авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Библиотека слушателей Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России КАКИМИ СТАНУТ ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ПОЛИТИКИ ЕС В РЕЗУЛЬТАТЕ ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Правовое сотрудничество по уголовным делам Пожалуй, данная область сотрудничества претерпела в результате рефор мы наибольшие изменения. Сотрудничество в  право-охранительной сфере получает, наконец, долгожданный импульс для своего развития. В отличие от ныне действующей системы, согласно которой взаимодействие в  уголовно правовой сфере строится преимущественно на межправительственной основе, Лиссабонский договор вслед за Конституцией обеспечивает переход данной области сотрудничества на коммунитарный уровень. Иными словами, после вступления в силу Лиссабонского договора политика в области уголовно-пра вового сотрудничества, включая процессуальные аспекты, будет определяться преимущественно наднациональными институтами.

Как было отмечено выше, на правовое сотрудничество по уголовным делам распространяется обычная законотворческая процедура. Вместе с тем Консти туционный Договор содержал ряд уступок в пользу противников более тесной интеграции. В частности, согласно ст. 61I Договора о функционировании ЕС право законодательной инициативы, как и прежде, разделено между Комиссией и государствами-членами, хотя отныне договор устанавливает кворум для реа лизации данного права — одна четвертая от всех членов ЕС. Кроме того, Лис сабонский договор вслед за Конституцией предоставляет государствам-членам право при принятии Советом ЕС решений в области гармонизации и сближения уголовно-процессуального (ст.  69А) и  уголовного законодательства (ст.  69В) воспользоваться «стоп-краном»39. Так, в соответствии с п. 3 ст. 69A и 69B в слу чае, если член Совета считает, что проект директивы наносит ущерб основным принципам национальной системы уголовной юстиции его страны, то он может потребовать приостановления процедуры принятия решения и направления проекта директивы для рассмотрения в Европейский совет.

Лиссабонский договор в определенной степени расширил и более четко опре делил права Евроюста. В частности Евроюст получил право не просто требовать от национальных властей осуществления расследования, но и непосредственно инициировать его. В первую очередь это касается преступлений, направленных против финансовых интересов Союза.

См.: Statewatch analysis. Reform treaty: Analysis 1: Version 3 JHA provisions, prepared by Professor Steve Peers, University of Essex, 22 October 2007. — www.statewatch.org.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Существенной новеллой, по сравнению с ныне действующими учредительными договорами, является закрепление правовой основы для создания на базе Евроюста нового правоохранительного органа — Европейской прокуратуры. Европейская прокуратура согласно Лиссабонскому договору должна обладать полномочиями по расследованию и предъявлению обвинения по делам, связанным с посягательством на финансовые интересы Союза. Вместе с тем согласно п. 4 ст. 69E Договора Совет ЕС вправе единогласным решением распространить компетенцию Прокуратуры и на иные виды серьезных преступлений, имеющих трансграничный характер.

Согласно ст. 69E Договора решение о создании Европейской прокуратуры должно приниматься единогласно всеми членами Совета после проведения консультаций с Европарламентом.

Аналогичные положения содержались и в Конституции. Вместе с тем, учи тывая то, что решение о  создании Прокуратуры принимается единогласно, а вероятность вето со стороны одного или нескольких государств достаточно велика, Договор о реформе прямо закрепил возможность в случае отсутствия единогласия создания Европейской прокуратуры в  рамках так называемого продвинутого сотрудничества.

Полицейское сотрудничество Как и  в области сотрудничества в  уголовно-процессуальной сфере, по во просам, касающимся полицейского сотрудничества, как правило, будет при меняться обычная законодательная процедура. Однако в  сфере оперативного сотрудничества между правоохранительными органами государств-членов такие решения должныприниматься Советом ЕС единогласно, а Европарламент, как и раньше, сохраняет лишь консультативные функции. Аналогичныеположения содержались, опять-таки, и в Конституции. Вместе с тем Лиссабонский договор по сравнению с ней содержит новую норму, применяемую в случае вето одного из государств-членов на принятие решения в области оперативного сотрудни чества. Так, согласно ст. 69F в случае отсутствия единогласия группа государств в количестве не менее девяти вправе потребовать направления проекта решения в Европейский совет для достижения консенсуса. В случае если его достичь не удастся, проект директивы может быть реализован в рамках продвинутого со трудничества.

Таким образом, в области полицейского сотрудничества и правового сотруд ничества по уголовным делам Лиссабонский договор значительно расширяет возможности для продвинутого сотрудничества, что в  свою очередь может привести к созданию вместо пространства свободы, безопасности и правосудия, поделенного между двумя «опорами», пространства с множеством «скоростей», участники которого нередко будут двигаться в различных направлениях40.

Подробнее см.: Sergio Carrera, Florian Geyer. The reform treaty and Justice and Home Affairs. Implications Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Каюмова Альфия Револевна Доцент Кафедры международного и европейского права КГУ Перспективы европейского пространства свободы, безопасности и правосудия в свете Лиссабонского договора о реформе ЕС 2007 года Одним из основных и приоритетных направлений европейской интеграции является создание пространства свободы, безопасности и правосудия, или коорди нация усилий судебных и правоохранительных органов государств-членов в сфере обеспечения правопорядка — так называемая третья «опора» Европейского союза.

Формирование европейского пространства свободы, безопасности и право судия прошло в несколько этапов. Принятие в Риме в 1957 г. Договора о ЕЭС и устранение между государствами-членами препятствий свободному переме щению лиц в качестве побочного эффекта вызвали рост транснациональных преступлений. Как следствие этого возникла объективная необходимость в  расширении сотрудничества стран Сообщества на сферу внутренних дел и правосудия. Начало такому сотрудничеству было положено в 1975 г. созданием межправительственной группы ТРЕВИ (TREVI — terrorism, radicalism, extremism, violence international — «терроризм, радикализм, экстремизм, насилие»)в составе Министров внутренних дел государств-членов. Основной функцией группы первоначально стала борьба с международным терроризмом, однако впослед ствии ее деятельность была расширена на такие направления, как пресечение нелегальной торговли наркотиками и незаконной иммиграции.

В 1985 и 1990 г. были подписаны Шенгенские соглашения, определяющие порядок и условия свободного бесконтрольного передвижения лиц по террито рии стран-участниц. Для того чтобы отмена контроля на внутренних границах государств не способствовала росту преступности, договоры предусматривали ряд положений о сотрудничестве в правоохранительной области. Они касались в частности: преследования преступников на территории других участников соглашений;

оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу преступников;

создание межгосударственной информационной систе мы, содержащей необходимую информацию о разыскиваемых преступниках.

Основой для становления обязательного сотрудничества государств в  сфе ре правосудия и  внутренних дел стал Маастрихтский договор 1992  г. С  мо мента принятия Договора о  Европейском cоюзе вопросы совместной борьбы с преступностью государств-членов стали неотъемлемой частью деятельности for the common Area of Freedom, Security and Justice // CEPS Policy brief, No. 141, August 2007.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС интеграционного объединения, и эта форма сотрудничества получила название третьей «опоры» ЕС — сотрудничество в области правосудия и внутренних дел.

Раздел VI Договора определил следующие направления сотрудничества: предо ставление убежища;

порядок пересечения внешних границ государств-членов и пограничный контроль;

таможенное сотрудничество;

иммиграционная полити ка;

оказание правовой помощи по уголовным делам;

полицейское сотрудничество.

Закрепив обязательства государств  — членов ЕС по координации своих действий в указанных сферах, Маастрихтский договор вместе с тем ограничил до минимума возможность вмешательства институтов ЕС в данные направления сотрудничества. В этой связи на протяжении ряда лет после вступления в силу Договора институты ЕС упорно добивались передачи части полномочий госу дарств Европейскому сообществу. В первую очередь эти полномочия должны были касаться иммиграционной политики (в том числе предоставления полити ческого убежища) и пограничного контроля, что было обусловлено предстоящим расширением Европейского союза. Присоединение к  нему новых государств могло негативно сказаться на уровне преступности в ЕС, повысив вероятность роста незаконной иммиграции, торговли наркотиками, числа актов террориз ма и других преступлений. Эта проблема явилась предметом обсуждения на Межправительственнойконференции, проходившей в 1996–1997 гг. Одним из ее результатов стала реформа третьей «опоры» ЕС.

В Амстердамском договоре 1997 г. предпринят коренной пересмотр общей уголовной политики, которая стала именоваться сотрудничеством между поли цейскими и  судебными органами в  уголовно-правовой сфере. К  компетенции Сообщества были отнесены такие вопросы, как предоставление политического убежища, иммиграция, охрана внешних границ Союза. Европейский союз получил также законодательные полномочия, которые стали реализовываться посредством издания Советом ЕС юридически обязательных актов  — рамочных решений и решений. Для принятия таких актов Советом ЕС предусмотрено квалифици рованное большинство голосов, а для вступления в силу конвенций достаточно согласия большинства государств-членов. С целью определения правомерности принятия актов введен судебный контроль, осуществляемый Судом ЕС. Кроме того, к Договору были приложены Протокол об интеграции Шенгенских согла шений в право Сообществ и Протокол о порядке предоставления политического убежища в ЕС гражданам государств — членов Союза. Таким образом, приори тетной задачей Европейского союза стало создание европейского пространства свободы, безопасности и правосудия (ст. 29 Договора о Европейском союзе)41.

Большое значение для формирования единого европейского простран ства свободы, безопасности и правосудия имел саммит Европейского совета См.: Договор о Европейском союзе // Право Европейского союза: сборник документов.

Составитель П. Н. Бирюков. — Воронеж: ВГУ, 2001. С. 297.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС 1999 г. в Тампере. Лидеры стран ЕС договорились об объединении усилий для решения ряда проблем, связанных с укреплением правопорядка. Они согласились действовать сообща, в том числе чтобы гарантировать право вую защищенность граждан Союза, обеспечить гражданам третьих стран, находящимся в  ЕС на законных основаниях, должный правовой статус, осуществлять скоординированную политику в  области предоставления убежища и  иммиграции. Договоренности о  совместных действиях были распространены также на выдачу виз для краткосрочного пребывания в  странах ЕС и  практическое сотрудничество полицейских, таможенных органов и миграционных служб42.

В 2004 г. Комиссия предложила Европейскому совету Программу по укреп лению пространства свободы, безопасности и правосудия43 сроком на пять лет до 2009 г. с указанием на приоритеты в этой сфере и механизмы их достижения.

Концентрация усилий, по мнению еврокомиссаров, должна быть направлена на осуществление таких шагов, как:

— укрепление фундаментальных прав личности в контексте гражданства ЕС;

— активизация мер по предотвращению террористических актов на нацио нальном и европейском уровне, включая координацию деятельности пра воохранительных органов, информационный обмен, пресечение вербовки террористов, недопущение их финансирования, контроль над деятельностью неправительственных организаций;

— контроль за потоками перемещения мигрантов и иммигрантов;

— налаживание общих механизмов и  правового регулирования в  области предоставления убежища на территории ЕС;

— оптимизация использования позитивных последствий иммиграции;

— эффективное управление внешними границами ЕС;

— правильное использование информационных потоков, соблюдение баланса между доступом к информации и потребностями безопасности;

— развитие общей стратегии в сфере борьбы с организованной преступностью;

— обеспечение права человека на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство;

— объединение усилий по финансовому обеспечению пространства свободы, безопасности и правосудия.

За годы, прошедшие после создания Европейского союза, разработаны и  стали на практике использоваться эффективные механизмы формирова ния единого пространства свободы, безопасности и  правосудия. При этом См.: Freedom, security and justice for all. Justice and home affairs in the European Union / European Commission, December 2003. — Режим доступа: http://ec.europa.eu/publication/booklets/move/42/ en.doc. Проверено: 13.02.2008.

The Hague Programme: ten priorities for the next five years. — Режим доступа: http://europa.eu/ scadplus/leg/en/S22006.htm. Проверено: 13.02.2008.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС ЕС прибегает как к традиционному инструментарию в виде международных соглашений, так и качественно новому, нетрадиционному, применяемому на основании решений Совета ЕС.

Как считают многие исследователи, «созданные в  ЕС механизмы пред ставляют весьма продвинутый уровень взаимодействия государств и  могут служить моделью для других европейских государств и субрегиональных объ единений»44. Европейская полиция (Европол);

Европейская юстиция (Евроюст);

Европейское бюро по борьбе с мошенничеством (OLAF);

Европейская судебная сеть;

Шенгенская информационная система;

европейский ордер на арест — вот неполный перечень организаций, вспомогательных органов и  форм сотруд ничества, ставших самым настоящим достоянием ЕС в области обеспечения транснационального правопорядка.

Базовые основы действующего правового регулирования пространства свободы, безопасности и правосудия содержатся в учредительных актах ЕС. Со ответствующие положения закреплены в Договоре, учреждающем Европейское сообщество (ст. 17–22 и 61–69)и Договоре о Европейском союзе (ст. 29–42). Лис сабонский договор вносит существенные изменения в эту сферу. Большинство из них были намечены еще в Конституционном Договоре. Однако, в отличие от нее, он не заменяет полностью учредительные акты ЕС, а лишь дополняет и уточняет их (ст. 1(b)).

Реформа европейской интеграции в  области обеспечения безопасности и  правопорядка затрагивает в  основном Договор о  Европейском сообщест ве, однако изменились также ст. 29–33 и 36 Договора о Европейском союзе, определяющие общие начала полицейского и судебного сотрудничества. Но вовведения отразили тенденцию так называемой коммунитаризации третьей «опоры», о которой говорили в последние годы ведущие европеисты: во мно гом усилены полномочия институтов Европейского союза в сфере юстиции и внутренних дел.

Согласно ст.  2С раздела о  разграничении скомпетенции Лиссабонского договора пространство свободы, безопасности и правосудия остается в сфере совместной компетении организации и  государств-членов. Раздел IV консо лидированного Договора о Европейском сообществе, посвященный визовой, иммиграционной политике и политике предоставления убежища, переименован в  «Пространство свободы, безопасности и  правосудия», он состоит из пяти глав: «Основные положения»;

«Политика в  области пограничного контроля, убежища и иммиграции»;

«Сотрудничество судебных органов по гражданским делам»;

«Сотрудничество судебных органов по уголовным делам» и «Полицей ское сотрудничество».

Из сообщения МИД России «Российская Федерация и международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью» (Справочная информация) // Информационный бюллетень МИД России, 6 августа 2004 г.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Договор гласит, что целью Союза является формирование пространства свобо ды, безопасности и правосудия на основе различных правовых традиций и систем государств-членов (п. 1 ст. 61). Он должен обеспечивать «отсутствие» внутренних границ и проводить общую политику в области предоставления убежища, иммигра ции и пограничного контроля, основанную на солидарности государств (п. 2 ст. 61).

Кроме того, Союз будет обеспечивать высокий уровень безопасности посредством профилактики и борьбы с преступностью, расизмом и ксенофобией, координиро вать сотрудничество полицейских и судебных органов, способствовать сближению национальных уголовных законов и развитию правосудия на основе взаимного признания судебных решений по гражданским и уголовным делам (п. 3–4 ст. 61).

Лиссабонский договор во многом уточняет и конкретизирует положения, касающиеся общей европейской визовой и иммиграционной политики и по литики предоставления убежища. Предусматривается постепенное введение интегрированной системы управления внешними границами (п. 1–2 ст. 62), при этом Совет и Парламент наделяются подразумеваемыми полномочиями или дополнительной компетенцией в части, касающейся принятия (консенсусом) общих условий и стандартов к паспортам, удостоверениям личности и другим подобным документам (п. 3 ст. 62).

Союз также наделяется компетенцией в  части принятия общих правил въезда, пребывания и  предоставления виз;

определения прав иностранных граждан, включая свободу передвижения и пребывания на территории госу дарств-членов;

противодействия нелегальной иммиграции и торговле людьми (п. 2 ст. 63A) вплоть до заключения договоров о реадмиссии с третьими странами (п.  3) и  оказания помощи государствам в  проведении политики интеграции иностранцев (п. 4)45.

В целях предотвращения и  противодействия международной терро ристической деятельности заменена ст.  60 Договора о  ЕС, касающаяся свободы передвижения капитала и платежей. В контексте борьбы с терро ризмом Совет ЕС и Европарламент по предложению Еврокомиссии могут принимать меры, направленные на замораживание счетов и финансовых активов физических и  юридических лиц, связанных с  террористическим движением (ст. 61H).

Изменения претерпели положения учредительных актов Союза в  части, касающейся судебного сотрудничества, особенно это касается введения прин ципа взаимного признания судебных решений по гражданским и  уголовным Относительно недавно Европейская комиссия представила в Брюсселе программу по укреплению границ Европейского союза, которая предполагает, в частности, создание базы данных на иностранцев, в том числе беженцев, въезжающих на территорию ЕС, включая цифровые фотографии и отпечатки пальцев. Комиссия также намерена представить систему по наблюдению за границей, которая позволит находить людей, пытающихся обойти контрольно пропускные пункты // Официальный сайт Евроньюс: режим доступа: http//www.euronews.net/ index.php?page=europa&article=469729&lng=10, проверено 13.02.2008.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС делам. Например, Лиссабонский договор гласит, что Европарламент и Совет ЕС в соответствии с обычной законодательной процедурой должны принимать меры:

— по установлению общих правил и процедуры взаимного признания судеб ных решений;

— по предотвращению и  разрешению конфликтов юрисдикции между госу дарствами;

— по обеспечению и поддержанию общего профессионального уровня судей ского штата;

— по координации сотрудничества между судебными и аналогичными орга нами государств-членов (п. 1 ст. 69А).

В целях унификации процедуры и  механизмов взаимного признания су дебных решений и  полицейского сотрудничества Совет ЕС совместно с  Ев ропарламентом уполномочен принимать минимальные стандартные правила в виде директив Союза, которые должны максимально учитывать особенности традиций и правовых систем стран-членов (п. 2 ст. 69А).

Также при помощи директив Совет и Европарламент могут устанавливать признаки составов и  санкции за совершение наиболее опасных транснацио нальных преступлений в целях гармонизации национальных уголовных зако нодательств. К таким преступлениям по новому договору относятся: терроризм;

торговля людьми, особенно женщинами и  детьми;

нелегальный оборот нар котиков;

контрабанда оружия;

легализация преступных доходов;

коррупция;

фальшивомонетничество;

компьютерные преступления и организованная пре ступность (п. 1 ст. 69В). В том случае, если государство считает, что положения принимаемой директивы затрагивают коренные основы его уголовно-правовой системы, оно может обратиться в Европейский совет (п. 3 ст. 69В).

Одним из положений Лиссабонского договора, обозначенных еще в Евро пейской конституции, является создание в перспективе Офиса Европейского прокурора при Евроюсте (ст.  69Е). Учреждениеэтого органа возможно при единогласном решении Совета ЕС с одобрения Европарламента. В том случае, если консенсуса не будет достигнуто, Договор предусматривает возможность дифференцированной интеграции, или введения механизма продвинутого со трудничества государств-членов (п. 1 ст. 69Е). Офис Европейского прокурора будет выполнять функцию расследования, уголовного преследования и обви нения в делах о преступлениях, затрагивающих финансовые интересы Союза, и  других транснациональных преступлениях, на которые распространяется мандат Европейской полиции (п. 2). Полномочия Европейской прокуратуры могут быть расширены Европейским советом (п. 4).

Таким образом, Лиссабонский договор о  реформе Европейского союза создает хорошие предпосылки для дальнейшего существенного углубления интеграции государств-членов в области единого пространства свободы, без опасности и правосудия.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Клинова Марина Вилениновна Сотрудник ИМЭМО РАН «Экономический патриотизм»

и интеграция в Европе Лиссабонский договор — решающий этап на пути создания будущей Евро пейской федерации, идею которой высказывал еще в конце XIX века видный государственный деятель Великобритании лорд Солсбери. В  начале XX  века был обнародован меморандум, в  котором в  качестве первой ступени было предложено основать европейскую таможенную федерацию с целью укрепить экономические позиции Европы на фоне гигантского роста экономики тогдаш них Соединенных Штатов Америки.

Сегодня ряд стадий в создании европейской общности уже позади. Функ ционирует единый рынок. Впереди — обновленный Лиссабонским договором Европейский союз. Хозяйственно-объединительный тренд очень силен. И тем не менее мы наблюдаем всплеск «экономического патриотизма». Он проявляется преимущественно в виде рецидивов протекционизма преимущественно в сфе ре оборота капиталов. Данный термин используют в политических, деловых и научных кругах, в том числе в последнем Ежегодном докладе Французского института международных отношений (ИФРИ)46.

«Экономический патриотизм» как принцип хозяйственной политики госу дарства мало разработан теоретически, хотя на практике налицо формирование его региональной европейской модели и даже признание в ряде стран (в частно сти во Франции) «формулой успеха»47. Это явление неоднозначное. Существуют его разновидности. И в будущем после 2009 г. оно может приобрести новую силу.

В экономике ЕС сочетаются направленный «вширь» процесс интернацио нализации, при котором государства поддерживают экспансию отечественных компаний на внешнем рынке, а  внутри стран  — сотрудничество националь ных и зарубежных капиталов. Действует также обращенный «внутрь» тренд автаркии, когда государство на рынке отечественном ставит для зарубежного капитала препоны на пути поглощений и слияний, чтобы и тут отдать прио ритет капиталу национальному. Партнерство с зарубежным капиталом стра тегически может быть оценено со знаком плюс, а отгораживающее страну от прямых иностранных инвестиций (ПИИ) — со знаком минус. Чтобы поддержать См.: Rapport annuel mondial sur le systeme economique et les strategies (RAMSES). Sous la dir. du Th. de Montbrial et Ph. Moreau Defarges / IFRI. — P.: Dunod, 2007. P. 17.

Deblock Chr. Le «patriotisme economique», fausse reponse a la mondialisation // L’etat du monde 2007. Annuaire econ. et geopolitique mondial. Sous la dir. de B.Badie, B.Didiot. — P., 2006. Р. 61.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС отечественный капитал в противовес транснациональным проектам, использу ют и административный ресурс вплоть до предложений изменить национальное законодательство.

Оба направления можно рассматривать как своеобразное проявление госу дарственно-частного партнерства (ГЧП), понимаемого в широком смысле. Госу дарство служит опорой своим частным и государственно-частным компаниям внутри страны и за ее пределами. ГЧП такого рода не сводится к выполнению бизнесом ряда хозяйственных функций государства или внедрению рыночных норм в сферу его экономической ответственности. Новый тип ГЧП приобретает масштабное значение, используя методы экономической дипломатии: государ ство взаимодействует с ТНК в глобальном контексте. В итоге роль государства возрастает даже при уменьшении доли в капитале компаний48.

Изоляционистский тип ГЧП по формуле «экономического патриотизма»

направлен не только против внешних конкурентов-партнеров — быстроразви вающихся России, Китая, других стран и регионов. Через полвека после создания мощной интеграционной группировки он действует и внутри ЕС.

В 1970-е гг. «национальный эгоизм», по терминологии того времени49, был на втором плане. В наступившем столетии такой эгоизм под названием «экономи ческий патриотизм» повсеместно получает второе дыхание, выходя на ведущие позиции с лозунгом защиты национальных интересов. Он стал набирать силу не в условиях спада, как бывало ранее, когда в экономике усиливалось прямое участие государства с  помощью субсидий и  принадлежащих ему предприя тий — сначала в целях преодоления последствий Великой депрессии, затем — восстановления разрушенного войной хозяйства. Нынешний протекционизм наблюдается в период восходящей волны конъюнктуры. Он стал ответом на обострение соперничества между ведущими центрами мировой экономики за источники сырья и рынки сбыта, на осложнение экологической ситуации.

На укрепление хозяйственных позиций других стран последовала национа листическая реакция, близорукая по характеру, поскольку неспособная ускорить экономический рост и  обеспечить занятость населения. Европа нуждается в обновлении хозяйственной ткани, тогда как национализм служит консервации существующих структур. Заслон зарубежным капиталам приводит к снижению конкурентоспособности, что противоречит ключевой цели принятой в 2000 г.

Лиссабонской стратегии. Здесь, пожалуй, как в биологии: не может быть жизне О господдержке частного сектора см.: Клинова М. В. Государство и бизнес: формы и стратегии взаимодействия // МЭ и МО, 2006, № 11. С. 104–116;

Klinova M. V. The Transformation of State Enterprises in Russian Networks, 1990–2005. / Transforming Public Enterprise in Europe and North America. Networks, Integration and Transnationalisation. Ed. by J.Clifton, F.Comen, D.Deaz Fuentes. — L.: Palgrave Macmillan, 2007. Р. 157–171. Клинова М. В. Безопасность и сотрудничество в энергетике: поиски стабильного баланса // МЭ и МО, 2008, № 2. С. 111–125.

Западная Европа в современном мире/ Редколл. В. Н. Шенаев. и др. — М., Берлин, 1979. — Т. 1. С. 113.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС способного потомства у близких родственников, и национально-экономический «инбридинг» — путь не к процветанию, а напротив, тупиковый.

Такой экономический патриотизм получил резонное определение «ложного ответа на глобализацию» (следовало бы думать «не о борьбе с глобализацией, а о выработке для нее правил»50). Подобные действия, принимающие характер об щей тенденции, вызывают тревогу у ряда аналитиков. В их числе — авторитетные экономисты Кр. Деблок (Центр международных исследований и глобализации, Квебекский университет, UQAM, Монреаль, Канада);

Э. Коэн (Национальный центр научных исследований CNRS, Совет по экономическому анализу при премьер-министре, Франция). Видный французский ученый и общественный деятель, бывший депутат Европарламента Ф. Эрзог51 назвал этот рожденный и проповедуемый во Франции выбор «сомнительным и опасным». Требуется наступательная, а  не оборонительная стратегия. Лучший способ защиты на циональных интересов в условиях глобализации, по его мнению, — развитие потенциала, повышение конкурентоспособности52.

Данное явление, в отличие от самого термина, по большому счету, не новое.

Государство в  Западной Европе издавна теми или иными способами поддер живало отечественного производителя. Такая политика была общепринятой в условиях относительно изолированных национальных экономик.

В эпоху интеграции положение меняется. Доминирующим фактором развития в Западной Европе становится взаимопроникновение международных товарных и финансовых потоков. Финансовые системы отдельных стран также встраива ются в глобализацию: ослабевает зависимость от государства крупных компаний, которые получают возможность найти средства на внешних рынках заимствова ния. Феномен «экономического патриотизма» в данных обстоятельствах вызывает обеспокоенность и международных организаций, и деловых кругов, поскольку ставит под сомнение независимость и  многополярность финансовых рынков, порождая проблему двойных стандартов в инвестиционной сфере. И это в усло виях, когда усилившаяся и ускоряющаяся хозяйственная взаимосвязь затрудняет проведение границ между понятиями «национальный» и «международный».

До 1980-х гг. либерализм сочетался с интервенционизмом, а многостороннее сотрудничество — с национальной самостоятельностью. «Компромисс» исчез с  перестройкой экономик, созданием единого рынка, а  также с  последовав шим в 2004 и 2007 г. увеличением числа членов ЕС почти вдвое. Складывается хозяйственная среда, в которой после масштабной приватизации 1980–1990-х гг.

См.: Deblock Chr. Op. cit. P. 61–64;

Les entreprises ont-elles besoin d’Europe? Dossier// Confrontations Europe, 2007, N 77. P. 17–35.

Ferron A. Fusions: Quelles strategies industrielles en Europe // Interface, Bulletin mensuel N 15 de Confrontations Europe, 2006. P. 1.

Herzog Ph. Du patriotisme economique au developpement partage // Confrontations Europe, 2007, N 77. P. 18.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС меняются экономические функции государства. Страны в  разной степени включаются в данную систему.

Так называемый патриотизм, или «провинциализм», о котором еще в 1970 е гг. писал американский экономист Р. Махлуп53, повсеместно выступает на пе редний план. Европа все более охватывается «региональным изоляционизмом»

или, что более точно, наблюдается «национальная самоизоляция», в которую «вполне удобно вписываются и идеи экономического патриотизма»54. Взамен прежней либеральной хозяйственной идеологии возникли стихийные настрое ния «экономического патриотизма» с проявлениями изоляционизма. Можно согласиться с мнением профессора М. Л. Энтина: «процессы расширения ЕС и  углубления интеграции перестали взаимно усиливать друг друга»55. Более того, как представляется, они даже разнонаправлены.

Современный «экономический патриотизм» стал причудливой реакцией на новые условия глобального развития. Весьма показателен в этом отношении пример из Франции. Академик Т. де Монбриаль, директор ИФРИ, высказав шийся в  защиту тезиса о  примате политики над экономикой, предложил во избежание возможных драматических последствий нынешнего этапа глобали зации «поставить под сомнение свободу передвижения капиталов»56. Подобный подход получает распространение, несмотря на то, что европейская практика показывает: такие хозяйственные задачи, как обеспечение гражданам лучших условий занятости, увеличение потенциала для создания национальных богатств на территории той или иной страны ЕС, могут даже успешнее выполнять не отечественные, а  зарубежные компании, доказавшие свои преимущества на конкурентной основе. Не случайно одной из ключевых проблем Дохийского раунда ВТО стала либерализация рынков капиталов.

Некоторые лидеры в Европейском союзе рассматривают капиталовложения даже из стран-членов как конкуренцию и «угрозу национальному контролю над экономикой, которой следует противостоять» в деле «непримиримой защиты национальных интересов»57. Правящий истеблишмент нередко поднимает на щит национальную идею, порой в  ущерб экономической целесообразности.

На делезачастую «экономический патриотизм» стоит на страже интересов находящейся у  власти национальной политической и  корпоративной элиты.

Machlup F. A History of Thought on Economic Integration. — L., Basingstoke, 1977. P. 27.

Этерис Ю. Экономический патриотизм в ЕС: угроза интеграции // Балтийский курс, 2006, № 37 http://www.baltkurs.com/new/rus/index.htm?read=1205).

Энтин М. Л. Евросоюз: Договор о реформе // Современная Европа, 2007, № 4 [32]. С. 31.

RAMSES 2007. — Ibid. Р. 14.

Mc Guire S. No more euro-champions? The interaction of EU industrial and trade policies // Journal of European Publiс Policy, Oxford, 2006, N 6. P. 888;

Les entreprises ont-elles besoin d’Europe? / Confrontations Europe, 2007, N 77. P. 17.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Внутри ЕС действует избирательный подход, когда государства определяют желательных и  нежелательных инвесторов. Налицо конфликтные ситуации, а также противоречие либеральным конкурентным правилам ЕС проводимой отдельными государствами хозяйственной политики.

Европейской комиссии подчас нелегко справиться с  растущими проявле ниями разнонаправленной промышленной политики в странах-членах в форме протекционистского предпочтения, отдаваемого отечественным компаниям.

Отчасти это можно объяснить бюрократизацией процедуры трансграничных слияний, на которые требуется втрое больше времени58. Основная же причина, как представляется, заключается в проявлении «экономического патриотизма».

Вхождение в обиход словосочетания «экономический патриотизм» связано с изменением характеристик хозяйственного развития. Усиливается иного вида государственное влияние на предпринимательскую деятельность, в отличие от повсеместно широко практиковавшегося (вплоть до конца 1970-х гг.) прямого участия государства в собственности предприятий.

В современном Европейском союзе налицо двойственность и своеобразие роли государства, которое во многом определило успех стран группировки в  последние полвека. С  одной стороны, в  рамках ГЧП государство передает частному сектору значительную долю полномочий, устраняет торговые барь еры и проводит приватизацию. Взвешенное, не чрезмерное госрегулирование служит и предпосылкой для привлечения ПИИ, обеспечения международной конкурентоспособности национальной экономики. С другой стороны, в усло виях глобализации, когда все больше международных факторов влияет на внутреннюю экономику, определяя ее развитие, «экономпатриотичное» ГЧП, без участия зарубежного капитала, оказывает непродуктивное действие.

Следует признать, что в  эпоху глобализации «ключевую роль в  обществе и политической жизни», хотя и в разной степени по странам, играют инфра структурные отрасли вообще и в том числе энергетика59. Новизна и специфика нынешнего этапа развития мирового хозяйства состоит в  том, что, вопреки веяниям «экономического патриотизма», приватизация с участием зарубежных капиталовложений проникает и в сетевые услуги (энергетику, транспорт, теле коммуникации, водоснабжение), которые общество на протяжении десятилетий привыкло видеть в собственности или под управлением государства. Рыночные принципы стали рассматриваться как более эффективный метод организации работы отраслей услуг60. Функционирование и управление госпредприятиями European takeovers: love among the elephants // The Economist, 1989, N 7620. P. 14.

Transforming Public Enterprise in Europe and North America. — Ibid. Р. 4–6, 229.

См., например: Демидова Л. С. Основные направления реформирования общественного сектора / Государство и отрасли инфраструктуры в современной рыночной экономике. — М., 2001. С. 37–75;

Кондратьев В. Б. Концессия как форма взаимодействия государства и частного капитала в инвестиционной сфере / Там же. С. 273–290.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС данной области дрейфует от администрируемых государством правил к рыноч ным. Осознается потребность перехода от национальных рынков отдельных стран к общеевропейскому с участием капиталов из разных членов ЕС.

Если в начале 1990-х гг. ПИИ в эту сферу составляли менее 5% общемирового объема иностранных капиталовложений61 (несмотря на то, что сами отрасли очень капиталоемки и нуждаются в инвестициях), то с середины десятилетия инвестиционные потоки приобретают новое стратегическое направление  — устремляются в  сферу услуг. В  2005  г. в  мире на услуги пришлось две трети накопленных ПИИ (по сравнению с 49% в 1990 г.), а доля связанных с инфра структурой отраслей выросла в абсолютном и в относительном выражении62.

Ж. Лемьер, президент Европейского банка реконструкции и развития, под черкивал необходимость инвестиций в  инфраструктуру ради поддержания и  повышения конкурентоспособности экономики. Бюджетных средств явно недостаточно, требуется привлечение частного капитала. Без ГЧП, в том числе и с иностранными инвестициями, не обойтись. Несмотря на экономический союз, при операциях слияний и поглощений зачастую предпочтение отдается «национальным чемпионам» — отечественным, а не компаниям из стран того же ЕС. Лишь около четверти слияний и  поглощений в  Европейском союзе в 2005 г. пришлось на трансграничные сделки из двух разных стран-членов63.

О компаниях регионов мира и говорить не приходится.

Если в 1980-е гг. в отношении ГЧП преобладала дилемма, что предпочти тельнее с  финансово-экономической точки зрения  — государственные или частные собственность и управление, то с трансформацией фирм общественных услуг в транснациональных операторов возник вопрос: имеет ли значение их национальная принадлежность?

В Докладе Европарламенту «О  перспективах внутреннего рынка газа и электроэнергии» (2007 г.)64, в котором продолжено открытое публикаци ей «Зеленой книги» обсуждение европейской энергетической политики65, Transforming Public Enterprise in Europe and North America. Networks, Integration and Transnationalisation. Ed. by J.Clifton, F.Comin, D.Diaz Fuentes. — L.: Palgrave Macmillan, 2007. Р. 16.

World Investment Report 2007. Overview (UNCTAD). Transnational Corporations, Extractive Industries and development. — N.Y., Geneva: UN, 2007. P. 4.

Evaluation of the Performance of Network Industries Providing Services of General Economic Interest: European Commission. 2006 Report. Commission Staff Working Document SEC (2007) 1024. P.

46. (http://ec.europa.eu/economy_finance/publications/european_economy/2007/ee0107_en.pdf ).

Sur les perspectives du marche interieur du gaz et de l’electricite (2007/2089(INI)) (http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?type=REPORT&reference=A6-2007 0249&language=FR&mode=XML).

См.: Livre vert. Une strategie europeenne pour une energie sure, competitive et durable. Commission des communautes europeennes. COM (2006) 105 final. — Bruxelles. 8.3.2006. — 23 p. http://www.

europarl.europa.eu/news/expert/infopress_page/051-8948-190-07-28-909-20070706IPR08896-09-07 2007-2007-false/default_fr.htm.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС содержится призыв к  странам-членам пресекать протекционистские тен денции и  продвижение национальных чемпионов внутри самого ЕС, по скольку это мешает созданию интегрированного энергетического рынка.

Э. Коэн справедливо назвал энергетику сферой наибольшего проявления «экономического патриотизма» в  ЕС, наблюдая за серией происходящих национальных слияний. Еврокомиссии предложено выработать дорожную карту создания единой европейской газо- и электросети66, чтобы к 2010 г.

довести уровень объединения этих систем ЕС до 10% (заявленных еще в Барселоне-2002)67.

Сегодня, когда, по сути, единственной возможностью для выхода компании одной страны ЕС на энергетический рынок другой является приобретение местного оператора в этой сфере, сделки такого рода зачастую идут с большим трудом. Это объясняется взаимной настороженностью, связанной с преслову тым «экономическим патриотизмом». Так, приватизация испанских сетевых компаний — Telefonica, Endesa68, Repsol (нефтегазовая компания)69, Gas Natural и Iberia (авиаперевозки) — прошла под знаком «экономического патриотизма», став «приватизацией без денационализации»70.

Проблему сотрудничества в  энергетике предстоит решать на уровне Ев рокомиссии, поскольку при публичном обсуждении европейской стратегии возник вопрос, что стоит за проектами слияний и поглощений. «Открытые, а не зажатые в национальных рамках рынки, — путь к обеспечению энергетической безопасности, — заявил глава Европейской комиссии Ж.-М. Баррозу. — И мы обязаны открыть эти рынки на благо потребителей энергии и энергоресурсов»71.

Пока все идет к тому, что энергетический рынок ЕС вместо либерализации по делен между мегакорпорациями, а сама Большая Европа, похоже, включается в антиглобалистскую кампанию.

Доклад направлен против проникновения на рынки ЕС хозяйственных субъ ектов из России, Китая, Ближнего Востока. Явный протекционистский настрой по отношению к странам, не входящим в ЕС, прослеживается и со стороны его органов, в частности Европарламента. По хлесткому выражению Вице-спикера http://www.europarl.europa.eu/news/expert/infopress_page/051-8948-190-07-28-909 20070706IPR08896-09-07-2007-2007-false/default_fr.htm.

http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?type=REPORT&reference=A6-2007 0249&language=FR&mode=XML#title2 http://europa.eu/bulletin/fr/200703/i1013.htm.

Доля Endesa на рынке Испании — 40% производства и передачи электроэнергии;

35% ее поставок крупным промышленным потребителям и 40% — мелким (Case No COMP/M. 4110 — E.ON/ENDESA. Notification of 16.03.2006 pursuant to Article 4 of Council Regulation No 139/2004. — Brussels, 2006. Р. 7).

Входят в список 100 крупнейших мировых нефинансовых компаний ЮНКТАД.

Transforming Public Enterprise in Europe and North America… P. 99.

http://www.svobodanews.ru/Article/2006/11/24/20061124161311990.html.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС от фракции зеленых П. Йонкера (Jonckheer), даже институты ЕС порой страдают «гангреной национальных интересов»72.

«Экономический патриотизм» начала XXI века не всегда и не совсем «хорошо забытое старое» или форма скрытой защиты от внешней конкуренции. Вопрос ставится шире и острее: речь идет о взаимности, равенстве условий ведения биз неса в глобальных масштабах. Применение доктрины обоюдоостро, поскольку способно аннигилировать преимущества открытой экономики и, таким образом, пойти вразрез с заявленной целью повышения конкурентоспособности путем состязательности, а не автаркии или строительства «линии Мажино», по острой характеристике Э. Коэна.

Самоизоляция создает иллюзию защищенности, тормозя взятие на себя ответственности за решение проблем73. Идет вразрез и  с национальными интересами использующей данную тактику страны. Очевидно, забывается послевоенный опыт, когда успех проводимой национальными государствами политики экономического роста был связан именно с открытием рынков и меж дународным сотрудничеством.

Феномен «экономического патриотизма», не соответствующий духу единого рынка ЕС, нуждается в тщательном осмыслении. Его развитие и распростране ние поднимает ряд принципиальных вопросов для ЕС после 2009 г., поскольку отрицательные его проявления могут даже обостриться. Как будут сочетаться конкуренция, экономические свободы с одной стороны, безопасность и коллек тивные интересы — с другой? Где пройдет грань, отделяющая экономическую безопасность от протекционизма? Каковы временные рамки защиты нацио нальных интересов, и  как защита соотносится с  обеспечением конкуренто способности в условиях глобализации? Наконец, как обеспечить эффективное участие национальных государств в объективных глобально-интеграционных хозяйственных процессах? Эти вопросы пока остаются открытыми.

Исходя из изложенного, ответ на вопрос о том, какого рода хозяйственную политику считать национально предпочтительной в долгосрочной перспективе — «защищающую» страну от притока зарубежных капиталов или открывающую ее для них, представляется очевидным. В этой связи можно говорить о сущест вовании ложного и настоящего «экономического патриотизма».

Настоящий — тот, который тяготеет, скорее, к поддержанию и увеличению инвестиционной привлекательности страны, а ложный предпочитает ставить во главу угла национальную принадлежность капитала. Ложный противоречит самой идее, на которой зиждется Европейский союз, — созданию обширного единого рынка. Выбор в пользу экономической обособленности неадекватен, а используемые меры зачастую недальновидны, поскольку экономики встроены La lettre de Confrontations Europe, 2005, N 72. P. 19.

Fusions et acquisitions: grand angle avec Elie Cohen // Ibid. P. 23.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС в процессы глобализации, и всегда есть риск принятия ответных мер со стороны партнеров-конкурентов.

С точки зрения долговременных последствий для экономики действие фак тора «экономического патриотизма» неоднозначно. Если он выражается в форме ГЧП без зарубежных капиталов, то подобное сиюминутное тактическое решение, направленное на укрепление «национальных чемпионов» в отдельной стране ЕС, ослабляет перспективную стратегическую цель — развитие хозяйственной интеграции и, соответственно, европейской экономики в целом. Центробежные силы работают против объединительных тенденций. Чтобы этому противо стоять, необходимо целенаправленное усиление инвестиционной привлека тельности, наиболее полное использование преимуществ международного разделения труда, которые предоставляет глобализация. Получается, что ГЧП с участием зарубежных капиталов из стран ЕС скрепляет Европейский союз, а с привлечением капиталов из стран вне его — действует в русле необратимого общемирового процесса глобализации. Это следует воспринимать как данность и после 2009 г.

Сидорова Елена Аспирантка кафедры МВКО МГИМО (У) Будущее Старой Европы: реформа или кризис?

Европейский союз уже несколько лет нуждается в масштабной экономической реформе. Конечно, ЕС сам по себе является одним из лидеров мировой экономики, но кризисные тенденции становятся острее год от года. Не в последнюю очередь это связано с упорным желанием европейцев сохранить в неприкосновенности свою экономическую модель. Характерно, что любая дискуссия в ЕС по экономи ческому поводу — неважно, кто в ней принимает участие, — начинается с про возглашения превосходства европейской модели экономики. Для ЕС глубокие экономические преобразования представляются неизбежными, причем в ходе них произойдет логически объективное сближение с американской моделью — реформы будут четко направлены «на сужение социального государства». Без всеобъемлющих и своевременных реформ ЕС неизбежно потеряет очень многое как в экономическом, так и в политическом плане. В настоящее время европейцы живут с надеждой, что текущий уровень благосостояния не будет утрачен.

В Великобритании почти 20  лет экономического сравнительно медлен ного развития в  1960-х и  1970-х  гг. вынудили политиков и  экономистов осо знать, что страна стремительно уступает позиции на мировой политической и  экономической сцене. В  1960  г. ВВП на душу населения составлял здесь Какими станут внутренние и внешние политики ЕС примерно 78% от американского уровня. К 1980-м гг. это соотношение изме нилось не в пользу британцев, составив 67% от соответствующего показателя США. С приходом к власти М. Тэтчер разрыв начинает сокращаться — к на чалу 1990-х гг. показатель стабилизировался на уровне 68%. Великобритании потребуются многие годы, чтобы оправиться от понесенных в 1970-х гг. потерь.

После Второй мировой войны размер ВВП Западной Европы на душу насе ления составлял 42% от американского. В последующие 30 лет разрыв удалось сократить: европейский ВВП на душу составлял 80% от показателя США. Затем тенденция к сближению остановилась, а потом и вовсе сменилась на отставание.

В последние 20 лет положение Западной Европы относительно США вернулось к состоянию конца 1970-х гг., напоминая Великобританию в тот же период. Но на европейском политическом небосклоне нет фигуры, подобной М. Тэтчер.

Перспектива относительного экономического упадка еще острее вырисовы вается на примере отдельных членов ЕС. Закономерно возникает вопрос: если страна сохраняет богатство в абсолютных цифрах и уровень благосостояния, является ли относительное ослабление экономической мощи (ухудшение эко номических показателей) таким уж тревожащим фактом? Ответ однозначен.

Относительный экономический вес играет большую роль в  международном аспекте. А  экономические и  психологические исследования показывают, что моральное удовлетворение (счастье) индивида зависит не только от его дохо да как такового, но от сопоставления этого дохода с доходами других. Кроме того, общество, в котором перестает расти экономика, создает так называемую культуру стагнации (culture of stagnation), несущую в себе целый набор весьма негативных социальных последствий74.


Фактически относительный упадок может превратиться в абсолютный. Осозна ют ли сами европейцы грозящую им опасность? Что происходит с Европой, которая в прошлом на протяжении многих лет служила примером для мировой экономики?

В 1950–1960-е гг. европейцы работали практически на износ из-за катастро фического состояния экономики после Второй мировой войны.

Сегодняшняя Европа утратила напряженность труда и нарастила государ ственный аппарат, а также повысила налоги, необходимые на его содержание.

В 1960-х гг. общие госрасходы составляли всего 29% от ВВП (что сопоставимо с США в настоящее время — 30–35%), в 1990-е эта цифра выросла до 50% ВВП.

В  странах зоны евро и  сегодня госрасходы составляют в  среднем 49%. Доля обязательных выплат (налогов и  социальных взносов) в  ВВП там достигает примерно 45%75.

К примеру, имеются подсчеты по Франции, согласно которым ее граждане после 1936 г. живут больше на 20 лет, а работают меньше на 15 лет. Это дорого обходится экономическому росту страны (http://lesrapports.ladocumentationfrancaise.fr/BRP/084000041/0000.pdf ).

Ibid. P. 414.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Сложно сказать, каким образом Европа сможет вернуться на рельсы вы соких темпов экономического роста. У  Старого Света пока нет достаточной внутриполитической решительности в плане осуществления реформ. С учетом результатов исследований Фонда Бертельсманна (ФРГ), приходится признать, что «стратегические цели управления все чаще отходят на второй план по срав нению с краткосрочными решениями ad hoc, инспирированными находящимися у власти политическими силами»76. В ФРГ почти 5 млн безработных, и до сих пор лидерам страны не хватает политического мужества на коренные преоб разования77 (особенно реформирование налогового, трудового и социального законодательства).

Закат европейской модели  — процесс очень длительный, поэтому рефор мирование системы столь затруднено с политической точки зрения. Ряд стран, в том числе Франция, движутся в направлении роста протекционизма. Этой же тенденции подвержена и  Италия. Протекционистские тенденции, наблю дающиеся в странах — основателях ЕС, вызывают беспокойство. Крупнейшие страны ЕС пока не готовы радикально реформировать свою модель регулиро вания экономики.

Опросы показывают удовлетворенность европейцев тем обществом, в  котором они пребывают. Проблема с  реформой экономики вероятно, заключается в том, что Европа не испытывала глубоких кризисов с 50-х гг.

прошлого века. В регионе не было ни гиперинфляции, ни резких спадов — а ведь острые кризисы создают мощный стимул для изменений, в отличие от долгого застоя.

Основное препятствие и  одновременно главное преимущество европей ского контекста можно обозначить словом «множественность». В самом деле, широкий спектр языков, культур значительно затрудняет сближение, но, в то же время, делает отдельные страны региона более восприимчивыми к эконо мическим реформам, что в условиях быстро меняющейся обстановки может стать основным «козырем» Союза.

Европа может продолжать существовать как ни в чем не бывало или же запустить механизм структурных реформ. Перемены, естественно, будут болезненны, поскольку хозяйственные институты и  механизмы форми ровались исторически. Европа пока еще в состоянии сделать выбор. Через 10  лет может исчезнуть сама возможность такого выбора в  результате обострения конкуренции за источники сырья и рынки сбыта со стороны располагающих огромными ресурсами дешевой рабочей силы быстро развивающихся стран.

The Strategy of Politics. Results of a Comparative Studies. Th. Fischer, G. P. Schmitz, M. Seberich (eds.). — Gitersloh: Verlag Bertelsmann Stiftung, 2007. P. 7.

Deutschland — was nun? K. F. Zimmermann (Hrsg.) — Muenchen: DTV, 2006. S. 30.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Реформы должны быть направлены на повышение самостоятельности субъектов при принятии экономических решений. Крупнейшие страны ЕС продолжают уклоняться от активных реформ. Но все же известен пример стран (Скандинавские страны и Ирландия), где на подобные преобразования решились, и реформы дали свои результаты.

Будущее ЕС как института Многие европейские политики видят ЕС как ответ на «закат Европы». Мол, объединенный Старый Свет придаст экономическую и политическую мощь ре гиону, составит противовес США. Но является ли союз стран (Старой Европы) верным решением?

На самом деле успехи или провалы евроинтеграции напрямую зависят от способа реализации изначальных, коренных принципов. Например, «уния»

означает координацию политики. Но координация не выглядит панацеей от всех экономических проблем. Напротив, слишком много согласований в неподходящих областях скорее способны ускорить спад экономики, нежели стимулировать ее развитие.

В целом процесс интеграции в  регионе знает как взлеты, так и  падения:

периоды интенсивного европейского строительства сменялись евросклерозом и застоем. Общепринятая точка зрения состоит в том, что провал Конституции в 2004 г. — серьезный шаг назад в интеграционном процессе. Оценивая итоги референдумов во Франции и  Нидерландах, Ж.-К.  Юнкер, нынешний глава Еврогруппы (Совета Министров экономики и  финансов стран зоны евро), Премьер-министр Люксембурга и тогдашний Председатель ЕС, констатировал:

«Европа не просто находится в кризисе, Европа находится в глубоком кризи се»78. Однако, предупреждают специалисты ИМЭМО, отрицательный результат «нельзя расценивать как провал «европейской идеи» и кризис ЕС в целом». Это, скорее, поражение евробюрократии.

Провал первоначального проекта Конституции можно парадоксальным об разом расценивать по-другому: итоги референдумов во Франции и Нидерландах вскрыли острые противоречия между гражданами и национальными правитель ствами. В самом деле, в ответах «нет» определенную роль сыграло недовольство населения национальными правительствами79, которые «всегда приписывают себе то хорошее, что делает Брюссель, … сваливают на него ответственность за свои поражения, провалы и упущения»80. Кроме того, к провалу привела не Weidenfeld W. Understanding the European Constitution. — Guterloh, Verlag Bertelsmann Stiftung, 2007. Р. 98.

Blankart Ch. B. Europaische Union: Verfassung durch Reformen / Deutschland — was nun? — Muenchen, 2006. S. 342.

Энтин М. Л. Евросоюз: договор о реформе // Современная Европа, 2007, №4 [32]. С. 32.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС достаточность разработки финансовой стороны Конституции. Также на исход референдума повлияло осознание того, что принятый основной документ будет чрезвычайно сложно менять, даже для повышения его эффективности.

Основной задачей Конвента по разработке Конституции, сформулирован ной в 2001 г., было «приблизить европейские институты к гражданам Союза»81.

Это задание не было выполнено, что и было удостоверено избирателями в ходе референдумов.

Из-за объемности текста Конституции  — а  следовательно, отсутствия доступной и достоверной информации о ней — Проект подвергался «проти воречивой критике» со стороны практически «всего политического спектра»82.

Не стоит также забывать, что в проекте Конституции так и не была решена одна из главных проблем — форма ЕС: федерация или конфедерация. Европейский союз сегодня является фактически промежуточной между этими двумя вариантами структурой. Соответственно, существует Совет ЕС (как институт конфедерации, представляющий государства) и Европарламент (как институт федерации, пред ставляющий граждан). Часто между ними возникают разногласия по принципи альным вопросам, а победителем споров обычно выходит Европейская комиссия.

С  самого начала она рассматривалась как двигатель европейской интеграции и поэтому была наделена особыми полномочиями, в частности возможностью разрешать споры Европарламента и Совета ЕС, ведущие к взаимной блокаде.

В некоторых сферах Брюссель делает слишком много (например, для сельского хозяйства), в других — явно недостаточно. Это касается прежде всего эффектив ного функционирования единого рынка. Брюссель вмешивается во все большее количество областей. Достаточно сказать, что в 1970-х гг. законодательных актов Сообщества насчитывалось 2700. В середине 1990-х гг. эта цифра перевалила за 11 400. Примечательно, что около половины всех актов связана с Единой сельско хозяйственной политикой (ЕСХП). Это явный перекос в использовании финан совых ресурсов, когда около 40% единого бюджета ЕС идет в сферу, доля которой в ВВП всего 2%83. Вообще, ЕСХП — постоянный камень преткновения в спорах Франции и Великобритании. Еще в 2005 г. в Брюсселе Тони Блэр в речи накануне своего вступления на пост председателя ЕС в весьма жестких формулировках раскритиковал структуру общего бюджета Союза, заостренную на сельское хо зяйство. Радикальной реформы до сих пор не разработано и пока не предвидится.

Принятие нового основополагающего документа — Лиссабонского договора призвано вывести процесс евроинтеграции из конституционного кризиса84.

Blankart Ch. — Ibid. P. 344.

Подробнее см.: Weidenfeld W. Understanding the European Constitution.– Gutersloh: Verlag Bertelsmann Stiftung, 2007. P. 15.

Alesina A., Giavazzi F. The Future of Europe: Reform or Decline. — The MIT Press, 2006. Р. 121.

http://www.europa.eu/lisbon_treaty/glance/index_de.htm.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Прежде всего «противоречия, путаницу и  неразбериху в  структуре Союза»

и призван устранить новый Договор. Этот кризис оказался серьезным испы танием для всего ЕС, и  большинство специалистов сходятся во мнении, что «найденный компромисс — очень достойный выход из тупика»85.

Достигнутая на заседании Европейского совета принципиальная догово ренность (в середине 2007 г.) о разработке вместо Конституции ЕС Договора о реформе явилась результатом весьма удачного совпадения интересов ведущих игроков. С одной стороны, новый амбициозный президент (Николя Саркози) видел своей задачей вернуть Франции ведущие позиции на европейской арене.


С другой — правительство ФРГ использовало свое председательство в ЕС, чтобы внести основной вклад в судьбоносное решение.

Лиссабонский договор, разработанный Межправительственной конференци ей, был подписан государствами — членами ЕС в декабре 2007 г. Большинство стран собираются ратифицировать его путем парламентского голосования, а не референдумов, чтобы избежать возможного повторения стратегически опасного опыта 2004 г. Все правительства уже заключили негласный пакт об утверждении документа парламентами.

Важнейший аспект европейских дискуссий на высшем уровне — выбор стиля управления экономикой. С одной стороны, исповедуемая французами модель социального рыночного хозяйства, с другой — либеральная англосаксонская модель у англичан. К Парижу традиционно примкнула Германия, к Великобри тании — Ирландия и некоторые страны Севера Европы. Парадоксально, что во Франции и те, кто сказали «oui», и те, кто заявили «non» на референдуме, обосновывали свою позицию недопустимостью введения в стране «англосак сонского ультралиберализма». Данный термин был введен в  обращение то гдашним президентом Жаком Шираком. Кстати, Франции удалось преодолеть в Лиссабонском договоре эти самые тенденции, сделав конкуренцию вторичным рычагом, оставив у государства возможность использования административных рычагов воздействия на экономику.

Позиция Франции, как представляется, наносит вред эффективному единому рынку, лишает смысла существование Союза. Уместно в этой связи вспомнить достаточно новый термин «экономический патриотизм» (запущенный в обиход, кстати, также во Франции), который на практике зачастую обозначает курс на активное применение протекционистских мер86.

Создание единой Европы всегда было непростым делом. Самым важным шагом, на мой взгляд, на сегодняшний день является разработка и реализация реформы институтов ЕС. Нельзя не согласиться с Ш. Бланкаром, что Консти Энтин М. Л. Евросоюз: договор о реформе. Там же. С. 21, 30.

Подробнее см.: Клинова М. В. Новый «экономический патриотизм» в Европе: хорошо забытое старое? // МЭ и МО, 2008, № 4. С. 32–41.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС туция Союза — ключ к решению многих проблем, в том числе экономических87.

Европе необходимы срочные реформы. Весьма вероятно, что их осуществ ление обойдется дорого современным политикам — надежды на переизбрание после применения радикальных мер весьма малы.

Можно выделить несколько ключевых направлений для оздоровления экономики ЕС.

Во-первых, необходима дальнейшая либерализация рынков товаров и услуг.

Многих экономистов и  политиков беспокоит положение в  сетевых отраслях.

Особенно важным им представляется приватизация коммунальных служб. Пока они будут находиться под контролем государства, здоровой конкуренции здесь не будет. На сегодняшний день во Франции, ФРГ и Италии крупнейшие комму нальные предприятия контролируются государством, что, кстати, подчеркивают авторитетные западноевропейские специалисты по госпредприятиям Дж. Клиф тон, Ф.  Комин, Д.  Диас-Фуентес. Государство и  в эпоху глобализации остается ключевым актором в сетевых отраслях, а наднациональные игроки здесь только начинают появляться88.

Во-вторых, требуется либерализация рынка труда и его реформа. В частности, некоторые экономисты предлагают покрывать субсидии безработным за счет взимания с предпринимателей налога за увольнения. На мой взгляд, такое реше ние может снизить нагрузку на госбюджет, но в то же время усугубит проблему отсутствия гибкости в перераспределении трудовых ресурсов.

В-третьих, повысить внимание к НИОКР, по доле которых в ВВП Европа в целом отстает от США. Для улучшений в этой сфере недостаточно просто повысить уровень расходов на исследования и  разработки. Речь идет о  ши рокомасштабной реформе высшего образования, переводе университетов на механизм самофинансирования, создании научных центров при университетах по примеру США. Среди факторов успешности высшего образования там можно выделить открытость университетов и их взаимосвязь с экономикой, обильное частное финансирование, конкуренцию между университетами и внутри них89, привлечение талантов из развивающихся стран.

В-четвертых, нужно реформировать судебную систему и сократить расходы на ведение бизнеса.

В-пятых (это, на мой взгляд, самое важное), необходима серьезная реформа бюджетно-налоговой политики. Сюда относятся и  контроль над дефицитом бюджета, и налоги, и пенсионная система.

Blankart Ch. B. Europeische Union: Verfassung durch Reformen. — Ibid. S. 350.

См.: Transforming Public Enterprise in Europe and North America. Networks, Integration and Transnationalisation. Ed. by J.Clifton, F.Comin, D. Diaz-Fuentes. — L.: Palgrave Macmillan, 2007. P. 230.

Например, в США оплата преподавателей высших школ зависит от эффективности их деятельности, а в европейских учебных заведениях определяется стажем работы и ученой степенью, что не создает стимулов для активной научной работы.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС У «капитанов» Европейского союза, очевидно, остается мало времени на раздумье. Еще несколько лет — и выбора просто не станет. Для предотвращения общего спада в ЕС, как представляется, не обязательно увеличивать количество государственных программ, субсидий, схем и рычагов регулирования, прочих сомнительных инициатив, призванных способствовать экономическому ро сту. Просто надо планомерно создавать эффективные налоговые стимулы для инвестиций и труда, расчетливо рисковать, интенсивнее работать и проводить инновационные исследования. Соответственно, можно надеяться, что интен сификация роста не заставит себя ждать.

Селиверстов Сергей Сергеевич Старший преподаватель Кафедры правового регулирования ТЭК МГИМО (У) Лиссабонский договор и энергетическая политика ЕС Еще в  послевоенный период для европейских политиков стало очевидно, что некоторые проблемы, связанные с энергетикой, выходят за пределы нацио нальных границ. Указанные соображения послужили существенным доводом в  пользу образования Европейских сообществ и  передачи им определенных полномочий по регулированию энергетики. Вместе с тем, принимая во внима ние базовый характер данной отрасли, наличие разнородных национальных интересов и  значительную социальную составляющую, многие государства члены относились и по-прежнему относятся к коммунитаризации энергетиче ской политики достаточно сдержанно. Настоящая работа представляет собой анализ того, каким образом в  настоящее время уравновешиваются данные разнонаправленные тенденции и каковы перспективы изменения приоритетов энергетической политики Европейского союза в  связи с  подписанием Лисса бонского договора.

«Лоскутное одеяло» учредительных договоров До истечения срока действия Договора, учреждающего Европейское объ единение угля и стали в 2002 г., сфера энергетической политики Европейского сообщества была распределена по трем договорам. В Договоре, учреждающем ЕОУС, были урегулированы угледобыча и сталелитейное производство, а также связанные с этим вопросы торговли товарами указанных отраслей, в договоре о Евроатоме — политика в сфере ядерной энергетики. Применительно к ос Какими станут внутренние и внешние политики ЕС тальным энергоносителям энергетическая политика базируется на Договоре, учреждающем Европейское сообщество. «Это исторически обусловленное разделение — существующие правовые положения не связаны между собой — ни в коей мере нельзя считать целесообразным. Ситуация ухудшается также и тем обстоятельством, что со времени возникновения этих предписаний… существенно изменилась энергетико-политическая обстановка»90. Кроме того, на национальном уровне всегда существовали различные концепции в  области энергетики, которые обусловлены различиями в  запасах энерго ресурсов, структуре спроса, экономическом развитии и административных и деловых традициях и которые так или иначе сдерживали «европеизацию»

в энергетической сфере.

Под действие Договора, учреждающего Европейское сообщество, подпадают вопросы регулирования нефтяного, газового и электроэнергетического секторов.

Договор не предусматривает специального раздела, посвященного политике Сообщества в энергетической сфере. Отчасти это можно объяснить наличием двух других договоров, посвященных отдельным сферам энергетики, отчасти — распределением предписаний, так или иначе затрагивающих вопросы данной отрасли, по различным разделам самого Договора, учреждающего Европейское сообщество. Вопрос о введении нового раздела «Энергетика» должен был ре шаться, как указано в разъяснении № 1 к Заключительному акту, приложенному к Договору, учреждающему Европейский союз, на межправительственной кон ференции «Маастрихт II» в 1996–1997 гг. Это намерение не было осуществлено.

Как отмечал немецкий правовед Опперман в  1999  г., «пока нельзя говорить о последовательной европейской энергетической политике. Деятельность Со общества ограничивается отдельными мерами на основе «лоскутного одеяла»

правовых предписаний трех договоров». С определенной долей условности можно выделить две категории предпи саний Договора о Сообществе:

— нормы, непосредственно касающиеся вопросов энергетики;

— применимые к энергетической отрасли положения общего характера.

Как отмечают западные правоведы, в отношении энергетики «находят свое применение предписания Договора, имеющие общий характер (главным образом, касающиеся свободного перемещения товаров, конкуренции и торговой поли тики)»92. В целом и акты вторичного права, регулирующие нефтегазовую и элек троэнергетическую сферы, чаще содержат ссылки на статьи общего характера.

С 1992 г. в соответствии с подпунктом u ст. 3 (в новой нумерации;

под пунктом t  — в  старой) к  основным целям Договора о  Сообществе прямо Oppermann T. Europarecht. — Muenchen: C.H.Beck Verlag, 1999. S. 534.

Там же. S. 533.

Там же. S. 537.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС отнесены «мероприятия в  области энергетики». Это, конечно, не означает, что до того момента столь значимая отрасль экономики находилась вне его сферы действия.

Общие положения Договора о Сообществе, регулирующие отношения в области энергетики С самого начала к  энергетике подлежали применению положения, касаю щиеся четырех свобод, Договора о Сообществе. Ст. 25–27 устанавливают основ ные правила о таможенном союзе, ст. 28–31 содержат запрет количественных ограничений в торговле между государствами-членами. Указанные положения так же, как и предписания относительно свободы учреждений и свободы пре доставления услуг, содержащиеся в  ст.  57  и  66  соответственно, имеют самое непосредственное применение к энергетической отрасли.

Все большее значение, особенно в свете установления внутреннего рынка газа и  электроэнергии, приобретают положения учредительного договора, касающиеся правил конкуренции. К последним относятся: запрет нарушения конкуренции на общем рынке, установленный ст. 81, и запрет злоупотребле ния доминирующим положением (в ситуации, когда подобное доминирующее положение уже имеет место на том или ином рынке), содержащийся в ст. 82.

Учитывая существенную долю в  энергетике государственных предприятий и предприятий, наделенных специальными правами, значительную роль игра ют предписания ст. 86, устанавливающие общие правила функционирования таких предприятий.

Также необходимо отметить положения ст.  95, определяющие общий ры нок как цель деятельности Сообщества. Данная статья была включена в текст Договора о Сообществе Единым европейским актом. Ее положения представ ляют собой исключение из общей нормы, содержащейся в ст. 94, и специально направлены на достижение внутреннего рынка к четко обозначенному време ни — 31 декабря 1992 г. Тем не менее и после наступления указанного срока нормы статьи не прекратили своего действия. На нее делаются прямые ссылки во многих директивах, принятых гораздо позже 1  января 1993  г., например в директивах о либерализации электроэнергетической и газовой сфер, а также об установлении равных условий при выдаче административных разрешений при разведке и добыче углеводородов.

В настоящее время акты вторичного права, непосредственно регулирующие вопросы надежности поставок энергоресурсов в ЕС, принимаются на основе полномочий, предоставленных институтам Сообщества ст. 100 Договора. По ложения данной статьи применяются, в  частности, в  случае возникновения серьезных трудностей в снабжении определенными продуктами и предусматри вают определение Советом по предложению Комиссии мер, соответствующих экономической ситуации.

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Ст.  284, содержащаяся в  заключительной части Договора, учреждающего Европейское сообщество, наделяет Комиссию очень важным правом, которое во многом обеспечивает осуществление институтами Сообщества своих полно мочий. В соответствии с положениями этой статьи «Комиссия может собирать любую информацию и проводить любую необходимую проверку в пределах и на условиях, установленных Советом в соответствии с положениями настоящего Договора». В энергетической сфере информационные полномочия Комиссии осуществляются, в частности, путем сбора статистических и финансовых данных о производстве, транспортировке и потреблении энергоносителей.

Специальные положения Договора о Сообществе К положениям Договора о  Сообществе, непосредственно касающимся энергетики, можно отнести ст.  175, устанавливающую правила принятия ре шений по вопросам окружающей среды, и раздел «Трансъевропейские сети».

В ст. 175 содержатся указания на энергетический аспект экологической поли тики. В числе действий Сообщества по охране окружающей среды, требующих единогласия, указываются «меры, существенно влияющие на выбор между различными источниками энергии и  общей структурой энергоснабжения».

Данное положение характеризует, во-первых, важность энергетической сферы для государств-членов. Экологическая политика согласно данной норме должна быть с необходимостью согласована с требованиями энергетической отрасли.

Во-вторых, это указывает на сдержанность государств в отношении возможной коммунитаризации энергетической политики.

Раздел «Трансъевропейские сети», явившийся новеллой Маастрихтского договора, целиком посвящен регулированию политики Сообщества по разви тию трансграничных транспортных, телекоммуникационных и энергетических инфраструктур. Он выражает стремление Сообщества в рамках системы откры тых и конкурентных рынков укрепить взаимосвязи и усилить взаимодействие национальных сетей, а также расширить возможности доступа к таким сетям.

В  свете капиталоемкости энергетической инфраструктуры и  проблем транс граничного взаимодействия возможность приложения усилий всего интегра ционного объединения имеет очень важное значение.

Проведенный краткий анализ приводит нас к заключению, что с развитием процессов европейской интеграции наблюдается тенденция к  постепенному расширению полномочий Сообщества в сфере энергетики, что подтверждается введением в действие новых положений учредительного договора, как, напри мер, раздела о трансъевропейских сетях. Следствием этого является увеличение списка общественных отношений, подпадающих под действие права Сооб щества. Таким образом, вместе с формированием отдельных аспектов единой энергетической политики Сообщества на договорном уровне к концу XX века был создан определенный нормативный «каркас».

Какими станут внутренние и внешние политики ЕС Вместе с  тем в  настоящее время в  Договоре отсутствует системность ре гулирования энергетических вопросов как таковых, недостаточное внимание уделено экономико-технологическим особенностям данной сферы. Договор является недостаточной правовой базой для реализации единой, системной европейской энергетической политики в тех областях, которые в настоящий мо мент рассматриваются государствами-членами как представляющие всеобщий интерес. В этой связи «центр тяжести» объективно переносится на предписания актов вторичного права. Именно они зачастую становятся ключевым элементом регулирования энергетики.

Кроме того, положения действующего Договора, учреждающего Европейское сообщество, не позволяют с достаточной определенностью очертить компетен цию Сообщества в сфере энергетики. В той или иной степени определить сферу деятельности и  полномочия Европейского сообщества и  отграничить ее от суверенных полномочий государств-членов позволяют принципы пропорцио нальности и субсидиарности, а также концепция подразумеваемых полномочий.

Конституция ЕС 29 октября 2004 г. в Риме был подписан Договор об учреждении Конституции ЕС. Этот договор так и не был ратифицирован всеми государствами-членами, и Конституция не вступила в силу. Тем не менее представляется необходимым кратко рассмотреть то, как в ней решалась проблема установления компетенции Европейского союза в энергетической сфере. Тем более что Конституция в конеч ном итоге явилась прообразом Лиссабонского договора, который представляет собой менее радикальный по своей форме и содержанию документ.

Прежде всего следует отметить, что Конституцией по-новому решался во прос разделения компетенций между Союзом и государствами-членами. Статьи c I-11 по I-17 четко устанавливали различные категории компетенции: исклю чительная компетенция Союза, совместная компетенция Союза и государств членов, компетенция Союза по продвижению и координации экономической политики и политики в области занятости государств-членов, компетенция по определению и проведению общей внешней политики и политики безопасности, а также компетенция по поддержке, координации или дополнению действий государств-членов.

К области совместной компетенции отнесены трансъевропейские сети и энергетика. В этих областях Союз и государства-члены обладают законода тельными полномочиями и  полномочиями по принятию юридически обязы вающих актов. Государства-члены должны осуществлять свою компетенцию в той мере, в какой Союз не осуществил или решил прекратить осуществление своей компетенции. «На первый взгляд, кажется, что данная статья (I-13) есть дальнейшее наступление на суверенные права государств-членов. Мы же пола гаем, что перечисленные направления и проекты составляют области, которые Какими станут внутренние и внешние политики ЕС трудно «переварить» отдельным государствам-членам, и  им просто выгодно отдать эти сферы «наверх», чтобы ими управляли институты, обладающие большими финансовыми, материальными и административными (властными) ресурсами»93. Указанное, на наш взгляд, в полной мере может быть применимо к энергетической отрасли, требующей значительных инвестиций и существен ного административного ресурса для реализации проектов.

Политике в области энергетики посвящен состоящий из одной статьи раздел 10 третьей части Конституции. Выделение вопросов энергетики в отдельный раздел свидетельствует о  становлении и  перспективах проведения единой энергетической политики на уровне всего интеграционного объединения.

В ст. III-157 предусматривается, что «при установлении единого рынка и с учетом необходимости сохранения и улучшения окружающей среды политика Союза в области энергетики должна быть направлена на:

a) обеспечение функционирования энергетического рынка, b) обеспечение надежности поставок энергоресурсов в Союз и c) продвижение энергоэффективности и энергосбережения и развитие новых и возобновляемых форм энергии».

Положения данной статьи с достаточной четкостью определяют три основ ных направления деятельности Союза в энергетической отрасли. В той или иной мере все три указанных направления уже реализуются в политике Европейского сообщества и предписаниях актов вторичного права.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.