авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«Выпуск четвёртый Кемерово Кузбассвузиздат 2006 ББК 84-44 Г61 Издание подготовлено при участии: Омского регионального ...»

-- [ Страница 9 ] --

сил пока ещё хватит. Филичкин оперировал какой-то «справкой» из ОК, указывающей, что Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 350 у меня в личном партделе имеется выговор. (Сволочи! Неужели нельзя эта братия заговорит в будущем, когда всплывёт вся грязь, все подло было не делать подлога, а когда я говорил, что это неправда, меня ги, на которых построено моё обвинение.

прерывали возгласами «не ври…», «у нас документ…», «нечего пыль С 2-х до 51/2 был в последний раз в Мартьяновском музее (обще в глаза пускать…» и т. п. Договорились до того, что я якобы имею житии), откуда пошёл в отдел.

связь с меками (!), кражу денег (у меня) в Красноярске превратили в Комсы собралось ещё мало. Ребятам откуда-то известно моё ис растрату (мерзавцы), заикнулись о расконспирации работы (в чём ключение. Встречаю массу сочувствующих взглядов.

она выразилась, так и не сказали, в этих обвинениях виновным себя 6 ч. 15 м. Собрание открыто. Рогожин предлагает избрать предсе не признаю, да было бы глупо говорить о расконспирации, раз её не дателя. Единогласно проходит моя кандидатура, несмотря на моё за было) и Мехедов дал заключительный аккорд – «Семёнов писал заяв- явление об отказе «в связи с целым рядом причин». «Знаем, знаем, ление Сорокиной о выходе из КСМ, он мне сам это говорил» (?!?) председательствуй… – кричат КСМ (комсомольцы), – ты ещё член Ложь! Ложь! и ложь на каждом шагу. Союза».

Оправдаться не дали. Приговор был заранее готов.4 Веду собрание. Чувствую, что не в своей тарелке. Отчётный док Я знаю, что на основании подлога меня могут арестовать, посадить, лад бюро закончен. К(онстантинов) вносит предложение о пятими а, может быть, и к стенке (ведь был бы человек, статья-то найдётся!) нутном перерыве, «необходимом для обсуждения кандидатур, наме Пришёл домой… Хотел писать открытое письмо… и… пустить ченных в состав бюро». Возражаю. Большинством одного голоса ( пулю в лоб, но вовремя хватился. Ведь оправдать себя я и так не «за», 17 «против» при 11 воздержавшихся) проходит предложение могу? Пуля возьмёт жизнь! Могут счесть за обывательщину! Не луч- Константинова, удалившегося вместе с Мехедовым, Филичкиным и ше ли борьба? Я выбрал последнее. К чёрту наган, нечего тратить Кузьминым в отдельную комнату. Перерыв окончен. Константинов пули, они ещё пригодятся! Ведь жизнь и (борьба – зачёркнуто) рабо- берёт слово для внеочередного заявления и сообщает членам ячейки та (ещё – зачёркнуто) впереди! «новость» о моём исключении из рядов партии, предлагая меня пере 20/X Вызывали «раба грешного» в КК. Приехали из Сиб’а (Ново- избрать. Комса протестует. Слышны возгласы: «…Он ещё комсомо сибирска). Говорят, что для разборки моего дела. Эх! Нужно ли было лец… сами избирали… знаем, что исключён… Семёнову доверяем… тратить такую уйму денег (командировочные, суточные, оплата биле- пусть председательствует…»

та в два конца)? Не лучше ли было вызвать меня в КрайКК, дешевле Ставлю вопрос на голосование, подавляющим большинством вышло бы? предложение «дяди Коли» с треском проваливается. Мехедов не уни Грецов и Лагздин применяли приевшийся метод, стараясь выя- мается, истерически кричит: «Что? Против партии идёте… сказано, вить, кто у меня был. Сообщить наотрез отказался. Просил дать ко- переизбрать – и кончено… все поднимай руки…» (дословно).

пию справки в ячейку о «выговоре» – открутились, ссылаясь на ошибку. Комсомолия напугана. Часть орёт о том, что «нечего затягивать Хороша ошибка! Где же были ваши глаза, «многоуважаемые» т.т., собрание… вопрос решён…» Филичкин (не имея на то ровно ника когда вы просматривали личное дело? кого права) ставит вопрос на переголосование. Результат – 8 за пере С сегодняшнего дня стал загонять вещи. Скоро (если не посадят) избрание, 6 – против, 32 – воздержалось. Потирая руки, довольный поеду в Москву. «шпиндель» просит намечать новых кандидатов. Константинов, выд 21/X Продажа вещей идёт туго. В наличии 22 рубля, на них дале- винув Филичкина, предлагает закрыть список. Он «прошёл» (12 «за», ко не уедешь. Надо будет искать работу (хотя здесь безработных мас- остальные воздержались).

са) и скопить денег на дорогу. Нарушив самые основные принципы союзной демократии, про Сегодня в 6 (часов) комсомольское собрание, вернее всего, будет тащили, в полном смысле этого слова, несмотря на возражения мно разбираться мой вопрос. Что ж? Пусть «решают». Посмотрим, как гих ребят, список, намеченный бюро.

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 352 После сообщения о том, что скоро будет на КСМ собрании вопрос 24/X-26 г. Келлерман7 устами одного из своих героев сказал:

о Семёнове, собрание закрыто. Ребята, окружив меня, расспрашива- «…Надо уметь смеяться до безумия и плакать до отчаяния, но не ют о исключении, о перспективах. Филичкин предложил всем разой- отчаиваться и не становиться безумным…» Я не умею плакать – слёз тись (дипломатично). нет, т. к. все уже израсходовал в детстве, но состояние, похожее на 22/X-26 г. Сегодня меня предупредили повесткой о назначенном отчаяние, мною сегодня овладело. Получил письмо от М(ихайлова?) на завтра разборе моего дела. Невольно родилась мысль – стоит ли из Л(енинграда). Пишет о новом походе на оппозиционеров. Сталин идти? Ведь решение есть. Я знаю, что меня исключат? Думаю всё- ская реакция распоясалась вовсю. Пачками гонят в глушь. Лашевич – таки сходить на инсценировку суда. Интересно, как члены КК будут комендантом Соловецкого лагеря, Мясников – в Томской тюрьме и вести свои роли, выдержат ли их до конца. т.д. [Чаша переполняется, ещё капля – и гнев массы выльется в от Меня исключат! Что ж, одним меньше, одним больше – не всё ли крытое выступление против термидорианских главковерхов со Ста равно. Ведь «рождённый ползать летать не может». Если они не мо- линым во главе.] Хочешь работать – нет поддержки. После исключе гут выносить моих справедливых резкостей, если они прячутся за ния, формально оформленного постановлением ОкрКК, от меня от тихим спокойным стадом партийных овечек, то ясно, что один «непо- шатнулись почти все. Есть маленькая, ничего не значащая, неоргани корный» может расстроить их личное благополучие. Вспомнилась зованная группа ни на что не способных. Как быть? Неужели наше картина Годлера.5 дело идёт насмарку? Неужели мозги массы, напичканные цекистской «…Груда спящих тел, кругом тьма, молния огненными стрелами ерундой, будут долго ещё пребывать в тумане?

прорезает небо, всюду сверкают голодные взгляды диких зверей… но Неужели наконец ревизоры Ленинизма из Ц.К сумеют придать один проснулся… он гордо стоит среди спящих товарищей, сверля ученью Ильича необходимую им окраску?

темноту…» Если сердца тысяч людей бьются в унисон, разве, слившись в Масса, тёмная рабоче-крестьянская масса, когда же проснётся? одно, они (люди, владеющие этими честными сердцами) не могут Но долго ли будет длиться её сон?.. Скоро ли произойдёт пробужде- совершить великое дело? Могут и обязаны. Наш долг – биться до ние от тяжёлого кошмара?.. конца, несмотря на все трудности борьбы! Наша обязанность – дока Сталинцы своими действиями сами взбудоражат трудовое море и зать, кто прав – и мы докажем!

тогда им несдобровать. 24/X. Сегодня общегородское закрытое партсобрание в Госкино.

23/X-26 г. С десяти в КК, в 12 приговор – исключить!6 Вышел Решил не ходить. Может быть, я поступаю неверно, делая такой шаг?

совершенно спокойным… К этому я был готов. Взгляды на вещи пос- Но как же быть? [Слушать приевшуюся болтовню сталинских подго ле заседания во мне не изменились, наоборот, я убедился, что прав. лосков надоело до невозможности! Выслушивать «комплименты» на Сегодня т. Дорофеев сказал, что безработным по ж. д. – льгот- счёт оппозиционеров, пересыпанные матом, опостылело! Затушив на ный проезд с 50% скидкой со стоимости билета. Надо будет в по- время огонь злобы, очень часто пылающий внутри меня, разговаривая недельник зайти к Афанасьеву и взять отношение о безработице. со своими бывшими товарищами по мысли и работе, строить весёлое Если получу его и т. Ануфриев выполнит своё обещание о покупке лицо, когда внутри всё горит, рвётся наружу, я не могу! Как быть?] на 11/2 червонца книг, то я могу сказать, что «наши акции подни- Утром ходил к Афанасьеву, не застал. Забежал в отдел (ОГПУ) и маются». говорил с т. Ивановым. Парень был очень любезен (может быть, это Вечером ходил в клуб. Говорил кой с кем из ребят. В 10 дома читал притворство с целью причинения большей боли при ударе?), согла Каутского «Путь к власти». Ещё не всю проработал, написана хоро- сился даже дать разрешение на мой фронтовой наган. Завтра зайду.

шо, но со многими положениями, выдвигаемыми им, согласиться, Отъезд просил отложить до воскресенья, т. к. раньше выяснить воп безусловно, нельзя. роса обо мне не могут.

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 354 В 4 ч. получил телеграмму Щепкова из Кызыла. Пишет, что труб- из них в тетрадку, просил, «если кто будет спрашивать, чьи стихи, ку и пр. выслал с Исламовым. скажи, мои и укажи адрес, ведь он тебе известен».

Хорошо бы он успел приехать до моего отъезда, если только он Услыхав это, невольно вспомнил гоголевских Добчинского и Боб состоится. чинского, просящих Хлестакова: «…Э-м-м-м… будете в Петербурге, В 9 ч. ходил к Т., вернулся от него возмущённым. К. передала, что обязательно скажите, что в таком-то городе проживает Пётр Ивано Грецов на задаваемые ему вопросы обо мне говорил: «Семёнов – быв- вич Добчинский…» «И Пётр Иванович Бобчинский…» – с располза ший анархист… Его отец с-р, это факт и т. д…» ющейся до ушей улыбкой просит Пётр Ив. №2».

Какая пошлость! Неужели и члены СибКК строят свои действия ПРИЛОЖЕНИЯ К ДНЕВНИКУ ЧЕКИСТА на лжи? Разве можно мне ставить в вину то, что 14-летним ребёнком я был в ассоциации (анархистов)? Что я тогда понимал? И разве моя последующая работа в Союзе (комсомоле) и партии не доказала, что Приложение я честный партиец? Разве я не заслужил (по смыслу: «искупил» – Песня о ВЧК А.Т.) свою «вину» на фронте?

«Отец с-р»! Дальше этой лжи ехать некуда. Правда, я не знаю, к В тиши ночной среди Лубянки какой политической группировке принадлежит он, ибо мне (к момен- Через туман издалека ту смерти отца – А.Т.) было только 11/2 года. И потом, разве рабочий, Кровавым светом блещут склянки, вращающийся в кругу таких же рабов фабрики, как и он сам – мог Алеют буквы «ВЧК».

быть эс-эром? Если даже допустить на миг мысль, что мог, то разве дети отвечают за дела своих родителей? В них сила сдавленного гнева, Завтра иду в КК для объяснений. В них мощь озлобленной души, 26/X-26 г. Объяснялся (по вопросу о эс-эрстве отца) с Грецовым. В них жуть свирепого напева:

Говорит, что он якобы не заявлял определённо, а только делал предпо- «В борьбе все средства хороши».

ложение, т. к. «в то время Прохоровка была цитаделью эс-эровщи ны». Это с одной стороны, с другой, указав на мою прежнюю при- Чарует взор немая сила, надлежность к ассоциации, тем самым давал мне характеристику (?!?) Что льют три алых огонька, Предлагал, если мне дорога партия, выдать ребят в СибКК («ос- Что массы в битве вдохновила, танешься в партии»). («С пятном предателя!» – чуть не вырвалось у Чем власть советская крепка.

меня.) Вечером заходили Г., Т. и Н. Благодарили за то, что скрыл имена К чему сомненье и тревога, ребят. Обещали помочь деньгами на дорогу. Зачем унынье и тоска, 27/X Сегодня был Над.(ольский) почему-то у меня. К этому пар- Когда горит спокойно, строго ню недоверие, которое не стараюсь выказывать? Может быть, это Кровавый вензель «ВЧК».

объясняется тем, что парень любит порисоваться, прихвастнуть, выд- В. Надольский (не позднее 1926 г.) винуть себя на первый план, стушевав остальных? Возможно.

Он мне принёс свои стихотворения. Читая их, он упивался детским Архив УФСБ по Новосибирской обл., д. п-15206 по обвине восторгом, время от времени, прерывая чтение, восклицал: «…Что? нию Д. Н. Семёнова, пакет (рукописный текст чернилами в стан Здорово? Мы и почище (1 слово нрзб) накатаем». Переписывая часть дартной ученической тетради, л. 1-36).

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 356 Приложение 2 1/I-1929 г.

Сегодня новый год. 1929-й! Но, в сущности, изменилась только 21/1-28 г. последняя цифра – вместо восьми – девять, а остальное? Остальное Сегодня четырёхлетие со дня смерти Ильича. Сегодня СССР опять по-старому. Но долго ли так будет продолжаться?

надел креп, облёкся в траур. С чем мы пришли к 1/I? С курсом влево, с огнём по кулаку, с Четыре года! Только четыре! А как будто бы это было вчера, по- самокритикой и пр., и пр.

мнишь отчётливо каждую мелочь 7 дней. Четыре года! Так мало про- Запоздалый манёвр. Надо было это делать 3 года тому назад!

жито, так много пережито за этот короткий промежуток времени. Нас обвиняли во всех семи смертных грехах человечества, на За окном, как и тогда, плачут гудки… Сколько скорби, слёз и боли нас лили грязь, нами чуть ли не пугали детей, над нами смеялись, в этой грустной симфонии. на нас плевали, нас называли контрреволюционерами, наши пред ложения – меньшевистскими… Ленин уумер… Прошедший год целиком и полностью подтвердил нашу правоту.

Нет Ильичааа… Термидорианские элементы подняли голову, кулак распоясался. Во Дело живёёёт… лей-неволей пришлось изменить курс. «Лучше поздно, чем никог да», – говорят некоторые люди, но, по-моему, «лучше вовремя, чем Живёт ли? Семя, брошенное им, затоптано, ростки его дела, его поздно». Ибо когда поздно, тогда вряд ли предпринятые с опоздани мыслей стремятся сорвать. Вместо Ленинского красного мака вырас- ем шаги приводят к желанному результату. Капитулянты пристрои тают сталинские розоватые «цветы» шиповника. Плохо приходится лись, а Вожди? В глуши, в ссылке, оторванные от кипучей работы, но тому, кто вспомнит о маке, вспоенном кровью трудящихся, растущим «звёзды погасли уж давно, но всё ещё блестят для толпы», состоящей на их костях, пропитанным кровью лучших из лучших. из людей, у которых ничего нет, кроме пары рук. Масса увидала, кто Славный герб хозяев мира – серп и молот – на деле заменён тю- был прав, и имена Л.(енина?), С.(талина?) и др. не сходят с её уст.

ремной решёткой. Политиканствующие ревизоры ленинизма прида- А И. С.(талин)? Приспосабливается, строит «политику» (вправо, ли учению Вождя Вождей нужную им окраску. влево – как маятник).

Тюрьмой и ссылкой борются они с теми, кто стоит на их пути. Наверное, Чехов намекнул на ему подобных, когда говорил: «са Нет Ильичааа… - надрываются железные глотки паровозов. молюбие и самомнение у нас европейские, а поступки и развитие Жив сталинииизм… - вторит им звонкий тенор кирпичного (завода). азиатские»8, «тебе поверят, хоть лги, только говори с авторитетом».

Что нам даст двадцать девятый?

Архив УФСБ по Новосибирской обл., д. п-15206, пакет (рукопись).

22/I-28.

«Чем огромнее слон, тем сильнее претензии мосек на храбрость»

Приложение (Белинский).

Да, гениальный критик прав! Огромнейшая, сметающая всё на своём Выписка - 15/VIII – 1926 г.

путилавинаоппозиционныхнастроений(покаещёполускрытых,ибо масса забита, запугана поднимающим голову термидором) заставляет кой каких В частной беседе с барышнями некий Семёнов Дмитрий, служа «мосек» принимать вид «храбрецов», несмотря на сжимающие сердце щий в ГПУ рассказывает, что он был в Англии по командировке из, спазмы, кричать о «троцкизме», «меньшевизме» и прочей ерунде. Центра в политических целях и ввиду его полезной деятельности в «Люди, идущие на раскол, больше всего кричат об объединении» 1924 году теперь командируется для подпольных работ в Болгарию.

Хотя эта работа ответственная и опасная, но зато доходная!!!

(Энгельс).

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 358 Верно: ВКП(б) за оппозиционную работу, т. Михайлова Петра. Переговорив Вр. Нач. Окротдела с ним, я был возмущён (увидя одну сторону медали) теми приёмами, (Иванов). Подпись которые применяло ЦК к своим идейным противникам. Решил об 20 сентября 1926 года. этом поговорить в Минусинске с товарищами, сочувствовавшими оппозиции. В начале августа п/г. у меня на квартире собрались т.т.

Выписка - 9/IХ – 1926 г.

Колачев Андрей, Тихальская Наталья (в настоящий момент оба в г.

В конце августа м-ца с/г. при встрече с политссыльной Кемпер Киеве), Беляев, Артемьев, Сорокина Марфа, Илюхин и другие четы Розой на улице она мне сообщила новость о том, что как будто бы ре товарища, фамилии которых не знаю (всех я пригласил не для Семёнов ей сказал, что он встал в оппозицию, за что его будут высы- собрания, а для товарищеской вечёрки по поводу вступления мною в лать из Минусинска, при этом заявила, что Семёнов очень развит и совместную жизнь с Тихальской). За чаем зашёл разговор о том, за прав в этом. что я попал в Минусинск, я рассказал. Разговор перешёл на взгляды Сегодня, т. е. 9-го сентября пришёл ко мне политссыльный Раби- оппозиции, стали читать отрывки из книг «Ленинизм», «Философия нович Самуил Исакович, последний на мой вопрос, какие имеются эпохи» и некоторые предсъездовские №№ «Ленинградской Правды», новости, ответил, что Семёнов встал за оппозицию, об этом ходят после чего разошлись. Оформления этой группы собравшихся во разговоры. - фракцию не происходило. Я думал это сделать после выявления ис Верно: тинного лица присутствовавших.

Сведения проверены дважды и подтвердились. - В этот же раз читали письма, полученные мною от Александра Вр. Нач. Окротдела Подпись Буш(а) (в Ленинграде) и Киселёва (имя не знаю, там же, сейчас куда то переброшен), где они писали о работе оппозиции.

[Иванов].

ГАНО, ф. п-6, оп. 2, д. 2975, л. 48 (машинописные копии). Разлагающей работы среди КСМ я не вёл, точно так же отрицаю якобы бывший разговор с (И.) Китайкиной9. С ней, мещанкой до моз Приложение 4 га костей, говорить на такие темы я и не собирался.

В своей объяснительной записке в Мин.(усинскую) ОкрКК я был В Сибирскую Краевую Контрольную Комиссию очень резок, но это было вызвано моим арестом.

б. члена ВКП[б] Минусинской горорганизации Признавая за собой целый ряд ошибок, прошу КрайКК восстано п/б №690512 вить меня в правах члена Ленинской партии, тем самым дав мне Семёнова возможность исправить свою вину. 24/III – 27 г. Семёнов Объяснение ГАНО, ф. п-6, оп. 2, д. 2975, л. 10 (рукопись).

С момента исключения меня из рядов партии я многое обдумал, взвесил и пришёл к определённому выводу, что я был не прав. В силу Приложение этого, несмотря на имеющееся сомнение по вопросам о кулаке, де Из заявления арестованного Д. Н. Семёнова начальнику мократии и бюрократизме, я, как честный партиец, решил без уловок секретно-политического отдела (СПО) УГБ УНКВД по и дипломатических приёмов, недоговоренности и двусмысленности Запсибкраю С. П. Попову от 2 февраля 1935 г.

всё сказать КрайКК.

В начале мая 1926 г. я находился в командировке в г. Москве (по «…(После убийства Кирова) во мне боролись 2 противоречивых чув линии ОГПУ) и встретил там бывшего рабочего, исключённого из ства: с одной стороны, осуждение убийц (я никогда не был сторонником Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 360 индивидуального террора), с другой – некоторое удовлетворение тем, не враг, что я встал на путь борьбы со своим мрачным контрреволю что «одним сталинцем стало меньше». Вечером 2 или 3 января я, взяв ционным «вчера»

имевшийся у меня оппозиционный материал (завещание Ленина и Прошу не отказать в моей просьбе». дневник «Предательство или партия») пошёл в НКВД. Я дошёл уже Архив УФСБ по Новосибирской обл., д. п-15206, л. 56 – 56 об.

до комендатуры, (но) раздумав, вернулся обратно. Я хотел сказать, (рукописный подлинник) что я враг, враг-одиночка, но мысль о том, что «я иду на поклон к БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ сталинцам, зажавшим в крепкий кулак внутрипартийный режим» – удержала меня от этого шага и я ушёл домой. Там был припадок – результат чрезмерной напряжённости нервов. (…) (В тюрьме) про- Авгул Георгий Филиппович (1896 - ?). Чл. компартии с 1918.

думав каждую фразу, каждую мысль (сталинских) «Вопросов лени- Из семьи сапожника, латыш, образование начальное. Рабочий, с низма», я пришёл к выводу о том, что являюсь объективным рупором служил в российской армии, в 1918-19 в РККА. С 1920 уполномочен контрреволюции… по существу своему я сам был контрреволюцио- ный по политпартиям и следствию Татарского и Славгородского по нером. (…) Я знаю, что заслужил суровой кары и не боюсь её. Но литбюро Омской губЧК. С 1921 дежурный комендант Омской губЧК, элементарные правила политической честности заставили меня при- уполномоченный Омского губотдела ГПУ по Татарскому и Омскому знать то, о чём я пишу. Пусть ваш приговор будет суров… я приму его уездам. В 1925-28 зам. нач. Минусинского окротдела ОГПУ;

на как заслуженное». пом. нач. ИНФО ПП ОГПУ Сибкрая.

Архив УФСБ по Новосибирской обл., д. п-15206, л. 52 – 53 Банкович Янис Мартынович (1883 – 20.11.1938). Чл. ком (рукописный подлинник). партии с 1902. Из рабочих, латыш, образование начальное. Чл. Риж ского и Федеративного парткомов ЦК Латышской СДРП, арестован в Приложение 6 1906 в Риге, осуждён на 8 лет каторги. С 1917 товарищ комиссара труда Латвии. В 1918-19 уполномоченный ВСНХ РСФСР. С Из заявления арестованного Д. Н. Семёнова нач. Особотдела ВЧК 15-й армии. С марта 1920 зам. пред. Енисейс начальнику СПО УГБ УНКВД по Запсибкраю С. П.

кой губЧК, в 1920-21 зав. отделом управления Енисейского губис Попову от 7 марта 1935 г.

полкома. С 1924 чл. и зам. пред. СибКК РКП(б). В 1928-30 пред.

«(…) Я, считавший себя большевиком-ленинцем, защитником Иркутского окрисполкома. С 1930 зам. торгпреда СССР в Турции, с интересов рабочего класса, очутился в одной компании с меньшеви- 1932 пред. Одесской облКК ВКП(б). В 1934-37 секретарь Воронежс ками, кулачьём, шпионами, бандитами, валютчиками и т. п. отрепь- кой облКК ВКП(б), снят с работы за «примиренчество к врагам наро ем. (…) ДПЗ явился для меня хорошей школой политграмоты. Я стал да». Арестован 7.1.1938, расстрелян. Реабилитирован 13.10.1956.

другим и к своему контрреволюционному прошлому не вернусь. Оно Грецов Алексей Никанорович (1885 - ?). Чл. компартии с мерзко, отвратительно. Упорной честной работой я хочу загладить 1905. Уроженец Дмитриевского уезда Московской обл. Рабочий, рус свою вину перед партией и рабочим классом. В ссылке мне это будет ский, образование начальное. Работал литейщиком. В 1917-18 чл.

сделать очень трудно, так как трудящиеся станут меня сторониться Енгубисполкома и Чрезвычайной следственной комиссии при губис как врага;

мне не будут доверять, меня будут отталкивать. Поэтому я полкоме, чл. Енисейской губЧК. В 1920-21 служил в РККА. С прошу НКВД дать мне возможность доказать своё исправление в од- партследователь и чл. партколлегии СибКК ВКП(б). В 1929-30 сек ном из концлагерей. Я знаю, что в лагерях очень строгий режим… ретарь партколлегии Иркутской окрКК, в 1931-34 зам. секретаря, сек что в лагерь направляют открытых врагов Революции (я им не явля- ретарь партколлегии Вост.-Сиб. крайКК ВКП(б). С 1934 чл. парткол юсь), но в их окружении мне значительно легче будет доказать, что я легии КПК по ВСК, в 1935-37 секретарь ПК КПК ВКП(б) по ВСК.

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 362 Арестован 13.1.1938, по ст. 58-10-11 УК осуждён на 8 лет ИТЛ. Реа- Константинов Николай Петрович (1900 - ?). Канд. в чл.

билитирован 13.4.1963. компартии с 1923. С 1919 следователь РВТ Восточного фронта и юри Думин Александр Андреевич (? - ?). Чл. компартии с 1926. С дического отдела Омской губЧК. В 1920-21 уполномоченный и нач.

1920 служил в войсках ВЧК-ОГПУ телефонист. С 1926 нач. Мину- отдела по борьбе с бандитизмом Омской губЧК. В 1923 обвинялся во, синского и Ачинского пунктов фельдсвязи ОГПУ До 1937 нач. Ле- взяточничестве. На 1925-26 пом. нач. ИНФО ПП ОГПУ Сибкрая. На.

нинск-Кузнецкого пункта фельдсвязи, с марта 1937 нач. экспедиции 1927-29 уполномоченный КРО Минусинского окротдела ОГПУ С.

связи Сталинского ГО УНКВД ЗСК. По словам Д. (в июле 1938): 1929 уполномоченный ЭКО ПП ОГПУ Сибкрая.

«…Больше всего я принимал участие в особых оперативных мероп- Лагздин Эдуард Фрицевич (1893 – 21.10.1937). Член ком риятиях УГБ… немного работал на следствии». С 1938 нач. пункта партии с 1908. Латыш, образование начальное. Работал пастухом и связи Нарымского окротдела УНКВД НСО. печником. В 1914 мобилизован в российскую армии, в 1915 дезерти Зинуков Николай Никитович (1890 - ?). Чл. компартии с 1920. ровал. С 1924 чл. Томской губКК РКП(б), с 1925 (и на 1927) пред.

Из крестьян, русский, образование среднее. Работал чернорабочим и Минусинской окрКК ВКП(б). На 1937 прокурор Курагинского райо канцеляристом. С 1913 служил в российской армии, с 1918 в РККА, на Красноярского края, арестован и расстрелян. Реабилитирован.

с 1919 в угрозыске Новосильского уезда Тульской губ., «раскрыл два Лашевич Михаил Михайлович (1884 – 30.8.1928, Харбин).

белогвардейских заговора». В 1921 нач. Сибирского отделения угро- Чл. компартии с 1901. В 1917 чл. Петроградского ВРК, чл. Президи зыска Республики. С 1922 работал в Секретном отделе Омского гу- ума ВЦИК, затем в РККА – командарм, чл. РВС фронтов. В 1922- ботдела ГПУ нач. ЭКО и СО там же. С 1924 зам. нач. Омского губот- пред. Сибревкома и ком. войсками СибВО. С 1925 зам. наркомвоен, дела ОГПУ В 1925-28 нач. Минусинского окротдела ПП ОГПУ Сиб- мора и зам. пред. РВС СССР. В 1918 чл. ЦК РКП(б), 1925-27 канд. в.

края, 15.9.1928 был уволен из ОГПУ за допущение пьянства в аппа- чл. ЦК ВКП(б). В 1926-28 зам. пред. правления КВЖД. В 1927 ис рате окротдела. На 1934 нач. политотдела УРКМ УНКВД по Средне- ключен из ВКП(б), в 1928 восстановлен. Погиб в результате дорож Волжскому краю. но-транспортного происшествия.

Зоф Вячеслав Иванович (1889 – 20.6.1937, Москва). Чл. ком- Лел евич Г. (Калмансон Лабори Гил ел евич) (1901 – партии с 1913. В июле 1917 организовал тайный приезд Ленина в 10.12.1937, Москва). Чл. компартии в 1917-28 и 1930-35. В годы граж Разлив. С 1919 чл. РВС Балтфлота, в 1924-26 нач. ВМС и чл. РВС данской войны партработник, печатался с 1917. Поэт, критик вульгар СССР. С 1927 пред. правления «Совторгфлота», зам. НКПС СССР, но-социологического толка;

один из лидеров журнала «На посту» и зам. наркома водного транспорта СССР. Директор завода «Компрес- ВАПП. За участие в троцкистской оппозиции в 1928 выслан на 3 года, сор» в Москве, расстрелян. Реабилитирован в 1956. в 1930 досрочно освобождён. На 1934 зам. директора НИИ нацкультур Иванов Александр Гаврилович (1898 - ?). Чл. компартии с при ЦИК Дагестанской АССР, после убийства Кирова был осуждён на 1919 (с 1917?). Из рабочих, русский, образование начальное. Уче- 5 лет заключения. Повторно осуждён и расстрелян. Реабилитирован.

ник ювелира, с 1916 токарь в Петрограде. Участник Февральской Мехедов Николай Ильясович (Ульянович) (1908 - ?). Канд.

революции;

красногвардеец. С 1919 в РККА, политработник;

уча- в чл. компартии с 1931. Из крестьян, образование начальное. В 1926 стник подавления Ишимского восстания. С 1921 уполномочен- 30 делопроизводитель Минусинского окротдела ОГПУ, в 1930- ный по общим и военным делам Татарского политбюро Омской райуполномоченный ПП ОГПУ ЗСК по Абаканскому р-ну;

снят губЧК. На 1922-23 уездный уполномоченный Омского губотдела 7.2.1932 за ложную информацию и склоку, арестован на 15 суток. В ГПУ по Татарскому уезду. В 1925-28 уполномоченный секретно- 1932-36 оперуполномоченный особотдела 78-й стр. дивизии при Том го отделения и зам. нач. Минусинского окротдела ПП ОГПУ Сиб- ском оперсекторе ОГПУ-НКВД, мл. лейтенант ГБ. В 1937 сотрудник края. УГБ Бийского РО УНКВД ЗСК.

Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова 364 Мухачёв Трофим Селивёрстович (1894 – ?). Чл. компартии Ленинграда. 1.12.1934 из личной мести в Смольном застрелил С.М.

с 1919. Из рабочих, русский, образование начальное. С 1918 сидел в Кирова, арестован. Расстрелян. Не реабилитирован.

колчаковской тюрьме, бежал. В 1919 партизан в Алтайской губ. В Ноздрин Михаил Михайлович (1885 - ?). Чл. компартии с 1921 нач. Верх-Чумышской (Кытмановской) раймилиции Алтайской 1905. Русский. Арестовывался за антиправительственную деятель губ., в 1921-22 комендант концлагеря принудработ (Алтайская губ.). ность, трижды бежал из ссылки. В 1918-20 командовал партизан На 1926, вероятно, сотрудник Минусинского окротдела ОГПУ На ским отрядом в Енисейской губ. С 1920 зав. орготделом и секре.

1932 сотрудник Транспортного отдела ПП ОГПУ ЗСК в Новосибир- тарь Иркутского губкома РКП(б). В 1922-25 ответственный секре ске. На 1937 директор новосибирского Мехторга. На 1962 пенсионер тарь Донского и Ставропольского губкомов РКП(б). В 1925-26 сек в Новосибирске, пред. бюро секции истории гражданской войны и ретарь Минусинского окружкома ВКП(б), затем секретарь Ново чл. совета военно-научного общества Дома офицеров СибВО. сибирского окружкома и Анжерского РК ВКП(б). С 1932 зав. отде Мясников Гавриил Ильич (1889 – 16.11.1945, Москва). Чл. лом кадров Запсибкрайкома ВКП(б), с 1933 первый зам. пред. край компартии в 1906-22. Из бедной семьи, русский, образование началь- суда ЗСК. На 1939 зав. сектором кадров конторы Госбанка по Но ное. Рабочий, профессиональный революционер. Пред. Мотовилихин- восибирской обл.

ского совета рабочих депутатов, в 1920 пред. Пермского губкома РКП(б). Попов Серафим Павлович (1904 – 29.1.1940, Москва). Капи В 1918 организовал похищение и убийство великого князя Михаила, тан ГБ (1937). Чл. компартии с 1928. Русский. До 1932 в ПП ОГПУ также организатор убийств архиепископа Андроника и ряда специали- по Центрально-Чернозёмной обл., затем нач. отделения в СПО ПП стов Мотовилихинского завода. Лидер оппозиционной группы «Рабо- ОГПУ ЗСК. С 1935 пом. нач. и зам. нач. СПО, с 1.2.1937 нач. СПО чая правда», за критику властей арестовывался в 1922 и 1923. В 1923- УНКВД ЗСК;

с мая 1937 одновременно врид нач. Особотдела ГУГБ 27 отбывал заключение в Москве, Томске, Вятке, затем сослан в Ере- НКВД СибВО. С июня 1937 нач. Барнаульского оперсектора УНКВД ван, откуда 7.11.1928 бежал за границу. Находился в иранских и турец- ЗСК, с 7.10.1937 нач. УНКВД по Алтайскому краю. Арестован ких тюрьмах. В 1930-44 жил во Франции, работал на заводах. В янв. 23.12.1938, расстрелян. Не реабилитирован.

1945 обманом вывезен в СССР, сразу арестован и расстрелян. Семёнов Дмитрий Николаевич (1904 – после мая 1982). Чл.

Надольский Владимир Андрианович (? - ?). Чл. компартии. компартии с 1923, чл. ВЛКСМ с 1920. Из рабочих, русский, образо В революционном движении с 1912. В 1917-18 маркшейдер на Коль- вание начальное. Отец погиб в 1905, мать – грузчица почтамта в чугинских копях в Кузбассе. Летом 1918 организовал Кольчугинский Москве. В 1918-19 чл. ассоциации молодых анархистов в Москве. В фронт и две недели защищал рудники от белочехов. Пленён и аресто- течение полугода находился в партизанском отряде на Украине, с ван, после 7-месячного заключения бежал и скрывался. Перешёл ли- доброволец РККА, политрук роты. С 1923 комсомольский работник нию фронта и воевал в составе 5-й армии Восточного фронта. С нояб. в Саратове и Шадринске (зам. секретаря окружкома). В апреле - ок 1919 служил в Петропавловской уездЧК, затем в Омской губЧК. С тябре 1926 уполномоченный секретного отдела Минусинского окрот 20.2.1920 следователь Славгородской уездЧК Омской губ. С 1.5.1920 дела ОГПУ На 1932 руководил Хакасским облсоветом Союза воин.

зав. Кузнецкой уездчека и политбюро Томской губ., нач. уездмили- ствующих безбожников. На 1934-35 методист крайсовета Союза во ции. В сент. 1920 снят с должности и привлекался к суду за самоволь- инствующих безбожников в Новосибирске. Арестован 5.1.1935 за «ан ный арест уездного продкомиссара. На 1921 пред. Томского губревт- типартийную контрреволюционную деятельность». ОСО при НКВД рибунала, в июле 1921 губкомом РКП(б) снят как неблагонадёжный с СССР был осуждён по ст. 58-10 УК на 5 лет ИТЛ и отправлен в передачей дела в ТомгубЧК. Дальлаг НКВД. На 1982 жил в Москве. Реабилитирован.

Николаев Леонид Васильевич (1904 – 29.12.1934). Чл. ком- Сенаторов Константин Иванович (1891 - ?). Чл. компар партии с 1924. Работал в советских и партийных учреждениях тии с 1920. Русский, образование начальное. На 1922 регистратор Дневник чекиста Семёнова Дневник чекиста Семёнова Минусинского политбюро Енисейской губЧК. С 1928 (и на 1932) райуполномоченный ПП ОГПУ Сибкрая-ЗСК по Курагинскому р-ну Минусинского округа.

Филичкин Максим Максимович (? - ?). Канд. в чл. компар тии с 1924. Из бедных крестьян. На 1926 секретарь и парторг Мину синского окротдела ОГПУ На 1927-29 сотрудник Томского окротдела.

ПП ОГПУ Сибкрая.

Цедербаум Юлий Сергеевич (1907 – 1940). Сын С.О. Ежова (Цедербаума), отбывавшего ссылку в Минусинске в 1925-27. Аресто ван 28.4.1937 в Московской обл.

Шевелев–Лубков Василий Павлович (1892 – 22.7.1938). Чл.

компартии с 1917. Из крестьян, русский, образование начальное. Уча стник Первой мировой войны, подпрапорщик, награждён Георгиевс К 185-летию ким крестом. В 1918 создал партизанский отряд, до конца 1919 дей ствовавший в Мариинском, Кузнецком и Щегловском уездах Томс Ф.М. Достоевского кой губ. С дек. 1919 ком. повстанческой армии из 8 тыс. чел., реорга низованной в Томскую советскую партизанскую дивизию. В сент.

1920 арестован чекистами, вскоре освобождён. В 1920-21 зам. пред седателя Щегловского (Кемеровского) совета рабочих и крестьянских депутатов, организатор «красного бандитизма», практиковал, опира ясь на бывших партизан, массовые бессудные расправы над «контр революционерами». В 1926 чл. правления Сибохотсоюза, 25.9. исключён из ВКП(б) в Новосибирске за связь с внутрипартийной оппозицией. В 1930-х нач. строительства мельничного комбината в Сталинграде, арестован в 1936. Допрашивался в Новосибирске. ВК ВС СССР 22.7.1938 по ст. 58-2-8-11 УК был осуждён к ВМН. Рас стрелян. Реабилитирован.

Янайт Альфред Карлович (1904 - ?). Чл. компартии с 1923.

Из рабочих, латыш, образование начальное. Работал кузнецом. С работал в Томском губкоме РКСМ, секретарь РК КСМ в Колпашеве и Томске. С 1925 секретарь Минусинского окружкома ВЛКСМ.

Ястржембская Мария Вячеславовна (1903 - ?). Чл. ком партии с 1925. Окончила 5 кл. гимназии. В 1925 секретарь правления Минусинского отделения профсоюза работников искусств. В машинистка Минусинского окротдела ПП ОГПУ Сибкрая.

Публикация и комментарий А.Г. Теплякова (Новосибирск) Дневник чекиста Семёнова Виктор Вайнерман ДОСТОЕВСКИЙ В ОМСКЕ Воспоминания, легенды и мифы никальный материал для изучения биографии Ф.М. Досто евского дают воспоминания современников. Особую ценность имеют те из них, что посвящены сибирскому периоду его жизни. В это время Достоевский был вырван из круга родных и близ ких ему людей, потерял прежних друзей и знакомых. Он был поме щён в чуждую, и если не враждебную, то неведомую среду. Жизнь для него начиналась с чистого листа...

Встреча сибиряков с писателем, с живым человеком, до тех пор известным лишь по произведениям, опубликованным в «Петербург ском сборнике» и «Отечественных записках», произошла в очень не простое для него время. Он находился в точке переосмысления всей своей прежней жизни, всех прежних отношений с обществом, на гра Лавры иногда пускают корни в голову. ни перелома и перерождения всех прежних убеждений. Каторга и Станислав Ежи Лец последующая солдатчина подвергли суровому испытанию и сугубо человеческие качества Достоевского, и его ощущение себя предста вителем определённого класса и определённой социальной группы.

В Омске автору «Бедных людей» помогали, в основном, дворяне. Он не мог принимать эту помощь естественно, в простоте душевной. Ведь он, в прошлом дворянин, сослан в арестантские роты, лишен всех прав и закован в кандалы. Унижен и оскорблён… Одно дело, когда тебе подаст копеечку такая же нищая, бесправная девочка, другое дело, когда милость окажет человек, облечённый властью. Не хочет ли он, подавая, указать тебе твоё настоящее место?..

В свою очередь, огромная масса каторжан из простонародья, тоже ошельмованная, да ещё и клеймённая, «не могла устать в преследо вании» бывших господ. Не будучи человеком выдержанным, урав новешенным, а, напротив, страдая от собственной чувствительнос ти по отношению к окружающему, Достоевскому нелегко было со хранить, с одной стороны, доброжелательность, сердечность и че ловеколюбие по отношению к тем, кто стремился протянуть ему руку помощи, с другой – не озлобиться и не ожесточиться на пре следователей и гонителей... Достоевский в сибирскую пору своей жизни – в некотором роде литературный персонаж, все чувства Виктор Вайнерман 370 которого обострены до предела, все прежние убеждения подвергают- утверждениями, смею заявить, что Достоевский ходил работать не ся сомнению, каждый миг в настоящем может оказаться последним, только и не столько в канцелярию. Что в гости к начальству он не и свобода в будущем кажется столь же ослепительно прекрасной, сколь ходил, и, в лучшем случае, его могли позвать куда-нибудь к чёрному недостижимой. Когда он впоследствии напишет о «горниле испыта- ходу, потому как за каждым шагом самого начальства пристально ний», сквозь которое прошла его «осанна», мы понимаем, что он пи- следили желающие подняться на ступеньку иерархической лестни шет о своём пути к истинной вере, к отказу от бунтарства, к смире- цы повыше. И что в живых среди каторжан он остался вовсе не нию и всеприятию… благодаря помощи омских друзей, а лишь благодаря своему уме нию «быть человеком между людьми». И всё же от себя добавлю, Интерес к Достоевскому в Сибири традиционно проявляют не что, вероятно, Достоевскому историю болезни из военного госпита только профессионалы – литературо- и краевеведы, журналисты, но ля на руки выдали по знакомству. Иначе она сохранилась бы в архи и обычные читатели. Любопытство последних носит иногда болез- вах, подобно «Статейным спискам арестантов Омского острога».

ненный характер. Обыватель хочет знать все слабости известного че- Зачем понадобился Достоевскому его «Скорбный лист» (история ловека, всю подноготную его поступков. Он пытается, подглядывая в болезни)? Наверно, потому, что недавний обожатель Миннушек и замочную скважину, увидеть то, что может оправдать его собствен- Кларушек1 хотел бы скрыть, какую именно болезнь он лечил в аре ное, далеко не всегда образцовое поведение. стантской палате. Хотя в сохранившемся письменном источнике Как вёл себя на каторге и в последующей солдатчине зажатый в определённо сказано, от какой именно болезни принимал лекарства тиски жёстких административных требований и лютой ненависти в арестантской палате омского военного госпиталя прославленный тот, кого мы называем властителем дум, тот, кто сам себя считал про- автор «Бедных людей»… роком? Не подличал ли в трудную минуту? Не становился жестоким, трусливым? Не кичился своим превосходством над слабым и не уни- Воспоминания об омских годах Достоевского можно разделить на жался ли перед сильным?.. Быть может, именно обывательское любо- две группы. Первая — это воспоминания, написанные теми, кто встре пытство и породило столько слухов и легенд, связанных с пребыва- чался с писателем в Омске. Момент авторской записи особенно важ нием Достоевского в Сибири? До сих пор некоторые местные краеве- но подчеркнуть, потому что уже в первом пересказе трудно сохранить ды не желают ничего слышать о страданиях Достоевского на каторге интонацию очевидца, а ведь некоторые воспоминания записаны со и в солдатах. Он, мол, здесь, как сыр в масле катался. Недавно автор вторых и даже с третьих слов.

из Алматы принёс мне для ознакомления рукопись своей статьи о Ко второй группе как раз и относятся такие воспоминания, то есть, Достоевском. В ней, в частности, говорится, что Достоевского «рас- повторюсь, это воспоминания, записанные со слов очевидцев други пределили при комендатуре, как знающего иностранный язык, с жи- ми людьми. Впрочем, деление на группы может производиться и по льём и основным занятием уборкой улиц». Вместо ответа на вопрос, иному принципу: например, по хронологии изложенных в них фак откуда почерпнул столь ценную информацию, автор стушевался и тов или по времени публикации, по достоверности воспоминания обещал изменить в статье этот фрагмент… Известный омский крае- как документального источника и т.д.

вед постоянно сообщает детям, для которых проводит экскурсии по Много интересных сведений содержат письма, адресованные До крепости, о том, что Достоевский, якобы, находился в Омске на ка- стоевскому, а также переписка его друзей. Они, казалось бы, не явля торге только номинально. Что мол, это за наказание, если арестант хо- ются мемуарами, т. к. содержат сведения об очень близком прошлом.

дит в гости к начальству, работает не на каторжных работах, а в кан- Но все-таки о прошлом. Поэтому мы не раз будем обращаться к пись целярии, так сказать, по основной специальности… Имея на руках мам, деля их по избранному принципу — рассказ о собственном от документы, позволяющие категорически не согласиться с подобными ношении или поступке и пересказ услышанного от других.

Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 372 В первой группе единственные законченные воспоминания при- Сопоставляя воспоминания Токаржевского с соответствующими надлежат перу Шимона Токаржевского, поляка, товарища Достоевс- страницами «Записок из Мёртвого дома», читатель отметит, что То кого по омскому острогу.2 Впервые на русском языке они были час- каржевский повторяет или близко к тексту интерпретирует расска тично опубликованы в шестом томе сборника «Звенья» за 1936 год. занное Достоевским, добавляя, однако, любопытные подробности, В.Б. Арендт перевёл на русский язык две главы из книги Ш. Токар- которые ранее не были известны. Оказывается, у «артистов» была жевского «Воспоминания каторжанина», изданной в 1911 году в афиша. «Экс-канцелярист, каторжанин Баклушин, приготовил афи Польше. Это не единственное обращение Токаржевского к годам, про- шу, — пишет Токаржевский, — на большом листе бумаги, оклеенном веденным в Омске. В 1902 году на польском языке вышла его книга толчёной, серебристой каймой, среди мистических и мифологичес «Семь лет каторги», где также шла речь о Достоевском. Об этой книге ких изображений, значился текст: «Афиша для Высокоблагородных и её первом переводе на русский язык мы поговорим чуть ниже. господ офицеров караульных, а также Высокоблагородных господ Читатели, знакомые с «Записками из Мёртвого дома» Ф.М. Досто- офицеров дежурных, равно для Высокоблагородных господ офице евского, с любопытством прочтут воспоминания Токаржевского. Их ров инженерных, а также для благородных и высокорожденных особ».

автор идёт вслед за Достоевским, описывая некоторые эпизоды жизни Далее были выписаны названия комедии и «пантомимы с музыкой», омской каторги. Так же, как и автор «Записок из Мёртвого дома», То- с указанием фамилий выступающих в них узников артистов».4 То каржевский уделяет большое внимание сценам спектакля в остроге. каржевский показывает, что некоторые офицеры приняли участие в Невозможно читать без волнения страницы, рассказывающие об подготовке спектакля. «Костюмы для артистов были выпрошены в этом. Закованные в кандалы каторжане, надев сценические костюмы, городе. Жена коменданта крепости, г-жа де Граве, обещала поношен играют свои роли не менее вдохновенно, чем профессиональные ар- ный мундир полковника, с массой золочёных гусарских шнуров и тисты. Силой воображения они уносятся за пределы острога на волю. аксельбантами. Адъютант генерала Абросимова обещал свою поно И вот уже зрители — не безликая масса людей, а участники действия, шенную шапку».5 Судя по этому сообщению, помощь от названных происходящего на импровизированной сцене. Токаржевский называ- людей приходила систематически, иначе желание помочь каторжа ет две пьесы, сыгранные арестантами — те же, что упомянуты в «За- нам не выразилось бы столь явно. Фамилии офицеров, видимо, на писках»: «Филатка и Мирошка» и «Кедрил-обжора» (только почему- званы условно — так, генерала с фамилией Абросимов в Омске не то имя Филатки у Токаржевского записано как Фирлатка). Конечно, было. Скорее всего, Токаржевский забыл их настоящие имена — про есть расхождения в текстах Токаржевского и Достоевского. Так, То- шло более 50 лет с момента его выхода из омского острога. Это же каржевский иначе рассказывает содержание пьесы «Кедрил-обжора». временное отдаление от событий позволяет думать, что, меняя фами Обжору-Кедрила у Достоевского забирают черти, у Токаржевского лии, Токаржевский не думал о конспирации — тех людей уже не пьеса заканчивается тем, что слуга после того, как барина утащили в было в живых.

преисподнюю, принимается за его обед с «различными винами, пи- Основной мотив главки «Суанго» — дружба Достоевского с соба кантными и вкусными закусками». кой. Он известен опять-таки по «Запискам из Мёртвого дома». В гла Несопоставимо, конечно, писательское дарование обоих. Кроме ве «Каторжные животные» говорится о собаке по кличке Шарик, ко того, текст Достоевского напоминает в отдельных местах режиссёрс- торую Достоевский спас от голодной смерти. Собачка привязалась к кую разработку пьесы, с установками для актёров и сценическими Достоевскому. В обоих произведениях судьба этого животного тра ремарками. Да это и неудивительно — сам Токаржевский признавал, гична. Но, судя по «Запискам...» Достоевского, собака погибла от руки что «импровизированными артистами, в качестве режиссёра, при- живодёра, а, по Токаржевскому, она была отравлена.

глашён был писатель Фёдор Достоевский — для указаний, как по- - Минуточку! — воскликнет требовательный читатель. — Но что театральному надо говорить и прочее».3 нам за дело до какой-то собачки и её судьбы! Важны ли такие мелочи?

Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 374 А где крупные проблемы, новые факты биографии Достоевского? Где Слова из уст быстро вылетали, под аккомпанемент наших энергич «клубничка», наконец? Если её нет, то хоть изюминку-то предъявите! ных ударов молота, из-под которых разлеталась пыль по воздуху, на Заметим на это, что там, где речь идёт о таких личностях, как полняя барак миллиардами белых, блестящих, как бы живых искорок.

Достоевский, важны все мелкие детали, вплоть до цвета новой зап- При таком запальчивом, возбуждающем нервы и волнующем латки на одежде соседа писателя по нарам. В истории же, рассказан- кровь, споре мы ударяли молотами с таким размахом, что даже инст ной Токаржевским, важно то, что собака Суанго издохла от яда... пред- руктор наш, человек весьма добродушный, Андрей Алмазов, воскли назначавшегося Достоевскому. цал: «Легче, ребята! Легче!» и часто предлагал нам отдых раньше Официальные источники утверждают, что у Достоевского в ка- назначенного часа». торге часто случались приступы падучей, и он после припадков по- По мнению специалиста, изучившего польский оригинал воспо падал в омский военный госпиталь. Здесь его опекали врачи, фель- минаний Токаржевского, «перевод Арендта (...) не идеален ни с точки дшеры и их жёны. (Опекали, хотя рисковали при этом жизнью). И зрения учета нюансов содержания, ни в смысле передачи тональнос вот один из докторов, Борисов (фамилия доктора с такой фамилией ти оригинала. (...) Отчасти это объясняется тем, что В.Б. Арендт умер не встречается в документах. Вероятно, Ш. Токаржевский и в дан- до выхода в свет его перевода и, очевидно, не держал корректуры».

ном случае использует условную фамилию), уезжая к больному, Последнее замечание представляется весьма странным, т.к. чтение передает Достоевскому деньги. Это заметил один из арестантов, корректуры даёт возможность приблизить к идеалу готовый текст, но Ломов (такой арестант действительно был в остроге при Достоевс- не даёт возможности улучшить качество перевода. В статье цитируе ком. Семья Ломовых выведена и в «Записках из Мёртвого дома», мого исследователя упоминаются мемуары товарища Достоевского правда, безотносительно к госпиталю).6 Через некоторое время фель- по каторге Ю. Богуславского, опубликованные под названием «Вос дшер, находившийся в сговоре с Ломовым, принёс Достоевскому поминания сибиряка» в 1896 году в краковской либерально-демокра молоко. Тот хотел его пить, но собака Суанго, приручённая Досто- тической газете «Новая реформа». Эти воспоминания на русском языке евским, неожиданно вбежала в палату и, кинувшись к нему, стала не были изданы и упоминаются только в польской специальной лите выражать свой восторг. Молоко пролилось. Собака на радостях его ратуре.

слизала. Вошедший фельдшер выгнал собаку из палаты. И лишь Ю. Богуславский, как сообщает В. Дьяков, «умер в 1857 (или 1859) позднее Достоевский узнал, что она издохла от принятого ею «уго- г., из Сибири же он возвратился в 1855... Богуславский не претендо щения». Эта история не повторяется в других биографических ис- вал на художественные красоты и не думал о сколько-нибудь быстрой точниках. Сюжет о покушении на его жизнь отсутствует и в текстах публикации своих воспоминаний»;

ему хотелось зафиксировать фак Достоевского. ты и впечатления. Судя по массе мелких деталей, включённых в текст, Ярко и красочно рассказывает Токаржевский о некоторых рабо- можно предполагать, что мемуарист располагал какими-то заметками, тах арестантов, об их взаимоотношениях друг с другом. В переведен- сделанными в Сибири». Далее исследователь отмечает, что прежде чем ном В. Арендтом отрывке отразились политические дискуссии, кото- попасть на страницы газеты, рукопись воспоминаний Ю. Богуславско рые вели между собой «государственные преступники» из России с го попала в руки Шимона Токаржевского, «который, во-первых, до участниками польского освободительного движения. полнил текст, во-вторых, изготовил ту копию «Воспоминаний», с Яростно спорили они друг с другом, толча алебастр. «Разговор которой они печатались в «Новой реформе».8 Исследователь отмеча между нами и Федором Достоевским всегда начинался в минорном ет постоянное вмешательство в текст мемуаров Ю. Богуславского со тоне, с обмена мнений в вопросах для нас и для него более или менее стороны Токаржевского «как в смысле стилистики, так и по суще индифферентных, но он скоро переходил в острую полемику и стра- ству». Токаржевский, по словам Дьякова, получил рукопись вос стный спор по другим вопросам. поминаний Богуславского в то время, когда работал над собственными Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 376 мемуарами. Сопоставление текстов мемуаров Богуславского и То- красок в картину омской жизни середины девятнадцатого столетия.


каржевского обнаруживает, что «вмешательство» последнего было Хотя в каких-то моментах свои изрядно стёршиеся со временем вос весьма творческим. «Токаржевский, с одной стороны, исправлял и поминания Токаржевский освежает и с помощью упоминавшихся дополнял Богуславского, внося в его «Воспоминания» те настроения мемуаров Ю. Богуславского, повторяя их почти дословно (например, польской общественности, которые были характерны для конца 80-х, в сцене драки чеченцев и «коренного» населения каторги), и с помо а не для середины 50-х годов (время написания мемуаров — В.В.), с щью «Записок из Мёртвого дома» Ф.М Достоевского. При этом он другой — заимствовал у Богуславского имена и конкретные факты, вольно переставляет акценты в описании происходивших событий, которые он сам едва ли мог удержать в памяти, прожив три бурных создавая, в отличие от Достоевского, картину удручающе субъектив десятилетия и побывав в ссылке еще два раза».9 ную. Впрочем, Токаржевский настолько уверен в своей правоте, что Не случайно исследователи, рассматривая воспоминания Токаржев- даже не пытается приукрасить себя и своё поведение, полагая, что ского в ряду других источников сведений об омской каторге 1850-х го- иначе, как положительное, читатели его не оценят. Он подчёркивает дов, отмечали их вторичность по отношению к мемуарам иных авто- своё кичливое, надменное отношение к каторжанам, стремление дер ров, а также к «Запискам из Мёртвого дома» Ф.М. Достоевского. жаться от них подальше. «Эти люди, последние из последних, – рас В «Воспоминаниях» Ю. Богуславского, как отмечает В. Дьяков, сказывает Токаржевский о своей встрече с омскими каторжанами, – много фактов, не известных из других источников. Так, например, приближались и протягивали нам руки, те руки, которые столько раз упоминается писарь ордонансгауза Омского гарнизона Ипат Семё- обагрялись кровью и были причастны к тяжким преступлениям. (…) нович Дягилев. Он был первым официальным лицом, с которым Я отдёрнул свою ладонь и, оттолкнув всех, вошел в каземат с гордо встречались в Омске партии каторжников. «Вежливый, пресмыка- поднятой головой. С моей стороны это был весьма недипломатичный ющийся даже, он такую сделал жалостливую мину, — рассказыва- поступок. Все преступники и бандиты на меня обиделись, называли ет Ю. Богуславcкий, — так сочувствовал нам, так жалел, что я поду- меня чёртом и дьяволом, все ненавидели меня, а кому только была мал было, что он вообще честный человек, а это был жулик, каких охота, всячески унижали меня, каждый по-своему»13. Читая воспо среди жуликов не часто встретишь. Был он собакой, которая ластится минания Токаржевского, поражаешься тому, как со временем иска и кусает исподтишка».10 Исследователь отмечает, что в «Записках из жается представление человека о том, что было на самом деле. Изве Мёртвого дома» Дягилева нет, но человек этот совершенно реальный стно, что в омской каторге в начале 1850-х годов было 150-170 чело и наверняка известный Достоевскому». В. Дьяков прав: этот человек век арестантов. При желании они могли легко расправиться с любым был известен Достоевскому. Более того, Достоевский упомянул его человеком. Но Токаржевскому с высоты времени всё видится иначе.

в... «Записках из Мёртвого дома». Там назван писарь Дятлов — «чрез- «Меня окрестили «храбрый», - заявляет он, – потому что, хотя никому вычайно важная особа в нашем остроге, в сущности, управляющий я не перебегал дорогу, и был со всеми исключительно уступчивым, – всем в остроге и даже имевший влияние на майора, малый хитрый, что-то этакое внушал разбойникам, что они держались от меня подаль очень себе на уме, но и не дурной человек. Арестанты были им до- ше, но с оглядкой, опасаясь моих достаточно сильных кулаков». вольны».11 Очевидно, что воспоминания поляка отличаются от тек- Ненависть к каторжанам всех поляков, находившихся в омской ста «Записок». Судя по последнему, писарь мог оказывать некоторую каторге, отмечает и Достоевский. В «Записках» арестант М-кий (Олех помощь Достоевскому. Мирецкий), сверкая глазами и скрежеща зубами, говорил, что он «не Этот человек упоминается и в других воспоминаниях Ш. Токар- навидит этих разбойников»… Отмечу, справедливости ради, что сам жевского, «Семь лет каторги».12 Писарь Дягилев, – вспоминает Токар- Достоевский, которого Токаржевский описывает весьма нелицеп жевский, - был «вежливый до слащавости», охоч до денег и не прочь риятно, отзывается о поляках взвешенно и весьма уважительно.

услужить иностранцам. Книга «Семь лет каторги» добавляет свежих Нигде в «Записках» он не позволяет себе описаний, подобных тем, Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 378 что оставил автор «Семи лет каторги». Так, поэт, член кружка Петра- время споров. Самоуверенный и грубый, он принуждал нас к диспу шевского Сергей Федорович Дуров описан им пренебрежительно как там с ним, после чего мы с ним не только разговаривать, но и знаться фат и низкий сплетник. Он «был и нудным, и смешным, – отмечает не хотели. Возможно, такая неровность характера, такой вспыльчи автор книги. – Иногда с ним можно было поболтать не без приятнос- вый темперамент Достоевского были признаком болезни, поскольку, ти, – конечно, не очень вдаваясь в смысл разговора».15 Характеристи- как мы уже говорили, казалось, что петербургские господа были чрез ка Токаржевским Достоевского очень любопытна, особенно для чи- вычайно взвинчены и болезненны…»19 Впрочем, автор цитируемой тателя, привыкшего к пиетету по отношению к классику. Для такого книги всё же претендует на объективность. «Справедливости ради, читателя любые не парадные, а житейские, бытовые подробности надо сказать, – подчёркивает он, – что все мы, поляки, пребывавшие поведения знаменитых людей порой производят впечатление разор- на омской каторге с Достоевским, видели в нём человека со слабым и вавшейся бомбы... Токаржевский недоумевает: «Как, каким образом низменным характером. Что он ненавидел поляков, ещё можно было этот человек заделался конспиратором? Каким образом принимал ему простить – мы много чего перенесли и чаще всего ненависть про участие в демократическом движении, он, гордец из гордецов, при- щали, а благосклонность господина Фёдора Достоевского никак не том гордящийся по той причине, что принадлежит к привилегиро- силились снискать, поскольку «прирученный волк не может быть ванной касте? Каким образом этот человек мог жаждать свободы приятелем».20 Пытаясь найти дополнительные аргументы, обвиняя людей, он, который признавал только одну касту и только за одной Достоевского в великодержавном шовинизме, Токаржевский напрочь кастой, а именно аристократической, признавал право руководить забывает о реальных условиях, в которых он сам когда-то жил. На народом во всем и всегда?... Наверно, он невольно поддался ми- пример, его утверждение, что каторжники могли сами выбрать себе нутному увлечению, так же, как невольно пришлось примириться со стиль прически – обривать голову то ли вдоль, то ли поперек, явно не злосчастьем, которое случайно через конспирацию занесло его аж до соответствует действительности. На этот счёт существовали чёткие омской каторги».16 Думается, автора «Семи лет каторги» более всего предписания. «Бродягам, срочным, гражданского и военного ведом разделяли с Достоевским политические убеждения последнего, ут- ства» полагалось сбривать «спереди полголовы от одного уха до дру верждавшего право России доминировать над Украиной, Волынью, гого, а всегдашним от затылка до лба полголовы с левой стороны». Подольем, Литвой, Польшей как над исконно русскими территория- Таким образом, «желавшие выглядеть франтами» обрекли бы себя ми. Разумеется, участники польского освободительного движения, на «всегдашнее», то есть пожизненное нахождение в каторге… По положившие свои жизни на борьбу за освобождение своей страны от добную ошибку памяти Токаржевский допускает и по отношению к российского влияния, никак не могли принять и, тем более, прими- Достоевскому. «Как-то, – отмечает мемуарист, - Достоевский зачитал риться с позицией Достоевского, утверждавшего, что «рука Божьей нам своё произведение: оду на случай будущего вторжения победо справедливости привела эти провинции и эти края под чужую власть носной российской армии в Константинополь. Ода была довольно оттого, что они не могли существовать самостоятельно и, не попав красивая, но никто из нас не спешил её хвалить». Токаржевский не под власть России, еще долго оставались бы в невежестве, нужде и мог не знать, что Достоевскому, как и другим политическим, было дикости».17 Не в силах переспорить страстного Достоевского, кото- запрещено в каторге писать и хранить какие-либо рукописи. Ода, о рый буквально «чуть не прыгал мне в глаза, называл неучем и дика- которой пишет Токаржевский, называется «На европейские события рем, кричал так страшно, что по всему острогу среди преступников в 1854 году». Она была написана Достоевским значительно позднее, пошел слух: – Политические дерутся!»18, Токаржевский и другие по- в первые месяцы службы Достоевского в солдатах, в Семипалатинс ляки решили, что Достоевский страдает маниями, и полностью от- ке.22 Таким образом, Токаржевский мог ознакомиться с этим стихот несли его вспыльчивость к болезненному состоянию писателя. «Дос- ворением только вне острога и только из уст самого писателя, потому тоевский, – отмечает мемуарист, – был часто просто невыносим во что она никогда не была опубликована. Попутно возникает вопрос, Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 380 на который у меня нет ответа – при каких же обстоятельствах участ- Омске рядовым военно-рабочей роты № 25. Спустя три года за сочи ники описываемого диалога встретились? О факте их встречи в пос- нение под заглавием «Некоторые геометрические опыты» опальный леострожные годы в литературе до сих не было никаких упомина- изобретатель был произведён в унтер-офицеры.24 Прошло ещё три ний. года - и на имя «важного генерала», приехавшего с ревизией в Запад Не имея возможности дотошно проверить, насколько правдив То- ную Сибирь, Н.Н. Анненкова поступает докладная записка от И.


каржевский, рассказывая о том, что происходило вокруг него, а, зна- Возняковского, в которой он просит помочь возвысить его труды, «со чит, и вокруг Достоевского, всё же сделаем скидку на бурное вообра- средоточенные покамест в тесных пределах буквы» - «до степени прак жение состарившегося человека и на время, прошедшее со времени тической пользы».25 Из докладной записки видно, что Н.Н. Анненков событий, о которых он вспоминает. Учтём, что мемуары ссыльного посетил казарму роты, где начальник инженеров сибирского корпуса, поляка едва ли не единственные в своём роде. Отметим его искреннее генерал И.С. Бориславский, «засвидетельствовал» ему труды изобре желание (я не говорю о возможности!) воссоздать реальную картину тателя по прикладной механике. Видимо, «важный генерал» одобри происходившего. И согласимся, что книга Токаржевского «Семь лет тельно отозвался о них, потому что в записке, составленной вскоре каторги» в её первом и единственном переводе на русский язык явля- после его отъезда из Омска, Возняковский говорит об «изъявленном ется источником уникальных сведений об омском периоде жизни бу- великодушии и участии» к своим трудам. В феврале 1852 года инже дущего автора «Записок из Мёртвого дома», в особенности о людях нер-генерал Ден в своём рапорте сообщал военному министру, что из окружения писателя. сочинение Возняковского было рассмотрено Академией наук и полу Так, в мемуарах Токаржевского приводятся дополнительные де- чило одобрительные отзывы.

тали к портрету плац-майора В.Г. Кривцова, доставившего многим Дарование изобретателя академики признали «несомненным».

каторжанам, в том числе и Достоевскому, множество неприятностей. Среди тех, кто давал оценку сочинению Возняковского, были извест Упоминается Ян Вожняковский (переводчик, стремясь быть макси- ные русские учёные математики В.Я. Буяновский, физик и электро мально близким к польскому произношению, читает букву «Ж». В техник Б.С. Якоби. Они отозвались о машинах омского механика с других источниках, возможно, менее точных, в фамилиях ставится мудрой предусмотрительностью: «если успех оправдает предположе буква «З». Мне приходилось писать о Яне Возняковском. Я исполь- ния изобретателя, то они заслуживают во многих отношениях осо зую написание этой фамилии в соответствии с архивными источни- бенного внимания». А если не оправдает? Что тогда будет с его «не ками). «На каторгу в Омск его сослали лет на двадцать. Однако через сомненным дарованием»? Не высказав особого энтузиазма по пово четыре-пять лет в награду за какую-то научную работу в области ма- ду «трудов чистой логики», академики, по крайней мере, «изъявили тематики, на которую обратили внимание в Петербурге, – его освобо- желание, чтобы Возняковскому предоставлены были средства для дили от работ и направили в военную команду, и то всего лишь унтер- исполнения модели и описания которой-нибудь из изобретенных им офицером!»23 первых четырёх машин».26 Что же это за машины?

Ян (Иван) Возняковский – бывший студент Виленского универси- При простом подсчёте количества машин, указанных в докумен тета. Иван Возняковский «на двадцать втором году своей жизни» был тах, их оказывается не четыре, а много больше. Это «самоткальная закован в кандалы и «сослан в Сибирь в крепостную работу». За что машина для самых тонких тканей, с приготовлением их в произволь же? В этом пункте документа стоят слова, хорошо понятные тем, кто ную ширину и такие же узоры». Книгопечатная машина. Устройство знаком с историей русского революционного движения — «за зло- парового котла, исключающее «самые обыкновенные взрывы» его умышленность противу правительства». Было это в 1842 году. А уже стен. Устройство круговращательной паровой машины. Два «меха в 1845 году по просьбе генерал-инспектора по инженерной части нических двигателя», явно претендующих на роль перпетуум-моби Возняковского освобождают от крепостных работ и оставляют в ле - один из них основан на «разности относительных весов газа и Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 382 воды», другой — «имеющий основанием упругость воздуха»... при «исправлении повреждений на сукновальной фабрике сибирско Можно было бы сообщить подробные описания каждой такой го линейного казачьего войска». С заданием он справился так успеш «машины», но перечисление чисто технических терминов — дело но, что его назначили заведовать всем суконным производством на утомительное. Давайте посмотрим на одно из изобретений Возняков- этой фабрике. Умение Возняковского, видимо, хорошо знали офице ского. Это топографическая машина, «дающая в один раз все графи- ры инженерной команды Сибирского отдельного корпуса — в ческие и вычислительные результаты, требуемые от всеобщей съём- году он был командирован из Омска в Барнаул «для приготовления ки, с совершенно таковых непогрешностью и произвольными масш- по сделанной им модели новой сукновальной машины». А в Семипа табами».27 латинске он выполнял вовсе диковинные задания — например, «об Попробуйте вообразить себе обыкновенную телегу, а на ней... по- изменении на казённой казачьей мельнице мукомольного механизма добие современной ЭВМ. Трудно, не правда ли? Но, представляя своё в лесопильный». детище, Возняковский настаивал на том, что все указанные действия Более того, Возняковский настолько хорошо знал самые разнооб будет осуществлять стоящая на телеге машина, «ведомая тройкой разные науки, что ему доверили «приготовление шести военных кан впряжённых в неё лошадей», без помощи человека, а только «под его тонистов в кондукторы». Новоиспечённый педагог давал им уроки по наблюдением». Конечно же, чтобы изготовить сложный прибор, нужно всем предметам, относящимся к их назначению, в течение двух лет.

было преодолеть многие и многие трудности. Они, на первый взгляд, За это время он приготовил их так, что все они были произведены в кажутся чисто техническими, но ведь там, где техника, там опыт, а кондуктора «сверх комплекта, в уважение отличного выдержания ими любой опыт должен быть материально обеспечен. Где же брал деньги экзамена». Для того, чтобы понять, что значат эти слова, вспомним, Возняковский? Выясняется любопытная подробность — его поддер- каких трудов стоило Достоевскому определить «сверх комплекта» в жал не генерал-губернатор и не директор какого-нибудь департамен- омский кадетский корпус Пашу Исаева...

та, не представители государства, а частные лица. Коллежский совет- Как же достиг Возняковский глубоких знаний наук, как приобрёл ник Иван Дмитриевич Асташев, I-й гильдии купец Владимир Петро- навыки для их практического применения, пришел к замыслам, на вич Кузнецов и... пермский крестьянин Савва Ушков. Они ссудили званным впоследствии «открытиями»?

Возняковскому три тысячи рублей. На эти деньги он три года «произ- Сам изобретатель писал, что он «предался изучению точных наук»

водил постройку». Но деньги иссякли. «Две недели достаточны для по роду своих обязанностей по службе. Но при этом, конечно, просто окончания собственно механизма, — взывает к сильным мира сего скромничал. Пробудило «логические силы его ума» не что иное, как изобретатель. — Останется только незначительная работа, около под- «несокрушимое стремление просветиться даже в темнице узника». В ставки числительных циферблатов со стрелками и упряжных при- докладной записке генерал-губернатору Западной Сибири Возняков надлежностей».28 Возняковский пишет докладные записки и рапор- ский пишет, что идеи, с которыми он «одушевлялся на заре своей ты с просьбой изменить его «настоящее положение более совпадаю- молодости, исчезли, как призраки утопий». Понятно, о чём он гово щим с направлением и натурою» его занятий. Выходит решение, его рит, когда упоминает о «ложном учении, которое, к несчастью, хит производят в кондукторы и отправляют в Нарвскую инженерную ко- рые свои сети столь дерзко и попадчиво набрасывает на пылкое вооб манду, куда он и прибыл 3 ноября 1852 года. Что стало с топографи- ражение юноши»...30 В своей записке автор довольно туманно раз ческой машиной, поставленной на телегу, так и осталось неизвест- мышляет о взаимосвязи «количества и степени счастья государства»

ным... с «народным одушевлением», о символе «натуральной исторической Однако неправильно было бы думать, что в Омске Возняковский власти» и т.д. Но в словах о том, что «всякое личное стремление про занимался только составлением проектов и моделей. Он проявил себя тиву народной логики (...) есть бесплодные покушения одного эгоиз здесь как действительно опытный механик. Его знания пригодились ма либо безотчётной утопии» — всё же нет разочарования, уныния, Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 384 нет пораженческого настроения, хотя и говорится о «безотчетной уто- Возняковского. Потанин писал свои воспоминания в преклонном пии». возрасте и почти одновременно о двух людях — о Валиханове и Ду Докладным запискам, подобным той, что написал Возняковский, рове. Какие-то детали о содержании разговоров с ними могли совме нельзя вполне верить. Ждать милости и прощения забытым в каторге ститься в сознании мемуариста и то, что говорил Валиханов, возмож или солдатчине талантливым людям было неоткуда, нужно было, во но, было вложено в уста Дурова и наоборот.

что бы то ни стало, освобождаться из неволи. И вот в письмах и офи- Так, Возняковский уехал из Омска осенью 1852 года. Дуров вышел циальных бумагах появляются покаянные слова. В какой-то степени на поселение два года спустя. Валиханов же учился в кадетском корпу они пишутся искренне — но в какой? Часто за ними стоит глубоко се и мог видеться с нашим изобретателем... Вот что пишет Потанин о затаённое решение идти к прежней цели, но другим путем, нежели встрече с Дуровым: «он считал своей святой обязанностью уважать тот, что привел их на каторгу. Вместо открытого протеста некоторые всякое стремление к знанию. Он мне рассказал, что к нему иногда захо избирали путь «малых дел». Достоевский, обращаясь к знаменитому дит господин, помешанный на отыскании перпетуум-мобиле. Матема инженеру Э.И. Тотлебену, участнику обороны Севастополя, герою тические выкладки этого господина были безнадёжны, но Дуров с удо Плевны, с просьбой помочь ему выйти в отставку и «печататься» вольствием наблюдал в этом человеке бескорыстную преданность идее, пишет, что пострадал потому, что «был слеп, верил в теории и уто- настойчивость и твёрдость, с которой он переносил неудачи...» пии».31 В связи с подобными заявлениями писателя многие обвиняли В «Воспоминаниях» Ю. Богуславского, которые упоминались его в измене своим юношеским идеалам... выше, говорится: «Было уже совсем темно, когда мы встретились с А ему необходимо было снова взять в руки перо, чтобы писать о Яном Возняковским, который зашёл к нам всего на пару минут». людях и для людей, за них и для них, вновь и вновь пытаясь разгадать Возняковский не был узником острога. Может быть, поэтому он не величайшую загадку. Помните? «Человек есть тайна. Её надо разга- упомянут в «Записках из Мёртвого дома». Но вполне вероятно, что дать. Я занимаюсь разгадкой этой тайны, ибо хочу быть человеком». В писатель мог быть знаком с дерзновенным изобретателем вечного этом было «малое дело» Достоевского. Мы знаем, какие плоды оно двигателя. Это и к нему тоже относится восклицание Достоевского:

принесло. Это был принципиально иной подход к достижению по- «И сколько в этих стенах погребено напрасно молодости, сколько ве ставленной цели, чем у других общих знакомых из польских полити- ликих сил погибло здесь даром! Ведь надо уж всё сказать: ведь этот ческих ссыльных – никакой категоричности, никаких открытых про- народ необыкновенный был народ. Ведь это, может быть, самый да явлений своих чувств. Напротив, демонстрация лояльности по отно- ровитый, самый сильный народ из всего народа нашего. Но погибли шению к властям и смирения перед вынесенным наказанием… даром могучие силы, погибли ненормально, незаконно, безвозврат Возняковский также решает направить свои силы в другое русло. но». К этим людям принадлежит и Иван (Ян) Возняковский — та Он жаждет освобождения из каторги для практической работы, кото- лантливый механик, сгинувший в неизвестности...

рая могла бы улучшить жизнь народа — самоткальная машина, уст ройство невзрывающегося парового котла — это приспособления, Вытягивая едва заметную ниточку из воспоминаний прошлых лет, обеспечивающие более безопасный труд. О пользе книгопечатной исследователь иногда извлекает на свет Божий клубок интересней машины говорить, я думаю, не приходится... Упорство и воля Возня- ших фактов, деталей, подробностей. Порой они становятся недоста ковского, его стремление принести пользу народу, реализовать свои ющим звеном, восстанавливающим цепь событий, способным пре силы в достижении самой недоступной вершины кажутся нам осо- вратить отдельные наброски в цельную картину, фрагментом, помо бенно привлекательными. Такой человек не мог быть совершенно гающим решить сложнейший пазл.

забыт и никем не упомянут. В своих воспоминаниях Г.Н. Потанин Когда-то я по крупицам выстраивал портрет коменданта Омс упоминает об одном изобретателе, по описанию очень «похожем» на кой крепости А.Ф. де Граве. Мучительно разгадывал загадку имени Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 386 женщины, упоминавшейся рядом с ним – Анны Андреевны. Нако- рассказать Анне Андреевне, как незаслуженно нас преследуют, и пре нец, обнаружив «Статейный список о службе и достоинстве комен- следование тут же прекращалось».35 Токаржевского снова подводит данта Омской крепости», мне удалось установить, что она – урожден- память. «Дом опеки», о котором он пишет, на самом деле назывался ная Романова, купеческая дочь. Став женой коменданта крепости, приют для девочек «Надежда». В его создании, действительно, при помогала ему в светской части его жизни и деятельности. Создала в нимала участие А.А. де Граве. Однако открытие в Омске девичьей своём доме уютную гостиную, куда могли попасть, также, как и в школы и при ней приюта «Надежда» «последовало» 22 июля салон Капустиных в их доме на Мокринском форштадте в Омске, года.36 Таким образом, Токаржевский мог видеть в гостях у А.А. де только честные и порядочные люди, среди которых, кроме омичей, Граве двух воспитанниц «Дома опеки», которых он называет также были ссыльные, путешественники, учёные. сестричками жены коменданта, только после своего выхода из остро В книге воспоминаний Токаржевского «Семь лет каторги» приво- га на поселение. Эта деталь интересна, в первую очередь, тем, что дятся неизвестные мне сведения и о коменданте, и о его жене. Так, из выясняется возможность закованному в кандалы политическому пре них я впервые узнал о том, что генерал-губернатор Западной Сибири ступнику приходить в дом к самому коменданту крепости. Токаржев князь П.Д. Горчаков «незаслуженно преследовал Алексея Федорови- ский, по его признанию, частенько был приглашаем Анной Андреев ча де Граве, полковника и коменданта крепости... Алексей Федо- ной то под предлогом починки замков, а то и росписи стен или же рович, – отмечает мемуарист, – был славным человеком, и если не проведения мелких ремонтных работ.

делал добра – то просто потому, что не умел, а если не делал зла – то В «Записках из Мёртвого дома» Достоевский эмоционально пи потому что не хотел».34 Оказывается, комендант подвергался пресле- шет о Настасье Ивановне, вдове из города, которая чем могла, помо дованиям по причинам сугубо личного характера, – не хотел бывать гала каторжанам, особенно бывшим дворянам. «Казалось, назначе на балах в доме губернатора и заискивать перед «женой генерала нием жизни своей она избрала помощь ссыльным, но более всех за Шрама, директора кадетского корпуса»… «Шрамиха», как неучтиво ботилась о нас. Было ли в семействе у ней какое-нибудь подобное же называет её Токаржевский, якобы состояла в многолетней связи с ге- несчастье, или кто-нибудь из особенно дорогих и близких её сердцу нерал-губернатором и фактически управляла Сибирью. Анна Андре- людей пострадал по такому же преступлению, но только она как буд евна де Граве тепло относилась к полякам (видимо, и к Достоевскому, то за особое счастье почитала сделать для нас всё, что только могла.

которого опекал сам Алексей Федорович, тоже), «была весьма при- Многого она, конечно, не могла: она была очень бедна. Но мы, сидя в влекательной женщиной, воспринимала жизнь с точки зрения важ- остроге, чувствовали, что там, за острогом, есть у нас преданнейший нейшего долга: вызволять людей из материальной нужды или мо- друг».37 Токаржевский в подобных же выражениях пишет о вдове ральной подавленности, словом, – охотно помогала каждому, кто нуж- польского политического ссыльного Кароля Кжыжановского (Кры дался в её поддержке. Стараниями Анны Андреевны в Омске был жановского, как явствует из других русскоязычных источников). Его учреждён «Дом Опеки» для сирот, обездоленных девочек, где она сама вдова «с двумя маленькими дочками, осталась в Омске. Эта добрая была и учительницей – истинное доказательство её филантропичес- женщина была предана нам всем сердцем. Часто заглядывала в ост кой склонности, также как и организация театральных любительс- рог и нередко навещала нас, когда мы уже работали за городом.

ких представлений, в которых она сама и участвовала, как режиссёр и Она справила нам подушки, набитые мягкой шерстью, складные актриса. Во всё время моего пребывания в Омске, – пишет Токаржевс- матрацы;

нижнее бельё шила нам собственноручно, а также сооруди кий, – ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь дурно отзывался о госпоже ла очень приличные одеяла. Именно оттого, что они получились та де Граве. Я сам и другие поляки в тяжких и опасных обстоятельствах кие красивые, пришлось их «упестрить» кусками старого сукна и удостаивались её помощи и покровительства. Когда люди, имеющие придать им вид никчемных тряпок, чтобы они не взбудоражили власть над нами, преступали границы этой власти – достаточно было Ваську, который, где бы в казематах ни увидел какую-нибудь вещь, Достоевский в Омске. Воспоминания, легенды, мифы Виктор Вайнерман 388 представляющую интерес для него, тут же порешал её изъять и пус- другой город, я успел побывать у ней и познакомиться с нею лично.

тить на распродажу в собственную пользу или просто конфисковал Она жила где-то в форштадте у одного из своих близких родственни для себя».38 Кстати сказать, именно этой женщине, как указывает То- ков. Была она не стара и не молода, не хороша и не дурна;



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.