авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Неокупированная часть представляла менее развитую в экономическом плане территорию республики. В годы войны из 46 лесозаготовитель ных и лесосплавных предприятий Наркомлеса Карелии 40 прекратили деятельность [110]. В 1942 г. на лесозаготовках 70 % работающих были женщины. По заданию Государственного Комитета Обороны Карелия обеспечивала дровами – единственным видом топлива в тот период – Кировскую железную дорогу, по которой снабжались войска Карель ского фронта. Карельский лес направляли на изготовление тысяч лыж для фронта, автоматных лож, корпусов и ящиков для мин и артилле рийских снарядов [75].

Уже в 1944 г. началось восстановление лесозаготовительной отрас ли. Распоряжением СНК СССР был разрешен ввоз в порядке реэвакуа ции 2500 семей бывших кадровых рабочих Наркомлеса КФ АССР, По становлением ЦК КП(Б) и СНК КФ ССР был разрешен набор постоян ных рабочих на лесозаготовки и лесосплав из числа мобилизованных. В ноябре 1944 г. начали работать Пайский, Пяжиевосельгский, Деревян ский, Шуйско-Виданский, Кондопожский, Ведлозерский, Пряжинский, Петровский и Ладвинский леспромхозы. В начале 1945 г. в лесозагото вительные предприятия в соответствии с решениями XI Пленума ЦК КП(б) КФССР было направлено 100 членов и кандидатов в члены ВКП(б) и 200 комсомольцев [88].

Рассмотрим и трансформации в этот период в лесном комплексе Коми АССР. В связи с мобилизацией на фронт значительного количе ства работников леса многие важнейшие участки остались без лесозаго товителей. Большое значение в решении этой проблемы имели законо дательные и распорядительные акты центральных и местных органов власти страны, включая, Указы Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1941 г. «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» и от 13.02.1942 г. «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на произ водстве и строительстве»;

приказ Народного комиссариата внутренних дел Союза ССР от 08.12.1941 г. «О мероприятиях для повышения про изводительности труда заключенных», постановление бюро обкома ВКП(б) и Совнаркома Коми АССР от 19.07.1941 г. «О подготовке тру довых резервов в ремесленных училищах в 1941 г.», Постановление Совнаркома Коми АССР от 28.11.1941 г. «О размещении и использова нии эвакуированного населения из прифронтовой полосы» и др.

Со гласно этим директивным указаниям на предприятиях лесной промыш ленности Коми АССР вводились сверхурочные работы (1-3 часа), отме нялись очередные и дополнительные отпуска. Значительное количество новых рабочих рук получали промышленные предприятия и сплавные организации за счет мобилизованных жителей республики. В 1942 г. в лес было направлено около 10 тыс. чел., из них более 9,8 тыс. – из сель ской местности. За этот же год на сплаве работали 6,5 тыс. чел., из них 1,5 тыс. чел. – жители города Сыктывкара. В последующие годы число мобилизованных на сезонные работы лесной промышленности практи чески сохранялось (в 1944 г. в лесную промышленность было мобили зовано 12714 чел. местных жителей) в значительной мере за счет нару шений существующего законодательства о мобилизации граждан на промышленное производство и капитальное строительство [190].

В докладной записке Госплана Коми АССР в ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР «Об обеспечении народного хозяйства Ко ми АССР материально-техническими ресурсами и рабочей силой» (се редина 1944 г.) отмечалось, что «мобилизация сезонников за последние годы проходила с прямым нарушением закона о мобилизации – выво дили в лес 14-летних подростков, стариков старше 55 лет, женщин старше 50 лет и домашних хозяек с малолетними детьми и личным до машним скотом».

Состав лесозаготовительных предприятий Коми АССР пополнило трудоспособное эвакуированное население Карелии, Мурманской, Ле нинградской и других областей страны общей численностью 3,5 тыс.

чел. Они были размещены в основном в сельских районах Коми АССР.

В некоторых леспромхозах республики эвакуированные составляли чуть ли не половину всех рабочих и служащих предприятий, например, в Локчимском леспромхозе треста «Комилес».

Важным источником пополнения состава работников лесного ком плекса Коми АССР явилась молодежь – выпускники школ ФЗО и ре месленных училищ. Всего на предприятия Наркомлеса СССР, функ ционировавшие на территории Коми АССР, в 1941-1945 гг. было на правлено свыше 2,1 тыс. молодых специалистов.

Формы комплектования рабочих коллективов лесозаготовительных предприятий Коми АССР в годы Великой Отечественной войны прак тически не отличались от довоенного периода. В состав работающих лесного комплекса республики перед войной «влились» более 3 тыс.

граждан, депортированных из Литвы, Молдавской ССР и западных об ластей Белоруссии. Из некоторых районов Карело-Финской ССР в ав густе-сентябре 1941 г. в Коми АССР было направлено около 1,2 тыс.

немецких семей спецпереселенцев, а также часть репрессированных немцев и финнов из Ленинградской области и более 18 тыс. советских граждан немецкой национальности. В основном эти люди были направ лены в спецпоселки и заготовляли лес практически во всех районах республики. На начало 1942 г. в Коми АССР насчитывалось около 50 тыс. спецпереселенцев и ссыльных, абсолютное большинство кото рых работали в ЛПК республики. (В это число не входили польские граждане, в основном мужчины. Они с конца 1941 г. уходили добро вольцами в польские армии Андерса и Берлинга, которые начали фор мироваться на территории СССР после заключения советско-польского договора от 30.07.1941 г. о взаимной помощи в войне против фашист ской Германии) [190].

В последующие годы (вплоть до 1944 г.) крупных пополнений со става работников лесного комплекса Коми АССР не было, а с 1944 г.

начался новый этап депортации народов из многих регионов СССР. С этого времени в республику стали поступать большие группы населе ния из Украины, Прибалтики, Молдавии и Белоруссии, а также немцы репатрианты и «власовцы» (так называли всех бывших советских воен нопленных, направленных на спецпоселение и ссылку). Общая числен ность спецпереселенцев и ссыльных на территории Коми АССР состав ляла в конце войны около 30 тыс. чел. (эту цифру косвенно подтвер ждают сведения наркома внутренних дел Коми АССР Л. Буянова в док ладной записке на имя Л. Берия: «В исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР, расположенных на территории Коми АССР, содержатся более 20 тыс. спецпоселенцев и 8 тыс. бывших заключенных, закреп ленных за лагерями (задержанных по директиве НКВД СССР и Проку ратуры СССР № 00185 от 29 апреля 1942 г.). Кроме этого, закреплены за лагерями, как предприятиями оборонного значения 10 тыс. чел.» и среди них новые переселенцы – это члены ОУН и УПА (организации украинских националистов и украинской политической армии – 3172 чел., более 1,5 тыс. человек новой «волны» выселенцев – немцев и др. Как и в прежние годы, основная часть высланных в республику бы ла размещена в спецпоселках и работала на предприятиях ЛПК (при мерно 5 тыс. чел. – сведения на начало 1945 г.) [190].

Таким образом, формы комплектования рабочих коллективов лес ной промышленности Коми АССР не отличались разнообразием. Важ нейшая задача – закрепить эти кадры на производстве – решалась не удовлетворительно. В связи с призывом в Красную Армию большого количества рабочих и служащих лесных поселков республики (в т. ч. и бывших «кулаков») численность постоянных кадров значительно сни зилась – более чем на четверть (сведения за 1941-1945 гг.). По сравне нию с другими годами (с 1 января по 1 июля 1944 г.) численность по стоянных кадров на лесозаготовительных предприятиях Коми АССР сократились на 8 тыс. чел. (63 %). На ее резкое снижение повлияла так же реэвакуация польских граждан (весной 1944 г. практически все польские граждане были вывезены из Коми АССР в южные районы страны). Именно поэтому потребность лесных предприятий республики в кадрах удовлетворялась в значительной мере за счет сезонных работ ников – местных колхозников, которые направлялись как мобилизован ная рабочая сила.

В конце войны привлечь дополнительную рабочую силу из состава сельского населения республики представлялось уже невозможным, так как это мешало развитию колхозного производства. Численность сезон ных работников на лесозаготовительных работах в Коми АССР посте пенно снижалась и на 01.01.1946 г. на предприятиях Наркомлеса СССР работало всего 8,2 тыс. чел. против 8,9 тыс. чел. в 1941 г. [190].

Особое место в составе работающих в лесном комплексе Коми АССР в годы войны занимали заключенные, спецпереселенцы и ссыль ные. Численность людей подневольного труда постоянно менялась в ту или иную сторону (на основании специальных решений Государствен ного Комитета Обороны (ГКО) и Указов Президиума Верховного Сове та СССР значительные группы заключенных и спецпереселенцев под падали под досрочное освобождение с дальнейшим призывом их в ряды Красной Армии).

Особенностью лагерных подразделений ГУЛАГа Коми АССР яви лось то, что все они для собственных нужд занимались лесозаготови тельными работами. Объемы вывозки древесины предприятиями этой системы превышали объемы заготовки леса специализированных орга низаций (тоже союзного подчинения) республики. С ростом численно сти работающих в этой отрасли увеличивались объемы заготавливае мой древесины и, наоборот, наблюдалось уменьшение занятых в лес ных поселках и лагерях – снижение объемов вывозки леса в республи ке. Влияние на производственные процессы таких факторов, как меха низация труда, изменения в его организации, слабо прослеживалось на итогах деятельности трудовых коллективов. За 1941-1945 гг. матери ально-техническая база лесного комплекса Коми АССР ухудшилась.

Значительное количество лесовозных автомашин и лошадей было отправлено на фронт (в 1942 г. по сравнению с 1941 г. примерно на треть уменьшилось число автомобилей). Из-за отсутствия запасных частей и механизмов значительная часть техники не использовалась.

Наполовину сократился объем вывозки древесины тракторным парком и автомашинами, а в целом доля механизированной вывозки в общем объеме сократилась примерно в два раза. Механизированный транспорт основных лесозаготовительных трестов Коми АССР за 1944-1945 гг.

работал еще в худших условиях. В 1946 г. объем древесины, вывезен ной механизированным транспортом основных лесозаготовительных организаций республики, составил всего 609 тыс. м3 (16 % от общего объема вывозки). О механизации других видов работ в данной отрасли хозяйства Коми АССР не приходится говорить. Вот как об этом сооб щается в материалах, выявленных в Национальном архиве Республики Коми: «механизация таких трудоемких процессов, как рубка, погрузка, разгрузка не проводится совсем» [190].

В организации лесосечных работ, особенно в спецпереселенческих поселках, имелось много недостатков. Бригадная организация труда была распространена слабо, в основном рабочие-спецпереселенцы тру дились отдельными звеньями. Среди сезонников – местных колхозни ков бригадные формы труда были организованы лучше. Многие кол лективы достигали высоких результатов, активно участвовали в раз личных акциях, направленных на интенсификацию производственных процессов: в проведении фронтовых месячников, декад, смен, прини мали участие во всесоюзном социалистическом соревновании предпри ятий лесной, деревообрабатывающей и лесохимической промышленно сти и других мероприятиях.

Вместе с тем имеющийся в Коми АССР потенциал (экономический, социальный) использовался недостаточно, вследствие чего производст венные задания по выпуску лесопродукции предприятия Наркомлеса СССР за 1942-1945 гг. не выполняли. Неритмично работал также лесо заготовительный лагерь – Устьвымлаг. За годы войны он дал стране 4298 тыс. м3 древесины. Наихудшие результаты были получены пред приятиями этого лагеря в 1942 г. и 1945 г. (производственные планы этих лет были выполнены только на 87,6 и 81,8 % соответственно). Де ревообрабатывающая промышленность республики за 1941-1945 гг.

делала первые шаги в своем развитии, но все же за годы войны доля лесопильно-деревообрабатывающего производства в структуре лесного комплекса Коми АССР возросла с 15 % в 1940 г. до 28 % в 1945 г.

Труженики лесного комплекса Коми АССР в 1941-1945 гг. внесли значительный вклад в общую победу над фашистской Германией, дав стране около 22 млн. м3 древесины, 2 млн. м3 пиломатериалов, 2,5 млн.

шпал, свыше 164 тыс. пар лыж и др. продукции военного и потреби тельского характера. Несмотря на невероятные трудности, социально экономический потенциал отрасли удалось сохранить, что явилось ос новой для последующего его развития в послевоенные годы [190].

Нужно было воевать, восстанавливать и одновременно с этим нара щивать объемы производства. Для решения этих задач необходимо бы ло пополнить предприятия новыми кадрами специалистов и руководи телей. В годы войны с этой целью создавались специальные курсовые базы, где проходили ускоренное обучение и повышали свою квалифи кацию работники промышленности. Поэтому удалось в сравнительно короткие сроки достичь и перекрыть довоенные объемы производства.

Однако нельзя забывать, что сами по себе эти объемы даже по основ ным видам изделий в победном 1945 г. были невелики. К показателям 1940 г. по вывозке древесины они составили 68 % (в том числе деловой 56 %), по производству пиломатериалов – около 42 %, фанеры – 26 %, спичек – 20 %, мебели – 10 % и т. д. [29].

Война, естественно, нанесла колоссальный удар по лесной отрасли страны. Но именно в этот период лесная промышленность внесла зна чимый вклад в обеспечение обороноспособности страны и функциони рование ее тыла. Страна воевала, побеждала и готовилась к мирной жизни, готовила она и лесную отрасль, как и многие другие отрасли промышленности, к развитию и к скачку индустриализации, который произошел с 1946 по 1960 гг.

8. СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛЕСНОЙ ИНДУСТРИИ (1946-1960 гг.) Общая ситуация в стране. Основными целями четвертого пя тилетнего плана (1946–1950 гг.) были восстановление районов, опустошенных войной, и достижение довоенного уровня про мышленного и сельскохозяйственного производства (во время войны были разрушены 32 тыс. промышленных предприятий, сотни городов и более 100 тыс. колхозов и совхозов). Основное внимание уделялось развитию тяжелого машиностроения, ме таллургии, топливно-энергетического комплекса. Директивное управление опиралось на энтузиазм населения, возможности управления переброской людей на приоритетные направления, строительство новых заводов, лесозаготовки, сооружение гидро станций и др., на функционирование ГУЛАГа. В 1953-1964 гг. бы ли сделаны первые шаги в либерализации советской системы.

После XX съезда КПСС (1956 г.) страна находилась на подъеме.

Миллионы политических заключенных возвратились из лагерей ГУЛАГа и были реабилитированы. Усилилось внимание к произ водству товаров народного потребления и жилищному строи тельству. Увеличивался объем сельскохозяйственного производ ства;

росли зарплаты, снижались обязательные поставки и нало ги. Осваивались гидроэлектрические, нефтяные и газовые ресур сы Сибири: там возникали крупные научные и промышленные центры. Во второй половине 60-х годов возросло понимание роли научно-технического прогресса, рос авторитет науки, создава лись разработки мирового уровня. В 1960 г. производство тракто ров в СССР превзошло производство тракторов в США или трех вместе взятых европейских стран – Англии, Франции и ФРГ [65]. К 1948 г. объем промышленного производства превзошел уровень 1940 г., а в 1950 г. был восстановлен довоенный объем сельско хозяйственного производства. В 1957 г. было введено террито риальное управление, отраслевые министерства заменили свы ше 100 Советов народного хозяйства (совнархозов) [35].

Послевоенное развитие лесной отрасли не может рассматриваться в отрыве от развития истощенной кровопролитной войной страны, став шей в ней победителем и занявшей при всплеске народного энтузиазма роль крупной мировой державы. В послевоенные годы долго ощуща лись последствия войны, людские, кадровые и промышленные потери.

Преодолевая послевоенные трудности, страна восстанавливала все, раз рушенное войной, воссоздавала отрасли экономики и интенсивно гото вилась к мощному развитию промышленности.

В эти годы развитие лесной промышленности было направлено на ускоренное преобразование ее из отсталой сезонной в технически ос нащенную отрасль, создание и развитие нижних лесоскладов, превра тившихся в крупные энергонасышенные подразделения лесозаготови тельных предприятий, вокруг которых строились лесные поселки.

Повышение производительности труда на лесозаготовках было обеспечено закреплением за лесозаготовительными предприятиями по стоянных рабочих взамен временных сезонных, подготовкой кадров, действием системы распространения передового опыта, развитием со циалистического соревнования, освоением новых технологий (валка деревьев без помощников, сокращение расстояния трелевки, переход на вывозку леса в хлыстах и деревьях, перенос целого ряда операций с лесосеки на нижний лесосклад, внедрение пакетной погрузки хлыстов и деревьев), результатами НИОКР и внедрением новых форм организа ции труда, включая создание малых комплексных бригад, машиниза цию и механизацию целого ряда операций. На валке деревьев электро и бензиномоторные пилы заменили двуручные и лучковые ручные пи лы, на трелевке лошадей заменили тракторы и лебедки. Позднее вне дрили специальные лесопогрузчики, развивалась сеть УЖД и автодо рог, на вывозке появились полноприводные автомобили.

В 1947 г. на базе Наркомлеса СССР было создано Министерство лесной промышленности СССР (Минлеспром СССР), на базе Главлесо охраны – Министерство лесного хозяйства РСФСР, которое в 1953 г.

было упразднено, и систему лесного хозяйства передали Министерству сельского хозяйства, в котором было организовано Главное управление лесного хозяйства и полезащитного лесоразведения [84].

Однако из-за жестко сформулированных планов лесозаготовок по обеспечению древесиной народного хозяйства из лесохозяйственных требований принимались только связанные с охраной лесов от пожаров.

Требования по лесовосстановлению практически не соблюдались [96].

Этот факт слабо отражен в литературе того времени, посвященной достижениям предприятий. А ведь именно в те годы началось истоще ние многих лесных территорий, создание лесозаготовительных пред приятий со сроком действия 20-30 лет, формирование менталитета у переселенцев, что они не хозяева на земле, а предприятие скоро пере едет на новое место. Отсюда и многолетняя привычка к баракам вместо попыток строить личное благоустроенное жилье, многолетнее преобла дание малоквалифицированного труда, который не стимулировал по вышение образовательного уровня. Это реалии времени, когда страна, стремясь к индустриальному скачку, возвращалась к мирной жизни и находила свои пути развития.

В восстановительный период острой была проблема формирования постоянных кадров лесных рабочих, т. к. на лесозаготовки широко при влекались временные сезонные рабочие, прежде всего местное кресть янское население, мобилизуемое в порядке платной трудовой повинно сти. Например, на лесозаготовки Карелии привлекали колхозников – порой несколько тысяч человек из Белоруссии, Ленинградской, Кали нинской и др. областей РСФСР. Такое отвлечение многих трудоспособ ных колхозников и колхозного гужевого транспорта (иногда до 40 % поголовья рабочих лошадей) препятствовало становлению еще не ок репших колхозов и своевременному проведению весенних полевых и др. работ [57].

Для обеспечения лесозаготовок постоянными кадрами вербовали рабочих. Предприятия заключали с ними индивидуальные трудовые договоры, а Министерство трудовых резервов в соответствии с Поста новлением Совета Министров СССР от 21.05.1947 г. «О порядке прове дения организованного набора рабочих» обеспечивало их бесплатный проезд с семьями к новому месту жительства и оказывало определен ную помощь в жилищно-бытовом устройстве. За 1946-1955 гг. на лесо заготовки Севера прибыло около 526 тыс. чел. В первые послевоенные годы на лесозаготовках преобладали сезонные рабочие (30-60 % – кол хозники), а в 1956 г. на 56 лесозаготовительных предприятиях Севера работали только постоянные рабочие [110].

Таким изменениям способствовала реализация Постановлений Со вета Министров СССР от 08.08.1947 г. «О механизации лесозаготовок, освоении новых лесных районов и создании необходимых условий для закрепления рабочих и инженерно-технических кадров Министерства лесной промышленности СССР» и от 26.04.1949 г. «Об увеличении темпов механизации лесозаготовительных и лесосплавных работ и по вышении производительности труда рабочих, занятых в лесной про мышленности».

Некоторые факторы, обеспечившие развитие региональных ЛПК в тот период, могут быть показаны на примере Карелии. Важным стало Постановление Совета Министров СССР от 08.08.47 г. «О механизации лесозаготовок, освоении новых лесных районов и создании необходи мых условий для закрепления рабочих и инженерно-технических кад ров Министерства лесной промышленности СССР». Это своего рода программа мер, направленных на превращение в короткие сроки заго товки и вывозки леса «…в развитую механизированную промышлен ность с постоянными кадрами рабочих, обеспечивающую значительный рост объема лесозаготовок в освоенных лесах и развитие лесозаготовок древесины в новых лесных районах» [57].

Переселение сыграло значительную роль в обеспечении рабочей си лой лесозаготовительной отрасли Европейского Севера, в т. ч. и Каре лии, в которую после войны приехало много финнов из Ленинградской и карелов – из Калининской областей. В первом квартале 1948 г. Мин леспром СССР привлек 500 тыс. сезонников и 210 тыс. колхозных ло шадей, а в первом квартале 1957 г. только 60 тыс. сезонных рабочих, в т. ч. 12 тыс. возчиков с лошадьми. В 1957 г. доля сезонников в общем комплексе трудовых затрат составила менее 4 %, а на подвозке и вы возке – менее 2 % (в 1943 г. эта доля составила 37-40 %). С 15.04.1957 г.

привлечение на лесозаготовки сезонных рабочих и возчиков с лошадь ми было полностью прекращено [99].

О внимании Правительства к карельскому лесу свидетельствовало принятое 11.02.1949 г. Постановление «О мероприятиях по восстанов лению и развитию лесозаготовок в Карело-Финской ССР», предусмат ривающее переселение в Карелию 25 тыс. семей. В 1949-1950 гг. на лесозаготовительные предприятия республики прибыло 10944 семьи переселенцев из Белоруссии, Брянской, Кировской, Псковской, Кост ромской и др. областей. Переселение продолжалось и в 1951-1955 гг. В 1953 г. рабочие-переселенцы составляли около 50 % постоянных кадров лесозаготовителей Карелии, а в Суоярвском, Поросозерском, Лоймоль ском, Ругозерском, Кировском леспромхозах – до 70 % [57].

Переезд многих переселенцев был вызван не только решениями го сударства, но и отсутствием работы в ряде населенных районов после военной страны. В лесной отрасли приехавшие выполняли весьма тя желые ручные и малоквалифицированные работы. Непростыми были условия их проживания, труда, культурно-бытового обслуживания, как правило, жилищами на долгие годы становились здания барачного ти па. С большим трудом приехавшие вживались в жизнь лесных посел ков, а уровень их жизни улучшался медленно. Несмотря на большую текучесть, вызванную трудностями в организации приема и устройства новых рабочих на предприятия, оргнабор обеспечил на протяжении послевоенных лет непрерывный приток рабочей силы в лесную про мышленность [57].

Наличие жесткой централизованной системы управления позволяло выявлять слабые стороны в механизме развития отрасли, принимать адекватные меры и осуществлять эффективный контроль. Постановле ние Совета Министров СССР от 26.04.49 г. «Об увеличении темпов ме ханизации лесозаготовительных и лесосплавных работ и повышении производительности труда рабочих, занятых в лесозаготовительной промышленности» способствовало усилению дисциплины труда и укреп лению леспромхозов руководящими и инженерно-техническими кадрами.

Функция государственного контроля предусмотрена в Постановле нии ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 07.10.53 г. «О ликвидации отставания лесозаготовительной промышленности». Для оценки произ водительности труда был введен натуральный показатель – комплекс ная выработка в кубометрах на одного списочного рабочего, что обес печивало учет производительности труда на лесозаготовках. Постанов ление обязывало улучшить использование машин и механизмов, обес печить их правильную эксплуатацию и содержание, укрепить ремонт ную базу.

Привлечению в промышленность Карелии сезонной и постоянной рабочей силы из других районов страны и набору рабочих способство вали Постановления Совета Министров СССР от 21.05.47 г. «О порядке проведения организованного набора рабочих» и от 11.02.49 г. «О меро приятиях по восстановлению и развитию лесозаготовок в Карело Финской ССР». Согласно последнему, для работы на предприятиях лесной и отчасти целлюлозно-бумажной промышленности предполага лась в течение двух лет переселить на добровольных началах 25 тыс.

семей колхозников и другого сельского и городского населения. Для привлечения рабочей силы на лесозаготовки Карелии велась широкая пропагандистская работа, выпускались книги и брошюры, в которых описывались жилищно-бытовые условия на лесозаготовках, список льгот для кадровых лесозаготовителей.

В связи с возросшими потребностями в квалифицированных кадрах были приняты меры по расширению и улучшению их подготовки. В соответствии с постановлением ЦК ВКП (б) и СМ СССР от 19.09.46 г.

«О мерах по улучшению подготовки трудовых резервов и увеличению количества рабочих, подготавливаемых в ремесленных, железнодорож ных училищах и школах ФЗО» расширялась сеть учебных заведений системы трудовых резервов. Одновременно была укреплена учебно материальная база предприятий, что способствовало развертыванию и улучшению работы различных курсов и школ непосредственно на про изводстве. К началу 1950-х гг., когда произошли крупные изменения в техническом оснащении лесозаготовительных предприятий, между низкой квалификационной подготовкой рабочих и уровнем механиза ции отрасли начали складываться противоречия. Важную роль в их преодолении сыграло решение Правительства об открытии курсовых баз в системе Министерства лесной и бумажной промышленности СССР. Следующим мероприятием в этом направлении являлась органи зация в системе этого министерства лесотехнических школ и лесотех нических училищ, проведенная в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 07.10.53 г. «О ликвидации отста вания лесозаготовительной промышленности» [57].

Важную роль в решении вопроса об обеспечении лесозаготовок Ка релии инженерно-техническими кадрами сыграло принятое в 1947 г.

Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О механизации лесозаготовок, освоении новых лесных районов и создании необходимых условий для закрепления рабочих и инженерно-технических кадров Министерства лесной промышленности». Оно предусматривало комплекс мероприя тий по закреплению инженерно-технических работников и руководя щих кадров. В стране существенно расширилась и изменилась сеть раз мещения техникумов, открывались новые вузы и лесоинженерные фа культеты. В 1951 г. в соответствии с решением Правительства Карелии был открыт лесоинженерный факультет ПетрГУ, обеспечивший ком плексную подготовку кадров для лесной отрасли республики.

Важные последствия для системы высшего и среднего специального образования ЛПК Карелии имело Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 30.08.54 г. «Об улучшении подготовки, распределения и ис пользования специалистов с высшим и средним образованием», которое ориентировало Госплан СССР, все министерства и ведомства, осущест влявшие подготовку специалистов, на определение потребностей в спе циалистах страны в целом и каждого региона в отдельности.

Специализированным научно-исследовательским центром в отрасли уже в те годы был Центральный научно-исследовательский институт механизации и электрификации лесной промышленности (ЦНИИМЭ), созданный в 1931-1032 гг. Крупнейшим высшим лесотехническим учебным заведением, где велись аналогичные исследования, являлась Ленинградская лесотехническая академия, созданная на базе бывшего Лесного института. Этой проблемой занимался и Карело-Финский фи лиал ЦНИИМЭ, организованный в 1950 г. в соответствии с соответст вующим Постановлением правительства, принятым 11.02.49 г. (позднее реорганизованный в КарНИИЛП – в настоящее время – КарНИИЛПК).

Характерным был процесс интенсивного обмена опытом между ле сотехническими институтами различных регионов страны, часто про водились научно-технические конференции работников лесной про мышленности, на которых накопленный опыт обобщался [57].

Одним из важнейших условий функционирования ЛПК было разви тие сети отраслевых НИИ, укрепление лесных вузов и конструкторских бюро, занимавшихся разработкой новых видов техники и подготовкой квалифицированных кадров. Необычайно росла роль отраслевой науки.

В первые послевоенные годы валка-раскряжевка осуществлялась вручную, тогда вальщиков-раскряжевщиков в прессе называли лесору бами-лучкистами. С помощью лучковых пил и топоров они валили де ревья, обрубали с них сучья, раскряжевывали стволы на сортименты.

Среди них были настоящие таланты, например, в Карелии братья А. П. Готчиев и М. Ф. Готчиев, каждый из которых брал на лесосеку по три лучковых пилы и ежедневно выполнял по 4-5 норм [73].

В послевоенные годы лесозаготовки перемещаются на Восток, в Ка релию, на Север и в Сибирь, а леспромхозы Минлеспрома СССР начали превращаться из полукустарных предприятий сезонного действия с ручным трудом и конной вывозкой, низкой производительностью и отсталыми формами организации ручного труда в механизированные и электрифицированные предприятия с постоянными рабочими кадрами.

В 1950 г. электропилы стали основным средством производства, в лесах в Карелии, где работало более 2 тыс. электропил (электропила тогда весила 8 кг) и 413 трелевочных тракторов (каждый заменил 10 возчиков с лошадьми), на трелевке использовались и 225 трехбарабанных лебе док в комплексе с передвижными электростанциями [73].

Серьезный скачок в трансформации технологии лесосечных работ был обеспечен в 1948 г., когда в России впервые в мире была апробиро вана технология заготовки древесины в хлыстах (трелевка поваленных деревьев с кроной, обрубка сучьев на верхнем лесокладе, погрузка па кетов хлыстов на лесовозный автопоезд и вывозка в хлыстах) [130].

Переходу на заготовку леса в хлыстах способствовало стремление уменьшить трудоемкость операций, выполняемых в лесу, и перенести их на нижние лесосклады, а также формирование на базе нижних скла дов энергонасыщенных производств, повышение качества на них выра батываемых сортиментов, углубление переработки древесины и, глав ное, строительство рядом с этими складами рабочих поселков с закреп ленными за ними кадрами постоянных рабочих.

Переход на трелевку и вывозку леса в хлыстах и, особенно, на тре левку деревьев с кронами и перенесение обрубки сучьев с лесосеки на верхние склады привел к созданию малых комплексных бригад на базе одного трелевочного трактора. Эти бригады пришли на смену незави симым функциональным звеньям (вальщик с помощником и тракторист с чокеровщиком) и позволили увязать интересы членов бригады, по скольку при этом вальщик валил деревья в нужном направлении с уче том удобства чокеровки. При трелевке и вывозке деревьев с кроной в бригаде работали вальщик, трелевщик и чокеровщик, при вывозке хлы стов в бригаду включали 2-3 обрубщиков сучьев.

Достоинства новой технологии и ее положительное влияние на ор ганизацию лесозаготовок и развитие их социальной инфраструктуры обусловили тот факт, что за сжатый период – около 5 лет – практически вся отрасль была переведена на такую технологию. В Карелии, напри мер, хлыстовую заготовку начали с 1951 г. в Кондопожском леспромхо зе. Вывозка хлыстов резко повысила выход деловых сортиментов на нижних лесокладах.

В этот же период начала получать распространение «одиночная»

валка деревьев одним рабочим-электропильщиком, использующим ва лочную лопатку, что позволяло ему работать без помощника [57].

Перенос обрубки сучьев с лесосек на верхние лесосклады повысил производительность лесорубов в 4-5 раз за счет того, что они не пере ходили в сложных условиях лесосеки между поваленными деревьями, а работали на подготовленных площадках.

Качественный скачок в машинизации трелевки леса обеспечил об ладающий в те годы мировой новизной газогенераторный трелевочный гусеничный трактор КТ-12. Он был снабжен погрузочным щитом для погрузки и размещения концов пачки хлыстов или деревьев и одноба рабанной лебедкой со скользящей тросово-чокерной системой. Топли вом для него были чурки размерами 50х50 мм, как правило, из березы (высокая теплотворная способность и отсутствие промышленного спро са). Трактор трелевал хлысты (деревья) на расстояние 300-500 м, мак симум до 1 км. С 1951 г. выпуск этих машин был перенесен на Мин ский тракторный завод. Вплоть до 1956 г. трактор КТ-12 был основным трелевочным механизмом на лесозаготовках.

Расширение парка газогенераторных тракторов и передвижных электростанций потребовало механизировать заготовку газогенератор ного топлива, для чего были созданы пильно-кольные станки. Станки ЦНИИМЭ-1 и ЦНИИМЭ-2 были доработаны и с 1953 г. выпускались под маркой АЦК, их производительность на заготовке чурок из полень ев диаметром 16-25 см составляла 10-16 м3. В 1954 г. начался перевод газогенераторных машин на дизельное топливо и заготовка газогенера торного топлива потеряла актуальность.

В конце 50-х гг. ХХ века малые комплексные бригады на базе тре левочного трактора стали основной формой организации труда на лесо сечных работах и сохранялась долгие годы. Оплата рабочих бригад ве лась по результатам конечной операции технологического цикла – шта белевке хлыстов на верхнем лесоскладе или отгрузке на платформы автопоездов со специальных эстакад на верхних лесоскладах (так назы ваемая пачковая погрузка).

Специалисты в этот период считали, что использование на погрузке трелевочных тракторов малых бригад отвлекало их от трелевки и сдер живало возможность повышения их производительности, а отсутствие диспетчеризации и оперативной связи долгие годы не позволяло увязы вать лесосечные и лесотранспортные работы, приводя к потерям време ни рабочих на лесозаготовках.

В годы четвертой пятилетки в лесной промышленности было введе но 505 тыс. м2 жилой площади, из них 221 по Министерству лесной промышленности КФССР, появилось много лесных поселков (в Каре лии – 40). За 1951-1955 гг. в лесной отрасли Карелии было введено 479 м2 жилой площади. Протяженность узкоколейных железных дорог к 1956 г. стала в 11,5 раза больше, чем в 1946 г. [110].

В 1953 г. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О ликвидации отставаниялесной промышленности» была поставлена за дача поднять уровень механизации в многолесных районах к концу пя той пятилетки на заготовке до 100 %, на вывозке – до 90 %.

ЦНИИМЭ активизировало механизацию валки-раскряжевки деревь ев, электропилы ПЭП-3 с 1946 г. нашли широкое применение в отрасли.

Одновременно с пилами в лес поступали передвижные электростанции ПЭС-12-50 с частотой тока 50 Гц и мощностью 12 кВт.

Качественный скачок в механизации валки леса произвели электро пилы ЦНИИМЭ-К5 с частотой тока 200 Гц, серийное производство ко торых началось с 1949 г. Вал электродвигателя пилы в минуту развивал 12000 оборотов (вместо 3000), что позволило снизить его вес более чем вдвое, не уменьшив мощности (1,3 кВт). Новые пилы и одиночная валка деревьев позволили резко повысить производительность труда и облег чить условия труда лесорубов. Позднее мощность электропилы увели чили до 1,7 кВт и уменьшили ее вес на 1,5 кг, и пила ЦНИИМЭ-К6 бы ла пущена в серийное производство в 1957 г.

Наиболее трудной оказалась проблема механизации удаления сучьев с поваленных деревьев. С 1949 г. развернулись работы по созданию легких электросучкорезок. Была разработана дисковая электросучко резка ЦНИИМЭ-РЭС-1, принятая в 1953 г. к серийному производству.

АЛТИ создал дисковые электросучкорезки «Север», затем совместно с ЦНИИМЭ — «Север-2» и «Север-3». Привод пильного диска в сучко резках ЦНИИМЭ-РЭС-1 и «Север» был осуществлен через помещен ный внутри полой штанги передаточный вал. В 1957 г. была поставлена на серию сучкорезка ЦНИИМЭ-РЭС-2, заменившая сучкорезку РЭС-1.

Электропилы ЦНИИМЭ-К-5, а с 1958 г. ЦНИИМЭ-К-6 позволяли валить и разделывать на сортименты деревья в диаметре до 1,1 м.

Однако использование большого числа передвижных электрических станций с кабельной сетью, перемещаемой по лесосеке, усложняло и удорожало лесосечные работы, до 25 % времени затрачивалось на пе ремещение кабеля и соединительных муфт с одной лесосеки на другую, что и сдерживало маневренность вальщиков [179].

Переход от электропил к бензопилам снял эти проблемы и позволил рабочему легко перемещаться по лесосеке (понятие «легко» относи тельно, т. к. перемещаться приходилось с достаточно тяжелой пилой, с бачком с топливом для заправки бензопилы и комплектом пильных це пей). В 1955-1956 гг. началось широкое применение на валке деревьев бензопил «Дружба». С 1957 г. 250 леспромхозов за сжатый период вре мени перешли на валку и раскряжевку леса только бензопилами «Дружба». Это позволило убрать с лесосек около 10 тыс. передвижных электростанций с дорогостоящей и дефицитной кабельной сетью про тяжением до 20 тыс. км, упростить подготовку лесосек, высвободить тысячи электромехаников. Переход на одиночную валку деревьев вы свободил с этой операции бывших помощников вальщиков.

Использование газогенераторных тракторов КТ-12 требовало частой дозаправки топливом и больших затрат времени на заводку, а их мощ ность не отвечала стремлениям лесозаготовителей увеличить объемы трелюемых пачек и повысить надежность и энергоемкость тракторов.

Именно это и технический прогресс позволили заменить тракторы КТ-12А на дизельные трелевочные тракторы ТДТ-40, выпуск которых был начат на Минском тракторном заводе в 1956 г.

Для трелевки в лесных массивах Урала, Сибири и Дальнего Востока требовались более мощные тракторы, чем ТДТ-40. Такой трактор – ТДТ-60 был создан Минским тракторным заводом. Четыре его опытных образца в 1956 году прошли государственные испытания в Вахтанском леспромхозе Горьковской области. Затем Минский завод сосредоточил ся на производстве колесных сельскохозяйственных тракторов, передав выпуск трактора ТДТ-40 Онежскому тракторному заводу, а ТДТ- Алтайскому. Постановлением Правительства СССР от 30.01.1956 г.

Министерству тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР был передан Онежский машиностроительный завод, до этого он находился в ведении Минлеспрома СССР. В 1956 г. был выпущен пер вый трактор ТДТ-40 с маркой ОТЗ, его серийный выпуск начался в 1958 г. и ознаменовал этап развития модификаций трелевочных тракто ров ОТЗ и многочисленных лесных машин на их базе. В 1957 году трактор ТДТ-60 поставили на серийное производство на Алтайском тракторном заводе. Тракторы Онежского и Алтайского заводов треле вали хлысты и деревья с кронами, обеспечивая переход на технологию лесозаготовок с вывозкой хлыстов и деревьев с кроной и с переносом трудоемкой операции – обрубки сучьев из лесосек вначале на верхние, а затем на нижние склады.

Благодаря механизации и машинизации лесозаготовок уже в 1957 г.

комплексная выработка списочного рабочего повысилась на 12,3 %, а за 9 месяцев 1958 г. еще на 11,3 %. Электропилы с передвижными элек тростанциями заменили бензопилы «Дружба», газогенераторные трак торы КТ-12 – дизельные ТДТ-40 и ТДТ-60, газогенераторные автомо били ЗИС-21 – ЗИЛ-151 и МАЗ-501, ручную погрузку – зародившаяся в лесах Урала и Карелии крупнопакетная тракторная [150]. На трелевке леса на заболоченной местности взамен трелевочных лебедок ТЛ-3 с 1956 г. внедрили лебедки ТЛ-4 и ТЛ-5. Для горных условий внедрили воздушно-трелевочные установки ВТУ-1,5 и затем ВТУ-3.

В 1956 г. было организовано серийное производство агрегатных ле бедок ТЛ-4 и ТЛ-5 с дизельными двигателями и с электродвигателями для предприятий с централизованным электроснабжением. Эти лебедки объединяли в одном агрегате трелевочную и погрузочную лебедки и электростанцию для питания током электропил на валке леса, сучкоре зок и осветительной сети. В последующие годы объемы трелевки леса лебедками были резко уменьшены и тракторы стали основным видом техники на трелевке. В 1956 г. тракторами трелевали более 80 % обще го объема заготовленной древесины.

За годы пятой пятилетки (1951-1956 гг.) серьезно изменился уровень механизации и машинизации лесозаготовок. Резко увеличилось число кадровых рабочих леспромхозов, десятки тысяч из них получили ква лификацию электропильщиков, трактористов, лебедчиков, шоферов, машинистов паровозов, крановщиков, мотористов электростанций, ста ночников, слесарей, токарей и др.

Одним из перспективных направлений того времени считалось соз дание валочно-трелевочной машины (ВТМ), совмещающей валку с тре левкой деревьев с кроной. В 1955 г. была создана ВТМ на базе гусенич ного тягача с двигателем в 95 л. с. ВТМ подъезжала к дереву, предвари тельно зачокерованному тросом, идущим от лебедки машины. Во время пиления трос натягивали и дерево падало комлевой частью на машину.

Собранные 6-8 м3 деревьев с кронами доставляли на погрузочный пункт, где их очищали от сучьев и грузили на сцепы узкоколейной же лезной дороги. Весь цикл лесосечных работ с ВТМ, включая погрузку, выполняла бригада рабочих из 7 чел. За 4 года (1952-1955 гг.) ВТМ от работали 1786 машино-смен и заготовили 65,5 тыс. м3 древесины (по 36,5 м3 в смену). В дальнейшем работы в этом направлении были пре кращены и НИОКР получили направление на создание машин манипу ляторного типа.

Для вывозки древесины на нижние лесосклады в те годы совершен ствовали узкоколейный железнодорожный транспорт. Паровозный парк узкоколейных железных дорог к 1957 г. достиг почти 1600 единиц.

ЦНИИМЭ в конце 50-х годов для замены паровозов на лесовозных уз коколейных железных дорогах были разработаны дизельные тепловозы с электрической, гидравлической и механической передачами.

Нельзя не отметить, что в отдельных районах недооценка перспек тив развития автомобильного транспорта леса и ориентация только на УЖД (например, в Пудожском районе Карелии) сдерживали строитель ство в них автомобильных дорог. Это, наряду с резким ограничением лесосплава, в последующем на долгие годы ограничило экономическую транспортную доступность многих лесных массивов страны.

В 1947 г. вывозка леса автомобилями составляли около 60 % от все го объема машинной вывозки.

Доля вывозки леса тракторами к 1950 г. снизилась до 6,8 %. Трак торные ледяные дороги были сезонными и не позволяли вести кругло годовую вывозку хлыстов, но в районах с заболоченными грунтами и при вывозке на сплав они использовались. К концу 50-х гг. ХХ века тракторы на ледяных дорогах стали вытесняться автомобилями, позво ляющими значительно увеличить расстояние вывозки [99].

Постановлением Совета Министров СССР и Центрального Комите та КПСС от 7.10.1953 г. «О ликвидации отставания лесозаготовитель ной промышленности» предусматривалась поставка значительного ко личества лесозаготовительного оборудования, включая лесовозные ав томобили. Минский автомобильный завод с 1956 г. начал серийный выпуск автомобилей МАЗ-501. Для него были разработаны двухосные роспуски 2-Р-15 грузоподъемностью 15 т и санные прицепы.

В 1956 г. объем автомобильной вывозки по сравнению с 1952 г. уве личился на 47 %, за счет внедрения автомобилей со всеми ведущими осями с двухосными роспусками большой грузоподъемности. В 1956 г.

такие автомобили составили 43 % от всего числа лесовозных автомоби лей, а двухосные роспуски – 35 % от общего числа роспусков. Внедре ние таких автомобилей позволило в конце 1950-х гг. прекратить строи тельство узкоколейных железных дорог.

Важной, но сложной машинизированной операцией лесозаготовок оказалась сортировка хлыстов и сортиментов на верхних и нижних ле соскладах. При подвозке лошадьми бревна сортировали возчики, на гружая на лесосеке воз одним видом сортиментов и разгружая его на верхних складах в конкретные штабели.

На верхних и нижних складах сортировку начали производить после внедрения трелевки леса тракторами и лебедками в хлыстах. Долгие годы хлысты и сортименты растаскивали вручную баграми и крючьями.

Затем на верхних складах начали устраивать специальные разделочно сортировочные площадки, а сортименты сортировали после раскряжев ки, часто с использованием вагонеток, двигающихся по рельсам между разделочной эстакадой и подштабельными местами. Трое рабочих с крючьями вручную накатывали бревна на вагонетки, перемещали их и сбрасывали бревна на подштабельные места. Нередко древесину рас таскивали лошадьми при помощи подсанок, крючьев или цепей, а также при помощи лебедок.

На приречных и мелких прижелезнодорожных складах с грузообо ротами до 60-70 тыс. м3 в год для сортировки использовали узкоколей ные вагонетки, снабженные зажимами для присоединения к ветвям тя гового троса и тормозами.

Древесину подвозили автомобилями или по УЖД и разгружали на нижних лесоскладах на разгрузочно-разделочные эстакады. Хлысты растаскивали вручную, а затем специальными растаскивателями, рас кряжевывали на сортименты электропилами, а позднее и специальными раскряжевочными установками. Сортименты баграми (позднее брев носбрасывателями) скатывали на продольные сортировочные транспор теры (бревнотаски) длиной 350–500 м с высотой эстакады 2-3 м и сбра сывали в подштабельные места (карманы-накопители). За счет того, что на нижних лесоскладах использовали несложные, но более удобные, чем на лесосеке, механизмы, за счет более удобных условий работы и концентрации больших объемов древесного сырья для первичной обра ботки на эти склады были перенесены 25-30 % затрат на лесозаготов ках. На нижних складах обеспечивался и более рациональный раскрой хлыстов на сортименты, позволяющий повысить полезный выход дре весины и комплексность ее использования.

Длинномерные лесоматериалы на нижних складах разделывали на балансы, рудстойку и дровяное коротье круглопильными балансирны ми станками, появившимися на лесозаготовках в 1931 г. и выпускаемы ми без существенных изменений. Кстати, за 1946–1951 гг. удельный вес рудничной стойки составлял в среднем 20,1 % в отраслевой продукции, а доля рудничной стойки в железнодорожных перевозках леса достига ла 47,8 %. Бурный рост добычи каменного угля, руды и других иско паемых обусловил спрос на рудничную стойку для шахт и рудников.

Если по отношению к 1940 г. принять ее выпуск за 100 %, то поставка рудстойки в 1946 г. составила 187 %, в 1948 г. – 205 и в 1951 г. – 225 % [48].

В 1955 г. доля механизированной погрузки на верхних складах со ставила 59 % и на нижних складах 52 %. В этот период на лесозаготов ках работало свыше 2 тыс. агрегатных лебедок Л-19, Л-20, ТЛ-4 и ТЛ-5, которые трелевали и грузили древесину на подвижной состав лесовоз ных дорог. Постоянно пополнялся парк самоходных паровых узкоко лейных лесопогрузочных кранов УЖК-1, почти на каждой лесовозной узкоколейной дороге имелось по нескольку таких кранов. Все автомо бильные лесовозные дороги были оснащены кранами общего типа К-31, К-32, К-51 и электрокранами Блейхерт, на многих дорогах успешно работали автокраны «Карельский автодеррик». В 1955 году 1600 трак торов КТ-12 были переоборудованы на упрощенные лесопогрузочные краны. Нижние прирельсовые склады и лесоперевалочные базы были оснащены железнодорожными кранами ПК-6, большегрузными элек трокранами Роксверк, автопогрузчиками и др. [224].

В этот период шло укрупнение лесозаготовительных предприятий.

Это подтверждается тем, что в 1954 г. в системе Главураллеспрома 78 % леспромхозов имели объем вывозки до 300 тыс. м3 в год и 22 % предприятий – свыше 300 тыс. м3 в год. В 1955 г. комплексная выра ботка одного списочного рабочего на предприятиях с годовым объемом вывозки до 300 тыс. м3, составила 158 м3 древесины, а в более крупных леспромхозах достигла 235 м [76]. Укрупнялись и нижние лесосклады.

К концу 1960-х гг. 20 % нижних прирельсовых складов имели годовой грузооборот до 30 тыс. м:3, 35 % – до 65 тыс. м3, 20 % — до 100 тыс. м3, 16 % – до 150 тыс. м3 и 14 % — свыше 200 тыс. м3. [46] В 1957 г. на многих предприятиях комплексная выработка на спи сочного рабочего на вывозке составляла 350–400 м3 в год. Подавляю щее число леспромхозов полностью отказалось от сезонных рабочих и работало только с постоянными кадрами. В 1957 г. участие сезонников на лесозаготовках не превышало 5–7 % по сумме трудовых затрат [174].

Важную роль в транспортировке древесины занимал лесосплав. На нижних складах, примыкающих к рекам, сброской древесины в воду и первоначальным сплавом, как правило, занимались леспромхозы.

Сплавные конторы принимали от них древесину, а также вели молевой и плотовой сплав, сплачивали древесину, формировали плоты, грузили на суда, вели магистральный сплав и сдавали древесину потребителям.

Наибольшее распространение в эти годы имел молевой лесосплав, позволяющий использовать мелкие притоки и верхние течения крупных рек без существенных капитальных затрат на их устройство и органи зацию лесосплава. На лесосплавных и лесоперевалочных работах было ежегодно занято около 180 тыс. чел., а в весенний период – до 250 тыс. чел. Сплотка леса на воде, погрузка леса на суда были механи зированы почти на 90 %, а зимняя сплотка, штабелевка и скатка леса в воду – всего на 20–25 %. На оснастке плотов такелажем, сгоне моли и строительстве мелиоративных и гидротехнических сооружений, меха низмы применялись очень ограниченно [34].

Возрос объем лесосплава и в Карелии, где в конце 1960-х гг. древе сину транспортировали по 179 рекам и 145 озерам. Объем лесосплава в 1956 г. был больше, чем в 1940 г., в 2,5 раза. При впадении реки в озеро бревна собирали в кошели, перетягивали через озеро и вновь распуска ли в моль для дальнейшего сплава. По Онежскому, Ладожскому и др.

озерам бревна транспортировали в плотах и судами, судовые перевозки по Ладожскому и Онежскому озерам в те годы быстро развивались [99].


Возросшие объемы лесосплава вызвали необходимость создания крупных механизированных рейдов на участках рек, выходящих на су доходные магистрали, или в пунктах пересечения рек с железными до рогами. На большинстве рейдов принимали сплавляемый молем лес, удерживали его в запанях, сортировали и формировали плоты. Спло точно-формировочные рейды создали не только для сплавляемого по рекам молем леса, но и в пунктах примыкания к сплавным путям лесо возных дорог с большими объемами вывозки древесины.

На зимних плотбищах бревна сплачивали в пучки, которые отправ ляли в сплав «вольницей» и в устьях первичных рек перехватывали реевыми бонами или запанями. Рост сплава в плотах вызвал увеличение переработки древесины на крупных сплоточно-формировочных рейдах.

Были созданы лесозадерживающие и рейдовые сооружения, обеспечи вающие сортировку бревен по сортиментам, длинам и диаметрам, сплотку и формировку плотов, а также сортировочные сетки, ускорите ли и гасители скоростей течения, сооружения для уменьшения толщи ны формирующихся в запанях пыжей древесины и др.

На водных путях работало свыше 250 лесосплавных контор и рей дов, оснащенных новой техникой и инфраструктурой (благоустроенные поселки со школами, клубами, красными уголками, больницами, амбу латориями, детскими садами и яслями).

Появление новых машин и механизмов в 60-е гг. ХХ века способст вовало повышению уровня механизации лесозаготовок. Для сравнения приведем уровень механизации в Карелии по операциям [57]:

1940 г.: валка – 0, трелевка – 0,3, погрузка на верхних складах – 27, вывозка – 23, погрузка в вагоны на нижних лесоскладах – 0,3 %;

1950 г.: валка – 49, трелевка – 54, погрузка на верхних складах – 75, вывозка – 55, погрузка в вагоны на нижних лесоскладах – 38 %.

1958 г.: валка – 99, трелевка – 95, погрузка – 98, вывозка – 88, по грузка в вагоны на нижних лесоскладах – 57 %.

В конце 50-х гг. ХХ века активизировались НИОКР по механизации и машинизации лесосечных работ. В 1969 г. были приняты к серийному производству безредукторная бензопила «Тайга», бензосучкорезка БС- и мобильная сучкорезная установка ЛО-25. Бензопила «Тайга» имела двигатель мощностью 5 л. с. и весила в рабочем состоянии 12 кг. Ис ключение редуктора позволило увеличить скорость пильной цепи до 15 м/сек – на 50 % по сравнению с редукторной бензопилой МП-5 «Урал». Низкое положение ручек позволяло эффективно исполь зовать ее в гористой местности. Завершилась многолетняя работа по созданию ручной бензосучкорезки БС-1 (мощность 3,2 л. с.;

вес в рабо чем состоянии 7,8 кг;

длина пильной шины 15 см;

скорость пильной цепи 13 м/сек). Была внедрена мобильная сучкорезная установка ЛО- весом 1700 кг. Она работала с одним или двумя трелевочными тракто рами, используемыми для протаскивания деревьев через режущий ор ган установки. Был принят к промышленному производству колесный трелевочно-транспортный трактор К-703 с технологическим оборудо ванием для трелевки леса. Готовилась к освоению валочно пакетирующая машина ЛП-2 (прежний индекс Дятел-2) [39].

В этот период лесные ресурсы Карелии превратились в мощную сырьевую базу для целлюлозно-бумажных и лесопильно-деревообра батывающих предприятий республики. В 1958 г. вывозка древесины в Карелии составила 16,7 млн. м3 (деловой древесины – 13,3 млн. м3).

Начали перерабатывать отходы лесопиления в технологическую щепу на Кемском, Беломорском, Ильинском и др. лесозаводах. Уже в 1958 г.

в республике 55 тыс. м3 опилок было переработано на спирт и 76 тыс. м щепы – в целлюлозу. Предприятия республики производили также гид ролизный спирт, сульфатное мыло, таловое масло, канифоль, скипидар, ящичную тару, столярную плиту и др. [57].

Председатель Карельского совнархоза А. В. Кудрявцев отмечал [88], что объем вывозки древесины в республике увеличился с 9,6 млн. м3 в 1955 г. до 12,8 млн. м3 в 1957 г., а в 1958 г. до 13,9 млн. м3, производи тельность труда за три года увеличилась на 37 %. Комплексная выра ботка на списочного рабочего составляла в 1955 г. 275 м3, а в 1958 г.– 374 м3 в год. По сравнению с 1955 г. парк лесовозных машин увеличил ся на 30 %, паровозов на 45 %, трелевочных тракторов на 33 %. Га зогенераторные тракторы КТ-12 полностью заменили дизельные ТДТ-40. На вывозке преобладали автомобили ЗИЛ-151, МАЗ-200 и МАЗ-501 (свыше 70 % машинного парка), их грузоподъемность была в 1,5–2 раза выше, чем у применявшихся ранее ЗИС-5. В 1955 г. трелевка деревьев с кроной составляла менее 2 % от общего объема механизиро ванной подвозки, в 1958 г. она достигла уже 50 %. Удельный вес вывоз ки древесины в хлыстах увеличился за 3 года с 31 до 73 %. В 1958 г.

1055 малых комплексных бригад выполняли 95 % общего объема лесо заготовок. Переход вальщиков на одиночную валку позволил высвобо дить для других работ около 900 чел. За три года введено в строй девять лесозаготовительных предприятий, построено свыше 30 новых рабочих поселков. Количество инженерно-технических работников со средним специальным и высшим образованием увеличилось с 1548 до 2296 чел.

Подводя итоги работы лесозаготовительной отрасли, можно отме тить, что в послевоенные годы в связи с интенсивным расширением лесозаготовок, необходимостью постепенного перемещения в неосво енные лесные массивы, в которых не было дорог и др. причинами лес промхозам придавали небольшие по запасам сырьевые базы и проекти ровали их на срок 20-30 лет[179]. Именно это обусловило выбытие про изводственных мощностей леспромхозов, исчерпавших свою сырьевую базу. В результате в конце пятидесятых годов лесозаготовки в много лесных районах были расширены и смещены в леса Карелии, Европей ского Севера, Урала, Сибири, Дальнего Востока из центральных рай онов страны.

Перенос целого ряда операций по первичной обработке хлыстов и деревьев с кроной на нижний лесосклад (растаскивание хлыстов, рас кряжевка, сортировка, а при вывозке деревьев с кроной и обрубка обрезка сучьев) превратил эти склады в механизированные и энергона сыщенные подразделения лесозаготовительных предприятий. Это, в свою очередь, создало возможность концентрации больших объемов обрабатываемой древесины и обусловило поиск для этих подразделе ний эффективных технических средств с поточным выполнением опе раций первичной обработки древесины, механизацию и автоматизацию этих операций. Кроме того, именно развитие нижних складов, располо жение многих из них рядом с пунктами отгрузки (железными дорогами широкой колеи, пристанями) обусловило создание рядом с ними благо устроенных лесных поселков с постоянными кадрами рабочих.

Объем вывозки древесины за 1957-1960 гг. в Российской Федерации увеличился на 14 млн. м3. Комплексная выработка на одного списочно го рабочего в 1960 г. составила 424 м3 против 314 м3 в 1957 г. В 1960 г.

60 % древесины вывозили в хлыстах [15].

Однако к этому времени все еще практически не была решена про блема механизации обрубки сучьев. В то время как процессы заготовки, подвозки, вывозки на 89–96 % выполнялись машинами, обрубка сучьев была механизирована всего на 9 %. Лесосплавные работы были механи зированы в целом на 35–40 %. В лесопилении на долю ручных работ даже на крупных лесозаводах в лесопильном потоке приходилось 30– % от общего объема работ, 60–70 % – на складах сырья и пиломатериа лов и 50–60 % – в деревообрабатывающих цехах [30].

Анализ развития ЛПК за 1946-1955 гг. показывает, что положитель ные тенденции в этот период обеспечила серьезная государственная поддержка предприятий отрасли, вызванная значением лесных ресур сов как для внутреннего рынка, так и для внешнего в качестве источни ка получения валюты. Эта поддержка основывалась на жестком, а по рой и жесточайшем директивном управлении, позволявшем перебрасы вать людские ресурсы по территории страны на лесозаготовки и строи тельство ЦБК, использовался репрессивный аппарат, включая функ ционирование ГУЛАГа, осуществлялось оперативное отслеживание результатов работы предприятий отрасли с функционированием систе мы социалистического соревнования между предприятиями, цехами, бригадами, рабочими. Положительным сдвигам способствовало созда ние системы многоуровневого лесного образования, подготовки кадров рабочих, среднего звена, инженеров, руководителей предприятий, включая и активную работу по обмену передовым опытом.

В целом же за послевоенные годы (1946-1960 гг.) лесозаготовитель ная отрасль страны совершила качественный скачок в своем развитии, и этот этап с полным правом можно назвать этапом становления отечест венной лесной индустрии. В этот же период произошло укрепление научного и образовательного потенциала, недооценка которого в по следующие годы привела к утрате позиций лесопромышленной отрасли и отечественного лесного машиностроения и, соответственно, к отста ванию в технологическом развитии перед западными странами.

9. МАШИНИЗАЦИЯ ЛЕСОЗАГОТОВОК (1961-1970 гг.) Общая ситуация в стране. К началу 1960-х гг. в России был сформирован серьезный индустриальный и научный потенциал.

В 1961 г. XXI съезд КПСС провозгласил идею строительства коммунизма (к 1980 г.), предложив к 1970 г. превзойти США по производству продукции на душу населения (передовица девято го номера журнала «Лесная промышленность» за 1961 г. под на званием «Коммунизм становится явью» начиналась словами «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме»). В этот период ставились и такие задачи, как перенос стока север ных рек Печоры и Вычегды через Каму в Волгу [191]. 1962 г. стал крушением «хрущевской оттепели». В октябре 1964 г. Н. С. Хру щева отстранили от власти в результате внутрипартийного пере ворота, новым лидером стал Л. И. Брежнев. Был организован единый Госплан, восстановлены отраслевые министерства, лик видированы совнархозы. В стране развивалось технократическое движение, шел поиск путей автоматизации управления, изучался опыт зарубежного менеджмента. Период 1964-1984 гг. был на зван эпохой «развитого социализма». К 1970 г. СССР превосхо дил США по уровню производства угля, кокса, тракторов, цемен та. СССР обогнал США по объему производства угля, стали и нефти. Месторождения нефти и газа в Западной Сибири позво лили увеличить экспорт топлива. Приток технологий и потреби тельских товаров оплачивался за счет экспорта сырья и золота, к 1976 г. внешний долг СССР достиг 6 млрд. долларов. Затем на ступил период застоя. Оккупация Чехословакии в августе 1968 г.


свела «на нет» надежды стран Восточной Европы осуществлять свои модели развития. Развитие советской экономики сущест венно замедлилось, основная масса населения получала не большие, но гарантированные зарплаты, пенсии и льготы, в стране было бесплатное образование и здравоохранение, прак тически бесплатное, но весьма дефицитное жилье. С Запада им портировали большое количество зерна и различных потреби тельских товаров. Экономика была плохо сбалансирована, про изводства были энергоемкими, хронически отставал аграрный сектор. Начал обесцениваться труд инженеров, что привело к отставанию от Запада в области передовых технологий транс порта, связи, информатизации, электроники и т. д.

В этот период была поставлена задача решения вопроса «о взаимо увязке способов рубок и способов восстановления лесов». Член корреспондент ВАСХНИЛ В. Г. Нестеров писал: «По нашему мнению, лучшее решение вопроса может быть достигнуто, когда в самом спосо бе эксплуатации лесов уже заложены пути его возобновления. Наступи ла пора отказаться от наивной формы требований лесоводов к лесозаго товителям, и наоборот. Нужно прекратить как независимые действия лесозаготовителей, так и слепой подход к разведению леса без отчетли вого представления о целевом назначении тех или иных насаждений.

Раздельное решение вопросов лесоэксплуатации и лесовозобновления, несмотря на большой административный аппарат, затрудняло выполне ние планов рубок и восстановления лесов. В комплексном хозяйстве нужны единые системы рубок и возобновления, так как это есть два слагаемых единого комплексного лесного хозяйства» [123].

С 1959 по 1966 г. совнархозы объединили лесное хозяйство с лесной промышленностью. Известные специалисты отрасли приводят сведения о том, что в этот период снизились эффективность лесохозяйственных мероприятий, показатели прироста запасов древесины, ввода лесных культур в покрытую лесом площадь и др. [139] В 1959 г., управление лесами было сосредоточено в Главном управлении лесного хозяйства и охраны леса при Совете Министров РСФСР (в остальных республиках бывшего СССР подобные органы существовали с 1957 г.).

В этот период существенно выросло значение лесного экспорта как важнейшего источника во внешнеторговом балансе страны. Рост лесно го экспорта характеризуется следующими показателями: экспорт ба лансов: в 1956 г. – 528 тыс. м3, в 1961 г. – 2328 млн. м3;

рудстойки: в 1956 г. – 640 тыс. м3, в 1961 г. – 997 тыс. м3, хвойных пиломатериалов: в 1956 г. – 2210 тыс. м3, в 1961 г. – 5204 тыс. м3 и т. д.

Однако уже в те годы, как и в настоящее время, специалистами под нимались вопросы о необходимости повышения качества экспортной лесопродукции, ее выработки, хранения, сушки, транспортировки [141].

В генеральной схеме развития лесной промышленности СССР леса были сгруппированы в три зоны [179]:

1 – необжитые леса Сибири и Дальнего Востока, где было сосредо точено 19,2 млрд. м3 древесины – 36 % общих запасов спелых и пере стойных насаждений и проживал 1 % населения страны, а объем лесо заготовок составлял всего 2 %. Эти леса были удалены от железнодо рожных магистралей и потребителей древесины и не могли быть быст ро вовлечены в эксплуатацию;

2 – лесодефицитная зона, включающая малолесные районы центра, юга, запада, часть Северо-Запада, Казахстана и районы Средней Азии.

В ней проживало 82 % населения страны и было сосредоточено 2, млрд. м3, а объем лесозаготовок составлял 23,6 %;

3 – промышленная зона, включающая многолесные районы Севера европейской части СССР, Урала, Сибири, Дальнего Востока, где про живало 17 % населения страны, было сосредоточено 59,5 % всех запа сов леса и заготовлялось 74,5 % общего объема лесозаготовок.

Развитие лесозаготовок в многолесных районах началось со строи тельства магистральных железных дорог, проходящих через нетрону тые лесные массивы Севера и Сибири к огромным запасам спелого и перестойного леса, а также путем создания в этих районах новых лесо заготовительных предприятий.

Первыми стали: магистраль Микунь Кослан (Коми СССР) длиной 198 км, позволившая осваивать леса с общим запасом 100 млн. м3 в бас сейнах рек Вычегды и Мезени;

Архангельск Карпогоры, связавшая архангельские целлюлозно-бумажные комбинаты и лесозаводы с бас сейнами рек Пинеги и Мезени с общим запасом 334 млн. м3;

Ачинск Абалагова (Красноярский край) длиной 275 км с ликвидным запасом 263 млн. м3 и возможным объемом заготовок 4,8 млн. м3, дающим вы ход сплавного леса Ангаро-Енисейского района и готовой продукции лесозаводов Маклаково-Енисейской группы;

Ивдель Обь (Свердлов ская и Тюменская области) длиной 372 км, к которой примыкали леса с запасом сырья 490 м3, а также железные дороги Тавда Сотник (Тю менская область), Асино Белый Яр (Томская область) и Верхне Печорская железная дорога, примыкающая к лесам верховья реки Пе чоры с эксплуатационным запасом 500 млн. м3 [179].

В этот период усилилось внимание к созданию лесозаготовительных предприятий постоянного действия с благоустроенными поселками.

Было принято решение проектировать поселки как составную часть леспромхозов и финансировать их строительство с учетом полного на бора зданий культурно-бытового назначения, а также специфики раз мещения поселков в неосвоенных лесных районах вдали от промыш ленных центров. Поселки необходимо было располагать вблизи от про мышленной площадки леспромхоза, чтобы иметь возможность удовле творять потребности предприятия и поселка (одна котельная, общий водопровод) и сократить переходы рабочих к месту работы и обратно [63].

В начале 60-х гг. основной формой организации труда на лесозаго товках были малые комплексные бригады на базе тракторов ТДТ-40 и ТДТ-60 (по 5-6 чел.) и тракторов С-100 (6-8 чел.). Росли объемы вывоз ки деревьев в хлыстах и с кроной. Например, в Карелии в этот период уже 97 % древесины трелевали с кроной, а удельный вес крупнопакет ной погрузки древесины составил 63 % [144]. Нерешенной проблемой оставалась ручная обрубка сучьев, которой в стране в 1962 г. было за нято более 100 тыс. рабочих. В то же время заметно улучшалось осна щение нижних лесоскладов, на которые к концу 1962 г. направили бо лее 500 консольно-козловых и башенных кранов, около 150 полуавто матических линий, свыше 600 окорочных станков, в основном для окорки рудничной стойки [16].

К середине шестидесятых годов возросла энерговооруженность тру да лесозаготовителей, резко уменьшились объемы прямой вывозки леса тракторами, трелевка леса на многих предприятиях была отделена от погрузки, начались машинизация обрезки сучьев и широкое внедрение полуавтоматических линий на раскряжевке хлыстов и автопоездов по вышенной грузоподъемности.

На территории СССР в конце 50-х – начале 60-х гг. сформировалась база производства лесозаготовительной техники. Онежский тракторный завод выпускал гамму лесных тракторов, базовую для лесных и лесохо зяйственных машин в европейской части России. Завод создал трактор ТДТ-40М, мощность которого за счет форсирования и увеличения обо ротов двигателя была повышена до 48-50 л. с., был гидрофицирован сброс щита трактора, усовершенствована его ходовая часть. Трактор ТДТ-40М был переходной конструкцией между тракторами ТДТ-40 и ТДТ-55, выпуск которого был начат в середине 60-х гг. В этот же пери од совместно с Ленинградской ЛТА завод создал несколько образцов валочно-трелевочных машин, включая ВТМ-48, изготовил опытный образец тягача Т-210 высокой проходимости и приступил к созданию трактора-амфибии для механизации работ на первоначальном лесо сплаве [128].

В 1962 г. Алтайский тракторный завод начал выпуск трелевочного трактора ТДТ-75, с 1971 г. – трелевочного трактора ТТ-4, а затем ТТ-4М [126].

Завод «Лесмаш» (Йошкар-Ола) выпускал валочно-пакетирующие машины (ВПМ). Первые их модели создавались на базе тракторов ТДТ-55, а затем на базе экскаваторов. Позже ВПМ делали на базе ал тайских тракторов ТТ-4. После первой модели ЛП-2 появилась ее мо дификация, затем модели ЛП-18, ЛП-19, ЛП-49, ВТМ-4. Подобные ма шины выпускали пермский завод «Коммунар» и Абаканский машино строительный завод [133].

На лесозаготовительных предприятиях работало около 20 тыс. подъ емно-транспортных машин, в т. ч. более 5000 погрузчиков (из них око ло 2500 челюстных), свыше 5400 стреловых кранов, 6890 лебедок, око ло 1000 консольно-козловых и более 1000 башенных кранов. Из всего цикла этих работ были полностью механизированы подъем, перемеще ние и опускание пачек лесоматериалов, а набор или формирование па чек, застропка, отцепка стропов производились вручную, их длитель ность в общем цикле достигала 40 %. На каждые 1000 м3 погружаемой в вагоны или укладываемой в штабель древесины затрачивалось до 40 чел.-дней, причем 75 % трудозатрат приходилось на ручную работу стропальщиков по формированию и подцепке груза к крюку крана.

Уровень механизации труда на подъемно-транспортных операциях в 1969 г. составлял: погрузка на верхних складах – 27,6 %, штабелевка – 24,6, погрузка на нижнем складе – 29,6 %. На погрузочно-разгрузочных операциях ручными работами на лесозаготовках было занято более 27 тыс. чел. [180].

Важным вопросом является механизация работ на приречных скла дах. Уровень механизации погрузочно-разгрузочных работ при штабе левке леса на приречных складах и сброске в воду также был низок. На прирельсовых нижних складах работали козловые кранов средней гру зоподъемности ККУ-7,5, ККУ-10, ККС-10 и краны большой грузоподъ емности (30 т) – К-305Н, К-30-32, КСК-30-42А и др. На предприятиях Свердлеспрома, Красноярсклеспрома и др. производительность крана ККС-10 с грейфером ВМГ-10М с поворотным устройством достигла на штабелевке 600-620 м3, на погрузке в вагоны – 420 м3 в смену [180].

В эти годы были почти полностью механизированы валка, трелевка, вывозка и погрузка леса на верхних складах. За 1950-1958 гг. уровень механизации валки возрос с 38,1 до 94,7 %, трелевки – с 29 до 86,7 %, погрузки на верхних складах – с 14,9 до 77,9 %, вывозки – с 56,7 до 91 %, объем вывозки древесины по предприятиям Минлеспрома СССР увеличился с 104,3 до 205,4 млн. м3 (98 %). Парк тракторов вырос более чем в три раза, лесовозных автомобилей – в 1,6 раза, количество бензо пил достигло 55,2 тыс. шт. В период интенсивной механизации лесоза готовок выработка на списочный трелевочный трактор в год возросла с 3120 (1950 г.) до 4542 м3 (1960 г.) – на 45,6 %, а выработка на лесовоз ный автомобиль более чем в два раза. Однако уровень механизации обрубки сучьев, сортировки и штабелевки был крайне низким (на об рубке сучьев всего 6 %). В результате общий процент механизирован ного труда в отрасли остался невысоким. Удельный вес ручных работ в общих трудозатратах в 1969 г. составлял: на лесосеке – 49,6 %, на транспорте – 23,7 %, на нижнескладских работах – 44,3 %, на подгото вительно-вспомогательных – 36,2 % [28].

При вывозке древесины по узкоколейным железным дорогам в тот период решалась задача перевода паровозов на жидкое топливо, обу словленная тем, что стоимость дровяного топлива составляла 35-45 % себестоимости паровозо-смены [196].

В 1963 г. почти две трети заготовленной в РСФСР древесины транс портировалось к пунктам потребления и перевалки на железную дорогу по густо разветвленной сети больших и малых рек. На лесосплаве все еще было занято колоссальное количество людей – в среднем 160 тыс. чел., а в весенний период – до 240-250 тыс. чел. [106].

Однако все больше росло значение сухопутного транспорта леса и приходило понимание необходимости сокращения молевого сплава.

Уже в те годы, несмотря на сравнительно небольшое расстояние вывоз ки леса, отмечалось, что одной из основных причин, сдерживающих работу отрасли и рост производительности труда на лесозаготовках, являлась крайне слабая оснащенность лесной промышленности лесо возными дорогами круглогодового действия [28].

Около 60 % древесины вывозили по грунтовым и грунтово лежневым дорогам. В первом квартале вывозили свыше одной трети годового объема древесины, а во втором и третьем кварталах – не более одной пятой общего объема. Нехватка лесовозных магистральных до рог круглогодового действия и усов ставила выполнение плана по вы возке леса в зависимость от погодных условий. По нормативам того времени ежегодно должно было строиться 7-8 тыс. км магистральных путей (в т. ч. 3 тыс. км зимних) и около 40 тыс. км временных дорог усов (из них 15 тыс. км зимних).

Строительство грунтовых и деревянно-лежневых дорог ранее оп равдывалось использованием автомобилей небольшой грузоподъемно сти и отсутствием в лесной отрасли дорожно-строительной техники для строительства более совершенных дорог. Однако эти дороги имели серьезные недостатки, прежде всего – невозможность круглогодичного использования. Простои автопарка из-за бездорожья доходили в сред нем до 80 дней в году.

Очень трудоемкие и дорогие в строительстве деревянно-лежневые покрытия под воздействием автопоездов разрушались за 3-5 лет, на строительство одного километра таких дорог расходовалось 350-800 м деловой древесины, а на ежегодный ремонт, начиная с первого года эксплуатации, еще до 100 м3. В итоге ежегодный расход на строитель ство и содержание таких дорог составлял в целом по стране 2 млн. м деловой древесины в год. Срок службы автомобилей на таких дорогах был в два раза меньше, чем на дорогах с улучшенным покрытием [36].

Немаловажно и то, что на строительство и содержание деревянно лежневых дорог затрачивались колоссальные древесные и финансовые ресурсы, а после разработки очередных лесных участков эти дороги приходили в негодность и разработанный лесной массив вновь стано вился транспортно недоступным для использования, в том числе и для целей ведения лесного хозяйства.

Недостаточное внимание вопросам строительства и содержания ле совозных дорог может быть проиллюстрировано на примере Вологод ского леспромхоза, который в 1958 г. построил 311 км дорог, в 1959 г. – 363 км, в 1960 г. – 277 км, в 1961 г. – 256 км [15].

Использование повсеместно только гусеничных трелевочных трак торов с небольшой скоростью движения со средним расстоянием тре левки 300 м обусловило необходимость создания густой сети времен ных лесовозных дорог-усов. Отсюда была и большая потребность в до рожно-строительной технике и людских ресурсах. Поэтому основными причинами, сдерживающими рост лесозаготовок в стране, являлись низкие темпы и недостаточные объемы строительства дорог.

Специалисты хорошо знали, что в этот период зарубежные страны с развитыми лесозаготовками (Финляндия, Швеция, Канада, США и дру гие) уже перешли на использование колесных тракторов, которые по сей день широко применяются для трелевки сортиментов с лесосеки.

Перед отечественными создателями лесной техники в те годы стоя ли серьезнейшие проблемы, сдерживавшие внедрение многих блестя щих идей отраслевой и вузовской науки. Дело в том, что стоимость лесных ресурсов в те годы (к сожалению, и сейчас) остается низкой, крайне низкой была и директивно определяемая стоимость продукции лесозаготовителей – круглого леса.

Исходя из этого также низко директивно определяли цену лесных тракторов и машин. В итоге создатели лесной техники были ограниче ны в использовании не только не имеющихся в те годы в стране высо коэффективных средств управления (гидро-, электро- и пневмоавтома тики), но и не имели доступа к высококачественным сталям, направ ляемым на оборонные производства, не было доступа и к зарубежным комплектующим.

Необходимо отметить, что уже в этот период была подготовлена стартовая площадка для ускоренного рывка в техническом переоснаще нии отрасли. Однако в дальнейшем стремление всячески удешевлять конструкции лесных машин, наличие планово-директивной системы, при которой машины распределяли централизовано, ограниченные воз можности использования при изготовлении машин качественных ста лей и гидроаппаратуры, наличие дешевой рабочей силы и др. причины приостановили возможности реализации накопленного научно технического потенциала в дальнейшие десятилетия.

Этот довод подтверждается низким уровнем использования основ ного лесозаготовительного оборудования, почти половина находящихся в лесу машин не участвовала в производственном процессе [97]. Все это происходило при наращивании производственных мощностей и понят но, что никаких рыночных отношений в тот период не было.

Специалистами отмечалось, что в 1960-е гг. произошло снижение темпов роста производительности труда, что попытки повысить их про должались за счет создания новых модификаций техники и увеличения ее мощностей, а сеть лесовозных дорог в отрасли оставалась неразвитой (меньше зарубежных в 5 и более раз) [179].

Научно-технический задел ученых и конструкторов ЦНИИМЭ, КарНИИЛПа, Ленинградской ЛТА, Московского института леса, По волжского и Воронежского ЛТИ, СевНИИЛПа, ВНИИЛМа, ЦНИИлесо сплава, НПО «Лесмаш», Гипролесмаша, многих конструкторских орга низаций так и не смог быть в полной мере реализован. Возможно, этому помешало и сопротивление ряда видных ученых того времени созда нию мощных многооперационных машин. Были даже высказывания о том, что при выполнении одной машиной нескольких операций от ра бочего потребуется такая быстрота реакции, достичь которой почти невозможно. Этот спор позднее разрешили время и научно-технический прогресс, и агрегатные машины заняли достойное место на лесосечных работах [149].

Именно с этого периода, видимо, и началось отставание от зарубеж ных фирм, работавших над созданием высокопроизводительных и на дежных лесных машин с перспективными системами управления.

Необходимо отметить, что эти факты еще раз подтверждают талант отечественных ученых, конструкторов, машиностроителей, умудряв шихся в тех условиях предлагать прогрессивные технические решения и создавать лесную технику из доступных им материальных ресурсов.

Однако в нашей стране этот ресурс не был использован, и в даль нейшем мы безнадежно отстали от стремительно завоевывающей рынок скандинавской колесной лесной техники и от внедрения сортиментной технологии, которую в дальнейшем стали называть «скандинавской».

10. ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОПЕРЕСТРОЕЧНЫЕ ГОДЫ (1971-1984 гг.) Общая ситуация в стране. Вопросы развития предпринима тельства и перехода к частной собственности игнорировались, однако активно развивалась «теневая» экономика, обострились проявления коррупции и разложения партийно-государственного аппарата. Попытки преобразовать экономику в рамках директив ной системы, теряющей свои достоинства, не дали результатов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.