авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Продолжались экстенсивное развитие экономики и ее милитари зация. Работа третьей части занятых в добывающих и обрабаты вающих отраслях была направлена на укрепление оборонного комплекса страны. Страна начинала выживать за счет необрабо танных природных ресурсов, прежде всего, экспорта нефти. По пытки Ю. В. Андропова, бывшего у власти с конца 1982 г. по февраль 1984 г., директивными указаниями навести дисциплину труда и бороться с коррупцией не дали результатов. После его смерти Генеральным секретарем ЦК КПСС один год был К. У.

Черненко. Несмотря на локальные успехи в научно-техническом прогрессе в начале 1980-х гг., к их середине в стране наблюдал ся застой экономики, слабела трудовая дисциплина. Усилилось отставание от развитых стран темпов экономического роста и уровня жизни, а также научно-технической сферы, особенно в области информационных технологий. Все это не могло не отра зиться на состоянии лесного комплекса страны [35].

В 1977 г. были приняты «Основы лесного законодательства Союза ССР и союзных республик», в 1978 г. был принят Лесной кодекс РСФСР [139].

Лесопользование в семидесятых годах характеризовалось разной интенсивностью и территориальным размещением. По уровню эксплуа тации леса можно было распределить на зоны высокой, средней и низ кой интенсивности лесопользования, а также резервные массивы – осо бая (четвертая) зона [173].

В зоне высокой интенсивности отпуск древесины был равен расчет ной лесосеке или превышал ее. В нее входили Центрально Черноземный, Волго-Вятский, Поволжский и Северо-Кавказский эко номические районы, где было сосредоточено 77 % населения России и было всего 9 % лесопокрытой площади. Леса были отнесены к I-II группам с соответствующим режимом лесного хозяйства. Для зоны было характерно слабое развитие лесозаготовок в лесах I группы. Рас четная лесосека использовалась на 60 %. Преобладание спелых и пере стойных насаждений при низких темпах их эксплуатации и повышен ные возрасты рубки приводили к большим потерям древесины [173].

В зону средней интенсивности входили основные районы лесозаго товок: Уральский и Северо-Западный, некоторые районы Сибири и Дальнего Востока. Расчетная лесосека использовалась только по дело вой древесине. Типичным представителем этой зоны была Карелия, где в недорубах оставалось 2,2 млн. м3, не вывозилось к месту погрузки около 3 млн. м3.

В зону низкой интенсивности лесопользования входила большая часть районов Сибири и Дальнего Востока. Леса относились к III груп пе. Расчетная лесосека использовалась на 50-80 % [137].

Действовавшая в стране система организации управления затрудня ла более рациональное разделение труда. Иногда предприятия отрасли в силу низкой специализации включались в систему того или иного главка чисто условно. Не всегда была оправданна и узкая специализа ция отдельных предприятий по производственным циклам: лесозаго товки, переработка древесины и т. д. Наряду с этим в одном и том же экономическом районе и даже в одном городе нередко параллельно действовало несколько комбинатов и предприятий. Иногда этот парал лелизм был вызван конкретными условиями, но чаще всего он сущест вовал по старинке, в силу привычки. В системе Минлеспрома СССР в 1971 г. насчитывалось около двух тысяч предприятий, в которых было занято почти два миллиона работающих. Территориальная разбросан ность лесопромышленных предприятий такова, что даже лесопункты отстояли от центральных усадеб на десятки километров, а более круп ные структурные единицы осуществляли функции управления за сотни, а то и тысячи километров. Например, подведомственная Красноярск леспрому лесная территория была равна площади Западной Европы.

Структурная многоступенчатость и функциональная раздроблен ность особенно отрицательно сказывались на оперативном руководстве, на стыках многочисленных звеньев то и дело возникали перебои и не согласованность действий. Управленческая схема, состоящая из комби натов, трестов и главков, оказалась громоздкой и недостаточно гибкой.

В ходе структурного укрупнения в системе Минлеспрома СССР было создано девять территориальных объединений лесозаготовительной промышленности, тринадцать мебельных и ряд лесопильно деревообрабатывающих объединений. Основные идеи совершенствова ния структуры органов управления отраслью состояли в следующем.

Создается трехзвенная структура управления (предприятие – государ ственное промышленное хозрасчетное объединение — министерство);

основным звеном управления становятся хозрасчетные объединения;

намечается укрупнить предприятия, более обоснованно распределить их по подчиненности;

внимание министерства концентрируется на ре шении принципиальных вопросов развития отрасли. Предусмотрены различные виды объединений. Среди них – общесоюзные (или респуб ликанские), охватывающие целое производственное направление или одну из специализированных разновидностей: Фанспичпром, Лесрем маш и др. Другой тип — объединения предприятий целого экономиче ского района, где также соблюдается отраслевой признак (Кировлес пром, Кареллесоэкспорт и др.). Третий тип – объединения, охватываю щие предприятия одного профиля на территории нескольких экономи ческих районов: Центромебель, Волгомебель и другие. Территориаль но-отраслевые объединения создаются с преимущественной специали зацией на лесозаготовках, лесопилении и деревообработке и производ стве мебели. Как правило, объединения включали предприятия в преде лах административных границ (АССР, край или область), однако неко торые состояли из предприятий двух-трех соседних областей [114].

В начале 1970-х гг. была развита материально-техническая база на учно-исследовательских институтов, расширены лабораторно-конст рукторские и экспериментальные площади ЦНИИМЭ, введены в дейст вие вычислительный центр в Химках, испытательный полигон в Мос товском леспромхозе, закончено строительство экспериментально механического цеха в СибНИИЛПе, экспериментальных цехов в Кре стецком, Мостовском, Гузерипльском и Предивинском леспромхозах [171].

К концу 1975 г. в отрасли насчитывалось 3744 научных сотрудника, в т. ч. 545 (14,6 %), кандидатов наук и 14 докторов наук. С 1971 по 1975 г. число докторов в отрасли удвоилось, а кандидатов наук увели чилось на 60 %. Из общего количества специалистов, имеющих ученую степень, более 80% работало в отраслевых научно-исследовательских институтах. Лесная и деревообрабатывающая промышленность отста вала от других отраслей по насыщенности специалистами высшей ква лификации. Наряду с некоторой нехваткой ученых, работающих в лес ной промышленности, имела место неравномерность их распределения.

Основная часть докторов и кандидатов наук была сосредоточена в ин ститутах, расположенных в центральных районах (Москва, Ленинград, Киев). ЦНИИФ, ВНИИдрев, ЦНИИМЭ, ВНИПИЭИлеспром, Укр НИИМОД, ЦНИИлесосплава были укомплектованы специалистами с ученой степенью на 20 %, а многие отраслевые институты, располо женные в основных лесозаготовительных районах страны (СевНИИП, КарНИИЛП, КомиГипроНИИлеспром), испытывали недостаток в спе циалистах высшей квалификации [160].

Лесозаготовительные предприятия в 1970-х гг. были оснащены по луавтоматизированными нижними складами, на которые вывозили хлысты и деревья. Эти предприятия заготовляли круглые лесоматериа лы, пневый осмол, вырабатывали пиломатериалы, шпалы, строили до роги. В 1977 г. функционировало 888 полуавтоматических раскряже вочных линий ПЛХ-3, ПЛХ-3А. Были построены рабочие поселки.

Усилилось внимание к комплексному использованию древесины, были внедрены установки для производства технологической щепы УПЩ-3, УПЩ-6, УПЩ-12 с барабанами сухой окорки, рубительными машинами и сортировками, вырабатывались колотые балансы, дрова использовали на технологические цели, начало формироваться плитное производство.

В этот период активизировалось создание технологий для заготовки отходов лесозаготовок. Было закуплено несколько рубильных устано вок: «Кархула 312В», «Брукс» и др., НИИЦМмашем на базе трактора ТДТ-55 была разработана рубильная установка МРГС-5, ЦНИИМЭ – ЛО-63 на базе трактора ТБ-1. КарНИИЛПом был разработан подбор щик-погрузчик лесосечных отходов ЛП-23, ЦНИИМЭ – подборщик погрузчик ПЛО-1 и автощеповоз ЛТ-7А, Иркутским филиалом ЦНИИМЭ – контейнерный автопоезд ТМ-12 [136].

Заготовкой пневого осмола и живицы в этот период занимались химлесхозы, входившие в состав всесоюзного объединения «Союзхим лес», позднее осмолозаготовками начали заниматься и леспромхозы.

КарНИИЛПом была разработана и внедрена не имеющая аналогов в те годы система манипуляторных машин (АКП-1, ЛП-23, Р-402 и др.) для заготовки пневого осмола.

К этому времени в больших масштабах были внедрены тросово чокерные тракторы ТДТ-55, используемые малыми комплексными бри гадами на трелевке леса с погрузкой. Валка велась, как правило, валь щиком без помощника, деревья трелевали с кроной, сучья обрубали топорами на верхнем лесоскладе. Погрузка велась крупными пакетами.

Состав бригад: вальщик, тракторист, чокеровщик, 2-3 сучкоруба.

Основная технология лесозаготовок в тот период была хлыстовая с использованием на лесосеках тракторов ТДТ-55 взамен КТ-12 и ТДТ-40, ТТ-4 взамен ТДТ-75, Т-100. Расширилось применение бесчо керного трелевочного трактора ТБ-1, обеспечивающего сбор деревьев манипулятором и трелевку их в полупогруженном положении. Бесчо керные машины ЛП-18 (ЛП-11) на базе трактора ТТ-4 были разработа ны СибНИИЛПом совместно с Абаканским заводом «Лесреммаша» и Пермским машиностроительным заводом «Коммунар».

В начале 1970-х гг. наметился переход к машинной валке леса [170].

Были внедрены валочно-пакетирующие машины ЛП-2, затем машины ЛП-17, ВТМ-4, ЛП-30, ЛП-31, ВПМ ЛП-19 и др. На верхних складах внедряли сучкорезные установки ЛО-25 для пачковой очистки деревь ев, сучкорезные машины СМ-2 и ЛО-72 и челюстные погрузчики П-2, П-19, ПЛ-1. Лес вывозили автомобилями ЗИЛ 151, позднее ЗИЛ-157, МАЗ-501, КрАЗ-255Л со всеми ведущими осями и двухосными роспус ками высокой грузоподъемности. Это позволило в районах с устойчи выми грунтами строить недорогие упрощенные дороги. Трелевочные тракторы освободили от погрузки на лесовозные автомобили, их заме нили челюстные погрузчики, в 1970 г. в леспромхозах их было более 2 тыс., годовой объем погрузки ими превышал 60 млн. м3 [4]. В 1975 г.

на предприятиях Минлеспрома уже было около 9 тыс. погрузчиков П-19 и П-2, обслуживающих обычно 3-4 трелевочных трактора.

За разработку и широкое внедрение в промышленность высокоэф фективной технологии лесозаготовок с отделением трелевки леса от погрузки на базе челюстных лесопогрузчиков перекидного типа лауреа тами Государственной премии СССР стали ученые и конструкторы К. И. Вороницын, Ю. М. Федоров, О. А. Стефанов, М. Г. Ермаков, В. А. Давыденко, лесозаготовители Красноярского края Н. А. Усенко, И. А. Скибл, П. А. Кожевников, П. М. Пахомов, машиностроители Е. В. Герцог, В. Д. Ливкин, В. Ф. Полетайкин [184].

Постановление ЦК КПСС «Об опыте работы Томского, Тюменского и Вологодского обкомов КПСС по мобилизации коллективов предпри ятий на повышение эффективности лесозаготовительного производст ва», принятое в марте 1974 г., рекомендовало организацию на концен трированных лесосеках укрупненных комплексных бригад, разработку лесосек вахтовым методом с использованием зимнего сезона и создание запасов леса на погрузочных площадках у зимних лесовозных дорог и на нижних лесоскладах. Особое внимание акцентировалось на положи тельном методе вахтового метода, заимствованного Тюменьлеспромом у нефтяников, где рабочих расселяли в благоустроенных квартирах в городах и крупных поселках.

При вахтовом способе укрупненные лесозаготовительные бригады жили и работали в лесу – «на вахте» – 10 дней, а затем выезжали на 3- дня в центральный поселок на отдых. Вахтовые поселки создавали обычно для работы в весенне-летний сезон, а там, где расстояние вы возки зимой достигало 80–100 км, они функционировали круглый год.

Распространение этого опыта на предприятия объединения «Тюмень леспром» стало возможным с поступлением на лесосеки челюстных погрузчиков на базе тракторов Т-100 и ТДТ-75. Эта техника позволила отделить погрузку от трелевки и укладывать древесину в запас с начала летнего сезона до установления устойчивого зимнего пути.

Вахтовым методом заготовку древесины в летний период у трасс зимних лесовозных дорог вели укрупненные бригады с использованием трелевочных тракторов в 2-3 смены. Метод позволял сохранять укруп ненные бригады для круглогодовой работы (до этого приходилось раз укомплектовать часть бригад с наступлением весенней распутицы). Ле том 1972 г. укрупненные бригады, работающие вахтовым методом по 2–3-сменному режиму, заготовили 2250 тыс. м3 древесины, в т. ч. для вывозки в зимний период 1150 тыс. м3 [226].

Вахтовый метод в отрасли в широких масштабах не прижился, воз можно, из-за высказанного рядом специалистов мнения о его опасности из-за длительного отрыва членов семей друг от друга. Но уже в начале XXI века о вахтовом методе стали не только говорить, но и внедрять его в условиях Европейского Севера.

Укрупненные бригады в этот период создавали на базе нескольких трелевочных тракторов, в т. ч. одного резервного, с организацией на лесосеках без подроста двух- и трехсменного режима работы. Ряд ком плексных бригад использовал следующую технологию работ. Подго товку лесосек вели специальные подготовительные бригады. В дневное время заготовка леса велась так, чтобы на ночное время оставить резерв поваленных деревьев для трелевки с наиболее простых участков лесо сек. Валка леса велась бензопилами МП-5 «Урал» с гидроклиньями.

Лесосеки разрабатывали методом узких пасек с сохранением подроста, сучья обрубали вручную. Хлысты трелевали на верхние лесосклады днем и ночью (ночью работали только трактористы и чокеровщики) за вершины, комли выравнивали на верхних лесоскладах толкателями трелевочных тракторов или бульдозером.

Интересны приводимые в работе [179] показатели роста объемов вывозки леса и комплексной выработки в СССР с 1946 по 1977 г. и комплексной выработки на списочного работника в год, которая в г. составляла 207,6 м3, а к 1977 г. выросла в 2,7 раза и составила 567, м3. Но в ней же отмечается, что если во второй половине 50-х гг. XX века среднегодовой темп прироста комплексной выработки на списоч ного работника в год составлял более 10 %, то в 60-х гг. он не превы шал 3 %, а в 1971-1975 гг. составил всего 2, 4 %. Т. е. ранее достиг нутые темпы роста качественных показателей лесозаготовительная промышленность закрепить не смогла. Автор работы [179] объясняет эти факты недостатками действовавших технологических процессов и техники и приводит примеры неудачных попыток внедрения в отрасль машин ЛО-25, ЛП-2, СМ-2 и др.

На нижних лесоскладах для разгрузки леса использовали бревносва лы, кабель-краны и краны, разгрузочно-растаскивающие установки ти па РРУ-10М. На очистке стволов применяли ручные электросучкорезки типа РЭС-2, бензосучкорезки БС-1 и сучкорезные установки ПСЛ-1 М и ПСЛ-2. На раскряжевке хлыстов применяли электропилы типа ЭПЧ-3, получили распространение и полуавтоматические линии ПЛХ-3 и ПЛХ-3АС, а затем и линии ЛО-15С (ПЛХ-4).

Повышению комплексности использования древесины способство вала реализация решения ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17.07.1969 г. «Об улучшении организации работы лесной и деревообра батывающей промышленности», потребовавшее от министерств и ве домств организации комплексной переработки дров, лиственной и низ кокачественной хвойной древесины, отходов лесозаготовок, лесопиле ния и деревообработки на плиты, технологическую щепу, колотые и короткомерные балансы, тарные комплекты и др.

С 1971 г. заводы Минхиммаша СССР выпускали установки по про изводству технологической щепы УПЩ-ЗА и УПЩ-6А, отличающиеся от прежних образцов применением рубительной машины с верхним выбросом щепы и размещением всего оборудования по ходу техноло гического процесса. Основным сырьем для них были топливные дрова всех пород, отходы от раскряжевки древесины, от лесопиления, дерево обработки и лесозаготовок. В процессе работы установки УПЩ-ЗА, УПЩ-6А выполняли утилизационные функции и улучшали тем самым санитарное состояние нижних складов [17].

В 1975 г. из объема экономически доступных ресурсов дровяной древесины и отходов лесозаготовок, составляющих 75,3 млн. м3, на технологические цели было израсходовано 42,5 млн. м3, или 56,5 %, а из 14 млн. м3 кусковых отходов лесопиления – 10 млн. м3, или 70,5 %. В 1975 г. предприятия Минлеспрома СССР поставили целлюлозно бумажной промышленности 7,56 млн. м3 щепы, в т. ч. из дров и отходов лесозаготовок 3,31 млн. м3, из отходов лесопиления – 4,23 млн. м3. Для строительства новых цехов по выпуску щепы в качестве основного ба зового оборудования выпускали установки УПЩ-6А и их модифика цию – линию ЛТ-8, оснащенную гидравлическими колунами и питате лями автоматического действия. Для ускорения строительства была предусмотрена сборность конструкций и применялись деревянные клееные балки и колонны полной заводской готовности [165].

На 01.01.1976 г. в леспромхозах эксплуатировалось около 500 уста новок по производству щепы, из них 243 УПЩ-ЗА, 110 УПЩ-6А, УШЦ-12 и свыше 80 на базе барабанов БОМП-3 и импортного обору дования. В 1975 г. из дров и отходов лесозаготовок было выработано 3 млн. 327 тыс. м3. В большинстве объединений Минлеспрома СССР, в частности в Архангельсклеспроме, Кареллеспроме, Удмуртлесе и др.

производство щепы успешно наращивалось [82].

Для производства щепы на лесозаготовительных и лесопильных предприятиях (помимо указанных выше комплектных и агрегатных установок) широкое применение нашли окорочные станки ОК-66М, ОК-63, ОК-80, рубильные машины МРН-10, МРГ-20, МРН-30, МРГ-40, сортировки щепы СЩ-120, СГЦ-1М. Это оборудование вырабатывало продукцию по ГОСТ 15815-70 «Щепа технологическая». В 1975 г. по сравнению с 1970 г. выработка древесностружечных плит поднялась в 2,2, а древесноволокнистых – в 2,1 раза [165, 184]. В конце 1980-х гг. на лесопильных рамах производили около 90 % пиломатериалов, выпус каемых в СССР, 10 % приходилось на ленточнопильное, круглопильное и фрезернопильное оборудование [201].

Все больше внимания уделялось увеличению мощности лесовозных автомобилей, так как автопоезда большой грузоподъемности с высоки ми скоростями повышали эффективность вывозки леса, уже работали тягачи МАЗ-509, КрАЗ-255Л мощностью 180–240 л. с., вывозившие пакет хлыстов весом до 25-35 т [192].

К началу 1973 г. в системе Минлеспрома имелось 2850 башенных и козловых кранов грузоподъемностью от 5 до 30 т, 560 кабельных кра нов КК-20 грузоподъемностью 20 т, 3060 автомобильных и тракторных стреловых кранов, 4600 лебедок, 630 автопогрузчиков, 8280 челюстных погрузчиков, 500 грейферных механизмов. Объем древесины, погру жаемой погрузчиками П-2, П-19, ПЛ-1, ПЛ-1А и др., в 1968 г. составлял 38,8 млн. м3 и возрос до 166,3 млн. м3 в 1972 г. [181]. К 1975 г. отрасль получила около 10 тыс. челюстных погрузчиков П-2, П-19, ПЛ-1, ПЛ-1А, которые позволили почти полностью машинизировать погрузку леса. Однако недостаточно эффективное использование погрузчиков привело к увеличению затрат на их содержание [230].

Широко применяли 5-тонные башенные краны БКСМ-14П и 10-тонные – КБ-572. Краны БКСМ-14П с 1973 г. выпускали в комплек те с грейферами ВМГ-5 и поворотным механизмом П-5. Их использова ли на приречных складах, сброске леса в сплав, прирельсовых складах с небольшим грузооборотом, складах сырья лесозаводов, линиях, пи тающих цеха переработки, и т. д. Башенные краны КБ-572 применяли на прирельсовых складах (штабелевка и погрузка), приречных складах с большим навигационным периодом и лесоперевалочных базах [181].

В этот период специалистами неоднократно отмечались недостатки строящихся дорог, преимущественно упрощенного типа, 18-19 % заго товленной древесины вывозили по грунтовым дорогам, 11-12 % – по дорогам, требующим реконструкции. Содержание и ремонт лесовозных дорог были некачественными.

Затраты на транспортировку древесины в леспромхозах с годовым объемом более 300 тыс. м3 достигали 48 % от себестоимости лесопро дукции, а капитальные вложения в дороги и подвижной состав за весь период освоения лесосырьевой базы составляли 3/4 общих затрат на промышленное строительство. Росло расстояние вывозки древесины, например, в Тюменской области оно увеличивалось на 3-5 км в год и в 1980 г. составило 45-100 км. В этот период нашли применение двух комплектные лесовозные автопоезда на базе тягачей КрАЗ-255Л, на которые челюстными погрузчиками грузили по два пакета хлыстов [55].

Среднее расстояние вывозки в объединении «Кареллеспром» в 1967 г. составило 18,5 км, в 1970 г. – 27,6, в 1975 г. – 36,0, в 1977 г. – 35,6 км, в Архангельсклеспроме за этот период возросло с 20,9 до 29,0 км, в Вологдалеспроме – с 23,1 до 35,8 км. Увеличилось строитель ство снежно-ледяных дорог, срок службы которых был на 10-12 дней больше, чем у снежных. Стали выбывать мощности УЖД, по которым в 1966 г. было вывезено 22,5 %, а в 1977 г. – 13,4 % от общего объема вывоз ки леса. По Минлеспрому СССР в 1967-1977 гг. выбыло 156 УЖД [179].

Ежегодно строилось 30-40 тыс. км временных лесовозных дорог, из них 11,5 % с деревянно-лежневыми и деревянными сборно-разборными покрытиями, 0,5 железобетонных сборно-разборных, 36 хворостя ных, 3 гравийных и 49 % дорог – без покрытий.

В 1972 г. 35 % лесовозных дорог имели усовершенствованные по крытия и были пригодны для круглогодовой эксплуатации. Годовая выработка автомобилей на таких дорогах была на 50-60 % выше, чем у работающих на грунтовых дорогах. При этом на 35-40 % уменьшались эксплуатационные затраты на вывозку и почти вдвое увеличивался срок службы автомобилей до капитального ремонта [185].

В 1974 г. почти 50 % древесины вывозили по неустроенным доро гам, на их базе работало 60 % предприятий отрасли. В итоге сроки экс плуатации автомобилей по таким дорогам ограничивались тремя года ми и были в 1,5-2,0 раза меньше, чем при работе по улучшенным доро гам. Вывозка по грунтовым дорогам прекращалась в весеннее-осенние периоды года и в период летних дождей, а лежневые дороги разруша лись через 3-5 лет. На строительство 1 км таких дорог затрачивалось до 800 м3 древесины, на ремонт – до 100 м3 на 1 км ежегодно [145].

Большой объем древесины вывозился по зимним дорогам, строи тельство которых было значительно дешевле летних. Не случайно и в предыдущие годы, и в настоящее время серьезное внимание уделялось вопросам распределения лесосек на зоны зимней и летней вывозки. Од нако нестабильность климатических условий очень часто разрушала эти планы, связанные с большим риском при принятии решений. В работах Гипролестранса и ЦНИИМЭ неоднократно отмечалась необходимость широкого строительства лесовозных дорог с усовершенствованными типами покрытий. Однако план строительства лесовозных дорог круг логодового действия за 1966-1969 гг. выполнен только на 3%. Дороги по-прежнему строились низкого качества. Сокращалась поставка в от расль дорожно-строительной техники. Лесозаготовительные предпри ятия практически не имели катков, автогрейдеров и др. дорожно строительных машин для строительства дорог [223].

Все это было учтено в Финляндии, Швеции и других лесопромыш ленных странах, уделивших в эти годы серьезное внимание развитию сети лесовозных дорог.

Именно в этот период произошла государственная недооценка необ ходимости развития сети постоянных лесовозных дорог и произошла переориентация на создание зимних снежно-ледяных и ледяных лесо возных дорог с использованием бесплатных морозов и снега. Все это и сформировало будущее отсутствие развитой системы дорог и привело к сезонности лесозаготовительных работ, ресурсным потерям, связанным с оставлением недорубов и невывезенного леса из-за потери «зимника ми» работоспособности, и к снижению экономической доступности лесных ресурсов.

В этот период происходили постепенное сокращение молевого сплава (в первую очередь на малых реках) и рост перевозок в судах и в плотах береговой сплотки [14]. Развитие автомобильной вывозки дре весины и концентрация лесозаготовок способствовали выбытию из экс плуатации малых лесосплавных рек I и II категорий и увеличению объ емов вывозки на средних и больших лесосплавных реках [89].

В 1973 г. было поставлено сплавом 93,6 млн. м3 леса, объем транс портной работы составил 48 млрд. м3/км. За три года сплав был пре кращен по 92 рекам. В 1973 г. он велся только по 659 рекам и озерам (в 1965 г. для сплава использовалась 1451 река). Протяженность сплавных путей уменьшилась за этот период с 88,3 до 64,5 тыс. км. Полностью был прекращен сплав леса молем в Горьковской, Челябинской, Омской, Читинской областях, в Бурятской АССР, Иркутской области (в бассей не озера Байкал). Значительно были сокращены объемы молевого спла ва в Архангельской, Вологодской, Кировской, Ленинградской, Новго родской, Пермской, Свердловской, Тюменской областях, Карельской, Коми и Удмуртской АССР.

Сокращение молевого сплава леса происходило при одновременном росте объемов круглогодовой береговой сплотки. Если для сплава в 1970 г. было сплочено 17,7 млн. м3, то в 1973 г.– 25,7 млн. м3. Расшире ние масштабов береговой сплотки осуществлялось путем развития ее на затопляемых плотбищах и незатопляемых берегах судоходных и вре менно судоходных рек, с последующей сброской готовых пучков в воду и формированием из них плотов или погрузкой непосредственно с бе рега на суда. Благодаря усилиям научно-исследовательских организа ций и работников производства (особенно в Коми и Марийской АССР) на вооружение промышленности поступило более 800 единиц сплоточ но-транспортных агрегатов, лучшими из которых были В-51 и В-43. На 1974 г. Министерством было установлено задание – поднять затонув шую древесину прошлых лет: объединениям и комбинатам – 1100 тыс. м3, а фабрично-заводским предприятиям – 250 тыс. м3. К началу навигации промышленность имела 167 топлякоподъемных агрегатов [13].

В 1980 г. были очищены от затонувшей древесины и сданы органам государственного надзора 70 водоемов протяженностью 2219 км, по которым молевой сплав прекращен. Всего с 1966 г. был очищен и сдан 641 водоем протяженностью 24,4 тыс. км [200].

За X пятилетку Минлесбумпром СССР поставил водным транспор том 412 млн. м3 древесины. Основными направлениями развития лесо сплава того периода были: наращивание объемов береговой сплотки, увеличение сплава в плотах и на судах, сокращение молевого сплава, механизация рейдовых работ, техническое перевооружение лесосплав ного флота, совершенствование такелажа, внедрение прогрессивных конструкций плотов. К 1980 г. предприятия Минлесбумпрома СССР имели около 200 сортировочно-сплоточных рейдов. Были сданы в се рийное производство новые машины и механизмы: буксировочный ка тер ЛС-56А, агрегаты для разборки пыжа запаней ЛС-17, колесный сплоточно-транспортный агрегат ЛТ-158 (В-53А) на базе трактора К-703 и др. На предприятиях отрасли эксплуатировалось более 160 тыс. т такелажа (обвязочного материала – стальных канатов, оплотных цепей, проволоки, сплоточных комплектов). Однако уровень использования лесосплавной техники был низок: тракторов – 58 %, лебедок – 45, агре гатов береговой сплотки – 56, земснарядов – 47 %. За пятилетку коэф фициент использования агрегатов береговой сплотки снизился на 7,7 %, плавучих кранов – на 4,7, топлякоподъемных агрегатов – на 5,6, бук сирных катеров – на 5,1 %. Одной из причин этого являлась централи зованная схема распределения техники, когда руководители предпри ятий при отсутствии конкурентной среды и наличии социалистического соревнования «за количество кубов» стремились «пробить» побольше техники.

Сроки освоения новых видов машин и оборудования и реализация предложений по совершенствованию продукции машиностроения затя гивались, не удавалось наладить выпуск запасных частей в нужных ко личествах и заданной номенклатуры. Слабыми были практическая реа лизация достижений науки, их внедрение в массовое производство [172]. Начали возникать и проблемы с подготовкой кадров для работы на технике, оснащаемой современными гидро- и электросистемами, кадрами для работы на сложных лесных машинах. Например, в работе [93] отмечался низкий уровень подготовки специалистов по гидропри воду. На производстве они, как правило, не могли правильно эксплуа тировать гидропривод и устранять возникающие неполадки.

В этот период уже начали сказываться несовершенства директивной системы. План стал зачастую догмой, а «красивая» отчетность мешала производству и приводила к авралам. Отсутствие реальной конкурен ции (ее заменяли социалистические соревнования) приводило предпри ятия к стремлению всеми силами «выбивать» и увеличивать количество техники и запасных частей. Большинство руководителей леспромхозов того времени были прекрасными специалистами, хорошо знающими лесные проблемы, умеющими организовать производство, «заставить»

коллектив предприятия выполнить план, но хорошо знающими, что результаты их работы оцениваются обкомами и райкомами партии и «некрасивая» отчетность может сказаться на их карьере.

Напомним, что в те годы лесозаготовительные предприятия несли на себе колоссальную социальную нагрузку, включая ответственность за круглогодичное обеспечение лесных поселков питанием, светом, одеждой, работу детских садов, школ, бань, ремонт бараков, снабжение жителей поселков и т. д. К сожалению, в тот период, да и в последую щие годы ни государство, ни общество не смогли спрогнозировать, как будущие отраслевые изменения скажутся на этих лесных поселках, не прогнозировали и то, что приход на лесосеки прогрессивной техники, прямая вывозка леса потребителям и рыночные отношения резко уменьшат потребность в лесных рабочих.

11. ЛЕСНАЯ ОТРАСЛЬ В ПЕРИОД ПЕРЕСТРОЙКИ (1985-1990 гг.) Общая ситуация в стране. Период, названный «перестрой кой», сформировался в условиях отсутствия обоснованной стра тегии развития страны, повышения благосостояния населения.

Попытки реформирования отстающей экономики под лозунгом обновления социализма при прежнем партийно-бюрократическом аппарате, стремящемся сохранить контроль над ситуацией, были не состоятельны. В 1985 г. генеральным секретарем ЦК КПСС стал М. С. Горбачев. Он начал радикальные экономические ре формы под лозунгом «перестройки и ускорения». Экономическую ситуацию усугубили авария на Чернобыльской АЭС, утрата Пра вительством кредита доверия, наивная борьба с пьянством и др.

Принятие в 1987 г. законов о государственном предприятии и о кооперации в СССР не дало ощутимых результатов и сдвинуло страну в сторону теневого бизнеса и коррупционных проявлений.

Страна оказалась в кризисе, рос бюджетный дефицит, падали объемы производства, усилилась инфляция, резко отстал науч но-технический уровень, возникли кризис межнациональных от ношений, сепаратистские настроения в республиках, формиру ются наряду с КПСС другие партии. Не хватало мяса, сливочного масла, колбасы и др. продуктов, началось введение талонов на мясо, молоко, чай, сахар и др., ухудшился уровень жизни насе ления. Все это разрушило годами сформированный уклад жизни.

В конце 1990-х гг. произошли массовые митинги с требованиями демонтировать или заменить советскую систему.

ЛПК страны отставал от развитых лесопромышленных стран. На 1000 м3 заготавливаемой древесины приходилось в 2,6 раза меньше ле собумажной продукции, чем в США, и в 2,0-2,5 раза меньше, чем в Ка наде, Швеции, Финляндии. В ЛПК затраты живого труда на единицу продукции в денежном выражении были в 1,6 раза выше, а фондоем кость продукции была в 1,2 раза ниже, чем в целом по народному хо зяйству. Производства ЛПК отставали в темпах оснащения высокопро изводительной техникой, внедрения прогрессивных технологий [66].

В работе [113] отмечалось, что в 1988 г. к убыточной и низкорента бельной (рентабельность от 0,1 до 10,0 %) относилась продукция всех отраслей лесопромышленного производства. Низкорентабельными бы ли лесозаготовительная и лесопильно-деревообрабатывающие отрасли.

Высоко- и среднерентабельной (соответственно рентабельность 20,1-35,0 % и свыше 35,0 %) была в основном продукция целлюлозно бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности. К низкорентабельной продукции в 1988 г. относились круглые лесомате риалы, шпалы, пиломатериалы хвойных пород и др. Приведенные пока затели рентабельности были вызваны, в значительной мере, необъек тивной централизованной системой ценообразования. В то же время совершенно справедливо в числе причин низкой рентабельности лесо заготовительного производства в тот период называли: истощение сырьевых баз, разрозненность лесных участков, уменьшение запаса древесины на 1 га и уменьшение среднего объема хлыстов, понижение выхода деловой древесины, увеличение в структуре лесного фонда ли ственных пород, увеличение среднего расстояния вывозки, нехватку дорог круглогодичного действия, несовершенство системы ценообразо вания, устаревшую систему планирования – госзаказ и централизован ное материально-техническое снабжение и др.

В числе основных причин снижения рентабельности лесозаготовок были рост затрат в связи с продвижением лесозаготовок в неосвоенные леса Севера, Сибири, Дальнего Востока и низкие оптовые цены на про дукцию лесозаготовок. Установленные цены не были приспособлены к рыночным условиям и не отражали реальную региональную рыночную стоимость с учетом конкретных рынков сбыта лесопродукции.

В стране сохранялась четырехзвенная структура управления лесной отраслью: союзный комитет республиканский комитет (министерст во) – областное управление лесного хозяйства – лесхоз (лесничество).

Главным органом управления лесами стало Министерство лесного хо зяйства РСФСР в подчинении Гослесхоза СССР, который в 1988 г. был реорганизован в Государственный комитет СССР по лесу (Госкомлес СССР). На него возложили задачи усиления государственного контроля за правильным использованием и воспроизводством лесных ресурсов и обеспечение научно-технического прогресса в лесном хозяйстве. В сис тему Госкомлеса СССР входили также система лесоустройства и сеть научно-исследовательских институтов, выполнявших разработки в об ласти лесного хозяйства, мониторинг за состоянием лесов и их деграда цией в результате антропогенно-техногенных воздействий. В 1988 г.

было принято решение о создании большого количества «комплексных лесных предприятий» (в начале 1990-х гг. их было 168) в многолесных районах с передачей им лесного фонда [139].

В 1989 г. объем машинной заготовки составил: на валке леса – 38,7 %, на трелевке – 42,3 %, на обрезке сучьев – 58, 4 %, на раскряжев ке – 43,6 %. Численность рабочих, занятых ручным трудом, с 1985 г. по 1989 г. сократилась на 25,2 тыс. чел. [109].

В связи с истощением лесосырьевых баз, тяготеющих к магистраль ным железным дорогам и сплавным рекам, объем вывозки древесины автомобилями существенно возрос, а объем вывозки по УЖД и прямой вывозки тракторами значительно снизился. В 1985 г. вывозка автомо билями превысила 84 % от общего объема вывозки [178].

25.09.1987 г. Советом Министров РСФСР за № 384 было принято Постановление «О прекращении молевого сплава на реках и других водоемах РСФСР». Предприятия Минлесбумпрома СССР для охраны водных объектов от засорения и сокращения молевого лесосплава нача ли выводить из эксплуатации мелкую речную сеть и очищать лесо сплавные водоемы, где был прекращен молевой сплав, от затонувшей и аварийной древесины. Наметившаяся в середине 1960-х гг. тенденция сокращения объемов молевого лесосплава с выходом названного поста новления усилилась. В 1898 г. пуск древесины в молевой сплав соста вил 24 млн. м3 – на 70 % меньше, чем в 1970 г. Уменьшение объемов молевого сплава сопровождалось увеличением объемов зимней сплотки и буксировки плотов и ростом объемов перевозки древесины в хлыстах.

Сокращение молевого лесосплава происходило значительно интен сивнее, чем рост буксировки плотов и перевозки древесины на судах, что вызвало в целом снижение объемов водного транспорта древесины [164]. В итоге отказ от молевого лесосплава в тот период привел соот ветственно к снижению объемов лесозаготовок. Это было в значитель ное мере вызвано тем, что многие предприятия были спроектированы и построены с учетом получения сырья по водным путям. Неподготов ленность предприятий к выполнению постановления создала для них достаточно серьезные проблемы, что дало дополнительный толчок раз витию сухопутного транспорта леса.

Увеличению объемов вывозки леса автопоездами на базе автомоби лей ЗИЛ-157, КамАЗ-4310, КаМАЗ-5320, УРАЛ-43204, МАЗ-509, МАЗ-5434, КрАЗ-255Л1, КрАЗ-6437 и др. способствовало создание и внедрение автомобилей со всеми ведущими осями и двухосных роспус ков большой грузоподъемности, использование летних дорог с покры тием из местных дорожно-строительных материалов и недорогих зим них дорог. Среднее расстояние вывозки с 1970 по 1985 г. возросло с 31,4 км до 49,8 км, коэффициент сменности на вывозке за этот период вырос с 1,44 до 1,70. В конце 1980-х гг. 70 % усов были грунтовыми, зависящими от погодных условий, 25 % – лежневыми и грунтово лежневыми, практически одноразового пользования, 3 % с использо ванием лесосечных отходов и около 2 % из сборно-разборных щитовых покрытий. Именно в этот период приостановилось серьезное развитие транспортной сети для освоения лесных ресурсов, и многие из них ста ли переходить в состав экономически недоступных.

К этому периоду страна имела определенные успехи в развитии ле сопиления и целлюлозно-бумажной промышленности. Так, к 1987 г. по производству целлюлозы и волокнистых полуфабрикатов СССР вышел на третье место в мире (после США и Канады), а по выпуску бумаги и картона – на четвертое место (после США, Канады и Японии). Тем не менее доля СССР в мировом производстве целлюлозно-бумажной про дукции и удельный вес отрасли в структуре промышленного производ ства страны были меньше, чем в дореволюционный период [176].

В конце 1990-х гг. в отрасли выпускались валочно-пакетирующие машины ЛП-19А, валочно-трелевочные машины ЛП-49, ЛП-17, ВМ-4А, трелевочные машины ЛП-18Г, ТБ-1, ЛТ-154, ЛТ-171, самоходные суч корезные машины ЛП-30Г и ЛП-33А. К серийному производству гото вились модернизированные машины ЛП-19Б, ЛП-58, ЛП-17А и вновь создаваемые машины: валочно-пакетирующие ЛП-54, ЛП-60 «Абакан», валочно-трелевочная МЛ-65, валочно-сучкорезно-трелевочные МЛ-45, МЛ-55. В качестве базовых тракторов использовались гусеничные и колесные тракторы ТТ-4М, ТБ-1М, ЛХТ-100Б, Т-151К (Т-150К), К-703М и др. В новых конструкциях повышались энергонасыщенность, надежность, производительность и эргономичность [109].

Перечень перечисленных выше модернизаций машин показывает, что в этот период велась преимущественно модернизация разработан ной в предыдущие десятилетия техники: ЛП-19А взамен ЛП-19, ВМ-4А взамен ВТМ-4, ЛП-18Г взамен ЛП-18, ЛП-30Г и ЛП-33А взамен ЛП- и ЛП 33, ЛП-17А взамен ЛП-17, ТБ-1М взамен ТБ-1.

Сформировалось лесное машиностроение по производству валоч ных, валочно-пакетирующих, валочно-трелевочных, сучкорезных и других машин. Была сформирована и развитая сеть отраслевых инсти тутов, взаимодействующих с машиностроительными заводами, выпус кающими созданную ими технику. Наряду с НИИ блестящие специали сты были сосредоточены в крупных конструкторских бюро и лаборато риях, например, СКБ «ОТЗ», НИИЦмаш. Этими специалистами осуще ствлялись достаточно прогрессивные изобретения и технические решения.

Положительно оценивая вклад многих талантливых ученых, конст рукторов и технологов в создание модернизированной техники, нельзя не отметить, что их потенциал не был реализован из-за недостатков действовавшей в те годы планово-распределительной системы, наду манных методов ценообразования, недооценки лесной отрасли в целом, невнимания к вопросам энергомичности, экологичности лесной техни ки и созданию современных систем управления лесными машинами.

Недооценивались и перспективы развития промежуточных рубок леса, которые в основном декларировались, а вся отрасль была нацелена на сплошные рубки леса. Отсюда и недооценка перспектив перехода на сортиментные методы заготовки леса и несплошные рубки леса и недо оценка применения валочно-сучкорезно-расряжевочных машин и сор тиментовозов, получивших впоследствии зарубежные наименования «харвестер» и «форвардер» (первопроходцами в этих направлениях машинизации в те годы стали Ленинградская ЛТА и КарНИИЛП) [40].

Сейчас уже кажется странным, что в то время, несмотря на передо вой опыт зарубежных стран и результаты исследований КарНИИЛПКа и Ленинградской лесотехнической академии, среди специалистов фор мировалось мнение, что «в обозримом будущем лесозаготовки в стране будут вестись в основном с вывозкой хлыстов и сортиментов», а сорти ментная заготовка найдет применение только на несплошных рубках леса [66]. В работе [122] также высказано мнение, что «основным тех нологическим процессом на лесозаготовках на ближайшую перспекти ву остается заготовка и вывозка хлыстов на нижние склады для первич ной переработки и на склады потребителей. Наряду с этим будет увели чиваться объем технологии с вывозкой деревьев, обеспечивающей бо лее полное использование древесной биомассы. Продолжится внедре ние нового процесса – производства щепы на лесосеке».

В 1980-х гг. велись работы по созданию колесных лесопромышлен ных тракторов. Онежский тракторный завод и ЦНИИМЭ пытались соз дать базовый колесный трактор класса тяги 4 тс и мощностью 147 кВт.

Кировским тракторным заводом совместно с отраслевыми НИИ прора батывались вопросы проектирования лесозаготовительных машины на базе модернизированного трактора К-703М класса тяги 5 тс. Ленин градская лесотехническая академия вела работы совместно с НПО «Си лава», Липецким, Минским и Владимирским тракторным заводами, а также с Харьковским заводом тракторных самоходных машин по соз данию для лесной отрасли модификаций сельскохозяйственных тракто ров Т-25А, Т-30, Т-40АМ, МТЗ-80, используя новые компоновочно кинематические схемы.

КарНИИЛП для несплошных рубок леса создавал комплект манипу ляторных машин на базе трактора МТЗ-80, снабжаемого активным при цепным модулем: сортиментовоз ЛТ-189, процессор ЛТ-123, бесчокер ную трелевочную машину ЛТ-190 и т. д. Бесчокерная трелевочная ма шина ЛТ-157 на базе трактора Т-157 выпускалась Харьковским трак торным заводом с 1975 по 1984 г. С 1985 г. вместо этого трактора вы пускался трактор ЛТ-171, разработанный Кавказским филиалом ЦНИИМЭ, ЦНИИМЭ и ВПКИлесмашем [2, 61]. Идеи создания высоко эффективных колесных лесопромышленных тракторов и машин на их базе не были реализованы в связи с отсутствием необходимых комплек тующих и агрегатов, лесных высокопрочных шин, манипуляторов, ка чественных гидроаппаратуры, гидротрансмиссий, цепей противосколь жения, спецстекла. Это происходило в период, когда за рубежом уже работали тракторы Тимберджек 360, Катерпиллер 518, Джон-Дир 540А, Валмет 838, Локомо 910 и др., оснащенные эффективными манипуля торами фирм Логлифт, Форестери и др.

В итоге всего вышесказанного началось и впоследствии все более усиливалось отставание отечественного лесного машиностроения от зарубежного. Свидетельством этого стало то, что зарубежные фирмы в этот период предложили рынку разнообразные лесные машины: фирмы США и Канады – валочно-пакетирующие, валочно-трелевочные маши ны, трелевочные тракторы, передвижные раскряжевочные машины;

Швеции и Финляндии – преимущественно харвестеры и форвардеры (харвестер Макери 34Т, харвестеры Локомо 919/750, АФМ 45 Лако и АФМ 60 Лако, Норкар 350Х, а также валочно-пакетирующую машину К625FB, валочно-трелевочную К2FF, ВТМ Валмет 880КК и др.).

В этот же период финскими фирмами было предложено совместное производство лесной техники и созданы образцы машин ВТМ Валмет ТТ-4М и ВТМ ТБ-1 Форестери 685-Ф-55 и др.

Идеи российских ученых и предложения зарубежных фирм по соз данию на территории России техники совместного производства в те годы не были реализованы. Именно это не дало возможности обеспе чить выпуск современной лесной техники, основанной на последова тельном импортозамещении, усилилось отставание отечественного лес ного машиностроения, особенно в области гидро- и электроуправления, эргономичности, производительности, надежности. Это нанесло в даль нейшем непоправимый удар по Онежскому и Алтайскому тракторным заводам в послеперестроечные годы, когда лесозаготовители стали от давать предпочтение зарубежной технике для лесосечных работ, созда ваемой ведущими агрессивную маркетинговую политику зарубежными фирмами, преимущественно скандинавских стран.

12. СТАНОВЛЕНИЕ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ (1991-2000 гг.) Общая ситуация в стране. В сентябре 1991 г. Литва, Латвия и Эстония вышли из СССР. 08.12.1991 г. руководители РСФСР, Украины и Белоруссии в Беловежской Пуще объявили, что СССР перестал существовать, и согласились сформировать Содруже ство Независимых Государств (СНГ). 21.12.1991 г. в Алма-Ате руководители 11 республик подписали протокол об образовании этого содружества. 25.12.1991 г. президент СССР М. С. Горбачев ушел в отставку, на следующий день СССР был распущен. В конце ХХ века шло становление суверенного российского госу дарства, начавшееся конфликтами законодательного и исполни тельного органов власти. Был разрушен уклад жизни, основан ный на принципах плановой экономики и идеологического кон троля существования страны и ее граждан. Переход в новую эко номическую систему шел путем разрушения всего отработанного годами и без достойной экономической платформы. Создавался новый, тогда еще мало понятный рыночный уклад. Началось от ставание отечественной науки, высококвалифицированные уче ные и инженеры стали выезжать за рубеж. Кризис 1998 г. был вызван решением правительства в одностороннем порядке пре кратить выплату доходов и выкуп по Государственным кратко срочным обязательствам, приостановить погашение задолжен ности перед ведущими банками запада, заморозить банковские счета, девальвировать рубль. Начались паралич банковской сис темы, массовый отток иностранных инвестиций, спад производ ства, рост инфляции, падение жизненного уровня населения.

«Шоковая терапия» разрушила консолидацию, общество рас слоилось на очень бедных и богатых, обнищала значительная часть населения, снизилась его социальная поддержка.

В этой ситуации происходил переход лесной промышленности и лесного хозяйства России к рыночным отношениям. В 1993 г. были приняты «Основы лесного законодательства Российской Федерации»

(слова «Советский Союз» заменяли слова «Российская Федерация»), пришли и новые понятия «аренда лесов» и «лесные торги». В 1997 г.

вступил в действие новый Лесной кодекс РФ [139].

Госкомлес СССР Указом Президента России 01.02.1992 г. был лик видирован в связи с распадом СССР, лесное хозяйство было передано в ведение Министерства лесного хозяйства РСФСР, которое затем было преобразовано в Комитет по лесу (в составе Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды – МПР). На базе этого Комитета, выделенного из состава МПР, была создана Федеральная служба лесно го хозяйства России (Рослесхоз). В 2000 г. указом Президента РФ была утверждена новая структура федеральных органов исполнительной вла сти, Рослесхоз был упразднен, его полномочия передали МПР РФ. Спе циалисты констатируют – за много веков государственное управление лесным хозяйством страны претерпело множество реорганизаций и все го несколько принципиальных реформ, с 1917 по 1992 гг. лесное ведом ство было реорганизовано 20 раз и трижды упразднено [139].

Такая чехарда всегда оправдывалась заботой о лесной промышлен ности и лесном хозяйстве, под каждое необоснованное решение подво дилась идеологическая база. Но никто не пытался ответить на вопрос, а помогает ли эта суетливость стать России мировой лесной державой, а не оставаться сырьевым придатком Запада, то резко перерубая расчет ную лесосеку, то осваивая менее 70 % от ее объема и уступая развитым лесопромышленным странам по всем показателям эффективности лесо пользования. Менялись руководители и названия ведомств, но суть ос тавалась прежней, страна теряла возможности использования досто инств плановой директивной экономики, а ее руководители не смогли обеспечить грамотный переход к рыночной экономике.

Был разрушен научный потенциал ЛПК, из 31 научно-проектной ор ганизации, функционирующей в 1990 г. в системе Минлеспрома СССР, к концу ХХ века осталось порядка 10, утративших, как правило, экспе риментальные базы, заводы, конструкторские бюро, полигоны, с низ ким уровнем финансирования. Это не позволяет им серьезно влиять на ЛПК и его переход к иновационно-инвестиционныму развитию. В итоге большая доля отечественных лесоматериалов уступает по качеству за рубежным и производится по устаревшим технологиям со значитель ными производственными издержками, а зачастую и с негативным влиянием на экологическую обстановку. Поэтому велика доля закупае мой импортной техники [105]. В качестве примера могут быть приведе ны зарубежные бензопилы, форвардеры и харвестеры, производители которых уже в конце XX века выиграли конкуренцию у отечественных машиностроителей.

В начале 1990-х гг. были разрушены хозяйственные связи и иннова ционный потенциал отрасли при одновременном резком росте цен на материалы, энергоносители, транспортные услуги, падении платеже способного спроса на внутреннем рынке на лесоматериалы, недоступ ности кредитных ресурсов, недостатке оборотных средств на создание сезонных запасов на воспроизводство, а также инвестиций на техниче ское поддержание и обновление основных фондов. Из-за либерализа ции экспорта стали снижаться цены при экспорте российских лесомате риалов. В итоге в начале 90-х гг. XX века российский ЛПК оказался в глубоком структурно-экономическом кризисе, последствия которого не преодолены и до сегодняшнего дня. Особенно остро кризисные явления проявились в 1996-1998 гг. После обрушения курса рубля, последовав шего после дефолта в августе 1998 г., только к концу года многие пред приятия отрасли использовали положительное влияние дефолта на реа лизацию экспортной продукции и приостановили спад экономических показателей. Экспортная выручка стала важнейшим фактором стабили зации финансового положения предприятий отрасли.


В период плановой экономики в Советском Союзе централизованно формировали баланс производства и потребления древесины и потоки лесных грузов. За счет этого обеспечивали нуждающиеся в этих грузах территории, исключали встречные потоки лесных грузов, планировали своевременность их отгрузки, подвижной состав. Функционировала четкая система учета поставок и потребления лесопродукции в регионах.

По единой системе формировались рынки и портфели заказов и осуществлялась специализация всех лесоэкспортных предприятий при непосредственном участии внешнеторговой организации «Экспортлес».

Лесоэкспортные предприятия работали по системе кооперации на осно ве специализации их на выработку пилопродукции определенных раз меров. Жестко определенные три-четыре предприятия обслуживали два-три рынка, другие предприятия обслуживали другие рынки, т. к.

одно предприятие не в состоянии обеспечить потребность даже одного рынка (до 70 сортосечений).

В рассматриваемый период ситуация в корне изменилась. Департа ментом лесопромышленного комплекса Минпромнауки РФ и ГНЦлес промом в 2002 г. отмечалось, что в России сложилась парадоксальная ситуация в лесном экспорте, когда со стороны России лесным экспор том занимаются тысячи фирм, а со стороны импортеров – всего не сколько покупателей. Недостаточная квалифицированность российских экспортеров лесоматериалов, слабое знание ими рынка приводят к вза имной конкуренции, а зачастую и к антидемпинговым разбирательст вам импортеров, что снижает валютную выручку от экспорта. В целях исключения этих факторов Минпромнауки РФ и ГНЦлеспромом пред ложено ввести профессиональную аттестацию лесоэкспортеров, уста новить индикативные цены на экспортную лесопродукцию, ввести ре гистрацию экспортных контрактов. При этом экспортная политика, та моженные пошлины могли стимулировать рост объемов производства, обеспечивающих внутренний рынок, и увеличение экспорта [80].

Как отмечалось в работах [19, 20] и др., при проведении приватиза ции в отрасли имели место серьезные просчеты в организации управле ния этими процессами. После распада СССР и приватизации лесопро мышленных предприятий большинство из них разделилось на мелкие лесозаготовительные и лесоперерабатывающие фирмы различных ви дов собственности. Одновременно начал происходить передел участков лесного фонда, нередко с криминальным уклоном. Лесопромышленная отрасль стала неуправляемой, появился «дикий» рынок лесопродукции, нарушились снабженческо-сбытовые связи.

За период перехода России к рыночным отношениям в корне изме нилась структура ЛПК, многие предприятия в результате приватизации акционировались, стали самостоятельными в принятии плановых и управленческих решений в рыночных условиях по реализации лесопро дукции, выбору партнеров (потребителей лесоматериалов, поставщиков техники, запасных частей, горюче-смазочных материалов и т. п.).

На рынке лесоматериалов значительно увеличилось количество по среднических структур, мелких лесозаготовительных предприятий, а также небольших коммерческих фирм, занимающихся как обеспечени ем предприятий машинами, оборудованием, запасными частями, горю че-смазочными материалами, так и торговлей лесоматериалами.

Рассмотрение лесопромышленных предприятий как объектов управ ления показало, что в этот период многие из них функционировали не эффективно. Причем причины этого лежат как во внешней среде, так и во внутренней среде – в стратегии и тактике деятельности администра тивно-управленческих аппаратов предприятий.

Отрасль начала испытывать дефицит квалифицированных кадров специалистов, владеющих знаниями и умениями в области правовых, экономических, хозяйственных и организационных механизмов, пони мающих факторы и условия современного рынка, умеющих вписывать ся в производственно-предпринимательскую среду, организовывать и поддерживать предпринимательские связи, принимать решения, руко водить предприятиями и достойно защищать свой бизнес, знающих возможности приложения современных математических методов и ин формационных технологий к решению производственных задач.

В отрасли произошли негативные сдвиги в объемах и структуре рынка лесопродукции, существенно изменившие спрос и предложения на товары и услуги. Была разрушена ранее работоспособная система организации и управления производственной, торговой и сбытовой дея тельностью ЛПК, выявилось значительное физическое и моральное старение части активов предприятий.

Переход к рыночной экономике региональных ЛПК осуществлялся крайне болезненно, значительная часть предприятий была оснащена устаревшим оборудованием, сохранялась сырьевая направленность экспорта. Снижение объемов производства основных видов лесомате риалов за 1990-1998 гг. по северному району составило: 38,3 % – вы возка древесины, 37,0 % – выпуск пиломатериалов, 2,3 % – древесност ружечных плит, 19,0 % – древесноволокнистых плит, 46,4 % – целлю лозы и 37,9 % – бумаги и картона. Валютная выручка от реализации лесной продукции в 1998 г. составила 3 млрд. дол. США, импорт лес ной продукции в Россию за тот же период времени достиг приблизи тельно 2 млрд. дол. США, в основном за счет импорта мебели. Для сравнения: выручка в Финляндии от лесного экспорта в 1998 г. равня лась 12 млрд. дол. США [23].

При разрушении старых и формировании новых хозяйственных структур в начале 90-х гг. ХХ века появились серьезные проблемы. На пример, Усть-Илимский ЛПК в 1992 г. при приватизации распался на 34 самостоятельных акционерных общества (ранее работавших в еди ном технологическом потоке – от лесозаготовок до выпуска конечной продукции целлюлозы, древесных плит, пиломатериалов). Каждое предприятие стало проводить в ущерб смежникам нескоординирован ную финансовую и промышленную политику. Так, древесно подготовительный завод Усть-Илимского ЛПК, производивший техно логическую щепу для целлюлозного и плитного производств, выделив шись в частное ЗАО «Ксилема», стал диктовать низкие цены на древе сину, поступающую из леспромхозов, и высокие цены на поставляемую щепу. В итоге начались перебои с обеспечением древесным сырьем основного производства, а леспромхозы начали искать новых потреби телей. Лишь благодаря тому, что в большинстве предприятий сохрани лись государственные пакеты акций, начался тяжелый и длительный процесс восстановления связей и управляемости, и на базе бывшего комплекса были созданы «Усть-Илимский лесопромышленный концерн» и лесопромышленная холдинговая компания «Усть-Илимский ЛПК» [105].

В отрасли были разрушены существовавшие ранее производствен ные, технологические и кооперированные связи между предприятиями, нарушены межотраслевая сбалансированность, система регулирования экспорта лесопромышленной продукции;

образовался серьезный дефи цит достоверной статистической информации о состоянии зарубежных рынков сбыта, что приводит к несогласованности действий предпри ятий в проведении ценовой политики (в результате значительная часть экспортной продукции реализуется по демпинговым ценам).

В результате необоснованных реформ, не учитывающих особенно сти региональных ЛПК, возникли и негативные изменения в объемах и структуре товарного рынка лесопродукции, существенно изменившие параметры спроса и предложения на товары и услуги. Структура акти вов предприятия стала неэффективной в смысле обеспечения оптими зации цен на товары и услуги. Была разрушена действовавшая ранее работоспособная система организации и управления производственной, торговой и сбытовой деятельностью ЛПК;

произошло значительное физическое и моральное старение части активов предприятий.

Вследствие происшедших к концу ХХ века реформ финансы лесо промышленных предприятий также претерпели существенные измене ния, источники формирования капитала стали децентрализованными и наметилась тенденция снижения величины капитала, эффективности его использования (его оборачиваемости и рентабельности). В сложив шейся экономической обстановке финансы предприятия стали неспо собны выполнять воспроизводственную функцию, в итоге три четверти предприятий ЛПК оказались в финансовом кризисе.

В результате в отрасли сложилась кризисная ситуация, как на внеш нем, так и на внутреннем рынке, сложность которой усугубляют:

потеря предприятиями ЛПК возможности получения долгосроч ных и среднесрочных финансовых ресурсов и их низкая платежеспо собность;

нерациональная структура грузопотоков, которая, в свою очередь, связана с нерациональным расположением лесоперерабатывающих предприятий по территориям ЛПК;

несбалансированная структура поставок и потребления круглых лесоматериалов, усложняющаяся усилением борьбы за лесные ресурсы;

отсутствие единой ценовой политики, приводящее к низкому уровню цен на отечественную лесопродукцию;

сохранение высокого уровня объемов вывоза лесопродукции в круглом виде за пределы региональных ЛПК;

отсутствие сбыта низкосортной и лиственной древесины.

Кризис инвестиционной деятельности не обеспечивал возобновле ние и поддержку состояния основных фондов ЛПК, что в свою очередь снизило его производственный потенциал. В то же время налицо остра потребность в большом объеме инвестиций для технического перево оружения производства, строительства лесовозных автодорог и уско ренного освоения прогрессивных малоотходных и природощадящих технологических процессов;

Уровень освоения расчетной лесосеки лесозаготовительными пред приятиями региональных ЛПК не позволяет обеспечить древесным сырьем в требуемых объемах местных товаропроизводителей – дерево обрабатывающих и деревоперерабатывающих предприятий (лесопиль ных предприятий, ЦБК и др.). В результате этого, а также из-за недос татка государственного влияния и различия интересов лесозаготовите лей и потребителей древесины региональные ЛПК в значительной мере дезынтегрированы. Имеет место усиление конкуренции с российскими и зарубежными товаропроизводителями;


На работу предприятий ЛПК, как и в настоящее время, серьезное влияние оказывала сезонность лесозаготовок, в результате чего до 40 % объема лесозаготовок приходилось на 1 квартал зимнего периода. Как следствие этого, например, предприятия Пудожского района Карелии зимой не могли оперативно реализовать свою продукцию, что приводи ло к замораживанию оборотных средств.

При сложившейся системе уровень цен диктовался, прежде всего, потребителями лесопродукции. Производители лесопродукции широко разбросаны по территории региона, работают разрозненно, большинст во из них не в состоянии проводить эффективную маркетинговую рабо ту, не только формировать, но и изучать рынок, прогнозировать коле бания в ценообразовании и т. п. Значительную часть их поставок кон тролировали различные посреднические фирмы.

В 1992 г. доля убыточных предприятий в ЛПК была ниже, чем в це лом по промышленности, электроэнергетике, топливной и ряде других отраслей, а к 1995 г. доля убыточных предприятий отрасли составила более 38 % от их общего числа. Высокие темпы роста доли убыточных предприятий в ЛПК вызваны непродуманными трансформациями в экономике, крайней нехваткой оборотных средств и интенсивным рос том цен на транспортные услуги и энергоносители [105].

Оживление производства в декабре 1998 г. было закреплено в 1999 г., когда индекс промышленного производства в отрасли к 1998 г.

составил 117,8 %. Был увеличен выпуск деловой древесины на 10,2 %, древесностружечных плит – на 25,7 %, древесноволокнистых плит – на 25,1 %, фанеры клееной – на 20,4 %, целлюлозы товарной – на 26,9 %, бумаги – на 20,2 %, картона – на 35,7 %. В 31 регионе увеличен объем производства лесобумажной продукции. Впервые за три года предпри ятия получили положительный сальдированный финансовый результат, который составил в 1999 г. 17,9 млрд. руб. В 1999 г. доля экспорта в общем объеме товарной продукции составила около 60 % и отрасль окончательно стала экспортоориентированной [105].

Однако рост производства в ЛПК в этот период происходил, как правило, на базе ранее созданных производственных мощностей без достаточных инвестиций для их реконструкции и обновления. Поэтому спрос на лесопромышленное оборудование, возросший в 1999 г. по ме ре исчерпания эффекта «дефолта» значительно упал. В результате предприятия перестали инвестировать средства в техническое перевоо ружение производства.

За 1990-2000 гг. заготовки древесины в России уменьшились более чем в 4 раза, за тот же период заготовка древесины в целом в мире уве личилась на 17 % [86].

Производство лесобумажной продукции в 2000 г. составило 188,9 млрд. руб., или 146,8 % к уровню предыдущего года, рост физи ческого объема производства составил 113,4 % по отношению к 1999 г.

Основной причиной замедления восстановления объемов производства стало влияние внешних факторов, не способствовавших поддержанию высоких темпов развития производства. Негативное влияние оказало замедление темпов развития экономики страны, что снизило востребо ванность внутреннего рынка в лесопродукции. Валютная выручка, по лученная от торговли лесобумажной продукцией, за 2000 г. возросла на 21,2 % к прошлому году и составила 4,0 млрд. долларов США. Сниже ние уровня основных экономических и финансовых показателей лесо промышленного комплекса не ограничилось 2000 годом, а продолжи лось и в последующие годы [105].

По данным НИПИЭИлеспром, экономический кризис в период про ведения рыночных реформ коснулся и целлюлозно-бумажной промыш ленности. С 1990 по 1995 г. производство целлюлозы по варке сократи лось на 44,2 %, бумаги – 47,1 % и картона – 57,8 %. Это снижение прак тически коснулось всех основных предприятий разных регионов Рос сийской Федерации. Поддерживали свои позиции на внутреннем и внешнем рынках предприятия Северо-Западного и Сибирского региона.

Однако имел место вывод отдельных мощностей по производству цел люлозы, бумаги и картона на Архангельском ЦБК (сульфитное произ водство) ОАО «Волга», Соломбальском ЦБК, ОАО «Кондопога» и др., а также вывод из эксплуатации Амурского и Астраханского целлюлоз но-картонных комбинатов и предприятий Сахалинской области [105].

Наиболее заметный рост производства целлюлозно-бумажной про дукции начался с 1998 г., что стимулировалось общим оживлением оте чественной экономики, увеличением внутреннего спроса, а также бла гоприятной конъюнктурой мирового рынка.

Понимание изложенного привело к тому, что в целях формирования в ЛПК рыночной инфраструктуры, сохранения технологических и про изводственных связей, осуществления предприятиями технологически замкнутого цикла производства, единой инвестиционной и научно технической политики и в соответствии с Постановлением Правитель ства Российской Федерации от 23.12.1993 г. № 1311 «Об учреждении лесопромышленных холдинговых компаний» уже к 2000 г. в ЛПК было создано 47 лесопромышленных холдинговых компаний [105]. Как пред сказывали специалисты МГУЛа [198], названные структуры и группы завершают передел собственности и «... через 2-3 года в ЛПК России будет тот новый "экономический порядок", который сегодня выстраи вается частным капиталом».

Особенность отрасли в том, что при интеграции имеется возмож ность создания структур, охватывающих технологические комплексы от заготовки лесопродукции до переработки, реализации продукции глубокой переработки древесины и лесовосстановления. Не случайно в «финансово-промышленных группах все более вызревает понимание необходимости контроля со стороны всей цепочки производственной деятельности от сырья и до конечной продукции» [92].

Во многих работах рассматриваемого периода было показано, что важным направлением является увеличение производственных мощно стей сортиментной заготовки леса. Такая технология повышает эконо мичность и экологичность лесосечных работ, более чем в 2 раза повы шает производительность труда.

Ряд проблем ЛПК конца ХХ века может быть показан на примере Карелии. С изъятием лесосырьевых баз и приватизацией ЛПХ лесовоз ные дороги остались без хозяина. Произошло катастрофическое сниже ние объемов строительства автомобильных дорог. Прекратилось пер спективное планирование рубок и развития дорог. Строительство вре менных дорог ведется под минимум текущей потребности. В 1997 г.

только 8 предприятий Карелии ввели 67 км новых лесовозных веток, в 1998 г. 6 предприятий – 51,4 км. Это в 6-7 раз ниже темпов строитель ства в 1980-х гг. и бывшего норматива Минлеспрома СССР, предусмат ривающего строительство 85 км дорог на 1 млн. м3 вывозки. В 1999 г. с оздоровлением финансового состояния предприятий и принятыми ор ганизационными мерами удалось несколько поправить положение, об новить технику, вовлечь оборотные средства в строительство и содер жание дорог.

При общей потребности лесозаготовительной отрасли Республики Карелия в ежегодном строительстве и реконструкции лесных дорог по стоянного действия 800 км, в 1999 г. введено всего 167 км.

Важнейшим направлением переработки круглых лесоматериалов в Карелии остается лесопиление, ранее потреблявшее треть круглых ле соматериалов. Лесозаводы Карелии поставляли на экспорт более 1 млн. м пиломатериалов в год и обеспечивали значительную часть валютной выручки республики. В число других направлений деревообработки входили производство домов, лыж, мебели, фанеры. В деревообработке темпы снижения производства за период 1990-1998 гг. были значитель нее, чем в других отраслях ЛПК, производство пиломатериалов снизи лось почти в 4 раза, резко снизились объемы выработки клееной фане ры. В 1997 г. мощность лесопильных предприятий использовалась только на 25 %. В 1998 г. в Карелии функционировало 230 предпри ятий, занимающихся деревообработкой (только 31 % крупных и сред них). Выпуск пиломатериалов рассредоточен по многим предприятиям и цехам. По данным Госкомстата Карелии, в 1998 г. насчитывалось лесопильных предприятий и цехов, из которых 12 крупные и средние, выпускающие примерно 80 % пиломатериалов в республике.

Несмотря на изложенные проблемы, учитывая наличие значитель ных ресурсов древесного сырья и тенденции выхода из кризиса и разви тие ориентированных на экспорт производств, Россия имеет значитель ный потенциал не только для восстановления позиций на внутреннем и мировом лесных рынков, но и для увеличения доли лесного экспорта.

В конце ХХ века в ЛПК России функционировало более 18 тыс.

предприятий, в т. ч. около 3 тыс. крупных и средних. Из крупных и средних предприятий 96 % было приватизировано, доля государства (от 10 до 60 %) имелась в 500 акционерных обществах. Практически полностью были приватизированы предприятия мебельной, фанерной, лесопильной, целлюлозно-бумажной отраслей промышленности и око ло 90 % лесозаготовительных предприятий. В 2000 г. около 62 % объе ма товарной продукции ЛПК поставлялось на экспорт, валютная вы ручка увеличилась по сравнению с 1999 г. на 19,3 % (80 % роста обес печено за счет целлюлозно-бумажной продукции). Около трети валют ной выручки ЛПК было получено от продаж круглого леса [105].

Как видно из вышеизложенного, в период становления рыночных отношений лесная отрасль перенесла все те же явления, что и вся стра на. Однако она оказалась в тени нефтяной и газовой отраслей и пути решения ее проблем в конце ХХ века декларировались, но стратегиче ских государственных мер для их разрешения не предпринималось.

13. В ОЖИДАНИИ ПЕРЕМЕН (2001-2008 гг.) Общая ситуация в стране. Текущее десятилетие XXI века ха рактерно тем, что значительная часть жителей страны поддер живает необходимость становления сильного российского госу дарства и обеспечения территориальной целостности страны.

В стране идет поиск путей преодоления социально-экономического кризиса и создания эффективной экономики, повышения уровня жизни населения. В промышленности идут активные интеграци онные процессы, во многие отрасли приходит иностранный капи тал, что является свидетельством заинтересованности зарубеж ных компаний в российском рынке. Россия начинает вписываться в процессы глобализации мировой экономики. Формируется класс успешных предпринимателей, появляются современные менеджеры, консультанты, растет значение образования. Эконо мика набирала запас прочности, но ее основа обусловлена, пре жде всего, благоприятной конъюнктурой на мировом нефтяном рынке. Начаты реформы в пенсионной системе, в жилищно коммунальной сфере, на железнодорожном транспорте, в энер гетике, телекоммуникациях, идут попытки реструктуризации есте ственных монополий. Частный капитал доминирует в экономике страны. Доля частного сектора в производстве валового внутрен него продукта достигла примерно 80 %. В то же время по доле привлекаемых инвестиций Россия отстает от других стран, силь ны проявления теневой экономики и коррупции, несовершенно законодательство, серьезно отстает отечественная наука, бизнес не стал социально ответственным.

Все еще недостаточно эффективен прогноз и анализ резуль тативности принимаемых решений и их последствий с точки зре ния экономических, социальных, демографических и др. рисков.

Последствия законотворчества порой лихорадят целые отрасли промышленности (что повлияло, например, на лесную промыш ленность и лесное хозяйство при спешной трансформации Лес ного кодекса РФ, при введении пошлин на экспорт лиственной древесины, которая не имеет внутреннего сбыта в стране). Начи ная с 2008 г. на состоянии экономики сказывается мировой кри зис, включая сжатие платежеспособного спроса, вымывание обо ротных средств предприятий, усложнение доступа к кредитным средствам и др.

13.1. Лесное хозяйство и лесное законодательство Состояние лесного хозяйства России было подробно рассмотрено на заседании Правительства РФ 24.05.2007 г., где были представлены ма териалы, характер ресурсов, состояние отрасли.

По запасам древесины в 2007 г. Россия занимала первое место в ми ре. Общий запас древесины составляет 82 млрд. м3, в том числе спелых и перестойных насаждений – 44 млрд. м3. На долю ценных хвойных пород приходится более 70 % от общего запаса. Расчетная лесосека со ставляет 531 млн. м3, годичный прирост древесины в лесах России – 970 млн. м3. Расчетная лесосека в 2006 г. составила 531450 тыс. м3, в т. ч. по хвойному хозяйству – 295623 тыс. м3 (по сравнению с 2005 г.

выше на 4960 тыс. м3, а по хвойному – ниже на 30 тыс. м3).

Общий накопленный запас древесины составляет более 1/5 от миро вого и ежегодно прирастает почти на 1 млрд. м3. Как отмечено А. Писа ренко и В. Страховым, по этим причинам на нашу страну возложена глобальная ответственность – участвовать в сохранении лесов мира, не говоря уже о бореальных лесах, 2/3 которых произрастает на террито рии России. Россия обладает гигантской площадью суши, на которой по географическим природным причинам произрастают леса. Но это по преимуществу бореальные леса, то есть низкопродуктивные и медленно растущие. 70 % площади лесов России недоступны для коммерческого использования по транспортным и экологическим причинам (горные леса, леса на вечной мерзлоте) [138].

Лесосырьевые ресурсы России позволяют обеспечивать не только текущие и перспективные внутренние потребности в древесине и про дуктах ее переработки, но и значительно расширить экспорт лесомате риалов в зарубежные страны. Однако использование расчетной лесосе ки в последние годы не превышало 22-24 %.

Характерной особенностью размещения лесосырьевых ресурсов России является резкий территориальный дисбаланс структуры произ водства и потребления древесного сырья, характерен дисбаланс кон центрации на территории страны деревопотребляющих предприятий и распределения объемов заготовок и потребления по субъектам Федера ции. Запас древесины спелых лесов Европейско-Уральской части Рос сии составляет 18 % от общего запаса спелых лесов страны, а заготав ливается в этой части свыше 60 % от общего объема заготовок.

Площадь участков лесного фонда, предоставленных в аренду для за готовки древесины, составила в 2006 г. 114,1 млн. га, для побочного лесопользования 2,0 млн. га, для нужд охотничьего хозяйства 38,1 млн. га, для культурно-оздоровительных, туристических и спор тивных целей 26,3 тыс. га, для заготовки живицы 88,3 тыс. га.

В 2006 г. лесопользование осуществлялось по двум формам его ор ганизации арендной и краткосрочному лесопользованию.

Краткосрочное пользование осуществлялось через лесные аукционы и по решениям территориальных органов федерального агентства лес ного хозяйства или органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации для удовлетворения потребностей в лесных ресурсах бюд жетных организаций, сельхозорганизаций и населения.

В 2006 г. в России заготовлено 161,9 млн. м3 леса, в т. ч. при рубках главного пользования – 114,4 млн. м3 древесины (21,5 % от размера расчетной лесосеки).

Общий объем древесины, заготовленной в 2006 г. на арендованных участках, составил 86,5 млн. м3 при установленном размере ежегодного отпуска 140,3 млн. м3 (61,4 %).

По результатам лесных аукционов в 2006 г. реализовано 25,1 млн. м древесины, что превысило объем 2005 г. на 5,3 млн. м3.

Мероприятия по уходу за лесами проведены в 2006 г. на площади 1,1 млн. га, уход за молодняками на 414,6 тыс. га. При рубках проме жуточного пользования заготовили 23,9 млн. м3 ликвидной древесины.

В 2006 г. лесовосстановительные работы проведены на площади 821,2 тыс. га (посадка и посев леса – на 172,6 тыс. га, меры содействия естественному возобновлению леса – на 648,6 тыс. га). Введено в кате горию хозяйственно ценных насаждений 1106 тыс. га молодняков, в том числе за счет лесных культур 207,9 тыс. га. По сравнению с 2005 г. общий объем лесовосстановления увеличен на 8,3 %.

В 2006 г. сплошными рубками главного пользования и сплошными санитарными рубками пройдено 670,7 тыс. га. В целях формирования постоянной лесосеменной базы в 2006 г. за счет средств целевого фи нансирования заложено 224,4 га селекционных объектов, в том числе 155,7 га лесосеменных плантаций, 32,9 га архивов клонов и маточных плантаций плюсовых деревьев, 35,8 га испытательных культур.

Таким образом, Россия обладает колоссальными лесными ресурса ми, которые в настоящее время недоиспользуются.

Именно поэтому в начале ХХI века на всех уровнях (государство – общество – ученые – бизнес) пришло понимание того, что результатив ность отечественного лесного законодательства страны низка. По пока зателям прироста на гектаре, отдачи с 1 га лесной площади, созданию добавленной стоимости, комплексности использования древесного сы рья, доле в экспорте лесопродукции и др. Россия отстает от развитых лесопромышленных стран. Одной из основных причин этого явления, помимо доставшихся в наследство проявлений отсталой экономики и влияния перестроечных процессов, является несовершенство норматив ных актов, регламентирующих лесопользование в России.

При этом была определена необходимость модернизации не только Лесного кодекса РФ, но и множества других нормативных документов.

Накопились сотни подзаконных актов, которые также не давали воз можностей эффективно осваивать лес, в частности, Правила рубок леса, рубок ухода и лесовосстановления. Острейшая полемика по этим про блемам развернулась на страницах газет и журналов, в Государствен ной думе РФ, на многочисленных семинарах, форумах, конференциях.

Шла разработка новой редакции Лесного кодекса РФ.

Однако вскоре количество предлагаемых проектов нового Лесного кодекса быстро перешло пределы разумного, достигнув за год десяти, а затем и превысив эту цифру.

Первые проекты Лесного кодекса РФ полностью ущемляли полно мочия субъектов РФ в области лесных отношений и были способны разрушить с трудом воссоздаваемые производственно-хозяйственные связи предприятий и лесное хозяйство и лесную промышленность в целом. Сложно доказывалось то, что в лесопользовании надо дать ре гионам действенные права, что многое можно решить в регионах гра мотнее и оперативнее.

Были предложения передать лесные ресурсы в частную собствен ность. Возникли острейшие споры о принципах политики и стратегии выбора рационального соотношения форм собственности на леса и лес ные земли, не покрытые лесом.

Сторонники частной собственности считали, что следует устранить ограничения на куплю-продажу участков лесного фонда. За право по лучения леса в собственность или в аренду на длительный срок борются крупнейшие корпорации мира.

Противники передачи лесных ресурсов в частную собственность считают, что это приведет к несправедливому перераспределению на ционального богатства в интересах меньшинства, дифференциации до ходов членов общества. Поэтому целесообразно рассмотреть зарубеж ный опыт и мнения по данному вопросу специалистов.

В развитых странах соотношения форм собственности на леса раз личны. Проблему рационального пользования ресурсами леса можно решить построением эффективного механизма управления. Этот меха низм включает систему законодательных актов, организационной структуры, экономических рычагов и формируется под воздействием соотношения и развития форм собственности на леса [6].

Выделяют три типа управления. Первый тип сформирован при пре обладании государственной собственностью на леса (в Канаде). Второй – при примерно одинаковом соотношении лесных площадей, находя щихся в государственной и частной собственности. Третий – образуется при преобладании частной собственности на леса (в Финляндии) [6].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.