авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«УЧЕБНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА «ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ» Глава 7. Глобальные финансы ...»

-- [ Страница 2 ] --

Письмо комфортности (Comfort Letter). Проверка более выборочная, менее фундаментальная, но очень дорогая по стоимости, т.к. риски выше. Проверка проводится в случае выхода эмитента или заемщика на международный финансовый рынок во втором полугодии финансового года.

Международные платежные системы. Одни системы обслуживают транзакции, другие – банковские продукты: кредитные и дебетовые карты, третьи – розничные переводы денег.

SWIFT – глобальная система телекоммуникационных сообщений и транзакций между 10 тыс. банков мира. TARGET, EURO1, STEP1, STEP2 – платежные системы зоны ЕС для клиринговых расчетов в евро, перевода крупных и малых платежей. Используется техническая платформа SWIFT. CHIPS, FEDWire – основные платежные системы расчетов в США по клирингу банков по чекам и крупным транзакциям. Клиринговые палаты используют систему расчетов ФРС Net Settlement Service. Перевод денежных средств кредитные организации используют Automatic Clearing House. VISA, MASTERCARD, American Express, EuroPay, JCB – платежные системы эмитентов пластиковых карт. PayPal – система электронных платежей для частных лиц с Web-сайта, пластиковых карт VISA и MASTERCARD. FethardFinance – анонимная система расчетов c виртуального счета для физических и юридических лиц, обслуживающая банковские переводы и транзакции финансовых компаний Western Union и MoneyGram.

Информационно-аналитические торговые системы DJTR, Reuters Dealing, Bloomberg. Их инфраструктурные цели сводятся к обеспечению участников международного финансового рынка макроэкономической и рыночной информацией в режиме On-line для принятия решений по сделкам. Функции: фундаментальный анализ мировой, региональной и национальной экономик;

технический анализ международных и национальных товарных, сырьевых, финансовых рынков;

рекомендации на основе заданной пользователем сервера и программы компании истории финансового инструмента по коммерческому существу сделки (покупка/продажа);

совершение сделки на рынке Forex и фондовом рынке.

Ведущие фондовые биржи (CША: NYSE, ASE, NASDAQ, CME;

Европа: LSE, FWB, EuroNext;

Азия: TSE, KRH, SES, SHE, Bombay SE, Shanghai SE;

Латинская Америка:

Bovespa, BMV;

Восточная Европа: MМВБ) и индексы (USA: DJIA, NASDAQ, S&P500;

Britain: FTSE100;

Euro area: FTSE Euro100, DAX;

DJ STOXX 50;

France: CAC 40;

Japan:

Nikkei 225, Topix;

Hong Hong: Hang Seng;

India: BSA;

Russia: RTS;

South Korea: KOSPI;

Brazil: BVSP;

China: SSEA, SSEB;

Argentina: MERV;

World, dev`d: MCSI;

Emerging markets:

MCSI;

World bonds: Citigroup;

Hedge funds: HFRX, CDSs, Eur :iTRAXX;

CDSs n Am: CDX).

Биржи – место организованной торговли ценными бумагами, межотраслевого перелива капитала, ценообразования фондовых ценностей, установления индекса как ценового ориентира.

Инвестиционные банки (CSFB, Goldman Sachs, Solomon Brothers, Nomura, JP Morgan, Barclays Capital, BNP Paribas, Morgan Stanley). Они выполняют функцию организаторов сделок на рынках денег, долговых обязательств и капитала, а также слияний и поглощений.

Паевые и инвестиционные фонды (Soros Fund, Templeton Fund). Фонды специализируются на сегментах международного рынка (Европа, США, Япония, глобальные рынки, развивающиеся рынки – Pan European Growth Fund, NASDAQ 100 Index Growth Fund, Yen Asset Allocation Fund, HSBC Global Technology Capital Guaranteed Fund, Republic Global Fixed Income Fund, Global Emerging Equity, The Hermitage Fund), фокусируются на различных финансовых инструментах: твердопроцентных ценных бумагах (Fixed Income Funds:

Republic US Fixed Income Fund, Republic Global High Yield Fund), акциях (Equity Funds:

Thornhill Global Equity, Mercury American Equity, Everest Capital Frontier, Republic European Equity Fund), активах (портфель из облигаций и акций: Asset Allocation Funds: UBS (Lux) Strategy Fund, HSBC Republic Strategy Funds).

Транснациональные банки (UBS, CS, Deutsche Bank, HSBC, Citigroup, Bank of America, J.P.Morgan Chase, BONY, BNP Paribas, ABN AMRO, Santander, RBC, ING, Fortis) выполняют две ключевые функции: обслуживают своих основных клиентов в странах их экономических интересов и выполняют роль «пылесоса-деньгососа» с международных рынков в свою страну.

Глобальные финансы – индикатор международных политических и экономических отношений, динамики мировой экономики.

Достаточно ярким подтверждением тому стала реакция международных финансовых рынков на военное вмешательство НАТО в конфликт в Сербии в 1999 г. и террористическая атака 11 сентября 2001 г. на ВТЦ в Нью-Йорке.

Индикатор реакции рынков – фондовые индексы и валютные курсы. Если европейские индексы отреагировали на начало воздушных операций 23-24 марта 1999 г.

большим падением (26 марта достигнуто наибольшее падение FAZ за неделю -6,27%), то американские обнаружили колебание с амплитудой DJIA в 300 пунктов 22 и 23 марта, а с марта рынок вернулся к игре на повышение. Поскольку плохих новостей для НАТО с театра боевых действий не последовало, то инвесторы вернулись к анализу экономических показателей американской промышленности за 1 квартал и признаков оживления азиатских рынков. Японские инвесторы были слишком заняты своим посткризисным выздоровлением, чтобы панически реагировать на далекую войну. Более всего отреагировал индекс РТС. марта он упал на 20,3%. В отличие от американской экономики у российской не было хороших новостей, а была военная и политическая неопределенность в связи с конфликтом в Сербии. Меньшую эластичность продемонстрировали курсы мировых валют по отношению к доллару США: иена потеряла 2,46%, британский фунт – 1,84, евро – 9, рубль – 7,5%. Так международный валютный рынок отреагировал на успешные для США налеты на Сербию, неадекватные действия Белграда в Косово, позитивные результаты американской экономики в 1 квартале 1999 г., что в совокупности усилило доллар. Индикаторы глобальных финансов тонко реагировали на военно-политическую ситуацию вокруг Югославии. В данном случае экономические факторы перевесили реального военного противодействия в Сербии и возможного политического обострения с Россией.

Террористическая атака на Вашингтон и Нью-Йорк 11 сентября 2001 г. привела к закрытию бирж США на 4 дня, обвалу на LSE, падению курса доллара на международном валютном рынке. Мгновенная смена тенденций не в пользу доллара США и финансовых инструментов деноминированных в $ могла завершиться глобальной паникой и коллапсом мировых финансовых рынков. Но впервые глобальные финансы продемонстрировали способность к регулированию благодаря совместным действиям ведущих центральных банков, ФКЦБ. Крах доллара и обвал ведущих фондовых индексов совместными усилиями финансовых институтов G-7 был предотвращен. И это не случайно. В мировой экономике отсутствует альтернатива ведущим ее звеньям – доллару США и американской экономике, создающей 30% мирового ВВП, имеющей 50% капитализации, представляющей самый емкий товарный рынок (нефтепродукты, металл, высокотехнологичная продукция, ТНП) и рынок привлечения прямых и портфельных иностранных инвестиций. Наконец, США обладают относительным конкурентным преимуществом в области контроля за мировыми финансовыми потоками, производства продукции высоких технологий, военной и аэрокосмической техники.

7.1.4. Глобальные финансово-экономические кризисы: причины, природа, механизмы распространения, антикризисные действия монетарных властей Кризис в странах ЮВА 1997 г. Летом и осенью 1997 г. в странах ЮВА произошло резкое и мощное давление на валютном рынке. В Таиланде и Индонезии это привело не просто к сокращению валютных резервов. Произошло изменение валютной политики государств.

Правительства отказались от искусственного поддержания национальных валют и перевели девизы в свободное рыночное плавание. В Южной Корее снижение курса вон привело к обвальному падению котировок акций. Потребовалось срочная финансовая помощь со стороны МВФ.

Общими причинами кризиса стали: инфляционное давление (вздутие цен на собственность и акции вызвало внутренний дефицит);

искусственное удержание курсов валют;

не прозрачность финансового сектора;

практика рискованного кредитования правительства;

кризис доверия по отношению к банкам;

недооцененность рисков зарубежными инвесторами и рейтинговыми агентствами;

переоцененность доходности местных финансовых активов;

дефицитность платежных балансов.

Несмотря на то, что МВФ не пришел к выводу о разрушительной роли международных фондов в ЮВА, именно профессиональные игроки рынка инициировали обвал валют, а затем ценных бумаг ряда стран региона. Вместе с тем, по оценкам МВФ, 6 крупных международных фондов могли мобилизовать для спекулятивных операций на финансовом рынке до $900 млрд. Фонды, борясь против переоцененных ценных бумаг в национальной валюте, ударили по тайскому бату, малазийскому риалу, корейскому вону. Резервы в ЦБ этих стран не хватило для удержания валют от девальвации. Таким образом, корни кризиса – внутренние (дефицит торгового баланса, переоценка финансовых активов, плохие кредиты, валютный коридор, недостаток резервов), разжигание очага – внешние (инвесторы стремились избавиться от переоцененных ценных бумаг, начали выводить капиталы, возросла нагрузка на валютном рынке). Стратегически международные инвестиционные фонды (сердцевиной, которых являлся американский капитал) сумели свалить «молодых тигров» ЮВА. Присоединение НИС ЮВА к теряющей свои позиции Японии не соответствовал экономическим интересам США и Западной Европы. Фонды объективно выполнили эту миссию.

Фондовый бум 90-х гг. привел к переоценке как развивающихся, так и развитых рынков.

В качестве важного фактора, подпитывающего этот бум, стали иностранные инвестиции. Это привело к росту дефицита платежного баланса стран, отражающего разницу между тем, сколько страна инвестирует и сколько сберегает за счет импорта капитала.

Влияние кризиса на потоки капитала в мировой экономике. В 90-е гг. 40% чистых частных потоков мирового капитала направлялись в Азию. Кризис сократил поток на $ млн. Слияния и поглощения компаний и банков стали главным движущей силой роста прямых иностранных инвестиций, особенно в развивающихся странах. Кризис 1997-1998 гг.

привел к фокусированию в 1999 г. потоков инвестиций между Западной Европой и США (доля последней составляет 30%). Дефицит текущего платежного баланса латиноамериканских стран стал в 1997 г. копией дефицитов стран ЮВА.

Испытали давление кризиса, прежде всего развивающиеся страны: произошел рост спрэдов на денежном рынке и премий на валютном;

снизились темпы экономического роста с 6,0% до 5,75%;

сократился объем ВВП в Индии, ослаб рупий;

Бразилия и Аргентина провели превентивные меры: увеличили резервы и увеличили спрэды по суверенному долгу, что несколько сократило темпы инфляции. Россия, Чехия, Эстония, Украина испытали сильное давление кризиса, ставшее результатом дефицита платежного баланса, слабой собираемости налогов. Китай – единственная страна из категории развивающихся – сохранил «иммунитет», поскольку проводил политику привлечения прямых иностранных инвестиций, ограничения финансовых спекуляций, создания значительных валютных резервов, плюсового текущего платежного баланса, слабого юаня.

Международные рынки капитала также испытали давление волны кризиса ЮВА. На зрелых рынках капитала в 1994–1996 гг. произошло сокращение процентных ставок (как следствие фискальной консолидации, уменьшение уровня инфляции, увеличения конкуренции на международном банковском рынке). С другой стороны, на фоне быстрого роста цен на рынке капитала США и ожиданий инвесторов на рост доходов, росла обеспокоенность сильного воздействия на развивающиеся рынки возможной коррекции зрелых рынков.

Глобализм мировых финансов явился не только фактором кризиса, но и стал и главным условиям его преодоления. Девальвация валют стран ЮВА составила 30%, фондовые индексы региона упали на 18%, а ведущих западных бирж – 9-10, России – 16, Бразилии – 10%. Для мировых фондовых индексов характерна не только синхронность флюктуации, но определенная закономерность в разрыве падения/роста индексов мировых финансовых центров и развивающихся стран. Осенью 1997 г. разрыв индексов наблюдался с коэффициентом 2–3 (падение индекса DJIA составило 4,7% против падения индексов развивающихся рынков: РТС 15,67%, Bovespa – 10,20%, Hang Seng – 18%).

Дефолт и кризис в России 1998-1999 гг. 17 августа 1998 г. Правительство РФ объявило о дефолте по внешним обязательствам капитального характера в иностранной валюте. Россия вошла в полосу кризиса. Ядром финансового кризиса 1998 г. стал кризис банковской системы. Отказ государства по своим обязательствам на рынке ГКО, введение моратория на исполнение резидентами внешних обязательств капитального характера, девальвация рубля привели к замораживанию 60% банковских активов (22% по государственным бумагам и 40% по проблемным кредитам), которые на фоне совокупной внешней задолженности в размере $30 млрд. привели системообразующие банки к потере ликвидности и дефолту.

Прослеживаются 4 причины краха системообразующих банков и кризиса банковской системы страны.

Первое. Неэффективность проводимой в 90-е гг. макроэкономической политики.

Внутренняя конвертируемость рубля поддерживалась исключительно положительным чистым экспортом сырьевых отраслей, иностранными кредитами и сжатием денежной массы. Рост курса доллара усиливал неэффективность, нерентабельность и не конкурентоспособность национальной обрабатывающей промышленности, препятствовал притоку кредитных ресурсов в основные средства, определил краткосрочный характер кредитного портфеля (до 1 года) и его концентрацию на 4/5 в финансовом секторе, институтах государственного управления и ГУПах под госгарантию. Для поддержания ликвидности банки ушли в государственные бумаги и «голубые фишки».

Валютная политика ЦБ, опирающаяся на валютный коридор и интервенции, строилась на привязке к валютному якорю – доллару США. Однако перманентная потеря курсовых ориентиров приводила то к недооценке рубля в начале 90-х годов, то к его переоценке в середине 90-х. Валютная политика, построенная на искусственном удержании курса в рамках коридора, не стимулировала развитие обрабатывающей промышленности и не могла долго проводиться, поскольку доходная часть госбюджета и резервы опирались только на мировые цены энергоносителей и обязательную продажу валютной выручки (дошедшую до 75%).

Обвал рынка нефтепродуктов в 1998 г. до $9 за баррель способствовал краху проводимой валютной политики скользящей привязки в долларовому якорю. Гибкие системы привязки себя не оправдали не только в России, но и Польше, странах ЮВА, Бразилии.

Второе. Построение российской банковской системы не соответствовало принципам добросовестной конкуренции свободного от монополизма рынка. Основу системы составляли бывшие специализированные госбанки и 400 банков с государственным участием. Бюджетные счета стали основой возвышения ряда уполномоченных частных банков, получавших к ним доступ на преференциальной основе. Процесс концентрации и централизации банковского капитала в Москве сопровождался дискриминацией периферийных банков.

Третье. Банковской системе были характерны родовые слабости, которые обезоружили кредитные институты перед лицом мгновенной утраты доверия к ним и 30% девальвации рубля. К ним с полным основанием можно отнести дефицит свободного капитала (с разбросом показателей от $12 млн. до $475 млн.) у большинства ведущих банков, большие операционные расходы, недостаток резервирования и потеря ликвидности. Проблемы ликвидности накапливались в результате несовпадения активов и пассивов по срокам погашения (сумма разрывов, взвешенная с учетом риска, составляла к активам минус 40 70%), низкого качества кредитного портфеля (высокие риски, неквалифицированная оценка бизнес-планов, просроченная задолженность по РСБУ 2-4%, по МСБУ – 80-90% и связанное кредитование до 20%).

Четвертое. Неэффективность применения командной системы управления, предполагавшая организационную структуру с параллельными моно валютными подразделениями, отсутствием центров прибыли и затрат, хозрасчетного бюджетирования филиалов, игнорированием такого менеджерального потенциала, как делегирование ответственности и полномочий низшим звеньям управления и исполнения. Система управления рисками (процентными, валютными, рыночными и суверенными), персоналом, активами и пассивами была не только не эффективной, но и недемократичной. Для банков была характерна закрытость финансовой отчетности, трудность рыночного входа в ОАО, дискриминация миноритарных акционеров. Банки сумели создать систему хеджирования от отдельных рисков, но кризиса денежно-кредитной системы спрогнозировать не смогли.

Глубокий и многофакторный банковский кризис потребовал анализа различных сценариев выхода из него. В их числе рассматривались национализация банков, спасение ведущих банков с помощью стабилизационных кредитов ЦБ, регионализация банков, выплата внешних долгов, реструктуризация долгов, обмен долга на акции. ЦБ пошел по пути санации проблемных банков с помощью АРКО и различных схем реструктуризации долга.

Значительная внешняя кредиторская задолженность ведущих банков (в среднем $100 200 млн.) сделала проблему внешних обязательств системообразующих банков центральной в восстановлении их кредитоспособности. Позиции сторон на переговорах по реструктуризации долга отражали различное финансовое положение и накопленный международный опыт управления долгом. Российские банки стремились объединить всех иностранных кредиторов, не взирая на виды обязательств (синдицированные кредиты, форвардные контракты на поставку валюты, аккредитивы, авалированные векселя клиентов), и добиться их реструктуризации на срок не менее 3-х лет. Иностранные банки предлагали либо погасить задолженность по соглашениям по курсу до 17 августа 1998 г. с реструктуризацией остатков на 1+2 года, либо возвратить 30-40% обязательств, т.е. той части сделок, которая была не застрахована. В целом позиции банков-кредиторов были не однозначны, как разнообразны сама группа кредиторов. Более жесткую позицию занимали инвестиционные банки, росзагранбанки и банки Восточной Европы. Пример конструктивности демонстрировали коммерческие банки, прежде всего, германские. Это было обусловлено небольшими рисками на одного российского заемщика (0,02-0,03% к собственному капиталу). Не все российские банки выбрали путь цивилизованного решения проблемы внешних долгов. Процедуру реструктуризации по стандартам международных рынков прошло только несколько банков. В их числе Конверсбанк, Газпромбанк, Автобанк, ОАО «ПСБ». Международные рынки учтут это в кредитной и рейтинговой истории в ходе возвращения этих банков на международные финансовые рынки в 2001-2003 гг. Это отразится на условиях будущих сделок, ибо финансы корпораций стабильны, если они встроены в глобальные, точно также, как национальная экономика более эффективна, если является органической частью глобальной.

Выход из кризиса банковской системы осуществлял ЦБ. Его оперативные антикризисные меры были профессиональны и своевременны (многосторонний банковский клиринг, перевод депозитов 8 КБ в Сберегательный банк РФ, выдача ломбардных и стабилизационных кредитов, уменьшение нормативов обязательного резервирования).

Одновременно ЦБ приступил к разработке программы реструктуризации банковской системы. Но ее разработка оказалась чрезвычайно трудной из-за стремления некоторых политических сил понизить статус ЦБ и провести огосударствление банковского сектора. В итоге только к концу 2001 г. Государственная Дума, ЦБ и Правительство определились со стратегией развития банковского сектора. Базовыми ее направлениями стали увеличение капитальной базы до 5 млн. евро (для повышения кредитоспособности), переход с 1 января 2004 г. на МСБУ, увеличение прозрачности кредитных институтов (консолидированный баланс, получение международных рейтингов, обеспечение рыночного входа в ОАО и прав миноритарных акционеров), поворот к кредитованию основных средств предприятий (с помощью политики снижения процентных ставок и синдицированного займов, а также создания Кредитных бюро), восстановление доверия к КБ (путем создания Фонда страхования вкладов), создание конкурентной среды (путем, в частности, постепенного выхода ЦБ из капитала Сбербанка РФ, ВЭБ, Внешторгбанка, росзагранбанков.

Закономерности первых кризисов глобальных финансов.

Первые кризисы глобальных финансов (Мексика-84, ЮВА-97, Россия, Чехия, страны Балтики-98, Турция-99, Аргентина, Бразилия – 99-00) носили больше региональный, нежели глобальный характер. Вместе с тем, это была «проба глобального пера», коридоры распространения кризисов были широки и достаточно далеки (волны кризиса 1997 г. стран ЮВА быстро докатились до финансовых рынков России. Слабая банковская система пошатнулась, но устояла), отрабатывались закономерности глобального кризиса, которые в полной мере проявились в кризисе 2008-2009 гг.

Общие причины кризисов 80-90-х гг. Причины всегда носили внутренний характер, внешний фактор (действия ТНК, ТНБ, паевых фондов) усугублял макроэкономическую ситуацию. На кризис работало инфляционное давление (рост внутренних цен на акции и собственность вызывал внутренний дефицит) и дефицитность платежных балансов.

Искусственное удержание центральными банками курса валют в рамках валютного коридора и привязки к валютному якорю не обеспечивали стабильности курса и приводили к девальвации. Не прозрачность финансового сектора, практика рискованного кредитования правительств, кризис доверия к национальным банкам приводили к недооцененности рисков зарубежными инвесторами и рейтинговыми агентствами и переоцененности доходности локальных финансовых активов. В этих условиях «глобальный инвестор», выполняя свои обязательства перед инвесторами и акционерами, вынужден был выводить активы, деноминированные в национальной валюте, что обрушивало стабильность ее курса и способствовало девальвации.

Наряду с общими причинам кризисов, в каждой стране были специфические. Так, в России в 1998 г. внутренние слабости банковского сектора – дефицит свободного капитала, низкая ликвидность и надежность, плохое управление активами и пассивами, валютными и процентными рисками – привели к краху банковской системы.

Глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 гг.

Природа кризиса. Переход к новому технологическому укладу, основанному на информационных, «нано», «био», «зеленых», «голубых», энергосберегающих технологиях, генной инженерии, альтернативных источниках энергии, других инновационных технологиях, которые являют собой технологический ответ на потребности общества и экономики, актуальные проблемы цивилизации – продовольственная, экологическая, ядерная и энергетическая безопасность человечества.

Подтверждением тому служит статистическая динамика фондовых рынков США в 2000-2009 гг., показывающая корреляцию индексов DJIA и Nasdaq Composite равную 0,95.

Это свидетельствует, во-первых, о синхронности движения на всех фазах цикла во всех секторах экономики США – традиционном и высокотехнологичном. Во-вторых, подтверждает тезис о том, что High-tech еще не стал инвестиционно привлекательным для основного, прежде всего, консервативного инвестора. В-третьих, переход к новому технологическому укладу не стал отражением на фондовом рынке и не является в настоящее время экономически оправданным (так, стоимость производства 1 квт. энергии с помощью бензинового/дизельного двигателя равна $20, а на основе альтернативных видов энергии $100). Тем не менее, разрыв корреляции 0,05 в пользу Nasdaq отражает новые тенденции в структуре экономики, движение капитала и доходности. Направление новых явлений – активное формирование нового технологического уклада, а высокотехнологичный индекс регистрирует эти новые процессы. По сравнению с DJIA и, тем более, S&P индекс Nasdaq более динамичен при росте и менее при падении.

Поэтому есть определенные основания утверждать, что природа кризиса носит двойственный характер: во-первых, кризис элементов национальных и мировой финансовой системы;

во-вторых, кризис монетаристской модели «смешанной экономики», основанной на технологиях второй половины ХХ века.

Причины глобального кризиса 2008-2009 гг. Если природа процессов отражает глубинные фундаментальные явления, то причины носят поверхностный характер. Природа и причины могут совпасть по времени и в пространстве. Ипотечный кризис в США, спровоцировавший кризис финансового, строительного и промышленного рынков в США, затем ЕС, Японии, развивающихся стран, стал непосредственной причиной глобального кризиса. Он трагически совпал во времени и пространстве (экономика США наиболее выдвинута к завершению перехода к новому технологическому укладу) с кризисными процессами конфликта старой и новой экономики.

Механизмы и этапы распространения глобального финансово-экономического кризиса 2008 2009 гг.

Ипотечный рынок США – колыбель кризиса. 32% плохих долгов ведущих первоклассных ипотечных институтов Freddie Mac (год основания 1970 г.), Fannie Mae (1938 г.) от $5,2 трлн. совокупной стоимости ипотечного портфеля, составляющего 70% ипотечного рынка США, обрушили финансовую систему страны, а через некоторое время и всего мира.

Секьюритизация активов вызвала кризис ликвидности (30%) облигационеров FF & FM: центральных банков и министерств финансов ведущих стран мира, ТНБ (Citibank, Bank of America, BNP, UBS), инвестиционных банков (Merrill Lynch, CSFB, Lehman Brothers, Goldman Sachs, Morgan Stanley, Nomura Int.), консервативных инвесторов (Pension Funds), страховых компаний (AIG). Произошло сокращение емкости кредитного портфеля банков облигационеров FF & FM на 25-30%. В целом секьютиризация ипотечного кредитования в США в 2007 г. составила 25% ВВП.26. Для сравнения в Японии секьютиризация активов составляет только 2% от ВВП. Секьютиризация активов интересный инструмент, который позволил расширить возможности привлечения средств на активные операции банков.

Хороший пример эффективной секьютиризации продемонстрировала Индия, The Economist. Special Report. International Banking. - May 14, 2011.- P.7.

профинансировавшая эмиссией производных бумаг крупные инфраструктурные проекты строительства автомобильных и железных дорог, портов.

На ипотечном рынке применяются деривативы CDS. Они стали детонаторами или катализаторами глобального кризиса 2008-2009 гг.?

CDS (Credit Default SWOP) – кредитный дериватив, соглашение, согласно которому «Покупатель» регулярно выплачивает премию «Эмитенту» CDS, который принимает на себя обязательство погасить выданный «Покупателем» кредит третьей стороне в случае ее дефолта.27 См. структуру сделки на рис.7.1.5.

CDS (соглашение) под залог ипотечной закладной Freddie Mac UBS Collateral Debt Obligation (CDO) Ипотечный кредит заемщику под залог недвижимости.

Оформляется ипотечной Заемщик закладной Рис.7.1.5. Ипотечное кредитование с использованием CDS и CDO Преимущества CDS. Деривативы CDS гарантируют ипотечной компании полную выплату по ипотечному договору в случае отказа заемщика обслуживать долг;

заемщику получение необходимых средств.

Угрозы и риски CDS. Действующая система оценки рисков по кредитам и методики определения адекватной риску страховки не учитывают реальных рисков банкротства заемщика и дефолта ипотечной компании. Оценка риска производится на момент заключения соглашения и не пересматривается. Активы банка – эмитента CDS – должны быть достаточными по выполнению обязательств в случае наступления случая дефолта.

Обязательства банка, выпустившего CDS – забалансовые обязательства. Рынок CDS США был перегрет. Он вырос с 2002 г. по 2008 г. с $1 трлн. до $3,75 трлн.

Деривативы CDS как инструменты секьюритизации активов позволяют привлечь инвесторов, расширить рынок финансирования ипотечного кредитования, являются одним из Режим доступа http:/ru.wikipedia.org /wiki/CDS доходных и ликвидных активов. Вместе с тем, несовершенство системы оценки рисков, забалансовое отражение обязательств по CDS, огромный объем рынка (10% мирового рынка деривативов) в условиях банкротства заемщиков и ипотечных компаний усугубили масштабы, глубину и географию кризиса. С точки зрения соотношения причин и природы кризиса, то CDS – один из катализаторов кризиса, но не детонатор.

Падение емкости ипотечного рынка США на 30% вызвало спад строительного сектора экономики США;

сокращение доходов домашних хозяйств;

уменьшение потребительских расходов;

сокращение продаж, выручки, прибыли в обрабатывающей промышленности;

рост безработицы;

падение фондовых индексов, сокращение потребительских ожиданий и инвестиционной привлекательности запустило маховик рецессии национальной экономики;

падение мировых цен на нефть со $145 за баррель (марки Brent) до 40-50;

падение доллара США к основным валютам мира;

рост цен на золото более $1000 за тройскую унцию.

Рецессия экономики США (в течение 2Q) спровоцировала кризис финансового, строительного и промышленного рынков в ЕС, Японии, развивающихся странах. В глобальной экономике национальные экономики являются ее сегментом.

Финансовые институты ЕС, Японии, развивающихся рынков, потеряв ликвидность на рынке США, столкнулись с трудностями по финансированию национальных рынков.

Емкость рынков сократилась, начался рост безработицы (в некоторых странах до 17% от гражданской рабочей силы). Экспортеры ЕС, Японии, развивающихся стран столкнулись с сокращением мировых товарных рынков на 30%. Глобальный инвестор в условиях сокращения емкости и доходности национальных рынков и собственных убытков стал закрывать позиции, выводить активы с рынков США и финансовой периферии. В зоне ЕС, Японии, на развивающихся рынках произошло сокращение национальных товарных рынков, рынков капитала и труда (в среднем на 25-30%). В фазу рецессии вошли банки, промышленные и торговые компании. Рецессия затронула крупный и малый бизнес.

Кризис стал глобальным, финансово-экономическим.

Кризисная реакция глобальной экономики.

Глобализированная мировая экономика мгновенно отреагировала на кризисные процессы в экономике США. Произошло сокращение экспорта стран БРИК в ЕС и США.

Уменьшился экспорта ЕС и Японии в США. Сократился экспорт инвестиционных товаров в Китай и Индию. Произошла потеря ликвидности ведущих финансовых институтов зоны ЕС, Великобритании, Швейцарии, Японии, БРИК в среднем на 10-30%, падение мирового промышленного производства на 10-35% и сокращение ВВП на 1-10%. Во всех странах наблюдался рост безработицы на 6-15% (в среднем 10%). Фондовые индексы отреагировали падением на 10-40%. Произошел рост государственного внутреннего и внешнего долга к ВВП от 60% (США, Германия, Канада) до 170% (Япония). Большинство стран не избежали роста дефицита государственного бюджета до 10% ВВП. ТНК и ТНБ приступи к выводу активов с рынков инвестирования. Произошло бегство ЦБ, бизнеса и рынков в «долларовую»

гавань и падение курсов евро, фунта стерлингов, йены, швейцарского франка, юаня, рубля, рупий, реала по отношению к доллару США. И, наконец, на развитых рынках сформировалась опасная тенденция дефляции, на развивающихся – инфляции.

Антикризисные действия G20 в условиях глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг.: причина солидарных действий, направления антикризисных мер.

В глобальной экономике мировой финансово-экономический кризис 2008-2009 гг.

впервые в истории потребовал солидарных действий правительств и монетарных властей G20, производящих 90% ВВП мира.

Страны-члены МВФ направили на спасение финансового сектора мировой экономики $11,4 трлн., в том числе: в виде капитала $1,56 трлн., гарантий $4,64 трлн., за счет приобретения активов $5,21 трлн. Развитые страны направили на антикризисные программы $9,2 трлн., развивающиеся – $1,6 трлн, G20 – 2% ВВП, в том числе: $4,6 трлн. на государственные гарантии по долговым обязательствам;

$2,5 трлн. на поддержание ликвидности национальных банковских систем;

$1,9 трлн. приобретение проблемных активов;

$1,1 трлн. укрепление капитальной базы. Центральные банки G7 (на основе базового соглашения 1985 г.) согласовали валютные интервенции на рынке Forex для поддержки доллара США, ибо данная валюта остается в н.в. безальтеративно резервной в международной ликвидности и ЗВР, а также де-факто основной в международных расчетах.

Точно также на Саммите министров финансов G7 и ЕЦБ 18 марта 2011 г. были согласованы совместные действия на международном валютном рынке по поддержке иены после двойной трагедии в Японии – наводнения и аварии на АЭС в Фукусиме28. Для монетарных властей финансового центра главное в солидарных действиях – обеспечение финансовой и экономической стабильности.

Направления антикризисных мер были согласованы на саммитах G20 в Нью-Йорке и Лондоне и представляли комбинацию из кейнсианских и монетаристских рецептов.

Первое направление. Государственные инвестиции в создание и обновление инфраструктуры национальных экономик (строительство и ремонт дорог, жилья, школ), государственная поддержка рынка труда.

Второе направление. Стимулирование потребительского спроса за счет субсидий, налоговых льгот, снижения базовых процентных ставок по кредитам и банковским Режим доступа: www.hm-treasurygov.uk/int-g7-intervention.htm.

депозитам (для стимулирования, с одной стороны, тратт и покупок, с другой – сокращения сбережений): стимулирование спроса на ключевых рынках;

стимулирование внутреннего спроса;

реформирование (модернизация) системы глобальных финансов, включая институты и инструменты. Увеличение капитала МВФ до $1 трлн;

воздержание от протекционистской политики со стороны государств и сверхбонусов высшим менеджерам в ТНК и ТНБ (размер годовых бонусов в 2009 г. составил у директоров $500-700 тыс., а управляющих директоров $1,2-1,6 млн.).

Третье направление. Помощь финансовым институтам и избранным промышленным компаниям (с большими размерами, долей рынка, весом в национальной экономике, но с проблемами в менеджменте, выявленными в условиях кризиса и плохими прогнозами на посткризисный период): поддержка ЦБ ликвидности национальных финансовых институтов, включая вхождение государства в капитал;

национализация (американские ипотечные компании Freddie Mac, Fannie Mae, бельгийский банк Fortis);

продажа банков-банкротов (Merrill Lynch покупает Bank of America, соответственно: Wachovia – Citigroup, Washington Mutual Inc – JPMorgan Chase, Lehman Brothers – Barclays Plc, HBOS Plc – Loyds Bank, Bradford & Bingley – Banco Santander);

выкуп государством плохих долгов;

государственные субсидии, кредиты промышленным компаниям;

приобретение государством пакетов акций промышленных компаний;

снижение процентных ставок (Япония до 0,1%, США и Швейцария – 0,25%, Англия – 0,5%, Еврозона – 1,3%, Австралия – 3,25%, Россия – 10%);

подавление инфляции. Проведение опасной, но спасительной для выхода из кризиса дефляционной политики.

Четвертое направление. Стимулирование перехода к экономике высоких технологий и энергосбережения, способной ускорить выход из кризиса и сформировать новый технологический тип мировой экономики.

7.1.5. Становление российского сегмента глобальных финансов.

Становление российского сегмента глобальных финансов было связано с процессом либерализации валютных операций, занявшим 5 лет (1991-1996 гг.). В 1991 г. вводится лицензирование ВЭД. В 1992 г. отменяется обязательная регистрация участников ВЭД.

Сокращается список лицензируемых и квотируемых товаров. Осуществляется переход к свободному открытию уполномоченными банками валютных счетов. Все прямые и портфельные инвестиции, кредиты на срок более 180 дней ФЗ РФ от 9.10.92 «О валютном регулировании и валютном контроле» отнес к валютным операциям капитального характера.

Последняя новация ограничила возможности создания конкурентного инвестиционного климата в стране. Поэтому практика его применения была либеральной в части режима вхождения инвестиций. Менее либеральной была практика вывоза капитала и процентных доходов. С 1993 по 1996 гг. действовала Инструкция ЦБ №16 от 16.07.93 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации», содержащая ограничения на вывоз иностранного капитала со счетов типа «И».

В 1996 г. Инструкции ЦБ №16 отмена, что позволила нерезидентам вывозить валютную выручку. Новой редакцией инструкции воспользовались, главным образом, портфельные инвесторы, т.к. по-прежнему запрещалось оплачивать со счетов типа «И» закупаемые для инвестирования материалы и оборудование.

Таким образом, инвестиционный климат находился в зависимости от законодательства о валютном регулировании, которое развивалось в направлении либерализации.

Политика ЦБ в 90-е гг. по вопросу о либерализации движения капитала была двойственной: по отношению к импорту иностранного капитала – либеральной, экспорту – жесткой. Двойственность подхода была обусловлена двойственностью экономического положения страны. Законодатель и правительство не сумели создать благоприятный инвестиционный климат для национального капитала, что создало предпосылку для его бегства в оффшоры. Поэтому ЦБ прибегло к неэффективным административным запретам и ограничению на экспорт капитала. С другой стороны, потребность в капиталовложениях толкала к максимальному открытию каналов доступа иностранных инвесторов.

Либерализация импорта капитала протекала путем снятия административных ограничений на привлечение займов в иностранной валюте. Механизм разрешений ЦБ стал упрощенным и разрешительным.

Осторожная политика ЦБ была обусловлена тем обстоятельством, что фондовый рынок 1992-1996 гг., с одной стороны, не имел административных ограничений, с другой – не обладал адекватной инфраструктурой (клиринг, депозитарий), что привело к производству расчетов по операциям в оффшорах. Административным регулированием движения капитала ЦБ нивелировал недоработки ФКЦБ в ходе создания национального фондового рынка. В 1996 г. был открыт рынок государственных ценных бумаг для иностранных инвесторов. В отличие от фондового рынка, он был организован современно, цивилизованно и абсолютно адекватно соответствовал инфраструктуре международных рынков.

Российская экономика в 1996-1997 гг. не была одно-системной. Финансовый сектор опережал промышленность, сельское хозяйство, транспорт. Либерализация финансового рынка опережала другие сектора. Однако финансовый рынок не стал их локомотивом, увлекся спекулятивной игрой с «голубыми фишками», ГКО, валютными ценностями.

Кризисы 1997-1998 гг. значительного подорвали ликвидность, капитал, кредитоспособность и надежность финансового сектора. Но, будучи слабо связанного с реальной экономикой, его кризис глубоко не отразился на ее состоянии. Наиболее незащищенным под давлением внешнего фактора – международных финансовых рынков – оказался банковский сектор. Его внутренние слабости (дефицит капитала, низкая ликвидность и надежность, плохое управление активами и пассивами, валютными и процентными рисками) усугубили положение системообразующих банков.

Банковский сектор был наиболее адаптирован к мировой банковской системе и выдвинут на международные финансовые рынки. Сотни банков вошли в систему SWIFT, десятки получили линии по торговому финансированию, 30 банков – кредитные рейтинги и вышли на международный рынок денег и капитала, 70 создали представительства и филиалы за рубежом. Одновременно около 150 иностранных банков открыли в РФ дочерние банки и представительства, став элементом российской банковской системы.

Проблему открытия иностранным банкам национального рынка ЦБ РФ решал классически: сначала создание национальной банковской системы, затем в целях формирования конкурентной среды допущение банков с иностранным капиталом. Но иностранные банки были вынуждены сфокусироваться на сфере финансового посредничества на рынках государственных и корпоративных бумаг и валютном рынке с рыночной долей 30-80%, что по оборотам на -1/3 превышало золотовалютные резервы страны. В середине 90-х годов реальный сектор экономики на 70% обслуживался виртуальными рыночными отношениями – бартером, взаимозачетами, денежными суррогатами. Средняя рентабельность в промышленности была ниже кредитных % ставок.

Инвестировать деньги в промышленность, которая не могла получать деньги за свою продукцию и услуги, было исключено. В этих условиях иностранные банки предпочли работать с финансовыми активами. При этом эти операции на 30-100% резервировались или страховались, а кредитные риски на одного российского заемщика составляли всего 0,02 0,03% к собственному капиталу банка. Тогда как процентные доходы были велики: по рублевым активам они доходили до 240%, валютным – 13-40%. Смещение акцента в деятельности банков с иностранным капиталом с финансового посредничества в сторону классических банковских операций зависело от кредитных рисков промышленности и инвестиционного климата. Поскольку эти предпосылки складывались медленно, то ЦБ в течение 90-х годов не менял базовые подходы к регулированию деятельности иностранных банков в России: доля иностранного капитала в банковском секторе не должна превышать 12% (де-факто она колебалась в интервале 5-8%. Для сравнения в Венгрии она составляет 51%, США – 15, Южной Корее – 7%);

форма регистрации иностранного капитала – ЗАО, а не филиал.

Инвестиционные процессы в России протекали в свете конкуренции на международных рынках капитала. 1996-1997 гг. стали переломными в динамике привлечения иностранных инвестиций. В 1997 г. их объем был увеличен в 2 раза и составил $10,5 млрд. Правовую основу увеличения потока иностранных инвестиций составили международные договоры о взаимной защите капиталовложений, избежании двойного налогообложения, предоставлении различных льгот (таможенных, тарифных, налоговых) при капиталовложениях на сумму более $100 млн. в приоритетную отрасль или отсталый регион. При этом государство отказалось от практики 100% гарантирования по иностранным кредитам, перейдя к 40% уровню, что объективно стимулировало запуск рыночных механизмов инвестиционного процесса. Однако среднегодовой объем чистых частных прямых инвестиций (как разница между оттоком национального капитала, вывозом процентных доходов и притоком иностранного капитала) за период 1989-1998 гг. составил минус $22 млрд. (что свидетельствовало о неблагоприятном инвестиционном климате в стране). В глобальной экономике частным инвестициям нужен не просто благоприятный, а наиболее предпочтительный инвестиционный режим. В этом плане Россия не обладала конкурентными преимуществами по сравнению с большинством других развивающихся стран. Более того, кредитный рейтинг страны был устойчиво спекулятивным (и был ниже таких стран, как Колумбия, Перу, Таиланд, Вьетнам), что предопределило тип основного инвестора, форму, сроки и инструмент инвестирования.

Россия, не сумев создать наиболее привлекательного инвестиционного режима для прямых инвестиций, имела в лучшем для себя 1997 г. $10 млрд. против $50 млрд. в Китае. В целом, структура инвестиционного потока была перевернута: 75% приходилась на портфельные инвестиции, тогда как в развивающихся странах они составляют 10–18%. По накопленным прямым инвестициям Россия в 1998 г. занимала 21 место (из 25 стран Восточной Европы и СНГ) и 24 по общему их объему к ВВП – 0,08%. Доля России в мировом ежегодном потоке прямых иностранных инвестиций (в среднем около $700 млрд.) составляет менее 1%, тогда как США имеет 30%, развивающиеся страны (как группа) – 26, ЕС – 36%. Если глобализация – объективная необходимость мирового развития и антипод изоляционизму, то Россия обязана (вынуждена) бороться за привлечение чистых частных иностранных инвестиций, поскольку сохранение статуса Великой державы в ХХI в.

предполагает не только военно-космическую мощь, но и качества высоких технологий и жизни большинства населения страны. А это требует ежегодных капиталовложений (внутренних и внешних, частных и государственных) в сумме до $100 млрд. в течение 20 лет и прироста ВВП 5%. Реализация этих задач возможна, если будет обеспечен устойчивый экономический рост, первичный профицит государственного бюджета, стабильность рубля, положительное сальдо внешней торговли, стремительное сокращение разрыва в производительности труда, благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура экспортных рынков. Россия способная привлекать до $100 вложений ежегодно из всех видов источников за счет депозитов и сбережений населения ($2+$70 млрд.), прибыли компаний ($30 млрд.), выведения капитала из теневого оборота ($40 млрд.), вывезенного капитала ($150-160 млрд.), иностранных инвестиций ($20-30 млрд.), зарубежной собственности Царской России, СССР, России ($150-160 млрд.).

Российские банки стали составной частью мировой банковской системы. В становление ее сегмента прослеживается три этапа.

Первый этап (1990-1995 гг.) характеризовался установлением корреспондентских отношений с зарубежными банками, вхождением в платежные системы (SWIFT, VISA, Europay), установлением агентских отношений с Thomas Cook/MasterCard, Аmerican Express и Western Union, подключением к торгово-аналитическим системам DJTR, Reuters Dealing, Bloomberg, рейтингованием в BREE и TBW, аудированием отчетности по IAS, созданием сети филиалов и представительств за рубежом.

Второй этап (1996-1998 гг.) стал торжеством 20-30 системообразующих банков, которые сконцентрировали основной капитал и активы, депозитные счета клиентов и обороты всей банковской системы, и именно на них была распространена трехлетняя программа модернизации FIDP ЕБРР и МБРР. Именно системообразующие банки получили первые рейтинги кредитоспособности от ведущих мировых агентств TWB, IBCA, S&P и Moody`s, позволившие впоследствии снизить цену заимствований при листинге “русских бумаг” на Лондонской и Люксембургской биржах и синдицированном кредитовании. Одновременно были открыты кредитные линии по трем важным для страны проектам «Малый бизнес», «Проект поддержки предприятий», «Жилищный проект». Принципиально новым стало кредитование ведущих банков на общие цели финансирования на чрезвычайно выгодных условиях под 8-9%. Кроме этого состоялся полнокровный выход крупнейших банков на международный валютный рынок, что позволило совместить функции первичных дилеров на национальном рынке и выполнять агентские по форвардным контрактам с иностранными банками. Свидетельством очевидного доверия к российским банкам стал выход части из них на международный рынок денег и капитала: в 1996 г. состоялись дебютные синдицированные заимствования, а в 1997 г. первые эмиссии еврооблигаций. Банки осуществили очень сложные и разнообразные сделки с точки зрения примененного английского права, структуры (через SPV), схем финансирования (включая фидуциарные).

На втором этапе российская банковская система де-факто стала составной частью мировой.

Третий этап (1998-1999 гг.) – этап кризиса банковской системы, затронувший, прежде всего, системообразующие банки.

Четвертый этап (1999-2000 гг.) – этап санации проблемных банков с помощью АРКО и ЦБ, реструктуризация всей системы и внешней задолженности. Выход на ведущие позиции банков с государственным участием (Сбербанка, Внешторгбанка, Внешэкономбанка, НРБ, росзагранбанков).

Пятый этап (2001-2004 гг.) – завершение реструктуризации банковской системы и возвращение доверия к ней со стороны вкладчиков: увеличение капитальной базы (генеральная лицензия предполагает величину уставного капитала 5 млн. евро), переход с 01.01.04 на международные стандарты аудита и консолидированную отчетность, решительный поворот к кредитованию основных средств промышленных предприятий, создание Кредитных бюро и Фонда страхования вкладов населения, возвращение «чистых банков» с позитивной рейтинговой историей на международный финансовый рынок.

Принципиальными отличиями российских банков и менеджмента от иностранного являются: искажение отчетности в условиях высокой инфляции;

высокий риск ликвидности (из-за разрывов по срокам погашения счетов пассивов и активов, дефицита свободного капитала);

связанное кредитование (15-20% к кредитному портфелю);

несовместимость стандартов РСБУ и МСБУ;

большой размер забалансовых обязательств;

низкое качество кредитного портфеля (10 крупных заемщиков составляют 50% портфеля);

отсутствие консолидированного баланса банка, его дочерних и аффилированных компаний;

небольшой размер капитальной базы и активов (совокупный капитал 12 крупнейших российских банков в 1997 г. соответствовал 49 месту ТОР-1000 банков мира, а по активам 680 месту);

огромные операционные расходы к активам (превышающие общемировые в 3 раза);

высокая стоимость банковского сервиса (процентная маржа в активах составляет 10-15% против 1,75% европейских банков, а непроцентные доходы в 3-4 раза превышали уровень ТОР-1000);

низкая производительность труда (уступающая в 2-4 раза различным группам зарубежных банков).

Тем не менее, российским банкам, как и зарубежным характерна высокая концентрация капитала (70-90% капитала, активов и привлеченных средств принадлежала 12 банкам). По количеству банков в ТОР-500 Европы (по размеру капитала 1 уровня) 17 российских банков в 1997 г. уступали только Германии (97 банков), Италии (85), Испании (45), Швейцарии (37) Великобритании (36), Австрии (22) и Франции (21 банк). При сравнительном анализе капиталов банковских систем следует учитывать сопоставимость размера ВВП РФ лишь с Турцией и Австрией. Сравнительно слабая капитальная база предопределила вхождение в 1997 г. только 5 российских банков в список 200 крупнейших банков развивающихся стран (лучший из российских банков Сбербанк занимал 24 позицию), а возглавляли и доминировали в списке банки Китая (10) и Бразилии (16).


Несмотря на серьезные внутренние слабости в российском банковском секторе, он является одним из капитализированных в мире – более 16% отношения капитала 1 уровня к активам против 4% в ФРГ и Канаде, 5% – Южной Корее и Мексике, 7% – Франции и Италии, 8% – Тайване и США, 9% – Великобритании. По этому показателю российские банки относятся к категории надежных, но реализовать это преимущество не могли из-за дефицитов свободного капитала и/или ликвидности (более 1/3 активов).

В российском банковском секторе, как и зарубежном, разворачиваются тенденции не только к концентрации, но и централизации капитала. В середине 90-е годов волна слияний и поглощений прокатилась по миру, ставшей характерной чертой мирового банковского сообщества и изменившей соотношение сил. Лидерство в международном банковском бизнесе обеспечивается капиталом более $30 млрд. и активами $300 млрд. Достижение таких параметров возможно путем слияний и поглощений. Не случайно только в 1998 г. крупнейших банков мира прошли процедуру слияния. В российском банковском секторе в 90-е гг. преобладали не слияния и поглощения, а создание финансовых групп, альянсов и ФПГ. Достаточно назвать 9 крупнейших финансовых групп – «Союз», «Автобанк Ингосстрах», «Роспром», «Нефтегазовый конгломерат», «Интеррос», «Московская группа», «Российский кредит», «Альфа-групп», «Банкирский дом «Санкт-Петербург». Особую финансовую группу составляют банки с государственным участием. Российские финансовые группы образовывались, главным образом, вокруг экспортеров нефти, газа, металлов, что свидетельствовало о низкой конкуренции в банковском секторе.

7.1.6. Концептуальные основы теории глобальных финансов Из анализа проблематики параграфа вытекают некоторые положения теории глобализации.

Глобализация направляет поток капитала из финансовых центров в развивающиеся страны, играет ключевую роль в ускорении их экономического развития.

В 90-е гг. произошел стремительный рост чистых частных потоков капитала на финансовую периферию до $241 млрд. в 1996 г. против в среднем $15,2 в 1984-1989 гг. с долей развивающихся стран 86%, НИС – около 5%, стран переходной экономикой около 9%.

При этом в структуре потока чистые прямые инвестиции по группе развивающихся стран составляли более 50%, чистые портфельные – 21%. В Азиатских странах, соответственно и 10%, в странах с переходной экономикой – 61 и 10,3%.

Прямые иностранные инвестиции сыграли большое значение в качестве источника финансирования. Их доля составляет 70% (2/3 которых приходится на Китай и Бразилию).

Рост и структура потока капитала отражали улучшение экономического положения развивающихся стран, увеличение международной диверсификации портфеля иностранных инвестиций в рамках глобальной экономики. Но небольшие спрэды отражали переоценку этих еще не стабильных рынков.

Глобализация смещает акцент с международной торговли на международное производство. 60 тыс. ТНК производят 25% мировой продукции. Их зарубежные и аффинированные компании имели в 2010 г. объем продаж $23 трлн. по сравнению с объемом международного экспорта $13 трлн.

Перенацеливание финансовых потоков на развивающиеся рынки способствует снижению процентных ставок на развитых рынках. В 1997-1998 гг. были достигнуты самые низкие ставки за последние 50 лет.

Глобальные финансы требуют создания механизма глобального регулирования. При глобализации фондовых рынков (когда технические коррективы курсов в финансовых центрах приводят к панике и обвалу на периферии) необходим общемировой механизм предотвращения срывов мирового фондового рынка. Такой механизм нужен для плавного перехода от фазы повышения к фазе понижения фондовой конъюнктуры. Организационно ключевым его элементом стали альянсы европейских бирж в EuroNext и NOREX, а также единые торговые сессии LSE и NYSE по единым правилам. Альянсы европейских бирж и единые сессии снижают роль спекулятивного инвестора, делают цены более низкими и справедливыми, ускоряют межотраслевое и межстрановое движение капитала.

Глобализация расширяет поле для маневра глобального инвестора, уменьшает риски упущенной выгоды и банкротства. На этапе дестабилизации развивающихся рынков инвесторы уходят в государственные бумаги финансовых центров. При улучшении ситуации – возвращаются, но в относительно надежные сегменты. Если в период кризиса западный инвестор выводит свои капиталы с развивающегося рынка на период кризиса, то инвесторы локальных рынков в краткосрочном плане стремятся спекулятивно играть на росте мировых фондовых индексов. В среднесрочном плане местные инвесторы и брокеры пытаются вернуть прежние котировки, чтобы создать условия для роста курсов и возвращения инвесторов. В 90-е гг. доходность по акциям составила 0,7-2,5%, поэтому инвесторы уходили в государственные и корпоративные облигации, где доходность была от 2 до 9%. Но инвесторы желали большей доходности и уходили на развивающиеся рынки, где спрэд над U.S. T-Bills составлял 300-400 б.п. Уход инвесторов привел к росту спрэдов до 600-1200 б.п.

(соответственно приход инвесторов вызывает падение спрэдов). Таким образом, динамика спрэдов отражает инвестиционную привлекательность бумаг суверена и компаний.

Глобализация поднимает требования к качеству и скорости бизнес информации, рейтингов, оценок и прогнозов рынков. Рейтинговые агентства не увидели предстоящий кризис в ЮВА 1997 г. Агентства и инвестиционные банки переоценили российский рынок, отдавая ему приоритет по сравнению с рынком ЮВА, недооценили риски рынка ГКО 1998 г.

Неверный среднесрочный прогноз строился на недооценке курсов акций по сравнению с доходностью по ГКО (18% против 100%). Осенью 1997 г., когда взметнулись спрэды по российским еврооблигациям и синдицированным кредитам, возникла необходимость в получении международных рейтингов, которые объективно снижают стоимость заимствований. Не случайно, 12 ноября 1997 г. вышел Указ Президента России «О создании условий для проведения заемных операций на внутреннем и внешнем рынке», обязывающий субъекты Российской Федерации иметь два международных рейтинга при выпуске еврооблигаций. Рейтинговые агентства также не увидели, что основы рецессии экономики США 2001 г. закладывались в 1997 г. Они не придали значение такому важному индикатору здоровья экономики, как уменьшение темпов в Ш квартале 1997 г. роста чистых инвестиций в реальные активы с 3,6 до 1,1%.

Глобализация XXI века – это иное качество глобальной финансовой среды, иная архитектура глобальных финансов. Она призвана инфраструктурно обеспечить переход к новому технологическому укладу. За счет чего?

Во-первых, за счет увеличения активов финансового сектора до 500-600% от мирового ВВП, решительного сокращения теневого сектора (фонды денежного рынка, брокеры-дилеры, частные пулы), составляющего 100%/ВВП, увеличения сектора реальных денег консервативных инвесторов до 200%/ВВП.

Во-вторых, за счет новых требований к капиталу и активам ведущих ТНБ (до $ млрд. и $1,5 трлн. соответственно). Эффект масштаба несет рост рисков и как следствие – соответствующее усиление норм регулирования и снижение рентабельности. Глобальный кризис 2008-2009 гг. ударил по крупным банкам, которые потеряли до 7% активов.

Базельские стандарты достаточности капитала крупные банки нивелировали широкой диверсификацией активов, в том числе в другие страны.

Кризис подтолкнул международного и национальных регуляторов к ужесточению норм и требований к финансовым институтам. Самый авторитетный международный регулятор Базель III более чем на 30% ужесточил вводимые поэтапно с 2015 и 2019 гг. стандарты достаточности капитала (по капиталу первого уровня до 6%, второго уровня – 10,5%, при этом доля обыкновенных оплаченных акций возрастет до 7%).

Национальные регуляторы идут более широким фронтом. Японские банки остались в костюме старомодного покроя, отдавая предпочтение кредитованию и государственным ценным бумагам (банки по состоянию на 01.06.2011 г. держали 45% долга японского правительства). Ведущие банки ЕС и США уже увеличили размер капитала второго уровня до 13-15%. Банк Англии готов к норме достаточности капитала в 15-20% и созданию резервного добавочного капитала в размере 3% для крупных розничных банков. ЦБ Швейцарии дифференцирует стандарты для ТНК и банков национального масштаба. Для первых будут увеличены нормы достаточности капитала и резервирования на зарубежные активы. ФРС США (Dodd-Frank Act и Volcker Rule) и Банк Англии двигаются в сторону решительного ограничения спекуляций с торговым портфелем коммерческих бумаг за счет депозитов.

В ближайшем будущем зоны международного регулирования (возможно Базеля IV) расширятся. Они охватят забалансовые обязательства, секьюритизацию активов, деривативы, конвертированные в акции и GDR облигации, качество кредитного портфеля, использование депозитов для финансирования торгового и валютного портфелей зарубежные активы ТНБ.

Усиление норм и масштабов регулирования приведет к падению рентабельности кредитных институтов, снижению темпов роста экономики, увеличению доли теневого банковского бизнеса. По расчетам ФРС каждый процентный пункт резервирования сократит темп роста ВВП США на 0,09% в год, а прогнозам ОЭСР введение стандартов Базель III сократит ежегодный рост мирового ВВП на 0,05-0,15 процентных пункта. Доля теневого банковского сектора значительно возрастет. В 2010 г. он, в частности в США, составлял 100% от ВВП, а поддерживаемые правительством институты (ФРС, фондовые биржи, федеральные депозитные институты) 180%/ВВП, пенсионные и паевые фонды – 140%/ВВП.

В-третьих, глобализация разрешит конфликт двух подходов к регулированию банковской отрасли – на базе национальной юрисдикции или международных соглашений в пользу последних. Углубляющаяся специализация и разделение труда за пределами национальных границ ведет к подлинно глобальной экономике, в которой финансовый сектор должен обеспечить ликвидность, надежность и эффективность финансовых активов.


В-четвертых, в международных финансовых организациях будет увеличено представительство Е7.

В-пятых, для минимизации валютных рисков будет введена корзина мировых резервных валют из доллара США, Евро, Юаня, СДР.

Глобализация обостряет противоречия между глобальными и национальными финансами, глобализирует финансово-экономические кризисы, возникающие в ключевых мировых экономиках, требует солидарных антикризисных действий политических и монетарных институтов G20. Глобализация обостряет этно-культурные противоречия субцивилизаций.

7.1.7. Развивающиеся рынки и их лидеры страны БРИКС в системе глобальных финансов Одним и локомотивов мировой экономики являются страны БРИКС. Они являются активными участниками процессов глобализации, охватывающих национальный бизнес, политику, культуру, жизнь миллионов людей. Ее практика противоречива, нуждается в теоретическом осмыслении. Анализ процессов глобализации направлен, в конечном итоге, на разработку стратегии развития стран БРИКС в мировой экономике. БРИКС (BRICS) – группа из пяти динамичных развивающихся экономик современного мира: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика, присоединившаяся на III саммите в Санья, КНР, 13-14 апреля 2011 г. С учетом последнего обстоятельства место ЮАР в системе глобальных финансов рассматривается фрагментарно и не является предметом специального анализа. Термин БРИК введен в политический оборот аналитиком инвестиционного банка Д.О’Нейлом в 2001 г. В Goldman Sachs профессиональной среде трейдеров международных финансовых рынков термин использовался как обозначение активов этих стран в сделках. БРИКС не является экономическим альянсом, скорей это политический клуб, союз наиболее динамично развивающихся экономик. Цель БРИКС – проконвертировать свою растущую мощь в геоэкономике в новый вес, авторитет, место, роль в геополитике. Амбиции группы БРИКС опираются на 26% территории земли, 43% населения, около 15% мирового ВВП, 40% производства пшеницы, 50% производства свинины, 30% производства мяса птицы и В научной литературе, международной политике и статистике при классификации стран используются различные термины: «развитые страны», «промышленно-развитые страны», «развивающиеся страны», «развивающиеся экономики», «развивающиеся рынки», «страны с переходной экономикой», «новые индустриальные страны», «страны с быстро развивающейся экономикой», страны БРИК, БРИКС, КИВЕТС, Е11, АСЕАН и т.д. В ООН, международных экономических и финансовых институтах отсутствует единая общепринятая классификация стран. К развитым экономикам кроме США, Канады, стран Западной Европы, Японии и Австралии, могут отнести Гонконг, Сингапур, Юж.Корею, Тайвань, Новую Зеландию, Кипр, Мальту, Израиль, Чехию, Словению, ЮАР. Аналитики по фондовым индексам и рискам S&P, Dow Jones, Economist, MSCI, FTSE, Citigroup, хедж-фондов приводят различные списки стран развивающихся рынков (от до 35). К новым индустриальным странам с 2010 г. стали относить Китай, Индию, Бразилию, Мексику, Турцию и ЮАР. К странам «глобального генератора роста» относят, в частности, Ирак, Индонезию и Монголию.

При структурировании стран в мировой экономике отсутствуют единый, общепринятый классификатор, глоссарий терминов, методики и правила для определения «развитых» и «развивающихся стран и регионов». Поскольку «в системе ООН нет установленной концепции определения «развитых» и «развивающихся» стран, то это различие приводится лишь в целях проведения статистического анализа» (См. Цели развития тысячелетия: доклад за 2011 год. – ООН.: Нью-Йорк, Июнь 2011.- с.120. Режим доступа www.UN.org/mdg.

report 2011_book. Эти термины используется для целей международной статистики и не обязательно несут заключение о достигнутом этапе развития страны. МВФ использует гибкую систему классификации, которая учитывает доход на душу населения, диверсификацию экспорта и уровень интеграции в мировую финансовую систему. Всемирный банк делит страны на четыре группы по уровню дохода:

страны с низким уровнем ВВП/душу населения ($975), ниже среднего ($976-$3855), выше среднего ($3856-$11905), высоким уровнем дохода (свыше $11906). Несмотря на то, что Всемирный банк не считает классификацию по доходам обязательным отражением состояния развития страны, первые три группы стран относятся к развивающимся, четвертая – развитым. В статистике МВФ страны также классифицируются на «развитые» и «развивающиеся». Отдельная статистическая выборка по группам стран, развивающимся рынкам (экономикам) отсутствует. См. режим доступа: http://www.kentlaw.edu/emergingmarkets/&usg/;

http://www.un.org/special-rep/ohrlls/;

http://ru.wikipedia.org/wiki/emerging_markets/ Такая классификация стран в н.в. уже достаточно условна, не учитывает движение от «менее развитых» к «более развитым»

странам и наоборот, не отражает противоречие между национальными и западными стандартами уровня потребления, качества жизни. Тем не менее, если исходить из подхода международных экономических организаций, что развивающиеся страны в отличие от развитых имеет более низкие стандарты развития свободной рыночной экономики, индустриализации, социальных программ и гарантий прав человека, уровня жизни, то общепринятая классификация ООН, МВФ и Всемирного банка относительно корректна.

Развивающиеся страны, в свою очередь, можно структурировать как «новые индустриальные страны» (страны, вплотную приблизившиеся к стандартам развитых стран) и «страны развивающихся рынков». К ним отнесем быстро развивающиеся рынки, глубоко интегрированные в глобальную экономику, емкие рынки со средними доходами. Процесс начался в 80-е гг. в направлении конвергенции экономических циклов G7 и E7. Колебания на финансовых рынках более взаимосвязаны, чем в реальной экономике. Развивающиеся рынки в 1986-2007 гг. в среднем ежегодно производят 47% мирового ВВП, а в 2008-2009 гг. они стали локомотивом его роста. К этой группе стран аналитики хедж-фондов, фондовых индексов, ТНК и рейтинговых агентств относят страны БРИКС, Венгрию, Египет, Индонезию, Малайзию, Марокко, Мексику, ОАЭ, Перу, Польшу, Турцию, Чехию, Чили, Таиланд, Филиппины. В данном случае аналитики по рынкам исходят не из макроэкономической классификации, а сквозь призму рисков и доходности при управлении активами на различных рынках.

В группе БРИКС присутствует Китай, Индия и Бразилия с различными уровнями развития свободной рыночной экономики и демократии, но это не мешает частным инвесторам активно работать на рынках Китая.

Отсутствие методологической определенности в классификации стран создает известные трудности статистической корректности информации. Международные финансовые организации такую выборку не делают, а бизнес-аналитики и экономические издания работают с информацией по своим методикам. В силу этих обстоятельств, в статье используется статистика как по странам и рынкам БРИКС, так развивающимся рынкам в целом.

говядины, 32% пахотных земель.30 Россия, КНР и Индия – державы, обладающие ядерными боезарядами.31 Основные конкурентные преимущества БРИКС в первой половине XXI века связаны с углеводородными ресурсами России, относительно дешевыми трудовыми ресурсами Китая при производстве товаров и Индии (производство IT), природными ресурсами ЮАР, доминированием Бразилии в производстве сахара, сои, железной руды, биотоплива.

Международные торгово-экономические позиции БРИКС представлены в табл.7.1. и опираются на достигнутый уровень производства ВВП. Совокупный его объем составляет 67% от ведущей экономики мира. При этом потенциал БРИКС далеко не исчерпан.

Свидетельством тому являются устойчиво высокие темпы роста ВВП – более 6% по группе.

Экспортоориентированные стратегии обеспечили сильные позиции в международной торговле (доля БРИКС составляет более 16%). Наконец, БРИКС создал мощную «подушку финансовой безопасности» в виде международной ликвидности, составляющей $3,5 трлн.

Таблица 7.1. Ключевые международные торгово-экономические и финансовые позиции БРИКС* Страны ВВП Международная торговля Международная ликвидность $ долл. Темпы Темпы Экспорт товаров, Импорт товаров, Общие резервы, прироста, прироста, $ млн. $ млн. (включая золото), %к %к цены FOB цены CIF, $ млрд.

предыду- предыдущему Доля страны в Доля страны в щему году году мировой мировой торговле, % торговле, % (прогноз) 2009 2010 2012 2010 2010 4.985 9.7 8.7 1 577 824 1 395 Китай 10.35% 9.07% 2 1.2 4.5 4.5 400 018 248 Россия 2.63% 1.62% 439, 1.377 8.2 8.8 216 162 322 Индия 1.42% 2.10% 1.594 5.0 4.3 201 915 191 Бразилия 1.33% 1.25% 238, 285 3.8 4.8 81 821 94 ЮАР 0.54% 0.61% 39, 2 477 740 2 251 БРИКС 9.5 6.24 6.22 16.26% 14.64% 3 454. США 14.12 2.93 3.2 Все 15 238 000 15 376 страны 2,569,197.71 (30.54) *Составлено по: http://data.worldbank.org/indicator;

The Economist. – May 14, 2011. – P.101;

http:/data.worldbank.org./indicator/NY.GDP.PCAP.CD/Countries;

http://www.tradingeconomics.com/unidedstates/gdp;

WTO Statistics database: http://stat.wto.org/StatisticalProgram/WSDBSStatProgramHome.aspx?Language=E http://ru.wikipedia.org/wiki/.

Newsweek, May 23-30 May 2011. - Р.23.

Со своей стороны монетарные власти БРИКС проводили разнообразную валютную политику, нацеленную на обеспечение геоэкономических и макроэкономических целей. ЦБ Китая в течение 30 лет проводил политику фиксированного курса юаня. Курс был занижен, но обеспечивал финансовую безопасность страны и позволял создавать дополнительные конкурентные преимущества на международных рынках. ЦБ РФ в рамках валютного коридора проводил политику стабильности курса в интересах экспорто ориентированных отраслей. Данная политика не предотвратила девальвации рубля в 1998 г. и не создала валютных стимулов для обрабатывающих отраслей. Свободные валютные режимы ЮАР, Индии и Бразилии с задачей обеспечения стабильности национальных валют справились.

График курсов валют (Рис.1.) демонстрирует стабильность валют БРИКС (за исключением российского дефолта 1998 г.) и тенденцию к их укреплению, как результат усиление позиций экономик. ЦБ БРИКС обеспечили главное в валютной политике – стабильность курсов национальных валют. Пути были разные и не равно эффективные.

Рис.7.1. Курсы валют стран БРИКС, 1995-2008*.

* Составлено по: International Financial Statistics. – W.: IMF, 2002. – P. 186-193, 240-243, 450-453, 740-745;

Ibid. - April 2006. – P.488-493, 264 267, 808-813, 198-207, 1006-1019,138-143;

www.cbrf.ru В 00-е гг. платежные балансы БРИКС отражали эффективность торговой и инвестиционной политики стран (табл.7.2). Развитые страны с 2002 г. устойчиво имеют отрицательное сальдо платежных балансов. В целом страны развивающихся рынков, напротив – положительное сальдо, что привлекало в этот сегмент глобальных финансов иностранные инвестиции и формировало тенденцию укрепления национальных валют.

Таблица 7.2. Сальдо платежного баланса, $ млрд.* Страны прогноз 1997 2002 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Развитые страны, в том числе: 71,0 - 222,5 - 499,0 -344,2 -471,8 -101,1 -95,5 -125,6 - США - 140,9 - -475,2 - 805,2 -718,1 -668,9 -378,4 -470,2 -493,9 -450, Зона евро 95,5 48,5 18,4 14,7 -196,9 -69,4 -77 3,8 6, Япония 96,6 112,6 140,5 211 157,1 141,8 194,8 134,1 138, Страны развивающихся рынков 85,8 493, - 84,7 646,7 704,2 326,6 378,1 646,5 635, * Составлено по: IMF. World Economic Outlook. September 2005. - Р. 241. IMF. World Economic Outlook., April 2011. – P. 198.

Отражением положительной динамики экономического развития БРИКС с 2001 по 2011 гг. стала их рейтинговая история. С 2007 г. все страны БРИКС вошли в зону инвестиционных рейтингов (см. рис.7.2). Рейтинговое агентство S&P, высоко оценив антикризисную политику группы, во втором полугодии 2010 г. повысило рейтинг Китаю до АА-, с 2008 г. не изменяло рейтинги ЮАР (ВВВ+), России (ВВВ), Бразилии и Индии (ВВВ-).

Рис.7.2. Рейтинговая история стран БРИКС, 2001-2011 гг.* * Составлено нами по: www.Standardandpoors.com/ratings/sovereigns/rating-list/en/eu. Где, Значения кредитных рейтингов. AAA Рейтинг эмитента 'AAA' означает очень высокую способность эмитента своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства относительно других эмитентов. Это самый высокий рейтинг кредитоспособности по шкале Standard & Poor's. AA Рейтинг эмитента 'AA' отражает высокую способность эмитента своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства относительно других эмитентов. A Эмитент с рейтингом 'A' более подвержен воздействию неблагоприятных перемен в коммерческих, финансовых и экономических условиях, чем эмитенты с рейтингами 'AAA' и 'AA'. Тем не менее, эмитент характеризуется умеренно высокой способностью своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства относительно других эмитентов. BBB Рейтинг эмитента 'BBB' отражает достаточную способность эмитента своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства относительно других эмитентов. Однако данный эмитент имеет более высокую чувствительность к воздействию неблагоприятных перемен в коммерческих, финансовых и экономических условиях, чем эмитенты с более высокими рейтингами. BB, B, CCC, CC Эмитенты с В конце ХХ века в мировой экономике хронологически совпали два крупных процесса – глобализация и начало модернизации четырех наиболее динамично развивающихся экономик мира:

Бразилии, России, Индии и Китая. Четыре страны вступили в полосу реформ в 80-е годы, в начале этого же десятилетия начался первый этап глобализации. Несмотря на то, что Россия и Китай уходили от «командной экономики», а Бразилия и Индия оставались в системе рыночной экономики, все четыре страны начали реформы в сторону эффективной смешанной экономики. Реформы стран БРИК отличались друг от друга содержанием, формами, этапами, национальной спецификой. Но вектор реформ был направлен на создание конкурентной национальной экономики и бизнеса, повышение качества жизни, создание нового центра силы в мировой геоэкономике и геополитике.

Поскольку стратегии реформации всех стран БРИК предполагали использование преимуществ глобализации33, а наиболее развитой частью глобальной экономики являются глобальные финансы, то необходим глубокий анализ процессов и форм вхождения национальных финансовых рынков стран БРИК в систему глобальных финансов.

Глобальные финансы – это совокупность отношений по формированию обязательств и перераспределению активов на международных рынках денег, капитала и валюты, которые становятся центростремительной силой, втягивают в себя национальные рынки, определяют ценовые ориентиры, направляют потоки капитала в мировом масштабе.

Новые черты развивающихся рынков Страны развивающихся рынков (прежде всего Россия, КНР, Индия) обладают по отношению к развитым экономикам относительными преимуществами по территории, населению, минеральным ресурсам, дешевизне рабочей силы.

В настоящее время формируются новые явления в глобальной конкурентоспособности.

Эти страны как группа (особенно ЮВА, нефтедобывающие страны Персидского залива, БРИКС) обладают преимуществами в темпах роста ВВП (в 2007 г. 8,4%), промышленного производства (5-13%), торговли, международного финансирования, наконец, имеют рейтингами 'BB', 'B', 'CCC' и 'CC' по шкале Standard & Poor's характеризуются высоким кредитным риском относительно других эмитентов.

Несмотря на то, что таким эмитентам присуща некоторая степень надежности, они в большей степени подвержены неопределенности и влиянию неблагоприятных факторов по сравнению с другими эмитентами. BB Эмитент с рейтингом 'BB' характеризуется меньшим кредитным риском, чем эмитенты с более низкими рейтингами. Однако неопределенность или влияние неблагоприятных изменений в коммерческих, финансовых и экономических условиях могут привести к недостаточной способности эмитента своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства. B Рейтинг эмитента 'B' отражает меньшую кредитоспособность по сравнению с рейтингом 'BB'. В настоящий момент данный эмитент способен в срок и в полном объеме выполнять свои долговые обязательства. Однако неблагоприятные изменения в коммерческих, финансовых и экономических условиях, скорее всего, помешают эмитенту в срок и в полном объеме выполнять свои долговые обязательства. Рейтинги от 'AA' до 'CCC' могут быть дополнены плюсом (+) или минусом (-) для обозначения промежуточных рейтинговых категорий по отношению к основным категориям.

К ним отнесем: переданное производство из финансового центра в финансовую периферию;

превращение национальных рынков в сегмент глобальных;

либеральное валютное законодательство, позволившее значительно увеличить потоки капитала между развитыми и развивающимися странами;

высокотехнологичные отрасли, связавшие рынки в единый глобальный. Все это позволило привлечь иностранный капитал, создать высокотехнологичные предприятия с современным менеджментом и культурой производства, открыть путь на международные рынки и создание ТНК.

положительное сальдо платежного баланса (устойчивая бездефецитность!).34 Это находит в неуклонной тенденции повышения кредитных рейтингов суверенов и компаний от ВВВ к А, т.е. от спекулятивной зоны рейтингов к инвестиционной.

Ведущие компании развивающихся стран Embraer (Brazil), Cemex (Мексика), Samsung (S.Korea), Газпром, Северсталь, Роснефть, РЖД, ВТБ, Сухой (Россия), Essar Steel, Steel Author, Tata (Индия) становятся все более конкурентоспособными на мировых рынках.

Некоторые из них стали ТНК и ТНБ. Многие выходят на международный рынок денег и капитала, производя синдицированные заимствования и размещение капитала (IPO) на рекордные суммы (до $8-9 млрд). Развивающиеся рынки стали привлекательным объектом прямых инвестиций из финансового центра. Так, в свободной экономической зоне Шанхая работает около международных компаний с мировыми брендами. В Индии 200 ТНК имеют свое производство (Oracle, Intel, Adobe, St Microelectronics, SAP) и успешно функционируют в высоко технологичном секторе экономики IT и R&D. Это позволило Индии занять четвертое место в мире по НИОКР в IT и средствах связи, стать одним из основных производителей аутсорсинговых услуг на рынке программного обеспечения, поставщиков кадров для исследований в области биотехнологий и фарминдустрии.36 Другие ТНК (Texas Instruments, HP, Microsoft, GE, Philips, Motorola, Google, Cisco, Bayer, Siemens) активно используют китайские, индийские и российские таланты в области IT в своих исследованиях и производстве высокотехнологичной продукции.

Вместе с тем, быстрый экономический рост (удвоение Китаем ВВП за 5 лет) ведущих стран БРИК может замедлиться. Тому есть несколько причин. Одни отражают фундаментальные слабости экономик этих стран, другие – являются результатом переходной экономики и развивающегося рынка.

К первой группе причин отнесем низкое качество и эффективность корпоративного и государственного управления. Во-вторых, низкий уровень инновационных технологий.

Разрыв в качестве управления и уровне развития экономики знаний с развитыми странами чрезвычайно велик (См.: табл.7.3.).

Таблица 7.3. Индекс экономики знаний, 2007, 2009 гг.* Страны Место в мире 2007 Швеция 1 См. http://ru.wikipedia.org/wiki/.

См. табл.7.11, 7.12;

Ведомости, 29.12.2007. – С.Б См. http://www.eoungscience.ru;

Pharmatimes, July 2, 2011;

http://ru.wikipedia.org/wiki/offshore_software_R%26D;

R&DMagazine.- Dec.2009.

- www.rdmag.com.

Дания 2 Норвегия 3 США 10 Япония 17 Россия 47 Китай 75 Индия 101 *Составлено по: РБК, 2008, №2, С.20;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.