авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«Выпуск четвёртый Кемерово Кузбассвузиздат 2006 ББК 84-44 Г61 Издание подготовлено при участии: Омского регионального ...»

-- [ Страница 8 ] --

- Вы нахально врете, никогда честным членом партии вы не В другое время Светаков поиронизировал бы над этими «изоб были. Вы трус и малодушный человек, боитесь своих кошмар- личениями материалами». Чего ж до сих пор не изобличили? Но ных преступлений. Вы арестованы как активный участник анти- в душу уже вернулся смертельный страх перед новыми побоями.

советской организации, следствие предлагает рассказать все без Уже понимая, что «бунт» не удался, что он вот-вот будет в очеред утайки о своей преступной работе. ной раз раздавлен, Светаков прошепелявил разбитым ртом:

И гнев и истерика следователя были вполне рутинными, мно- - Я никогда не был в душе врагом советской власти, а был гократно отрепетированными приемами. Кроме того, у него вош- честным гражданином и членом партии.

ло в сладостную привычку – ударить смазливую морду, заста- Когда чуть ли не ежедневно пытаешь людей, когда наблюдаешь, вить жертву ползать у твоих ног. Он сам не понимал, в чем тут как их воспитание, культура, чувство собственного достоинства Там, за далью непогоды Александр Водолазов 310 сводятся к одному-единственному – инстинкту выживания, когда ареста Светакова, Берия был утвержден первым заместителем набьешь на этом руку (в прямом и переносном смысле слова) – наркома внутренних дел СССР. Спустя неделю, 29 сентября по поневоле становишься психологом. совместительству его назначили начальником Главного управле Следователь уловил вот эту оговорку – «в душе не был». Это ния госбезопасности НКВД (ордер на арест Светакова подписал результат компромисса бурлящих внутри подследственного чувств. именно Берия).

Остатки гордости и человеческого достоинства еще толкают его Ежов доживал на своем посту последние дни. Невиданное дело – на протест, но инстинкт кричит – только бы не били! Черт с ним, приказы по наркомату стали выходить за двумя подписями - Ежова со следователем, нашептывал инстинкт, ты ведь уже сказал, что в и его первого заместителя. А 17 ноября 1938 года произошло еще душе не враг. А что там на самом деле, не в душе... более невиданное - вышло совместное постановление ЦК и Совнарко Ситников все уже понял и уверенно взял инициативу в свои ма «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В руки. Он знал, что будет дальше. На этот раз он даже не стал нем были жуткие вещи: «Враги народа, шпионы иностранных вставать из-за стола. Он взял тяжелое пресс-папье и просто за- разведок, пробравшиеся в органы НКВД как в центре, так и на махнулся. Этого оказалось достаточно. Светаков отшатнулся, в местах, продолжая вести свою подрывную работу, стараясь вся глазах его был нечеловеческий ужас. чески запутать следственные и агентурные дела, сознательно из - Вы намерены говорить правду на следствии или нет? вращали советские законы, проводили массовые и необоснован - Да, я буду говорить. ные аресты, в то же время спасая от разгрома своих сообщников, После этого Ситников еще с полчаса что-то переписывал из в особенности засевших в органах НКВД».

протоколов предыдущих допросов: про партизанский отряд, про Это не было покаянием за содеянное, как хотели бы предста подтасовку партийного стажа, про пятерых жен, одна из которых вить дело многие нынешние последователи и поклонники совет «дочь служителя культа», ну и главное – про вредительство на ского коммуно-фашизма. Просто Сталину нужно было алиби, и всем пространстве Крайнего Севера - от Диксона до бухты Про- он его себе оформил, списав все преступления на Органы.

видения. Оставалось чистосердечное признание – царица дока- Непостижимо, как обо всем этом узнал, по каким признакам зательств, как учит прокурор СССР товарищ Вышинский. догадался Светаков. Трудно допустить, что здесь простое совпа - Признаете себя виновным в том, что, являясь участником дение (кто-то новенький принес с воли?). Однако не подлежит право-троцкистской организации, по ее заданию вы проводили сомнению, что каким-то образом узнал (причем, судя по всему, вредительскую работу? едва ли не раньше следователя Ситникова). Новости легли на уже - Признаю, - еле прошептал Светаков и, потеряв сознание, снова подготовленную внутренней душевной работой почву.

свалился со стула. То ли в забытьи, то ли в коротких снах перед его глазами вста «Допрос прерван» - добросовестно зафиксировал в протоколе вали иной раз комсомолец Скобликов и инженер Потапов: «Алек Ситников, взглянул на часы и проставил время - 2 часа 10 минут. сандр Васильевич, а не боитесь?..». Через парализующий душу страх, через ужас нечеловеческих пыток, которые, кажется, стали «ВЫ ОТЪЯВЛЕННЫЙ ВРАГ!» его вторым «я», прорастала лютая ненависть к конкретному сле дователю Ситникову и, в его лице, ко всему режиму.

рест и следствие по делу Светакова пришлись на смут- Вместе с ненавистью понемногу приходило понимание того, что ный период в истории Органов. Заканчивалась эпоха многостраничные «чистосердечные признания» и поименная сдача Ежова, к власти приходил новый фаворит вождя и супер- коллег от гибели не спасут. Наоборот, самые говорливые и получа палач Лаврентий Берия. 22 августа, чуть более, чем за месяц до ли больше всех. Трагический пример его недавнего начальника – Там, за далью непогоды Александр Водолазов 312 Николая Иванова, «признания» которого похоронили и его само- Ты, сволочь, опять за свое?

го, и едва ли не весь руководящий состав Дальневосточного тер- - Кроме того, - упрямо продолжил Светаков, - прошу записать:

риториального управления, стоял перед глазами. считаю, что я арестован необоснованно и незаконно, по ложному Светаков не знал, какую «гуманную» цель преследовало ЦК доносу и оговорам.

своим постановлением, не знал, хватит ли у него самого сил и - Ах, вот ты как заговорил! Не зря твой подельник Адамович твердости, но он решил рискнуть. Так начался тот самый его называет тебя «большим дипломатом». Ну, погоди, сейчас ты у «бунт» 18 ноября. В решимости его укрепляло то, что, как ни да- меня не так запоешь...

вил на него следователь, он все-таки ни словом не оговорил Ни- Рука Ситникова уже привычно потянулась было к пресс-па колая Толстопятова, стоя на своем: не вербовал, никаких отноше- пье, но тут его как обожгло: ведь подследственный чуть ли не ний, кроме производственных, не имел, выгнал с работы в Тикси слово в слово цитировал постановление ЦК, которое только вчера и т.п. Тут его совесть была чиста. им читал замполит. Как раз о том, что Органы «сознательно из Следователь Ситников с его простодушной верой в собствен- вращали советские законы, проводили массовые и необоснован ный кулак, как универсальное средство разоблачения врагов, с ные аресты» и прочее.

запозданием уловил новые веяния. 23 ноября он в очередной раз Рука его застыла на полпути, а глаза как бы потухли. Срочно вызвал Светакова на допрос, «прерванный» три дня назад. Со- надо было как-то увязать в голове эти два, вроде бы ничем не гласно установившейся методике работы, предстояло закрепить связанных друг с другом, факта – постановление ЦК и вот этого чистосердечные признания несостоявшегося бунтаря и поставить гнусного троцкиста Светакова. Но не увязывалось... Тогда Сит в деле точку. Поэтому он сразу взял быка за рога. ников нашел единственно разумный выход – отослал Светакова в - Когда вы встали на путь борьбы с партией и советской властью? камеру, а в протоколе записал - «допрос прерван».

Эти три дня Светаков с трудом приходил в себя после про- А на следующий день, 24 ноября 1938 года, Николай Ежов шлой неудачи. Все-таки ему было всего 38 лет, да и здоровьем был освобожден от должности главы НКВД. На время его оста природа его не обделила. Он буквально за волосы вытаскивал вили при должности наркома водного транспорта, но ни для него, самого себя из состояния первобытного ужаса. Когда его вызвали ни для других не было секретом – его песенка спета.

на допрос, он опять был твердо убежден: как бы ни было страш- А еще сутки спустя, 25 ноября народным комиссаром внут но, сколько бы ни пришлось стерпеть побоев, спасение в отказе ренних дел был утвержден Лаврентий Берия. Как и его предше от всех признаний, самооговоров. Другого благоприятного мо- ственники, он начал с чистки собственного аппарата, чистки мента может просто не быть. тотальной и кровавой. Люди стали исчезать один за другим. Куда Поэтому вместо привычных «признаний», которые следова- то исчез и следователь Ситников. О Светакове все как будто за тель Ситников уже готов был старательно переписать в протокол, были.

он вдруг услышал тихое, но твердое: Теперь уже не следствие, а он сам торопился закрепить свой от - Прошу записать: с партией и советской властью я не борол- каз от показаний. 10 декабря из камеры он пишет заявление на имя ся. Никогда, нигде, ни в какой антисоветской организации я не Ситникова: «Прошу ускорить следствием мое дело». Ни ответа, ни состоял. Никогда никем завербован не был, и ни одного созна- допросов, ни самого Ситникова. 2 января 1939 года: «Еще раз под тельного действия, направленного против моей Родины, партии тверждаю свой отказ от всех ранее данных показаний». 10 января:

и советской власти, я не совершал... «Категорически настаиваю и прошу ускорить следствием мое дело - Что, что, что?! – перебил его Ситников. От небывалой нагло- и закончить его, ибо весь процесс следствия за 102 дня моего пре сти подследственного у него глаза чуть ли не полезли на лоб. – бывания в тюрьме выражался в нескольких днях допросов».

Там, за далью непогоды Александр Водолазов 314 На беду Светакова, в тот же день, 10 января 1939 года всем ужасом думал о новых возможных пытках, но убежденность, что секретарям обкомов, крайкомов, ЦК компартий республик ушла избежать их можно только избранной линией поведения была уже шифрограмма, подписанная лично Сталиным: сильнее.

«ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздей- Кучеренко совал ему в лицо показания Толстопятова, Догма ствия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения рова, Иванова, Козьмина, Зыбенко:

ЦК... ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия - Вы отъявленный враг! Вы изобличены множеством показа должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в ний соучастников по вредительской и шпионской работе.

отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как со- Но Светаков стоял на своем:

вершенно правильный и целесообразный метод». - Все - клевета! Никогда, нигде, ни в какой контрреволюцион Разъяснения вождя все расставили по местам. Чистки в рядах ной организации не состоял. Был честным коммунистом.

самого НКВД продолжались, но система в целом была непоколе- - Вы свою честь продали троцкистам, - орал Кучеренко, - вы бима и должна была продолжать воспроизводство «врагов наро- пытались провоцировать следствие.

да». Жернова, настроенные только на одну функцию – перемалы- Посреди этих допросов Кучеренко приготовил Светакову сюр вание людских судеб - должны были вертеться без остановки. приз. 21 января тот привычно вошел в кабинет следователя, опу 13 января дело Светакова принял уже другой человек - следо- стив голову и держа руки за спиной. Кучеренко в кабинете был не ватель Следственной части НКВД лейтенант госбезопасности Ку- один. На его месте за столом сидел, как он потом узнал, старший черенко. Он мало чем отличался от Ситникова и, будь его воля, на следователь следственной части НКВД СССР Медведский. В углу первом же допросе не оставил бы на Светакове живого места. Но на табурете согнулся какой-то человек, изможденный, с черными еще не развеялась в Органах атмосфера неопределенности и сму- кругами вокруг глаз, со свороченным на сторону носом. Светаков ты. с трудом узнал в нем Николая Толстопятова. Мелькнула мысль Никто вроде бы не отменял ноябрьское постановление ЦК и неужели и я так выгляжу? Это была очная ставка.

Совнаркома о беззакониях в органах, да и в указаниях вождя ос- Сломленный, какой-то, как сказали бы теперь, зомбирован тавалось вот это непонятное – « в виде исключения». Это через ный, Николай, не поднимая глаз, монотонно отвечал на вопросы месяц-другой все встанет на свои места, возобновятся истязания Кучеренко, повторяя почти дословно свои «чистосердечные при как норма ведения следствия, но пока большинство следователей знания». Да, завербован Светаковым в 1934 году. Да, выполнял опасались откровенно бить. его вредительские задания при прокладке кабеля на Диксоне. Да, Кучеренко брал «на психику», кричал, плевался, угрожал. по заданию Светакова вызывал недовольство населения Тикси, Следствие он начал практически с нуля. С 13 января до 7 февраля выключая свет под предлогом неисправности электрооборудова он провел четыре ночных допроса Светакова, начиная, как пра- ния, и прочее, и прочее.

вило, в девять вечера, заканчивая в два ночи. Все они сводились к - Вы подтверждаете показания Толстопятова о вашей вредительс тем же вопросам, что задавал Ситников: про шпионаж в пользу кой работе? – с видимым удовлетворением спросил Кучеренко.

Японии, о сахалинском причале в Москальво, о вредительстве на - Нет, не подтверждаю. Показания Толстопятова считаю кле Диксоне, «склоке» и американской журналистке в Тикси, уничто- ветническими.

жение «Прончищева», ну и, конечно, о связях с «бандой фашиста - А вы на своих показаниях настаиваете? – это уже относилось Бергавинова». к Толстопятову.

Но Светаков уже перешел некий рубеж, за которым ему стало то Николай, наконец, поднял на Светакова глаза, в которых была даже ли все безразлично, то ли совсем не страшно. То есть он, конечно, с не мука, а безумие. Казалось даже, что он хочет что-то крикнуть Там, за далью непогоды Александр Водолазов 316 Светакову. Но это длилось мгновение. Он снова опустил глаза и, то есть в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-6 часть 1 и 58-11 УК РСФСР.

чуть не плача, прошептал:

Дело № 22125 по обвинению Светакова Александра Василье - Да, я на своих показаниях настаиваю.

вича подлежит рассмотрению Военным трибуналом Московского военного округа.

«АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ, Председатель Военного трибунала МВО Я ВАС ОКЛЕВЕТАЛ!» диввоенюрист Горячев Из обвинительного заключения осле последнего допроса 7 февраля Кучеренко передал дело в Военный трибунал Московского военного округа, по- Два с лишним месяца Светаков провел все в тех же Бутырках.

скольку любое дело с признаками шпионажа рассматри- 16 апреля их с Толстопятовым (они по-прежнему были повязаны валось именно там. одним делом) наконец-то доставили в «воронке» на закрытое су дебное заседание трибунала в составе председательствующего Документ Горячева, двух членов коллегии, «без участия сторон обвинения Следствием установлено, что Светаков в 1930 году был завер- и защиты».

бован для шпионской работы в пользу Японии. По заданию японс Толстопятов сходу заявил, что никаких ходатайств у него нет.

кого разведчика Якусимо передавал последнему материалы шпи Светаков, который решил идти до конца, каким бы он ни был, онского характера о строительстве портов и причалов на Дальнем заявил ходатайство о вызове в суд свидетелей: Зыбенко (навесив Востоке.

шего на Светакова шпионаж), инженеров Полякова и Тихонова Помимо шпионской работы Светаков являлся активным участ (ездивших вместе со Светаковым на японскую концессию в Дуэ), ником право-троцкистской организации, существовавшей в систе а также Ходова и Доброжанского (строителей радиоцентра на ме «Дальводстроя». Заверован в 1931 году бывшим заместителем Диксоне).

начальника Тихоокеанского бассейна Дейниченко. Вербовал новых И тут произошла первая неожиданность. Трибунал постано членов в право-троцкистскую организацию.

вил - рассмотреть эти ходатайства в ходе заседания по существу.

В 1934 году Светаков, работая начальником острова Диксон и Этого Светаков и ждал и внутренне весь подобрался.

имея предупреждение о шторме, умышленно направил на мыс Кречатник баржу с радиооборудованием и продовольствием, кото- Но сначала трибунал взялся за Толстопятова. Секретарь под рая в результате шторма потерпела аварию и затонула. робно процитировал его многостраничные «собственноручные Светаков виновным себя признал, но потом от своих показаний признания», показания против Светакова, протокол очной став отказался. Изобличается показаниями Зыбенко, Иванова, Козьми- ки. Когда слово предоставили самому Толстопятову, он как-то весь на, Догмарова, Толстопятова и очной ставкой с последним. распрямился и начал, как головой в омут. Бледный, с трясущими На основании вышеизложенного Светаков Александр Василь- ся руками, совсем не похожий на того человека, которого когда-то евич, 1900 года рождения обвиняется в том, что:

знал Светаков, он начал выталкивать из себя давно заготовлен являясь агентом японской разведки, с 1930 года вел шпионс ные фразы.

кую работу против СССР, передавал японскому разведчику Якуси - Да, все это писал я. Но сейчас честно заявляю, что ни в ка мо сведения шпионского характера;

кую контрреволюционную организацию Светаков меня не вербо с 1931 года являлся участником право-троцкистской организа вал ни 34-м, ни в 36-м годах.

ции, существовавшей в системе «Дальводстроя», проводил вреди Он запнулся, набрал в грудь больше воздуха и на одном ды тельскую работу в проектировании и строительстве портов и при хании выдал:

чалов на Дальнем Восток и острове Диксон, Там, за далью непогоды Александр Водолазов 318 - Я оклеветал Александра Васильевича. Никогда в жизни я не с японскими инженерами, и о строительстве на Сахалине, и о слышал от него ни одного плохого слова. Ему я обязан многим диксоновской эпопее, и о «склоке» в Тикси. Когда его спросили хорошим в моей жизни. Но я не мог противостоять следствию, про связь с Бергавиновым – главарем преступной банды, Света меня вынудили дать ложные показания. Поверьте, я много меся- ков, поняв, что это и есть главная опасность, решил идти ва-банк.

цев ждал этого суда, чтобы только на нем отказаться от всех своих - Никакой связи не существовало и не могло существовать.

показаний. Бергавинов всегда испытывал ко мне неприязнь. Действительно, Согласно процедуре, секретарь трибунала стал зачитывать в Тикси я был послан с санкции политуправления Главсевморпу фрагменты его показаний против Светакова: про вредительские ти. По итогам навигации 1936 года я был даже представлен к задания, про тот чертов кабель, про затонувшую баржу с радио- правительственной награде, но Бергавинов лично вычеркнул меня оборудованием и прочее. Толстопятов отказывался от всего. из наградного списка, заявив, что я не достоин. По этому вопросу Но, наивная душа, когда речь зашла о нем самом, он просто- прошу допросить Отто Юльевича Шмидта.

душно заявил, что до 27-го года был против политики партии, Шмидта, естественно, никто вызывать не стал, как не стали разделял троцкистские убеждения, но никогда не участвовал ни в вызывать и свидетелей, перечисленных в ходатайстве Светакова.

каких заговорах. А после 27-го года он с троцкизмом вообще по- Однако его убедительные опровержения и очевидная нелепость кончил, приняв линию ВКП(б). Трибуналу этого было вполне обвинений, состряпанных на скорую руку, судя по всему, поста достаточно. вили трибунал в сложное положение. В другое время это не стало Как ни был сконцентрирован Светаков на своем, он все же бы препятствием для вынесения любого, самого лютого пригово успел подумать: «Эх, Коля, Коля, ничему-то тебя не научили ни ра. Но... продолжала действовать инерция (хоть и затухающая) жизнь, ни Бутырки». постановления ЦК о «незаконных арестах».

До начала заседания Светаков очень опасался, что времени на Отработав два часа, трибунал ушел на совещание, а, вернув подробные объяснения не будет. Но вот пошел уже второй час, шись, определил: «материалы в отношении Светакова из настоя однако никто их не подгонял. Теперь была его очередь. Секретарь щего дела выделить и направить на доследование».

снова процитировал необходимые протоколы, после чего слово Трибунал указал, что обвинение Светакова в контрреволюци предоставили Светакову. Он был готов. онной деятельности основывалось на его собственных «противо - Граждане судьи, на предварительном следствии я действи- речивых и путаных признаниях», а также показаниях Толстопя тельно написал собственноручные признания, в которых... - сле- това. Но и тот, и другой от них отказались. Обвинения в шпиона дующие слова он произнес нарочито громко и раздельно, как ког- же, построенные исключительно на показаниях Зыбенко, след да-то на партсобрании в Тикси.., - в которых я себя оклеветал. ствием не проверены и документально не подтверждены. То же После ареста мне в камере многие говорили, что на следствии самое касается и вредительской деятельности – ни служебных прибегают к пыткам. На первом же своем допросе я убедился, что расследований, ни актов экспертиз, ни других объективных дан они были правы. Меня систематически подвергали жестоким пыт- ных. Короче – дело отправить на доследование, подсудимого Све кам и избиениям, я находился в невменяемом состоянии и в ре- такова из зала суда удалить.

зультате оклеветал сам себя и некоторых своих коллег. В этом я Стало быть, сволочь Ситников угодил-таки за решетку, мельк виноват и за это готов нести ответственность. нула догадка у «дипломата» Светакова.

Далее последовали вопросы членов трибунала по конкретным Конвой повел его из зала. Уже в дверях Светаков обернулся и «преступлениям», особенно по шпионажу в пользу Японии. Све- увидел, как Толстопятов упал на колени и, колотясь головой о таков парировал все обвинения, подробно рассказав и о контактах перильца перед скамьей подсудимых, сквозь рыдания кричал:

Там, за далью непогоды Александр Водолазов 320 - Александр Василич, простите меня ради Бога, простите... Есть любопытный документ от 23 мая 1941 года, дающий пред Но его уже за руки поднимал конвой. ставление об условиях, в которых жили и работали заключенные Спустя полчаса судьба Толстопятова была решена: за его не- ПечорЛага как раз в то время, когда там находился Светаков. Это лепый «троцкизм» трибунал влепил ему восемь лет лагерей и пять рапорт на имя наркома Берии начальника ГУЛАГА, старшего лет поражения в правах. На этом мы навсегда расстаемся с Нико- майора госбезопасности Наседкина.

лаем Толстопятовым. Его дальнейшая судьба теряется во мраке Документ «Норильлага»

Заключенные выводятся на работу в валяной обуви, старых бре Почти до конца года Светаков продолжал сидеть в Бутырках.

зентовых ботинках и в условиях весенней распутицы целыми дня Осенью 1939 года права Особого совещания при НКВД, которое ми простаивают в ледяной воде и грязи, что вызывает большое выносило внесудебные приговоры в тех случаях, когда не было число простудных заболеваний. На 10 мая только по южному уча вообще никаких доказательств, были значительно расширены.

стку ПечорЛага коечно-больных было 1361 человек. Количество Прошлогоднее постановление ЦК о «беззаконии НКВД» благо- заболеваний ежедневно увеличивается.

получно забыто. Светаков опять готовился к «суду», оттачивал Угрожающе возросло число цинготных заболеваний. На 10 мая аргументы, мысленно приводил новые, как ему казалось, неопро- на южном участке зарегистрировано 8389 человек, больных цин вержимые факты своей невиновности. Но слушать его уже никто гой, из них 3398 человек – второй и третьей степени заболеваемо не собирался. сти и 4991 человек – первой степени.

17 декабря 1939 года Особое совещание в пять минут слепило Сушилками, банями, дезкамерами колонны обеспечены на 5 ему приговор: «За участие в антисоветской право-троцкистской 10 процентов. Из-за отсутствия кипятильников люди вынуждены пить сырую воду, кухонной посудой колонны обеспечены только на организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком 40 процентов.

на 5 лет, считая срок с 29 сентября 1938 года».

Бараки и палатки содержатся в антисанитарном состоянии, по Так Александр Светаков выиграл игру, ставка в которой была стельных принадлежностей и нательного белья крайне мало, вши жизнь. Он подсчитал: сидеть ему, с зачетом тюремного срока, ос вость среди заключенных достигает 70 процентов.

тавалось три года девять с половиной месяцев. Подумаешь, под- Полагающийся вновь прибывающим этапам 21-дневный каран бодрил он сам себя, пара зимовок в Арктике. тин не соблюдается. Прибывающие этапы оправляются пешком к месту назначения за 150 километров в валяной обуви по грязи и НА СТАЛИНСКОЙ «СТРОЙКЕ ВЕКА» воде.

Начальник ГУЛАГА НКВД СССР ст. м-р жизни Александра Светакова с 1940 года известно мало. госбезопасности Наседкин Скудные данные можно почерпнуть только из протоколов допросов после его повторного ареста в 1949 году. Подчеркнем - описание бытовых ужасов ПечорЛага сделал Из них следует, что до июня 1941 года Светаков трудился в не какой-то представитель европейского Красного Креста, а СевЖелДорЛаге НКВД, что называется, «по специальности», то сотрудник НКВД. Следовательно, его данные должны быть «по есть опять строил железные дороги и мосты. Затем до апреля 1946 множены», по меньшей мере, на два.

года – в ПечорЛаге (поселок Абезь Коми АССР), строил желез- Вспомним, что срок заключения Светакова истекал в ную дорогу на Воркуту. Нет никаких сведений о том, в каком ка- году. В действительности же, по установлениям военного вре честве он там был: рядового заключенного или использовался на мени, его освободили только в апреле 1946 года. Свобода была инженерно-управленческой должности. достаточно условной. В соответствии с особой директивой Там, за далью непогоды Александр Водолазов 322 № 185 МВД и прокуратуры, вчерашних заключенных «осво- что для строительства нужно огромное количество материа бождали без права выезда из ИТЛ», то есть переводили в раз- лов, которых в округе нет. Требуются гигантские дноуглуби ряд вольнонаемных и закрепляли за строительством до его тельные работы, и все равно крупные суда не смогут заходить окончания. в порт.

Светакова произвели в начальники отделения техинспек- Тогда, не прекращая его строительство, основные усилия ции ПечорЛага, и до мая следующего, 1947 года от жил на переместили на прокладку дороги, соединяющей Печорскую станции Хановей Воркутинского района. Затем его перевели в магистраль и поселок Лабытнанги (напротив Салехарда, на ОбьЛаг на должность старшего инженера производственного правом берегу Оби). К концу 1948 года дорогу проложили, а отдела строительства № 501. Отсюда, из забытого Богом Сале- на следующий год строительство порта и дороги к нему забро харда (тогда писалось Сале-Хард) должна была начаться так сили в виду очевидной нецелесообразности. Гигантские сред называемая «дорога смерти», сталинская стройка века. До пос- ства и людские ресурсы оказались потрачены впустую.

ледних дней жизнь Светакова оказалась связана с этой строй- Но машина гигантской авантюры уже была запущена, и она кой. требовала все новых жертв. Тогда родилась идея: ну, не полу Как ни странно, идея строительства железной дороги через чилось завернуть железную дорогу на север, продолжим ее на тундру и тайгу родилась все в том же Главсевморпути. Прав- восток, вдоль пунктира Полярного круга, через тундру, болота да, первоначально она имела несколько иной вид, нежели во и вечную мерзлоту аж до самого Енисея. Там, в районе Игар времена Светакова. Еще во время войны Арктический НИИ ки и отстроим гигантский порт.

составил доклад «Перспективы деятельности Главсевморпути Аккурат между Обью и Енисеем с юга на север течет река в 1944 году». В нем предлагалось создать на побережье Сиби- Пур, делящая длину будущей трассы примерно пополам. За ри крупный морской торговый порт, который бы опирался на падное крыло закрепили за стройкой № 501 с центром в Сале сеть действующих железных дорог. В нем могли бы размес- харде, восточное – за стройкой № 503 с центром в Ермаково титься и основные силы военно-морского Северного флота. (на левом берегу Енисея). Общая длина дороги должна была Активными сторонниками и лоббистами такого строительства составить 1263 километра. Для переправы через Обь и Енисей были Иван Папанин и «папанинец» Петр Ширшов, ставший к уже были доставлены два железнодорожных парома. Кое-кому тому времени консультантом Молотова по вопросам освоения из самых отчаянных голов и этого было мало. Они предлагали Севера. в перспективе продолжить трассу дальше на восток до Берин 22 апреля 1947 года Совмин издал постановление: МВД сроч- гова пролива, чтобы соединить Тихий океан и Балтику.

но приступить к строительству в Обской губе порта, судоремон- Светаков, сколько можно судить по архивной справке, так и тного завода и поселка, а также начать строительство железной передвигался вместе со стройкой: от первых шпал в Лабытнан дороги длиной 500 километров от Печорской магистрали (где ги до консервации строительства в Ермаково. Жизнь «вольно трудился Светаков) до нового порта. Вот почему уже в мае он наемных» (кавычки здесь обязательны) была не сладкой. Они оказался в Салехарде и стал работать «по профилю». считались людьми второго сорта. Всякая связь с ними, помимо Темпы работ были бешеными, финансирование неограни- служебной, всячески осуждалась. Вступив в брак с бывшим зак ченным, что называется, по факту. Район вокруг будущего порта люченным (заключенной), можно было лишиться работы или стал обрастать лагерями, со всей страны сгонялись массы ра- даже партбилета.

бочей силы. Но, как это часто и случалось в стране самого Но вот здесь Светаков был верен себе. Сразу после «освобожде планового в мире хозяйства, к концу 1947 года выяснилось, ния» в 1946 году он женился на такой же, как он вольнонаемной Там, за далью непогоды Александр Водолазов 324 Аннете Воронцовой. Она освободилась в 1940 году после двух «ПОВТОРНИК»

лет лагерей и с тех пор трудилась инспектором в культурно воспитательной части. А между тем на нашу страну, на всю Восточную Европу, а в первую очередь на наши каторжные В июле тридцать седьмого, после выпускного бала в Ле места, надвигался сорок девятый год – родной нинградском университете, она вместе со своим молодым че брат тридцать седьмого.

ловеком махнула на электричке в Сестрорецк, где у нее пус Евгения Гинзбург. Крутой маршрут товала квартира, мать с отцом отдыхали на юге. Молодые люди не сразу пошли домой, кавалер стеснялся. От железно- 1948-49 годы, во всей общественной жизни дорожной платформы, счастливые и слегка хмельные, дви- проявившиеся усилением преследований и нулись, куда глаза глядят, намереваясь выйти к берегу Финс- слежки, ознаменовались небывалой даже для кого залива. И надо же им было в эту самую счастливую их сталинского неправосудия трагической ночь нечаянно забрести за какую-то колючую проволоку на комедией повторников.

Так названы были на языке ГУЛАГа те окраине Сестрорецка, где в темноте угадывались такие паху несчастные недобитыши 1937 года, кому чие и такие влекущие в свое теплое нутро стога прошлогод удалось пережить невозможные, него сена.

непереживаемые десять лет и вот теперь, в 1947 Там их и застукал молоденький пограничник, в обмотках, 48 измученными и надорванными, ступить с несуразно длинной для его роста винтовкой Мосина. Анне- робкою ногою на землю воли – в надежде тихо те дали два года «за проникновение в пограничную зону без дотянуть недолгий остаток жизни.

пропуска». Ее жениху десять, поскольку «при задержании пы- Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ тался оказать сопротивление».

Мы не знаем, как складывалась жизнь Светакова в эти марте 1949 года «вольнонаемный» Светаков получил по годы. Нечеловеческие условия труда, изначальный идиотизм вестку, которая добиралась к нему на стройку из Москвы и бессмысленность стройки, колоссальные людские жертвы через Лабытнанги – 21 апреля явиться в Свердловский достаточно подробно описаны в литературе. Светаков, судя районный суд столицы. Это означало, что Ираида подала-таки на али по всему, изо всех сил старался держаться на поверхности, менты. Сыну Александру к тому времени исполнилось уже 11 лет, и при своей специальности. Отработав семь месяцев старшим ей было трудно в одиночку поднимать его на ноги. Светаков вполне инженером производственного управления ОбьЛага, он пе- мог проигнорировать повестку – положением о паспортах ему запре реходит на чистое производство – становится старшим про- щался въезд в столицу. Да и дело вполне могло быть рассмотрено без рабом колонны, укладывающей путь на восток. Весной 1949 него. Когда его арестовали в тридцать восьмом, сыну не было и года.

года жену переводят в Игарку, в ЕнисейЛаг. Светаков тоже Он смутно его помнил и потому, спустя столько страшных лет, не устраивает себе перевод на должность старшего инженера испытывал к нему никаких отцовских чувств. Но он не хотел еще водного ЕнисейЛага. Но в Ермаково (поселок южнее Игар- одного суда в своей жизни. Он собирался разобраться с Ираидой по ки), он в тот раз так и не прибыл. Под датой 25 апреля 1949 любовно. И, кроме того, хотя он не признавался в этом даже себе года в его послужном списке значится – уволен по статье 47-Д самому, страшно тянуло в Москву.

КЗоТ. Его непосредственный начальник на основании судебной повестки Все было просто - тремя днями раньше его арестовали в выписал командировочное удостоверение, и 14 апреля Светаков уже Москве. был в Москве. Жил у родственников своих знакомых по Салехарду.

Там, за далью непогоды Александр Водолазов 326 21 апреля состоялся суд, вынесший решение в пользу Ираиды, а на пронизывающему ледяному ветру. Встречные порывы иной раз по следующий день его арестовали. чти останавливали пароходик, и, если бы не мощное попутное тече На этот раз все было буднично. Пара формальных допросов, выяс- ние, его, возможно, просто сносило бы назад. Но, шустро попыхивая нение биографии, мест отбывания наказания, «понятны вам обвине- черной трубой, он упорно продвигался вперед.

ния? – понятны». Ни эмоций, ни криков, ни пыток. Через неделю (!) «Гром» был уже старой калошей, и потрудился он на своем веку было готово обвинительное заключение. Светаков обвинялся ровно в предостаточно. В конце двадцатых под гордым названием «Клим Во том же, в чем его обвиняли десять лет назад: в участии в антисоветской рошилов» он таскал по Енисею баржи с раскулаченными, лесные пло право-троцкистской организации. ты, в середине тридцатых - стройматериалы для сталинского мемориа Он даже не задал естественного, казалось бы вопроса – но ведь за ла в Курейке, в конце тридцатых и во время войны потоком шли грузы это я уже отсидел! Он уже знал, как работает эта машина. для Норильского горно-металлургического комбината, затем комбина Ровно через месяц Особое совещание при МГБ постановило: Све- ту требовалось все больше и больше рабсилы, и «Клим» опять таскал такова Александра Васильевича за принадлежность к право-троцки- баржи, уже с «живым грузом». После войны – снова Норильск, строй стской организации сослать на поселение. Так, в середине августа он, ка № 503, все тот же лес и баржи с уголовниками, «повторниками», наконец, возвратился из затянувшейся столичной «командировки». В военнопленными, сменившими немецкие лагеря на сталинские.

Ермаково ему предоставили должность старшего инженера строй- Но капитану – что, его дело маленькое: набросил буксирный трос конторы ЕнисейЛага. Аннета в его отсутствие сняла комнатку в об- на гак да и греби себе. Правда, и при нем неотлучно находился часо щежитии, и они втроем с аннетиной дочкой зажили почти счастливо. вой с винтовкой, а после войны и с автоматом – следил, чтобы между После амнистии 1953 года, объявленной в связи со смертью Ста- буксиром и баржей не было никакого контакта. Туруханск, Игарка, лина, они спорили только об одном: он рвался в Москву, Аннета в Норильск поглощали эти баржи десятками за навигацию. Особенно свой Сестрорецк. Норильск, в котором после войны ударными, сталинскими темпами - Да потом разберемся, - торопил Светаков, - лишь бы отсюда ноги возводился комбинат. Одно лишь поначалу удивляло капитана: туда унести. баржи шли доверху набитые зэками, а обратно почти всегда порож Впереди была долгожданная свобода. Однако, ждать пришлось няком. Потом перестал удивляться.

до осени. Не отпускали работы по консервации стройки № 503. Но К навигации 1953 года «Клим Ворошилов» изрядно одряхлел. Из даже когда разрешение на выезд было уже в кармане, они не сразу политических соображений его переименовали. Дали хоть и нейт могли тронуться вверх по Енисею, к Красноярску. Предстояло теперь ральное, но все-таки звучное (после «Ворошилова»-то) имя «Гром».

выправить документы жены, центральная контора которой была в Кое-как подремонтировали и приписали к Ермаковской базе консер Игарке. Так они оказались на «Громе». вации стройки № 503. Под таким безликим названием скрывалась в отчетах ГУЛАГа одна из сталинских «строек века» – прокладка через ЭПИЛОГ. «ПРИЗНАТЬ УМЕРШИМ» вечную мерзлоту, болота и тундру знаменитой железной дороги Са лехард-Игарка, справедливо прозванной «мертвой дорогой». В Ерма орозным октябрьским днем 1953 года вниз по широкому Ени- ково, на левом берегу Енисея, находился штаб стройки.

сею шел старенький, замызганный буксир с неуместным при Со смертью вождя новому руководству страны стало, наконец, ясно его малости названием «Гром». До прихода календарной зимы то, что не составляло секрета ни для одного зека: полная бессмыслен было еще далеко, но здесь, за Полярным кругом она уже давно всту- ность строительства. Стройку № 503, то есть целую сеть северных ла пила в свои права. Енисей в этих местах стремится прямо на север, герей, от Воркуты до Енисея, решили ликвидировать. «Гром» при этом на его раздольной ширине вольготно и беспрепятственно разгуляться суетился «на подсобке», на большее он уже не был способен...

Там, за далью непогоды Александр Водолазов 328 К вечеру пошли снежные заряды. Мелкая ледяная крупа ухудша- лето, после мартовской амнистии, когда раскрылись ворота много ла и без того плохую видимость. Немногочисленные пассажиры, в численных лагерей вдоль Енисея, все более полнясь, потекли по реке том числе жена и маленькая дочь Светакова, дремали на узлах в душ- и далее по железным дорогам потоки освобожденных, пока все боль ном кубрике, где от табачного дыма еле просвечивала лампа на под- ше уголовников.

волоке. Сам Светаков поднялся на палубу и, укрываясь от порывов Но пассажир не был уголовником – капитан умел различать, по ветра за надстройкой, курил «беломорину» и неотрывно вглядывался скольку навидался этой публики. Когда, войдя в рубку, пассажир снял в ночь. Впереди по правому борту уже давно, по его соображениям, шапку, под ней обнаружилась крупная, круглая, но почти лысая голова.

должны были появиться огни Игарки. Но из-за хлещущей по глазам Удивительным было то, что при почти голом черепе пассажир имел снежной крупы ничего дальше форштевня нельзя было разглядеть. густую черную бороду, сильно смахивавшую на бороду Карла Маркса.

Иногда на мостике включали хилый прожектор, и тогда казалось, что При этом пассажир еще и сильно шепелявил, поскольку даже борода пароход идет прямо на снежную стену, в которую упирался конус не могла скрыть того факта, что у него практически нет передних зубов.

яркого света. Потом снежный заряд проваливался куда-то за корму и - Так что, с Диксона прямо к нам так и загремел? - не столько из впереди опять была кромешная темнота, в которой капитан находил интереса, сколько из стремления не поддаться проклятому сну, спро лишь ему одному ведомые ориентиры. сил капитан.

Судя по всему, встречный ветер здорово-таки сбил скорость. Опять - Нет, не с Диксона. Прежде чем загребли, я успел все главные наступила кромешная тьма, а впереди не было ни огонька. Светаков порты на Севморпути построить. После Диксона строил Тикси, по зашел в рубку, чтобы немного согреться и расспросить капитана – том порт в бухте Провидения, да на Востоке сколько...

скоро ли? - Так ты, небось, и Ивана Дмитриевича Папанина знал? – вооду - Если ветер совсем не засвежеет, то часа через два, по моим расче- шевился капитан, все более возвращаясь к жизни, а в этой жизни там, должны быть, - расслабленно ответил капитан. Папанин и в пятидесятые продолжал оставаться главной легендой Немного поговорили о том, о сем. Арктики, если не всего СССР.

- А, к примеру, до Диксона доводилось ходить? – поинтересовался - Как не знать, - ответил пассажир, однако без встречного энтузи Светаков. азма.

- Да на что он нам? Мы ведь речники, а Диксон – это уже, считай, - А Отто Юльевич Шмидт? - капитан уже давно понял, что пасса Карское море. Да и переть до него, пожалуй, еще с тыщу километров. жир не из рядовых, и в контексте великих имен решил, что лучше А чего тебе Диксон-то? Бывал там что ли? перейти с ним на «вы». - Доводилось вам с ним встречаться?

- Бывал, - ответил пассажир и, глядя на искрящийся снежный - Вот как сейчас с вами...

конус, образуемый лучом прожектора, вроде бы про себя добавил, - Было восемь вечера, время смены вахты, когда только что засту бывал... там, за далью непогоды. пивший рулевой крикнул: «Прямо по курсу огни!» Разговор оборвал И, заметив настороженный взгляд капитана, с усмешкой пояснил: ся. Действительно, впереди был отчетливо виден огонек, правее – - Да это я так, стишок один вспомнил. А Диксон я своими руками другой. Между ними сквозь редкий снежок пробивалось тусклое за выстроил на пустом месте. Был начальником острова в тридцатых. рево то ли населенного пункта, то ли еще чего, а чего – пока не разоб Год назад капитан, сам «вольный», пожалуй, поостерегся бы тако- рать.

го разговора, да и пассажир вряд ли полез с расспросами. Но на дворе - Игарка? – нетерпеливо спросил Светаков.

была осень 53-го. Больше полугода, как не стало вождя. Каких-то - Кому ж тут еще быть, - весело отозвался капитан. – Она, родимая.

пару месяцев назад – страшно произнести - врагом народа был объяв- Светаков подобрался. Вот он, долгожданный рубеж. Позади были лен Лаврентий Берия, что-то стало заметно меняться в воздухе. Все суетливые революционные годы, партизанщина, учеба до хруста в Там, за далью непогоды Александр Водолазов 330 голове, невиданные заполярные стройки, пятнадцать лет лагерей, не - С 1 октября тридцать восьмого, - с вполне понятной точностью зарегистрированные жены, разбросанные по свету дети. Впереди, там, ответил пассажир. – Позавчера исполнилось аккурат пятнадцать лет...

где неясно виднелись огни – была долгожданная, хотя и весьма отно- Такой вот юбилей.

сительная свобода, была надежда... Но радости по поводу состоявшегося «юбилея» капитан в голосе - Держать между огнями, - уже вполне бодро скомандовал капи- пассажира не ощутил...

тан, - гребем в Игарскую протоку. Прошло не более минуты. Снежный заряд отнесло за корму, сразу Рулевой, вместо того, чтобы выполнить команду, затеял с капита- как-то развиднелось и находящиеся в рубке с ужасом увидели, что ном непонятный Светакову разговор. буксир неудержимо прет на огромный транспорт, стоящий поперек - Пантелеич, так ведь в Протоку нельзя - там зона. фарватера на якорях. Два огня, столь легкомысленно принятые капи Енисей в этом месте, как бы от избытка сил и полноводья, пускает таном за береговые, оказались якорными огнями на носу и корме.

мощную струю вправо. Струя эта почти строгим полукольцом огибает Между ними-то, как оказалось, и собиралась проскочить старая ка остров Игарский и опять возвращается в основное русло Енисея чуть лоша. А тусклое световое пятно среди ясной морозной ночи оказа севернее. На острове издавна располагались совхоз, огороды, всевоз- лось теперь палубной надстройкой, светящейся огнями окон и иллю можные подсобные хозяйства. А на внешней стороне протоки громоз- минаторов. При этом они сливались с более далекими огнями, кото дилась на возвышенном берегу сама Игарка. Суда, следующие из Кар- рые, как потом оказалось, действительно, были огнями Игарки.

ского моря, обязательно должны входить в Протоку с севера. Южный Капитан все понял раньше других. Остатки хмеля и дремы сняло, вход, где теперь шлепал буксир, был закрыт для плавания и по навига- как рукой. В стоящем на якоре пароходе он узнал «Армению», года ционным соображениям, и по режимным, известным только Органам. два назад переоборудованную под плавучую тюрьму. Он рванул руч - Ворочай, куда сказано, - раздраженно крикнул капитан. – Мы ку машинного телеграфа, перевел ее на «полный назад» и, сколько как-никак особое судно, да и осадка у нас, как у шлюпки. Чего боять- успел, переложил руль влево. Но уже печенкой он ощущал, что траек ся-то? тория, по которой покатилось судно, неотвратимо упирается в борт - Есть, - обиженно ответил рулевой и чуть выправил курс вправо. «Армении».

Теперь тусклое зарево было точно по носу... Конвой на палубе плавучей тюрьмы обеспокоился, с мостика что Капитан повеселел. Он теперь, как ему казалось, ясно представ- то кричали, затем включили прожектор и начали подавать тревож лял себя и свое суденышко в пространстве и во времени. Не заладив- ные гудки. «Гром» на крутой траектории резко накренился на правый шийся с самого начала рейс подходил к концу. До Игарки было рукой борт. Пассажиры, почуяв неладное, повыскакивали из кубрика на подать, и он рассчитывал еще успеть в интерклуб – местный очаг палубу, еще больше увеличив крен. Внизу оставались Аннета с доче культуры и единственное в городе место, где действовало невиданное рью, видимо, дремавшие на тюках. Светаков бросился по трапу вниз, заведение – бар. Бар был для иностранных моряков, но в нем работа- успев напоследок заметить, как нос буксира косо ударяет в высочен ла знакомая капитана Зина. Потому он и решил сократить путь. ный борт «Армении». От мощного толчка Светаков сорвался с трапа Пассажир с марксовой бородой еще не ушел из рубки. Хотелось и полетел в черноту люка, поскольку освещение сразу вырубилось.

порасспросить его о «Челюскине», о дрейфе папанинцев, то есть о Он еще слышал, как от удара сорвались привязанные на корме боч том, что только и известно было советскому обывателю о героическом ки с соляркой, но понять, что происходит, уже не мог. Со страшным Северном морском пути. Но времени на разговоры уже не остава- грохотом бочки обрушились на тот же правый борт, который был уже лось. Поэтому напоследок он задал вопрос, который неизбежно зада- почти в воде. И тут в бункерной яме сместился оставшийся уголь.

ют в такой ситуации: «Гром» совсем завалился на правый борт и черпанул всеми - И сколько же вы отпахали? своими открытыми иллюминаторами, дверями и лючками ледяной Там, за далью непогоды Александр Водолазов енисейской воды. Где-то в носу через пробоину внутрь корпуса врывалась вода. Пассажиры с криками бросались в ледяную воду, чтобы хоть как-то добраться до борта «Армении», который после столкновения стал от них быстро отдаляться. Это буксир по инер ции все еще продолжал двигаться вперед. Сверху, с палубы «Ар мении» уже летели в воду спасательные круги, кто-то пытался спустить трап.

Понимая весь ужас и неотвратимость происходящего и абсо лютную безнадежность собственных усилий, Светаков на ощупь пытался найти своих женщин, двигаясь в потемках на их кри ки… «Гром», под завязку принявший воды в трюм и машинное от деление, задрал кверху нос и как-то мгновенно, с коротким всплес Сибирский дневник ком ушел кормой под воду...

Последний документ Народный суд города Игарки, рассмотрев в судебном заседании июня 1954 года дело по заявлению Серебрянниковой И.И. о призна нии умершим Светакова Александра Васильевича, у с т а н о в и л:

что гр. Светаков А.В. 3-го октября 1953 года в качестве пассажира следовал на буксире «Гром», принадлежавшем Ермаковской базе кон сервации строительства № 503. В результате аварии буксира, произо шедшей от столкновения буксира «Гром» с теплоходом «Армения» 3-го октября 1953 года в 20 часов Светаков утонул, и труп его не разыскан.

Серебрянникова просит признать Светакова умершим, что необходи мо ей для выделения наследства своего несовершеннолетнего сына.

Суд считает, что требования истицы подлежат удовлетворению, так как доказаны имеющимися в деле документами. Поэтому суд о п р е д е л и л:

Признать Светакова А.В., погибшего при аварии буксира 3-го ок тября 1953 года, умершим.

Нарсудья Сманцер, Заседатели Дымченко, Буданова.

Так погиб Светаков. Так заканчивается описание его жизни, реконструированное на фоне реальных исторических событий, с использованием протоколов допросов, доносов, справок, выре зок из газет, а также другого архивного материала.

Там, за далью непогоды Алексей Тепляков ДНЕВНИК ЧЕКИСТА СЕМЁНОВА, ИЛИ ГОЛГОФА ВОИНСТВУЮЩЕГО ТРОЦКИСТА И БЕЗБОЖНИКА невниковые записи работников госбезопасности – большая редкость. Для Сибири они не известны вообще. Предлага емые документы посвящены любопытному эпизоду внут рипартийной борьбы 1920-х гг. в сибирской провинции – попытке противостояния молодого чекиста-коммуниста натиску партийной бюрократии, рьяно боровшейся за искоренение любого инакомыс лия. Публикуемый дневник оперработника секретного отделения Минусинского окружного отдела ОГПУ Дмитрия Семёнова до полнен материалами, почерпнутыми из его партийного дела 1926 – 1929 гг. и следственного дела 1935 г. Дневник 1926 – 1929 гг., сохра Дневник - повседневная запись тех поступков и нившийся в следственном деле, публикуется полностью, за исклю мыслей, о которых записывающий может вспомнить, чением некоторых плакатных стихотворений некоего В. Надольс не краснея.

кого, которые тот записал в дневник Семёнова (почти наверняка Амброз Бирс это В.А. Надольский, изгнанный в 1920 г. за злоупотребления вла стью с должности заведующего Кузнецким политбюро Томской губчека;

публикуемый смачно-апологетический стишок о ВЧК сви детельствует в пользу соответствующего прошлого автора). Дело Д.Н. Семёнова было одним из первых подобных в Сиби ри. С очень схожими обвинениями тогда же (25 сентября 1926 г.) столкнулся на заседании новосибирской окружной контрольной комиссии ВКП(б) бывший популярный партизанский командир В.П. Шевелев-Лубков: ему пришлось заплатить членством в партии за отказ раскрыть имя информатора, приславшего ему закрытые материалы – речи Троцкого и Каменева на Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). Партия категорически не терпела каких-либо тайн от себя. И обычно её аппарату удавалось сломить своих диссидентов, заста вив их каяться в заблуждениях. В случае с Семёновым произошла определённая осечка.


Дмитрий Семёнов – типичный молодой коммунист из того партийного меньшинства, которое активно размышляло над про исходившими событиями, не всегда выбирая путь по течению.

Алексей Тепляков 336 Поссорившись с провинциальной номенклатурной верхушкой на или доброжелательства. Определённый либерализм, немыслимый для Урале, комсомольский функционер Семёнов оказался фактически 1930-х гг., проглядывает и в политике окротдела ОГПУ: у арестованно отправлен в сибирскую ссылку. Он был человеком очень эмоцио- го Семёнова оставили оружие, обыски проводили спустя рукава, про нальным и общительным, сразу заводил широкий круг знакомств. верку нахождения арестанта в камере не осуществляли.

В отдалённом сибирском округе, где отчаянно не хватало специа- Наличие потенциальной оппозиционной группы вокруг моло листов, жаждущего знаний Семёнова посчитали парнем разви- дого чекиста, активного коммуниста и популярного комсомольца тым и вскоре взяли в ОГПУ, не особенно смущаясь прошлым. Или Семёнова крайне тревожило власти. И методы давления на непо уже был расчёт его использовать для будущей борьбы с оппозици- корного товарища по партии, активно к тому же вёдшего разгово онерами как «перековавшегося» в чекиста?... ры о материальных привилегиях начальства, не отличались щепе Семёнов для себя чётко различал позицию чекиста, обязанного тильностью – его переписка перлюстрировалась, а для дополни разоблачать всеми способами внутреннего врага, и самоуважение тельной компрометации были использованы истории с давно сня коммуниста, который не может доносить на товарищей-партий- тым выговором и погибшим ещё в первую русскую революцию цев. Но система советской политической полиции основывалась отцом – якобы эсером, которого Семёнов просто не помнил. Из на всеобщем доносительстве (культ доноса ввёл, как известно, сам зафиксированных автором дневника разговоров с функционера Ленин), поэтому немногие чекисты осмеливались бросать вызов ми компартии видна их абсолютная нетерпимость и желание мо сложившемуся порядку. Семёнов, не успевший должным образом рально раздавить неожиданного диссидента.

«провариться» в котле ОГПУ, смог отвергнуть партийно-чекистс- Зафиксированная в ряде документов бескомпромиссность моло кую практику тотального доноса. дого партийца не может не внушать уважения. Но последующие Отторжение неугодного винтика карательной системой хоро- месяцы привели Семёнова к мысли о необходимости формально шо прослеживается в документах контрольных партийных орга- признать свои ошибки и вернуться в ряды ВКП(б). Для таких обще нов. Хотя встречи Семёнова с меньшевиком Юлием Цедербаумом, ственно активных и идеологически фанатичных людей состояние племянником Мартова, были исключительно «по специальности», политической смерти, наступавшей после расставания с правящей их использовали для политической компрометации нашего героя. партией, было невозможным. В итоге же Семёнов нашёл себе служ Молодой заводила Семёнов без труда нашёл общий язык с юным бу, полностью соответствующую убеждениям: он занялся искорене ссыльным. При этом Семёнов был болтлив и склонен героизиро- нием религии, работая в 1932 г. руководителем Хакасского облсове вать своё и без того богатое прошлое, что было зафиксировано та Союза воинствующих безбожников, а затем подвизаясь методис осведомительной сетью окружного отдела ОГПУ. том крайсовета Союза в Новосибирске. При этом он полагал совер Семёнов яростно и бескомпромиссно защищал своё право ком- шенно нормальным делом теснейший контакт с органами госбезо муниста иметь собственную точку зрения и на политику партии, и пасности, чьим филиалом в сущности и выступал пресловутый Союз на поведение её вождей. С ним долго возилось руководство окруж- воинствующих безбожников.

кома, специально приезжал из Новосибирска видный работник Семёнов, будучи с 1929 г. беспартийным, был однако цели Сибирской краевой контрольной комиссии А.Н. Грецов. Контекст ком включён в советскую систему подавления инакомыслия и дневниковых записей свидетельствует в пользу того, что в Мину- осознавал престижность работы в карательных органах, в кото синском окружном отделе ОГПУ у Семёнова имелись едино- рых находился столь недолго. Он постоянно встречался с вид мышленники, хотя, возможно, это было лишь интуитивное ощу- ным специалистом по искоренению церкви чекистом А.И. Юр щение опального чекиста, подвергнутого остракизму в среде мазовым, а в 1933 г. мечтал о возвращении в ОГПУ и надеялся сослуживцев и потому фиксировавшего любые знаки нейтралитета по протекции одного из руководителей Сиблага получить там Дневник чекиста Семёнова... Алексей Тепляков 338 должность уполномоченного. Однако прежнюю ненависть к Ста- войне и не понаслышке судящего о классовой борьбе. Семёнов лину и сталинцам он сохранил, одобрив выстрел Л. Николаева в страстно ненавидит «кулака» и мещанство, опасается, что само Кирова.3 убийство товарищи расценят как «обывательщину». Его привер Семёнов презирал партноменклатуру, говорил, что в Запсибк- женность идеям антисталинской оппозиции демонстративна: жив райкоме ВКП(б) «сидят бюрократы, потерявшие всякое человечес- ший с Семёновым в общежитии его знакомый сообщал, что тот кое чутьё», отказывался от посещения политзанятий. Он активно «не покупал портреты Сталина и Бухарина, а подбирал портреты впитывал самые разные слухи, касавшиеся высшей партийной вер- оппозиционерских вождей… носился с этой оппозицией как ку хушки, и охотно распространял их. Работавший в Союзе воин- рица с цыплятами». ствующих безбожников И.В. Подольский сообщал, что Семёнов в В дневнике, помимо прочего, интересны мимолётные подробно 1933 г. рассказывал ему «о крупном инциденте между т. Стали- сти минусинского быта – автор дневника не рисковал ходить по ным и Ворошиловым, в результате которого т. Ворошилов якобы ночным улицам без нагана и ножика. Все стороны провинциальной стрелял в т. Сталина», а в следующем году говорил, «что на т. жизни (кроме собственно чекистской работы автора) зафиксирова Сталина подготавливался теракт путём отравления, но теракт не ны на немногочисленных страницах записок. Мы видим и признан удался и вместо т. Сталина была отравлена (его жена) т. Аллилу- ного лидера местной «комсы», бессильно отмечающего циничное ева». На квартире Семёнов хранил так называемое «Завещание» дирижирование партийцами-чекистами ходом комсомольского со Ленина. брания;

не растерявшегося от наступившей безработицы и гордого Убийство Кирова стало сигналом для арестов бывших оппози- поддержкой многочисленных друзей заводилу;

человека начитан ционеров. 15 февраля 1935 г. Семёнов на допросе заявил, что хотя ного, романтичного, переживающего чувство влюблённости, склон и не является сторонником индивидуального террора, но «не одоб- ного к любованию природой и философским размышлениям.

ряя целиком действия лиц, подготовивших и совершивших теракт Как сторонник «новой оппозиции» он избегает упоминать над т. Кировым, я всё-таки был удовлетворён тем обстоятельством, Троцкого – в дневнике фигурируют Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, что одним членом Политбюро, вёдшим большую работу по раз- Н.К. Крупская, М.М. Лашевич (мифическое назначение последне грому троцкистско-зиновьевской оппозиции, стало меньше. В то го комендантом Соловков – характерный штрих к слухам, сопро время я был бы ещё в большей степени удовлетворён, если бы этот вождавшим разгон видных оппозиционеров). В дневнике упомина выстрел был направлен в тов. Сталина…» В 1935 г. новосибирс- ется и известный авантюрист Г.И. Мясников, чьё тогдашнее заклю кие следователи не рискнули процитировать в обвинительном зак- чение в томской тюрьме не было секретом для Семёнова6 (возмож лючении резкости Семёнова в адрес сталинцев, а привели выр- но, об этом он узнал от коллег-чекистов). Слова Семёнова о передо ванные из контекста выдержки (в публикуемом тексте дневника вом вооружённом отряде партии говорят о том, как оценивали себя они отмечены квадратными скобками), которые своей запальчиво- работники ОГПУ, а фраза о том, что был бы человек, а статья най стью должны были подтвердить якобы террористические намере- дётся – достаточно раннее отражение специфического чекистского ния нераскаявшегося троцкиста. Семёнов получил пять лет лаге- фольклора. Характерны иллюзии автора о скором выступлении «тём рей, смог уцелеть (возможно, за счёт сотрудничества с НКВД) и ных» масс, которые сметут «сталинских термидорианцев». Потом прожил долгую жизнь, здравствуя ещё в 1982 г. Его старость про- Семёнов «признает ошибки» и покается – но только осторожно и шла в Москве. 21 января 1989 г. Новосибирский обком КПСС вос- сугубо в тактических целях. Его дневник, а также последующие становил Семёнова в членах партии.4 поступки рисуют автора человеком, который не отказывался от сво Дневник рисует образ типичного развитого молодого партий- их идей, причём не только в середине 1920-х, но и в гораздо более ца, очень ортодоксального, закалённого участием в гражданской жестокие 1930-е годы.

Дневник чекиста Семёнова... Алексей Тепляков 340 ДНЕВНИК ЧЕКИСТА СЕМЁНОВА «оппозиции». Ребята опасались говорить, чувствуя, что среди них сидит чекист, данное мною честное слово партийца о том, что я нико му ничего не скажу, разрядило атмосферу недоверия. Начались спо С. Секретно ры, брались за Ильича – доказывали, а часа через 4 разошлись.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО ИЛИ ПАРТИЯ???

На другой же день это стало известно окружкому. Янайт, вызвав Начато – 25/IX-1926 г. – г. Минусинск меня, предложил назвать фамилии присутствовавших на «собра нии»(?) Я отказался, он пригрозил Нарымом (это один из методов Окончено сталинской «демократии», широко применяемой в наше время).


Дневник «Предательство или партия» был написан «В борьбе с врагом все средства хороши» – говорит старая посло мною в 1926 г. и принадлежит мне. Д. Семенов [подпись] вица.

5/I-35 г.

Не успокоившись, начинают создавать «дело». 10/IX т. Филичкин подал т. Иванову рапорт о том, что якобы я говорил Ю. Цедербаум(у) о своей поездке в Нарым и прощался с ним. Возмущённый такой марта 1926 года после 2-х недельной дороги я прибыл по ложью 11/IX я подал следующее заявление:

командировке ЦК партии в далёкий захолустный Минусинск.

Ничем не отличающийся от сотен других мелких сибирских «Зам. нач. Минокротдела ОГПУ т. Иванову «центров»: та же грязь (в жизни), сплетни, небольшие домики с ге Копия Бюро яч. ВКП(б) при окротд. ОГПУ ранью в окнах, те же «кумушки», он на меня большого впечатления сотрудника окротд.Семёнова Дмитрия не произвёл. Я ожидал большего. Первое время устроился на работе в местном отделении «Хлебопродукт», а с 3 апреля окружком пере- Заявление бросил меня в распоряжение окротдела ОГПУ Работой увлёкся, от. Ввиду циркулирующих слухов (в связи с подачей секретарём отде давая ей всё, что у меня было: время, здоровье, соображение. Я был ла т. Филичкиным от 10/IX – с/г заявления о моём антикоммунисти горд. Ещё бы! Ведь партия мне, оппозиционеру, сосланному с Урала ческом поступке как оппозиционера) о том, что якобы я лично говорил в Сибирь «для практического изучения географии, быта, населения политссыльному меку (меньшевику) Ю. Цедербаум(у), что меня ссы и геологических особенностей бывшего места ссылки Ильича», до- лают в Нарым1, считаю своим долгом заявить следующее:

верила серьёзную ответственную работу, поставив в ряды бойцов В первой половине августа с. г. мною от одного из Ленинградских партийцев было получено личное письмо с кратким описанием поло своего передового вооружённого отряда. После поездки в Москву жения дел «оппозиционеров» и «сталинцев» (как там упоминалось) в (12 мая – 7 июня), встречи с некоторыми ребятами и разговоров с Ленинграде. При встрече с некоторыми членами партии, интересую ними о политике ЦК, о съездах (комсомольском и партийном) у меня щимися этим вопросом и желающими ближе познакомиться с сутью старые настроения всплыли вновь. Письмо Кольки с указанием дей дела (ибо т.т. Зиновьев, Лашевич, Надежда Константиновна (Крупс ствий сталинцев дало толчок к энергичной защите взглядов «оппо- кая) и др., несмотря на море грязи, выливаемое на них, молчат и не зиции». Занялся предварительно штудировкой В.И. (Ленина), про- отвечают на нападки в нашей прессе) я предложил им придти ко мне.

работал IX, XIV, XV, XVIII тома и пришёл к выводу, что т.т. Зиновь- В середине августа у меня на квартире группа партийцев в 11 чело ев, Каменев, Н.К. (Крупская) и др. правы. век (из них 2 товарища из района) читали книгу т. Зиновьева «Лени В первых числах августа я встретил некоторых местных партий- низм», некоторые из старых (предсъездовских) номеров «Ленинградс цев (Г., О., И., Л. и др.), разговорился и пригласил их к себе. кой Правды» и письмо, полученное мною из Л(е)н(ин)гр(ада). На дру За чашкой чая в тесном товарищеском кругу О. спросил, как я по- гой день т. Янайт, бывший в то время отв. секретарём окружкома (ВЛКСМ) и членом бюро ОК ВКП(б), вызвал меня к себе и просил пал в М-ск. Рассказал всё, не скрывая, разговор перешёл на взгляды Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 342 сообщить, кто из партийцев у меня собирался. Я отказался, и только «Зам. нач. Минокротдела ОГПУ т. Иванову лишь в силу того, что это могло повлечь неприятные последствия для сотрудника Семёнова Дмитрия вышеуказанных товарищей. Т. Янайт после 10 – 15-минутного разго вора дословно сказал следующее: «Отказываешься? Хорошо. Поедешь Рапорт в Нарым». Ответив, что и там люди живут, и указав – «так нельзя Недоверие со стороны сослуживцев, резкие выпады против меня бороться с оппозиционерами» – я удалился. как партийца и чекиста, заявление т. Константинова Н. о том, что «…мы Через несколько дней в отделе (ОГПУ) ко мне подходит т. Ястр- совершили огромнейшую ошибку, приняв тебя на работу в отдел…»

жембская (зам. секретаря партячейки) и предлагает сделать доклад (это мнение разделяется почти всеми отдельцами), его оскорбления, «о единстве партии», ссылаясь на постановление бюро. Считая не брошенные мне в присутствии Вас и секретаря Отдела т. Филичкина вправе брать на себя такую серьёзную тему в тот момент, когда я с («провокатор ленинских идей» и т. д.) заставляют меня подать настоя «оппозицией» согласен, и как партиец, не скрывающий своих взгля- щий рапорт.

дов, – я отказался. Реабилитировать себя в глазах сотрудников, не чувствуя за собой После партсобрания (на котором т. Зинуков делал этот доклад) я никакой вины, считаю излишним.

говорил с т.т. Сенаторовым, Авгулом и Петровым по вышеуказанно- Я, как член Ленинской партии, не должен скрывать своих убежде му вопросу. Больше ни с кем, за исключением т. т., бывших у меня ний и взглядов на вещи (я их не скрывал и не скрываю). Продумав при чтении письма (а, тем более, с политссыльными, являющимися основные моменты дискуссии по вопросам политики нашей партии, я нашими политическими врагами, могущими использовать этот раз- пока ещё не смог, на основании материалов ЦК, изменить метода сво говор с целью агитации против нас, против партии) я не говорил. его мышления. Может быть, я ошибаюсь, но нет и не было достаточ Разговор по этому вопросу среди п/c (политссыльных) быть мо- ного количества данных, которые разбили бы мою точку зрения.

жет, но слухи, по моему мнению, распространяются исключительно Каждый ленинец, каждый честный большевик, должен тщатель с целью подрыва моего авторитета как партийца и чекиста, а для но продумать свои поступки, учтя последствия, могущие возникнуть придачи им (слухам) большей «достоверности» говорят: «Мне это вследствие его действий. Я взвесил всё и пришёл к выводу, что с точки лично говорил Семёнов». зрения ленинца я прав и поступаю честно.

Дабы положить конец этим ненормальностям, я категорически Ввиду того, что положение, созданное в отделе в связи с моим «оп настаиваю на быстрейшем выяснении этого вопроса и требую не- позиционным», «антиленинским» настроением, не изменится, в этом медленного принятия мер в целях ограждения от того недоверия и я больше чем уверен, атмосферу не разрядить – она чересчур сгусти косых взглядов, которые меня окружают в среде наших сотрудни- лась, выпады и недоверие ко мне не изживутся, а могут принять более резкую форму (всё это, безусловно, отражается на продуктивности ра ков».

боты, ибо в существующей обстановке работать нельзя – невольно впа даешь в пессимизм, находит апатия) я считаю, что «ошибку, допущен Оно осталось без последствий. Обстановка стала невыносима.

ную отделом» (по словам т. Константинова) надо исправить, а посему Друзья отшатнулись (опасно иметь дело с таким «типом»), недоверие прошу Вашего распоряжения о снятии меня с работы в отделе и на росло.

правления в распоряжение ОК ВКП(б).

23/IX меня вызвали в К.К. (ВКП(б)) Разговор с т. Лагздиным длился Это заявление согласовано, как и вопрос о моём снятии с работы, с 41/2 часа. Он меня убеждал отказаться от моих взглядов, предлагал председателем окрКК т. Лагздиным и он не возражал.

выдать товарищей, осознать свою ошибку (какую?) и стать честным партийцем (а разве я бесчестный?).2 24/IX – 26 г. (подпись) 24-го (сентября) такая же, но менее продолжительная (двухчасо- г. Минусинск».

вая) «история». Боялся, что я созову собрание. В тот же день я напи сал следующее: Какой будет ответ?

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 344 25/IX Сегодня с утра до 31/2ч. дня торчал в окружкоме и КК. Т. Я – Я взвесил и обдумал всё. Последствий не боюсь. Делай Лагздин опять старался доказать, что я не прав, указывая на необхо- те что хотите. Решения не изменю.

димость выдачи товарищей. Т.т.(М.М.) Ноздрин и Прелов, к которым Н. – Так, хорошо, зайди в понедельник в 9.

я пошёл позднее, тоже не отставали. Я был возмущён тем подходом, Я – Зачем?

который они применяли. Вот черновик разговора: Н. – Без разговоров. Можешь идти.

Я – С конвоем или без?

Н(оздрин) – …Или с нами, или против нас. Или за партию, Н. – Шутки в сторону. Я говорю не как партиец, а как секре или за группу. Что для тебя дороже – честное слово (вернее, тарь О(кружного) К(омитета).

фракционное слово) или интересы партии? Я – Коль так – то точка.

Я – Для меня дорого и то, и другое. Н. – Подумай. Предупреждаю о сурьёзных (так! – А.Т.) по Н. – Ты за единство партии или против? следствиях.

Я – Безусловно, за стальное единство Ленинской партии и Я – Я не глухой, так что повторяться не стоит.

за чистоту учения Ильича.

Н. – Как ты смотришь: к чему может привести политика Я вышел. Хлопнула дверь. Кто-то прошёл мимо. В «общем», часы партии? пробили 31/2. Злоба, обида душили, заливали сердце, оно сжималось… Я – Это ясно. Во-первых, ввиду того, что партия из Ленин- Голова трещит… Пошёл домой.

ской начинает превращаться в Сталинскую, а следовательно, Мозг волнами электрического тока мысли сменяет одну за дру проводить линию последнего, Ленинская прямая линия начи- гой… Тяжело. Как быть? Продать убеждения, выдать товарищей, нает превращаться в зигзагообразную. Толка от такой поли- стать предателем… и взамен этого получить возможность спокойно тики не будет, она пагубна для дела Революции. Не видеть существовать и остаться в партии – или действовать так, как мыс врага, затушёвывать вопросы, комкать учение Вождя – пре- лишь, скрыть имена присутствовавших у меня и остаться вне партии?

ступление перед массами, доверяющими нам, а, во-вторых... Или – или. Середины нет!

П(релов) – Имеешь ли ты «завещание Ленина»? Неужели партии нужно моё предательство? Неужели ленинец, Я – К сожалению, нет. Но постараюсь достать. Кстати, по- большевик, коммунар должен быть предателем?

путно вопрос: почему XIII съезд запретил его печатать и поло- Нет. Нет. И тысячу раз нет!

жил в секретный архив ЦК? Лучше лишусь партии, хотя это для меня равносильно политичес Н(оздрин) – Так было надо. кой смерти, но останусь честным. Пусть мои друзья не будут иметь Я – Для кого и для чего? возможности упрекать меня. Пусть в их глазах я останусь честным Н. – Для партии. стойким революционером.

Я – А именно?

Н. – Оставим этот разговор. Говори прямо – назовёшь груп- 26/IX. Сегодня воскресенье, а мне с утра идти на работу. Отдел пу или нет? переезжает в дом профсоюзов.

Я – Нет. Погрузка вещей на подводы, перетаскивание их в новое помеще Н. – Это твоё последнее слово? ние, установка… Незаметно прошло время. В 21/2ч. – ушёл. Вернулся Я – Да. возмущённым.

Н. – Советую подумать до понедельника. Ведь вопрос идёт Гриневич мне вручил письмо от М.(ихайлова) из Ленинграда.

о твоём пребывании в партии. Оно оказалось вскрытым и заклеенным вновь. Это меня взорвало.

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 346 Проверять идущую на моё имя корреспонденцию, стараясь найти в Увеличивают уверенность в правоте начатого дела!

ней что-то порочащее – подлость. Почему такое недоверие, с одной 10 суток! Что ж, посидим, будем читать, писать, работать над со стороны, а с другой – работа в отделе (ОГПУ)? Не вяжется. После бой.

этого случая для меня стало понятным, почему я не получил 2-х пи- Хорошо, что есть бумага, перо, чернила и свет. Что же ещё нужно?

сем с «посылками» от Г. из Л(енинграда). Они попали в руки К.(онт- Правда, холодное помещение не располагает к письменному изложе рольной) К.(омиссии) Чёрт с ними, получу, если нужно, ещё. Но как? нию своих мыслей, но как убить время? Может быть, отберут пись Надо изыскать способ. Подумаю. менные принадлежности;

тогда при всём желании написать хоть сло 30/IX – 26 г. Все дни таскали в КК и окружком. Ничего не доби- во – не сможешь, пока использую возможность ведения дневника, а лись. Хотели взять на удочку, но ведь я держу ухо востро и на неё не там хоть трава не расти. Случайно разговорился сегодня с П(етро попался – ребят не выдал. Наконец-то получил ответ на рапорт. Се- вым?) и С(енаторовым?), оказались единомышленниками. Нашего годня на работе часов около 12 ко мне подходит Филичкин и читает полку прибывает. Жаль, что уехать придётся, а то бы развернули ра приказ: (почти дословно) боту. Ну ничего. Поеду вернее всего в М-ск, там тоже «спать» не буду.

Встречу Т.(ихальскую?), устроюсь на завод и, если она захочет, зажи вём вместе. Но… да что там. Приеду, встречусь, поговорю, узнаю.

«Сотрудника окротдела Семёнова Дмитрия за манкирование служ бой (???) и оставление открытым своего кабинета подвергнуть аресту Сейчас 10 вечера. Мерцает лампочка, холодновато, тишина. Люди на 10 суток с исполнением служебных обязанностей. По окончании спят. И один я сижу, как зверь в клетке и бодрствую. Вот дверь… Только ареста направить в распоряжение ОК (ВКП(б))». 11/2 вершка отделяют меня от воли, а уйти не могу. Как ещё слаб чело век! Не может преодолеть полуторавершковую полудеревянную, полу Смешно! Неужели нельзя ставить прямо вопроса? Неужели нельзя железную преграду. Стыдно! Силы мало! [Эх, расправить бы плечи, сказать: «Может быть, арест сломит»? сжать кулаки, двинуть, надавить и…] что за пустые мечтанья.

«Манкирование»? В чём оно выразилось? Только в том, что меня 2/X Риск я люблю. Вчерашний вечер, осматривая свою камеру, в КК и окружкоме держали целыми днями (Иванову об этом было заметил, что под досками, наваленными в беспорядке в углу, имеется известно) и в силу этого я приходил на работу вечерами? Ведь не какое-то углубление. Осторожно раздвинув их, установил подкоп.

ходить по вызову Лагздина и Ноздрина я не мог! Как же я должен был Вспомнил, что в этом подвале раньше был склад и через подкоп про действовать? вели его «очистку». Яму засыпали. От нечего делать стал рыть – под «Оставление открытыми дверей кабинета»? Ложь чистейшей мар- даётся. Через 2 1/2 – 3 часа работы добрался до воли... На улице нико ки! Подлость! го, поверка в 4 утра. Пошёл прогуляться. Встретил Т., он шёл в маска Я знаю порядки нашего органа и даже если уходил в соседнюю рад. Чёрт возьми! Эврика! Есть! Идея! Зашёл к нему. Взял костюм комнату – запирал дверь. Потом, неужели за это полагается десятису- Пьеро и попёрлись. Весело провёл время – в 3 (часа) обратно. Осто точный арест, а не 3 наряда? рожно влез. Вход зарывать не стал – прикрыл досками, за «выход» не Я знаю истинную подоплёку ареста. Меня арестовали за то, что не боюсь, т. к. он в тёмном углу разрушенного колчаковцами дома. Ре умею пресмыкаться, лизать пятки и скрывать взгляды на вещи. Ста- шил каждый день выходить освежаться.

линцы на местах, партийные бюрократы, выработали ещё один спо- Сейчас только что вернулся в своё «зало» и засел писать. Чернил соб «идейной» борьбы – каменный мешок! Трусы! Люди, держащие- нет [куда-то исчезли ещё вчера днём]. Добыл карандаш, буду им ся за свои места! Стремящиеся к улучшению своего благополучия, царапать.

где ваша идейность? Вы надеетесь, что стены камеры сломят наше Сегодня произошёл интересный инцидент. По положению у арес упорство? Заблуждаетесь! Они крепят в нас силу для новой борьбы! тованных отбирают все острые предметы и оружие. Мне предложили Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 348 сдать наган и перочинный нож;

ответив «вещи мои, мне вы их не Сейчас 8. «Отсидки» – 13. Ничего, если высидел 17000 минут, давали и поэтому не возьмёте» – отказался выполнить приказ [иначе остальное высижу. Всего мне дали 240 часов. 1.104.000 секунд прой как ходить ночью?] После толков, судов и разговоров – плюнув, ушли. дут бесцельно, а сколько бы пользы, за вычетом времени, уходящего Я хохотал! И, пожалуй, первый раз в жизни так заразительно, что для сна, я мог принести.

«брашка» (братия? – А.Т.) тоже не могла удержаться. Сквозь решётку наблюдаю за звёздным небом. Оно сегодня нео Написал письма А., Т.(ихальской?) и матери, последней об аресте быкновенно красиво. По синему атласу кто-то разбросал мириады ни звука. Пишу, что, пожалуй, ненадолго заеду через месяц, и только. зёрен золотой чечевицы. Из гигантской невидимой трубки вылетают Всё время думал о Т.(ихальской?). Как-то там живётся «евойной» клубы дыма, заслоняющие временами блестящий стручок (луны).

милости? Почему не пишет? Скрывающийся великан, набрав воздуху, дует на землю, заставляя 3/X Встал в 81/2. Выспался основательно, хотя было холодно. В 10 шептаться деревья. Кто-то метнул вверх блестящий камень, он проле принесли передачу. Встретиться ни с кем не пришлось. Кто прихо- тел, как мысль, оставив на миг светящуюся черту… Протока бурлит, дил? Ломаю голову. Ребят знакомых до чёрта, кто вспомнил? Откуда волнуется, рвётся на простор, её, как и меня, удерживают стены… узнали? Неужели мой арест известен в Минусинске? Если так, то Спешит выйти на волю, обняться с Енисеем и, успокоившись его ребята примут соответствующие меры в целях законспирации себя, лаской, держать один курс.

ибо [в] ок.(ротделе ОГПУ? – А.Т.) уже зашевелилось (после моей изо- Скучно! Дни тянутся долго. Скорей бы на волю. Надоело сидеть.

ляции) с целью выявления «неблагонадёжных». Я уверен, что по спис- Дни до невозможности похожи один на другой. Сегодня – как завтра, ку, составленному ими, будут вызывать и говорить: «Сознался Семё- а завтра – как вчера.

нов, всё рассказал». Они способны на всё! Надо написать записку Ч. 18/Х-26 г. С 10.10 (10 октября – А.Т) свободен. Невозможно пере и передать ночью. Обязательно сегодня же! Во что бы то ни стало! дать, что со мной творилось. Стремился всех обойти, со всеми поде Сегодня дежурит Гр-ч (Гриневич? – А.Т.), парень хороший. От- литься моей радостью. 12.10 (12 октября – А.Т.) – по предложению просился на 2 часа. Отпустил. Ребята все предупреждены. Воспряну- Лагздина написал объяснительную записку в К.К. в очень резком ли духом. О передаче не знают. Странно. тоне, но, к несчастью, что я думаю, то и пишу, не стесняясь резкос ?/X Все дни прятал дневник, т. к. предполагался обыск. Произо- тей3, а с пятнадцатого (октября) меня «ушли» с работы, направив в шёл он вчера в 111/2 ночи. Явились Мухачёв, Филичкин и дежурив- распоряжение ОК [хотя ещё до сегодня безвозмездно работал, т. к.

ший Думин. Искали и… ни с чем ушли. После их ухода прошёл надо было помочь Кольке].

«прогуляться». В 2 ч. лёг спать. В конце занятий ко мне подошёл Филичкин, сообщив, что сегодня Сейчас 8 ч. вечера «по-минусински», а в далёкой Москве только закрытое партсобрание, где будет разбираться вопрос о моём пребы половина четвёртого. Здесь тишина, темь, обыватели на покое, там – вании в партии. До шести осталось 15 минут, надо идти. Может быть, кипящие, бурлящие, играющиеся толпы людей, снующих, торопя- вернусь «бывшим»? Что ж делать? Ведь надо привыкать падать с щихся. Звуки рожков авто, шум трамвая, звон телефонов… Как бы я высоты в бездну!

хотел послушать эту симфонию, но 5.500 вёрст отделяют меня от неё. В 6 ч. 15 минут началось собрание, а в 8 ч. 54 минуты я стал Через час Танька будет дома. Вечером пойдёт на курсы, или в клуб, беспартийным.

или в кино, а я сижу… Стены давят! Воздуху! Свободы! Жизни со На собрании, как это было ни странно, присутствовали окруж всеми её курьёзами и ляпсусами! Откройте двери! К чёрту засов! Душ- комцы, вернее всего, боялись, что дело может принять невыгодный но. Голова трещит… сердце усиленно бьётся… Шагаю по камере. для них оборот.

Успокоиться не могу. Сегодня было 4 раза головокружение. Неважно, В 7 ч. 12 минут началась разборка моих «нетактичных» поступков.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.