авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ВЕСТНИК НГТУ им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА УПРАВЛЕНИЕ В СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ. КОММУНИКАТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ №1 (2013) Нижний ...»

-- [ Страница 2 ] --

Темпоральные акценты и невозможность смещения постановки вопроса на микроуро вень всё чаще инициирует рассмотрение данной ситуации в контексте системного подхода, объясняющего рассматриваемый феномен через некое подобие «напряжения границы», вы званного технологическим и экономическим отставанием России от общемирового уровня развития. Постоянное многовековое внешнее давление, заставляющее перестраиваться в направлении обороны, заполняет всё стратегическое пространство, не давая развиваться аль тернативным созидательным тенденциям. «Менталитет осадного положения», анализируе мый М. Кастельсом применительно к краху советского этатизма [23], является побуждаю щим мотивом перенесения на власть, экранирующую от окружающего мира и берущую на себя тяготы взаимодействия с ним, сферы глубоко личных аспектов взаимодействия челове ка и общества. «Творческое меньшинство», которое могло бы, принимая терминологию А.Дж. Тойнби, дать достойный «Ответ» на «Вызов», не соответствует ни одной реальной прослойке постсоветского общества, менее всего оно может быть идентифицировано с «со циальным портретом» современной элиты. Это даёт, в свою очередь, некоторые основания расценивать проблему крупных организационных перемен как своего рода мистическую [15], хотя речь идёт, в сущности о порочном круге, заставляющем патерналистски ожидать от «верхов» реформ, которые могут быть только результатом длительного эволюционного процесса, затрагивающего все уровни социально-политических иерархий. Православная ве ра, в которой мы веками ищем духовной опоры, не была нами выстрадана и осознана — она была принята как следствие политического решения сверху, предписавшего, каким образом мыслить и думать. Духовные основания социальной жизни оказываются при этом изна чально искажёнными: навязанная мысль, диктуемая вера не были в конечном итоге ни от вергнуты, ни приняты. Оставаясь чужеродными, они как бы «вросли» в наш жизненный мир, предельно обострив противостояние всему внешнему. Явившийся следствием этого россий ский раскол, по-разному проявляясь в определённый исторический период, сформировал тот уникальный механизм легитимации власти, который в настоящее время всё ярче проступает в «тупиках инструментальной модернизации» [14], в порочном круге «псевдолиберализма», к которому мы вынуждены вновь и вновь возвращаться как к неизбежному компромиссу между провозглашением демократических ценностей и тягой к жёсткой вертикали власти.

Задаваясь целью разработки адекватной стратегии инновационных преобразований, в качестве основного препятствия зачастую обозначают «сознательно выбранный руковод ством страны курс на инструментальную модернизацию в отрыве от модернизации социо культурной», «господствующий в отечественной культуре традиционализм» [14, с.80]. По добные утверждения трудно оспорить, вместе с тем легко видеть, что т. н. «социокультурная модернизация» представлена, по меньшей мере, столь же малореализуемыми положениями и, возможно, носит ещё более утопический характер. Инновация как проблема при этом всё более смещается в теоретическую область, для которой язык повседневности изначально не доступен [17], инерция — не концептуализируется как проблема вообще. Её негативные об В.И. Казакова. Инерция и власть: к вопросу о политических основаниях сопротивления инновациям. С. 19-27.

разы наглядно демонстрируют дефицит «показателей целостности», её превентивные меха низмы никак не соотносятся с диалектикой традиций и новаций [13]. В то же время всё более ощутимым становится формирование всё новых и новых «виртуальных пространств, нахо дящихся между обществом и властью», нового этапа «вытеснения жизни за пределы рефлек сии» [24]. «Эффективность власти» обретает всё больший диапазон измерений и смыслов на фоне расплывчатости и нечёткости эффективности модернизации [25]. Социальное действие во всех его проявлениях отражает подмену преобразовательной активности имитацией, про низывающей все уровни жизни общества [26].

Перед лицом новой волны прокламируемых модернизационных преобразований сле дует признать, что большинство позитивных изменений в жизненных реалиях россиян сов пало по времени с первыми успехами в построении жёсткой вертикали власти, что подлин ным основанием предполагаемых реформ является осознание того, что необходимо сохра нить. Одна из политических партий, провозгласившая себя в начале девяностых в качестве консервативной, обозначила главной проблемой дефицит того, что достойно оставаться неизменным. Отрицание этого достойного не означало, разумеется, его отсутствия в реаль ной общественной жизни, его ценность и значимость проступала постепенно, сквозь череду «дрейфов» к традиционному и всплесков «ситуативного консерватизма» [27]. Двумя десяти летиями спустя, на фоне окончательно сложившейся «перманентности» реформ, подлежа щее сохранению обрело противоречивый облик «эффекта колеи» и «институциональных ло вушек», исследования которых обращают взгляд скорее к прошлому, чем к будущему [28].

Следствием этого является неизбежная «двойственность» развития большинства социальных сфер: с одной стороны, устанавливаются новые приоритеты и намечаются позитивные тен денции, с другой стороны, наблюдается снижение реального качества конечных результатов [29].

В постсоветском обществе инерция может быть рассмотрена как некая форма «кол лективного бессознательного», столкновение с «реальностью, которую предугадать было не возможно, трудно объяснить, несмотря на повторяемость форм общественной жизни и при родных событий» [13, с.15]. В этой непредсказуемости и необъяснимости заключается много больше, нежели нежелание мысли выйти за привычный круг идей и понятий: речь идёт о принципиальном отторжении инерции как объекта осмысления. Не находя опоры в беско нечно фальсифицируемом прошлом, мы переносим центр тяжести в будущее, относительно которого систематическим воспроизводится идея «планируемого прорыва», при этом объек тивно существующая ценность стабильности и целостности, реально детерминирующая по следовательность наших действий, принципиально не принимается в расчёт. Поиск того же «среднего класса», для западного общества означающего устойчивость и воспроизводство, в современных российских реалиях всё чаще позиционируется как поиск «актора модерниза ции» — действенного преобразовательного начала. Вопрос о том, может ли консервативная социальная прослойка общества, стратифицированного собственностью, стать динамичным началом в обществе, стратифицированном властью — возможно, имеет самое непосред ственное отношение к проблематике инерционности нашего развития. Его разрешение осложняется тем, что для описания российских реалий мы неизбежно используем понятий ный аппарат и теоретические конструкции западного общества: социальную систему, наце ленную на максимизацию власти, мы описываем в терминологии социальной системы, наце ленной на максимизацию прибыли. Целевые ориентиры при этом провозглашаются в соот ветствии с природой динамики окружающего мира, чуждой и инородной по отношению к нам. Ценности остаются в любом случае сферой глубоко самобытной и к тому же предельно инертной.

Библиографический список 1. Грякалов, А.А. Эстетическое и политическое в контексте постсовременности: топос Homo Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

Aesteticus [Текст] // Вопросы философии. 2013. №1. С. 49-57.

2. Экзистенциальный поворот в современной социологии [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://hpsy.ru/public/x5007.htm (Дата обращения 01.02.2013).

3. Другова, Е.А. Социогуманитарная повестка инновационного развития (по материалам XIV Томского инновационного форума INNOVUS-2011) [Текст] / Е.А. Другова, Л.В. Шевченко // Вестник Томского государственного университета. Философия, социология, политология.

2012. №1 (17). С. 186-200.

4. Казакова, В.И. От среднего класса к модернизации: новая культура построения коммунизма [Текст] // Труды НГТУ им. Р.Е. Алексеева. 2012. №2. С.

5. Казакова, В.И. Средний класс: феноменологический взгляд [Текст] // Труды НГТУ им. Р.Е.

Алексеева. Серия «Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии». 2011.

№1. С. 21-31.

6. Дождиков, А.В. Политическая и социальная активность среднего класса в России как основ ной критерий идентификации его представителей [Текст] // Вестник МГГУ им. М.А. Шолохо ва. Серия «История и политология». 2011. №2. С. 57-74.

7. Диденко, Д. Инновационное и догоняющее развитие: две стратегии модернизации российской интеллектуалоёмкой экономики [Текст] // 8. Келле, В.Ж. Состоится ли инновационная модернизация России? [Текст] // Социология науки и технологий. 2010. Т.1. №1. С. 40-51.

9. Дибров, А.М. Сущность сопротивления инновационному процессу [Текст] // Вестник науки Сибири. 2011. № 1(1). С. 425-428.

10. Журавский, М.Ю. Учёт фактор инерционности в прогнозировании социально-экономического развития / М.Ю. Журавский, Ю.А. Журавский [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// pozdnyakov.tut.su/Seminar/art99/a011299.html (Дата обращения 01.02.2013).

11. Кон, И. Психология социальной инерции [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.

agitclub.ru/gorby/homosovet/kon.htm (Дата обращения 01.02.2013).

12. Лапин, Н.И. Социокультурные факторы российской стагнации и модернизации [Текст] // Социологические исследования. 2011. №9. С. 3-17.

13. Матвеева, Н.А. Социальная инерция. К определению понятия [Текст] // Социологические исследования. 2004. №4. С. 15-23.

14. Плискевич, Н.М. Тупики инструментальной модернизации [Текст] // Общественные науки и современность. 2010. №2. С. 78-85.

15. Щербакова, Д.В. Сопротивление организационным инновациям: методология социологического исследования [Текст] // 16. Казакова, В.И. Неэффективность: современный российский контекст [Текст] // Будущее технической науки: сборник материалов XII международной научно-технической конференции;

НГТУ им. Р.Е. Алексеева. — Нижний Новгород, 2013. С. 492-493.

17. Сергеев, В.М. Инновации как политическая проблема [Текст] // Полития. 2008. №1 (48). С.

114-125.

18. Фомичёв, И.Ю. Понятие инновации: содержание и специфика [Текст] // Философия хозяйства. 2010. №4. С. 129-132.

19. Горин, Д.Г. Пространство и время в динамике российской цивилизации [Текст] / Д.Г. Горин — М.: Едиториал УРСС, 2003. — 280 с.

20. Казакова, В.И. Новизна в современной России: между культом инноваций и ностальгией по прошлому [Текст] // Актуальные проблемы социальной коммуникации: материалы III Всероссийской научно-практической конференции 25 мая 2012 г. — Н. Новгород: НГТУ, 2012. С. 578-580.

21. Бочаров, В.В. Власть и время в культуре общества [Текст] // Пространство и время в архаичных культурах. — М.: РАНИА, 1996. С. 154-171.

22. Красин, Ю.А. Инновационное развитие и политическая система России [Текст] // Полития.

2010. № 3-4. С. 67-74.

23. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс — М.: ГУ ВШЭ, 2001. — 606 с.

24. Бляхер, П.Л. Региональная ситуация и клерикализация дискурса власти [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/politeia/msg/50439099.html (Дата обращения В.И. Казакова. Инерция и власть: к вопросу о политических основаниях сопротивления инновациям. С. 19-27.

01.03.2013).

25. Туровский, Р.Ф. Социальная и политическая эффективность региональной власти: проблема измерения [Текст] // Полития. 2013. №1. С. 175-196.

26. Тощенко, Ж.Т. Новые лики деятельности: имитация [Текст] // Социологические исследования. 2012. № 12. С. 23-36.

27. Работяжев, Н.В. От «возвращения в мировую цивилизацию» к «суверенной демократии»:

эволюция внешнеполитических концепций российских «партий власти» [Текст] / Н.В.

Работяжев, Э.Г. Соловьёв // Полития. 2013. №1 (68). С. 36-54.

28. Казакова, В.И. Концептуализация «path dependence» в современной социальной науке [Текст] // Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева. 2012. №3. С. 6–16.

29. Институицональная инерция и развитие российской системы образования [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/text/16214402.html (Дата обращения 01.01.2013).

Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

I РЕГИОНЫ РОССИИ:

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИССЛЕДОВАНИЙ УДК 316. В.Н. Аргунова ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО РЕГИОНА:

ЖИЗНЕННЫЕ СТРАТЕГИИ И ИННОВАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ (НА ПРИМЕРЕ ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ) ИВАНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Предметом настоящей статьи является исследование человеческого потенциала как творче ского начала и движущего фактора развития социальных систем. Представлен категориальный ана лиз «человеческого потенциала», выявлены методологические аспекты его социологического дискур са. В качестве ключевого условия реализации человеческого потенциала на личностном уровне обо значены индивидуальные жизненные стратегии. Представлена их типология на основе анализа со циологических опросов жителей Ивановской области. Исследования состояния и реализации челове ческого потенциала позволяют выявить инновационно активную часть населения, открывая новые возможности разработки стратегий устойчивого развития региона.

Ключевые слова: социальная система, социальный потенциал, человеческий потенциал, со циальные качества населения, жизненная стратегия.

Успешное и эффективное развитие региона как сообщества возможно при опоре на внутренние резервы. Решая научно-практическую проблему выявления внутренних источни ков развития, ученые в первую очередь рассматривают социальные качества населения – че ловеческий потенциал. Именно люди, со своими знаниями, способностями, жизненными установками и ценностями составляют основу социального потенциала региона.

Потенциал системы (потенциальное бытие) – это будущее, содержащееся в настоя щем. Он представлен теми возможностями, способностям, ресурсами системы, которые поз воляют ей прогрессивно развиваться. Он выступает источником самодвижения, самоизмене ния, а также преобразования условий и характеристик среды. Потенциал системы обладает такой, на первый взгляд, парадоксальной чертой как возрастание по мере использования: чем больше реализуется потенциал системы, тем богаче он становится. В противоположном слу чае, если потенциал не востребован, происходит его сокращение.

В сфере общественных явлений потенциал приобретает специфические черты и фор мы в силу особенностей строения и функционирования социальных систем. В специфиче ских функциональных механизмах скрыты движущие силы развития системы. Функциони рование так таковое порождает гомеостатические отношения системы и среды, стабилизиру ет отношения, вызывает циклическую повторяемость процесса, «движение на месте». Си стема вырабатывает такие способы существования, которые являются оптимальными с адап тационной точки зрения, позволяя уравновесить отношения с внешней средой. С другой сто В.Н. Аргунова. Человеческий потенциал современного российского региона: жизненные стратегии и инновационные ресурсы (на примере Ивановской области) С. 28-36.

роны, в обществе всегда имеются социальные силы, стремящиеся радикально изменить, пре образовать существующую действительность, сделать ее более совершенной. Таким образом, функционирование содержит в себе ряд противоположных моментов: стабилизирующий, мобилизующий, консервативный, революционный, адаптационный и дезаптационный. Все перечисленные аспекты в той или пропорции являются необходимыми. Вместе с тем истори ческий процесс осуществляется гораздо быстрее, чем природный. Это «убыстрение» течения социальной жизни снижает удельный вес стабилизирующих сил и повышает роль творче ских сил.

Именно творческое начало человеческой деятельности является тем аспектом функ ционирования всех социальных систем, которое изменяет существующее положение дел, по рождает изменения. Также существует и обратная связь – влияние развития системы на ее функционирование. Оно состоит в том, что развитие изменяет условия функционирования и тем самым закрепляет новаторские изменения, способствует их укоренению, завоеванию ими господствующего положения и, в тоже время, их вытеснению, преодолению, разруше нию, когда логика движения позволяет ему выйти на более высокий уровень, а изменяющие ся потребности общества этого требуют.

Потенциал социальных систем, в т.ч. и региона, обладает рядом характерных черт.

1. Это общественная, надынвидуальная характеристика. Она не сводима к сумме потен циалов, входящих в данную систему индивидов. Интеграция личностных потенциалов создает новую целостность, которая значительно меньше зависит от психологических и индивидуально-личностных факторов. Этот феномен социален и по происхожде нию, и по проявлениям.

2. Потенциал системы имеет свою структуру. Элементы структуры также имеют свой потенциал, различающийся степенью наличия и развитости свойств, обеспечивающих поступательное развитие системы. Изменения этих свойств в разных элементах может осуществляться неравномерно. Потенциал целостности представляет собой не сумму, а «произведение» его компонентов.

3. Совокупный социальный потенциал определяет развитие составляющих его элемен тов. Существует тенденция к постепенному выравниванию их уровня.

4. Потенциал системы складывается под влиянием объективных и субъективных факто ров;

формирование и реализация потенциала носят управляемый характер.

5. Потенциал имеет пространственные и временные характеристики.

6. Потенциал концентрирует три уровня связей и отношений: отражает прошлое через совокупность свойств, накопленных системой в процессе становления;

характеризует настоящее с точки зрения практического применения и ориентирует на будущее раз витие.

Основу потенциала социальных систем составляет человеческий потенциал [1–6].

«Человеческий потенциал» как социологическая категория имеет несколько значений. В ши роком социальном контексте это понятие используется как характеристика мощи националь ных государств с учетом их численности. Она выражает латентную силу и влияние страны на мировые процессы. Также категория «человеческий потенциал» отражает качество соци альных общностей, оценивает их динамизм, способность к ускоренному развитию. Посколь ку решающее влияние на жизнь современных обществ оказывает качественная сторона дан ного феномена, основное внимание исследователей сосредоточено именно на ней.

Человеческий потенциал закреплен в физических и духовных качествах граждан. Его можно определить как накопленный населением запас физического и нравственного здоро вья, общекультурной и профессиональной компетентности, творческой, предприниматель ской и гражданской активности, реализуемой в разнообразных сферах деятельности [6].

Социологический дискурс изучения человеческого потенциала предполагает важные методологические моменты:

Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

1) необходима структурная операционализация понятия: выделение его компонентов и индикаторов;

2) требуются сопоставление и корреляция его объективных и субъективных параметров;

самооценка индивидом своих социальных качеств и жизненных установок, отноше ние к инновационным видам деятельности, субъективная оценка состояния региона, его перспектив и пр. не просто расширяют знание о человеческом потенциале, а по могают выработать наиболее оптимальные пути его реализации.

В научной литературе существуют различные представления о структуре человече ского потенциала. В рамках исследования по изучению социального потенциала Ивановской области прошла успешную апробацию схема выделения трёх компонентов: демографическо го, интеллектуального и профессионального [7].

Демографический потенциал составляет ресурсный блок потенциала региона – высту пает его социально-биологической основой. Демографический потенциал фиксируется с по мощью количественных и качественных показателей и включает в себя характеристики населения, как на популяционном уровне, так и на индивидуальном. Индикаторами качества популяции региона выступают: общая численность населения, численность городского и сельского населения, миграционные потоки, структура населения по поколениям и полу, численность трудоспособного населения, средняя продолжительность жизни мужчин и жен щин, соотношение рождений и смертей, браков и разводов, доля матерей-одиночек, доля внебрачных, безнадзорных, лишенных родительского воспитания детей, состояние физиче ского и психического здоровья, уровень жизни.

На индивидуальном уровне будут иметь значение следующие критерии: установки людей на создание семьи, рождение детей, оценка собственного здоровья, здоровый образ жизни. Эти субъективные показатели зависят от множества факторов, прежде всего объек тивного характера: уровня жизни в стране в целом и в регионе, социально-экономических перспектив территории, возможностей трудоустройства и т.д. Тем не менее, они могут изме няться под воздействием эффективных управленческих решений, направленных на поддерж ку молодых семей, поощрение рождаемости, здорового образа жизни и т.п.

Интеллектуальный аспект человеческого потенциал региона – это совокупность зна ний и информации, ценностей, умений и навыков деятельности, которыми располагает насе ление. Использование интеллектуального потенциала приводит к достижению социально значимых результатов и предполагает интеллектуальную активность индивида [8].

Интеллектуальный потенциал региона аккумулирует интеллектуальные потенциалы индивидов и может быть измерен по таким показателям:

1) наличному уровню образованности населения;

2) степени интеллектуальной активности.

Оценка уровня образования населения региона осуществляется на основе статистиче ских данных и включает в себя:

а) уровень общей образованности взрослого населения (либо средний уровень образо вания всего занятого населения, либо средний уровень образования населения в возрасте старше 20 лет, что позволяет учитывать временно неработающих, пенсионеров и т.д.);

б) удельный вес в населении студенчества – количество студентов на 10 000 населе ния (измеряет роль образования в создании интеллектуального потенциала [9].

Интеллектуальная активность личности может быть охарактеризована как:

инновационно-творческий потенциал – совокупность способностей человека в поста новке и решении новых творческих задач, проявление инициативы и предприимчиво сти;

духовно-ценностный потенциал – система ценностей и ценностных ориентаций лич ности, на основе которой формируются способности человека к реализации потенци ала;

В.Н. Аргунова. Человеческий потенциал современного российского региона: жизненные стратегии и инновационные ресурсы (на примере Ивановской области) С. 28-36.

информационный потенциал – сумма знаний, которая может быть использована в той или иной деятельности.

Оценка уровня интеллектуальной активности производится количественными и каче ственными социологическими методами.

Профессиональный потенциал региона можно определить как совокупность профес сионально-квалификационных характеристик населения. Показателями состояния професси онального потенциала региона выступают следующие качества людей трудоспособного воз раста: уровень профессиональной подготовки и квалификации;

степень реализации профес сиональной подготовки;

степень трудовой активности (желание повышать квалификацию, продолжать профессиональное обучение, обучаться новым или смежным профессиям);

мо дель занятости;

характер трудовой мотивации, уровень сознания и ответственности. Уровень профессионального потенциала региона лучше всего выявляется посредством анализа про фессионально-квалификационных характеристик различных профессиональных групп.

В человеческом потенциале конкретного региона состояние каждого из его элементов – демографического, интеллектуального и профессионального – могут различаться. Однако в силу системной связи этих компонентов существует тенденция к постепенному выравнива нию их уровня. Направленность системных изменений, их сбалансированность будет опре деляться не только объективными условиями, но и организационными усилиями региона как субъекта деятельности.

Человеческий потенциал региона представляет собой открытую социальную систему, находящуюся в динамике. Социальные качества населения имеют объективно-субъективную природу, формируются и используются под влиянием процессов и явлений макро-порядка, затрагивающих социум в целом, мезо-порядка, детерминированных спецификой каждого ре гиона, результатами волевых усилий индивидов. Регион как субъект общественного разви тия, может способствовать или препятствовать формированию и реализации актуальных личностных качеств.

Социологическое исследование, проведенное среди 18–40-летних жителей Иванов ской области, выявило противоречивый характер состояния компонентов человеческого по тенциала. Демографический потенциал имеет тенденцию к сокращению. Показатели рожда емости в области ниже общероссийского уровня и соответствуют суженному воспроизвод ству населения. Вместе с тем, исследование зафиксировало наличие достаточно устойчивой части населения области, ориентированной на многодетную семью. Эту группу, преимуще ственно составляют жители сельской местности. Среди благополучных в материальном от ношении респондентов также проявляется ориентация на многодетность. Можно предполо жить, что ее закреплению будет способствовать улучшение социально-экономической ситу ации в регионе и меры, предпринимаемые руководством страны по укреплению семьи и по вышению рождаемости. Повозрастные коэффициенты рождаемости являются самыми высо кими в возрасте 20 – 29 лет, что подчеркивает важность мер стимулирования рождаемости у женщин этого возраста. Наметилась тенденция повышения среднего возраста матери при рождении ребенка.

К факторам, негативно влияющим на брачное поведение и репродуктивные установки, отнесены уровень и качество жизни, состояние здоровья и трудности в совмещении женщи нами семейных и профессиональных обязанностей.

В развитии семейно-брачных отношений в регионе наблюдается положительная тен денция роста числа зарегистрированных браков и уменьшения количества разводов. В то же время анализ гражданского состояния матерей показал, что количество детей, рожденных женщинами, состоящими в зарегистрированном браке, продолжает уменьшаться. Около 1/ всех детей рождается в незарегистрированном браке.

Анализ профессионально-квалификационных характеристик населения Ивановской области в возрасте 18 – 40 лет позволяет говорить об их соответствии рыночным условиям.

Так, уровень профессиональной подготовки респондентов достаточно высок: более 83% Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

имеют специальное профессиональное образование. Большую активность в получении про фессиональной подготовки проявляют люди в возрасте 25 – 35 лет. С повышением уровня образования расширяется сфера приложения профессиональных навыков за счет обретения более высокого уровня квалификации (ученой степени) или получения образования по не скольким специальностям. Респонденты стремятся к обновлению своих профессиональных знаний и навыков, овладению информационными технологиями, развитию навыков делового общения. Значительная часть населения обладает профессиональной мобильностью и адап тивностью, занимаясь видами трудовой деятельности, не совпадающими с их профессио нальной подготовкой.

В ходе исследования выявлен противоречивый характер реализации профессиональ ного потенциала области. К числу положительных моментов следует отнести реалистичную оценку респондентами возможности трудоустройства в регионе по своей специальности и удовлетворенность социальными гарантиями, обеспечивающими их трудовую деятельность, включая предоставление оплачиваемого отпуска и приемлемого режима работы. Негативным фактором, тормозящим и сдерживающим реализацию профессиональных знаний и навыков населения, выступает низкий уровень заработной платы. Для пополнения своего бюджета люди избирают различные модели экономического поведения: активные (занимаются инди видуальной трудовой деятельностью и предпринимательством, работают в нескольких ме стах), и пассивные (экономят, пользуются материальной помощью родственников). Фактор неудовлетворенности уровнем заработной платы в регионе является, по мнению респонден тов, главной причиной, побуждающей их уехать из области. Особенно сильны миграцион ные настроения среди наиболее адаптивных и мобильных в профессиональном плане людей.

Интеллектуальный потенциал опрошенной группы населения имеет высокие количе ственные и качественные характеристики. 71,4 % респондентов имеют высшее и незакон ченное высшее образование, 4,3 % – ученую степень, 17,5 % - среднее специальное образо вание. Более высокие образовательные характеристики отмечены у жителей г. Иваново и других городов области. Респонденты чаще всего оценивают образование как инструмен тальную ценность, рассматривая его как способ получения желаемой профессии и путь к ка рьерному росту. Реже образование воспринимается как возможность самореализации и же лание повысить свой культурный уровень (как терминальная ценность). Особенно это харак терно для студенчества. Прагматичное отношение к образованию подтверждается желанием людей продолжить обучение. Почти 2/3 респондентов желают получить дополнительное об разование. Особенно высоки эти стремления у людей моложе 30 лет.

Проявлением интеллектуальной активности респондентов является деятельность по обновлению своих знаний и навыков. Большую активность в этом плане проявляют люди с высшим и послевузовским образованием, а также в возрасте 18 – 24, 30 – 35 лет.

Важным показателем интеллектуальной активности выступает ее креативный харак тер, выражающийся в участии в инновационной деятельности. Более 1/3 респондентов при нимали участи в инновационных разработках. Наибольшую степень включенности в иннова ционный процесс демонстрируют такие категории респондентов, как студенты вузов и кол леджей, предприниматели, работники образования, науки, культуры, управления. Респон денты с высшим и послевузовским образованием, в возрасте старше 25 лет чаще являются непосредственными участниками инновационной деятельности. Однако вызывает сильную озабоченность тот факт, что респонденты, участвующие в инновационной деятельности как организаторы, часто не стремятся связать свою дальнейшую жизнь с Ивановской областью.

Среди тех, кто участвовал в инновационной деятельности как исполнитель, такая уверен ность выше. Можно предположить, что при наличии соответствующих условий жизнедея тельности, эти люди могут составить ядро интеллектуального потенциала региона.

Противоречивые характеристики компонентов человеческого потенциала свидетель ствуют о процессе их трансформации. Так, в профессиональном потенциале отчетливо про слеживается тенденция адаптации трудоспособного населения, особенно его образованной В.Н. Аргунова. Человеческий потенциал современного российского региона: жизненные стратегии и инновационные ресурсы (на примере Ивановской области) С. 28-36.

части, к условиям рыночной экономики. Вместе с тем, трудовая деятельность остается для большей части респондентов способом и средством достижения материального благополу чия, а не самореализации.

В интеллектуальном потенциале позитивная трансформационная линия представлена возрастанием ценности образования, интеллектуальной активности, проявляющейся в стрем лении к получению дополнительного образования, обновлению имеющихся знаний, участию в инновационной деятельности. В то же время, имеющийся запас знаний, информации и навыков рассматривается преимущественно как инструментальная, а не терминальная цен ность. Таким образом, в этих компонентах человеческого потенциала обозначаются вполне согласованные друг с другом тенденции, направленные на адаптацию к меняющимся соци ально-экономическим условиям. Их реализация способствует воспроизводству и расшире нию человеческого потенциала региона.

Неравномерность состояния элементов человеческого потенциала подтверждает сложность развития социальных систем, меняющихся не сразу, а постепенно. Тем не менее, характер дальнейшего процесса не предрешен. Взаимовлияние структурных компонентов может привести к различным последствиям. Возможны варианты выравнивания содержания элементов, как на основе положительных тенденций, так и негативных. Воплощение того или иного «сценария» будет определяться условиями реализации потенциала.

Условием реализации человеческого потенциала на личностном уровне являются ин дивидуальные жизненные стратегии. В соответствии со своими ценностными ориентациями человек выстраивает межличностные отношения, трудовое поведение, отношения с государ ством, формирует и реализует жизненные планы. Жизненные стратегии характеризуют спо собность человека к самостоятельному построению своей жизни, к осмысленному ее регули рованию в соответствии с кардинальным направлением жизнедеятельности. Жизненная стратегия, с одной стороны, выбирается в соответствии с ценностными ориентациями лично сти;

с другой стороны, она является своеобразным «социальным характером», отражением той среды, в которой происходит их формирование. Фромм, рассуждая о социальном харак тере, отмечает, что функция социального характера заключается в выработке определенных способов поведения, соответствующих требованиям социальной и культурной среды, и в то же время удовлетворяющих самого человека. Социальный характер формирует и направляет человеческую энергию внутри данного общества во имя продолжения функционирования данного общества [10].

Для характеристики «социальных характеров» населения Ивановской области исполь зовались типологии жизненных стратегий, разработанные О. А. Хасбулатовой и Л. С. Егоровой, а также Ю.М. Резником. Первая типология различает три вида стратегий:

стратегию выживания, патерналистскую стратегию и стратегию развития – на основе спосо бов обеспечения себя и своей семьи. Патерналистская стратегия предполагает надежду на государство в деле материального обеспечения. Отличительными особенностями стратегии выживания является ориентация на собственные силы, но при этом используются такие спо собы обеспечения, как работа на приусадебном участке, сокращение расходов на литературу, отдых, приобретение одежды. Под стратегией развития понимается такой тип поведения и конструирования жизнедеятельности, которому соответствует осознанный отказ от ижди венческих настроений, опора на собственные силы при достижении целей, ориентация на профессиональный успех, самореализацию и саморазвитие [11].

Оптимальную основу для реализации человеческого потенциала региона в современ ных условиях составляет стратегия развития, предполагающая отказ от иждивенческих настроений, опору на собственные силы, ориентацию на профессиональный успех, самореа лизацию и саморазвитие. Исследование показало, что данная стратегия свойственна трети опрошенных. Это в основном жители областного центра, имеющие достаточно высокий уро вень жизни. Около половины респондентов придерживаются стратегии выживания. Они обеспокоены, преимущественно, улучшением своего материального положения, но рассчи Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

тывают только на собственные силы. Данная стратегия характерна, в основном, для сельских жителей. Патерналистской стратегии следует 1/10 часть респондентов, проживающих в рай онных центрах и сельской местности. Вместе с тем, ожидания материальной помощи от гос ударства по-прежнему высоки. Они проявляются даже у достаточно обеспеченных слоев населения.

Другая типология жизненных стратегий учитывает степень активности/конформности индивида, его установку на коллективизм и индивидуализм, идентификацию с первичными группами или символическими общностями. По этим параметрам выделяются три вида стра тегий: стратегия жизненного благополучия, стратегия жизненного успеха и стратегия само реализации личности. Стратегия жизненного благополучия сходна со «стратегией выжива ния» из предыдущей типологии. В жизни людей, придерживающихся стратегии жизненного успеха, преобладают стремление к стабильной жизни, материальному комфорту, известности и общественному признанию. Эта цель достигается посредством собственных усилий и дей ствий человека. Стратегия самореализации предполагает практическую и осознанную уста новку личности на творческое изменение и преобразование собственной жизни. Смысл жиз ни в данной стратегии определяется чаще всего через понятие свободы [12–14].

Полученные данные показали, что жители области ориентируются на определенные интегративные стратегии: с одной стороны, в качестве жизненных приоритетов большинство обозначило семью и ее благополучие. С другой стороны, значительное количество опрошен ных, особенно более молодого возраста, понимает, что в современных условиях достичь этой цели невозможно без проявления инициативы, предприимчивости, иногда риска.

Стратегия жизненного благополучия в большей степени характерна для сельских жи телей, а стратегии жизненного успеха и самореализации — для городских, особенно прожи вающих в областном центре. Вместе с тем, жители сельской местности и районных центров чаще, чем жители г. Иваново, готовы проявлять инициативу, предприимчивость, искать но вое в работе и жизни, быть готовым к риску. Это связано с большими сложностями, которые необходимо преодолеть сельскому жителю, стремящемуся пробиться «наверх».

Также выявилась связь между выбором жизненной стратегии и уровнем благосостоя ния семьи. Чем ниже уровень благосостояния, чем больше доля респондентов, выбирающих стратегию материального благополучия. С ростом доходов респонденты переходят к страте гиям самореализации и жизненного успеха.

Таким образом, распределение населения по жизненным стратегиям оказалось при мерно равным. Это означает, что треть людей, принимавших участие в опросе можно рас сматривать как потенциальных сторонников инноваций. Однако среди них много студентов вузов, которые хотели бы уехать или планируют покинуть область. Сохранение населения, создание условий, необходимых для реализации потребностей высококвалифицированных кадров, для обеспечения стабильности и достойных доходов семей, выступает ключевым моментом сохранения и развития человеческого потенциала Ивановской области.

Опрошенные жители Ивановской области более старшего возраста (30–40 лет), кото рые уже имеют определенный профессиональный опыт, многие из которых имеют детей, реже ориентированы на миграцию. Однако очень часто респонденты данной группы оцени вают уровень своего благосостояния как низкий, но они не готовы к неопределенности, рис ку, с которым сопряжен переезд или переход на новую работу, боятся сменить привычный уклад жизни.

Респонденты, оценивающие уровень своих доходов как недостаточно высокий, либо все усилия направляют на обеспечение семьи (заработать даже в ущерб самореализации и т.п.) либо занимают пассивную позицию (ключевая установка — профессиональное самосо вершенствование бессмысленно, нет необходимости качественно выполнять обязанности, поскольку «мало платят», «не ценят» и т.д.). Это приводит к тому, что их личностный потен циал не раскрывается в полной мере, что в свою очередь влияет на воспроизводство потен циала области.

В.Н. Аргунова. Человеческий потенциал современного российского региона: жизненные стратегии и инновационные ресурсы (на примере Ивановской области) С. 28-36.

Анализ состояния и реализации человеческого потенциала Ивановской области поз воляет выявить ту часть населения, которая является носителем инновационных качеств и инновационной активности. В области определилась группа, хотя и не очень многочислен ная, имеющая активную жизненную позицию. Большинство в ней составляют люди, которые успешно адаптировались к рыночным условиям, поскольку обладают большими доходами или хорошим уровнем профессиональной подготовки, позволяющим рассчитывать на высо кую оплату в будущем (для студентов);

они уверены в завтрашнем дне, более оптимистичны.

Эти люди убеждены в необходимости проявлять инициативу, планировать свой профессио нальный рост.

Население, находящееся в объективно более сложных условиях (жители сельской местности) преимущественно придерживаются стратегии выживания. Те же из них, кто стремится к самореализации и жизненному успеху, планируют переезд либо «в город», либо за пределы области, что в перспективе может привести к дальнейшему сужению потенциала сел.

Следует отметить еще одну группу, которая очень значима для развития потенциала региона, — это студенты вузов. Среди них больше всего тех, кто нацелен на профессиональ ный успех, проявление инициативы, творчество. Однако сомнения в возможности реализо вать свои стремления в сочетании с высокой мобильностью (многие еще не состоят в браке, не имеют детей) могут выражаться в оттоке кадров из области.

Жизненные стратегии, социальные и личностные установки населения Ивановской области неоднородны. Они содержат: консервативный компонент (патерналистские страте гии), стабилизирующий компонент (стратегии выживания) и инновационный компонент (стратегии развития). Все эти компоненты являются необходимыми элементами функциони рования системы. Будущее состояние региона зависит от соотношения компонентов: в слу чае преобладания консервативных и стабилизационных компонентов человеческий потенци ал будет либо снижаться, либо стагнировать. Если преобладающим элементом станет жиз ненная стратегия развития, то будет иметь место расширение человеческого инновационного потенциала.

Жизненные стратегии поведения представляют собой жизненный мир личности, кото рый трансформируется достаточно медленно. Однако выбор жизненных стратегий часто определяется внешними для индивида жизненными обстоятельствами, среди которых веду щую роль играет социально-экономическая ситуация в регионе. Внешние условия в гораздо большей степени изменяются под влиянием целенаправленных управленческих действий.

Это означает, что сохранение и развитие человеческого потенциала, расширение его иннова ционного компонента возможно лишь в условиях реализации сильной социально экономической политики в сочетании с раскрепощением инициативы активной части насе ления на основе надежных социальных гарантий и уверенности в завтрашнем дне.

Стратегическую цель такой социально-экономической политики можно сформулиро вать как движение и наращивание экономического потенциала государства, устойчивое со циальное развитие и высокое качество жизни населения.

Библиографический список 1. Человеческий потенциал: опыт комплексного подхода [Текст] / под ред. И.Т. Фролова – М.:

Эдиториал УРСС, 1999. – 562 с.

2. Человеческий потенциал России: интеллектуальное, социальное, культурное измерение [Текст] / под ред. Б.Г. Юдина – М.: Институт человека РАН, 2002. – 265 с.

3. Заславская, Т.И. Человеческий потенциал в современном трансформационном процессе [Текст] // Общественные науки и современность. 2005. №3. С. 5–16.

4. Римашевская Н. М. Человеческий потенциал России и проблемы сбережения населения [Текст] // Российский экономический журнал. 2004. №9/10. С. 22–40.

Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

5. Саксельцев, И.Г. Человеческий потенциал современного российского общества (социологи ческий анализ): автореферат дис….канд. соц. н. [Текст] / И.Г. Саксельцев – Саратов, 2006.

6. Соболева, И.В. Воспроизводство человеческого потенциала: теория, методология, приори тетные направления: автореф. дис…д. эк. н. [Текст] / И.В. Соболева. – М., 2006.

7. Человеческий потенциал Ивановской области: состояние и перспективы развития [Текст] / под ред. В.Н. Аргуновой – Иваново: ИвГУ, 2008. – 156 с.

8. Аглямова, Г.Р. Интеллектуальный потенциал молодого города: структура, содержание, соци альные функции [Текст] / Г.Р. Аглямова, М.А. Нугаев // Вестник ТИСБИ. 2002. №3.

9. Руткевич, М.Н. О понятии интеллектуального потенциала и способах его измерения [Текст] М.Н. Руткевич, В.К. Левашов // Человеческий потенциал России: интеллектуальное, социаль ное, культурное измерение. – М.: Институт человека РАН, 2002. С.24–28.

10. Фромм, Э. Из плена иллюзий [Текст] // Э. Фромм. Душа человека. М.: Республика, 1992.

С.330-331.

11. Хасбулатова, О.А. Социальное самочувствие женщин и мужчин в средних городах России [Текст] / О.А. Хасбулатова, Л.С. Егорова // Социологические исследования. 2002. №11. С.

48–54.

12. Резник, Ю.М. Жизненные стратегии личности (Опыт комплексного анализа) [Текст] / Ю.М.

Резник, Е.А. Смирнов – М.: Институт человека РАН, Независимый институт гражданского общества, 2002. – 260 с.

13. Костюченко, Л. Г. Введение в теорию личности: социокультурный подход [Текст] / Л.Г. Ко стюченко, Ю.М. Резник – М.: Независимый институт гражданского общества, 2003. – 268 с.

14. Резник, Т.Е. Жизненные стратегии личности [Текст] / Т.Е. Резник, Ю.М. Резник // Социоло гические исследования. 1995. № 12. С. 100–105.

М.С. Лысцев. Особенности развития Ямало–Ненецкого автономного округа в контексте взаимодействия российских политических и экономических элит. С. 37-44.

УДК 332. М.С. Лысцев ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОССИЙСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЭЛИТ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА В статье анализируется развитие одного из ключевых ресурсодобывающих российских реги онов. Взаимодействие ключевых политических и экономических акторов, таких как крупные энерге тические компании и федеральные и местные элиты, оказывает ключевое воздействие на положение не только округа, но и страны в Арктическом геополитическом регионе.

Ключевые слова: условия взаимодействия, Арктический геополитический регион, Северный морской путь, шельф, транспортно-логистические центры.

Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО) по площади относится к числу крупней ших субъектов России в Арктическом регионе. Северная часть территории округа располо жена в экстремальной природно-климатической зоне Крайнего Севера. Эти условия делают важным то обстоятельство, что взаимодействие основных политических и экономических элит (региональных и федеральных) оказывает влияние на развитие не только самого округа, но и всего Арктического геополитического региона.

Среднесрочные и долгосрочные перспективы развития ЯНАО строятся на позициони ровании региона как одного из главных ресурсодобывающих центров России. Это возможно при условии сохранения лидирующих позиций по уровню жизни населения на основе эф фективного освоения нефтегазовых ресурсов и экономически оправданной диверсификации производства.

Реализация перечисленных целей определяется решением следующих задач:

необходимо обеспечить более высокий рост уровня жизни населения, чем в остальной части Российской Федерации;

организовать на полуострове Ямал, на шельфе Обской, Тазовских губ и Карского мо ря воспроизводство сырьевой базы добычи природного газа, газового конденсата и нефти, а также других полезных ископаемых, как одно из условий устойчивого роста уровня экономики округа;

стимулировать развитие транспортной, а также социально-экономической инфра структуры;

развивать диверсификацию поставок нефти, природного газа и организацию поставок сжиженного природного газа;

осуществить частичную диверсификацию структуры экономики округа на базе разви тия агропромышленных и перерабатывающих производств ориентированных на ис пользование местного сырья;

создать крупный транспортно-логистический центр на базе взаимоувязанного разви тия не только трубопроводного, железнодорожного и морского видов транспорта, но и речного, автомобильного и воздушного видов, включая создание морских портовых комплексов, которые обеспечат снижение транспортных затрат.

Стратегическим направлением взаимодействия между экономическими и политиче скими элитами России в Арктическом регионе является развитие не только топливно энергетического комплекса (ТЭК), но и транспортного компонента, доставки ресурсов. Сюда Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

входят нефтегазопроводы, железнодорожное сообщение, Северный морской путь (СМП).

В августе 2010 года началось взаимодействие между государственной кампанией «Совкомфлот» и частной кампанией НОВАТЭК в рамках поставок по Северному морскому пути газового конденсата в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). В августе – сентябре 2011 года подобная практика была повторена. Использование данного пути поставки ресур сов существенно сокращает время и издержки поставок в АТР. Согласно оценкам, которые приводит губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин в различных интервью, по сравнению с тра диционными маршрутами время транспортировки природных ресурсов, «в Китай по Север ному морскому пути меньше на 20%, в Южную Корею – на 32%, в Японию – на 54% [1, с.

73].

Уникальное положение округа, освоение его ресурсов, развитие местных и междуна родных транспортных магистралей дает не только экономическую выгоду, но и геополити ческую. Развитие Северного морского пути, а также других крупных транспортных проек тов, позволит руководству страны утверждать, что российский Арктический регион «в надежных руках». Это особенно актуально в настоящее время, так как законодательно гра ницы СМП до сих пор не закреплены и не утверждены. Российская Федерация настаивает на своем суверенитете над этой транспортной артерией. Такой же позиции, по отношению к Се веро-Западному проходу, придерживается и Канада. Однако позиция России и Канады оспа ривается США, Европейским Союзом и рядом неарктических стран, которые выступают за интернационализацию прав на использование этих путей. В настоящее время судоходство по СМП в основном ограничено его западной частью. В этой части Северного морского пути работают суда ледового класса транспортных подразделений ведущих частных российских компаний («Норильский Никель», ЛУКОЙЛ и т.д.).


Федеральные и региональные власти возлагают большие надежды на развитие не только морских транспортных путей, но и на железнодорожное и автомобильное сообщение.

Появление железных дорог «Обская – Салехард – Надым – Новый Уренгой – Коротчаево» и «Обская – Бованенково» позволит иметь на Ямале и железнодорожный терминал, и порто вый терминал, которые будут соединены с крупнейшими нефтегазовыми месторождениями, и которые существенно сократят время доставки различных продуктов в ключевые и пер спективные регионы мира. Но главное, по мнению губернатора ЯНАО – это позволит за креплению позиций России в Арктическом регионе.

Развитие транспортной инфраструктуры, а также богатейшие запасы природных ис копаемых делают освоение таких регионов неизбежной необходимостью. По мнению многих исследователей и не только футурологов, для того, чтобы спасти мировую экономику от дальнейшего развития экономического кризиса, необходимо освоение богатейших ресурсов Арктики. «Россия предлагает наладить активный обмен идеями, инновациями, практическим опытом со всеми арктическими странами. Но сегодня нет ни единого подхода, ни одной про граммы по безопасному развитию Арктики» [2, с. 74]. Власти региона надеются, что на рос сийском и международном уровнях, в рамках Арктического совета начнется обсуждение ря да «прорывных инновационных проектов». При этом развитие сотрудничества не должно строиться вокруг ТЭКа и транспортировки ресурсов, надо заниматься «мониторингом по годно-климатических изменений в Арктике». Кроме этого, нужно заниматься развитием об щественной инфраструктуры, без которой жизнь простых людей в этом суровом регионе просто не возможна.

Обеспеченность минеральными ресурсами создает в округе уникальные предпосылки для строительства новых электрогенерирующих мощностей. В рамках развития энергетиче ского сектора намечаются следующие приоритетные направления развития:

максимально допустимая диверсификация источников энергии;

развитие новых направлений в электроэнергетике с помощью развития возобновляемых источников энергии (в первую очередь энергии ветра). Кроме этого запланировано строи М.С. Лысцев. Особенности развития Ямало–Ненецкого автономного округа в контексте взаимодействия российских политических и экономических элит. С. 37-44.

тельство новых электростанций «общей установленной мощностью 5216 МВт в макси мальном или около 1500 МВт в минимальном вариантах» [3, с. 84].

Реализация этих направлений позволит обеспечить более быстрое развитие электро энергетики. В среднесрочной перспективе это поможет создать индустриальную базу для освоения полуострова Ямала, шельфа Обской, Тазовских губ и Карского моря, а также для развития соседних регионов.

Крупнейшим экономическим игроком в регионе является российская корпорация «Га зпром». В рамках взаимодействия между местными элитами и «Газпромом» развиваются ТЭК, транспортный кластер и другие важные отрасли экономики региона. Взаимодействие между крупнейшей корпорацией и властями округа необходимо для обеих сторон. В начале XXI века основные газовые месторождения, где добывается большая часть природного газа «Газпрома», перешли в стадию снижения добычи. Так как эти месторождения обеспечивали около 66 процентов добычи газа, компании пришлось изменить политику в отношении запо лярных месторождений. В область интересов «Газпрома» попали полуостров Ямал и шельф Карского моря. В 2002 году была разработана программа их освоения и подписан меморан дум о взаимодействии между корпорацией и властями ЯНАО.

Освоение и добыча ресурсов из Бованенковского нефтегазоконденсатного месторож дения на полуострове Ямал должно было начаться в 2008 году, однако была сдвинута на три года. Новый срок также представлялся излишне оптимистичным, так как глубина залегания газа колеблется от 3 до 4,5 км. Суровые климатические условия, а также необходимость при влекать большие финансовые ресурсы (около 35 млрд долларов) делают реальным сроком только 2015 год.

Главной проблемой, стоящей перед корпорацией, которая препятствует освоению га зовых месторождений ЯНАО, заключается в отсутствии на территории округа крупных транспортных магистралей. Для реализации данных проектов в 2006 году была создана сов местная корпорация «Урал промышленный – Урал полярный». Её совладельцами стали ад министрации Тюменской области, ЯНАО, Ханты-Мансийского автономного округа (по 32,67% акций) и Фонд стратегических исследований Уральского федерального округа (учре дитель – полпредство президента РФ в УрФО – 1,99%). Новые железнодорожные и автомо бильные магистрали должны связать центры машиностроения и трубной промышленности Урала с новыми районами добычи природных ресурсов в ЯНАО и обеспечить газовым кон денсатом предприятия Поволжья и Западного Урала. Основной специализацией этого ме гапроекта станет добыча минерально-сырьевых ресурсов и транспортные услуги.

Данный проект получил одобрение правительства РФ, и на его реализацию будет вы делено более 500 млрд рублей. Финансироваться этот проект будет частично из средств гос ударственного инвестиционного фонда, остальную часть возьмут на себя регионы и частные компании.

Власти округа предложили внести в этот проект две местные зоны развития: «Горно добывающая зона Полярного Урала» и «Салехардский транспортно-логистический узел»[3, с. 81].

Первая зона охватывает территорию восточного склона Полярного Урала, что на юго западе ЯНАО и северо-западе Ханты-Мансийского автономного округа. Развитие данной территории будет связано с освоением месторождений твердых полезных ископаемых с ис пользованием различных преимуществ концентрации предприятий в районе поселка Харп. В рамках развития данной территории планируется создать новую для региона отрасль эконо мики – горнодобывающую и горноперерабатывающую промышленность.

«Салехардский транспортно-логистический узел» должен охватить территории, при легающие к столице округа городу Салехард, ближайшему городу Лабытнанги и включить ряд объектов транспортной инфраструктуры. Это – железные дороги Обская - Бованенково, Полуночное - Обская и Салехард - Надым, железнодорожно-автомобильный мост через реку Обь, автомобильные дороги Салехард - Аксарка, Обская - Агириш и Харп - Лабытнанги.

Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

Кроме этого, сюда будут включены Салехардский и Лабытнангский речные порты, аэропорт Салехарда, а также железнодорожная станция Обская. Главной отраслью специализации это го логистического узла станет транспорт и транспортное обслуживание.

Освоение крупных нефтегазовых месторождений Ямала и шельфа Карского моря тол кает российские компании «Газпром», «Роснефть», федеральные и местные элиты в новые неизведанные ранее районы Арктики. Однако для реализации данных проектов необходимы не только большие денежные ресурсы, но и новые технологии (для освоения шельфа), кото рые есть у иностранных компаний (BP, ENI, Total и т.д.). Важным моментом является, то, что по закону «О недрах» заниматься шельфовыми проектами могут только компании с государ ственным участием и имеющие не менее чем пятилетний опыт работы на российском шель фе. Это означает, что кроме «Газпрома», «Роснефти» и их дочерних компаний заниматься разработкой не может никто другой [4].

В тоже время полностью самостоятельно заниматься разработкой данные компании вряд ли смогут. Проект программы Минприроды РФ по геологоразведке и лицензированию недр континентального шельфа России на период до 2020 года предполагает использование 112 млрд долларов, из которых более 75% средств пойдет на освоение шельфа северных мо рей (от Баренцева до Чукотского). Ни одна из перечисленных компаний не сумеет самостоя тельно осилить данные проекты, а значит, потребуется поддержка не только местных вла стей, но и федеральных. Однако отсутствие конкуренции со стороны других нефтегазовых компаний (частных), может затянуть сроки промышленной разработки месторождений, что может сказаться на доходах бюджета регионов в частности и страны в целом.

При реализации данных проектов необходимо учитывать различные факторы. Во первых, это фактор экономического роста и, во-вторых, это структура конечного спроса.

Выполнение данных условий необходимо потому, что динамика роста экономики округа определяется соотношением мирового спроса на продукцию отраслей специализации. В слу чае с ЯНАО спрос задан тенденциями развития нефтегазового сектора и добычи других по лезных ископаемых. Экспорт природных ресурсов здесь практически полностью формирует ся за счет газа и нефти. Данная структура экономики округа гарантирует устойчивый миро вой спрос, но это означает крайне высокую степень зависимости доходов бюджета региона и компаний работающих здесь от конъюнктуры мировых цен на энергоресурсы.

Долгосрочные и среднесрочные перспективы развития экономики округа в рамках общероссийского разделения труда определяются его местом главного поставщика природ ного газа и одного из основных поставщиков нефти на внутрироссийский и международный рынки, а также географическим и социально-экономическим положением ЯНАО и сложив шимися здесь условиями, формирующими различные возможности модернизации структуры экономики и её диверсификации. Главными направлениями развития экономики округа, при осуществлении различных сценариев, будут оставаться следующие сферы – добыча, первич ная переработка и транспортировка минерально-сырьевых ресурсов. Эти сектора экономики в среднесрочной перспективе определены в качестве главных отраслей специализации. В этой связи дальнейшие пути развития экономики ЯНАО в долгосрочной перспективе будут складываться вокруг развития региона в двух сферах: добыча, переработка природных ре сурсов, в том числе и неминеральных, и тесно связанной с предыдущей сферой – транспорт ной.


ЯНАО обладает большими запасами природного газа, однако большая часть крупных месторождений в начале XXI века вступило в стадию падения добычи. Диапазон изменения объемов нефтегазодобычи достаточно велик. В пессимистических вариантах предполагается, что к 2020 году уровень добычи нефти и природного газа может сократиться на 25–50 %.

При нынешнем уровне зависимости структуры экономики региона от нефтегазодобычи это может привести к падению уровня жизни населения, валового регионального продукта, а также к сокращению бюджета.

М.С. Лысцев. Особенности развития Ямало–Ненецкого автономного округа в контексте взаимодействия российских политических и экономических элит. С. 37-44.

Поддержание и возможное наращивание добычи углеводородного сырья требует начать разработку новых месторождений полуострова Ямал, Гыданского полуострова и шельфа Карского моря. Разработка новых месторождений потребует значительных денеж ных инвестиций в инфраструктуру. Однако это необходимо не только региону, но всей нашей стране. Потребности мировой экономики, стратегии развития крупных российских компаний «Газпром» и «Роснефть» требуют освоения арктических месторождений.

При рассмотрении различных вариантов развития ситуации принципиальное значение имеют два крайне противоречивых сценария освоения новых нефтегазовых месторождений:

инерционный и активный. В первом варианте предполагается, что основными центрами до бычи углеводородного сырья станут месторождения полуострова Ямал, шельфа Обской губы и развитие старых месторождений в Надым-Пур-Тазовском междуречье и в Красноселькуп ском районе. При развитии активного сценария предполагается развитие не только указан ных центров добычи природного газа и нефти, но и продвижение на северо-восток ЯНАО, шельф Карского моря и освоение западной части Гыданского полуострова.

Для диверсификации структуры экономики региона, руководству округа необходимо развивать не только нефтегазовую сферу. Помимо природного газа и нефти, ЯНАО распола гает крупными месторождениями других полезных ископаемых. Крупномасштабное освое ние западной территории округа – Полярного Урала, может помочь частично диверсифици ровать экономику. Освоение месторождений может начаться после окончания строительства транспортных магистралей в районе Обская – Полуночное.

Осуществление перечисленных факторов предопределяет тип экономического разви тия региона по инерционной траектории. В основе развития этого сценария лежит модель, ориентированная на разработку наиболее эффективных месторождений различных природ ных ресурсов, их транспортировка по наиболее выгодным путям и подчинение решению этих задач всей экономической специализации ЯНАО. При развитии этого варианта освое ние этих месторождений будет осуществляться с помощью специалистов, которые будут ра ботать либо вахтовым методом, либо проживать в регионе временно. Базовыми районами для освоения и проживания специалистов становятся южные, более благоприятные для про живания территории округа. Учитывая экстремальные природные климатические условия местности, российский, а также мировой опыт освоения северных территорий, существова ние такой экономической модели вполне оправдано.

Однако рост общей численности населения в южной части округа, строительство транспортных магистралей, повышение уровня обеспеченности могут создать благоприят ные условия для реализации инновационной модели развития экономики.

Инновационная модель ориентирована не только на развитие перечисленных отраслей экономики региона, но и на комплексное развитие всей территории, создание более благо приятных условий для работающего и проживающего здесь населения, что впоследствии позволит создать здесь, на севере, социально-ориентированную модель развития ЯНАО, по хожую на большинство регионов Российской Федерации.

Развитие региона по инновационной модели предполагает добычу, переработку наиболее эффективных полезных ископаемых (природный газ и нефть), других минерально сырьевых ресурсов. При этом необходимо сохранять экологическую систему региона и спо собствовать созданию здесь социальной и туристической инфраструктуры, что впоследствии поможет развитию процессов увеличения количества городов и поселков с постоянным населением и диверсифицированным экономическим производством.

В краткосрочной перспективе при диверсификации экономики (с помощью развития сферы услуг и других секторов) возможно частичное снижение эффективности экономики региона, измеренной в текущих показателях. Однако экономическая структура региона мо жет стать более устойчивой к динамике мировых цен на природные ресурсы, конъюнктуры рынков и другим «внешним шокам». Развитие транспортной и энергетической инфраструк туры при реализации инновационной модели будет определять условия реализации различ Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

ных вариантов с точки зрения выбора осваиваемых месторождений нефти и природного газа, а также сроков и масштабов их освоения.

Инерционный сценарий развития экономики региона ориентирован в большей степе ни на добычу, первичную переработку и вывоз углеводородного сырья. Данный сценарий развития экономики базируется на «естественно регулируемой» численности трудовых ре сурсов и населения округа. При этом развитие экономики в условиях инерционной данной модели не предполагает развитие социальной инфраструктуры, что не будет способствовать диверсификации экономики, а значит закреплению увеличению численности постоянного населения в округе.

В качестве базового региона поставщика специалистов для освоения природных ре сурсов ЯНАО будет выступать юг Тюменской области, а также регионы Уральского феде рального округа и Приволжского федерального округа. Эти регионы будут выполнять также соответствующие сервисные, транспортно-логистические функции, обеспечивающие усло вия для жизнедеятельности работающим в округе трудовым ресурсам. В этом случае пред полагается, что дополнительные потребности в трудовых ресурсах будут обеспечиваться компаниями, осваивающими месторождения.

В основе инерционного развития региона лежит консервация ныне существующей структуры экономики. При пессимистическом варианте развития событий возможно сниже ние потенциала экономики из-за замедления добычи и роста экспорта углеводородов и изме нение приоритетов нефтегазодобывающих компаний. Отказ от строительства основных объ ектов транспортной инфраструктуры может привести к невозможности освоения новых ме сторождений на шельфе.

В рамках развития региона по промежуточному сценарию основными объектами строительства транспортной инфраструктуры предполагаются следующие - железные дороги Надым – Салехард, Обская – Бованенково, Полуночное – Обская, новые газонефтепроводы, расширение сети автомобильных магистралей. В этом случае развитие перерабатывающих производств будет связано с увеличением мощностей ныне существующих заводов, а также строительством нового Вынгапуровского ГПЗ. Освоение новых месторождений полуострова Ямал и других территорий будет осуществляться за счет приезжих специалистов. Прогнози руемый рост численности постоянного населения региона потребует расширения социальной сферы округа, а также создания дополнительных рабочих мест для обеспечения занятости.

Второй, инновационный сценарий развития экономики региона ориентирован на ком плексное, повсеместное развитие территорий ЯНАО и экономически оправданную диверси фикацию производства. В случае формирования в южной более развитой части округа горо дов и поселков с постоянным населением, с высоким уровнем доходов и обеспеченностью социальными услугами, на остальной территории округа должны появиться современная производственная, транспортная и социальная инфраструктура. При этом развитые в эконо мическом отношении районы региона будут использоваться как базовые для освоения ресур сов северных территорий, выполняя по отношению к ним транспортно-логистические, соци альные и другие функции.

Реализация данного сценария предполагает поэтапное достижение следующих пока зателей.

В нефтегазовом комплексе уровень добычи природного газа должен достигнуть к 2020 году – 750-780 млрд. м3 / год и удерживаться до 2030 г.

Развитие добычи нефти и газового конденсата, к 2020 году должно достигнуть уровня суммарной добычи в 70-75 млн т и поддерживать его до 2030 г. Должно произойти внедре ние новейших прогрессивных технологий добычи природного газа, газового конденсата, а также нефти и попутного газа.

Развитие трубопроводной инфраструктуры должно достигнуть тех масштабов, а так же направлений, чтобы обеспечить транспортировку прогнозируемых объемов добытых уг леводородов и их продуктов.

М.С. Лысцев. Особенности развития Ямало–Ненецкого автономного округа в контексте взаимодействия российских политических и экономических элит. С. 37-44.

Основные приоритеты развития экономики ЯНАО до 2020 года в сфере развития дру гих отраслей ТЭКа связаны с:

увеличением финансирования проведения геологоразведочных работ, с целью расшире ния минерально-сырьевых баз юго-западных рудных районов и выявления новых районов в рамках различных проектов;

геолого-экономической оценкой месторождений нераспределенного фонда с целью их ввода в освоение;

созданием горнопромышленного района в районе города Харпа, для освоения местных горнорудных месторождений и обеспечения сырьем предприятий западного и южного Урала и страны в целом.

Основные приоритеты развития энергетического сектора экономики региона на пери од до 2030 года связаны со следующими стратегическими направлениями развития. В секто ре центрального электроснабжения потребителей для обеспечения его работоспособности и повышения уровня надежности в условиях роста потребления энергии необходимо:

развитие системообразующих и распределительных электросетей ОАО «Тюменьэнерго»;

расширение сектора централизованного энергоснабжения за счет присоединения нового энергорайона Харп - Лабытнанги - Салехард и строительства ЛЭП Надым – Салехард;

развитие различных альтернативных источников энергии в экономически обоснованных масштабах.

В железнодорожном секторе экономики до 2020 года должно будет произойти расши рение сети железнодорожных магистралей. В результате её реализации будут освоены новые нефтегазовые месторождения в северных районах, а новые территории станут более доступ ными и инвестиционо привлекательными. К главным приоритетным объектам относятся строительство следующих линий: Коротчаево – Русское – Заполярная, Обская – Полуночное, Обская – Салехард – Надым, Обская – Бованенково, Новый Порт – Паюта.

В автодорожном секторе экономики ЯНАО до 2020 года должна быть создана дорож ная сеть для обеспечения развития основных точек экономического роста, включая полное освоение северных территорий и разработку новых месторождений полезных ископаемых.

Использование речных водных путей позволит ускорить процесс освоения труднодо ступных отдаленных для других видов транспорта районов округа. В этой связи целесооб разно, во-первых, восстановить, а, во-вторых, увеличить их протяженность. Таким образом, к основным направлениям развития внутреннего речного водного транспорта относятся:

обеспечение постоянного судоходства в местном секторе Обь-Иртышского бассейна, включая модернизацию и обновление речного флота;

обновление и дальнейшее развитие системы обслуживания экспедиций, транспорта и тер минального хозяйства в пунктах их взаимодействия в городах и портах округа и ближай ших соседей (ХМАО–Югра, Тюменская область): Салехард, Ханты-Мансийск, Тюмень, Надым, Серегино, Новый Уренгой, Нижневартовск, Нефтеюганск и Сургут.

Для обеспечения социальных авиационных пассажирских перевозок необходимо раз витие крупного узлового аэропорта Новый Уренгой, а также аэропортов в Салехарде, Надым, Ноябрьске, Ямбурге, Красноселькупе, Тольке и других городах, расширение аэровокзальных комплексов, а также модернизация или замена старых объектов, обеспечивающих безопас ность полетов, на новые.

Представляется крайне перспективным создание в экономике округа нового кластера вокруг традиционных отраслей хозяйствования коренных малочисленных народов ненцев, хантов и селькупов на основе производства, переработки продукции рыболовства и олене водства и дальнейшей реализации произведенных товаров. Развивая данный кластер, можно будет осуществить структурные изменения в других секторах экономики, например, в агро промышленном комплексе. В результате осуществления этих мероприятий можно будет по высить конкурентоспособность разных видов деятельности местных народов. Кроме этого, в Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

случае дальнейшего развития данного компонента экономики, можно будет совместить его деятельность с туристическим кластером, что впоследствии поможет диверсификации эко номики.

Необходимо принять и в дальнейшем реализовать на местном уровне систему мер, ко торая будет стимулировать внедрение в различные сектора экономики инновационных тех нологий. В результате принятия этого комплекса мер должно произойти повышение степени извлекаемости ресурсов, а также экологической безопасности при разработке новых место рождений.

Таким образом, Ямало-Ненецкий автономный округ в настоящее время стоит перед двумя вариантами развития. В зависимости от выбора направления развития региона мест ными и федеральными элитами будет строиться дальнейшая политика государства в Аркти ческом геополитическом регионе. Развитие нефтегазодобычи останется центральным направлением экономики ЯНАО. Однако в случае развития экономики округа по инноваци онному сценарию может возникнуть вариант развития не только традиционного нефтегазо добывающего сектора, но и других секторов экономики. Например, реализация проектов строительства объектов транспортной инфраструктуры создаст базу для освоения нефтегазо вых месторождений в новых районах на севере округа, на шельфе Карского моря, обеспечит выход на Гыданский полуостров. В среднесрочной перспективе на востоке округа возможно формирование совместного с Красноярским краем Нижнеенисейского нефтегазового ком плекса. В случае реализации данного проекта в структуре экономики появится новая отрасль – строительный комплекс, что в дальнейшем позволит увеличить объемы инвестиций. Разви тие транспортной и производственной инфраструктуры позволит сформировать на террито рии округа территории опережающего роста. В этих условиях крупные города региона, кото рые располагают уже сейчас развитой инфраструктурой, будут играть роль центров освоения природных ресурсов севера, выполняя, в том числе, сервисные и транспортно-логистические функции.

Библиографический список 1. Герасимова, Т. Газовый локомотив России [Текст] / Т. Герасимова // Коммерсант-Власть. 2011.

№49. С.72-73.

2. Шишкин, М. Спасение с Севера [Текст]/ М. Шишкин // Коммерсант-Власть. 2011. №49. С.74.

3. Стратегия развития арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://narfu.ru/development_program/Stategy_arctic.pdf (Дата обращения 02.01.2013).

4. Разинцева А. Стоит ли России спешить с освоением арктического шельфа [Электронный ре сурс]. – Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/library/news/9693221/ostorozhno_arktika (Дата обращения 02.01.2013).

Л.В. Булдырева. Николай Павлович Геркен – директор Александровского дворянского банка в Нижнем Новгороде. С. 45-51.

III СТРАНИЦЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ИСТОРИИ УДК Л.В. Булдырева НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ГЕРКЕН – ДИРЕКТОР АЛЕКСАНДРОВСКОГО ДВОРЯНСКОГО БАНКА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ ЛИТЕРАТУРНО–МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИМ. Н.А. ДОБРОЛЮБОВА Предметом настоящей статьи является исследование деталей биографии незаурядного чело века – директора Александровского дворянского банка Николая Павловича Геркена, раскрывающее малоизученные аспекты истории Нижегородской губернии XIX века. На основе анализа не публико вавшихся ранее архивных материалов воссоздаётся целостная картина образа жизни губернского дворянства, его смысловых доминант и ценностных ориентиров.

Ключевые слова: Николай Павлович Геркен, Нижегородская губерния, XIX век, дворянство, дворянский банк, государственная служба.

В 2013 году отмечается 100 лет со дня приезда в Нижний Новгород императора Нико лая II с семьей в связи с празднованием 300-летия царствования дома Романовых. Среди тех, кто принимал активное участие в устройстве приема Высочайших Особ в доме Дворянства 17 мая 1913 года, был Николай Павлович Геркен.

В Центральном архиве Нижегородской области хранится «Формулярный список о службе Директора Правления Нижегородского Александровского Дворянского Банка от ставного поручика Николая Павловича Геркена». Н.П. Геркен, чудом уцелевший в годы ре волюции и гражданской войны, был директором Дворянского банка с 29 февраля 1912 года по 4 апреля 1918 года. «За отлично-усердную службу и особые труды по гражданскому ве домству» он был награжден орденами Св. Станислава 2-й степени, Св. Анны 2-й и 3-й степе ней, двумя серебряными и бронзовой медалями. Судя по документам, хранящимся в област ном архиве, а также личном архиве правнука Н.П. Геркена — Малинина А.А., Николай Пав лович был незаурядной личностью, заслуживающей уважения и внимания потомков.

Биография Н.П. Геркена нуждается в изучении, так как в течение ряда десятилетий, в один из наиболее ярких и драматичных периодов в истории нашей страны он находился в центре общественной жизни Нижнего Новгорода. Среди друзей и добрых знакомых Николая Павловича Геркена были: Нижегородский Губернский Предводитель Дворянства Михаил Сергеевич фон-Брин, председатель Нижегородской Губернской Земской Управы Павел Ар кадьевич Демидов, член Нижегородского Губернского Присутствия Михаил Алексеевич Ер молов, Нижегородский Городской Голова Дмитрий Васильевич Сироткин, председатель Правления Нижегородского Александровского Дворянского банка Семен Николаевич Зенен ко, директор Дворянского банка с 1901 года Андрей Петрович Михайлов и др. Жена Н.П. Геркена — Надежда Федоровна Геркен — содержала одну из лучших в Нижнем Новго роде частных женских гимназий.

Николай Павлович Геркен был трудолюбив, энергичен, дружелюбен. Именно эти ка чества и природный оптимизм помогли ему и его семье выжить в переломный момент в ис тории нашей Родины и найти свое место в новом обществе.

Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

Родился Николай Павлович Геркен 1 апреля 1858 года в семье потомственных дворян Васильского уезда Нижегородской губернии [1, л.27]. Род Геркенов был утвержден в дво рянском достоинстве 11 апреля 1850 года и внесен в дворянскую родословную книгу Ниже городской губернии 31 декабря 1851 года (по Княгининскому и Васильскому уезду) [2]. Вме сте с сестрами Ольгой, Елизаветой и Варварой Николай Павлович владел в Васильском уезде «291 дес. земли и при с. Качаловка 193 дес.». У родителей в Курмышском уезде Симбирской губернии было «260 дес. земли и в Спасском уезде Казанской губернии 1862 дес.» [3, л.27].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.