎ А. А. Макушнікаў, Зм. М. Ліндзянкоў, А. А. Гусеў (Гомель) Сярэднявечныя старажатнасці каля в. Мохаў сучаснага Лоеўскага р-на Гомельскай вобл.

былі адшуканы Ул. З. Завітневічам у канцы XIX ст. Даследчык зафіксаваў тут звыш 600 курганных насыпаў. Гэта – буйнейшы могільнік на тэрыторыі Беларусі часоў узнік нення старажытнарускай дзяржаўнасці. Ул. З. Завітневіч раскапаў 26 насыпаў. Пахаванні прадстаўлены абрадамі крэмацыі (9), інгумацыі (15 на гарызонце, 1 ў яме) і кенатафам.

Сярод звычайнага інвентара для пахаванняў таго часу былі знойдзены 3 жалезныя сякеры і дзіда1.

З 2003 г. Мохаў даследуецца экспедыцыяй Гомельскага дзяржаўнага універсітэта імя Ф. Скарыны пад кіраўніцтвам А. А. Макушнікава. У 2011 г. вывучаны 4 курганы.

Курган 27 размешчаны на 6 – 7 м вышэй узроўня Мохаўскага возера. Насып мае блі нападобную форму. Курган даследаваны раскопам плошчай 63 м2. Насып складзены шэра жоўтым пяском з рэдкім уключэннем вугольчыкоў. У ім сустрэта некалькі невыразных фрагментаў керамікі. У паўночна-усходнім сектары у насыпе знойдзена бронзавая ігла (?).

У аснове кургана – авалападобная пляма попелу і вуголляў магутнасцю да 0,2 м, якая выцягнута з захаду на ўсход (6,0 4,0 м). У 1 м на паўдневы захад ад умоўнага нуля на глыбіні каля 0,1 – 0,2 м на попельна-вугальным гарызонце знойдзена пахаванне па абрадзе інгумацыі. Яно арыентавана на захад. Ад шкілета захаваліся толькі частка чэрапа і фраг мент плечавой касці.

Пахавальны інвентар прадстаўлены жалезным нажом, а таксама наборам прыкрас, у складзе якога былі пяць бронзавых дротавых скроневых кольцаў і комплекс пацерак (звыш 340 экз.). Нож знаходзіўся за 0,2 м на захад ад чэрапа. Два пярсценкападобных каль ца маюць дыяметр да 2 см. Яны былі знойдзены за 0,7 м на паўночны усход ад чэрапа.

Такі тып упрыгожванняў быў распаўсюджаны па ўсей тэрыторыі Русі. Тры кальцы маюць дыяметр 8 – 10 см. Яны належаць да бранзалетападобных завязаных і з`яўляюцца тыповым «этнавызначальным» элементам крывіцкага касцюма Полацкай і Смоленскай земляў. У Мохаўскіх курганах подобныя знаходкі не адзінкавыя. Пытанне аб крывіцкай «прысутнасці»

у Мохаве ўжо ўздымалася А. А. Макушнікавым2. Большасць пацерак знойдзена на месцы шыі і грудзей. Пацеркі паставыя і шкляныя. Пераважае жоўты непразрысты рублены бісер.

Есць 3 экз. лімонападобных пацерак з жоўтага непразрыстага шкла. Матэрыялы Ноўгарада Вялікага дазваляюць вызначыць асноўны перыяд ужытку «лімонак» у рамках X – 20-х гг.

XI в.3 Акрамя таго, былі знойдзены 2 блакітныя шкляныя бітрапецыпадобныя пацеркі, якія характэрныя для X – XI ст. Пацеркавы комплекс таксама налічвае больш за 20 экз. пастава га бісера, рабрыстую цыліндрычную, шарападобную з палоскамі пацеркі і інш.

Раўкі кургана складаюцца з ям, якія заглыблены на 1,0 – 1,2 м ад ягонай подэшвы.

Яны запоўнены попельна-вуглістым пяском. Тут сустракаюцца невыразныя фрагменты ляпной и кругавой керамікі.

Такім чынам, пахаванне ў кургане 27 здзейснена па абрадзе трупапакладання на попельна-вугальным гарызонце. Інвентар дазваляе аднесці яго да канца X – пачатку XI ст.

Курган 65 насыпаны на ўзроўні 13 – 14 м. Ен мае дыяметр каля 8,5 м і вышыню 0,6 м, апоўз па схілу. Насып вывучаны раскопам площчай 72,2 м2. У дзірване знойдзены фрагменты ляпной і кругавой керамікі. Насып пабудаваны з жоўтага і шэра-жаўтаватага Гомельская область пяску з уключэннем вугольчыкаў. Адразу пад дзірваном зафіксавана пахаванне 1. Яно размешчана ў паўднева-заходнім сектары, выцягнута авалам з поўначы на поўдзень, мае памеры каля 1,40 0,86 м. Тут сабрана значная колькасць перапаленых костак, фрагменты кругавой керамікі.

Пад дзірваном прасочваюцца стужкі ад позняга арання, верагодна, першай паловы XX ст. У паўднева-заходнім сектары на мяжы дзірвана і насыпу знойдзен жалезны нож.

Побач з ім адзначаны рэшткі гарэлай драўніны. У паўднева-заходнім сектары у 1,0 м ад умоўнага нуля сустрэта бронзовая лірападобная спражка з жалезным язычком.

Па цэнтры насыпа, ў ягонай аснове зафіксаваны попельна-вугальны гарызонт, ма гутнасцю да 0,15 м і памерамі ў плане каля 5,0 5,5 м. Пахаванне 2 па абрадзе спалення размешчана па цэнтры попельна-вугальнага пласта. Пляма крэмацыі мае памеры каля 1, 1,0 м і магутнасць да 0,3 м. На ўзроўні пахавання ў межах плямы сустрэты невялікія камя ні. Пахавальны інвентар прадстаўлены трыма бронзавымі дротавымі скроневымі кольцамі (на адном з якіх – аплаўленыя пацеркі), расплаўленай шкляной канкрэцыяй (верагодна, рэшткі пацерак). У пахаванні знойдзены развал кругавога гаршка X в.

Сляды калякурганных раўкоў прадстаўлены мацерыковымі ямамі. Яны заглыбленыя да 0,4 – 0,6 м ад падэшвы і запоўнены попельна-вуглістым пяском. Тут сустрэты адзінкавыя фрагменты ляпной і кругавой керамікі.

Курган можна аднесці да сярэдзіны – другой паловы Х ст.

Курганы 78 и 79А знаходзяцца на вышыні 14 м ад узроўня вады у возеры. Яны вывучаны агульным раскопам плошчай 85 м2 (Мал. 2). Насып кургана 78 складзены жоўтым, шэра-жоўтым пяском з вугольчыкамі. Тут зафіксавана некалькі камянеў дыяметрам каля 7 – 15 см. У насыпу знойдзены асобныя спаленыя косці, адзінкавыя фрагменты ляп ной и кругавой керамікі. На падэшве кургана адзначаецца попельна-вугальны гарызонт магутнасцю да 0,40 м. У ягонай цэнтральнай частке знойдзена пахаванне-крэмацыя (Мал. 3 – 4).У пляме – шмат перапаленых касцей. Пахаванне мае памеры каля 1,30 1,40 м пры магутнасці да 0,35 м. На адным узроўні з пахаваннем, побач з ім, знойдзены развал круга вога гаршка X ст. Сярод спаленых касцей таксама шмат фрагментаў кругавой керамікі ад некалькіх начынняў X ст.

Акрамя керамікі, ў пахавальны інвентар уваходзілі бронзавыя элементы ад пояса і адзення: спражка, 9 накладак, 4 хваставікі, 3 абойміцы, 2 кальцы, падковападобная фібула (Мал. 1). Знойдзены невялічкія фрагменты арнаментаваных касцяных вырабаў, а таксама – рэшткі бронзавага выраба ў выглядзе кавалкаў тонкага дрота. Усе рэчы маюць сляды уздзе яння агню. У пахаванні яны размешчаны без бачнай сістэмы. Прыналежнасць інвентара да «дружыннай культуры» сумненняў не выклікае.

Ва ўсіх сектарах кургана зафіксаваны калякурганны равок, раздзелены на ямы і запоўнены пяском з попела і вуголлем. Тут знойдзены адзінкавыя фрагменты кругавой керамікі.

Насып кургана 79А – шэра-жоўты пясок з вугольчыкамі. Тут сустрэты адзінкавыя спаленыя косці. Адразу пад дзірваном па цэнтры насыпу знойдзена скупчэнне кавалкаў кругавой керамікі (Мал. 5). На падэшве насыпу прасочваецца попельна-вугальны гарызонт, насычаны фрагментамі кругавой керамікі. У плане ен мае памеры 2,0 2,4 м. Магутнасць пласта дасягае 0,10 – 0,20 м. По ягонаму цэнтру знаходзіцца пахаванне-керэмацыя. Магут насць пласта з касцямі, попелам і вуголлем да 0,2 м, памеры – 0,6 0,8 м. У пахавальны інвентар уваходзіць кругавая кераміка X ст., шкляныя пацеркі і фрагменты бронзавых дротавых скроневых калец.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Такім чынам, у 2011 г. у Мохаве было даследавана 4 курганы, у якіх зафікса вана 5 пахаванняў – 4 крэмацыі і 1 інгумацыя. Матэрыялы апошніх раскопак яшчэ раз дэманструюць унікальнасць комплекса, які належыць да першапачатковага этапу фарміра вання старажытнарускай дзяржаўнасці. Археалагічныя раскопкі ў Мохаве даюць значную навуковую інфармацыю наконт характара ваенна-палітычных і этнакультурных процэсаў на парубежжы сучасных Беларусі і Украіны у перыяд стварэння дзяржавы Русь.

1. Завитневич В. З. Вторая археологическая экскурсия в Припятское Полесье // Чтения в Ис торическом обществе Нестора-летописца. – К., 1892. – Кн. VI. – С. 13 – 16.

2. Макушников О. А. Между Гнездово и Киевом: Моховский археологический комплекс X – XI вв. на юго-востоке Беларуси // Гістарычна-археалагічны зборнік. – Мн., 2006. – Вып. 22.

– С. 130 – 138;

Его же. Моховский курган 77 (к вопросу о «кривичском присутствии» на юго-востоке Беларуси в период становления государственности) // Матэрыялы па археало гіі Беларусі. – Мн., 2007. – Вып. 15. – С. 155 – 167.

3. Щапова Ю. Л. Стеклянные бусы древнего Новгорода // Труды Новгородской археологичес кой экспедиции. – М., 1956. – Том I. – С. 173 – 174.

Мал. 1. Мохаў. Курган № 78:

1 – фібула;

2 – 7 – бронзавыя часткі ад пояса Гомельская область Мал. 2. Мохаўскі могільнік. Раскопки курганав № 78 и № 79А Мал. 3. Мохаўскі могільнік. Расчыстка спалення пад курганам № 78А Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Мал. 4. Мохаўскі могільнік. Курган 78. Рэшткі бронзавых частак пояса ў пляме крэмацыі Мал. 5. Мохаўскі могільнік. Курган № 79А.

Скупчэнне фрагментаў кругавых начынняў Гомельская область ОХРАННЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ НА ГОМЕЛЬСКОМ ОКОЛОГРАДЬЕ О. А. Макушников, А. В. Меркуль (Гомель) В мае – июле 2011 г. археологический отряд Учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины» при поддержке студенческого научно го общества «ТАмГА» и Гомельской областной организации Общества охраны памятни ков истории и культуры провел спасательные раскопки на северо-восточной оконечности средневекового окольного города («места») Гомеля. Работы осуществлялись на террито рии парка имени А. В. Луначарского в зоне строительно-реставрационных работ часовни усыпальницы князей Паскевичей конца XIX в. Площадка исследований локализуется у правого приустьевого участка оврага Киевский Спуск, впадающего в Сож, на коренной террасе реки.

Раскоп разбит в форме прямоугольника пло щадью 35 м2 и прирезан к раскопу 2010 г. Мощ ность культурных отложений на участке исследова ний превышает 2,5 м. Слои средневекового периода нарушены современными перекопами и кирпичными кладками конца XIX – XX вв. Свита поздних отло жений (XVI – XVIII вв.) представлена слоями темно серой супеси с включениями кирпичной, глиняной крошки, угля. Массовый материал – обломки кера мической посуды (включая поливную), терракотовых изразцов, кованые железные гвозди, фрагменты стеклянных сосудов и оконного стекла. Обнаружены также керамические курительные трубки, медная рос сийская монета первой половины XVIII в., железные обувная трехшипная подковка и наконечник арбалет ного болта.

Отчетливо прослеживается слой периода Древ ней Руси – темно-серая супесь с редким включени ем обожженной и необожженной глины, угля. В нем собрана коллекция обломков круговой керамики. Из индивидуальных находок следует упомянуть облом ки стеклянных браслетов и железный стиль-писало (Рис. 1). В основании культурных отложений залегает слой темно-серой супеси, местами насыщенный углем и колотым обожженным камнем. Он содержит фрагменты грубой лепной и раннекруговой керамики второй половины I тыс. н. э.

Рис. 1. Гомель.

Стиль-писало из раскопа 2011 г.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 2. Гомель. Окольный город («место»).

Раскоп 2011 г.

Гомельская область ДВЕ ПАРИЧСКИЕ НАХОДКИ С. Е. Рассадин (Минск) Как известно, нынешнюю белорусскую государственность теперь принято начинать, в основном, от Великого княжества Полоцкого. Но оно, однако, территории теперешней Гомельской области вообще никогда не достигало. С другой стороны, хорошо известно, что Гомельщина практически на протяжении всей древнерусской эпохи входила в состав Черниговской земли. Значение древнего черниговского наследия в истории Беларуси подчёркивалось нами неоднократно1. Актуально оно, по-видимому, также и для нижнего течения Березины (Днепровской). Её низовья севернее Речицы, вместе с самим этим древ ним городом, относились, согласно А. Н. Насонову, к той же Черниговской земле2.

В дальнейшем низовья Березины оказались во владении Цецилии Ренаты, супруги короля и великого князя Владислава IV Вазы, которой в середине XVII в. принадлежало всё Бобруйское староство. В нём, на месте нынешней д. Королева Слобода 2-я Светлогор ского р-на Гомельской обл., королевой в 1643 г. был основан город Казимир, просущество вавший вплоть до 1655 г. и открытый нами в 2001 – 2006 гг.3 29 ноября 2001 г. герб, когда-то пожалованный Цецилией Ренатой Казимиру, был официально утверждён для Паричей как ближайшего к нему современного населенного пункта.


Имея статус посёлка городского типа, Паричи с двумя тысячами жителей остаются типичным белорусским местечком, известным уже начиная с XVII в. К примеру, в инвен таре Бобруйского староства 1684 г. упоминается не только королевское «Siolo Paricze», но ещё и «Sloboda Parycka na Ogrodach»4. На фоне довольно большого количества письменных документов, особенно начиная с 1797 г., когда Паричи перешли во владение знаменитого российского рода Пущиных, бросалось в глаза практически полное отсутствие соответ ствующих археологических источников. Остатки древнего поселения были выявлены тут в марте прошлого года в северо-восточной части посёлка, на высоком правом берегу Березины, между двумя оврагами на площади примерно 1,5 га (Рис. 1). К настоящему вре мени в восточной части поселения раскопано 48 м2 культурного слоя мощностью до 0,7 м.

Паричская коллекция насчитывает уже около тысячи находок, датируемых в основном XVI – XIX вв. Впрочем, наиболее ранней является выразительный венчик вылепленного без гончарного круга сосуда колочинской культуры середины – третьей четверти I тыс. н.э.

В Паричах этот колочинский фрагмент пока что единственный, однако при раскопках 2009 – 2010 гг. в находившемся вблизи городе Казимире был открыт целый колочинский комплекс, в том числе с датирующими вещами5. Таким образом, нельзя исключать, что в перспективе на Паричском поселении удастся выявить также участки слоя преддревнерус ского / древнерусского (?) времени.

Не меньший интерес представляет находка, относящаяся, по-видимому, к гораздо бо лее поздней эпохе (Рис. 2). Изучение сплава, из которого она была изготовлена, произведе но в Испытательном Центре ГНПО «Институт порошковой металлургии» (г. Минск) под руководством В. А. Чекана. Исследование элементного состава по поверхности с двух сто рон проводилось на аттестованном рентгенофлуоресцентном спектрометре ED 2000 фирмы «Oxford Instruments Analytical» (Великобритания). Погрешность метода составила 8 – относительных процентов. Установлено, что химический состав с обеих сторон иденти чен. Содержание элементов на поверхности исследуемого образца следующее: Рb – 76,1%, Sb – 13,4%, Аl – 0,3%, Si – 2,2%, Р – 4,5%, Fe – 2,2%, Сu – 1,0%, Zn – 0,3%, суммарное со держание остальных примесей не превышает 0,3%. Исследование элементного состава на зачищенном участке проводили на аттестованном сканирующем электронном микроскопе Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

высокого разрешения «Mira» фирмы «Tescan» (Чехия) с микрорентгеноспектральным ана лизатором «INCA Energy 350» фирмы «Oxford Instruments Analytical» (Великобритания).

Погрешность метода в данном случае составляет 3 – 5 относительных процентов. Содер жание элементов внутри образца следующее: Sb – 16,1%, Рb – остальное. В результате проведенных исследований установлено, что по элементному составу с учётом погрешнос ти измерений материал образца относится к свинцово-сурьмянистым сплавам с пленками окислов и осадочных отложений на поверхности.

Точная датировка этой находки пока что затруднительна. Согласно консультации, любезно данной нам Н. И. Комашко, многочисленные аналоги этой вещи представлены в Парижском Музее средневековья (Мuse du Moyen ge – thermes et htel de Clun). По её мнению, это, скорее всего, католический талисман паломника. Он имеет вид литого меда льона, изготовленного в односторонней форме и, притом, довольно небрежно, – видимо, по оттиску оригинальной вещи. Это изображение, по-видимому, Святого Апостола Петра, с нимбом вокруг головы, сидящего в лодке и гребущего одним веслом. Изображение Святого Пётра в аналогичном стиле украшает знаменитый anulus piscatoris или «кольцо рыбака», одну из главных регалий Папы Римского, считающегося прямым наследником Апостола Петра, который по профессии был рыбаком. Символика кольца отражает слова Христовы, который предрек, что ученики его станут ловцами человеческих душ.

Другая паричская находка – статуэтка коня (Рис. 3) изучалась на кафедре аналитической химии Белорусского государственного технологического университета (г. Минск) Е. В. Радион.

Результаты измерений оказались таковы:

m = 329,65 г.

m (Н2O) вытесненной = 29,81 г.

g (Н2O) = 0,9973 г/мл v (Н2O) = m (Н2O) = 29,81 = 29,92 мл (v) g (Н2O) 0, g = m = 329,65 = 11 г/см v 29, С учётом 1 мм недолива: g = r 3,14 х 7 = 153, v = g x h = 153,96 см x 0,1 cм = 15,385 см 29,92+ 15,386 = 45,306 см g = 329,65 = 7,3 г/см 45, Известно, что с XVIII в. большое распространение получили сплавы, похожие по цве ту на золото (Cu + Zn + Sn) в разных соотношениях. В XVIII в. появляется ормолу – разно видность латуни, содержащая в равных частях Cu и Sn (+ Zn) или только Cu + Zn. Ормолу применялась для украшения мебели во французском стиле. Иногда отливки из ормолу зо лотили или серебрили6. Отчётливые следы серебрения видны также и на статуэтке коня, выявленной в Паричах. Её появление здесь, скорее всего, как-то связано с родом помещи ков Пущиных.

1. Рассадин С. Е. Стражи пути «из варяг в греки»: Владимировы города на востоке Беларуси // Заслаўскія чытанні, 1995 г.: Матэрыялы міжнар. канф. «Гісторыя і культура Заслаўя ў свеце агульнанацыянальных праблем». – Заслаўе, 1997. – С. 63 – 65;

Его же. Гербы трох вялікіх княстваў // Матэрыялы па археалогіі Беларусі. – 2006. – № 11. – С. 12 – 19.

2. Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства. – М., 1951. – С. 60 (карта-вклейка).

3. Рассадин С. Е. Открытие в Беларуси города Казимира // Археологія та давня історія Украни.

– К., 2010. – Вип. 1. – С. 379 – 387.

Гомельская область 4. Национальный исторический архив Беларуси. – Ф. 694, оп. 2, ед. хр. 5, л. 33 – 33 об.

5. Рассадин С. Е. Историко-археологические открытия последних лет на территории Светло горского района и города Светлогорска в Беларуси // Пензенский археологический сбор ник: Международный сборник научных трудов. – Пенза, 2010. – Вып. 3. – Рис. 1: 4 – 9.

6. Социальный специализированный ресурс содействия в сохранении, реставрации и кон сервации материальных памятников искусства и свидетельств старины // http://art-con.ru/ node/332. Дата доступа: 15.12.2011.

Рис. 1. Вид на Паричское поселение с северо-востока Рис. 2. Паричский талисман паломника Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 3. Бронзовая статуэтка коня из Паричей Гомельская область ОХРАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЮБЕНСКОГО ГОРОДИЩА В ГОМЕЛЕ В. И. Сычев, Д. Н. Линденков (Гомель) В июле 2011 г. археологический отряд Учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины» под руководством О. А. Макушникова при участии Гомельской областной организации общественного объединения «Белорус ское добровольное общество охраны памятников истории и культуры» и студенческого на учного общества «ТАмГА» провел охранные работы в ур. Шведская Гора (Шведская Гор ка) в г. Гомель Республики Беларусь. Здесь расположено городище милоградской культуры, известное в литературе как Любенское или Любны (название происходит от дер. Любны, которая ныне вошла в черту города).

Урочище Шведская Гора расположено в 300 м юго-восточнее зоны сплошной со временной застройки Гомеля (от окончания ул. Карбышева). Памятник занимает учас ток останца надпойменной террасы правобережья Сожа (Рис. 1). Максимальная высота его площадки над урезом воды достигает 10 – 11 м. Городище находится в южной части возвышенности. В плане его площадка треугольной формы имеет размер около 80 76 м.

С напольной стороны оборонительные сооружения, согласно записи в дневнике А. Н. Лявдан ского и А. Д. Ковалени 1936 г., состояли из двух дугообразных валов и трех рвов. В конце 70-х гг. XX в. сохранялся вал высотой 1,1 – 1,3 м и шириной в основании до 12,5 м. В настоящее время площадка городища изрезана грунтовыми дорогами. Сохранились остатки одного вала, отмеченного при раскопках В. И. Сычева. Через него проходит современная грунто вая дорога.

Городище известно с конца XIX в. Первые раскопки провел в 1925 – 1926 и 1929 гг.

И. Х. Ющенко1. В 1927 г. памятник обследовал К. М. Поликарпович. В 1936 г. А. Н. Лявдан ский и А. Д. Коваленя сняли глазомерный план, описали топографию и оборонительные сооружения памятника. В 1974 г. Л. Д. Поболь опубликовал этот план и некоторые наход ки из довоенных коллекций2. В 1976 – 1978 гг. раскопки провела экспедиция Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины под руководством В. И. Сычева. Были разработаны три раскопа в северо-восточной части городища и сделана прорезка вала.

Площадь раскрытия составила 289,5 м2. Культурный слой достигал мощности 0,50 – 0,65 м.

Выявлены остатки двух жилищ, три открытых каменных очага, хозяйственные ямы, несколько грунтовых погребений по обряду трупосожжения и др. Цель работ 2011 г. – определение границ распространения культурного слоя в ур. Шведская Гора для создания охранной историко-культурной зоны. Работы осуществлялись в пятне запланированного строительства жилого микрорайона. Основными методами исследования были разведочные шурфы и сбор подъемного материала. Заложено 11 шур фов размерами 2 1 м, длинной стороной ориентированных по оси север – юг. Общая площадь раскрытия составила 22 м2.

Шурфы 1 – 9 разработаны на окраине юго-западного мыса останца. Высота здесь составляет 6 – 8 м над урезом воды в р. Сож. Стратиграфия шурфов сходная. Первый стра тиграфический горизонт (далее СГ) – дерново-почвенный слой мощностью до 0,10 – 0,15 м.

СГ-2 состоит из темно-серого песка (пахотный горизонт). В нем встречаются мелкие угольки. Его мощность 0,10 – 0,20 м. СГ-3 – материковая поверхность из желтого песка. В шурфах 1 – 8 вещевой археологический материал не обнаружен. В шурфе 9 в СГ-2 найдена стенка лепного сосуда со следами штриховки по внешней и внутренней поверхности.

Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Шурфы 10 – 11 были заложены на южном мысу террасы, на площадке городища.


Здесь были выявлены культурные отложения милоградской культуры. Стратиграфия этих шурфов сходная. СГ-1 – дерново-почвенный горизонт мощностью 0,15 – 0,20 м. Под ним залегает культурный слой (СГ-2), достигающий 0,40 – 0,50 м. Он состоит из темно-серого гумусированного песка с редкими включениями угольков и золы. СГ-3 – материк, желтый песок. Из шурфа 10 в коллекцию отобрано 12 предметов. Среди них – глиняное грузило, фрагмент пряслица и 10 фрагментов лепной керамики милоградской культуры (Рис. 2).

Они происходят из СГ-2. Находки из шурфа 11 представлены 6 венчиками и 27 стенками лепных сосудов, которые также происходят из указанного выше горизонта (Рис. 3).

Подъемный материал в основном собран на участке дороги на юго-восточном краю террасы, которая спускается к лодочной станции. Здесь прослежены культурные обнаже ния, насыщенные темно-серым песком с включением золы и угольков. Материал представ лен двумя осколками кремня, четырьмя венчиками и фрагментом плоского донца лепных сосудов. Подъемный материал также обнаружен и в центральной части урочища.

Керамический комплекс из шурфов представлен двумя категориями – обломками посуды и грузиками-пряслицами. Грузики представлены двумя формами. Один име ет округло-биконическую форму;

его высота 3,3 см, диаметр 4,2 см, диаметр отверстия около 0,8 см. Второй представлен фрагментом верхней части изделия в форме сосуда с «ногтевым» орнаментом.

Тесто керамики содержит значительные примеси дресвы. По цвету можно выделить светлые серовато-желтые и темные серо-коричневые оттенки внешних сторон сосудов.

У большинства сосудов, отобранных в коллекцию, верхняя часть украшена орнаментом.

Отмечен ямочный, ногтевой орнаменты, а также сквозные проколы. По форме профиля венчики сосудов делятся на две группы: с выделенной шейкой и без нее. Керамика Любен ского городища в основном относится ко второй хронологической группе милоградской культуры, выделенной О. Н. Мельниковской. Согласно предложенной схеме, она датирует ся III – II вв. до н.э. В подъемном материале встретился фрагмент венчика сосуда среднеднепровской культуры бронзового века (Рис. 3: 7). Он украшен линейным штампом, косыми насечками по краю и шнуровым орнаментом. Наличие поселения бронзового века на месте Любен ского городища подтверждается раскопками И. Х. Ющенко и В. И. Сычева.

1. Ющенко И. Х. Археологические раскопки в Гомельщине. Раскопки Любенского городища // В помощь просвещенцу. – Гомель, 1926. – № 14;

Юшчанка І. Х. Археалагічныя доследы ў Гомельскай акрузе. Раскопкі Любенскага гарадзішча ў1929 г. // Працы. – Мн., 1930. – Т. II.

2. Поболь Л. Д. Славянские древности Белоруссии (свод археологических памятников ранне го этапа зарубинецкой культуры – с середины III в. до н. э по начало II в. н. э.). – Мн., 1974.

– С. 179 – 180.

3. Лашанкоў М. І., Сычоў В. І. Раскопкі гарадзішча Любны // Гістарычна-археалагічны збор нік. Памяці Міхася Ткачова. – Мн., 1993. – Частка другая. – С. 22 – 41.

4. Мельниковская О. Н. Племена Южной Белоруссии в раннем железном веке. – М., 1967. – С. 96 – 116.

Гомельская область Рис. 1. Любенское городище.

1 – План, съемка А. Н. Лявданского и А. Д. Ковалени 1936 г. (по Л. Д. Поболю);

2 – современный план ур. Шведская Гора Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

Рис. 2. Любенское городище. Шурф 10 2011 г.:

1 – 2 – глиняные грузики;

3 – 8 – обломки лепной керамики Гомельская область Рис. 3. Любенское городище. Шурф 11 2011 г.:

1 – 6 – обломки лепных сосудов.

Подъемный материал: 7 – венчик лепного сосуда Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

РАСКОПКИ НА ГОРОДИЩЕ У д. ПРОСКУРНИ ЖЛОБИНСКОГО РАЙОНА А. Г. Тимофеенко (Минск) В полевом сезоне 2011 г. были продолжены работы на городище у д. Проскурни Октябрьского сельсовета Жлобинского р-на Гомельской обл., с культурными отложения ми раннего железного века (милоградская, зарубинецкая культуры) и эпохи Древней Руси.

Памятник находится в 1,2 км к северо-западу от д. Проскурни и в 1,5 км к востоку от д. Октябрь, на террасе правого берега р. Днепр, на берегу старицы. Городище неукреплённой стороной выходит к пойме Днепра, река протекает в 1 км восточнее памятника. Площадка городища обрывом примыкает к берегу оз. Городного, которое входит в цепь стариц, идущих к Дне пру. Высота над августовской меженью – около 14,11 м. Городище подчетырёхугольное, имеет форму ромба, со стороны поля укреплено двумя валами и двумя рвами (Рис. 1).

Размеры площадки – около 110 (запад – восток) 68 м (север – юг). Внутренний вал имеет высоту 3,5 – 4,5 м, внешний – 1,5 – 2,5 м. Между валами проходит ров, глубина которого от уровня площадки составляет 0,4 – 1,5 м. Второй ров располагается за вторым валом, глубина – до 0,4 м, заплыл и почти незаметен. Внутренний вал повреждён ямами различ ного происхождения, на нём по всей длине со стороны площадки городища есть провалы грунта шириной несколько метров. Возможно, провалы маркируют разрушенные помеще ния (незасыпанные клети), которые имели хозяйственное или жилое назначение во време на функционирования городища. Площадка имеет небольшой уклон к северу и востоку, свободна от древесной растительности. Поверхность плотно задернована. Вдоль обреза площадки проходит траншея времён Великой Отечественной войны, в которую вписаны несколько блиндажей. На склонах, валах и, частично, на восточной оконечности городи ща растут густые кусты (Рис. 2). За валами начинается регулярный сосновый лес (время высадки – вторая половина 60-х гг., до того песчаная площадь развеивалась). С востока находится кладбище д. Проскурни (заложено около 1936 г.), которое постепенно расширя ется в сторону памятника и, видимо, занимает часть примыкающего селища.

Городище известно по «Сведениям 1873 г.». Его упоминали и осматривали Е. Р. Рома нов, С. С. Шутов, С. А. Дубинский, Б. А. Рыбаков, О. Н. Мельниковская, Ю. В. Кухаренко, И. И. Артёменко, Л. Д. Поболь, Г. В. Штыхов, Н. Н. Дубицкая, А. И. Дробушевский1. Со гласно сведениям 1873 г., площадка городища была поросшей лесом. Известно, что горо дище повреждалось кладоискательскими раскопками в XIX в. По информации Е. Р. Рома нова, в 1900 г. в валу были найдены 2 наковальни, 3 молотка и клещи, а также признаки железоделательного производства. Б. А. Рыбаков отмечал, что эти вещи были обнаружены «з надворнага боку».

В 1994 г. А. И. Дробушевский снял план городища и заложил шурф 2 2 м в центре площадки. В 2008 – 2009 гг. на памятнике разработан шурф 1 (24 м) и начаты раскопки внутреннего вала (более 40 м). Шурф 1 располагается с северо-западной стороны пло щадки, в 20 м от разрыва вала, ориентирован по сторонам света. Здесь же, в северо-за падной части памятника, начаты раскопки внутреннего вала с целью выяснения времени, этапов возведения и особенностей его конструкции, а также проверки сохранности древне го въезда. Вал в данном месте имеет большую крутизну, высоту около 3,6 – 3,8 м от совре менной дневной поверхности в месте перехода его в ров. С внутренней стороны заметен наплыв земли с вала на площадку на ширину до 4 м, который маркирует первый провал.

В 2011 г. для того, чтобы соединить раскопы на площадке и на валу, к шурфу 2008 г. были прирезаны 12 м.

Гомельская область В результате работ была составлена стратиграфическая колонка для данного памят ника: дерново-почвенный слой – до 0,25 м;

основной стратиграфический горизонт – тёмно серая углистая супесь с очень редкими включениями обожжённой глины, мощностью 0, – 0,44 м, на глубине 0,45 – 0,60 м от дёрна на некоторых участках памятника горизонт насыщен камнями, в большинстве колотыми пережжёнными;

затем следует серая пятнис тая супесь с включением золы и камней, мощностью до 0,26 м. Предматерик – светло-се рая пятнистая супесь с включением золы и камней, мощностью до 0,36 м;

материк – серо жёлтая супесь с локальными включениями оранжевой глины, которую прорезает полоса ожелезнения, начинающаяся на глубине 0,72 – 0,96 м. Плавное перерастание тёмно-серого культурного слоя в более светлый и наличие предматерика свидетельствуют о его постепен ном отложении и целостности. Материковая поверхность бугристая, с многочисленными впадинами, которые, однако, не являются археологическими объектами, а имеют природ ное происхождение (Рис. 3). На материке выявлены полосы тёмно-серой супеси, идущие в большинстве в двух направлениях и пересекающиеся почти под прямым углом, часть полос разнонаправлена. Вероятно, это остатки распашки догородищенского периода (Рис. 4).

В западной стенке раскопа открыта часть впущенного в материк на 0,3 м объекта сегмен товидной формы в плане и прямоугольной с закруглёнными углами формы в профиле (Рис. 3), в заполнении – керамика зарубинецкой культуры. Поскольку в раскопе оказалась только часть ямы, о её функциональной принадлежности судить пока невозможно.

Из вещественного материала наиболее часто встречается керамика зарубинецкой культуры, размеры фрагментов и количество которой увеличиваются по мере приближения к валу. Многочисленны материалы XI – XII вв., керамики милоградского времени меньше, чем фрагментов сосудов более позднего времени. Найдены несколько глиняных пряслиц, грузиков и их фрагментов, глиняная бусина, фрагмент бронзовой спиральки и фрагменты железных изделий раннего железного века, глиняные и шиферные древнерусские прясли ца, два железных наконечника стрел, один из них трёхлопастный. Во всей толще слоя при сутствуют глиняная обмазка, печина, глиняные и железные шлаки.

Итак, на площадке городища Проскурни в 10 – 20 м от вала в 2008 и 2011 гг. иссле довано 36 м. Культурный слой имеет мощность 0,7 – 0,9 м, не переотложен, но нарушен корнями растений и землеройными животными. Среди материала преобладает лепная керамика зарубинецкой культуры. Подтвердились сведения начала XX в. о наличии на городище железоделательного производства. Время его существования относится к ранне му железному веку, так как его маркеры выявлены как в культурном слое на площадке, так и в переотложенном слое раннего железного века в насыпи вала. Обнаружить следы производственных объектов не удалось. На материке, вероятно, открыты следы вспашки догородищенского периода.

1. Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гомельская вобласць. – Мн., 1985. – С. 171 – 172, № 761;

Поболь Л. Д. Археологические памятники Белоруссии. Железный век. – Мн., 1983. – С. 253, № 347;

Мельниковская О. Н. Племена Южной Белоруссии в раннем желез ном веке. – М., 1967. – С. 192, № 137;

Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии.

Памятники железного века и эпохи феодализма. – Мн., 1971. – Вып. 2. – С. 108, № 242;

Сведения 1873 г. о городищах и курганах. С предисловием А. А. Спицына // Известия Им ператорской Археологической комиссии. – СПб., 1903. – Вып. 5. – С. 55;

Дробушевский А. И.

Отчет отдела археологии Института истории АНБ об археологических исследованиях в Гомельской области в 1994 г. // Архив Института истории НАН Беларуси. – Д. 1540. – С. 7, № 10;

Археалогія і нумізматыка Беларусі: Энцыклапедыя. – Мн., 1993. – С. 515;

Романов Е. Р.

Археологические разведки в Могилёвской губернии в 1904 г. // Архив Ленинградского Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2011 г.

отделения Института археологии (ЛОИА АН СССР). – 1904. – С. 184, план № 5;

Романов Е. Р.

Производство археологических раскопок в Могилёвской губернии в 1905 г. // Отчёт Археологической комиссии за 1905 г. – СПб., 1908. – С. 79;

Романов Е. Р. Археологичес кий очерк Гомельского уезда. К археологии Северо-Западного края России // Записки Се веро-Западного отделения Русского географического общества. – Вильно, 1910. – Кн. 1. – С. 117;

Романов Е. Р. Археологические разведки в Могилёвской губернии. – Вильно, 1912. – С. 15 – 16, 47 – 48, 63;

Дубінскі С. А. Досьледы культур жалезнага пэрыяду па Віцебшчыне, Магілёўшчыне і Меншчыне // Запіскі Аддзелу гуманітарных навук. – Кніга 5. – Працы катэдры археолёгіі. – Том 1. – Мн., 1928. – С. 279;

Рыбакоў Б. А. Радзімічы // Працы сэкцыі археолёгіі. – Мн., 1932. – Т. III. – С. 105, 117.

Рис. 1. Вид на валы со стороны поля Рис. 2. Вид на площадку городища Гомельская область Рис. 3. Зачистка материка Рис. 4. Вид на стенку раскопа со следами распашки культурных отложений в нижней части стратиграфии Сведения об авторах Украина Бондарь Александр Николаевич – аспирант кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального педагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Богуш Александр Александрович – студент 4-го курса Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального пе дагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Васильев Павел Михайлович – аспирант Института археологии, лаборант отдела «Археологический Музей» Института археологии НАН Украины.

Веремейчик Елена Михайловна – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального педагогического университета име ни Т. Г. Шевченко.

Гарига Маргарита Михайловна – студентка 3-го курса Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального пе дагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Демьяненко Денис Романович – аспирант кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Чернигов ского национального педагогического университета имени Т. Г. Шевченко, старший ла борант Национального архитектурно-исторического заповедника «Чернигов древний».

Давидко Ирина Леонидовна – студентка магистратуры Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального пе дагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Долженко Юрий Владимирович – аспирант Института археологии НАН Украины.

Жаров Геннадий Викторович – начальник Левобережной археологической службы Государственного предприятия «Научно-исследовательский центр «Охранная археологическая служба Украины» Института археологии НАН Украины.

Жарова Татьяна Николаевна – главный научный сотрудник Дочернего предпри ятия «Древности Полесья» Государственного предприятия «Научно-исследователь ский центр «Охранная археологическая служба Украины» Института археологии НАН Украины.

Казаков Андрей Леонидович – кандидат исторических наук, научный сотруд ник отдела древнерусской и средневековой археологии Института археологии НАН Украины, начальник Чернигово-Северской археологической экспедиции.

Кедун Иван Станиславович – кандидат исторических наук, ассистент кафедры всемирной истории Нежинского государственного университета имени Николая Гоголя.

Сведения об авторах Коваленко Владимир Петрович – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального педагогического университета име ни Т. Г. Шевченко, директор Центра археологии и древней истории Северного Левобе режья имени Д. Я. Самоквасова.

Козубова Дарья Михайловна – выпускница магистратуры Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального пе дагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Кондратьев Игорь Викторович – кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной истории Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лаза ревского Черниговского национального педагогического университета имени Т. Г. Шев ченко.

Кравченко Роман Анатольевич – студент 4-го курса Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального педагогичес кого университета имени Т. Г. Шевченко.

Луценко Роман Николаевич – ассистент кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Чернигов ского национального педагогического университета имени Т. Г. Шевченко, ученый секретарь Центра археологии и древней истории Северного Левобережья имени Д. Я. Самоквасова.

Мезенцев Владимир Игоревич – доктор философии, старший научный сотрудник Канадского Института Украинских Студий.

Мироненко Людмила Владимировна – студентка магистратуры Национального университета «Киево-Могилянская академия».

Моця Александр Петрович – доктор исторических наук, профессор, член корреспондент НАН Украины, заведующий отделом древнерусской и средневековой археологии Института археологии НАН Украины.

Новик Татьяна Григорьевна – научный сотрудник отдела музейной и научно фондовой работы Национального архитектурно-исторического заповедника «Чернигов древний».

Ногин Евгений Владимирович – научный сотрудник Черниговского областного исторического музея имени В. В. Тарновского.

Осадчий Евгений Николаевич – кандидат исторических наук, старший научный редактор группы по подготовке «Свода памятников истории и культуры Украины. Сум ская область» при Управлении культуры и туризма Сумской областной государствен ной администрации.

Руденок Владимир Яковлевич – заведующий отделом исследований пещер и па мятников археологии Национального архитектурно-исторического заповедника «Чер нигов древний».

Сведения об авторах Потехина Инна Дмитриевна – кандидат исторических наук, заведующая отделом биоархеологии Института археологии НАН Украины.

Скороход Вячеслав Николаевич – кандидат исторических наук, старший препо даватель кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и пра воведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального педагогического университета имени Т. Г. Шевченко, старший научный сотрудник Центра археологии и древней истории Северного Левобережья имени Д. Я. Самоквасова.

Слободян Татьяна Ивановна – студентка 5-го курса исторического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко.

Ступак Дмитрий Викторович – младший научный сотрудник отдела археологии каменного века Института археологии НАН Украины.

Сытый Игорь Михайлович – кандидат исторических наук, старший научный со трудник Черниговского областного исторического музея имени В. В. Тарновского.

Сытый Юрий Николаевич – старший научный сотрудник, заместитель директора Центра археологии и древней истории Северного Левобережья имени Д. Я. Самоквасо ва Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Чернигов ского национального педагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Терещенко Александр Викторович – старший научный сотрудник Центра архео логии и древней истории Северного Левобережья имени Д. Я. Самоквасова Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского нацио нального педагогического университета имени Т. Г. Шевченко.

Черненко Елена Евгеньевна – кандидат исторических наук, докторант кафедры истории и археологии Украины Института истории, этнологии и правоведения имени А. М. Лазаревского Черниговского национального педагогического университе та имени Т. Г. Шевченко.

Шидловский Павел Сергеевич – кандидат исторических наук, ассистент кафедры археологии и музееведения Киевского национального университета имени Тараса Шев ченко.

Россия Беляева Валентина Ивановна – кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Воскресенская Екатерина Александровна – научный сотрудник лаборатории эволюционной географии Института географии РАН.

Гаврилов Константин Николаевич – кандидат исторических наук, заместитель заведующего отделом каменного века Института археологии РАН.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.