авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК СЕКЦИЯ ЭКОНОМИКИ «РОССИЯ В XXI ВЕКЕ: ГЛОБАЛЬНЫЕ ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ» Пленарные доклады ...»

-- [ Страница 7 ] --

Результативные формы взаимодействия развиваются между ФСКН России и Комиссией правоохранительных органов стран Центральной Америки, Карибского бассейна, Мексики и Колумбии (ЦАИС). В частности, это совместные операции по пресечению незаконного оборота наркотиков. Так, в ходе одной из них был ликвидирован крупнейший в Никарагуа международный наркокартель, осуществлявший поставки наркотиков из Колумбии через территории Панамы, Коста-Рики, Никарагуа, Гондураса и Гватемалы в США, Западную Европу и Россию. Одним из направлений сотрудничества является подготовка наркополицейских. При финансовой поддержке Российской Федерации в Никарагуа осуществляется строительство Учебного центра подготовки наркополицейских стран – членов ЦАИС. Сотрудниками ФСКН России проводятся циклы курсов по обучению наркополицейских стран региона.

На ближайшую перспективу актуальными будут оставаться четыре базовых направления сотрудничества России и государств Латинской Америки в антинаркотической сфере:

планирование и проведение совместных стратегических операций по пресечению трафика наркотиков. Для решения этих стандартных полицейских задач заинтересованные стороны предварительно согласовывают форматы совместных операций, организуют «горячие линии» между соответствующими службами государств;

подготовка кадров, прежде всего, обучение наркополицейских, для чего планируется расширение сети курсов, проводимых специалистами ФСКН России;

выработка совместной антинаркотической политики и отстаивание единых позиций на ведущих международных площадках, прежде всего, ООН и организаций этой международной структуры;

организация социальной реабилитации наркопотребителей, как важнейшая мера по декриминализации общества.

Последнее направление является относительно новым, поскольку обычно наркопотребителями занимается медицина. Однако в настоящее время становится очевидным, что проблема наркомании является, по преимуществу, социально-экономической и предельно криминализованной, поэтому включение правоохранительных органов в эту работу позволяет достигать значимых результатов в национальном масштабе. Высокой результативности работы по данному направлению в немалой степени способствует обмен опытом с зарубежными коллегами.

Усилению взаимовыгодных связей государств в сфере антинаркотической деятельности способствуют также международные форумы, рабочие встречи, конференции и другие подобные мероприятия специализированных ведомств, занятых борьбой с незаконным оборотом наркотиков. Так, например, Россия была избрана местом проведения юбилейной ХХХ Международной конференции специализированных антинаркотических полицейских органов и спецслужб (IDEC-ХХХ) в июне 2013 года с участием делегаций 140 государств мира.

Результативными формами международного взаимодействия в сфере борьбы с наркотиками является участие общественных организаций России в различных проектах, реализуемых Управлением ООН по наркотикам и преступности. Считаем целесообразным участие российского молодежного волонтерского антинаркотического движения в глобальной программе предупреждения наркопотребления (проект УНП ООН «Молодежная инициатива»). Главной целью программы является создание под эгидой ООН широкого молодежного движения против наркотиков и сосредоточение усилий на поиске и объединении в глобальную сеть групп молодежи, выступающих за мир без наркотиков.

С учетом меняющейся глобальной обстановки в последние годы меняются формы и характер международного взаимодействия в сфере антинаркотической деятельности, качественно трансформируется роль наркополицейских. Новая миссия наркополицейских определяется на современном этапе пятью главными измерениями: антикриминальное;

международно-правовое;

социально гуманитарное;

финансово-экономическое;

организация альтернативного развития [3].

Антикриминальное измерение связано с решением приоритетной задачи подрыва инфраструктуры наркобизнеса и ликвидации транснациональных каналов поставки наркотиков. Стандартным инструментом этой работы становятся стратегические трансграничные операции, успех которых зависит от степени сотрудничества между компетентными органами всех участвующих государств. Следует отметить, что противодействие наркобизнесу смыкается в последнее время с противодействием преступным группировкам. Современные трансграничные антинаркотические операции направлены против преступных сообществ, которые в странах транзита трансформируются в парамилитарные группировки, руководители которых стремятся к политической субъектности и являются мощным фактором дестабилизации ситуации в этих странах.

Международно-правовое измерение связано с оценкой масштабов мирового производства и распространения героина и кокаина и связанных с этим негативных последствий. Основная цель при этом – не допустить легализации любых наркотиков, обеспечить защиту и реализацию конвенций ООН по борьбе с наркотиками.

Социально-гуманитарное измерение предполагает участие антинаркотических служб в предупреждении наркопотребления, обеспечение декриминализации молодежной среды посредством специальных программ реабилитации и ресоциализации наркопотребителей. В рамках данного направления деятельности имеется огромный потенциал по подрыву конечного спроса на наркотики с помощью самих наркопотребителей. Кроме того обеспечивается восстановление экономической активности и связи бывших наркопотребителей с социумом, что содействует социальному развитию в целом.

Финансово-экономическое измерение связано с необходимостью подрыва и уничтожения финансовой базы наркопреступности, пресечения возможности отмывания наркодоходов посредством легальных кредитных учреждений, что содействует оздоровлению мировой финансовой системы и снижает риски глобальных финансовых потрясений.

Организация альтернативного развития – это тоже важное направление деятельности наркополицейских. Реализация силовых методов должна сопровождаться трансформацией социальной базы наркопроизводства в процессе альтернативного развития, замещающего наркоэкономику.

Таким образом, предлагаемый формат «5D» позволяет разрабатывать и использовать новые формы, методы и инструменты в рамках совместной антинаркотической деятельности.

Литература.

1. Иванов, В.П. Афганский наркоузел [Текст] / В.П. Иванов. – М.: CVG-art, 2010. – 208 с.

2. Выступление председателя КСОПН государств–членов ОДКБ, директора ФСКН России В.П. Иванова на тринадцатом заседании Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности (2 июля 2013 г., г.

Москва). URL: http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/ speeches_fskn/ 2013/0702/133925073 /detail.shtml.

3. Доклад директора ФСКН России, председателя IDEC-XXX В.П. Иванова на XXX Международной конференции правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, Москва, 5 июня 2013 года.

URL: http://www. fskn.gov.ru /includes/periodics/speeches_fskn/2013/0605/140424482/detail.shtml.

ЭВОЛЮЦИЯ РОССИЙСКОГО СТРАХОВОГО РЫНКА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Саркисов С.Э. - к.э.н., президент холдинга «РЕСО-Группа»

Сформировавшийся к настоящему времени российский страховой рынок является результатом развития отечественного страхового бизнеса за последние десять-двенадцать лет. Именно в эти годы были приняты и затем с различной периодичностью обновлялись основные нормативные документы, регулирующие деятельность по страхованию, происходили процессы слияний и поглощений в среде страховых организаций, распространялся и адаптировался к российским условиям зарубежный опыт страховой деятельности. Безусловно, определяющее влияние на становление и развитие российского страхового рынка оказали все те явления и процессы, которыми отмечено социально экономическое развитие России в период с 2000-2012 гг., включая период динамичного экономического роста в начале нынешнего века, глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 гг., современный этап неоднородного посткризисного развития.

Динамичные процессы первоначального развития и становления страхования в России пришлись на 1990-е годы, когда рост страхового рынка был обусловлен в основном необходимостью легального ухода от налогов. При выборе страховой компании для российского крупного бизнеса главным было то, чтобы средства не покидали родственную финансовую группу. Вопросы надежности страховой защиты рисков отходили на второй план, население также не предъявляло спроса на страховые услуги в условиях общей экономической нестабильности и крайне низких доходов большинства граждан страны. С начала 2000-х годов ситуация стала заметно меняться. Российский бизнес все в большей степени ориентируется на западные образцы, приобретает стратегическую направленность, приходит к пониманию необходимости реальной страховой защиты рисков, угрожающих бизнесу. С ростом благосостояния страховые услуги становятся все более востребованными со стороны населения. В этих условиях повышаются требования к страховым компаниям, и постепенно структура рынка, показатели убыточности и концентрации все больше приближаются к параметрам, характерным для рынков восточноевропейских стран. Для периода начала 2000-х годов была характерна ситуация, когда российский страховой рынок отставал от восточноевропейского примерно в такой же степени, в какой страхование в странах Восточной Европы отставало по уровню развития от западных страховых рынков. Подтверждением этому выступает сравнение таких показателей, как сбор страховых премий, доля страховой премии в ВВП, размер премии на душу населения (табл. 1).

Таблица Основные показатели развития страхования в странах Европы в 2002 г. [1].

Сбор страховой Доля страховой Размер премии на Страна премии, премии в ВВП, % душу населения, млн долл. США долл. США Великобритания 236682 14,8 Германия 135771 6,8 Франция 125059 8,6 Италия 84059 7,0 Испания 44255 6,8 Нидерланды 39757 9,5 Швейцария 35835 13,4 Бельгия 23877 8,4 Ирландия 18912 8,6 Швеция 15945 6,6 Дания 13049 7,5 Австрия 11910 5,8 Финляндия 11803 9,0 Россия 9584 2,8 Норвегия 9409 4,5 Португалия 8034 6,6 Люксембург 6067 4,0 Польша 5581 3,0 Европа 851802 8,1 Как видно по данным табл. 1, отставание России от лидеров по всем показателям очень существенно. По объему сбора страховой премии российские страховщики занимают лишь 14 место в Европе. При этом отставание по объемному показателю составляет 25 раз по сравнению с Великобританией, 14 раз по сравнению с Германией. Доля страховой премии в российском ВВП также самая низкая – 2,8%. Кроме того, в России самая низкая величина показателя страховой премии на душу населения – 67 долл. США.

Вместе с тем наблюдается увеличение доли России в общеевропейском объемном показателе сбора страховой премии. Если в 1994 г. в сборе страховой премии в абсолютном размере на долю России приходилось 0,27%, в 1998 г. – 0,62%, то в 2002 г. – уже 1,1%. Возрастание роли России на европейском страховом рынке объясняется высокими темпами развития страховых операций. Сбор страховой премии за период с 1994 по 2002 гг. увеличился в раз и превысил в 2002 г. 300 млрд руб. (табл. 2).

Таблица Динамика общего сбора страховой премии в России за 1994-2002 гг. [1].

Годы Объем сбора страховой Ежегодный рост Рост в премии долларовом выражении млрд руб. млрд долл. в рублевом в к 1994 г.

США выражении долларовом (раз) (раз) выражении (раз) 1994 7,5 2,1 - - 1995 23,2 5,0 3,1 2,4 2, 1996 29,1 5,2 1,3 1,04 2, 1997 36,4 6,1 1,3 1,2 2, 1998 43,1 2,1 1,2 0,3 1, 1999 96,6 3,6 2,2 1,7 1, 2000 171,0 6,1 1,8 1,7 2, 2001 276,6 9,2 1,6 1,5 4, 2002 300,4 9,6 1,1 1,04 4, За рассматриваемый период наблюдалось два пика в объеме сбора страховой премии – в 1995 г. и 1999 г. В 1995 г. объем премии утроился, что было связано со стремительным ростом числа страховщиков и развитием обязательного страхования. В 1999 г. поступления страховых взносов удвоились вследствие повышения стоимости объектов страхования и тарифов в результате финансового кризиса 1998 г. Значительный рост страховых премий отмечен также в 2000 и 2001 гг.: на 77% и 62% соответственно, затем в 2002 г.

увеличение страховых премий по сравнению с предыдущим годом составило всего 8,6% (табл. 2).

Важным показателем развития страхования является доля страховой премии в ВВП. Этот показатель у России в начале 2000-х годов почти в 3 раза уступает среднему европейскому, однако доля страховой премии в ВВП в России демонстрировала в те годы тенденцию к росту (табл. 3).

Таблица Отношение полученной страховой премии к ВВП, %. [1-2] 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 1,23 1,50 1,36 1,44 1,57 2,03 2,42 3,06 2, Начиная с 2005 г., происходит стабильное сокращение числа страховых организаций (рис. 1), что, с одной стороны, свидетельствует о консолидации рынка, а с другой стороны, является результатом ужесточения требований к деятельности страховщиков (например, с 01 января 2012 г. компании обязали в четыре раза увеличить размер минимального уставного капитала). По данным Федеральной службы по финансовым рынкам РФ (ФСФР), в едином государственном реестре субъектов страхового дела на начало 2013 года зарегистрированы 469 страховщиков, из них 458 – это страховые организации и 11 – общества взаимного страхования [3]. Только за 2012 год произошло сокращение числа действующих страховых организаций на 19,9% или на компаний, а в целом за восемь лет количество страховых компаний уменьшилось более чем в два раза – с 1075 до 458 (рис. 1). Несмотря на отзыв лицензий у страховых брокеров, до 2011 года их количество ежегодно росло на 9-14%, и только за 2012 год их количество снизилось на 5% – до 172 [3].

Однако снижение количества страховых организаций в течение всего рассматриваемого периода, в том числе в кризисные 2008-2009 гг., не сопровождается падением совокупных страховых премий и страховых выплат (рис. 2). После 2009 года спрос на страховые услуги стал постепенно восстанавливаться. Если в 2009 году прирост страховых премий по всем видам страхования составил 2,7%, то в 2010 году – уже 6,8%;

прирост страховых выплат в 2010 году составил 4,7%, и хотя это ниже, чем в докризисные годы, тем не менее, по общей совокупности всех видов страхования прослеживается общая позитивная динамика (рис. 2).

800 400 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Рис. 1. Количество страховых компаний, ед. [4].

Доля страховых премий (по всем видам страхования) в ВВП на протяжении последних лет остается относительно стабильной на уровне 2,30 2,32%, при этом доля премий по видам страхования, кроме обязательного медицинского страхования (ОМС), в ВВП постепенно снижалась и в 2010 г.

достигла 1,24% (рис. 3).

75% 74% 80% 66% 978 70% 62% 58% 56% 771 60% 776 50% 600 40% 353 30% 400 20% 10% 0 0% 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

Страховые премии Страховые выплаты Коэффициент выплат Рис.2. Динамика страховых премий, страховых выплат и коэффициента выплат (по всем видам страхования) в 2005-2010 гг.[5].

В течение 2011-2012 гг. значения этих показателей практически не изменились и сохранились на уровне 2010 года: в 2011 году доля страховых премий без ОМС составила 1,22% ВВП;

в 2012 году доля страховых сборов в ВВП немного увеличилась и достигла 1,3%.

Однако, несмотря на некоторый рост доли страховых премий в структуре ВВП, по этому показателю Россия значительно уступает другим развитым странам. Так, в США доля страховых премий по отношению к ВВП составляет 8,02%;

во Франции и Японии – 10,70 и 10,28% соответственно;

в Нидерландах – 13,11%;

в Германии – 7,09% (рис. 1.4), что можно рассматривать как свидетельство значительного потенциала российского страхового рынка.

2,52% 2,6% 2,33% 2,32% 2,30% 2,29% 2,27% 2,4% 2,2% 2,0% 1,8% 1,64% 1,51% 1,46% 1,6% 1,34% 1,33% 1,4% 1,24% 1,2% 1,0% 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

Страховые премии по отношению к ВВП Страховые премии (кроме ОМС) по отношению к ВВП Рис. 3. Доля страховых премий в процентах к ВВП в 2005-2010 гг. [5].

Нидерланды 13,11% Великобритания 11,86% Франция 10,70% Япония 10,28% Италия 8,14% США 8,02% Германия 7,09% Испания 5,24% Россия 2,32% 0,00% 2,00% 4,00% 6,00% 8,00% 10,00% 12,00% 14,00% Рис. 4. Доля страховых премий в процентах к ВВП в 2010-2012 гг. [6-7].

Соответствующее отставание России от развитых стран наблюдается по абсолютным показателям сбора страховых взносов. Совокупный размер страховых премий по всем видам страхования российских страховых компаний в 28 раз меньше, чем в США;

в 7 раз меньше, чем в Великобритании и Франции;

в 5,6 раза меньше, чем в Германии;

в 1,7 раза меньше, чем в Испании (рис. 5).

Приведенные данные по межстрановым сопоставлениям можно рассматривать как свидетельство недостаточного использования возможностей российского страхования для экономического роста страны, в частности, слабое использование инвестиционного потенциала страховых компаний для решения стратегических задач социально-экономического развития.

300242 283227 102280 72072 Рис. 5. Совокупная страховая премия в 2010 г., млн. долл. США. [7].

Совокупный размер страховых премий по всем видам страхования является, безусловно, важным параметром, характеризующим масштабы рынка. Но при этом следует учитывать такую особенность российского страхового рынка, как значительная доля страховых взносов по обязательному медицинскому страхованию, являющемуся нерыночным, в совокупной страховой премии. В последние годы доля ОМС практически не меняется и соответствует уровню 2010 года – 47% совокупной страховой премии [5].

Поэтому статистика и аналитические расчеты, в том числе по структуре рынка, приводятся без учета ОМС с соответствующей оговоркой.

Динамика объема российского страхового рынка (без ОМС) за период 2005-2012 гг. представлена на рис. 6.

555 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Рис. 6. Динамика совокупной страховой премии (без ОМС) за 2005-2012 гг., млрд руб. [8].

По итогам 2012 года объем российского страхового рынка достиг 809 млрд рублей, рост по сравнению с 2011 годом составил 21,7%, это наибольший по размеру прирост за последние 9 лет (рис. 7).

21,70% 25,00% 19,50% 20,00% 19,20% 16,20% 15,00% 14,20% 10,00% 8,60% 5,00% 0,00% 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 -5,00% -6,50% -7,50% -10,00% Рис. 7. Годовые темпы прироста страховых взносов (без ОМС) [8].

Объем рынка входящего перестрахования в 2012 году составил 42,3 млрд рублей (рис. 8). Данная сфера страховой деятельности после предыдущих семи лет депрессивного состояния в 2012 году продемонстрировала положительные темпы прироста премий – 21,5% (рис. 9).

87, 63, 53, 43 42, 34,9 34, 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Рис. 8. Динамика перестраховочной премии (входящее перестрахование) млрд. руб. [8].

30,00% 21,50% 20,00% 10,00% 0,00% -0,20% 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 -10,00% -15,70% -15,40% -18,80% -19,80% -20,00% -19,50% -21,50% -30,00% Рис.9. Темпы прироста перестраховочной премии, в процентах к предыдущему году [8].

При характеристике страхового рынка 2012 года нельзя не отметить, что впервые за несколько последних лет темпы прироста страховой премии (без учета ОМС) оказались выше темпов прироста номинального ВВП (рис. 10). В результате доля страховых взносов в ВВП в 2012 году составила 1,30%, хотя это ниже уровня 2009 года (1,32%).

30% 24,40% 23,60% 22,70% 24,10% 21,50% 20% 14,70% 19,50% 19,20% 16,20% 14,20% 14,20% 10% 8,60% 0% 2006 2007 2008 2009 2010 2011 -7,50% -6,00% -10% ВВП Рис.10. Годовые темпы прироста ВВП и страховых премий (без ОМС), в процентах [8-10].

Рост страхового рынка в 2012 году превысил также рост объемов банковского кредитования. В целом за 2012 год совокупный ссудный портфель российских банков вырос на 18,3% [11], а прирост страховой премии составил 21,5%;

в 2011 году прирост страхового рынка составил 19,2%, и это было ниже прироста банковского кредитования в размере 29,6% [11].

Таким образом, итоги 2012 года показали, что рост объемных параметров страхового рынка происходил на фоне замедления развития других сегментов финансового рынка, при общем замедлении темпов экономического роста (табл. 4). В определенной степени это может свидетельствовать об ухудшении качества роста страхового рынка в связи со значительным влиянием конъюнктурных и субъективных факторов, а также о недостаточной интеграции страховой отрасли в общеэкономическое национальное пространство.

Таблица Динамика основных социально-экономических показателей России за 2007-2012 гг. (в процентах к предыдущему году) [12] Показатели 2007 2008 2009 2010 Валовой внутренний продукт 108,5 105,2 92,2 104,5 104,3 103, Расходы на конечное 111,2 108,6 96,1 103,5 104,8 104, потребление Валовое накопление 122,0 110,5 59,0 128,5 122,6 106, Промышленное производство 106,8 100,6 90,7 108,2 104,7 102, Продукция сельского хозяйства 103,3 110,8 104,4 88,7 123,0 95, Розничный товарооборот 116,1 113,7 94,9 106,5 107,1 106, Сальдированный финансовый результат в экономике 111,8 69,1 124,1 144,1 114,2 109, (прибыль минус убыток) Инвестиции в основной капитал 123,8 109,5 86,5 106,3 110,8 106, Среднегодовая численность 100,0 100,7 98,5 100,2 100,2 100, занятых в экономике Среднегодовая численность 86,1 103,9 133,8 88,2 88,8 83, безработных Реальные располагаемые 112,1 102,4 103,0 105,9 100,5 104, доходы населения В табл. 5 представлены общие сведения о страховых премиях и выплатах за 2012 год по уточненным данным на 18 апреля 2013 года, рассчитанные без учета премий по обязательному медицинскому страхованию.

Таблица Общие сведения о страховых премиях и выплатах за 2012 год [13] Виды страхования Страховые премии Страховые выплаты млрд в%к в%к млрд в%к в % к руб. общей 2011 г руб общей г сумме сумме 1. Страхование жизни 52,88 6,5 151,1 13,35 3,6 172, 2. Личное 183,97 22,6 124,7 92,35 24,9 112, страхование (без страхования жизни) 3. Страхование 375,71 46,3 112,2 181,6 49,0 123, имущества 4. Страхование 30,03 3,7 108,3 5,35 1,4 145, гражданской ответственности 5. Страхование 19,66 2,4 159,1 2,04 0,6 135, предпринимательских и финансовых рисков ИТОГО по 662,25 81,5 118,8 294,69 79,5 121, добровольным видам страхования 6. Обязательное 121,44 14,9 117,1 64,13 17,3 113, страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО) 7. Обязательное 28,78 3,6 381,7 11,96 3,2 184, страхование (кроме ОМС и ОСАГО) ИТОГО по 150,22 18,5 135,0 76,09 20,5 120, обязательным видам страхования (кроме ОМС) ВСЕГО 812,47 100,0 121,5 370,78 100,0 121, В общей сумме страховых премий 81,5% приходится на добровольные виды страхования и 18,5% на обязательные виды страхования (кроме ОМС).

При этом наибольший удельный вес – 46,3% приходится на имущественное страхование (рис. 11).

страхование имущества;

46,30% ОСАГО;

14,90% страхование страхование жизни;

6,50% предпринимате личное льских рисков;

страхование;

2,40% 22,60% страхование обязательное гражданской страхование ответственност (кроме ОМС и и;

3,70% ОСАГО);

3,60% Рис. 11. Структура страхового рынка по видам страхования в 2012 г. по доле в совокупной страховой премии, в процентах.

Сравнение структуры совокупной премии по видам страхования в году (рис. 11) и за период 2008-2010 гг. (рис. 12) показывает, что доля страхования имущества снизилась с 53-57% до 43,6% в 2012 г., хотя этот вид страхования по-прежнему занимает основное место в страховых сборах.

2010 4% 21% 53% 5% 16% 2009 3% 20% 53% 5% 17% 2008 4% 20% 57% 4% 14% 0% 20% 40% 60% 80% 100% страхование жизни личное страхование имущественное страхование страхование ответственности обязательное страхование (кроме ОМС и ОСАГО) ОСАГО Рис. 12. Структура совокупной страховой премии за 2008-2010 гг. по видам страхования (кроме ОМС) [8] В 2012 году несколько вырос сегмент личного страхования – с 20-21% в 2008-2010 гг. до 22,6%. Отмечается относительное снижение доли ОСАГО:

если в 2009-2010 гг. это вид страхования приносил 16-17% совокупной страховой премии, то в 2012 году доля ОСАГО уменьшилась до 14,9%.

В 2012 году до 6,5% повысилась доля страхования жизни с 3-4% в 2008 2010 гг. Также с 1-2% в 2008-2010 гг. повысилась доля обязательного страхования (кроме ОМС и ОСАГО) и достигла уровня 3,6% в 2012 году, что можно связать с введением в 2012 году обязательного страхования опасных производственных объектов. При этом произошло снижение страхования гражданской ответственности – с 5% в 2009-2010 гг. до 3,7% в 2012 г.

Таким образом, структурные изменения страхового рынка по видам страхования в течение последних пяти-семи лет не носят кардинального характера, по-прежнему основную долю страховых премий компании собирают по договорам страхования имущества, хотя по итогам 2012 года отмечено снижение удельного веса данного вида страхования в совокупной страховой премии. Появляются новые виды страхования, как, например, страхование строительно-монтажных работ и страхование опасных производственных объектов, которые носят обязательный характер, а также страхование предпринимательских и финансовых рисков.

В целом структурные изменения страхового рынка по видам страхования за 2010-2012 гг. отражают данные табл. 6, где представлено распределение основных видов страхования по их значимости в совокупном приросте страховой премии каждого года.

Таблица Изменение значимости основных видов страхования в приросте страховой премии в 2010-2012 гг. [8].

Место 2010 г 2011 г 2012 г по Вид При- Вид При- Вид страхования При значи- страхования рост, страхования рост, рост, мости млрд млрд млрд руб. руб. руб.

Добровольное Страхование Страхование 11 25 медицинское автокаско автокаско страхование (ДМС) Страхование от Страхование от Страхование от 9 13 несчастных несчастных несчастных случаев случаев случаев Страхование Страхование Страхование 7 12 жизни жизни жизни ОСАГО ОСАГО ОСАГО 6 12 Страхование ДМС Обязательное 3 9 строительно- личное мон- страхование тажных рисков Страхование Страхование ДМС 3 7 грузов строительно монтажных рисков Страхование Страхование Обязательное 2 6 имущества сельскохозяйст- страхование юридических венных рисков опасных лиц от огневых производственных и иных рисков объектов (ОС ОПО) Как видно по данным табл. 6, такие виды страхования, как страхование от несчастных случаев, страхование жизни и ОСАГО, стабильно занимают в течение всех трех лет 2, 3 и 4 места соответственно по обеспечению прироста совокупной страховой премии. При этом абсолютные размеры прироста страховых сборов по данным видам страхования так же стабильно растут из года в год. Так, прирост премии по страхованию от несчастных случаев составил в 2010 г. 9 млрд руб., в 2011 г. вырос на 44% до 13 млрд руб., а в году увеличился до 25 млрд руб., то есть почти в два раза по сравнению с годом.

Прирост премии по страхованию жизни увеличился с 7 млрд руб. в 2010 г.

до 19 млрд руб. в 2012 г., или в 2,7 раза. Прирост страховых сборов по ОСАГО вырос с 2010 г. по 2012 г. в три раза: с 6 до 18 млрд руб.

В 2010 году первое место по приросту страховой премии занимал сектор добровольного медицинского страхования (прирост за 2010 год – 11 млрд руб.);

в 2011 ДМС переместилось на пятое место с приростом страховой премии млрд руб.;

в 2012 г. прирост премии по добровольному медицинскому страхованию составил 11 млрд руб., и это – шестое место среди других видов страхования.

Наибольший прирост страховых сборов компаниям в 2011 и 2012 гг.

обеспечило страхование автокаско – 25 и 31 млрд руб. соответственно.

Среди других видов страхования в течение 2010-2012 гг. прирост совокупной страховой премии обеспечивали также страхование строительно монтажных рисков, страхование грузов, страхование имущества юридических лиц от огневых и иных рисков, страхование сельскохозяйственных рисков, страхование опасных производственных объектов.

В целом, по итогам 2012 года наибольший вклад в рост взносов обеспечило страхование автокаско (прирост 31 млрд. руб.), а также страхование от несчастных случаев и страхование жизни, которые в сумме обеспечили прирост в размере 44 млрд руб., причем их суммарный вклад существенно вырос по сравнению с 2011 годом, когда прирост премии по этим двум видам страхования составил 25 млрд рублей (табл. 6).

Другие виды страхования имущества, помимо страхования автокаско, обеспечили в 2012 году незначительный прирост совокупной страховой премии – около 11 млрд руб., в том числе: страхование имущества граждан, страхование имущества юридических лиц от огневых и иных рисков, страхование строительно-монтажных рисков, страхование космических рисков.

Прирост совокупной страховой премии за счет страховых взносов по обязательным видам страхования в 2012 г. в сумме 39 млрд руб. был обеспечен за счет ОСАГО (в основном в связи с изменением поправочных коэффициентов), обязательного личного страхования (преимущественно за счет изменения порядка расчета страховых выплат), а также нового вида страхования – ОС ОПО (обязательного страхования опасных производственных объектов).

Наиболее высокие темпы прироста страховых взносов в 2012 году отмечаются по страхованию финансовых и предпринимательских рисков (63,5%), страхованию жизни (54,6%) и страхованию от несчастных случаев (54,1%), то есть по тем видам страхования, которые в той или иной степени связаны с банковским кредитованием. В целом по этой объединенной группе прирост страховой премии составил 56,0%;

темпы прироста взносов по автострахованию составили 18,2%;

взносы по прочим видам страхования выросли лишь на 14,3% (рис. 13).

Данные о динамике российского страхового рынка с учетом более детальной классификации видов страхования приведены в табл. 7. В среднем за период 2010-2012 гг. наиболее высокие темпы прироста страховых взносов отмечаются по таким видам страхования, как страхование от несчастных случаев, страхование жизни, обязательное личное страхование. Среднее за период значение темпов прироста страховых взносов по всем видам страхования составило 16%. Этому среднерыночному значению соответствуют темпы прироста страховых взносов по страхованию автокаско, добровольному медицинскому страхованию, страхованию железнодорожного транспорта.

Снижение темпов роста страховых взносов, как в 2012 г., так и в среднем за 2010-2012 гг., происходило по страхованию ответственности предприятий – источников повышенной опасности, за неисполнение обязательств по госконтракту, ответственности грузоперевозчиков.

30 19 17 18, 20 10 15 14, - 0 - 2009 - 2008 2010 2011 - - Страхование: жизни, от несчастных случае, предпринимательских и финансовых рисков Автострахование Рис. 13. Годовые темпы прироста страховых взносов по группам страховой деятельности, в процентах к предыдущему году [8].

Таблица Динамика российского страхового рынка по видам страхования за 2010-2012 гг. [10] Виды страхования Страховые взносы, млн Темпы прироста взносов, % руб.

Средние за 2011 2012 2012/ 2010- Страхование автокаско 164 677 195 290 19 ОСАГО 103 432 121 211 17 ДМС 93 288 103 855 11 Страхование от несчастных 45 913 70 750 54 случаев Страхование имущества 67 200 69 425 3 юридических лиц от огневых и иных рисков Страхование жизни 34 826 53 824 55 Страхование строительно- 26 700 32 100 20 монтажных рисков Страхование имущества 23 500 25 780 10 физических лиц Страхование грузов 22 035 21 620 -2 Обязательное личное 7 252 19 389 167 страхование Страхование 16 228 13 316 -18 сельскохозяйственных рисков Страхование финансовых 8 575 13 073 52 рисков (кроме выезжающих за рубеж) ОС ОПО - 9 061 - Страхование авиационных 7 636 8 334 9 рисков (имущественное и ответственности) ДСАГО 6 551 8 073 23 Прочие виды страхования 5 500 7 510 36 гражданской ответственности Страхование водного 5 330 6 262 17 транспорта (имущественное и ответственности) Страхование 3 024 6 120 102 предпринимательских рисков Страхование выезжающих 5 075 6 000 18 за рубеж Страхование космических 5 500 5 500 0 рисков (имущественное и ответственности) Страхование пассажиров 2 394 2 400 0 (туристов, экскурсантов) Страхование 1 800 2 200 22 ответственности в рамках СРО Страхование 1 790 2 100 17 профессиональной ответственности (кроме ответственности туроператоров) Страхование 2 440 1 752 -28 - ответственности предприятий – источников повышенной опасности Страхование 1 281 1 487 16 железнодорожного транспорта (имущественное и ответственности) Страхование 1 217 1 077 -12 - ответственности за неисполнение обязательств по госконтракту Страхование 1 300 1 050 -19 - ответственности грузоперевозчиков Страхование гражданской 262 275 6 ответственности перевозчика перед пассажиром воздушного судна Страхование 280 225 -20 - профессиональной ответственности туроператоров ВСЕГО 665 024 809 060 22 Одной из особенностей российского страхового рынка является его высокая концентрация. В 2012 году объем страхового рынка, который пришелся на долю первых пятидесяти крупнейших страховых компаний, составил 87,2 % от общей суммы страховой премии по всем видам страхования в целом по России, причем, только первые десять крупнейших страховых компаний обеспечили 58,1% всех собранных страховых премий, а остальные 12,8% страховых премий пришлись на 408 страховых компаний из 458, действовавших в 2012 году (рис. 14).

1-10 компании;

58,10% 11- компании;

прочие;

12,80% 29,10% Рис. 14. Доля компаний в совокупной страховой премии по всем видам страхования (кроме ОМС) в 2012 г. [8].

О значительной концентрации российского страхового рынка свидетельствуют также данные табл. 8.

Таблица Концентрация российских страховых компаний по доле страховых премий по отдельным видам страхования, в процентах [8, 15].

Группы компаний Всего (без КАСКО ОСАГО ОМС) 2011 2012 2011 2012 2011 10 компаний-лидеров 57,8 58,1 71,1 74,1 76,2 79, 20 компаний-лидеров 71,0 72,7 87,2 88,7 88,3 90, 50 компаний-лидеров 85,1 87,1 96,6 97,2 97,3 98, 100 компаний-лидеров 92,6 94,1 99,0 99,3 100,0 100, Литератрура:

1. Дюжиков Е.Ф. Место России на европейском страховом рынке // Финансы. 2005. № 1. С. 44 -45.

2. Страховой рынок России: отчетные и реальные показатели // Финансы.

2004. № 8. С. 64.

3. Статистические данные по итогам деятельности страховщиков за год (по состоянию на 18 апреля 2013 года). URL:

http://www.fcsm.ru/ru/contributors/insurance_industry/statistics/index.php?id_ 4=269.

4. Составлено по данным Федеральной службы по финансовым рынкам:

URL: http://www.fcsm.ru/.

5. Аналитический доклад о состоянии и развитии российского страхового рынка в 2010 году / ФСФР РФ. М., 2011. 75 с. URL: http://www.fcsm.ru/.

6. Swiss Re – SIGMA №2/2011 World Insurance 2010. Statistical Appendix.

January 2012.

7. Май А.. Стратегические перспективы отечественных и иностранных страховщиков на российском рынке. 2012 / ERGO: URL:

http://www.ergorussia.ru/.

8. Данные ФСФР РФ: URL: http://www.fcsm.ru/.

9. Данные Минфина РФ: URL: http: //www.minfin.ru/.

10.Рэнкинги российских страховых компаний по итогам 2012 года / Эксперт РА. URL: http://raexpert.by/related_ activities/researches/insurance/.

11.Данные ЦБ РФ: URL: www.cbr.ru/ru.

12.Россия в цифрах. 2013: Крат. стат. сб./ Росстат. M., 2013. С. 40-42.

13.Статистические данные по итогам деятельности страховщиков за год (по состоянию на 18 апреля 2013 года). URL:

http://www.fcsm.ru/ru/contributors/insurance_industry/statistics/index.php?id_ 4=269.

14.Рэнкинги российских страховых компаний по итогам 2012 года / РА Эксперт. URL: http://raexpert.by/related_activities/researches/insurance/#.

15.Итоги развития страхового рынка в 2012 году / Росгосстрах. М., 2013.

URL: http://www.rgs.ru/media/CSR/Market%20results%202012.pdf.

НАУЧНЫЕ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Байдурин М.С. – к.э.н. заместитель председателя правления Министерства образования и наук Республики Казахстан Глобализация международных отношений затрагивает практически все сферы общественной жизни – экономику, политику, идеологию, социальную сферу, культуру, экологию, безопасность, образ жизни, а также сами условия существования человечества. М. Кастельс, определивший глобализацию как «новую капиталистическую экономику», организуемую преимущественно через сетевую структуру менеджмента, производства и распределения, к основным ее характеристикам как главных источников роста производительности и конкурентоспособности отнес: информацию, знания и информационные технологии в качестве [3].

К базовым принципам экономического развития в эпоху глобализации относятся: принцип экономического плюрализма – многообразие форм и видов экономического самовыражения;

принцип экономической импульсивности – рост импульсивности экономического самовыражения и силы его проявления;

принцип экономической динамичности – рост динамичности, неустойчивости, изменчивости экономического самовыражения;


принцип экономического глобализма – взаимозависимость и взаимообусловленность экономики и иных областей общественных отношений.

В условиях глобализации региональная экономическая интеграция выступает объективным процессом хозяйственно-политического взаимодействия стран-членов, предполагающим сближение, взаимопроникновение и сращивание национальных экономик на разных уровнях и в различных формах в единую систему отношений, принимающую в ходе переговоров и согласований форму интеграционных соглашений, регулируемых наднациональными институтами. Как показывает мировой опыт, интеграция как сложный и противоречивый процесс, в значительной степени основывающийся на различиях интересов и неодинаковой способности взаимодействующих сторон, достаточно легко протекает в сферах рыночного (товарного) обращения, менее поддается в производственной сфере, наиболее сложна в валютной сфере.

В настоящее время большинство регионов мира в той или иной степени охвачены разнообразными интеграционными процессами – политическая интеграция означает тесное взаимодействие однотипных государств и обществ, находящихся на сходных стадиях развития;

международная экономическая интеграция (МЭИ) представляет процесс сближения, взаимопроникновения и сращивания национальных экономик на базисном уровне в единый хозяйственный комплекс. Известны 6 факторов, оказывающих непосредственное влияние на реализацию более или менее добровольной интеграции: общие экономические интересы;

родственная или общая идеология, религия, культура;

близкая, родственная или общая национальная принадлежность;

наличие общей угрозы (чаще всего внешней военной угрозы);

понуждение (чаще всего внешнее) к интеграции, искусственное подталкивание объединительных процессов;

наличие общих границ, географическая близость (во многих случаях имеет место одновременное сочетание нескольких факторов).

Явление интеграции (от лат. integratio – сращивание, объединение частей в единое) как процесс объединения людей и государств в некую социально политическую общность впервые стали анализировать в 1920-х гг. немецкие экономисты Р. Шмед, Х. Кельзен и Д. Шиндлер [5]. Термин «экономическая интеграция» появился в работах западных ученых-экономистов в 1930-х гг. [1].

Перенесение термина в политическую, экономическую и культурную составляющие общественной жизни привело к появлению: политической интеграции (согласование стратегических интересов, законотворческая деятельность);

социальной интеграции (родственные взаимоотношения, трудовая миграция и пр.);

производственной интеграции (промышленные, транспортные, энергетические аспекты);

экономической интеграции (зона свободной торговли, таможенный союз, тарифы, рынок труда и пр.);

финансовой интеграции (инвестиционный климат, рынок капитала и пр.);

обеспечении безопасности (борьба с организованной преступностью, наркотрафиком, военно-техническое сотрудничество, борьба с терроризмом, совместная охрана границ);

культурной интеграции (языковое пространство, культурный обмен);

научной и образовательной интеграция. Интеграционные процессы как объективный фактор мирового развития современной международной жизни находятся в формате постоянного изменения и развития.

Понятие «интеграция», несводимое к различным формам экономического и политико-экономического сотрудничества, насыщено различиями в содержании, целях, структуре внутренних взаимоотношений, конструкциях и т.п. Анализ специальной научной литературы приводит к выводу, что интеграция хозяйственных образований на микро-, мезо- и макроуровнях представляет объективный многогранный процесс. В результате глубоких структурных преобразований в экономиках интегрирующихся стран могут возникнуть оптимально сбалансированные в территориально-экономическом и социальном смыслах хозяйства с минимальными издержками и максимальной прибылью, наивысшей производительностью труда.

Реальный мировой опыт становления и развития региональных и субрегиональных интеграционных объединений подтвердил выявленные Б.

Балассом возможности межгосударственного интегрирования в формате различных форм, заметно различающихся по количеству интегрирующихся государств, уровню сращивания национальных экономик, глубине, сфере и масштабности происходящих процессов, целей сотрудничества, самостоятельности и характера отношений между странами-участницами.

Несмотря на имеющиеся различия, движущим мотивом формирования региональных интеграционных группировок является извлечение наибольших выгод в области экономическо-технологического сотрудничества и международной торговли по мере углубления межхозяйственных связей, возможности переноса индивидуальных интересов на групповые с целью успешной эскалации глобальных рынков.

Согласно К.А. Семенову, предпосылками региональной экономической интеграции являются [4]:

близость уровней экономического развития и степени рыночной зрелости интегрирующихся стран;

географическая близость интегрирующихся стран, наличие в большинстве случаев общей границы и исторически сложившихся экономических связей;

общность экономических и иных проблем, стоящих перед странами в области развития, финансирования, регулирования экономики, политического сотрудничества и т.д.;

демонстрационный эффект: в странах, создавших интеграционные объединения, обычно происходят положительные экономические сдвиги (ускорение темпов экономического роста, снижение инфляции, рост занятости и т.д.), что оказывает определенное психологическое воздействие на другие страны, которые, конечно, следят за происходящими изменениями;

эффект «домино»: после того как большинство стран того или иного региона стали членами интеграционного объединения, остальные страны, оставшиеся за его пределами, неизбежно испытывают некоторые трудности, связанные с переориентацией экономических связей стран, входящих в группировку, друг на друга;

противостояние государству-гегемону.

Типология различных интеграционных и исполняющих определенные интегрирующие функции организаций сводится к следующим наиболее распространенным формам:

международные правительственные наднациональные организации координирующего типа, оказывающие существенное влияние на финансово-экономическое, политическое положение государств, принятие решений в указанных областях и т.д.;

международные интернациональные неправительственные организации – профсоюзы, транснациональные корпорации и т.д.;

региональные и межрегиональные интеграционные сообщества с:

экономическими, политико-экономическими (с элементами социального интегрирования), политическими, военно-политическими, институционально - координационными и др. целями.

Проявившись в виде отдельных групповых объединений, процесс межгосударственной экономической интеграции немногим более чем за полвека трансформировался в сложную, многоярусную конструкцию – основу современной мировой экономики, отличительным признаком которой становится сильнейшая взаимозависимость ее составных частей, когда не только динамика, но и дальнейшее существование национальных хозяйств во все большей степени определяется возможностями эффективных действий на глобальных рынках. Развитие процессов регионализации привело к тому, что мировое рыночное пространство оказывается фактически «поделенным» между региональными экономическими организациями (блоками, объединениями), выступающими в большинстве случаев в роли ассоциированных продавцов и потребителей. В результате, стране, не входящей в какое-либо из упомянутых региональных (субрегиональных) интеграционных объединений, предопределена незавидная участь одиночки-«аутсайдера», сталкивающегося с солидарным экономическим и политическим могуществом нескольких государств.


В условиях глобализации региональные и субрегиональные интеграционные процессы приобретают следующие формы:

зона свободной торговли (ЗСТ) – первичная форма международной интеграции, связанная с упразднением тарифных и нетарифных ограничений, а также количественных ограничений во взаимной торговле в соответствии с международным договором для свободного перемещения товаров внутри зоны при сохранении каждой страной-участницей полной свободы действий в отношении проведения внешнеторговой политики с третьими странами;

таможенный союз (ТС): форма международной интеграции, предусматривающая единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер;

при этом странами участниками проводится единая внешнеторговая политика по отношению с третьими странами;

общий рынок (ОР): форма международной интеграции, предполагающая свободное трансграничное перемещение товаров, работ и услуг, капитала, трудовых ресурсов между странами-участницами, сопровождающийся формированием наднациональных законодательных, исполнительных и судебных структур, унификацией национальных законодательств;

экономический союз (ЭС): форма международной интеграции, характеризующаяся отменой таможенных пошлин в торговле между странами-участницами как формы коллективного протекционизма от третьих стран (ТС);

наличием соглашений о свободе передвижения факторов производства – капитала и рабочей силы (ОР);

соглашениями о гармонизации фискальной и монетарной политики;

экономический и валютный союз (ЭВС) – высшая форма международной интеграции, отличающаяся отменой таможенных пошлин в торговле между странами-участницами как формы коллективного протекционизма от третьих стран (ТС);

наличием соглашений о свободе передвижения факторов производства – капитала и рабочей силы (ОР);

соглашениями о гармонизации фискальной и монетарной политики (ЭС);

наличием наднациональных органов управления и проведение единой макроэкономической политики.

ЭВС предполагает формирование в будущем политического союза (ПС) как завершающей стадии интеграционного строительства в формате федеративного государства. Также предполагается, что страны-участницы ПС выработают общую внешнюю политику и единую политику безопасности, введут единое гражданство и право граждан избирать и быть избранными в национальные и наднациональные (федеральные) органы власти, независимо от места их пребывания, реализуют сотрудничество в области правосудия и внутренних дел. При этом существенно расширится деятельность в сфере культуры, образования и защиты прав и интересов всех граждан союза. Именно по такому проекту осуществляется региональная интеграция в рамках Европейского Союза.

История свидетельствует – провозглашенная на саммите в Ашхабаде (декабрь 1993 г.) «реинтеграция» в СНГ, по смыслу означавшая восстановление некоего прежнего интегрированного состояния, объективно оказалась несостоятельной. На фоне неодинаковой адаптации к новым мирохозяйственным реалиям процессы интеграции и дезинтеграции в ННГ с середины 1990-х гг. закономерно приняли разноскоростной и неравномерный характер.

Вопросы становления новой государственности постсоветских государств, зарождения и развития межгосударственных отношений, вхождения их в международное сообщество, проблемы формирования и функционирования интеграционных объединений, исследования взаимосвязи процессов интеграции и дезинтеграции в регионе все более активно изучаются современными исследователями по вопросам интеграции в государствах СНГ – российскими (А.Ю. Мельвилем, В.И. Пантиным, В. Паньковым, Х.

Тиммерманом, Н. Шумским, Е. Чистяковым и В. Шульгой и др.);

белорусскими (Н.А. Антановичем, Е.М. Бабосовым, А.Н. Данловым, Д.Г. Ротманом, С.В.

Решетниковым, Д.К. Безнюк, С.Б. Лугвиным и др.);

узбекскими (Т.

Абдуллаевой, Н. Абрамян и А. Таксановым, Г. Саидазимовой и др.);

казахстанскими (А.Ш. Ишмухамедовым, М. Лаумулиной, Б. Султановым, К.

Токаевы, Р.С. Фаизовой и др.);

украинскими (И.В. Запатриной, В. Кравченко, Ю. Сколотяновым и др.);

таджикскими (В. Ахмедовым, Р.Б. Бердиевым, А.А.

Бойматовым, У. Давлатом, Н.К. Каюмовым, А.А. Нуруллаевым, Р.К.

Рахимовым, Х.А. Ходжаевым и др.).

За более чем 20-летний период в рамках Содружества Независимых Государств было подписано множество соглашений, которые, в большинстве случаев, отличались крайне незначительными результатами, что, по мнению многих исследователей, во многом можно объяснить отсутствием политической воли руководителей государств-участников развивать более тесное сотрудничество, опасаясь возможного возрождения «имперских амбиций» России. Ситуация привела к тому, что лидеры ННГ в поиске практических решений стали обращаться к процедурам согласования в рамках более узкого состава участников. Однако, разделение экономического пространства СНГ на субрегиональные группировки (альянсы, партнерства, союзы), отличающиеся «разноформатными» и «разноскоростными»

интеграционными процессами, безусловно, не способствует развитию взаимной торговли и инвестиционному взаимодействию, препятствует другим формам сотрудничества (политической, идеологической, валютно-финансовой, социально - гуманитарной, национальной безопасности и т.д.).

Сегодняшнее пространство СНГ предстает как сложно структурированный регион, с крайне неустойчивой внутренней организационной структурой, сильно подверженной внешним влияниям со стороны ЕС, США и КНР. При этом доминирующей тенденцией в развитии постсоветского региона продолжает оставаться «размежевание» новых независимых государств и фрагментация некогда общего экономического пространства на «пророссийскую» (ЕврАзЭС, ОДКБ) и «антироссийскую» (ГУАМ, СДВ) политические и экономические группировки.

В настоящее время каждое государство СНГ сформировало свою модель политической системы и интеграции, выработало свой уровень понимания демократии и экономических свобод, свой собственный путь к рынку и вхождения в мировое сообщество. Существующие политические реалии на постсоветском пространстве настолько пестры, разнолики и контрастны, что весьма затруднительно предложить какую-то единую, одинаково устраивающую всех концепцию (модель, схему) реинтеграции. И, тем не менее, потенциал интеграционных ресурсов сохраняется, разноскоростное развитие государств не является непреодолимым препятствием для более тесного взаимодействия, поле интеграционных процессов и выбор инструментов весьма широки, имеются широкие возможности для их решения и углубления.

Вопросы взаимосвязи процессов интеграции и дезинтеграции, разработки альтернативных форм и моделей интеграции в постсоветском пространстве, проблематика сохранения общего формата СНГ получили освещение в работах современных отечественных исследователей – Л. Григорьева и М. Салихова, Н.

Зиядуллаева, Г.Е. Ибрагимовой, А.А. Ирхина, И. Киртаева, Л.С. Косиковой, А.

Лебедева и М. Крука, А.М. Либмана и Б.А. Хейфеца, В. Панькова, Е.И.

Пивовар, И.Н. Полушкиной, Б. Сейдахметовой и др.

Несмотря на достаточно широкую палитру проводимых исследований, представляющих несомненную научную значимость и практическую ценность, многие нерешенные вопросы интеграционно-дезинтеграционных процессов и связанных с ними институциональных и правовых аспектов сотрудничества в постсоветском пространстве, а также проблемы выхода на новый уровень интеграционных отношений разработаны недостаточно.

Фундаментальным процессом современного мира, задающим главный вектор исторического процесса, является глобализация как одномерное явление, заключающееся в унификации западного (англо-саксонского, американского) цивилизационного подхода путем (насильственного, искусственного) приведения различных социально-политических, этнических, религиозных, конфессиональных, национально-государственных укладов, социально - экономических аспектов к единому шаблону. Все современные цивилизации в той или иной степени втянуты в процесс экономической глобализации.

Однако, несмотря на грандиозность и отрицание сторонниками глобализации наличия какого-либо иного проекта, "новый мировой порядок" далеко не фатален, и является лишь одним из возможных глобальных планов на будущее. Так, в мире набирает силу движение антиглобализма как обоснованный ответ на вызовы вестернизации и проект многополярной глобализации (альтерглобализации), конкурирующий с проектом однополярного глобализма.

Альтерглобализация отвергает структуру мира, основанную на жесткой модели центр-периферия, взамен предлагая геомодель многополярного мира в виде созвездия полуавтономных и относительно открытых друг другу «больших пространств». Этими пространствами должны стать не отдельные государства-нации, а региональные блоки государств, реорганизованные в континентальные федерации, своего рода "демократические империи" с большой степенью внутренней автономии. Каждая из таких континентальных федераций сама по себе мыслится многополярной, включающей сложные системы этнических, культурных, конфессиональных и административных единиц.

Альтерглобализация, претендующая на роль новой цивилизационной доктрины и созидательной альтернативы, призванная стать новой мировоззренческой платформой взаимопонимания и сотрудничества для глобального конгломерата различных сил, государств, народов, культур и конфессий, отказывающихся от атлантической глобализации. Имеющее в настоящее время достаточно аморфную структуру, альтерглобализация, постепенно уточняясь и превращаясь в единое последовательное мировоззрение планетарного масштаба, может стать грозной силой и серьезным противником идеи одностороннего глобализма.

Большинство современных российских исследователей, поддерживающих в той или иной степени идею альтерглобализации, миропорядок XXI в.

представляют в виде многополюсной конструкции, в которой сосуществуют несколько государств (союзов государств) как центры экономического и политического влияния, обеспечивающие мировую стабильность, безопасность и независимость развития. Реальность доктрины, основанной на формировании и укреплении осей многополярного мира, подкрепляется растущим экономическим и военным могуществом КНР, мировыми претензиями исламского мира, благоприятными прогнозами в отношении экономического роста Индии, России, Бразилии и др. государств. Таким образом, позволительно говорить о том, что мир неуклонно движется к состоянию многополярности и постепенному переделу сферы политического, экономического, территориального и военного влияния, однако о распределении ролей каждого из мировых центров говорить пока преждевременно (рис. 1).

Биполярный (двухполюсный) мир перестал существовать вместе с распадом Союза ССР в 1991 г. и окончанием холодной войны (1965-1991).

Противостояние двух политико-экономических систем протекало в условиях жесткого военно-политического императива: бескомпромиссного политического и идеологического противостояния СССР и США, непрерывно набирающей темпы гонки вооружений, низкого порога начала военных действий в многочисленных локальных конфликтах, практически во всех случаях затрагивающих интересы сверхдержав, стороны стремились избежать открытого военного конфликта, будучи неуверенными в его возможно положительном исходе.

Рис. 1. – Геомодель многополярного мира (12 интегрированных "больших пространств" в 4 поясах многополярного мира) [7].

Выдержать военно-политическое противостояние с США в течение 40 лет СССР смог лишь благодаря сверхмилитаризации своей экономики и поддержанию низкого, по стандартам развитых промышленных стран, жизненного уровня своего населения. Гонка вооружений привела к деформированию экономики СССР, в которой ВПК составлял до 80% всего промышленного производства. Гипертрофированное развитие советского ВПК способствовало усилению к концу 1970-х гг. общей экономической отсталости, которая привела к качественному ухудшению советского военно-технического потенциала и ослаблению международных позиций СССР [2] (рис. 2).

а) годовые объемы ВНП в СССР (млрд. руб.;

в б) прирост ВНП (в % к предшествующему ценах 1982 г.) и в США (млрд. долл.;

в текущих пятилетию) в СССР и в США за 1950-1990 гг.

ценах) за 1950-1990 гг.

Рис. 2. – Количественные сравнительные результаты Холодной войны СССР - США [8-9].

В противостояние двух политико-экономических систем (двух противоборствующих цивилизаций), отличавшихся несовместимыми идеологиями, в той или иной степени были втянуты практически все промышленные и развивающиеся государства планеты. Распад СССР и «социалистического лагеря» в 1990-х гг. привел к появлению однополярного мира с центром в США.

Заключение. Научные основы современных интеграционных процессов в формате глобализации не дают объяснения существующим цивилизационным противоречиям и ограничениям для региональных интеграционных объединений, к числу которых относится и СНГ. Это требует научного и методологического обоснования специфических характеристик интеграции в особых трансформационных условиях СНГ.

Литература:

1. Machlup F. A History of Thought on Economic Integration. – L.: Macmillan, 1977.

2. Ведерников Ю.В. Сравнительный анализ создания и развития морских стратегических ядерных сил СССР и США. – Владивосток, 2005.

3. Постиндустриальный мир и процессы глобализации. //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. - N3.

4. Семенов К.А. Международная экономическая интеграция. – М.: Юристъ Гардарика, 2001.

5. Федералист. Политические эссе А.Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж.

Джея. – М., 1993.

6. Чистяков Е., Шульга В. Интеграционный потенциал СНГ и его роль в развитии мирохозяйственных связей // Экономист. – 1998. - N6. - С.70-73.

7. Валерий Коровин. Персональный сайт // http://www.korovin.org/?

page=293.

8. Кудров В.М. Советский экономический рост официальные данные и альтернативные оценки // Вопросы экономики. – 1995. - N10.

9. Макконелл К.Р., Брю С..Л. Экономикс: принципы, проблемы, политика. – М.: Инфра-М, 2001.- 905 с.

Заказ № Объем 12,6 п.л. Тираж 190 экз.

ЦЭМИ РАН

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.