авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Эльчин Сафарли СЛАДКАЯ СОЛЬ БОСФОРА Москва АСТРЕЛЬ ACT УДК 821.161.1-31 ББК84(2Рос = Рус) 6-44 С12 ...»

-- [ Страница 2 ] --

раживающая пристань для яхт, музей сознание. Я — в твое. Невольно от нас са Османа Хамди Бея. Работы последнего мих... Гюльбен готова рассматривать сутками.

—Точно-точно. Знакомые ощущения... Хожу следом за ней по музею великого —Кстати, храню твой портрет на столе турецкого художника XIX века, своей комнаты. Мною же нарисованный. напоминаю о себе, времени, Каждое утро его, то есть тебя, приветствуют местонахождении. Она не отрывает лучи солнца. В Анкаре солнце необычное. взгляда от произведений Хамди Бея.

Не приторное, душистое... Изредка вытирает слезы с бледных —Поэтому мне так солнечно... щек. Эти слезы — слезы восхищения.

«Когда смотрю на творения Хамди Бея, —Так будет всегда. Люблю тебя.

осознаю всю ничтожность моих —Люблю еще сильнее, сестричка.

каракуль. До творческого масштаба Хамди Бея не добраться. Но, знаешь, хочется сделать попытку...»

Рыжеволосая Гюльбен отныне обещает...Говорит глазами. Живет в себе. На посылать мне лучшие работы. «Когда поверхности только вселенская любовь стану знаменитой, продашь мои к миру. Она слышит, казалось бы, невоз полотна, станешь миллионером...» — можное. Гул всех морей мира, пение расцветает она неповторимой всех птиц земли, движение сонных обла улыбкой. Пыльца с цветка ее улыбки ков, писк прожорливых пингвинят.

проникает в меня через дыхательные Гюльбен — бескрайний океан звуков.

пути, делая счастливее счастливого.

В него сливаются реки жизненных нот.

Неповторимое чувство...

Если бы она стала писателем, то ее слог...Последний день перед возвращением превзошел бы все слоги мира. Она рисует в Анкару. Проводим у меня. К нам присо большие полотна. Каждый мазок — единяется Шинай. Грозится очередным тончайшая деталь мира. Станет ли вели кулинарным шедевром. «Все беру на себя.

ким художником? Покажет время.

Продукты купила, батлыджан-эзмеси сде...Воскресный день с Гюльбен провожу лаю заранее, осталось сготовить мусакку.

в Эскихисаре. В удивительном городке на Ты займись гостьей. Приготовление пищи юго-востоке Стамбула. Он отмечен сот беру на себя». В итоге готовим мусакку ней достоинств. Вкуснейшая рыба, заво всей командой. Гюльбен нарезает про...Эпизод из той жизни. Шумный джаз дольными ломтиками баклажаны, посыпа- клуб наполнен родными людьми. Задува ет их солью на полчаса, чтобы горечь вы- ешь свечи на трехъярусном шоколадно текла. Я нарезаю лук, обжариваю его вме- персиковом чуде. Задуваешь под фальши сте с говяжьим фаршем. Остальными про- вое исполнение «Happy birthday». Каж цессами — обжаркой помидоров, бакла- дый год неизменно загадываешь одно же жанов — руководит сама Шинай... лание — Стамбул. Когда загадываешь же Это была наша последняя встреча с лание, с недоверием веришь в его реали Гюльбен в том году. Спустя 7 часов прово- зацию. Сбывается, действует, получается.

жаем ее в аэропорту. Долго прощались. Таков результат многолетних испытаний.

Она обнимала нас с Шинай, целовала Ай- Верьте в желания — таков мой итог на се дынлыг в холодный нос. Она уезжала, ос- годняшний день. Итог, подведенный в об тавляя в Стамбуле частичку собственной ретенном Стамбуле. Каждая секунда с души. Она уезжала, чтобы обязательно мыслей о вере — еще один шажок в сторо вернуться... Звучит сказочно. Но и сказки ну ее постижения...

ведь придумывает жизнь......Мои дни рождения в городе души — фонтан искрящегося счастья. День, когда хочется растянуть минуты. День, когда по дому кружит аромат восточных вкусно Глава стей. День, когда вокруг люди, прошед шие с тобою сложный путь. День, когда (...Мысли сплетались в единый венок гармонии...) вокруг люди, которых обрел на пути к сча стью... Подготовка к знаменательному...Дни рождения вне Стамбула утопа дню стартует за два дня заранее. Первым ли в горьком соусе пересоленных обид, делом поездка за покупками. Без Шинай — подгоревших желаний, засахарившихся дивы турецкой кухни — не обойтись. Сбе порывов жить иначе. Более двух десят гаем вместе из офиса, предварительно ков именин, отмеченных до созерцания отослав секретаршу Мелек на разведку.

Босфора, — кино другого формата. Кад «Глянь, заперта ли дверь комнаты шефа».

ры из той жизни — незнакомые изобра жения чужого человека. Человека с мо ей внешностью. Не с моей душой. Вос принимаю как пройденный этап. Другая обстановка, цели, побуждения. Теперь жизнь в настоящем с прицелом в буду щее...

жит рис в воде, у того набухнет совесть».

Получаем зеленый свет в виде подмигива «Эй, будущий именинник, а ну-ка бросай ния. Через мгновение несемся по мрамор халтурить. Разделывай баранину ным лестницам вниз. К выходу. Сдержи быстро, с любовью. Когда нож долго ваем хохот. Наши руки скользят по холод контачит с мясом, оно дряхлеет...»

ным перилам, полы пальто разлетаются на Молча повинуемся. Повинуемся, жалея легком ветру, в пальцах звенят ключи от Шинай. Ведь завтра ей потом обливаться машины. Через еще одно мгновение — у плиты...

едем в «Пежо» по направлению к большому До начала праздника три часа. Блюда базару Стамбула. За окном свежесть приготовлены. Шинай поехала в школу за утреннего дня. Подростки в разноцветных дочерью, Мустафа с Альпером расставля касках катаются на роликах, пухленькая ют мебель. Афет отправилась встречать старушка с лиловыми волосами выгуливает тетушку Нилюфер. Мы с Айше направля таксу, усатый торговец газетами вы емся в аэропорт Ататюрка. Через час при крикивает сенсационные заголовки «Ху земляется самолет из бакинского аэро риета»...

порта Бина. Спустя полтора часа — из Второй этап начинается вечером, после Шереметьево. Из холодной столицы при работы. Собираемся в маленькой квар езжают друзья — Ольга с Сашей, Владик, тирке Шинай, где создаются будущие Евгения с сынишкой. А дух Каспия ко мне изыски. Айше отваривает рис для пудин везет мама с компанией из шести чело га. Афет моет пузатые помидоры для пас век... Счастливый день. Поистине счаст тушьего салата. Гюльбен, тайком подкарм ливый.

ливая Айдынлыг, нарезает инжир для де...Шинай превзошла себя. Стол ломился серта ашурэ. Чернобровый корректор от яств. Мысли сплетались в единый венок Мустафа обливается слезами за чисткой гармонии. Вино дурманило головы. Мама лука. Золотистые шкурки разлетаются улыбалась со слезами на глазах. «Мой сын под вздохами вентилятора. Все работают, нашел счастье...» — тихо сказала она, под за исключением самой Шинай. Она, слов няв бокал с напитком гранатового оттен но рабовладелец, прогуливается между столами. Пристально наблюдает за про цессом. «Гюльбен, доченька, нарезай ин жир маленькими кусками. Ашурэ должен обладать девственной нежностью...» «Не держи рис долго в воде, Айше. Он набух нет, потеряет природную изысканность.

Не зря бабушка твердила, «кто передер аналогичному сценарию. Через пару ка. За окном дремал вечерний Босфор, часов под ногами поле окурков.

делъфинята затеяли чехарду недалеко от Рассматривает «бычки», улыбается, берега, чайки пели колыбельную большо «...они похожи на десятки му городу... человеческих жизней, потухающие...Под конец вечера всей компанией вы- внезапно. На самом расцвете. А я, как валиваемся на балкон, взглянуть на под- Бог, над ними...»

мигивающие нам звезды. Одна из них, Сена одевается исключительно в зеле сделав кувырок в ночном небе, устремляется ную одежду. Зеленая куртка с молочно вниз. За считанные секунды во многих фиолетовой подкладкой, зеленые брюки точках необъятного Стамбула загады-ваются с бархатистыми мокасинами. Тени глаз — желания. Разные желания разных людей с темно-зеленые, «...цвет ислама. Пророк одной целью — стать еще счастливее... Мухаммед любил этот оттенок...» Она пришла в религию пять лет назад. До это го не молилась, называла «старомодны ми замашками». Теперь объясняет ина че: «Тогда просто не понимала». «Моя ве ра отлична от веры масс. Мой Аллах вы Глава слушивает, разделяет, успокаивает. Он Друг, не Всевышний... Курю, не покры (...Аллах выслушивает, разделяет, успокаивает. Он ваюсь. Грехом не считаю. Думаю, на Друг, а не Всевышний...) небесах со мной солидарны». Ее ислам немного детский. Возможно, с долькой...Коренная турчанка с израненной ду несерьезности. Для нее Аллах мудрый шой. На лице постоянная сосредоточен старец с седой бородой, восседающий на ность. Тонкие губы. Контуры обведены троне из сгустков облаков... Между сло розовым карандашом. Лучистые глаза.

вами Сена выдерживает длинные паузы.

Длинная челка, укрывающая лоб. Зовут Массирует правый висок. Ковыряет Сена. Ей 26. На вид не более 20. Лишь ус длинным ногтем мизинца подбородок.

лышав хрипло-меланхоличный тембр го Попеременно заглядывает на дно моих лоса, понимаешь — человек старше. Голо совые связки Сены обвила лоза тоски, прорастающая из души хрупкой девушки большого города. Много курит. Зажигает сигарету. Максимум три затяжки, бросает.

Спустя десять минут снова закуривает. По бульскую жизнь, ненавидящий совре глаз, «...там вижу необычайное спокой менную Турцию. Она злится, когда назы ствие. Будто ты долго шел по пустыне в ваю Стамбул «городом души». Она назы поисках воды. Наконец после мучений вает Босфор «засорившимся болотом».

отыскал родник... В первый раз взглянув Она недовольна современными турками.

в твои глаза, заинтересовалась тобою, «Теперешние турки потеряли лицо, про подошла в том парке, помнишь? Мне ин питавшись веяниями Европы. Появилась тересно, как ты думаешь, размышля навязчивая продвинутость, причем бес ешь...»

почвенная». Удивлен, где-то возмущен,...Несколько раз в неделю встречаемся в совсем не разочарован. У каждого своя бежевой кафешке в районе Таксим. По позиция. Субъективная... Интересуюсь, долгу болтаем. Бывает, не здороваемся почему она не уезжает из Турции? «По при встрече. Сразу присаживаемся за верь, уеду. Скоро. Здесь как-никак Роди круглый столик, приступаем к обсужде на. Как пять пальцев знаю каждую улоч нию чего-либо, словно спешим познать ку. Поэтому уезжать в никуда глупо.

друг друга... В прошлом году Сене удалили В ноябре по работе отправляют в Лондон.

одну из почек, в позапрошлом проопери Глубже изучаю английский, тамошнюю ровали нос. Сейчас воспалился лицевой культуру. Не собираюсь терять своего нерв. «К врачу хожу чаще, чем в мечеть.

лица. Я турчанка! Горжусь этим. Люблю Причиной моих заболеваний называет Турцию, ненавидя современную атмо нервы. Настаивает усиленно лечиться, ра сферу Турции...» Смотрю на Сену. Смот но ложиться спать, бросить курить, пи рю, убеждаясь, что Турцию можно дико таться заячьей едой, то есть зеленью, ово любить либо дико ненавидеть. Нейтрально щами... Ненавижу врачей. Но бабушка за относиться невозможно... На сегодня мы ставляет. Каждый раз умоляет одеться, бе прощаемся. В пятницу Сена приглашает в рет за руку, и мы не спеша направляемся в гости. Соглашаюсь. Ведь нам есть о чем клинику... Бабушка говорит, я ее послед поговорить...

няя надежда. Она — моя тоже». Сена при знает сложность собственного характера.

Оправдывает сие знаком зодиака. «Близ нецы немного ненормальные. Два лица, четыре глаза, две пары ушей. Ну скажи, как создания с подобными параметрами могут обладать нормальным характе ром?..»

...Она первый человек за мою стам бесного оттенка. Она моя соседка по лестничной площадке. Она, муж Огуз, две дочери. Семья Кутлуэр удочерили Глава 6 сирот два года назад. Тогда брошенные в приют девочки-близняшки были (...Никогда не отпускай надежду. годовалые. Нюргюн с Огузом отыскали Держи рядышком, верь в ее силу...) в себе силы, начали с начала.

Перевернули сырую от соленых слез...Каждый год во второй половине декабря страницу... О трагедии упоминают она исчезает. Как только календарь редко. Все и так знают. Двое молодых приступает к отсчету последних пятнадцати сыновей семьи Кутлуэр — Гокхан и дней уходящего года. 14-го числа ее еще Гур-хан — погибли в середине декабря встретишь в подъезде или в ближайшем 2000-го. Во время землетрясения в супермаркете. 15-го Нюргюн внезапно ис турецкой провинции Конья. 6 ударных паряется. Становится невидимкой с пла баллов. Много слез, запах смерти, чущими глазами... С того дня с лестничной моросящий дождь. Гокхана и Гурхана площадки доносится женский плач. Как завалило обломками рухнувшего правило, глубокими ночами. Это Нюргюн, минарета. Они были близнецами.

хотя все знают о ее отсутствии в Стамбуле.

Родились с разницей в две минуты...

Сама исчезает, душа остается. В этом...Сыновья отправились в Конья 10 де доме. Здесь она вырастила покойных сы кабря. По работе. Ехать не хотели. Мать новей. Их забрал к себе Аллах. Остались тоже противилась. Из-за странного сна.

лишь фотографии на стенах гостиной, за Видела саму себя. Плачущую. С глаз сте таившаяся внутри тоска, погрустневшая кали слезы. Кровавого оттенка. Она пла болонка Бейби. Верная псина до сих пор кала, восседая на обломках разрушенного ждет у порога. Ждет шестой год возвра колодца... Шеф текстильной фирмы, где щения молодых хозяев... Среди мусуль работали Гокхан с Гурханом, настаивал на ман есть поверье: «Хороших людей Все командировке. Пришлось ехать...

вышний забирает рано». Проверенные ве Тяжелая история, рассказанная мне ками слова успокаивают расколотую душу всего один раз. Она делилась болью без Нюргюн. «Они в раю. Там хорошо, слез, без истерик. «Смирилась. Ради Огу правда?..»

...Ей 52. Коротконогая толстушка с пу шистыми ресницами. Сладкие ямочки на щеках. Вечно над губой капельки пота.

Носит косынки ярких цветов. Чаще не лей ее. Она в нужный момент обязательно за, себя. После смерти мальчишек чуть с ответит взаимностью». Правдивая фило ума не сошла. Дважды пыталась покон софия великой женщины. Настоящая фи чить с собою. Спасли соседи. После похо лософия, написанная жизнью...

рон поседела. Потом полысела. Поэтому ношу косынку...» Нюргюн вернул к жизни снова сон. Под утро к ней явились сыно вья. Красивые, здоровые. «...Они обнима ют меня. Рыдаю, целую, нюхаю их. Тем Глава временем они тихо шепчут, мол, мама ка ждая слезинка для нас невыносимая боль. (...Затаившиеся противоречия — Не переживай, отпусти нас... Проснулась с отголоски тяжелого прошлого. Прошлого, криком. С тех пор не пролила ни одной когда нельзя было давать слабину...) слезинки. В тот день дала слово начать...Обижалась, когда ей дарили цветы. Не жить заново. Мне 52. В душе 30...»

имеет значения, какие. Даже если тюльпа...В день смерти сыновей Нюргюн уез ны. Не имеет значения, по какому поводу.

жает в Конья. Одна. Минарет восстанови Даже если на день рождения. «Цветы — ли. На месте трагедии она не плачет, дорогое удовольствие зимой. Не стоило «...там я с ними общаюсь. Слышу их. Они тратиться. Лучше бы мне сладостей купи слышат меня...»

ли...» Она говорила не так, как думала.

...Называю ее великой женщиной.

Она была не такой, как думали многие. К Нюргюн победила боль. Не каждый так примеру, сладости любила готовить, но не смог бы. Не каждая женщина смогла бы есть. К примеру, цветы обожала больше заново стать женщиной. Стать матерью...

всего на свете. Особенно тюльпаны.

Каждое утро провожает дочерей в школу.

«Больно получать столь прекрасные соз Пересекаемся недалеко от нашего дома, дания мертвыми. Когда дарят сорванные где выгуливаю Айдынлыг. Нюргюн, при тюльпаны, будто удар в спину наносят.

ветливо кивая, кричит мне: «Пусть Бог Значит, ради моего дня рождения их ли благословит твой день!» Улыбаюсь ей — шили жизни?..»

сильной, счастливой женщине. Рядом шагают близняшки в розовых куртках.

Они так похожи на маму. Они настоящая семья. Семья Кутлуэр, возродившаяся за ново...

«...Сынок, никогда не отпускай надеж ду. Держи рядышком, верь в ее силу, ле ногами трещат зернышки кунжута,...Сентиментальность прятала на самом дне струйкой высыпавшиеся из мешка колодца души. Старалась не показывать.

торговца. Бабушка Лале называла Плакала наедине с собою. В одиночестве Стамбул «городом снов», Баку — могла обливаться слезами за просмотром «городом реальности». Два города мелодрам, хотя на людях отдавала одной религии смешались в разуме, предпочтение комедиям. Эти затаившиеся как две национальности в ее бурлящей противоречия — отголоски тяжелого крови. Мать Пярзад, моя прабабушка, прошлого. Прошлого, когда нельзя было родилась в Анкаре, в 18 лет выскочив давать слабину. Прошлого, когда забыва замуж за коренного бакинца. «Если ешь, что ты женщина. Мужчиной на войне бы Баку не был бы так схож со быть легче. «Если покажешь себя слабой — Стамбулом, наверное, с ума сошла бы проиграть битву ничего не стоит. Жизнь не от тоски...» Вырастив в нищете двух любит слабых. Тяжело такое говорить. Но дочерей, она пожертвовала многим.

это так». Хотя тяжелые камни судьбы давно Переступала через собственные утонули в океане бытия, она продолжала чувства. Убегала из любимого бороться. Неизвестно с кем. Скорее с города, в котором лишилась собственным прошлым...

единственной опоры — мужа...Ее звали Лале. В переводе с турецкого Ахмета. Лале ненавидела жаловаться, «тюльпан». Моя бабушка, мамина мама.

сетовать на потери прошлого, Теплые руки, карие глаза. Длинные воло незажившие раны настоящего.

сы, закрашенные хной, заплетала в косу.

«Зачем ныть перед людьми? Все что Смуглая кожа, приятно пахнущая имби рем. Сильная женщина-Скорпион с ту- случилось, случилось со мной. Других рецкими корнями, прожившая больше по- касаться не должно». Настоящая ловины жизни на окраине Баку. В трех- категоричность Скорпионов...

комнатном доме с зелеными дверями....Последние годы жизни бабушка жила В Шуваланах — небольшом живописном одна. «В своей скорлупе». Лишь по вос поселке под самим солнцем, на берегу кресеньям — день открытых дверей. Для Каспия... родственников — поклонников ее непре взойденной стряпни. Много готовила ту...До последнего вздоха скучала по рецких блюд. Долма из фарша скумбрии, Стамбулу. Ей снились Дворец Долмабахче, босфорские дельфины, мост Ататюр-ка. Ей слышался голос муэдзина с минарета, балаган Египетского базара Стамбула, где пахнет специями. Там под имамбайылды, сырный пирог «Тепси». ко хожу к ней на могилу. Больно. А если Плюс домашнее абрикосовое вино, бро- иду, то обязательно с тюльпанами.

дившее в прохладном подвале...

...В бабушке Лале мусульманские ус тои прекрасно уживались с современно стью. Уживались вопреки возрасту, мен- Глава талитету, сплетням. Она выкуривала в день пачку «Мальборо», по поселку пе- (...Она просто большая. Аккуратно полный редвигалась на красном «Тофаше». На- человек с сердцем из вишневого желе...) ряду с мугамом слушала попсу, восхи щенно называя Мадонну «еще той раз-...Чем меньше остается дней до Шекер вратницей». Она понимала меня, дели- Байрам, тем сильнее обостряется ее де лась мудростью, поддерживала напере- прессия. Когда город души отмечает еже кор родителям. Двери бабушкиного до- годный праздник сладостей, не выходит ма оставались открыты для меня в любой из дому. Обнимает белыми ручками таксу день. С наступлением весны частенько Барта, проливая слезы над очередным но заезжал к ней на шор-гогалы. Готовили мером кулинарного журнала «Софра».

эту праздничную, круглую выпечку под Ненависть к Шекер-Байраму обостряется открытым небом. В саду, где росли гру- по мере увеличения массы ее тела. В эти шевые, ореховые деревья. Бабушка тон- дни над Стамбулом витают облака с ва ко раскатывала тесто на слои, щедро нильно-миндальной отдушкой- В скром смазывала их темно-желтым растоплен- ных кондитерских образуются очереди:

ным маслом, укладывая друг на друга. занятая часть жителей, не ус лев испечь Тем временем за сладкой беседой я сме- угощенья, покупает лукум, миндаль в са шивал в медной чаше нежно-зеленую харе, воздушные печенья, пазсАаву. Взбу начинку из аниса, тмина, корицы, чер- дораженные детишки караулят двери до ного перца, куркумы. В пепельнице ды- мов: вот-вот придут родители с о сладкими мились две сигареты, забытые нами за подарками. Как говорят турецкие педиат громким спором о жизни... ры, в дни Шекер-Байрама в организмах...Ее уже нет больше 10 лет. Бабушка 60% детей Турции просыпается диатез.

умерла во сне в 72 года. Без мучений. Ред- Пока у малышни краснеют ще^и, у неко торых взрослых, заплывших в ожирении, обостряется булимия...

годам девочка напоминала...Ей 28. Турчанка со сказочно-куколь восхитительного поросенка. Укачивая ее ным личиком. Маленькая голова на боль на руках, бездетная Долунай заработала шом теле. Крашеные золотистые кудри, остеохондроз...

спадающие на округлившиеся плечи. Ее...Познакомился с Ширин в клубе зовут Ширин, в переводе с турецкого значит «Мах» курортного Бодрума. На зажига «сладкая». Пышную фигуру подруги не тельном шоу Сердара Ортача, когда от назову уродливой. Без выпирающих накала публика танцевала на стульях, прослоек жира. Она просто большая. Ак столах. Причем сам мелкий Ортач не пря куратно полный человек с сердцем из тался за кордоном охраны. Наоборот, тя вишневого желе. Элегантно одевается.

нулся к публике, лихо отплясывая под Широкие накидки, полудрагоценные бусы.

свои же миксы... С тех пор прошло два го Ногти сливового оттенка. Непременно да. Два года дружбы с Ширин-Водолеем.

ободок на голове.

При всей непостоянности она верный...Шекер родилась в Измире. В семье из друг. Встречаемся не часто. Созванива вестного кондитера Чичек Шеньюз, про емся чаще. Как минимум раз в день. В ка славившейся изысканной пахлавой из честве приветствия Ширин напевает в 18 почти прозрачных слоев теста. Вместо трубку какой-нибудь хит, которым на тот фисташек посыпала слои грецкими ореха момент пропитана с головы до ног. «Эй, ми, небольшим количеством миндаля, ще слышал новую вещь Джандан? Офиген поткой размельченного мускатного ореха.

ные слова. Написал поэт Умит Аксу. Вот Поговаривают, сам Ататюрк был пленен послушай. Akmz lekesiz olmalyd, ph кондитерским даром Чичек...

esiz olmalyd... affedemem ben byley...32-летняя Шеньюз произвела на свет im...» первую дочь раньше срока. Во время кон дитерского колдовства. Прямо в неболь шом цеху, на застеленном ковром полу. ' «Наша любовь должна была быть без пятен, должна была быть без подозрений... прости, я такая...»

Принимала роды одноглазая помощница {турец.) Долунай, впоследствии получив статус «второй мамы» малютки. Пока Ширин по кидала материнскую утробу, на плите буль кал жидкий шоколад, а жирная Айя, запрыгнув на рабочий стол, пудрилась в ванильных сугробах. Черная шерсть кошки мигом побелела... С детства Ширин предрасположена к полноте. К четырем ми крошками, в бегенди-тавук помимо...Полноту Ширин обсуждаем часто. На курятины с баклажанами входит едине. Во время совместных посиделок.

сливочное масло. Однако Стамбул — Готовим хавуч кфтеси. На русском блюдо город овощей, фруктов. Самое главное называю «морковными котлетами».

— баклажаны есть круглый год. С ними Взбивая сметану с чесноком, лимонным легко можно импровизировать.

соком для соуса, Ширин делится «диети Справимся...

ческими» планами. «Обещаю с завтраш него дня сесть на диету. Никаких жаре ных котлет. Все парное. Откажусь от ко фе, перехожу на жасминовый чай. Вот, за помни, с завтрашнего дня — новая жизнь. Глава Клянусь собою!» Как правило, «завтраш ний день» растягивается на неопределен- (...Время от времени ходит «налево». У ный срок. Срок, пропитанный запахами него буйный темперамент Овна...) высококалорийных блюд. Совесть Ширин...На загорело-волосатой руке крупные просыпается лишь в начале года, ближе к часы знаменитой марки. Синие стрелки Шекер-Байраму. Осознавая, что от празд на фоне оранжевого циферблата. У него ничных угощений разнесет еще больше, грустный вырез глаз, губы вишневого от подруга запирается дома, опустошает хо тенка, трехдневная щетина. Одной рукой лодильник. Целыми днями уплетает ли держит бокал с пивом. Пенка янтарного стья салата с лимоном...

напитка успела рассеяться, пока он рас Вот и сегодня, заметив отсутствие под сматривал свежий номер мужского «Эс руги, еду к ней. Еду с поводом. Он нас обо куаира». Турецкое издание с фотография их воодушевит на «подвиг». За последний ми нетурецких девушек. На голубой об месяц мой вес поднялся до отметки 92 при ложке обнаженная блондинка, зажавшая росте 184. Пора ограничивать себя в еде.

длинными пальчиками сосок пышной гру Вместе с Ширин. Конечно, с турецкой ди. «Uzun zamandr iyi bir pck yakalaya кухней осуществить план сложно — почти madm... Aranzda gnll olacak biri varsa в каждом блюде присутствуют «запре ben hazmm»1. Манящий заголовок жирно щенные» продукты. Например, в тот же желтым шрифтом. Аппетитную богиню хавуч кфтеси добавляют муку с хлебны «Давно не ощущала настоящего поцелуя... Если среди вас есть добровольцы, я готова!» (турец.) ребенок. Если Аллах позволит, родит дочь зовут Уитни. Именно Уитни, не Акгюлъ — помощницу, надежду. Собирается или Гксель. Турецкие издания не публи получать высшее образование — через куют ню-фотографии местных девушек пару лет подаст документы на филфак...

— один из мусульманских устоев. Перечи Махсуна с Бирсен их совместная жизнь тывает заголовок. Улыбается сквозь дым устраивает. «Грех жаловаться, брат. Она моей сигареты. Заблестели глаза. «Не от хоть и деревенская, но очень чуткая де казался бы стать одним из доброволь вушка. Знает, когда молчать, когда гово цев...» — протягивает он. Ухмыляюсь в от рить. Золотые руки, доброе сердце. Ува вет. «Я бы тоже...»

жает меня. Уважаю ее. Она прежде всего Ему 26. Зовут — Махсун. По-дружески мать моего ребенка, потом — жена. Уве называю Максом. Не обижается — турки рен — проживу с ней до конца дней. Свое всегда уважали Европу. Махсун работает семейное счастье я нашел. Не зря дове спортивным обозревателем в газете.

рился матери...» Слушаю его, пытаюсь по Плюс небольшой частный бизнес. Зараба нять психологию рядового турецкого тывает около 3,5 тысяч долларов в месяц.

мужчины. В какой-то мере она мне близ По стамбульским меркам неплохо. Без ка — оба мусульмане. Одно не могу по шика. Женат на милой девушке из турец нять. Неужели Махсун, видный парень с кой провинции. За него сделала выбор ма отличным образованием, юмором, не мог ма. За ним оставалось дать согласие. Де жениться по любви? «Как-то не получи вушка отличная хозяйка — готовит отмен лось. Честно говоря, особо не стремился.

но, каждый вечер преданно встречает му В студенчестве встречался с одной узбеч жа с работы. Махсун садится за стол. Она кой, работающей здесь по контракту в пе присаживается рядом с ребенком на коле реводческом центре. Она была божест нях. Пока муж ужинает, Бирсен рассказы венна. Чего только стоили ее миндальные вает о прошедшем дне. О том, что водила глаза. С ума сходил. Летал от любви... На сынишку к педиатру, которая посоветова ши отношения длились 2,5 года. Она долж ла подкармливать его смесью помимо грудного молока. О том, что с грядущего месяца поднимут цены на бензин одно временно с общим повышением зарплат.

Одним словом, бытовые прелести из жизни домохозяйки. Бирсен считает себя счастливой женщиной. Покинула провинцию, переехав с красивым мужем в Стамбул. У нее растет смысл жизни — на была возвращаться на родину. Я хотел при рождении, а в сознательном возрасте.

на ней жениться, но она противилась пе- Мой дед объяснял сие следующим обра реезжать в Турцию. К тому же тогда свя- зом: «Сынок, такое испытание призвано зывать себя узами брака было рановато. вооружить будущего мужчину необходи Я учился, впереди жизнь, нужно карьеру мой стойкостью. Уже тогда мальчик дол делать плюс разные нации... Расстались жен быть мужественным, не бояться бо тяжело. До сих пор, целуя жену, представ- ли...»

ляю перед собою ее. Грех так думать....По натуре Махсун личность скрытая.

С правдой надо уметь мириться...» О себе говорит мало, обходит острые уг...Познакомился с Максом в первых лы стороной. Улыбаясь, переводит тему числах сентября прошлого года. На цере- разговора. «Тебе почему-то доверяю.

монии обрезания — сюннете — семилет- Всегда мечтал о брате, в результате полу него сына нашего общего друга. Посещать чив сестру. С ней никогда не ладили.

такие мероприятия неприятно. Воспоми- Поэтому рано зажил вне дома. Пошел нания из собственного детства захлесты- учиться, свободное время работал офи вают, когда так же пришлось терпеть боль циантом, занимался атлетикой... Сейчас у этого обязательного для каждого мусуль- меня много товарищей. Настоящих дру манина таинства. Но если пригласили, ид- зей могу пересчитать по пальцам. Пер ти нужно обязательно, захватив с собою вый из них ты...»

подарки, полагающиеся «виновнику тор-...Не отрицает, что время от времени хо жества». Хотя ребенку в эти мгновения дит «налево». У него буйный темперамент точно не до подарков. Его одевают в ши- Овна. Влюбчивый, помешан на сексе. Не карный костюм с лентой через плечо. На такой однолюб, как я. В позапрошлом году ленте — арабское изречение «машалла»1. Махсун во время недельного отдыха в Ан В подобном одеянии мальчугана везут к талии закрутил роман с русской девуш сюннетчи — специалисту, совершающему кой. 23-летняя Галина. Студентка МГУ, болезненно-мимолетную процедуру обре- старшая дочь состоятельной семьи. Прие зания... Всегда возмущался тем, что у му- хала позагорать в Турцию вместе с бере сульман обрезание обычно делается не менной подругой. «Русские девушки вос хитительны. У них такая нежная белая ко Да хранит Бог! (араб.) жа, с ними забываешь обо всем. Призна На ногах — кеды с бежевыми юсь, к Гале испытывал чувства. Она отлично шнурками. Густым каштановым волосам владела турецким, умела слушать, пре придает небрежный вид. Смуглый.

красно целовалась. Когда расставались Крепкие пальцы рук. Грубое скуластое впервые, она сказала мне: «Требовать от лицо с изюминкой. Таких людей тебя ничего не буду. Ты женат. Соответст называют притягательными...

венно на мне не женишься. Да и не осо Гордиться собственной индивидуально бенно хочу этого. Лучше сохраню нашу стью. Говорит завораживающе, немного сказку в памяти...» После сказанного, резко. Четко разбирается в людях — не брат, еще больше полюбил Галю. Она не любит закулисные игры. Предпочитает убивалась, не закатывала истерик, не пи бросать перчатку вызова в лицо, если за сала из Москвы слезливых писем... Посту девают. Когда необходимо, корректный пили как взрослые люди. В жизни все так смельчак. Когда требуют обстоятельства, просто. Зачем лишний раз все услож уличный драчун. Типичный мужчина нять? ! Кстати, Галя по сей день часто при Скорпион. Сложный характер, восхити езжает в Стамбул. В следующем году по тельная уверенность в себе. В меру амби еду к ней в Россию...» В последних двух циозный с долькой скромности...

фразах — ядро психологии турецкого Ему 31. Зовут — Хакан. Если обратиться мужчины. Психология, ключ к познанию к турецкой социальной лестнице, то ус которой теперь открыт... пешный мужчина. Комфортная квартира...Допиваем пиво. Просим счет. Через в Левенте, владелец трех кафе в этом же час начинается футбольный матч. Сегодня районе Стамбула, черный джип с блестя вдоволь поболеем за «Галатсарай»... щими боками. Хакан принадлежит к кате гории европейских турков с западных бе регов Босфора. Раз в год ездит отдыхать в Кльн. Для него национальные традиции — Глава примеси прошлого. Не религиозен, верит больше в себя, чем в Аллаха. Уважает точ (...Предпочитает бросать перчатку ку зрения окружающих. С интересом вы вызова в лицо, если задевают...)...Носит исключительно джинсы. На бедренные, с выглядывающей резинкой трусов. На широком белом поясе надпись «Tommy Hilfiger». Поверх однотонных ма ек надевает пиджаки современного кроя.

ник. Хакан не считает жену вещью. Про слушает. Посчитает необходимым — про сто ни с кем не хочет меня делить... Хакан комментирует...

стал моим первым мужчиной. Горжусь Хакан больше четырех лет женат на этим. Я подарила себя человеку, которого русской. 25-летняя Светлана родом из Ха люблю всем сердцем». Света в 2001 году баровска. Русоволосая красавица похожа приняла мусульманство. Для себя. Мужа на Ренату Литвинову. У нее внешность не религия не интересует...

современной девушки. Света словно со...В семье все решает Хакан. Мой друг шла с черно-белых фильмов прошлых ве не привык к тому, что дома что-либо гло ков. Короткие ногти без лака, костлявое бальное решается без его окончательного декольте с миниатюрной грудью. Свет слова. «Друг, думаю, ты поймешь меня как ская надменность во взгляде. Полюбила мужчина мужчину. Света — моя половин Турцию в 16 лет, когда впервые приехала ка. В полном понимании слова. Не изме сюда с матерью. Путешествуя на судне по няю ей, стараюсь быть внимательным.

Босфору, поклялась вернуться в Стамбул.

Уважаю ее нацию, семью, родственников.

Вернуться навсегда, забыв о холодном Ха Требую к себе ответного уважения. Когда баровске. За два года выучила турецкий, Света куда-то уходит, то непременно зво сбежала в город души. Устроилась офици нит. Не отчитывается. Предупреждает.

анткой в один из кафетериев Хакана. Так Это не значит, что слежу за ней. Всегда произошло знакомство...

обеспокоен. Должен знать, где она, с кем.

Сейчас Светлана общается с родителя По-моему, это нормально. Женщина ми. Они смирились с желанием дочери должна чувствовать заботу».

жить иначе. Отец, твердивший, что «такой...Дружу с ними больше года. Впервые дочери-шлюшки у меня нет», теперь час разговорился с Хаканом на дне рождения тый гость Светы. «Безмерно счастлива.

Шинай. В ресторане Девичьей башни. Бы Переехав сюда, поняла, что родилась под стро нашли общий язык. Как-никак, при счастливой звездой. Стамбул принял ме надлежим одной водной стихии. Как выяс ня. Другие русские девушки, сбегающие в Турцию за счастьем, зачастую оказывают ся на панели. Я же сразу устроилась на ра боту, встретила настоящую любовь».

Светлана любит откровенничать. Она не из тех, кто думает, потом говорит. Ее речь строится на цементе из эмоций. «Честно скажу, Хакану был важен тот факт, девст венница я или нет. Он мужчина-собствен на разогрев, занялась тестом. Порубив но нилось позже, Света тоже водный знак — жом полпачки масла с мукой, добавляет Рак. Что удивительно, Хакан не ревнует 3 столовые ложки холодной воды. Тща меня к супруге. Доверяет. Для турка важ тельно «массажирует» тесто маленькими но, как произошло знакомство с его род руками...

ными. Если глава семьи сам ввел человека Лентяйка Дамла, спрятавшись за ог в личный крут, значит, вопрос о доверии ромными листами «Хуриета», жадно чи исчерпан. Не удивлен. Обычный мусуль тает заметку. Урывчато цитирует фразы, манский подход...

отчаянно матерясь. Злюсь: «Эй, Дам, мо...Вчера Хакан пригласил нас с Шинай жет, перестанешь? Если халявничаешь, в гости. Знаменательный повод — Аллах то хотя бы халявничай молча. Тесто пи наконец послал им ребенка. Светлана рога чувствительное. Любой негатив, долго не могла забеременеть. Лечилась, как сквозняк, отражается на выпечке».

мечтала, молилась. Чудо свершилось.

Сложив газету, подруга замолкает. Вни Через шесть месяцев друзья станут ро мательно смотрит, переводит взгляд с дителями...

Гюлер на меня: «В отличие от вас не мо гу спокойно реагировать на беспредел.

Вот, пишут, что 79% турков против одно полых браков. Какими идиотами надо Глава быть?! Еще в ЕС вступать решили. Нет чтобы пример с Нидерландов брать, где (...Они верят в собственную победу.

уже шесть лет легализовали однополые Они верят, что скоро в Турции зарегистрируют союзы». Смеемся, подходим к разбуше первый однополый брак...) вавшейся подруге, целуем ее в широкий лоб. «Не нервничай, революционерка!

...Отварную морковь измельчаю в блен Тебе плохо живется?! Лучше нам помо дере. Осторожно добавляю в оранжевую ги, мелко натри цедру апельсина». Дам массу сок одного апельсина. Цвет стано ла, тяжело вздохнув, присоединяется к вится насыщеннее. Ослепляет глаза. Будо кулинарному процессу, напевая под нос ражащий аромат знойного лета обволаки вает, вгоняет в сон. Однако шум блендера возвращает в реальность. Необычайно те плую реальность, когда друзья в светлой кухне готовят морковный пирог... Пока добавляю к моркови с соком яйца, сахар, жирные сливки, Гюлер, включив духовку бросать вызов общественности. Дамла с «Karmda superstar— sev beni, karmda Гюлер не принадлежат к категории сек superstar — hisset beni»1.

суальных меньшинств, которые, заточив...Живут в Кадыке. Двухкомнатная шись в тайном замке счастья, увлечены квартира с желтыми стенами, оранжевы собою. Эти две 25-летние девушки — ак ми дверями. Мягкая мебель солнечного тивистки свободных отношений. Они оттенка. Пол уложен светлым паркетом.

строчат антигомофобные письма в гос На стенах в коричневых рамках эротиче учереждения, бунтуют за равенство вме ские работы Танера Чейлана2. Интерьер сте с членами «Lambdaistanbul»1, с чувст выбран с подтекстом. «Желтый цвет да вом победы посещают церемонии рит уют. Когда моему гуру Гте в пасмур «Hormone Tomato Homophobe Awards»2.

ную зиму не хватало вдохновения, он смо «He занимаемся пропагандой, как дума трел на природу через желтое стекло. Са ют многие. Всего лишь защищаем наши ма так делаю. Эффект обалденный! Начи права, пытаемся искоренить дискрими нает петь душа, будто на меня повеяло нацию по признаку сексуальности. Дока настоящим теплом», — делится Гюлер, по жем: ислам и демократия могут гармо казывая нарядную бордовую коробку с нично сосуществовать!» Они верят в соб желтыми стеклышками. Она трясет ее, ственную победу. Они верят, что скоро в прислушиваясь к незатейливой песне сте Турции зарегистрируют первый однопо клянных «медуз»...

лый брак. В глубине души не разделяю Дамлу с Гюлер объединяет пять лет оптимизма подруг. Ведь Турция, какой любви, верности, веры. Полюбили друг бы демократичной страной ни была, ис друга на последнем курсе университета в поведует религию, считающую однопо Анкаре. Хоть и город достаточно продви лые отношения смертным грехом... Еди нутый, им пришлось сложно. Первое вре ножды высказав мнение, больше о нем не мя приходилось стыдливо скрывать, чуть вспоминаю. Зачем омрачать веру близ позже гордо защищаться, со временем — Организация турецких геев-лесбиянок.

«Перед тобою суперзвезда — люби меня, перед «Помидоры от гормонов гомофобии» (англ.). Пре тобою суперзвезда — почувствуй меня» (турец.). От мия вручается в рамках ежегодной недели гей-лесби рывок из припева песни Сибель Тюзун.

культуры.

Известный гей-художник Турции.

сок горячим молоком. С недавних пор ча ких?.. В окружении Дамлы с Гюлер нема ще готовлю морковный пирог, неофици ло гетеросексуалов. Что удивительно, ни ально названный мною «Солнцем нос каких стычек на этой почве не случалось.

тальгии»...

По-моему, сие исходит от образованно сти обеих сторон. Каждый уважает мне ние друг друга, не стремясь в чем-то пе реубедить.

Несмотря на войну с определенной ча стью общественности, они ведут ком фортный образ жизни. Несколько лет на- Глава зад Дамла с Гюлер перебрались в Стамбул, купили квартиру в кредит. Работают. Дам- (...Надо уметь взглянуть в свое отражение в ла — корреспондент рубрики «Magazin»1 в зеркале, принять себя таким, какой ты есть...) ведущей газете страны. Часто пишет сце нарии для сериалов, как правило, на осно-...Ностальгия — частый посетитель мое ве знаменитых произведений турецких го настоящего. У нее волнистые волосы писателей. Гюлер же сотрудничает с веду- баклажанового цвета, большие черешне щим стамбульским издательством. Пере- вые глаза с ежевичными ресницами. На водит с английского на турецкий книги за- пухлых мочках ушей серебряные сережки рубежных писателей. Сейчас Гюлер до- из бирюзы. Она облачена в голубое шифо канчивает перевод «Между актами» — новое платье, расшитое миниатюрными сложного, предсмертного романа Вирд- топазными звездами. Босые ноги. На ног жинии Вулф... тях перламутровый лак. Ностальгия —...Как только выдается свободное время, гостья из прошлого. После переезда в балуем себя всякими вкусностями. Сегод- Стамбул эта дама с кружащим голову мус ня моя очередь печь. Выбор остановил на кусным шлейфом раз в полгода стучится в морковном пироге. В детстве мне его пек- двери сердца. Облокачивается спиной на ла бабушка Анна — мать папы. Помню, пе- один из клапанов, хлопает глазами, соби ред сном запивал румяно-оранжевый ку- рает челку за ухо. Спустя мгновение гос пожа Ностальгия берет за руку. Взлетаем Рубрика, освещающая мир шоу-бизнеса.

высоко-высоко, потом ныряем в бело снежный океан из облаков прошлого...

Воспоминания в Стамбуле не отзыва ются болью. Здесь смело оглядываешься назад. Бесстрашно возвращаешься в гру стные эпизоды минувших лет. Ностальгия она придерживает красную шапку на го шепчет, что смотреть в зеркальный мир лове, другой — стряхивает снег с моего прошлого необходимо. «Надо уметь отпус- сморщенного лица... Вот, наконец, самая тить то, что теперь позади. Надо уметь любимая фотография. Март двухлетней взглянуть в свое отражение в зеркале, давности. День моего рождения. Я и мои принять себя таким, какой ты есть...» турецкие друзья на диване из коричнево Когда Ностальгия располагается в моей го бархата. Нас шестеро. На фоне настен стамбульской квартире с деревянными ный плакат с «шестеркой» актеров люби полами, исчезаю на время из поля зрения. мого сериала — «Friends». Рейчел, Мони Домашний телефон беззвучно звонит на ка, Фиби, Джоуи, Чендлер и Росс. Правда, стеклянном столике в прихожей. Мобиль- великолепное сравнение? Своего рода ма ный безмолвно вибрирует. Регистрирует гическая реальность... Шесть частичек ме звонящих, сохраняя в своей 128-мегабай- ня самого. Частички, существующие толь товой памяти номера родных людей. Зеле- ко вместе...

ная ромашка аськи превращается в неви-...Дни в компании Ностальгии проходят димку. Лживо оповещает о нахождении в в режиме «slow». Смотрю на часы, наслаж «офф-лайне». Не прячусь. Не закрываю даюсь отстающим ходом стрелок. Значит, шторы. Наоборот, по утрам пускаю в драгоценные минуты счастья можно рас тянуть, часы — удвоить. Доказано... По спальню больше света, окончательно про быть одному порою полезно. Чтобы силь сыпаясь под шипение кофеварки. Вокруг нее начать ценить окружающую красоту.

говорящее молчание, охватившее нас троих Чтобы не забывать о прошлом с верой в — меня, Айдынлыг, госпожу Ностальгию...

настоящее...

Перед взором всплывают картинки из Последний вечер с госпожой Носталь прошлого. Перелистываю фотоальбом с гией. Утопаем в темноте ортакйского ки обложкой из треугольных кусочков раз нозала «Galleria Prestige». На экране вос ноцветного шелка. Вот я с Ланой на черно белой фотографии с мутным эффектом.

В кофейне в Питере. Перед нами длинно ногие пиалы с тирамису. Лана обнимает меня, зажмурив глаза. У родного создания забавные ямочки на щеках и длиннющая челка, постоянно лезущая в глаза... Вот следующий снимок. Цветной. С Гюльбен.

Валяемся в сугробах прошлогоднего ян варского снега в Стамбуле. Одной рукой хитительная история о свободе порывов. ЧАСТЬ III СЧАСТЬЕ Седовласый Гир, завораживающая Лопез, чарующая Сарандон, затеявшие голово- В ГОРОДЕ ДУШИ кружительный танец счастья. Когда-то смотрел эту картину как «Давайте потан цуем». Теперь название звучит иначе.

Слаще на турецком. «Dans edecek miyiz».

И это так чертовски греет душу...

...И славят мудрого Аллаха Иль, совершив святой намаз, О бранной славе падишаха Ведут медлительный рассказ. Где любят нежно и жестоко И непременно в нишах бань... Глава (...Рецепт один: надо верить. Верить, проживая дни без слез над утраченным прошлым...)...Ожидание личного счастья — как ожидание электрички на перроне провин циального вокзала. Вопреки точному рас писанию электричка обязательно прие дет. Неизвестно когда точно. Может, с опозданием на полчаса. Может, с аварий ной задержкой в связи с чрезвычайными См. примеч. на с. 5.

обстоятельствами. Так и любовь. Врывает- в пучок на затылке. Небольшой рост, ма ся в судьбу человека вопреки жизненному ленькие пальцы со слабыми ногтями. Ча расписанию. Одного посещает рано. Дру- рующая улыбка с ямочками на щеках. За гого — чуть позже. Кого-то — поздно. Лю- пах кожи сводит с ума. Он словно ветерок, бовь обязательно доберется до каждого из наполненный ароматом тюльпанов с поч нас. Неоспоримый факт, оспариваемый ти не осязаемой мандариновой горчин людьми без веры в себя... кой. Она прикасается к руке, и мне кажет «Купидоны застряли в небесной проб- ся, что в мире нет более гладкой, упругой ке». Мой ответ на вопросы о моей любви. кожи. Она надевает светлые водолазки Где-то цинично. Главное, с юмором. Ожи- под пиджаки с деревянными пуговицами.

дание любви не должно сопровождаться Она предпочитает джинсы, удобную самоедством. Мол, вот не везет, жду ее, а обувь без шнурков. «Когда завязываю она обходит стороной. Рецепт один: надо шнурки, такое ощущение, будто связы верить. Верить, проживая дни без слез над ваю свою свободу. Лучше обойтись без утраченным прошлым... Любовь обволок- них». Телец по гороскопу, хотя всегда ис ла меня в Стамбуле. Не в живописном ме- кал спутницу-Скорпиона...

сте, например где-нибудь на берегу Бос- Ей 23. На год ее старше. Коренная тур фора. Все гораздо проще. Купидоны, вы- чанка по имени Зейнеп. Неплохо владеет рвавшись из пробок, выстрелили в меня у русским. Говорит со смешным акцентом.

овощной лавки в вечно прохладном поме- В произношении «а» заменяет мягким «я».

щении «Мигроса»1. Последний пучок са- Называет меня «мишкой». В первый раз лата, на светло-зеленых веерах которого рассердился, сморщив лицо. «Ну, куда я и одновременно соприкоснулись две руки. медведи, родная?!» Она улыбнулась, по Моя, е. Всегда получаешь то, чего мень- терлась носом об мою небритую щеку.

ше ждешь. Неоспоримый факт, оспарива- «Мне так хочется». Простил, поцеловал, емый людьми без веры в чудеса... забыл. Теперь привык... Зейнеп любит го...Чуть смуглая кожа, глаза цвета зеле- товить. Более сложные, мясные блюда не ного кофе. Губы с прозрачным блеском. ее конк. Она собирает новые рецепты хо Длинные каштановые волосы, собранные лодных закусок. Дегустируем вместе. Зей неп, как и я, обожает зеленые яблоки, ли Крупная сеть маркетов Стамбула.

стья салата, оранжевые лимоны с двумя косточками. Вкус в еде объединил нас. Тя га к марулу1 стала для нас знаменательной.

она молчала. Слушала, наблюдая за игра «Никогда нельзя нарезать марул ножом.

ющей Айдынлыг. Дул пронизывающий ве За исключением ресторанов, турки кро тер. Только на руку. Под порывами ветра шат листья руками, поливая их лимонным быстро засыхали капельки слез на ресни соком. Сталь убивает салат, уничтожая цах. Когда истории подошел конец, завиб природную энергию...» В отличие от меня рировал мобильный в кармане куртки.

не предрасположена к полноте. Когда ве Пока отвечал на звонок, Зейнеп прижа черами в кофейне она наслаждается кара лась ко мне, шепча в ухо: «Все равно люб мельным пудингом, меня охватывает чув лю тебя...» Телефон упал с рук на скамей ство обреченности. Грусть любимого Зей ку. «Я люблю еще сильнее...»

неп погашает ложечкой сладкого. Отказы ваюсь, верчу головой. «Прошу, ради ме...На протяжении рабочих будней пере ня...» Соглашаюсь. «Не волнуйся, не дам писываемся чаще, чем созваниваемся.

тебе располнеть. Все ешь в меру. Когда по В дневное время спутник нашей любви — женимся, буду готовить низкокалорий рядовая компьютерная программа. ICO.

ные блюда. Клятвенно обещаю!» — поды Зейнеп пишет лаконичные послания. Ря тоживает она. Целую. На губах сохранил дом с каждым словом желтоголовый смай ся карамельный привкус счастья...

лик с сердечками вместо глаз. «Знаешь, Зейнеп не ворошит прошлое. Она знает сначала влюбилась в твой нос, потом в те о человеке из прошлого. Она знает, что не бя... Он у тебя такой сладкий, аж хочется люблю посещать Кыз Кюлеси. Для меня откусить». — «Разрешаю. Сегодня вече это прежде всего башня воспоминаний.

ром откусишь. Кстати, куда сходим? Пос Именно здесь расставались с Аидой. Она мотрим «Ледниковой период» ?» — «Не-е умерла спустя полгода. Трагично. Никто е-ет... Лучше возьмем Айдынлыг, прогуля не виноват. Сейчас на ее могильном камне емся по Стамбулу. Хочу дышать с тобою фотография, сделанная мною когда-то в воздухом одного пространства... Да и на Баку, в Старом городе... История, лишь ужин ты обещал свой носик»... Переписы раз рассказанная Зейнеп. Я рассказывал, ваюсь, смотрю на часы в правом углу мо нитора. Потерпи, еще два с половиной ча Листья салата.

са. Ну что такое два часа по сравнению с 24 годами, прожитыми без нее?..

Глава (...Нас разделяет максимум десять шагов, а мне уже нестерпимо хочется бежать к ней...)...Наши сердца переплетены ванильно имбирными нитями, покрытыми румяной корочкой. Наши поцелуи отдают освежа ющим вкусом тмина, делая чувства жар кими. Наши прикосновения нежны, слов но бордовые волокна шафрана. Не допус каем резких движений — все с восточным изяществом...

Встречаемся в укромном парке. Неда леко от центра. В небольшом зеленом мирке распускаются бутоны ароматов.

Южные оттенки жасмина, нарцисса смешались с запахом портовой воды. Ес ли внимательно прислушаться, можно различить шипение набегающих волн, едва слышный «вокал» юного чистиль щика обуви, напевающего песенку об обманутом султане. Еще до слуха доно сится дребезжание пустых бардаков 1, подпрыгивающих на железных подно сах суетливых официантов чайханы. Ка ждый день дожидаясь Зейнеп в парке, кажется, будто все происходит в первый раз. Такие же глухие удары сердца. Та Бардак - стакан для чая.

кое же предательское волнение в области живота. Сжимаю в руках букет желтых тюльпанов. Цветы вянут под жаром ладоней...

Вот она идет своей летящей походкой.

Шея обмотана сиреневым шелковым шар фиком. Романтично колышется на ласко вом ветру. Зейнеп посылает воздушный поцелуй, прикасаясь пухлыми губами к ватным подушечкам пальцев. Нас разде ляет максимум десять шагов, а мне уже нестерпимо хочется бежать к ней. Сейчас десять шагов — целая вечность. Вечность, которую с легкостью преодолеваю... Об нимаю, немного приподнимая от земли, будто не желаю разделять свою половинку даже с маленьким кусочком огромной планеты... Она заливисто смеется, как Ай дан Шенер в экранизации «Птички пев чей»... Прижимается, вдыхает запах моих коротких волос, пропитанных цветением жасмина. Он накануне распустился на на бережной Босфора... Кружимся в вальсе любви, наплевав на домыслы окружаю щих... Упиваемся собственными чувства ми. Они так же горячи, как жареные каш таны, продающиеся на каждом углу Стам була...


Сидим на старой скамейке. Болтаем о чем-то глупом. Зейнеп, замерзший щено чек, зарылась в теплоте моей коричневой глаза. Смущается. Переводит тему.

куртки. Временами щекочет меня, посме Достает из сумки маленький, плотно иваясь над нулевой реакцией любимого.

закрытый контейнер. Открывает.

«Неужели не боишься щекотки?! Не зря Имбирное печенье в форме сердечек.

прозвала мишкой. Толстокожий! Тебя ни Непередаваемый аромат чем не возьмешь...» — шутливо возмуща выстреливает, как из хлопушки.

ется Зейнеп. Пошлепывает меня ладошка «Обычно девушки угощают любимых ми по груди. «Зато ты — такая худышка.

выпечкой, которую не сами готовят.

По тебе анатомию изучать!» — отвечаю я, Завлекают таким образом. Родной, я начиная щипать за талию. Зейнеп залива пекла собственноручно. Поэтому ется смехом, визжит. Выбирается из объя печенья получились такие косые, тий. Обратно прижимаю к себе. Ненасыт местами обгорели». Пробую.

но целую в губы...

Зейнеп настороженно следит за Она утверждает, что наша любовь при процессом. За время пребывания в сыпана имбирем. «Вчера вычислила, что Стамбуле не часто приходилось есть приправа наших чувств имбирь. У каж домашние сладости. Временами дой любви есть своя пряность. Ты не заходил в кондитерские, или те знал?! Еще в Индии старые женщины так тушка Нилюфер посылала пахлаву из вычисляли судьбу супружеских союзов.

деревни. Таких вкусных печений не Брали ту или иную пряность, разводили в пробовал давно. Может, просто маленьком количестве настоя фиалки.

соскучился по домашней еде?..

Натирали пятки спутницы. Если кожа по Выражаю восхищение скромно, чтобы краснеет, значит, любовь на века. Если не приняла за лесть. Зейнеп берет из рук никакого действия, значит, крах союзу. * остаток печенья. Подводит кусочек к мо Кстати, проверяла, мои пятки покрасне им губам. Затем медленно съедает его.

ли».

«Не знаю, как печенье, но твои губы Смеюсь над девичьей наивностью вкуснее». Тянется ко мне. Светло-корич Зейнеп. Ласкаю пальцами мочку ее уха.

невые сердечки высыпаются из контей Не носит сережки, потому что от этого нера на скамейку. Не замечаем. Усилив мочки ушей забавно оттопыриваются.

шийся аромат имбиря захватывает нас.

«Ты красива. Красивее луны, ночной Щеки краснеют. Правы индусы. Пря спутницы Босфора». Зейнеп опускает ность нашей любви действительно им бирь...

Почему в Зейнеп так много отличий?

Казалось бы, училась в обычном лицее.

Скоро завершает Босфорский государст венный университет, где получают обра зование тысяча девушек со всей Турции.

Глава Недоумевал, пока Зейнеп не поведала о бабушке-немке. По папиной линии. «С (...Ревность в маленьких дозах укрепляет любовь. В младенчества приучала к книгам. Мама больших — разрушает...) рассказывала, как бабуля мне, годовалой, читала вслух Достоевского. Казалось бы,...Не ревнива, верит сказанному, лише ничего не должна запомнить. Не пове на наивности. Может ложно создать наив ришь, но сейчас, перечитывая «Преступ ный вид. Спрятать за ним трезвость взгля ление и наказание», все слова так знако да. Турецкая девушка утирает сопли за мы...» В литературе — вкусы разные. Сто просмотром мелодрамы по «TRT», а уже ронится Памука, зачитывается Борхесом.

через пару минут рассуждает на тему В летний период возвращается к обожае вступления Турции в Евросоюз. В турчан мой Линдгрен. Я в своем амплуа. Корта ке, словно в кисло-сладком грейпфруте, сар, Золя, Цвейг, Толстая. Джоан Харрис, гармонично уживаются два схожих цит конечно же. Зейнеп наслаждается ею в руса. Когда есть причина, с надрывом пла оригинале. Благо английский изучает с се чет. Когда есть повод, ликует от радости.

ми лет. По моему настоянию выбрано Это не две стороны одной медали. Это ре «Five quarters of the orange». Лучшая из алии современного мира — белая полоса лучших. «Читая роман, безумно тянет на рядом с черной...

кухню. Хочется готовить. Для тебя...»

Зейнеп другая. Отличается от сверст...Распутываем клубок наших чувств.

ниц. Меньше секретничает. Раскрепо Прогуливаемся по Нишанташи. «Жадно щенная. Не переваривает «мыльные глотаем улыбки людей», как пишет Земфи оперы» турецкого производства. «Они ра. Стараемся передвигаться по малолюд перестали соответствовать реалиям ным дорогам. Хотя Нишанташи и малолюд страны. Шик заслонил правду. К тому ность — понятия несовместимые. Зейнеп же в главных ролях чаще звезды эстра объясняет, что чувство ревности для нее ды. Настоящие актеры отошли на второй план. В кино востребованы певцы, га рантирующие рейтинг. Возьми хотя бы Кырмызгюля. Он, кажется, забыл о пег?

НИИ...»

чуждо. «Если не ревную — не значит, что Молчу. «Ты бы взглянул на себя со не люблю. Если не ревную — значит, дове- стороны, когда я болтаю с коллегой по ряю. Понимаю, доверие сейчас не в моде. мобильному...» Хохочет. Напрягаюсь.

Надо обязательно проверять карманы, тай- «Малыш, ты лучший. Ты для меня один...

ком читать меседжи в телефоне парня. Не Все равно не доверяешь, да?» — понимаю таких. Тогда для чего быть вме- «Доверяю». — «Неуверенно сказано».

сте?!» Удивленно смотрю на нее. Явно не Улыбаюсь. «Доверяю и... до ужаса боюсь шутит. Закуриваю. «Ты серьезно?» — потерять. Это мой страшный сон». Ничего «Вполне». — «Нет, ты серьезно?» — «Изде- не отвечает. Целует. Объятие отражается ваешься?!» — «Тебе не кажется, ты слиш- в стеклянной витрине кафешки. Спустя ком правильная?» — «Я такая, какая есть. минуту нам аплодируют обедающие посе Вот и все». Отрубает. Поворачивает голову тители. Смущенно улыбаемся в ответ, в сторону проезжей части... скрываясь в гуще разноцветной толпы...

Живущая во мне ревность кажется бес смысленной. Безответной. Неужели рев ность должна быть взаимной?! Не пони маю. Ненавистный сумбур в чувствах. Од- Глава но знаю точно. Ревную Зейнеп. Ревную к прохожим, звонкам, песням, мужчинам. (...От прошлого отказаться невозможно, Иногда к женщинам. Самому смешно. каким бы тяжелым оно ни было. Его следует Собственник? Скорее всего. Просто силь- забрать с собою в будущее...) но люблю. Скорее всего. Нет, точно!..

Зейнеп не знает о бурях ревности во...Прячется от сквозняков, ненавидит мне. Люблю откровенно, ревную безмолв- ветра. Любит плотно закрытые окна. Сво но. «Ревность в маленьких дозах укрепля- бодно дышит только под кондиционером и ет любовь. В больших — разрушает. За- в компании Босфора. Комфортно живет в помни, сынок! Не поступай, как твой замкнутом пространстве, где свой мир.

отец». Философия мудрой матери-Скор- Без потоков извне. Представлена самой пиона. Понимаю, сдерживаюсь... Когда себе. Любит мучное — донер, лахмаджун, ревность наступает, крепче прижимаю к пиде. Приучила к такому питанию Ли. Ка себе. Вдыхаю ее запах — лучшее успокоительное из существующих. Иногда Зейнеп все же замечает тревогу. «Не веришь мне, мишка?» Молчу. «Думаешь, ничего не понимаю? Ревнуешь. Знаю».

стрированный кот разбрасывает по ма- Несколько лет назад покинула Тбилиси.

ленькой квартирке мясные сухари, недо- Незаметно, никому не сказав. Улетела вольно мурлычет. Требует турецкий фаст- ранним утром. Рейс Тбилиси — Стамбул.

фуд. Возраст Ли небольшой. Излишняя «Турецкие авиалинии». В кармане кредит полнота превратила кота в поношенную ная карточка с суммой за проданную плюшевую игрушку с голодными глази- квартиру. Багаж — две сумки с вещами, щами... чемодан с фотографиями. Цветными, чер но-белыми. Картины кисти художника по Ей 38. Софико из Грузии. В 2004 году имени Прошлое. Поднимаясь по трапу, поселилась в стамбульском Зейтинбуру Софико осознала, что от прошлого отка ну. Недорогой район с галдящими стайка заться невозможно, каким бы тяжелым ми русских челноков на улицах. Съезжа оно ни было. Его следует принять, забрать с ются за кожей — не всегда качественной, собою в будущее. «Забыть прошлое оз всегда дешевой... Круглый овал лица, тем начает убить себя. Сейчас оно живет только ные волосы. Яркие черты лица, меланхо в памяти, туда не возвращаюсь». Выдыхает лично-грустные глаза. Софико — мой пе сигаретный дым, запивает порцию дагог по английскому языку. Преподавала никотина зеленым чаем. Я пью кофе. Рас в Тбилиси. В средней школе № 29. Гор творимое, с привкусом химикатов. Выну дится профессией. На сырых стенах стам жденная экономия грузинки. Денег с тру бульской «однушки» фотографии с учени дом хватает на оплату съемной квартиры.

ками. В темно-зеленых рамках снимки Со В Стамбуле находится нелегально — виза фико в окружении белокожих детишек с просрочена. Старается быть незаметной — лучезарными глазами. Они — часть ее боится депортации. Зарабатывает на хлеб жизни. Жизни до Стамбула, «...называли преподаванием английского. Желающих мамой. Часто приглашала учеников к се мало. В основном эмигранты. «Живу как в бе. Пока мальчики смотрели телевизор, с странном, туманном сне. Окружающую девочками раскатывали тесто для хачапу обстановку вижу четко, людей — рас ри... Три подноса рассыпчатой выпечки мигом съедались. Не представляешь, ка кое счастье дарили мгновения, когда они обнимали меня в прихожей со словами благодарности: «Спасибо, мамочка Софико». Рыдала от радости. Целовала горящие детские щеки. «На здоровье!» До 8 класса была их классным руководителем, пока судьба не нанесла удар в спину...»


...Там, в Грузии, находится источник ее плывчато. Такое состояние называю «сон боли — маленькая могилка, по краям заро во сне».

сшая мхом. Дочь Софико скончалась от Софико редко прикасается к семейным лейкемии. Три с половиной года назад.

фотоальбомам. Они валяются на дне сине Без мучений. Растаяла, как свеча. Умер го чемодана с коричневыми кожаными единственный ребенок, вместе с ним рух ручками. «Вижу фото малышки — рана нули семья, надежда, вера. Муж Нодар, снова кровоточит. Устала от боли... Сбежа убитый горем, ушел. Оставил жену наеди ла в Стамбул от самой себя. Хочу спокойно не с горем. Развелись. Пожилой отец ни прожить остаток дней в этом сказочном го когда не был близок с Софико. После кон роде. Рассказывать Босфору о прошлом, чины матери отношения окончательно кормить голубей крошками сладкой булки, разладились. Единственная сестра, столк есть жареные каштаны, сидеть часами с Ли нувшись с трагедией сестры, начала пря на балконе, разглядывая ритмичный поток тать от нее дочерей, мол, не дай бог, сгла людей». Даю волю эмоциям. «Софа, ты мо зит моих от горя...

лодая женщина, превращаешь себя в ста «Осталась одна в опустевшем доме. Пла руху. У тебя все впереди. Целая жизнь. Не кала под шум шныряющих по дому сквоз сдавайся! Попробуй вернуться в Грузию, няков. Сквозняков печали. Мне являлась приведи документы в порядок, поживи там дочка... Вдруг слышу родной голос. Загля немного. Потом возвращайся... Так не мо дываю в темную детскую. Вижу Нико, си жет продолжаться. Сколько можно жить дящую за уроками. Оборачивается ко мне.

незаконно?! Не призываю отказаться от «Мам, поможешь с задачей?» Подбегаю, Стамбула. Призываю жить в Стамбуле пол бросаюсь на стол, дочь исчезает... Нико, ноценно». Грызет ноготь. Закуривает еще как я в школе, была гуманитарием. Испы одно сигарету. Предлагает мне. Соглаша тывала трудности с математикой...» Резко юсь, «...ты мой лучший ученик, малыш. Ко прекращает говорить, вытирает слезы.

гда работаю с тобой, забываю обо всем. По Снова закуривает. «Не жалей! Жалость лучаю удовольствие от профессии. Благо даря тебе. При всем уважении ты все равно для меня младший братик. Я — старшая се стра. Соответственно жизненного опыта больше. Не говорю, что ты не прав. Скорее, до конца не понимаешь. Сложно передать, какую нестерпимую боль испытываю на родине...» Плачет. Спрятала лицо за мор щинистыми руками...

разрушает светлую память о Нико. Чуток жайшее время планирует отправиться с поплачу — успокоюсь... Хочешь кофе, ма- ней на поиски убежавшей тени Питера лыш?» Киваю. Уходит на кухню. Пытаюсь Пэна. Мечтает оказаться в подземном проглотить комок в горле. Тщетно. Хочется царстве, встретить крошечных эльфов с обнять Софико. Сдерживаю порыв. Про- глазами без ресниц, упитанных гномов с сто буду рядом. Это ведь не жалость... камнем терпения в пухленьких руках. Ра...Вчера получил электронное письмо от зыскивает корень мандрагоры. Цель — Софико. Самое лаконичное в моем «ящи- излечить болеющих мам, пап, детишек, ке». Обрадовала. Тяжело терять эту час- бабушек, дедушек. Зачитывается история тичку моего города души. Придется. Она ми Кэрролла, Льюиса, Линдгрен, Янсон.

смогла перебороть себя... Игнорирует книги о Поттере, Шреке, миннипутах. «В них нет души. Они пишут о том, во что сами не верят...»

«Малыш, возвращаюсь в Тбилиси.

Гюльбен сохранила веру в чудеса. Де Жаль, не дождалась тебя. Помнишь тот лится верой в маленьких рассказиках. Ка вечер, когда ты посоветовал вернуться?

ждая буква покрыта весенней росой. Ме Те слова вспоминала каждый день. Реши жду буквами пролегает сверкающий лаби лась. Попробую все сначала. Получится, ринт, ведущий к вечной любви. Если бы не надеюсь. Верю в себя. Уверена, тоже ве природная немота Гюльбен, от каждого ришь в меня. Целую. Может, увидимся в сказанного ею слова исходила бы оранже Тбилиси? Софико.

вая пыльца оптимизма. Впрочем, эту пыльцу и сейчас возможно увидеть. Стоит P.S. Надеюсь, не забросил английский?

внимательно заглянуть в подтекст расска Повторяй грамматику...»

зов... «Пишу для себя. Пишу для лучшего читателя. Ты особо чувствуешь, вникаешь в суть... Когда-нибудь выпущу альбом со своими акварелями. Своего рода коммен Глава тариями к рисункам станут рассказы. Хо рошая идея?»

(...Кто нюхает розу, тот терпит боль от ее шипов...)...Верит в силу заговора, смышленых фавнов, розовый эликсир бессмертия.

Ждет встречи с Белым Кроликом в цилин дре. Дружит с взбалмошной Венди. В бли кой ответ следовало ожидать... Гюльбен Она великолепный друг. Вдыхает в меня верит в действенность волшебной палоч положительный жизненный тонус. Вдыхает, ки. Она сделана из ветви оливкового де вопреки расстоянию между нами. Чаще об рева. В полнолуние «заряжает» палочку в щаемся в ICQ, ЖЖ. Компьютерное измере магической субстанции. Грейпфрутовый ние не преграда для потока энергии подруги.

сок смешивает с пятнадцатью каплями Когда радуюсь, радуется со мной. Когда гру росы, затем добавляет измельченную щу, грустит со мной. Каждое написанное скорлупу перепелиного яйца. «Дедушка Гюльбен слово сопровождается поучитель Февзи поделился со мной рецептом этого ной пословицей из турецкого фольклора.

живительного эликсира. Кстати, им еже Сетую на мимолетность счастливых мгнове дневно омывал лицо османский султан ний, получаю ответ: «Кто нюхает розу, тот Баязид I. Благодаря эликсиру Баязиду с терпит боль от ее шипов». Жалуюсь на соб войском удалось захватить Сербию, Бол ственное транжирство, получаю ответ: «Кто гарию, Македонию, Фессалию. Лишь од не держит кошку, тот кормит мышей». Воз нажды, перед сражением с Тимуром при мущаюсь наглостью конкурентов на работе, Анкаре, он забыл умыться, за что дорого получаю ответ: «Лучше идти посредине, чем поплатился...»

впереди». Вспоминаю детскую беззабот...Всего один раз Гюльбен разочарова ность, следует подтверждение: «Счастливее лась в волшебной палочке. В день, когда всех тот, кто еще в колыбели». Шутливо на потеряла маму, «...не хочу вспоминать. Не зываю Гюльбен «шпаргалкой пословиц», хочу верить в бессилие Помощницы. Тя опять получаю ответ: «Кто держит мед, тот жело. Помню, размахивала над мамой па облизывает пальцы»...

лочкой, а она говорила: «Доченька, чудес...Обожает восточные сказки. Я люблю не существует. В жизни все иначе...» Не сказки, хотя давно не верю в них. Она ин отчаивалась, плакала, продолжая вертеть тересуется моей настольной книгой.

веткой над мамой. Безрезультатно...» Боль «Любая из «поисков» Пруста». Спраши осталась позади, вера вернулась. По ваю: «У тебя?» «Книжка сказок под на прежнему живет в ней. Гюльбен снова ве званием «Bilhr kosk ile elmas gemi»1. Ta рит в чудеса, разглядывая небо. «Там вижу маму. Улыбается мне сквозь облака. Знаю, «Хрустальный замок и алмазный корабль»

она там счастлива...»

(турец.).

проще, свободнее, светлее. Как только между тетушкой Нилюфер и мной было подписано кредитное соглашение на Глава покупку ее квартиры, приступил к ремонту. Первым долгом избавился от (...Если человека тянет к дому, значит, он банального паркета. Заказал отлично умеет быть счастливым...) просохшие доски из дуба. Лесной запах, бело-коричневые природные орнаменты,...Собственный угол разыскиваешь с душевная аура. На доски нанесли лак. Все, детства. Как неуклюжий щенок, тычешь мечта готова! Теперь состою в прямом ся мокрым носом в преграды, пока не оты контакте с природой — хожу щешь махровых объятий. Вопреки поис исключительно босиком...

кам многие с годами угол не находят. При В интерьере аналогичная простота. Ме чина — невыносимая теснота бытия.

бель в стиле минимализма. Не дань моде.

Однако абсолютно все мечтают его найти.

Так практичнее. Баклажановые диваны с Когда-нибудь, где-нибудь. Там можно бархатным покрытием, кресло-качалка из защититься, забыться, окрепнуть. Там липового дерева. Парочка напольных ши можно постичь невыносимую легкость роких подушек. Под тобой меняют форму, бытия...

как пластилин в руках ребенка. Белые К счастью, мои поиски увенчались ус книжные полки в виде ромба. Много книг, пехом. С опозданием. Тусклая мечта о художественных альбомов. Гоген, Кало, двухкомнатной квартирке с деревянными Дали. На камине упитанные хотэи, фар полами приобрела реальные очертания.

форовые ханы, хрустальные рыбки «Сва В стамбульском Ортаке, где сначала при ровски». Десятки ваз. Разные стекла, экс шлось так нелегко. Почему именно «двуш травагантные формы. На подоконнике из ка» с дубовыми полами — не знаю. Навер орехового дерева желтеют журналы. Ту ное, корни мечты зарыты глубоко в детст рецкие «Geo», «Esquire», «Vogue». На стек ве. Первые шаги по деревянным полам лянном столике миниатюрный аквариум.

дачного домика в Кратово...

Наполнен засохшими апельсиновыми...Никаких глянцевых каталогов, специ спиралями. От них исходит терпкий аро ализированных журналов по интерьеру.

Создание уюта стамбульской квартиры — частички из мозаики моей фантазии. По везло, прораб встретился земляк.

Улавливал желания с полуслова. Как клиент требовал ничего удивительного — мат, усиливающийся в дневное время. стен стамбульской квартиры. Нилюфер Под лучами солнечного света из окна. Гре- перестала удивляться чудачествам. «Ты ет зимой душу... У рабочего стола располо- необычный мужчина. Чувствуешь все не жилась Айдынлыг. На пледе из козьей как все». Вслушиваюсь в дыхание стен на шерсти. Когда открываю окно для провет- время покинутой крепости. Про себя про ривания, под порывами морского ветра на шу: «Дождитесь». Обещаю скоро вернуть великую лентяйку со стола слетают листы ся, как только закончится командировка в бумаги. Исписанные, пахнущие чернила- Баку. Стены дрожат от переполняющих ми. Айдынлыг недовольно отряхивается. эмоций. Пугают тетушку Нилюфер лож Смотрю на эту картину. С ностальгией ным эффектом землетрясения. Ощущаю вспоминаю осеннюю пору, когда оранже- вибрации преданности, в очередной раз вые листья клена спадают с могучих де- убеждаясь: собственный угол я нашел...

ревьев... Вы тоже его всенепременно найдете, если...Из гостиной в маленькую кухню ведет еще не нашли...

узкая прихожая. На стенах репродукции работ Энди Уорхолла. Богиня Монро с ро зовыми волосами провожает ухмыляю щимся взглядом в очаг вкусностей. «Если Глава человека тянет к дому, значит, он умеет быть счастливым». Такое заявляют на Во- (...Складно песню напевает, да негромкая она, стоке. Сегодня моя стамбульская квартира только Босфору и слышна...) поистине крепость, притягивающая меня.

Прислушиваюсь к ее звукам. К чавканью...Разлука с людьми не так разъедает, прожорливого домового в камине гос- как разлука с животными. Ответствен тиной, приглушенному дыханию спальни, ность за преданное создание пробуждает бульканью закипающей воды для спагетти ся даже во сне. Лишь под сопение мохна на кухне. Когда приходится покидать того существа в ногах удается заснуть спо стамбульскую крепость, скучаю по род- койно. С улыбкой. Засыпание с радостью ным стенам. Пока отсутствую, они дарят уют прежней жительнице, тетушке Нилю фер. Звонит мне в Баку, рассказывает о тоске кирпичного камина, мягкотелых ди ванов, рабочего стола. Неживые предме ты скучают по живому человеку. Кто во обще сказал, что они неживые?!

Прошу приложить трубку к одной из черный пятачок. «Интересно, твоего дает окрыляющий эффект. Тогда утро с вдохновения хватит на колыбельные для перспективой давки в метро не кажется наших детей? » Улыбается уголками губ.

угнетающим...

«Понадобится — к тому времени напишу Айдынлыг — лучший подарок города целую книгу...»

души. Необычайная искренность, цвету Будучи в Баку, вижу Айдынлыг во сне.

щая в ритмично бьющемся собачьем серд В отражении зеркал царства Морфея Ай це, творит чудеса. Окрашивает небо над дынлыг убегает от меня. Трусит в сторону головой в радужные треугольники, зим набережной, запрыгивает на пыхтящий ко ние деревья — в сочно-зеленый оттенок.

раблик, отплывающий от берега. Замираю Айдынлыг — вера в лучшее. Прижимаюсь на пристани, кричу «Ко мне!», молю Босфор к ней, вдыхаю кофейный запах шампуня.

вернуть надежду... Просыпаюсь в замеша Во мне рождается чудодейственная гамма тельстве. Часы тикают на тумбочке. 6:34.

чувств. Гамма из весеннего цветения, лет Ага, через полчаса по турецкому времени него оптимизма, осенней меланхолии, Нилюфер пойдет выгуливать красавицу.

зимнего уюта. В ответ трется мордочкой о Значит, успею позвонить. Набираю номер.

шею, зарывается в объятиях, словно хочет Хрипение, позывные гудки. Тетушка подни сказать: «Не отпускай...» Разлеглись с ней мает трубку бодрым голосом. На фоне шу на оливковом ковре гостиной. Признаюсь мит овощерезка «Мулинекс». Видимо, для Зейнеп в любви по телефону, откусывая Айдынлыг крошит сельдерей с огурцом, яб зеленое яблоко. Айдынлыг лежит рядом.

локом, капустой. «Сынок, как раз готовила Навострила уши, виляет хвостом. Ликует.

для Айды овощной салат. Добавлю его в го Понимает: на линии — половинка сердца вяжий фарш... Не волнуйся, все хорошо.

хозяина. Та самая симпатичная брюнеточ Она послушная девочка. Передать трубку?

ка, щедрая на голландский сыр, кусочки Аида ко мне, папа звонит». Слышу лай, куриной котлеты со стола...

трубку жадно обнюхивают. «Малышка,...В унисон называем Айдынлыг ребе привет, это я... Не скучай... скоро... вер... р-р ночком. Пока чищу уши, Зейнеп расчесы нусь...» С трудом произношу слова — комок вает светло-коричневую шерсть фиолето вой щеткой. Поет колыбельную, «...склад но песню напевает, да негромкая она, только Босфору и слышна...» Глаза Айдынлыг медленно закрываются, урчание утихает. Через минуту переходит в храп. Зейнеп умиляется, наклоняется к сонной мордочке. Нежно целует в мокро в горле. Глаза намокли. На том конце прово- привкусом морской соли. Поры страстно да скулеж. «Не плачь, сладкая». Айдынлыг впитывают флюиды рассвета... Окунаюсь успокаивается. Спустя десяток секунд опти- в теплоту редакции раньше всех. За час до мистично лает. «Сынок, не переживай за прибытия коллег. Привожу себя в поря Аиду. Зейнеп каждый вечер приходит, вме- док в уборной. Умываюсь прохладной во сте гуляем... Погода хорошая, весна... В Ба- дой. Пропитываю одноразовыми салфет ку, слышала, пока холодно?..» ками капли на лице. Куски бумаги смягча...Айдынлыг — фанатка зимы. Стамбул в ются, разрываются под тяжестью мокрых снегу — настоящий праздник для нее. Но- пальцев...

сится по набережной, рассматривает тем-...Встречаю их каждое утро. Две храни ные отпечатки лап на белоснежном «ков- тельницы утреннего покоя редакции. Они ре». Заигрывает с малышней, играющей в подстраиваются под настроение этого ар снежки. Если Зейнеп рядом, то Айдынлыг хитектурного здания в центре Стамбула.

тянет любимую за пальто в сторону девст- Сметают пыль голубой пушистой щеткой, венных сугробов, мол, давай поваляемся на пылесосят напольные ковры. Протирают снегу. Уверена — отказа не будет. Зейнеп с мебель, собирают со столов конфетные детским азартом бегает наперегонки с Ай- фантики. Самые оригинальные девочка дынлыг, умывает «снежную королеву» пу- складывает в отвисшей карман зеленого шистым снегом. Предпочитаю держаться в передника. Предварительно тщательно стороне. Не люблю снег. Осень — моя по- разглаживает. Тонкие пальчики становят ра. Отдыхаю на скамейке, наблюдая за ся бордовыми от краски. Быстро вытирает продрогшими чайками. Они в панике. об себя. Упаси аллах мама заметит. Мало В южный город пришла зима... того — побьет, так еще фантики сожжет.

Она прячет обертки в коробке под крова тью. Перед сном, пока горит свет, изучает их. Фантики для нее — сказочные страни цы. С феями, русалками, принцессами. До Глава сих пор верит в сказки, хотя ей давно 12.

Как слышит приближающиеся шаги мате (...Почему все люди не рождаются и не умирают счастливыми? Абсолютно все...)...Утренний Стамбул вдохновляет на подвиги. Переполняешься энергией при боя. Кругом умиротворенность, непоколе бимость. Утром в городе души воздух с ри, напоследок внюхивается в кофейно- турецкого народа — вежливостью, карамельный аромат оберток. После чего улыбчивостью, человеколюбием. За быстро запихивает бумажки обратно в ко- красиво оформленной сценой пылится робку... реквизит негативного отношения к...Сана и ее дочь Ане. Темнокожая жен- некоторым нациям. К грекам, курдам, щина с густыми бровями. Крупные черты например. Однако ни один турок не лица. Восхитительные руки — тонкая продемонстрирует неприятия. В худшем кисть, шелковистая кожа. Физический случае выберет нейтральную позицию.

труд не испортил природной красоты. Та- Такое спокойствие будет длиться, пока кое ощущение, будто Сана все дни прово- не заденут гордость турка. Стоит сему дит у маникюрщицы. Выдают отросшие, произойти, он шагнет на тропу войны...

местами потрескавшиеся кутикулы — ко- Сегодня коренные турки относятся к сметического увлажнения в помине не ви- курдам, как русские к чеченцам. Безу дели. У Ане мамины черты. Правда, грубо- словно, есть исключения. Молодое поко сти в контурах лица нет. Губы обветрен- ление спокойнее реагирует на нацио ные. На подбородке черная родинка. Не нальные различия. Турки дружат с курда посещает школу. Читать, писать научила ми, иногда вступают в браки.

мать. Ане любознательна. Замечает на...Сана молчаливая. Пока готовлюсь к столе нашего редактора рубрики «Книж- новому дню, опустив глаза, выполняет ра ные истории» издания с блестящими об- боту. В первое время решил — женщина ложками. Пытается прочесть. По слогам. немая. Убедился в обратном в холодный Запинаясь. Если замечает мое внимание, зимний день прошлого года. Помню, как, отбегает, прячется за матерью. Прижима- забежав в редакцию, включил диспенсер, ет к груди лысую куклу без одежды... дожидаясь, пока согреется вода. Собирал Они курдянки. Категория людей, жи- ся заварить апельсиновый чай. Спустя вущая в Турции, но мечтающая о Курди- пятнадцать минут, почитывая свежий ин стане. О Курдистане на территории Тур- тернет-номер «Sun», наслаждался напит ции. Курды — маги прошлого. «Великого ком с овсяными печеньями. Тем временем прошлого и грядущего великого будуще го». Верят в возрождение Курдистана, где им не придется быть на «вторых ролях»... Как бы в Турции ни отрицали присутствие проблемы национальных меньшинств, она есть. Проблема затаилась за умелыми декорациями Сана с Ане прибирались в комнате шефа. ва сжимает зубами нижнюю губу. Не Слышал, как Ане стучит пальчиком по сте- смотрит в глаза. Куда-то вниз, в темень клу аквариума, разгоняя сонных рыб с неизвестного колодца. Не связано с же оранжевой чешуей. Вдруг девочка вбежа- ланием спрятать лживость в глазах. По ла в зал, направилась в сторону моего сто- датливость перед мужчиной — мусуль ла. Около него лежал пылесос. Ане явно манская ментальность. Признается, что спешила выполнить задание матери, что- дочь — последняя надежда в жизни. Не бы поскорее вернуться к плавающим под- желает Ане своей судьбы. Обыденной, ружкам. В спешке схватив пылесос, не- замкнутой. «Мечтаю, чтобы получила об ожиданно задевает металлической трубой разование. Стала врачом, ветеринаром.

край моего стола. Встряска. Через мгнове- Жаль, нет возможности завести собаку.

ние кружка оказывается на ковре. Ане ох- Муж совершает намаз, брезгает живот нула, застыла, прижав кулачки к щекам. ными. Однажды Ане приютила щенка.

На звук выбежала Сана. Увидев картину, Он, подонок, отравил его... Больно». Руга не на шутку перепуталась. Громко извиня- тельное «подонок» выговаривает с неис ясь, шлепнула дочь по плечу. С глаз Ане товой ненавистью. Белки глаз краснеют.

брызнули слезы. Плача, убежала в сторо- «Ане стремится к учебе. Покупаю ей кни ну выхода... ги. День не обедаю, чтобы позволить себе Успокаиваю женщину, призывая не сборник сказок. Читаем в транспорте.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.