авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

1

Конгресс литераторов Украины

ФОРУМ

Альманах

Выпуск 5

Днепропетровск

«ЛИРА»

2012

Форум №5

2

УДК 821.161.2(477.63)

ББК 84(4УКР-4Дні)6

Ф 79

Шеф-редактор: Кутняк А.И.

Редколлегия: Гашинов Ю.С.

Невский В.Я.

Некрасовская Л.В.

Поливода С.Д.

Швец-Васина Е.И.

Редколлегия не всегда разделяет точку зрения автора Рукописи не рецензируются и не возвращаются Электронный адрес редакции helen-dp@yandex.ru Телефоны шеф-редактора:

моб. 093-60-45-200, 093-81-25-415 Ф 79 ФОРУМ Альманах Выпуск 5. – Днепропетровск:

«ЛИРА», 2012. – 384 с.

ISBN 978-966-383-386- В пятый, юбилейный номер альманаха «Форум»

вошли стихи – гражданская, философская, историческая и интимная лирика, произведения современной прозы – отрывок из политического детектива, истории из жизни, рассказы о любви в её объемном смысле;

юмор;

критика;

произведения для детей;

страницы памяти незабываемых авторов.

Произведениям альманаха присущи художе ственный поиск, своеобразное видение, стремление осмыслить сложный мир собственной души. «Форум»

объединил самобытных авторов разных регионов Украины, России, Беларуси.

Присоединяйтесь!

ISBN 978-966-383-386-6 УДК 821.161.2(477.63) ББК 84(4УКР-4Дні) Альманах К ЧИТАТЕЛЮ Китайскому мудрецу Конфуцию приписывают выраже ние: «Путь в десять тысяч ли начинается с первого малень кого шага». Следуя логике этого восточного размышлизма, редакционная коллегия альманаха «Форум» не без гордости заявляет, что издание сделало пять трудных шагов по пути становления. Поздравляем с нашим первым корпоративным юбилеем авторский корпус альманаха, а также его предан ных читателей!

Среди достижений можно назвать уже достаточно широ кую географию нашей автуры. Кроме Украины, тут и Герма ния, и Израиль, и Беларусь, и Россия. Вероятно, без ложного чувства скромности, есть основания считать «Форум» изда нием международным.

Важной миссией редколлегии является стремление от крывать для читающего социума новые имена. Задача не всегда благодарная, но, несомненно, благодатная. Главная (и, бесспорно, самая сложная цель редколлегии) – обеспечить высокое качество публикаций. С одной стороны, приходит ся работать в реальном конкретном контексте действитель ности: как говорил экс-президент Украины Леонид Кравчук – «Маємо те, що маємо», а с другой стороны, обеспечить пол ную объективность оценки в искусстве невозможно. Рабо тать редколлегии в условиях такого диалектического проти воречия совсем непросто. Но интересно.

Приглашаем всех доброжелателей литературного альма наха «Форум» разделить с нами наш первый небольшой юби лей! Возвращаясь к нашим конфуцианским «баранам», по звольте выразить уверенность в том, что путь в десять тысяч ли вместе мы пройдём, и на обложке издания золотыми бук вами будет указано: «Десятитысячный выпуск»!

Александр Кутняк, шеф-редактор альманаха «Форум»

Форум № Члены редколлегии альманаха «Форум» обращаются к дорогому читателю строками Варлама Шаламова:

* * * Не суди нас слишком строго.

Лучше милостивым будь.

Мы найдём свою дорогу, Нашу узкую тропу.

По скалАм за кабаргою Выйдем выше облаков.

Облака – подать рукою, Нужен мостик из стихов.

Мы стихи построим эти И надёжны, и крепки.

Их раскачивает ветер, До того они легки.

И, шагнув на шаткий мостик, Поклянёмся только в том, Что ни зависти, ни злости Мы на небо не возьмём.

Юрий Гашинов Виктор Невский Людмила Некрасовская Светлана Поливода Елена Швец-Васина Альманах Поэзия – венец познанья, Над злом и страстью торжество.

Аполлон Майков ПОЭЗИЯ Форум № Ирина Ахметшина.

г. Днепропетровск * * * Моей любви тебе не нужно.

Твоей любви мне не дождаться.

Кто говорит сейчас о дружбе, тот смеет надо мной смеяться.

Кто говорит сейчас о вере, тот не достоин сожаленья.

Жестокой гибельной химере приносим жертвы в ослепленье.

Я разделю твои тревоги, но навсегда оставлю в счастье.

Куда приводят нас дороги мечты, отчаянья и страсти?

И задержусь на миг у двери, как будто до скончанья века...

Во мне живут инстинкты зверя и светлый разум Человека.

Альманах Ирина Ахметшина И слёзы нежности и боли осушит милосердный ветер, и ужас, цепко сжавший горло, прикажет подождать с ответом.

Итог безумья и раздумий, коктейль надежд и пониманья.

И зазвучат аккордом струны случайной встречи и свиданья.

Мечта погибнет и воскреснет.

Домой вернётся с юга стая.

Мы до конца пребудем вместе, но я об этом не узнаю.

ПРИГЛАШЕНИЕ К ПУТЕШЕСТВИЮ Мечтам сбываться – всё равно, что таять.

Слова любви хмельней, чем слог молитв.

И снова эта истина простая туманит взгляд, срывая сердца ритм.

Моя судьба – сплошное бездорожье, где горы в фиолетовом дыму.

Мы всё-таки собрались в Запорожье, но вместе так и не были в Крыму.

Листать проспекты, подводить итоги, ночами пить экрана тусклый свет.

Форум № 8 Ирина Ахметшина Нам слишком поздно задали уроки.

Мы не успели подсмотреть ответ.

Незрима грань меж вымыслом и ложью.

Мы все ответим, весь вопрос – кому.

Нам было интересно в Запорожье.

И мы бы не соскучились в Крыму.

В навале слов всегда довольно фальши.

Любой из нас – на выдумки мастак.

Твой горький всхлип:

«Ах, если б знали раньше…»

Мой тихий вздох:

«Всё было б точно так».

Наш день по капле выпит или прожит.

Так выйдем в путь – готовы ко всему.

Мы праздновали встречу в Запорожье, и просто попрощаемся в Крыму.

* * * Вам нечего спросить. Мне нечего ответить.

Но было что забыть. Как ярок солнца нимб!

Я больше не хочу рассказывать о лете, Приветствуя восход, уже прощаться с ним.

Не сказаны слова, не названы предметы.

И тот, кто победит – пока лишь претендент.

Зачем, смешной цветок, ты тянешь стебли к свету?

Альманах Ирина Ахметшина Зачем так жадно ждёшь, когда придёт твой день?

Коричневый закат. Ты также веришь в сказки И помнишь каждый звук из тех семи октав.

Холодный свет луны опять смешает краски.

Настанет новый день. И каждый будет прав.

ВЫХОД ИЗ ЗИМНЕЙ СПЯЧКИ Опять весна сулит разлуку.

Опять весна меняет цели.

Твой взгляд, как взгляд стрелка из лука, предельно точен и прицелен.

Мы коротали эту зиму, привычно затаив дыханье.

И только счастье мимо – мимо – с тревожным звоном гнало сани.

Не помню я, чего хотели, твердя как мантру: тише, тише…, пока нестройный ритм капели не возвестил, что время вышло.

Что он остался в прошлом – где-то – тот мир, где всё легко и просто.

Что срок настал давать ответы и формулировать вопросы.

Весна – совсем иная мера.

Ей пень любой заменит плаху.

Я распахну ей настежь двери и посмотрю уже без страха Форум № 10 Ирина Ахметшина в глаза стрелка. И только руку сожму отчаянней и крепче, чтоб долгожданную разлуку принять за обещанье встречи.

«САЛОМЕЯ» РОМАНА ВИКТЮКА Для ответа не нужно вопроса.

Гордый дух не противится злу.

Фотография Роберта Росса Через миг превратится в золу.

Я тебя осудить не посмею, Лишь шепну, как убийца: «прости!»

Ведь слепая душа Саломеи Здесь не сможет себя обрести.

А постигший законы творенья, Всё поймет, ничего не любя.

Я б упал перед ней на колени, Чтоб похожим не стать на тебя.

Верен будь, отвергающий чудо, Лишь гордыне своей да кресту.

Так стоял обречённый Иуда На уже подожжённом мосту.

Так стоять нам на сломе эпохи, Лик судьбы прозревая в дали.

Наших радостей жалкие крохи Затерялись в дорожной пыли.

Не поверив ни танцу, ни крикам, Ни как будто разумным словам.

Альманах Ирина Ахметшина Пусть покатится в солнечных бликах – Наконец-то, моя – голова.

* * * Жить в глуши, любви не ведая, не считая слёз и слов, только прежними победами – дымом тлеющих костров.

Уходить из дома за полночь, возвращаться на заре, и пустые будни праздновать в светлом доме, как в норе.

Улыбаться на прощание, пряча слёзы, приходить, верить лживым обещаниям, а правдивых не ценить.

И в конце концов в отчаяньи – всё равно, что миг, что год – вдруг взглянуть в глаза печальные и забыть о том, что ждёт.

Не гадая, явь ли, сказка ли, принимая всё, как есть, холод льда в глазах неласковых даже счастью предпочесть.

А потом ночами жаркими – с каждым годом всё острей – бредить одиноким сталкером, мне явившемся во сне.

Форум № Лариса Афанасьева г. Белогорск, Крым АПРЕЛЬСКИЙ СНЕГ Апрельский снег – какая глупость, Когда так хочется тепла, Но хлопья в буйстве неотступном Зима швыряет нам со зла.

Апрельский снег – какая дерзость На зелень яркую упасть И так продуманно-небрежно Соединить печаль и страсть.

Апрельский снег. Какая нежность За лёгкой колкостью его.

Как слёзы ангелов – о грешных.

Как душ тоскующих родство.

В ДОРОГЕ В бархате тонов пастельных Затуманенная даль.

Осень серой акварелью Развела свою печаль.

Старою метёлкой тополь Разгоняет неба хмурь.

Ивы кисточки намокли – Альманах Лариса Афанасьева В каждой капельке лазурь Ранних сумерек осенних.

Угасает тихо день.

Подберёзовик последний Сдвинул шляпку набекрень.

ВАСИЛЬКИ Алеют смело маки в поле, И, безнадёжно глубоки, В смешном ромашковом раздолье Мигают небу васильки.

Их каждый венчик, словно омут, Манит – глаза не отвести И не уйти к цветку другому, Напившись неба из горсти.

ВЕСЕННЯЯ ИРОНИЯ Лопаются блузочки Почек абрикосовых, И стреляет глазками Дерзкая сирень.

Только ивы-скромницы Принакрылись косами И глядят задумчиво На весенний день.

ВЕСЕННЯЯ ПАЛИТРА В палитре весенней Разбавлена зелень Форум № 14 Лариса Афанасьева Восточно-румяной Японской айвой, А яблони лёгким Оттенком «Рашели»

Чаруют, дурманят, Манят за собой В долины, залитые Долгим рассветом, Где в речках русалками Плещутся ивы, И тонким намёком На скорое лето Рисует сюжеты Платан прихотливый.

ВОРОВКА-ОСЕНЬ Вновь обкрадывает город Осень – нищая вдова.

Ей попутчик – чёрный ворон, В дырах ветхая сума.

Там последние червонцы Лип и ветреных берёз, Звёзды клёна ярче солнца И дурман последних роз.

В тяжком утреннем тумане Каркнет ворон-чародей, И опять меня обманет Ожиданьем лучших дней Осень – хитрая старушка, Осень – рыжая воровка, То в отрепьях побирушка, То нарядная плутовка.

Альманах Лариса Афанасьева *** Дали сонные, дали серые, Ни намёка на сны Дали.

Окна буден забив фанерою, Позабыли сюрреали Предзакатной небес палитры, Жарких маков безумный всплеск, Перезревших хлебов молитвы, Хоровой соловьиный лес.

Дали серые, дали сонные.

Купола блестят златозвонные… ДВЕ ЭПОХИ Звенели шпорами, въезжая в города, Гусары, и драгуны, и уланы.

С готовностью одаривали дам Галантностью манер, любви дурманом… …Скрипя штиблетами, проходят мужики Казарменно-больничным коридором.

Глаза горят огнём большой тоски:

Скорей принять по стопке – и «по норам».

ДВОРНИК Бродяга-ветер неистов, Как пьяный дворник.

Сметает ладошки листьев – Костры накормит.

Безжалостно и беспечно, Не злясь, не мучась, Сжигает нас дворник-Вечность – Такая участь… Форум № 16 Лариса Афанасьева 9 МАРТА мини-триптих Может, сгоняешь за пивом, любимая?

Будешь любимой до самого вечера, После поссоримся: пить больше нечего… В доме моём неуютно и пусто, Мышка к чужому ушла холодильнику.

Стрелки лениво плывут по будильнику.

Март.

Межсезонье.

Подснежники.

Грустно.

9 марта. Уже позади Цветы и влюблённые речи.

Щемит послевкусие стыло в груди, А время не лечит. Не лечит… * * * Жидким пламенем лился закат С нереально бездонных небес, И в окошках иззябнувших хат Оживился сверкающий лес.

Сумасшедшие смерчи крутя, Солнце буйно резвилось вдали.

Так играло Вселенной дитя Хрупким шариком бренной Земли.

Альманах Лариса Афанасьева * * * То ли капризы зимы, То ли весенние шалости – Снова снегами мы Заметены без жалости.

Снова в морозный плен Взяты рассветы алые.

Ветрами перемен Март не желает жаловать.

Только назло судьбе Или морозу жгучему Буду светить тебе Солнечным первым лучиком!

* * * Пытаемся создать уют Душе под вешние капели, А настроенье создают Сырые поздние метели.

Пытаемся поймать успех За хвост обугленный жар-птицы, Но охлаждает колкий снег Несостоявшихся амбиций.

А в мыслях кажемся себе Мудрей, значительней, моложе… Но ускоряет время бег.

И только солнце в небе то же, Что миллион веков тому.

И тот же ветер с древней кручи Срывает в призрачную тьму Сухой травы клочок колючий.

Форум № 18 Лариса Афанасьева ИРОНИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР С ОДНИМ САМОУБИЙСТВОМ И ПОКУШЕНИЕМ НА УБИЙСТВО Самоубийцей с крыши снег летел Плашмя на землю, вдребезги и в клочья.

Он долго собирался этой ночью И строил планы. Но его удел Решил рассвет. Как выстрел, первый луч Прорвал зимы настырной окруженье.

И, не сдержав по шиферу скольженья, Снег рухнул вниз с пятиэтажных круч, Чуть не убив апрельского кота, Гулявшего по мартовской привычке.

Тот заорал. Вспорхнули с веток птички, И… потекла мирская суета.

А снег лежал, и таял, и молчал, Растоптанный бродячею собакой.

О белизне его никто не плакал – Тепла хотелось, ведь апрель стоял!

* * * Что пожелать, когда уже не 20, Когда что принц, что конь – не различишь?

Любить себя, цвести и улыбаться, И от души мечтать:

– Хочу в Париж!

Что пожелать, когда слегка за 30?

Когда осенний лист стучит в окно?

Любить себя, с душою веселиться И зрелости хмельное пить вино!

Альманах Лариса Афанасьева Но слух прошёл, что Вам уже под 40?

Пора букетом пышным расцвести, Любить себя, идти по жизни в гору И за собой вперёд друзей вести!

* * * Чем могу я себя вдохновить?

Терпким зноем ушедшего лета, Ароматом засохших букетов, Что прозрачен и лёгок, как нить Из шитья невидимки-принцессы.

Для какого лихого повесы Ей одежды воздушные шить?

Унесётся в незримую даль Милый призрак в объятьях тумана, Только лёгкая горечь обмана Мне напомнит цветущий миндаль, Нежно-розовой дымкой пьянящий, Или первый морозец хрустящий, Что развеет на сердце печаль.

* * * Владимиру Ларионову Когда уходят в море корабли, Слепой норд-ост причалов студит спины.

Жизнь – пополам, и рвутся половины С тоской в глазах и пустотой внутри.

Им не уснуть до утренней зари, До первой вести от далёких и любимых.

Форум № Татьяна Валовая г. Днепропетровск СТРОКОЮ СКОЛЬЗЯ Я вновь пред Тобою просящей предстану – Услышь меня, Господи, и вразуми Бунтарку и грешницу, деву Татьяну, Скользящую тихой строкой меж людьми.

Наполни меня своей силою, Боже, В себе разобраться самой помоги.

Я вновь ощущаю душою и кожей В плохую погоду – грехи и долги.

Ведома гордыней нередко бываю, Влекома страстями… но – женщина я!

Тебе благодарность воздать забываю, Прости иль карай – на всё воля Твоя.

Приму испытанья, невзгоды, лишенья – Но только мой дух не согни, не сломи.

Позволь мне пригубить любви и прощенья, Строкою негромкой скользя меж людьми.

Альманах Татьяна Валовая РАЗГОВОР С ПОЭЗИЕЙ В доме твоём не живу я, а просто бываю.

Очень нечасто – как только меня позовёшь.

И не скажу, что грущу, коль порой забываю Путь к очагу, где сгорают поделка и ложь.

Знаю, что редко бываю тебе интересна.

Не обижаюсь, ведь вызреть неспешно должно То, что до срока таится строкою для песни – Cлово и чувство, а может быть, просто зерно...

Странница Муза ко мне забредает всё реже – Ждут её многие, видимо, ей недосуг...

Несколько строк на рассвете, лишь только забрезжит, В дом твой, Поэзия, я, сомневаясь, несу.

НАДЕЖДЫ ЛОСКУТ И КОМОЧЕК ПЕЧАЛИ Спрессовано время в дела и поступки И давит на шею тяжёлой рукою.

Какие поблажки? Откуда уступки?

Ни дня и ни ночи, ни сна, ни покоя.

И мы так послушно несёмся рысцою, А часто бывает – припустим галопом.

Порой – энергично, порою – с ленцою, В телеге своей, иногда – автостопом.

С потерянной целью, а чаще – без цели, С пустою душой, но с набитым карманом, Газету просмотрим, заглянем в бестселлер – И вновь закружимся в движении странном.

Форум № 22 Татьяна Валовая Ну, вот и готово, почти добежали, Пора оглянуться: а что же успели?

Успело ли вырасти то, что сажали, И что удалось из того, что хотели?

Ах, как же беспечно транжирили дни мы, И сколь бесталанно мы тратили годы, Проклятою спешкою вечно гонимы На призрачных крыльях мечты и свободы.

А что же осталось? Чуток да немножко – Напёрсток здоровья и груз за плечами, Забытая модой простая одёжка, Надежды лоскут и комочек печали.

И с этим богатством мы двинемся дальше, Любя всей душой непослушных потомков, И песню затянем без грусти и фальши.

Мы сами её написали о том, как Спрессовано время в дела и поступки И давит на шею рукою тяжёлой… Альманах Ирина Вирченко г. Кривой Рог * * * Исчерпавшись до самого донца, День уходит в сумрак несмело – Словно в чём-то день виноватый.

И в верхушках колючих акаций Заблудилось усталое солнце, Там изранило жаркое тело, Всё забрызгав кровью заката… * * * Сбылось! Свершилось!

Он пришёл – Светлейший гость Молитв и песен… Меч огненный метнул на стол И нимб на ржавый гвоздь Повесил… Вот Он, Кого я так ждала Форум № 24 Ирина Вирченко С нерассуждающею верой… И за спиною два крыла… …но эти крылья пахнут серой… ПРОГРЕСС Сначала чуть заметны изменения… Совсем чуть-чуть, Почти что ничего.

А дальше – больше.

Более, чем менее.

Но, правда, много меньше, Чем «Ого!»

Да и на «Ах!» пока ещё не тянет… Пока похоже всё на «это… вот…»

Но хочется мне верить – Миг настанет – Процесс до «дальше некуда» дойдёт!

ВЫРОЖДЕНИЕ Я – фантомная боль, Я – последний герой, не способный на подвиг, на месть и злодейство.

Я – забытый пароль, Я усталый король, в поддавки проигравший своё королевство..

Альманах Ирина Вирченко * * * Отчётливый кризис.

Без цвета и вкуса.

Зачёркнутый минус становится плюсом… * * * Гаданье – это та же кража.

А Будущее наперёд и если знает, то не скажет, и если скажет, то соврёт… * * * Счастье – родник нескончаемой муки, Средь бесконечных возможностей – скука.

Аллергия к любви и добру.

Голодная смерть – на пиру… Форум № 26 Ирина Вирченко * * * Ничто на свете не излечит лучше От сплина, от печали и тоски, Чем счастье, доводящее до ручки И отдых – чтоб до гробовой доски… * * * Ты крикнешь: «Постой! Не надо!»

Заметишь поздно… потом… Как в сердце вонзится правда Предательски острым клинком… И этой жизни – конец.

Теперь, уже по инерции, Живёт средь живых – мертвец – С убитым правдою сердцем… ПОСЛЕ ЮБИЛЕЯ Закрыта дверь… и у порога Опять подумала о том, Что гость всегда угоден Богу.

Что гость – из дома, счастье – в дом… * * * Не измерит привычными мерками Взгляд поверхностный и беспечный, Что заглянет зеркало в зеркало – И увидит там Бесконечность… Альманах Ирина Вирченко * * * Как детство видит день грядущий свой?

Огромный мир, Наполненный ХОРОШИМ.

И ты идёшь в него, Оставив за спиной Короткое и радостное прошлое… * * * Представить трудно, выдумать смешно – Настолько рассуждение простое:

Что старое и доброе вино Когда-то было юное и злое… * * * Неслышим уху, недоступен глазу Страх чистых, неисписанных листов, Звук робкий новых акварельных красок И терпкий вкус новорождённых слов.

Форум № Наталья Волынец г. Никополь, Днепропетровской обл.

СВЕЧА Ах, душа моя – свеча!

Вновь играет с пламенем, и горяча, и пылает.

Согревает мир теплом неустанно, озаряет светом дом первозданным.

Этот маленький огонь – в теле искра.

А судьба моя – ладонь.

Очень быстро жизнь по линиям дорог пролетает.

Ветер кружит пыль тревог, обжигает.

Альманах Наталья Волынец А едва настигнет смерть Жизни пламя – передать бы мне успеть это знамя.

Тает свечка, плачет воск...

Догорела...

Но отправят на погост только тело.

ПИШУ ВО СНЕ Увы, но мною лишь во сне шедевры создаются.

В эфире звёздном при луне пишу, боясь проснуться.

Как фантастичны там стихи, что разум мой диктует!

Они то трепетно-тихи, то, как орган, ликуют.

Там буква каждая поёт и мелодичны фразы.

Там нет падений, только взлёт моих ночных фантазий.

Форум № Тамара Гордиенко г. Никополь, Днепропетровской обл.

ЧАС Ти йдеш, повзеш, біжиш, летиш, То завмираєш, то дрижиш, То зупиняєшся, стоїш, То знов ідеш скоріш, скоріш.

Смієшся, плачеш і мовчиш, Шепочеш, голосно кричиш, То забираєш, то даєш, То ніжно пестиш нас, то б’єш.

Несеш любов, злобу таїш, Від страху лячно ти тремтиш, Вбиваєш, каєшся за мить, Й душа щаслива тріпотить.

Володар Всесвіту, чекай, Забудь усе, лиш захищай Вогонь сердець, щоб не погас, Бо називаєшся ти – Час!

Альманах Тамара Гордиенко ОСІННЄ За днями дні і роки за роками Ідуть, біжать, летять – летять вперед.

І все частіше – спогади про маму, Солодкий смак матусиних тенет.

Летять роки-пташини сизокрилі, Що в пісні неньки – злет у височінь.

Від сивини вже скроні побіліли, А серце просить: «Трохи відпочинь».

Та я не прагну спокою, мовчання, Не хочу з чорним Всесвітом злиття.

Мене все мучать деякі питання, Бо відповіді не знаходжу я.

Звідкіль прийшла? Куди дійду? Чи згину?

Чи стане вільною душа моя?

Чи полюблю того, кого зустріну?

Чи він розлюбить, чи, можливо, я?

Колись злечу в безкрайнє синє небо, Змахну прощально змореним крилом.

Та поки що у спогадах до тебе, Моя матусю, прихилюсь чолом… ТРОЯНДОВА СОНАТА Осінь. Вечір. І мжичка колюча… Я стою на безлюднім пероні.

А на ньому у тиші гнітючій Хтось розсипав троянди червоні.

Форум № 32 Тамара Гордиенко Може, хтось не зустрівся з коханням?

Може, хтось попрощався зрадливо?

Може, тут обірвалось чекання І погасла надія на диво?

Мокнуть квіти в маленькім озерці, І краса їх повільно зникає… Та жалоба акордів і терцій Із пелюсток зів’ялих лунає.

Я не знаю, хто автор сонати:

Чи Бетховен, чи, може, Чюрленіс.

Але певна: мистецтво кохати Дивовижно-казкове, як фенікс.

І хоча розігралась тут драма, Бо дві долі любов не з’єднала, Іще довго трояндова гама Над пероном порожнім блукала… ЗИМОВЕ КОХАННЯ Січневий вечір. Хуртовина Зненацька місто охопила, Холодні коси розпустила, Дала свободу їм, неспинна.

Вони, звиваючись, летіли По лабіринту вулиць схожих, Штовхали в спину перехожих, Обмерзлим віттям шурхотіли.

Альманах Тамара Гордиенко Від хуги хмари крижаніли… Вона ж жагуче і принадно В’юнилась, кликала і звабно Плела узори, пустотлива.

В обіймах з вітром гордо-біла Кружляла містом сніговиця, Казково-гарна пава-птиця, Бо від Любові шаленіла… МОЕМУ ЧИТАТЕЛЮ «Вы пишете на мелкие темы».

Слова критика Мелкотемье, мелколесье, Мелкотравье, мелководье… На каких весах мне взвесить, Что пригодно, что негодно?

Кто мне скажет, кто укажет, Мол, об этом напиши-ка, Набери-ка слов бумажник, И чем толще, больше шика.

Маяковский был трибуном, Громыхали строчки-глыбы.

Ну а я в сиянье лунном Не хочу увидеть дыбу.

Я пишу о том, что вижу, О закатах и рассветах, Как люблю, что ненавижу, О зароках и заветах.

Форум № 34 Тамара Гордиенко В строчках слов – и сердца слёзы, Радость встреч, разлук печали, Романтические грёзы И синеющие дали.

Первый снег, последний лучик Ускользающего лета, Быстрый бег весенних тучек… Да, пишу я и об этом.

– Мелко? – Как бы… – Важно? – Вроде… – Спорят критик и читатель.

Звуки всех стихов-рапсодий Я дарю тебе, мечтатель!

Если эти строчки-семя Для посева в душах вьюжных, Значит, это «мелкотемье»

Всё-таки кому-то нужно!

Альманах Елена Гурова г. Никополь, Днепропетровской обл.

* * * (акростих) – В запределье, за звёзды, за грань, за черту Люциферовы крылья меня занесут… А успею ли чашу испить на лету?

Драгоценную влагу приблизить ко рту?

Исповедаться Богу и душу спасти?

Мне приказано Небом: «На землю лети!

Ирреальности ленту обратно крути!

Разорви своё сердце на вопле «прости!»

В ноосферу ворвись и с её высотЫ Слушай голос свой, спорящий до хрипоты Обо всём! Против всех! О тщете суеты!

– Cibus, onus et virga asino*. А ты Командором стоишь на Таганке своей!

Из Аида ведёшь наши души, Орфей!

И неважно – ты жив или умер!

Владей!

*Cibus, onus et virga asino (лат.) – ослу нужны пища, груз и кнут (Лютер) Форум № 36 Елена Гурова * * * Писать стихи – азартная игра.

Сложила мозаичную картину, Панно из смальты-слов я собрала… Здесь краски, ритмы и размер едины?

Цветные груды слов – загадка-пазл… Какая кропотливая работа:

Добыть слова, что точно лягут в паз, Как мёда капля в золотые соты.

Слова… слова… Я предвкушаю их… Слова… Они случаются как чудо… Как будто сладким соком налитых Черешен спелых набираю блюдо.

Мгновение гармонии, постой!

Как полно послевкусья ощущенье, Когда глотнёшь насыщенный настой С горчинкою хмельного вдохновенья… * * * Мудрец по-китайски изрёк (Ещё при светлейшем У-ди*):

«Не раньше, не позже, но в срок Желанья сбываются».

Жди.

Не по мановенью жезла И не продавая души, И не разрубая узла * У-ди – древний китайский император, современник Конфуция Альманах Елена Гурова Оракула… Жди, не спеши.

Изныл ты… «Какая жара!

Когда же ударит мороз?»

Озябнешь... Наступит пора:

Как листья стыдливых мимоз Свернёшься. Не от срамоты – От страха, как пушкинский Финн:

«Возможно ль?! Ужель это ты?!

Прекраснейшая из Наин?!

Мой час наконец-то пробил?!

Свершилось?! Мгновение, стой!

Но поздно… Я это любил?!

Реальность, останься мечтой…»

Ты жаждешь? И хлынет вода, Сомнёт тебя мутный поток… Желанья сбываются?

Да… Увы! Невпопад и не в срок… И всё ж на высоком суде Конфуцием выдан вердикт:

«Держите желанья в узде.

Всё сбудется. Не навреди!»

* * * «…И опять завертит мной Прошлогоднее унынье…»

Б. Пастернак Зима… Мне холодно… Я в комнате одна… Рентген-фонарь зажёгся у окна… Поёт Сергей Никитин об унынье, Что непреодолимо вязкой стынью Налипло на оконное стекло… Форум № 38 Елена Гурова Виною колкою с него моё стекло Лицо, как негатив при проявленье, И капли доведённой до кипенья Текущей лавы, что плеснуть пора В рекламный щит, ободранный с утра.

Отреставрируют бигборд… et cetera*?

Над ним опять потешатся «граффити»… Озноба в кровь плесни ещё, Никитин!

Горячим по сердцу, латентный Пастернак, Хлещи-хлещи! Ещё! Да будет так:

Стихи, – как в кипяток горсть рафинада, И музыка – Вест-Индии торнадо – Вторгайтесь к нам в промозглые дома Продрогших душ. Мне холодно… Зима… ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕГО (по Н. В. Гоголю о событиях во Львове 9 мая 2011 г.) День девятый.

Чу, трубы парада!

За окошком – коррида!

Мадрид!

Страшно бычье бегущее стадо!

– Ты, эспада, быка не яри:

Не размахивай алой мулетой Подле пышущих жаром ноздрей.

– Песнь Победы ещё не пропета!

Бандерильи – в загривки! Смелей!

Маября, девять-девять.

Украйна?

Но быки, пикадоры?..

Берлин?

*et cetera (лат.) – и так далее Альманах Елена Гурова Кто в корриде окажется крайним?..

А у бея под носом-то… блин… Что ж, в ответе поставлены точки На вопросы: «Нельзя ль повенчать День Победы с “Хрустальною ночью”?»*, «Кто есть кто?» и «Возможно ль зачать Полноценное племя от страстной Матадора и зверя любви Ко всему, что пропитано красным?»

Очень больно – любовь на крови!

* * * (акростих) Люся Гурченко?! – Реквием?! Тризна?!

Юность всё же нельзя схоронить!

Даже если искусная нить Между вечной и бренною жизнью, Истончившись, порвётся однажды… Лицедействуйте тысячу лет!

А в кино Вы оставили след Горячей, чем Холодная, скажем, Упоительней Лайзы Минелли… Раззадорьтесь! Играть так играть!

Что Вам время, предерзостно вспять Если реки послать Вы посмели?!

Никогда не умрёт Ваша слава!

Киножизнь не кончается! Аве!

Озорство – амплуа Ваше! Браво!

* «Хрустальная ночь» – погромная ночь в Германии 9 ноября 1938 г.

Форум № Михаил Жеки г. Днепропетровск Из цикла «ОКНА»

ЧТО-ТО… (ожидание) …Утро в окно заглядывает, Звуки, как бисер, нижутся.

Что-то звонок запаздывает.

Что-то стихи не пишутся.

…Солнце в окно заглядывает, Тени плывут, колышутся.

Что-то письмо запаздывает.

Что-то стихи не пишутся.

…Вечер в окно заглядывает, Грустная песня слышится.

Всё, что я жду, – запаздывает.

Всё, что пишу, – не пишется!..

Альманах Михаил Жеки ОКНА...Ну что, освободилась? Полегчало?

Стряхнула с плеч осточертелый груз?

Ты погоди, забудь меня сначала...

Ты – в дверь меня, а я в окно вернусь!

Смотри: гардины колоколом вздуты, – То я лечу к тебе крылами штор.

Опять к тебе – на век, на полминуты...

Закрой окно. И двери – на запор!

А я уже влетаю сизарями.

Хлестаньем клёнов. Хлопаньем белья.

Я вслед тебе качаю фонарями.

Ты слышишь ветер? Это снова я!

Забыть меня? Ну что ж, давай, попробуй!

Не привыкать, тебе не в первый раз.

Пусть ходит мимо этот крутолобый, Качая клёны для отвода глаз.

Забудь меня – и усмирится ветер.

Взмахнёшь полой – отпряну и уйду.

И станет тихо у тебя на свете, Лишь кто-то ноги гладит на ходу...

ВОЛОКОНОВСКИЙ ДОЖДЬ Закончился дождь затяжной, Всё светом охвачено синим, И туч побледневший конвой Уже отступил за осинник.

Форум № 42 Михаил Жеки Не жажду вернуться назад – Туда, где всё гнулось и мокло… Распахнуты в солнечный сад Сквозные и свежие окна!

ЛИСТЬЯ ЖГУТ… Минул час ожиданий поздних.

Осень стелется шагом лисьим.

Под окном жёлтых листьев россыпь, Словно календарей без чисел.

…Нежно волосы пахнут листьями, А глаза – прохладные заводи, Чьи глубины мерцают искрами Сохранённой Любви и Памяти.

Облака разметались косами.

Воздух чист, словно первый стих.

Вся пронзительность поздней осени В неумелости губ твоих.

И пришла пора Откровения.

Дали светлые глубоки, Вновь дарующий Благословение Всепрощающий жест руки.

Облака разлетелись росами В обнаженье последних Истин, – Пахнут волосы поздней осенью, Непреложной тоскою листьев.

…Шёпот чудится или шорох.

Дым пьянит, приближая выси.

Листья жгут на костре, как ворох Не написанных мною писем.

Альманах Михаил Жеки Я СЛЫШУ ТВОЙ ГОЛОС Я слышу твой голос.

Далёкий и серый.

Он так искажён в проводах телефонных...

А глядя в окно, как в экран чёрно-белый, Я вижу в тумане посёлок стосонный.

Вокруг – только стены.

Немая картина.

Я слышу твой голос.

Далёкий и слабый.

Он словно опутал меня паутиной Неслышимых слов и невидимых взглядов.

Я знаю, слова прозвучат и растают.

Слова, как снежинки на тёплой ладони.

В осеннем дыхании мысли летают, И слышен твой голос так странно холодный.

Я снова скитаюсь в пустых лабиринтах Свободной души, одинокой и серой.

Скрипучая дверь в сердце настежь открыта, Но вера в любовь...

остаётся лишь верой.

Форум № 44 Михаил Жеки КТО-ТО МАШЕТ РУКОЙ Кто-то машет рукой За холодным стеклом, И перрон словно сдёрнули с места.

Видно в жизни моей Наступил перелом, А какой, – мне пока неизвестно!

Отплывает вокзал.

И мелькают глаза, И скользят по вагонам улыбки...

Кто-то верно О жизни однажды сказал:

– Мы живём, повторяя ошибки.

Растворились вдали За окном фонари, Только тьма неотступно бежала.

В такт колёсам стучало в ушах:

– Повтори!

Повтори!

Повтори всё сначала...

ТАКАЯ СЛАДКИМ-СЛАДКАЯ ЛЮБОВЬ...

Благословенен медленный уход Любви осенней, пылкой и усталой, Когда уже кончающийся год С прозрачных плеч покров срывает алый.

Альманах Михаил Жеки И, взяв рукою Сонную Звезду, – Он разделяет шаткие постели:

ТЕБЯ, – как будто босиком по льду В таком горячем страстно-женском теле;

МЕНЯ, – сплетается безумие в клубок, Трезубец занесён...

– «Покорствуй!..»

Такая сладким-сладкая Любовь Становится обычной коркой чёрствой!

...Ушедшего – невыносима кладь!

Не мучай ту, с кем принимал Причастье… Ей только нежно волосы погладь И – прочь!

Чтоб не спугнуть былого счастья… * * * Умчалась поездом ночным… С каштанов капли отряхнуло, Когда дыханием сквозным На них от поезда пахнуло.

Всё снова ставлю по местам, Разлуку долгую почуяв… И только – ветер по вискам И по следам от поцелуев.

Форум № Александр Корж г. Киев * * * Уже февраль. Не стану плакать.

В бесснежном поле грязь, туман.

Снегов крещенских бурых мякоть – Как мелкий пошленький обман Тревоги, вьюги. Ожиданья, Когда в утеху волчий вой, И женщина с улыбкой тайной, В ладонях с чашей колдовской.

И где же бешеная скачка, В ошмотьях белых конский пот, Мундир, злой кровию испачкан, Чужой, своей? Чёрт разберёт!

Где дрожь, похожая на слабость, И слабость, внятная, как дрожь, Когда стаканом водки надо б Взгляд упереть в лежащий нож?

Уже февраль. Покой. В камине Углей мерцающий уют.

Глаза дремотной тянет тиной.

Часы то такают, то бьют.

Альманах Александр Корж СЕМЬ ШАГОВ Ну, что же – давай полетаем – Всего семь шагов и обрыв.

Внизу – украинские дали Лежат, белы руки раскрыв.

Сияньем полдневного снега Слепят наши души до слёз, И кличут в полёт, как к побегу Попавших под грязный донос.

Дай руку, не бойся, из плена Неверящие не бегут!

До края всё суетно, бренно, За краем – лишь Господа суд… За краем – лишь выдох полёта, И страшен спасительный вдох!

За краем – дороги в замётах Белейших, библейских снегов!

Чернь колкого, зимнего леса, Таинственность кинутых сёл, Позёмка колючей, белесой Напастью забвенье несёт.

За краем – столбы с проводами Опутали светлый ковёр, Страны Чистоты и Страданий, Безвременья, Веры и Ссор.

Зову тебя к гулкому краю, Ты, кутаясь в шубку, стоишь.

Ну, что же! Наш день догорает!

И падает в белую тишь.

Форум № 48 Александр Корж СЛУЧАЙНОЕ По Днепру шуга, как плоты плывут.

В ту страну, где покой и счастие.

Поплыву туда и тебя возьму Сумасшедшей своею властию.

Там леса стоят в золотом дыму Снега первого, осиянного.

А поля метут ветры сизых смут Силой нежною, Богом данною.

Реки тихо спят, под прозрачным льдом Хороня в себе тайны тайные, На холме, в бору, строен белый дом, Дивный, светлый дом из Случайного.

Окна в том дому, словно тень берёз На большом снегу в просинь зимнюю, Двери в том дому – звонкий, яркий тёс Из упавших слов в ночь совиную.

Стены в сруб стоят из забытых действ И сочат смолой обещАнного, Крыша в золоте да над крышей – крест Взгляда первого и прощального.

По Днепру шуга, как плоты плывут, На плотах плывут Покой и Счастие.

Тишина звенит – видно Божий Суд.

Нежный, страшный Суд твоей властию.

Альманах Сергей Куликов г. Днепропетровск СТЕНЫ Наш мир огромен, велик и щедр, пригоден для всяких игр.

Растёт в нём гордый ливанский кедр и бродит амурский тигр.

Леса наполнены пеньем птах, в пустыне ползет варан – а я сижу в четырёх стенах и тупо смотрю в экран.

Природой правит круговорот, шевелится всё вокруг:

в земле нору расширяет крот, колышется мокрый луг.

Цветёт дремучий чертополох, в траве муравьи снуют – а я в стенах своих четырёх пытаюсь создать уют.

Январь и август, сентябрь и март сменяют друг друга в срок.

За антилопой бежит гепард, трясётся в степи сурок.

Форум № 50 Сергей Куликов На тихом взморье седой прибой дробится о валуны – а я мечтаю делить с тобой свои четыре стены.

Пускай нехитрая благодать – но лучшего не дано.

Чудес, которых нам не видать, на свете полным-полно.

А жизнь идёт себе стороной без смысла и перемен, и вся надежда – на мир иной, в котором не будет стен.

Но даже если нас примут в рай и вместе поселят в нём, боюсь, мы сами очертим край и стены себе найдём.

И пусть их будет всего лишь три – я знаю, не в этом суть.

Стена одна, и она – внутри, и вряд ли её снесут.

ЙО-ХО-ХО!

Вот и рвётся моя хвалёная портупея, вот и сходит на нет ехидство и озорство...

Я сижу и буквально чувствую, как тупею, и под пеплом медленно гибнет моя Помпея, а взамен я уже не выстрою ничего.

Будни жутки, попытки жалки, устои шатки, а развязка третьего акта предрешена.

Альманах Сергей Куликов Я трясусь в маршрутке, живу в убытке, теряю хватку, я заканчиваюсь – и вытеку без остатка очень скоро, и это точно будет хана.

Я не знаю, найду ли, чем поживиться завтра, получу ли оплату за бесполезный труд, но зато я верю – концовка будет внезапна.

Как пришли кранты любимым мной динозаврам, так и мне самому эпично они придут.

У меня отродясь всё нескладно, смешно, топорно, но встряхнутся Норны, у Мойры выйдет петля.

Как дают росток упавшие в землю зёрна, избежавшие превращения в прах попкорна, так и я напоследок дам планете угля!

Поднимаясь с нар, сметая сено-солому, флибустьерским басом я прореву, угрюм:

«Что ж, спасибо этому дому! Пойдём к другому!

Слышишь, Дарби Макгроу?

Дарби, подай мне рому!

А потом катись отсюда в вонючий трюм!»

Попугай на плече будет чистить красные перья, канонир разразится прощальным и гордым «пли!», как велят поверья... навек зазубрю теперь я:

только те, кто сумели всё-таки хлопнуть дверью, могут точно сказать, что путь свой не зря прошли.

Форум № 52 Сергей Куликов ЭРЗАЦ Я ем на завтрак майонез «салатный», соорудив простейший бутерброд, и упаковка с надписью отвратной о пользе организму нагло врёт.

Какая польза может приключиться – мы знаем все. Что толку в том вранье?

Здесь заменитель даже у горчицы, не говоря о всяких прочих «Е».

Я не скажу, что вижу в этом драму, и не люблю тщедушных нервных цац, что жаждут натуральности упрямо – но всё же бесит то, что ем эрзац.

Я вкалываю до седьмого пота, хотя едва ли сделаюсь богат.

И, должен вам сказать, моя работа – в каком-то смысле тоже суррогат.

Порой читать стишки на сцену лезу, общественность мечтая всколыхнуть – но в них звучит не гордое железо, а графомански-вычурная муть.

Я не всегда найти способен слово и безысходность метко разорвать.

И мой эрзац – частичка мирового, а значит, в нём я тоже виноват.

Альманах Сергей Куликов Эрзац-культура из экранов хлещет, наполнен стадион эрзац-войной.

Из ценностей остались только вещи, а настоящей нету ни одной.

Сознание нещадно будоража, ищу хоть что-то чистое, своё!

Куда ни глянь, вокруг всё та же лажа, подделка, брак, дешёвка, вторсырьё.

В такой цивилизации эрзацев, в привычном синтетическом плену, я поневоле сам себе казаться однажды заменителем начну.

А вдруг и впрямь я чьё-то место занял, в наш мир вступив бестрепетной ногой – тогда как близорукими глазами всё это видеть должен был другой?

Какой смешной, бессмысленной и мелкой становится мирская беготня!

Ведь если я – фальшивка и подделка, то нету настоящего меня?..

По вечерам, идя на боковую, запрятавшись под слоем одеял, твержу, что мыслю – значит, существую.

Но «Матрицу» никто не отменял.

Форум № 54 Сергей Куликов ПРОВОДЫ Ну что ж, похоже, пройден и этот круг.

Гнедую грудь сдавили ремни подпруг, мустанг обуздан и перестал брыкаться.

Копытам больше не в радость лихой галоп.

Повсюду восьмиугольники знаков «стоп».

Стихи отныне – отрава, а не лекарство.

И, что ни день, мироздание просит дань.

Куда ни глянь, везде удалая дрянь.

Уродство – при красоте, непременно рядом.

Дорога в храм изрыта цепями ям.

Душа преизрядно трачена по краям медведкой, гнилью, молью и колорадом.

Положен край попыткам читать мораль, искать Грааль, разыгрывать пастораль.

По-зимнему беспощаден мистраль насмешек.

Добро не ходит с шашками наголо.

Склонив чело, приходится выбрать зло – знакомое, то есть худшее среди меньших.

Смириться, сдаться, свыкнуться, наконец, что миром правит подлец, чей слуга – свинец, чьи нервы – сталь и чей повелитель – злато.

Вокруг – враги, и кроме врагов – ни зги, их лисьи лозунги вправили мне мозги, и я гляжу трусливо и виновато.

Заноза зрелости резко вонзилась в зад.

На первом льду кроссовки мои скользят.

Седые улицы пахнут пустыми щами.

Какой, однако же, щедрый нам выпал год:

Снаружи – разврат, внутри – разлад и разброд, и – судорожные объятия на прощанье.

Альманах Сергей Куликов КОЛЫБЕЛЬНАЯ В ДВУХ ЧАСТЯХ Ласковая горлица, вот тебе считалочка.

Всё у нас, как водится.

Всё у нас – для галочки.

Лёгкие скандальчики, томные прогулочки, мелкие авральчики, тортики и булочки.

Шуточки и хохмочки, прыщики и родинки, шортики и кофточки, часики и ходики.

На стене – гирляндочка, на комоде – ёлочка, и на кухне – лампочка, и ти-ви – на полочке.

Всё у нас в наличии – мы с тобой везучие, и блюдём обычаи для благополучия.

Маленькая шкодница, милая развратница, всё у нас, как водится – что тебе не нравится?

Форум № 56 Сергей Куликов Что тебе не дремлется, плачется да хнычется?

Спи, моя бездельница.

Спи, моя владычица.

Плюнь на неурядицы:

всё у нас устроится, всё у нас наладится, нам поможет Троица.

Чай, и ты – не дурочка, чай, и я – не пьяница.

Просто нынче сумрачно, и зима всё тянется – с долгими метелями, с белыми порошами.

Вот и колыбельная для тебя, хорошая.

Спи, моя супружница.

Спи, моя избранница.

Скоро мрак разрушится, утро зарумянится, И водица талая окна наши вымоет...

Спи, моя усталая.

Спи, моя любимая.

Альманах Юрий Лебедь г. Донецк * * * Не получается по-другому, видно, стал я к строке жадней… Колокольчик ждёт под дугою застоявшихся лошадей.

Я однажды поклялся слову горькой правдой ему служить.

Слово хлебом стало и кровом, и жгутом для ослабших жил.

А ещё неподъёмной ношей, что судьба в нагрузку дала… Я бываю похож на лошадь, закусившую удила.

Клятву слову я не нарушил, даже если били под дых… Хорошо бы купить конюшню, да в придачу пару гнедых, Форум № 58 Юрий Лебедь чтоб почувствовать снова скорость, а в груди позабытый взрыв, чтобы даже болела совесть и кричала душа навзрыд.

* * * Над Родиной тревожная заря, которая умом непобедима.

Боль за страну – всегда такой заряд, куда там пресловутому тротилу!

Господь отвёл от мести, злобы, краж.

Возможно, сделал это не напрасно:

кормлю стихами жадный патронташ, военного он во сто крат опасней.

Придёт пора замаливать грехи, я стану на колени. И не струшу.

Как камикадзе, я взорву стихи – И пусть они зацепят чьи-то души.

* * * Обращаюсь к тебе, как изгой к приворотному зелью.

Если можешь, меня сохрани на задворках души… Видишь, звёзды мерцают?

Это свечи покинувшим землю.

Бог зажёг их однажды, а потом передумал тушить.

Альманах Юрий Лебедь Ты, конечно, не Бог.

Свет любви время скорбно приглушит.

И отныне чужие его исказят витражи… Нас рассвет отрывает от нагретых щеками подушек, предлагая проверить, как всё-таки здорово жить.

* * * Читаю я стихи на гауптвахте солдатам, охраняющим меня.

О том, как поле житным хлебом пахнет, как без него нельзя прожить ни дня.

Читаю я уверенно и просто, хотя стихам давно потерян счёт.

И мне дают за это папиросы, и просят, чтобы я читал ещё.

И я читаю о крутых дорогах, изрезанных прожилками морщин, о верности отцовскому порогу, о дружбе и предательстве мужчин.

О клевере, творениях Рембрандта, и о любви – большой, как звездопад… Форум № 60 Юрий Лебедь И затаённо слушают солдаты, и наплывает нежность на солдат.

И мы молчим.

Мы курим, забывая на время и Устав, и старшину.

И не поймёшь, меня ли охраняют, или солдаты у меня в плену.

МОСКОВСКИЙ ДИПТИХ Остужая донецкий пыл, от Арбата до Крымского вала собирал я московскую пыль, словно мне своей было мало.

И представилась мне Москва девкой ряженой и продажной… Хлеще водки качнула тоска, что «загнуть» захотелось даже.

Но негоже хозяйку крыть, всё ведь просто: болезни роста… И себе я ставлю «на вид», ну а ей задаю вопросы.

Что случилось с тобой, Москва, моя близкая заграница?

А в ответ – строка у виска:

«Дорогая моя столица…»

Ты надменна бывала, строга.

Как актриса, во многих лицах… И опять у виска – строка:

«Дорогая моя столица…»

Альманах Юрий Лебедь Дорогая… Не в бровь, а в глаз!

Золотая – в дешёвых клипах.

…И я пулей – домой, в Донбасс, пока грязь к душе не прилипла.

Я звоню тебе из белокаменной по набору. Как всегда, в кредит.

И шипит мой голос птицей раненой:

– Ты дослушай… Трубку не клади.

– Что со мной?

Да всё в порядке.

Вроде бы… – Как здоровье?

В общем, хорошо… Просто у меня украли Родину.

Я её в столице не нашёл… * * * В обнимку с правдой хитро ходит ложь.

И только время – самый умный сканер.

Как высоту на горло не возьмёшь, так не докажешь правду кулаками.

А промыслы благи и высоки, и пусть сердца обкладывает иней, мы тянем к подбородку кулаки.

А истина опять посередине.

Форум № Андрей Литвиненко г. Артёмовск, Донецкой обл.

В ОБЛАСТИ ЛИВНЕЙ * * * Розовый персик Над заводью жёлтой Тихо склонился на месяца ветке.

Что ещё может присниться Августу милому В косах пшеничных, В ливнях косых?

* * * В заводи синей Лебеди белые, Лунная рябь да камыш.

В области ливней Струи несмелые Нежат вечернюю тишь.

Альманах Андрей Литвиненко * * * День чёрных ливней Нальёт мне вино Сладкой луны.

День синих ливней Напомнит одно – Горечь луны.

СЕРДЦЕ ЧУЖОЙ ЗВЕЗДЫ * * * Я – ветер, живущий в твоём саду.

Добрый и ласковый ветер.

По тропкам сада тихонько пройду, Чтобы никто не заметил.

Ах, да, эти белые яблоки, Что в луж зеркала упадут:

Бумажные тонут кораблики, Уже никуда не плывут.

Прости меня, не моя милая, – Наверно, я глуп, неуклюж… Но Умная ты, и Красивая, Чтоб верить в пророчество луж.

* * * Только ты поймёшь мои сны.

Мои сны так ясны.

Я построил свой дом среди облаков На талых ветрах весны.

Форум № 64 Андрей Литвиненко И кочую который уж год Над землёю, что дышит тобой, И жду, когда прорастёт Земля в небо рекой голубой.

Разведут закаты мосты От небес до земли.

Но руки мои проросли В сердце чужой звезды.

* * * Ты знаешь, можно читать при луне Косые дожди.

Не надо. Сейчас ты скажешь, что мне Сорок. Почти.

И ветер, дурак, в провода закрутил хвосты рыжих комет.

И радио звёзд молчит… ЧЁРНЫЕ ЛИЛИИ * * * Неделю без сна Зори небо колышут.

Сегодня – весна, А звёзды не дышат.

А в Египте смуглые женщины В кудри Нила вплетают лилии.

Альманах Андрей Литвиненко * * * В блёклых нитях заката Ветви цвета небесного сада.

Ветер, тихо напой Грустную песню о Той… Роняет слёз серебро Луна из-за туч на зеро.

Ветер тихо поёт О той, что сегодня умрёт.

* * * Ливия.

Ливни.

Красные лилии в Ливии для Сильвии.

Идиллия.

Но в линиях лилий:

ливни, Оливия, оливы, Сицилия, Ливни Чёрных лилий.

Форум № Николай Москалец г. Днепропетровск ВСЁ ОТКРОВЕННО… – Я желаю знать и то, и это.

От тебя ничто не утаю.

– Ну зачем тебе мои секреты?

Я с душой открытою стою!

Весь – как есть! Твоё сердечко зряче!

Всё, что было, вспомнить не могу.

Ни о чём не спрашивай, иначе О забытом что-нибудь солгу.

Мне порукой опыт многолетний:

На секреты света не пролью!

Откровенье порождает сплетню, А потом, как плетью, сплетней бьют.

Сердце биться откровенно радо!

Вот я в чём признаюсь, ангел мой:

Нас меняет женщина, что рядом, И её присутствие – награда За невзгоды, данные судьбой!

Альманах Николай Москалец ОПАСАЙТЕСЬ ГЕРОСТРАТОВ!

…и Храм сожгут, и Колизей… Храни меня, Всевышний Боже, И от врагов, и от друзей – И друг предать в итоге может.

Но не предаст вовеки Мать!

Ей тот на свете всех дороже, Кого пришлось в крови рожать.

ДВОЕ НА КАЧЕЛЯХ Качали звёзды нам качели.

Летели мы – то вверх, то вниз.

Но к небесам не долетели… Я не исполнил твой каприз.

Не стала ты крылатой птицей, Не подарил я два крыла, Сам не сумевший окрылиться.

…За то спасибо, что была!

СЛАДОСТЬ Похвала, как пахлава, – Сладостью маняща.

Лестны сладкие слова, А во рту не слаще!

Форум № 68 Николай Москалец НЕПРОДАЖНЫЙ Мне деньги – слуги, если есть в кармане.

Не станет их – добавится седин… Но властный рубль меня не заарканит:

Он – всемогущ, но мне не господин!

ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ Запомни: всё, что было – навсегда!

Забытое тобой – уносит ветер.

Придётся что-то вспомнить иногда… Былая жизнь предстанет в новом свете.

И даже то, над чем рыдал когда-то, Давным-давно ушедшее в преданье, Осмысленное опытом богатым, Не причинит ни капельки страданья – А вызовет улыбку осмеянья.


УТВЕРЖДЕНИЕ От счастья умереть нельзя!

Смертельны Истины ножи.

Я уверяю вас, друзья, Что Истина страшнее Лжи!

Альманах Виктор Невский г. Днепропетровск ОТРЫВОК ИЗ ПОЭМЫ «МОИ МУЗЫ»

(разделы 8.5.1 – 8.5.2) 8.5.1 Англия Уже Ла-Манш перелетели (Хотя тоннели здесь прорыты)… Леса на острове шумели, Когда здесь жили кельты-бритты.

От них пошло страны название, Она известна всем – Британия.

Хоть первозданная природа Хранила их от внешних сил, Но Юлий Цезарь совершил На остров бриттов два похода.

И очень долго «римский вал»

Воображенье поражал.

У исторических фигур Предтечей может быть преданье, Привлёк всеобщее вниманье Король Британии Артур.

Там мрачный замок Камелот, Турниры, кельтские напевы, Бесстрашный рыцарь Ланселот – Форум № 70 Виктор Невский Любовь Гиневры, королевы.

Его не выбить из седла, Он – Рыцарь Круглого Стола.

Там бродит Мерлин, злой колдун...

Преданья кельтов до сих пор В секретных знаках древних рун Хранит Уэльс на скалах гор.

Непостижимая натура Средневековых королей Раскрыта в образе Артура В поэме «Королева фей», Где Эдмунд Спенсер был готов К рожденью «спенсеровых строф».

А в пятом веке та страна Столкнулася с лихой годиной:

Вдруг англосаксов племена Сюда обрушились лавиной, Забрали южные просторы, А кельтов оттеснили в горы.

С тех пор валлийцы и шотландцы В Британии – как иностранцы, Наречья кельтских языков К ним перешли из тьмы веков...

Не знал ни отдыха, ни неги Средневековый человек.

Принёс восьмой жестокий век На остров викингов набеги.

*** Нашлись в девятом веке средства Дать наглым викингам отпор:

Объединились королевства, Которые с недавних пор На этом острове зелёном В семействе жили разобщённом;

Альманах Виктор Невский Державу новую создали, Единства разгадав секрет, И имя Англия ей дали, Чтоб изумлялся белый свет.

Стал Эгберт (слышали о нём?) Английским первым королём.

А в это время, на востоке, Где Волхов медленно течёт, Славянский обретал народ Своей державности истоки.

Мои слова – благие вестники:

Россия с Англией – ровесники!

А время ускоряло бег, Настал одиннадцатый век.

На континенте силой грозной Нормандский герцог обладал.

Он конных рыцарей собрал В поход опасный и серьёзный.

Его ладьи и корабли Достигли островной земли.

...Уже был пуст от стрел летучих В бою при Гастингсе колчан, Но смял пехоту англичан Бег рыцарских коней могучих.

В бою повержен неприятель, А герцог в Лондон поскакал, И как Вильгельм Завоеватель Там королём английским стал.

*** У побеждённого народа Судьба печальна: рабство, страх;

У победителя в руках Форум № 72 Виктор Невский Его земля, его свобода.

Они на разных языках Друг друга плохо понимали – Французский в Англии не знали, Король английским не владел.

Их всех библейский ждал удел Столпотворенья в Вавилоне – И повелителя на троне, И подданных широкий круг.

Но время лечит тот недуг У человеческой натуры.

Два языка и две культуры, Обогатив одна другую, Создали нацию такую, Какой гордиться есть резон, Как ни смотри, со всех сторон.

А в государственной машине Двухтактный заведён мотор, Работает он до сих пор, Как на октановом бензине, – Надёжно держат власть вдвоём Парламент вместе с королём;

Хоть перебои и бывали, Но их немедля устраняли...

Ещё феноменальный факт – И отпущу вас на антракт.

Успех Британии таков:

В теченье десяти веков Не знать нашествия врагов!

Такого больше ни одна Добиться не смогла страна В последнее тысячелетье – Эпоху войн и лихолетья.

Альманах Виктор Невский В средневековье жизнь полна Самоуправства и амбиций.

Но прорастали семена Демократических традиций.

От феодалов убегали Их крепостные в города.

Закон им шанс давал тогда, Коль скоро сразу не поймали:

Кто год и день там продержался, Свободным навсегда считался.

Дал век тринадцатый хлопот Всем королям от их вассалов:

«Великой Хартией свобод»

От недовольных феодалов Был озадачен Иоанн.

А Генрих третий – горожан, Богатых рыцарей, баронов Для обсуждения законов Позвать к себе распорядился, – Парламент в Англии родился.

*** Потом настали лихолетья, Оставили кровавый след Войн непрерывных два столетья, Которым оправданья нет.

Когда Столетняя война Своё безумство истощила, У Англии иссякла сила, А Франция разорена.

В конце войны они вдвоём Остались каждый при своём.

Но передышки долгой нет, Привыкла воевать страна.

Подумать только: тридцать лет Там шла гражданская война!

За трон Ланкастеры и Йорки Форум № 74 Виктор Невский Друг друга грызли, словно волки;

У Алой и у Белой розы От боли выступали слёзы;

А в результате всех раздоров Пришла династия Тюдоров, И с ней в конце феодализма, – Английского абсолютизма Елизаветинские дни.

Полвека заняли они.

8.5.2 Великие географические открытия Европа все свои дела Вершила без страны британской, Весь век шестнадцатый жила Под гегемонией испанской.

В начале века — бурный шквал Географических открытий.

О Старый Свет! Таких событий Ты раньше никогда не знал.

Колумб Америку открыл И умер, сам того не зная, Что славный подвиг совершил, Других за море увлекая.

Его четыре экспедиции – К большим открытиям пролог.

Честолюбивые амбиции, Романтика морских дорог, Людей толкали за порог.

А кто на море гегемон?

Их два – Мадрид и Лиссабон, Их флаги в дебрях океана.

Меж ними буллой Ватикана Мир неизвестный поделён.

Альманах Виктор Невский Мечта сбылась: Васко да Гама Заветной Индии достиг!

Американский материк Таился долго и упрямо, Но всё же час его настал:

Открыл Бразилию Кабрал;

Впервые Нуньес де Бальбоа С вершины берега крутого Увидел Тихий океан.

Потом Фернандо Магеллан С эскадрою своей мятежной Прошёл тот океан безбрежный До дальних азиатских стран, Где аромат корицы, перца Щекочет ноздри европейца (На пряности в Европе спрос).

В Мадриде власти ликовали – Утёрли португальцам нос, Их монополию сломали.

Но океан – важней всего, И фамильярно называли «Испанским озером» его.

Эпоха странствий и открытий, Невиданных земных чудес.

Созвездия чужих небес – Свидетели больших событий.

И житель европейских мест Увидел в небе Южный крест, Над синью моря – рыб летучих, А на земле, в лесах дремучих, Зверей диковинных и птиц.

Но океаны без границ И в них без счёта острова Воображенье поражали.

Чтоб утвердить на них права, Флаг королевский поднимали, Форум № 76 Виктор Невский Пуская в ход мечи, угрозы.

Хотя случались и курьёзы… Однажды старый волк морской Увидел карту в мастерской (Картограф там над ней трудился).

Моряк немало удивился:

«Район я этот знаю весь, Откуда остров взялся здесь?!»

«Вы правы, – был ему ответ, – Конечно, острова там нет.

Я не вступаю с вами в спор, Позвольте объяснить, сеньор.

Мою супругу Беатрис Давно преследовал каприз:

Чтоб счастье полное иметь, Ей нужно островом владеть И лицезреть на карте мира Себя, всех рыцарей кумира.

Теперь, сеньор, ответьте мне:

Как мог я отказать жене?!

Вы заглянули за кулисы, На сцене ж – остров Беатрисы».

Как в сказочном, волшебном мире Все люди жили той порой И обживали Шар Земной, Как мебель в собственной квартире.

*** Вслед за Колумбом в Новый Свет Нагрянули конкистадоры.

В Испании им дела нет, Идальго там заводят споры, Кто был храбрее и ловчей В сраженьях с маврами Гранады.

Что проку от пустых речей?

Ласкает слух лишь звон мечей, Сулит трофеи и награды.

Альманах Виктор Невский А звон дуката или пезо Ещё милей, чем звон железа.

Свалились белые пришельцы, Как снег с небес, на Новый Свет, Где краснокожие индейцы Спокойно жили сотни лет.

Леса, пустыни, реки горы Преодолев не без труда, Громили, жгли конкистадоры Селенья, храмы, города.

Прославились железной хваткой Бойцы дуэлей и войны, И золотою лихорадкой Они давно уже больны.

Не гром грохочет в ясный день, Не извержение вулкана, Но на холмы Теночтитлана Зловещая упала тень:

Клубится дым пороховой, Мушкетных выстрелов раскаты, Как молнии сверкают латы – Идут конкистадоры в бой, Пришпорив рыцарских коней (Таких диковинных зверей Америка ещё не знала).

Но всё же как ничтожно мало Завоевателей лихих В сравнении с врагами их, Чья кожа медью отливала!

Кортес ацтеков покорил В пустынях знойных мексиканских, И инков умиротворил Писарро в Андах перуанских.

Наверно, утомил я вас.

Продолжу в следующий раз.

Форум № 78 Виктор Невский Примечания 1. Великие географические открытия и колониальные захваты были начаты Португалией и Испанией. В этих госу дарствах к началу XV века сложился абсолютизм. Королев ская власть нуждалась в средствах. Она имела в своём рас поряжении людей, готовых сражаться где угодно. Это было обедневшее дворянство, оставшееся без дела после завер шения реконкисты – отвоевания в VIII–XV вв. территорий Пиренейского полуострова, захваченных арабами. Иници атором португальской заморской экспансии был принц Эн рике по прозвищу Генрих Мореплаватель.

В 1487 г. Бартоломео Диашу удалось дойти до крайней южной точки Африканского материка, названной мысом Доброй Надежды.

20 мая 1487 г. Васко да Гама достиг г. Каликут на Мала барском побережье Индии.

Двигаясь дальше на восток, португальцы в 1512 г. до стигли Молуккских островов (остров Пряностей), а затем Китая.

Мысль о том, что, направляясь на запад, можно до стичь Индии, возникла у генуэзца Христофора Колумба, находившегося на службе у испанского короля. 12 октя бря 1492 г. Колумб высадился на неведомой земле, впо следствии названной Сан-Сальвадором. Так была открыта Америка. Колумб в течение 1492 – 1504 гг. совершил четы ре экспедиции, открыл Багамские острова, о. Кубу, о. Гаи ти, о. Пуэрто-Рико, о. Ямайку, о-ва Доминика и Гваделупа, о. Мартиника, о. Тринидад, а также достиг берегов Гонду раса, Никарагуа, Коста-Рики и Панамы, обнаружил дельту реки Ориноко, положив начало открытию Южной Амери ки. Вплоть до своей смерти в 1506 г. Колумб считал откры тые им земли Индией и Китаем.


В 1500 г. португальский мореплаватель Педру Альвариш Кабрал открыл Бразилию, назвав её островом Вера-Круш.

В 1497 г. английский мореплаватель Джон Кабот (Джо ванни, итальянец, родился в Генуе) открыл полуостров Ла брадор. Открытие Лабрадора дало Англии повод претендо вать на весь материк Северной Америки.

30 сентября 1513 г. испанский конкистадор Васко Ну ньес де Бальбоа открыл (увидел) Тихий океан.

С 20 сентября 1519 г. по 6 сентября 1522 г. – первое в истории человечества кругосветное плавание Фернан Альманах Виктор Невский до Магеллана, португальца на испанской службе. Из пяти кораблей и 265 человек в Испанию вернулся только один, «Виктория», с 18-ю моряками.

В 1534 г. француз Жан Картье открыл Канаду, которую он объявил собственностью Франции.

За четверть века человечество узнало о своём обиталище больше, чем за предшествующее тысячелетие.

2. Плавание Колумба усилило соперничество Португалии и Испании в овладении заморскими странами. Поскольку другие европейские государства в то время не были в со стоянии конкурировать на море с пиренейскими монархи ями, Португалия и Испания решили поделить все открытые и ещё не открытые заморские земли между собой.

Раздел мира был произведён буллой папы Александра VI от 4 мая 1493 г. Линия раздела проходила на расстоянии 100 итальянских лиг к западу от островов Зелёного Мыса.

Все нехристианские страны, расположенные к западу от этой линии, объявлялись владениями Испании, а к восто ку – Португалии, с полным отпущением грехов всем, кто мо жет потерять жизнь во время этих завоеваний.

Линия раздела послужила толчком к плаванию Магелла на, который предложил испанскому королю Карлу V воз можность отобрать у Португалии Молуккские острова. По скольку все новые земли к западу от линии раздела в Атлан тическом океане принадлежали Испании, то приход испан цев на Молуккские острова с запада отдавал их во владение испанской короны. Во время плавания Магеллана был от крыт Тихий океан, который впоследствии испанцы назвали «испанским озером», были открыты и объявлены собствен ностью Испании Филиппинские острова.

3. Пезо (песо) – старинная испанская золотая монета.

4. Теночтитлан – столица империи ацтеков (современ ный город Мехико).

Форум № Людмила Некрасовская г. Днепропетровск МОЙ БАЛЛ 1. Школа «А я б таких не принимала в вузы!

– Кричала Танька, стоя у окна, – Они – враги Советского Союза!

Страна им совершенно не нужна!»

Десятый «А» насупил брови грозно.

А я на взглядов резком сквозняке Её спросила: «Таня, ты серьёзно?

Ты, с пышной клумбой двоек в дневнике?

Да, люди уезжают. Но веками К мечте брели, одолевая страх.

И Родина в душе – отнюдь не камень На шее и не путы на ногах.

Запачкать мы спешим чужие жизни, Когда свои не взяты рубежи.

А хочешь доказать любовь к Отчизне – Своей учёбой это докажи».

Но класс мрачнел, пока звучало слово… В стране тогда важнейшею из тем Являлось осуждающее шоу Альманах Людмила Некрасовская С решившими уехать насовсем.

Мне выступленье стоило медали.

Не знаю, кто в доносе виноват, Но за учебу золота не дали, Впаяв одну четвёрку в аттестат.

А чтоб душа не чувствовала груза И усмирила детской правды прыть, Мне объяснили, что студентом вуза Любой отличник может и не быть.

Стал болевой порог довольно низким, Задачек-закавык не сосчитать.

Поёживаясь, я читала в списках Поставленную кем-то цифру «пять».

Наверное, меня не доломали.

Но с этих пор обиднее всего, Когда до ожидаемой медали Мне не хватает балла одного.

2. Институт А институт, гудящий и огромный, Затягивал в большой круговорот.

Взрывной, многоголосый, неуёмный Учебными делами жил народ.

Был каждый день расписан по минутам На лекции и НИС, ЛИТО и дом.

Катила жизнь троллейбусным маршрутом До пересадки, названной «Диплом», С которым прорастало в сердце много Надежд на приносящий радость труд.

До мелочей знакомая дорога Привычно торопила в институт, Форум № 82 Людмила Некрасовская Вбирали солнце новые высотки, А из открытой форточной дыры Хрипел уже простуженный Высоцкий, Как кофе, дефицитный до поры.

Царицей не была ещё реклама, А быт являл собой сплошной конфуз.

И громко обсуждались вести с БАМа, Успех стыковки «Апполон-Союз».

Прилежный старичок из ветеранов Стремился отоварить свой талон.

Был город, пробуждающийся рано, По-утреннему скудно освещён, Но как-то по особому упрямо Мыл улицы, расчёсывал дворы.

Страдали озабоченные мамы От мелочных капризов детворы.

Цвели улыбкой встреченные лица Сквозь раздражавший сигаретный дым.

И у аптеки ровно в восемь тридцать Столкнувшись с офицером молодым, Мы загорались, повстречавшись взглядом.

Красив и в лейтенантской форме он.

Да столь высок, что, окажись мы рядом, Едва бы я достала до погон.

Любовь взрывоопасна, словно порох.

И я сбегала от сердечных мук Туда, где в кафедральных коридорах Витал неповторимый дух наук.

Где, разбирая формулы и схемы, Как в ноты погружённый музыкант, Я забывала баллы и проблемы, И то, что есть влюблённый лейтенант.

Альманах Людмила Некрасовская 3. Знакомство Я на минуты ночи, как на нити, Нанизывала бусины задач, Чтоб отыскать молекулы открытий И обнаружить атомы удач.

Так сладостно решать без остановки, Себя всё большей сложностью дразня!

Но львиный рык проснувшейся Петровки Уже провозгласил начало дня, Когда во власти чертежей и формул Поток людской студентку к вузу нёс, И кто-то сильный в лейтенантской форме Вдруг выхватил меня из-под колёс.

О, этих глаз кричащих выраженье И ощущенье незнакомых пут!

«Простите: не представился. Я – Женя.

Вернее, Женька. Так меня зовут».

День потянулся необычно, странно За медленными стрелками часов.

Он ждал меня под вечер у фонтана, Вплетая нежный взгляд в букет цветов.

4. Друзья Жизнь завертелась, будто кинолента.

А Женька демонстрировал размах:

Он пел, играл на разных инструментах И говорил на многих языках.

Мы плыли по реке литературы Меж островов талантов и удач, Причаливали к берегу культуры Решения технических задач, Читали про загадки древних сфинксов, Форум № 84 Людмила Некрасовская Разгадывали Кио новый трюк И думали, чем фирменные джинсы Удобнее отечественных брюк.

Пьянило счастье находиться рядом, Столь дорогое – хоть сдавай в музей.

И были нипочём шальные взгляды Моих подружек, Женькиных друзей.

Когда на день рождения однажды Ребята пригласили нас двоих, Он выложил доверчиво и важно:

«Друзья ко мне приклеили: “Жених”»

Звонок прервал страданья фортепьяно, Дверь ахнула слегка, впуская нас.

Хозяюшка представилась: «Оксана, – И указала на супруга, – Стас.

Володя обещал придти позднее.

Сказал: “Дежурство сдам и прилечу”».

И Стас жену погладил по плечу:

«Сообразите что-то повкуснее».

Оксана, томной грацией полна, В весёлых шутках растворяла вечер, Смешав коктейлем пряный запах лечо С хмельной горчинкой терпкого вина.

Пока ребята воспевали дружбу, Мне открывалась мудрая душа:

«Для офицеров нет важнее службы.

А я хочу любви и малыша».

И поспешила в исповедь мою На позолоту чувств поставить пробу:

«Фундаментом закладывай учёбу, А кровлей сделать следует семью.

Замужество не строят впопыхах, Вычерчивая жизнь согласно моде.

Звонят как будто? Видимо, Володя.

Ну, так и есть. С дежурства. В сапогах».

Альманах Людмила Некрасовская Командовал Володя, улыбаясь:

«Оксана, отряхни-ка пыль с иглы И ставь пластинку. Для тебя стараюсь.

Достал по блату. Радуйся: “Битлы”».

Вручив друзьям подарки и цветочки, Он радостно дорвался до еды.

Но не нарезал мясо на кусочки, Взял целиком и со сковороды.

На Женькином лице сквозила мука.

Он прошептал: «Хотя мы и друзья, Но этикет – особая наука.

И пренебречь им попросту нельзя».

Я молча отшатнулась. Усмехаясь, Влепила, как пощечину, ответ:

«А знаешь, если я проголодаюсь, Мне безразличен будет этикет».

И стало на душе темно и горько.

И побледневший мир стыдом объят, Как будто ненавистная четвёрка Опять мне отравила аттестат.

5. Семья В тот выходной мы любовались снова, Как грациозен лебедь на пруду.

Но Женька спохватился: «Дал я слово, Что я тебя обедать приведу».

И вот уже родители в прихожей Мне, улыбнувшись, говорят о том, Что сын у них серьёзный и хороший, И просто так девчат не водит в дом.

И мама расстаралась в честь обеда, А папа, угощая: «Знатный гусь!», Повёл неторопливую беседу Форум № 86 Людмила Некрасовская О том, как хорошо, что я учусь, Как это важно в жизни современной.

И протянул шампанского бокал:

«Вы говорите, Ваш отец военный?

Так вот и я, представьте, генерал!»

Среди высокомерья неуютно, И потому, боясь попасть впросак, Я стала тенью стрелочки минутной, Гадая, что же делаю не так?

Предотвращая приближенье шторма, Подмигивал мне Женька: «Ничего.

У каждого по три прибора – норма».

А мне вполне хватало одного.

И поблагодарив за угощенье, И пожелав родителям добра, Закончила взаимные мученья Обычной фразой: «Мне уже пора!»

Мир набухал обидой и слезами, А Женька молчаливо провожал.

И снова жизнь устроила экзамен, А я не получила высший балл.

6. Признание Каникулы! И лучшею наградой За целый год учебного труда У нас считались будни стройотряда С надуманным названием «Звезда».

И, возводя коровники и фермы, Всё удивлялся строящий народ Тому, как он сдружился в этот первый, Насыщенный занятиями год.

По-дружески наполнив ядом фразу, На откровенность предъявив права, Альманах Людмила Некрасовская Девчонки донимали: «Ах, ни разу?!

Какой пассаж: слова, слова, слова!»

И наконец, запрыгнув в кузов ловко, Весёлой, жизнерадостной гурьбой, Врастая кожей в грубые штормовки, Мы, распевая, ехали домой.

Едва успев поцеловать домашних, Услышала осипший телефон:

«Ты дома? Ну конечно, это важно.

Докладываю: я в тебя влюблён.

Я на такси с Оксаною и Стасом, С цветами при параде и звоню.

Как для чего? Остался час до загса.

Поторопись. Приеду – объясню».

Скользя по платьев лёгкому безумью, Осмысливала странный разговор.

Дверной скворец прервал мои раздумья:

«Ну что ж ты не готова до сих пор!»

Охапка белых роз в росе алмазной Подчёркивала чувственный накал.

«Давай-ка, Женя, медленно и связно».

«Я виноват, что раньше не сказал, Но в группу войск попасть хотел давно я.

Отец подсуетился. Есть приказ.

Зато поеду не один – с женою.

Без проволочек загс распишет нас.

Чуть позже посидим в кафе с друзьями.

Заказаны билеты. Ночью сбор.

А поутру со свежими мечтами Осваивать неведомый простор».

«А что моя учёба? Пролетела?

Я не смогу оформить всё за час».

«Зачем тебе? Жена – иное дело.

А время лишь на сборы. Есть приказ».

Всё это было сказано серьёзно.

Форум № 88 Людмила Некрасовская Оксана, сердце помнит твой совет!

«Ах, Женя! В этих планах грандиозных Нет мелочей: моей учебы нет, Стремления наукой заниматься.

И не учёл ты, что моя родня Решенье это примет без оваций.

Нет, милый, отправляйся без меня».

Зависла болью тишина густая.

А по стеклу, мгновенье погодя, Уже ползла горячая, живая Слезинка обжигавшего дождя.

И словно прорвалось над миром что-то, А сверху гром в раскат захохотал Над тем, что жизнь – в который раз по счёту! – Дразнила, не поставив высший балл.

7. Отъезд Состав шипел змеёю у перрона, В далёкий путь настойчиво маня.

И холодно, с обидой затаённой, Прощаясь, Женька целовал меня.

Оксану осторожно чмокнул в щёчку, Владимира и Стаса по-мужски Обнял и на прощанье, ставя точку, Сказал: «Ловите письма, мужики».

«И мне пиши», – я на руке повисла.

Но этими словами обожжён, Как выдохнул: «Не вижу в этом смысла».

И, отстранившись, он шагнул в вагон.

Сюжет романа превращался в повесть, Судьба предполагала поворот.

Мучительно и тонко вскрикнул поезд, Лениво увеличивая ход.

Альманах Людмила Некрасовская И, словно груз вины неся, Оксана, Взглянув на убегающий состав, Посетовала: «Вот и нет романа.

Хотя герой, по-моему, не прав».

И Стаса ухватив за руку крепче, Помочь не в силах горю моему, Спросила напрямую: «Что ты шепчешь?

Кто ставит балл? За что и почему?»

8. Ожидание А я опять в учёбу и науку Старалась погрузиться с головой.

И вечерами, приходя домой, В почтовый ящик заглянув (пустой!), Ругала гонор, глупость и разлуку.

Слипались дни в бесформенную массу Бессчётных дат, событий и судеб, Чтоб из неё историк выжал масло На свой, властями вымеренный, хлеб.

Год завершался. Треть задач готова.

Доцент устало одобрял итог.

И вдруг: «Руководителя другого Я подыщу, чтоб он тебе помог».

«Но почему?!» А он прервал беседу, Как будто хлопнул старую печать:

«Коллега пошутил, что я уеду.

И мне решили в душу наплевать».

«За чью-то шутку? Как же могут люди?

Вам как специалисту нет цены!

Я не уйду!» – «Поверь, так лучше будет.

А ты учись. И жертвы не нужны».

И предстояло всё начать сначала.

А мне казалось, что иду ко дну.

Форум № 90 Людмила Некрасовская Не понимала и не принимала Любимую жестокую страну.

И, с мыслями о чести и свободе, В трамвае протянула на билет.

Вдруг радость узнавания: «Володя!

Мы целый год не виделись! Привет!

С тобой столкнуться в транспорте: нежданно!

За год, наверно, столько новостей, А я не знаю. Как там Стас? Оксана?

Да и от Жени никаких вестей».

С минутой каждой улыбаясь шире, Рассказывал Володя не спеша:

«Стас и Оксана далеко, в Сибири.

Уже прислали фото малыша».

И вдруг, смутившись, он сказал потише, Но всё-таки в трамвайной толкотне Я услыхала: «Женя часто пишет.

Да, регулярно Женя пишет мне.

В порядке он. Ты не волнуйся, право.

Смог даже отличиться. Награждён, И боевым. Да, Женька – наша слава!

Все звёзды в небе – для его погон».

Володя говорил ещё о чём-то.

Трамвай на поворотах дребезжал.

А маленькая глупая девчонка Беспомощно теряла высший балл.

9. Встреча Я забрала сынишку из детсада.

И радостно рассказывал мне сын О том, что для занятий детям надо Купить в большой коробке пластилин.

Доверчивою тёплою ладошкой Альманах Людмила Некрасовская Тянул меня в ближайший магазин:

«Я на игрушки посмотрю немножко.

Конструктор там с моторчиком один».

Задумавшись, стояла я у кассы, Пока малыш исследовал отдел.

И вдруг весомо и спокойно: «Здравствуй!

Не ожидал увидеть. Но хотел».

От боли сердце сжалось на мгновенье, И голос от волненья задрожал:

«Спасибо за желание, Евгений.

Ты выглядишь отлично. Возмужал».

«А ты совсем не изменилась внешне.

Зато кольцо на пальце. И давно?

И раз ты здесь, то дети есть, конечно?

Ну, надо же: столкнуться, как в кино!»

Сын появился, волоча коробку, Военный вдруг привлёк ребячий взгляд.

И, глядя вверх, малыш промолвил робко:

«Мам, погляди, какой большой солдат!»

«Я – офицер, – он наклонился к сыну, Взял на руки, сказав, – Я заплачу».

А я не знала, по какой причине Малыш притих, прильнув к его плечу.

10. Дорога Мы шли домой. Недолгая беседа Приобретала мягкую канву.

Что прибыл в отпуск, Женька мне поведал, А после – в академию в Москву, Решил всерьёз заняться кандидатской, Большие перспективы впереди, Хоть образ жизни – холостой, солдатский.

И он поправил орден на груди.

Форум № 92 Людмила Некрасовская Я вспомнила, как муторно и длинно Вмерзала в ожиданий пустоту, Когда искала главную причину, Заставившую преступить черту.

Тогда, казалось, в чувственной пустыне Взаимности окончился сезон.

А сердце, как песок, в ночи остынет, Едва, как одеялом, горизонт Укроет солнце. Было очень странно И даже больно впитывать слова О том, что я любима и желанна.

Я помню: закружилась голова… Парнишка, замирая, ждал ответа.

Он мне чуть больше месяца знаком.

Но искренен – я чувствовала это – И честен, и красив, и дураком Не выглядел, и сам учился (значит, Мою учёбу принял без труда).

И перспектива виделась иначе.

Ломался мир. И я сказала: «Да».

А мысленно себе пообещала Не дать судьбе смеяться надо мной.

Былое зачеркнуть. Начать сначала.

И стать хорошей преданной женой.

Сгорали дни до свадьбы, словно спички.

А я, приговорив себя сама, Избавиться пыталась от привычки Ждать каждый день заветного письма.

И наконец, поправив пену кружев, Надела перед зеркалом фату.

Почтовый ящик был уже не нужен.

Я словно провалилась в пустоту.

Потом защита. И настолько долгим Был путь, что в это верилось с трудом.

Студенты, будто бурлаки на Волге, Альманах Людмила Некрасовская Тащили на плечах своих диплом.

Как я была довольна назначеньем!

Озвучивала выводы свои Комиссия по гос. распределенью:

«На должность инженерную в НИИ».

Сын задал смысл иной существованью, Своим рожденьем нити бытия Переплетая с любящим вниманье Понятием: хорошая семья.

И было за него слегка тревожно.

И предстояло с малышом опять, Стремительность сменив на осторожность, Непостижимость жизни постигать.

А мир в его глазах восторгом светел.

Но, глядя на него, взрослела я.

Ведь нет наук сложней, чем наши дети.

Как нет задач весомей, чем семья.

Но вот и дом. А сын, на Женьку глядя, Вдруг уцепился за его плечо И прошептал: «А ты – хороший дядя.

Мам, попроси, чтоб он пришел ещё».

Предотвращая приближенье шторма, Подмигивал мне Женька: «Ничего.

У офицеров три свиданья – норма».

А мне вполне хватило одного.

11. Отпуск Но он пришёл. И вновь довёл до дома, Чтоб утром мог дознаться весь детсад, Что есть у сына офицер знакомый, «Огромный и взаправдашний солдат».

А Женька, возраженьям не внимая, Нас ежедневно провожал домой.

Форум № 94 Людмила Некрасовская И вдруг сказал: «Я завтра уезжаю.

Вот так и завершился отпуск мой.

Я глупым был. Теперь – иное дело.

Люблю, как прежде. И зову с собой.

Ты в группу войск со мной не захотела.

Но есть надежда соблазнить Москвой.

Теперь не тороплю тебя напрасно.

Обдумай не спеша мои слова, Бери сынишку, приезжай. Мне ясно:

Ты отрицаешь, но любовь жива».

И вновь состав змеёю у перрона Шипел негромко, в дальний путь маня.

На этот раз с надеждой затаённой, Прощаясь, Женька целовал меня.

А сердце снова мучилось и кисло, Услышав, что намерен он писать.

«Не стоит, Женя. Я не вижу смысла.

Прошу тебя: не порть мне жизнь опять».

И было неожиданно и странно Предчувствовать болезненный финал, Как будто жизнь дала мне роль Татьяны, Но за игру не ставит высший балл.

12. Письма Мне стоило немереных усилий Сменить в себе душевный шторм на гладь.

Работа, дом внимания просили.

Я им спешила должное воздать.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.