авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«J;vская летопись Олег Гончаренко ПОСПЕ ИНЕ Битвы ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА Москва «8ече» ...»

-- [ Страница 3 ] --

Два германских линкора большим ходом подошли к русским минным полям и уверенно развернулись у прохода в минных по­ лях. Затем, замедлив ход, германские корабли открыли огонь пя­ тиорудийными залпами по русскому отряду. Неприятель быст­ ро пристрелялся, и вскоре «Слава» получила сразу три попада­ ния: два в нос и одно в левый борт, все ниже ватерлинии.

- Русский броненосец стал угрожающе крениться на левый борт.

Через несколько минут еще два снаряда попали в «Славу»:

один в церковную, второй в батарейную палубу. Линкор - принял 1130 тонн воды и стал плохо управляемым. Тем не менее кормовая башня корабля продолжала стрелять по противнику.

Попадания германских снарядов также получили «lJесаревич» и «Баян». Адмирал Бахирёв немедленно отдал приказ: «Морские силы Рижского залива. Отойти». Корабли стали отходить к севе­ ру под непрерывным накрытием неприятельского огня. Все рус­ ские миноносцы, заградители и транспорты, стоявшие на рейде Куйваст, спешно снимались с якорей и втягивались в Моонзунд­ ский канал. Вовремя этого маневра состоялся налет германских гидропланов, сбросивших на суда противника около 40 бомб большой мощности.

Дружным огнем со всех русских кораблей гидропланы герман­ цев были отогнаны, а два аппарата удалось даже подбить: одного артиллерийским огнем со «Славы», второго огнем с миноносца «Финн».

Когда вследствие отхода русских морских сил дистанция боя увеличилась до 128 кабельтовых, неприятель прекратил огонь по кораблям и какое-то время еще обстреливал порт и батарею на мысе Вердер, затем прекратил огонь и отошел. Рейд Куйваст опус­ тел.

Адмирал Бахирёв получил телефонограмму, что Моонские ба­ тареи взорваны и противник обстреливает русские войска на Орис­ саарской дамбе. Командиру гарнизона на острове Моон генерал ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА майору Мартынову семафором с «Баяна» передали сведения о ме­ стонахождении и силах неприятелЯ, и сообщение об уходе русских кораблей.

Из-за переполнявшей линкор воды НОС «Славы» глубоко ушел в воду, и Моонзундский канал стал для непроходим. Ко­ Hero мандир линкора капитан Владимир Григорьевич Ан­ 1-ro paHra тонов попросил у адмирала разрешения снять людей и взорвать корабль. Скрепя аА,Мирал Бахирёв согласился, приказав cepAge пропустить вперед «lJесаревича» и «Баяна», затопить корабль в самом канале и взорвать погреба. Линкор был изготовлен к взры­ ву, в запальные ящики вложены фитили, рассчитанные на полу­ часовое горение.

Хотя в бою команда исполняла свои обязанности добросовест­ KorAa дело дошло до оставления но и сохраняла присутствие духа, корабля, избежать паники не удалось. Нервозность ощущалась во всем, а близость неприятеля лишь подогревала страхи. Утратив­ шие былую дисgиплину матросы rOТOBbI были поднять бунт и на­ чать переroворы с «германскими товарищами» о почетной сдаче.

Обстановку Heмнoro разряжало олимпийское спокойствие офи­ gepcKoro состава и четкие команды, исходившие от капитана 1-ro ранга Антонова.

В час 20 мин «Слава» застопорила ход, и Антонов приказал зажечь фитили. Он в сопровождении старшеro офиgера лично обо­ шел все палубы и, убедившись, что на корабле никоro не осталось, последним покинул линкор.

В 13 час 58 мин последовал мощный взрыв, высота Koтoporo в несколько раз превышала высоту мачт. Подошедшие по предва­ рительной доroворенности к броненосgy миноносgы выпустили по «Славе» шесть торпед: одна прошла мимо, пять попали в gель, но взорвалась только одна. На «Славе» начался сильный пожар, продолжавшийся до следующего дня. Русские корабли продолжа­ ли отход дальше на север.

19 октября 1917 roAa Андреевский флаг покинул Моонзу'НД и до сеroдняшнеro дня никогда больше не развевался в проливе Муху­ Вяйн и на просторах Рижскоro залива.

О.Г. roНЧАРЕНКО Последний командующий Балтийским флотом военного вре­ мени Михаил Коронатович Бахирёв, уволенный в январе 1918 года большевиками без пенсии, остался в Петрограде.

В августе того же года был арестован по подозрению в загово­ ре, но в апреле 1919 года за недостатком улик был освобожден. За то недолгое время, какие-то семь неполных месяцев, что остава­ лось до его второго ареста, формально занимаясь работой в Морс­ кой исторической комиссии, Бахирев «работал» в одной из под­ польных петроградских организаций.

Внедренный в неё провокатор выдал адмирала, которого арес­ товали и после непродолжительного следствия расстреляли 16 ян­ варя 1920 года.

Глава восьмая ФЕВРАЛЬСКАЯ «БЕСКРОВНАЯ»".

В задачи нашего- повествования не входит подробное описа­ ние событий, предшествующих отречению государя, а также лиц и событий, стоявших за этим. В рамках рассказа о флоте заслужи­ вает упоминание о том, что среди единиц остававшихся верным присяге и своему императору военачальников оказался и адмирал А.и. Русин.

Свидетельство современника живописует поведение этого до­ стойного человека в непростых исторических обстоятельствах, переломивших даже тех, кто искренне полагал себя истовыми монархистами.

В приведенной ниже пространной IJитате мы желали лишь еще раз подчеркнуть достоинство, с которым адмирал Русин принял жестокий вызов обстоятельств:

«Уговаривая столь зависимых от Ставки главнокомандующих воздействовать на Государя с целью добиться "Добровольного" отречения, генерал Алексеев пытался привлечь к этому воздей­ ствию и начальника Морского штаба при Ставке адмирала Русина, ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА непоколебимого в верности и честности человека, которого очень уенил и уважал Государь. Не будучи подчинен Алексееву, Русин держал себя в Ставке очень достойно, независимо и са­ мостоятелыlO. Утром адмирал Русин был приглашен к генералу Алексееву. Алексеев рассказал, что Государь задержан в пути, находится во Пскове и ему из Петрограда направлены требова­ ния.

- Что же требуют? Orветственного Министерства? - спро сил адмирал.

Нет. Больше. Требуют отречения, ответил Алексеев.

- Какой ужас, какое несчастье! воскликнул Русин.

- Алексеев спокойно и невозмутимо молчал. Разговор оборвал­ ся. Собеседники поняли друг друга. Русин встал, попрощался и вышел из кабинета, даже не спросив, для чего, собственно, его при­ глашал Алексеев.

Так рассказывал о той суене автору сам Русин. Пришел, нако­ неу, и столь желанный ответ от Великого князя Николая Никола­ евича. Стали редактировать общую телеграмму от Генерала Алек­ сеева Государю Императору, которая и была передана во Псков в 14 ч.30 м. дня. Перед отправкой телеграммы под ней предложили подписаться и Русину, от чего адмирал Русин с негодованием от­ казался, считая обращение с подобной просьбой изменой Госуда­ рю императору»16.

_ Последовавшее отречение государя повлекло за собой уепь разрушительных последствий не только в армии, но и на флоте.

Словно кем-то был внезапно удален прочь главный стержень русской жизни, и затем невидимые силы обрушились на несчаст­ ную державу, круша и ломая её до основания.

На первых порах объявленного Временным правительством мнимого «равноправия» всех чинов флота и армии матросы ста­ ли все чаще заводить разговоры с офиуерами, которые едва бы позволили годом раньше, в рамках существовавшей субордина­ уии и дисуиплины, В те «лучшие времена» Императорского флота, А. Великая война и Февральская реВОЛЮljИЯ». Т. Всеславян­ CnZlpuiJo6ll'1 III.

ское издательство, Нью-Йорк, 1961.

О.Г. roНЧАРЕНКО о которых теперь они старались не вспоминать. ИллюстраIjИей по­ добных разговоров может служить приведенный одним мемуари­ стом диалог.

«- Д-да-а... Попили они нашей кровушки.

- Кто они, - спрашивал я.

- Да вот эти великие князья да министры, что с нами пла вали...

- Как же они пили вашу кровь?

- да так, что и днем и ночью вахта и вахта...

- Так ведь вахта на всех кораблях...

- Вон о на всех, НО только у нас жара немыслимая в коче гарке...

- Ну хорошо, - перебивал я, - а все-таки, кто же вашу кровь пил?

Кто? Вот вы постойте вахту в кочегарке, а тогда спросите...

Послушайте, но ведь ВО всякой жизни есть свои тягости, а в поле работать легко?

- Там для себя...

- А здесь для государства... А на что государству этот флот?

- А на что руки человеку?

- Чтобы обороняться... Так и флот...

- Ну, одним словом, надоел этот режим... Теперь соgиализм будет, равенство, никто ни на ком не поедет верхом...

.- да ведь необразованные начальники будут злее, чем обра зованные.

- Никогда...

- Ну а почему Колчака выжили, разве он был плохой?

- для нас ничего худого не делал, но только он был очень гор дый.

- В чем же эта гордость была?

- Вобче... Мало разговаривал...» Вскоре от задиристых и бессмысленных разговоров матросы, взбудораженные темными личностями, шнырявшими по судам от одного матросского комитета I другому, названными впоследствии Аазаре6скш.'i Б.А Начало IЮНljа Морской сборник, 1921, вып. IV, Ng 4.

// ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА советскими историками нейтрально «агитаторами», перешли к действиям.

Так, на второй день после отречения на русской военно-мор­ r ской базе в ельсингфорсе вспыхнул жестокий бунт. С невиданной жестокостью прокатились по бастионам Балтики волны бессмыс­ ленных, не знавших пощады расправ. Первой жертвой в них суждено было стать адмиралу Роберту Николаевичу Вирену, главному командиру Кронштадтского порта и военному губер­ натору Кронштадта. Адмирала побаивались не только нижние чины. Человек по натуре прямой, властный и храбрый, но вмес­ те с тем строгий и требовательный, он за годы службы стяжал не только восхищенных почитателей, но немало и недоброже­ лателей.

В обстановке внезапного паралича власти, когда безумство все­ дозволенности было умело сообщено толпе, перед лиуом смертель­ ной опасности оказались сотни тысяч представителей служилых слоев Империи военные и гражданские чиновники, служащие министерств и ведомств. Общий хаос, охвативший города, оказал­ ся удобным фоном для чьей-то преступной деятельности, которая взЯАаСЬ управлять серией убийств высших должностных лиlJ. Кто и как организовал «стихийный митинг», выкрикнул на нем имена адмиралов и командиров русского флота, увлек по известным ад­ ресам приговоренных, предстоит узнать историкам недалекого будущего. Мы же ограничимся описанием последовавших за тем событий.

Теме нескончаемых митингов посвятили немало воспомина­ ний многие известные мемуаристы, повествующие о «(бескровном феврале». Свидетель бесконечной говорильни на улиуах россий­ ских городов вспоминал: «.. Меня просто интересовал вопрос: о чем можно говорить каждые сутки, с утра до такого позднего часа, чтобы иметь столь многочисленную аудиторию. Но выходило так, что здесь не говорили, а систематически повторяли, а значит, можно подумать, что сюжет был настолько интересен, что его хотелось прослушать много раз. Речь ка:ждого оратора продол­ жалась в среднем полчаса. Его без задержки сменял другой... Со­ держание речей было одинаково и давно... знакомо из любого О.Г. ГОНЧАРЕНКО митингового выступления. Оно только дополнялось измененны­ ми рассказами, уинизм которых не уступал фантазии;

но зато не­ изменно заканчивалось непосредственным призывом, обращен­ ным к солдатам, стоящим под балконом, ИДТИ, идти именно им, и взять то, что принадлежит другим...»...Когда под воздействием повторявших свои заклинания улич­ ных ораторов, поздно ночью 3 марта толпа приблизилась к дому, где проживал главный командир Кронштадтского порта и воен­ ный губернатор Кронштадта адмирал Роберт Николаевич Вирен, решительного штурма не получилось.

Решено было сначала послать «делегатов» для объявления ему «народной ВОЛИ», низводившей его с начальствующего пьедестала.

Но Вирен, услышав за окнами нараставшие там шум и крик, сам вышел к входной двери и резко распахнул её.

Странная картина предстала его глазам. На улиуе и почти у самой двери стояли взбудораженные матросы, чуть поодаль оста­ новились случайно проходившие люди. В толпе виднелись и какие­ то вооруженные люди в штатском.

Звук хлопнувшей двери подстеmyл первых, стоявших на поро­ ге людей, вуепившихся в пожилого адмирала с какой-то бесовской прытью. За их спинами, заревев, толпа бросилась к дверям адми­ ральского дома и, подхватив Вирена, потащила его вниз по ступень­ кам входной лестниуы, на улиуу, прочь от спасительных стен.

Матросы, идущие рядом, улюлюкали и не жалели в адрес пле­ ненного адмирала самой отборной ругани. То и дело к адмиралу подбегали и другие участники дикой проуессии, старались плю­ нуть в лиуо поверженному и беспомощному человеку.

Как свидетельствовали очевидуы, толпа бунтовщиков, волоку­ щих адмирала по улиуе, была одета в самые фантастические кос­ тюмы: кто-то в вывернутых шерстью наружу полушубках шагал с трепетавшими на сыром весеннем ветру факелами. Иные в «кон­ фискованных» офиуерских пальто потрясали в воздухе саблями;

часть заключенных, выпущенных незадолго до того из тюрем, охот 18 НШCltтu/t Б. Роковые годы. Новые показания участника. Париж, 1937.

ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТ А НО приняли участие в этой расправе, шествуя чуть поодаль в своих арестантских халатах.

это полуночное шествие, освещаемое отблесками трепетавших на ветру факелов, производило на встречавших ему на пути прохо­ жих страшное впечатление... Редкие roрожане, оказавшиеся в тот час на улиqе, еще издали, увидев эту проqессию, старались свер­ нуть в переулки или, развернувшись, поспешить поскорее прочь.

В свете факелов было отчетливо видно, как посреди этой воющей толпы, нетвердо ступая, передвигался адмирал. Лиqо его было в крови. Искалеченный, но находивший в себе силы подняться с земли, Вирен еле передвигал ноги, то и дело соскальзывая на тро­ туар. Медленно двигался этот новомученик навстречу своей гибели.

Из груди его не вырвалось ни одного стона, но ero молчание лишь распаляло будущих убийq ещё больше.

Пресытившись терзаниями жертвы, «революqионно» настро­ енная толпа окончательно добила ее штыковыми ударами на Якор­ ной площади. Растерзанное тело адмирала перетащили к одному из ближайших оврагов.

Там и лежало оно еще продолжительное время, так как «рево­ люqионеры» запретили жене Надежде Франqевне Вирен и доче­ ри Надежде Робертовне Вирен забрать его для погребения. Обе они счастливо избежали расправы и вскоре покинули Россию, уст­ ремившись в Европу.

В ТОТ же день жертвами roPOACKOro I1Лебса и их неприметны­ ми вдохновителями в тот же день стали командир 2-й бригады линкоров начальник 2-й бригады линейных кораблей Балтийско­ ro моря контр-адмирал Аркадий Константинович НебоАЬСИН и еще два офиqера.

Настроение балтийских матросов определял nрестуnный для вооруженных сил России приказ Временного правительства NQ 1.

Безнаказанность поступков гаранТировала известную долю «реши­ тельности», усиленно IIодкреI1Ленную заверениями назначаемых на флот правительственных «комиссаров»: низшие чины спешили как можно быстрее свести счеты с каждым неугодным им флот­ ским начальником.

о.г. ГОНЧАРЕН КО По ночам взбунтовавшиеся команды стали врываться в каюты офиgеров на кораблях Балтфлота с вопросом, признают ли те Вре­ менное правительство? Отриgательный ответ гарантировал неза­ медлительный арест, а иногда, в зависимости от степени экзальта­ gии толпы, и удар штыком.

Часто дикие, разъяренные, сбившиеся в банды матросы, дезер­ тиры-солдаты и городская чернь, еще недавно почти незаметная обывателю, стали хозяевами положения на русских военно-мор­ ских базах.

Именно их усилиями была осаждена и разрушена город­ ская тюрьма Кронштадта, откуда на волю были выпущены аре­ станты, а после присоединившиеся к толпе уголовники с удо­ вольствием принимали участие в истреблении ненавистного «на­ чальства».

По воспоминаниям очевидgев, «(зверское избиение офиgеров в Кронштадте сопровождалось тем, что людей обкладывали се­ ном и, облив керосином, сжигали;

клали в гробы вместе с рас­ стрелянными ранее людьми еще живого, убивали на гла­ OTgoB зах у сыновей».

Бунт матросов в Кронштадте распространился от казарм 1-го крепостного пехотного полка, находившихся на Павловской ули­ Сопротивление бунтовщикам оказали полиgейские, жандар­ ge.

мы, а также некоторые офИIJеры и даже юные воспитанники Мор­ ского инженерного училища императора Николая 1, окна которо­ го выходили на Поморскую улиgу, по которой, крича, в поисках новых жертв рыскала городская чернь вперемешку с матросами.

Но противостоять напору обезумевшей толпы было невозможно.

Все, кто пытался ей сопротивляться, в том числе и доблестные офи­ Русского флота, безропотно отдавали свои жизни за своего gepbI...

gаря, родину и веру Всего в Кронштадте в эти дни погибло более 40 человек. Всего за несколько недель февральской анархии в Кронштадте и Гель­ сингфорсе «революgионной массой» были растерзаны два адми­ рала и более 200 офиgеров флота.

1 марта 1917 года за оnаз изменить присяге, данной госуда­ рю у городского памятника адмиралу Макарову, матросами был ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА расстрелян начальник штаба порта контр-адмирал Александр Гри­ горьевич Бугаков. Его брату Алексеio Григорьевичу, контр-адмира­ лу и командиру Петроградского порта, умлось избежать расправы.

В том же году он лишь был отставлен от службы приказом Вре­ менного правительства, что спасло ему жизнь. Выйдя в отставку, он недолго смог оставаться безучастным свидетелем развала фло­ та. В году Бугаков тайно отправился на юг, где ВОВСЮ бушева­ ла антибольшевистская борьба, и поступил в Вооруженные силы Юга России, продолжив борьбу с разрушителями державы до са­ мой эвакуаgии Русской армии Петра Николаевича Врангеля из Крыма в ноябре 1920 года....

В те недобрые дни погиб и еще один представитель славной морской фамилии Бутаковых капитан 1-го ранга 1-го Балтий­ ского экипажа Сергей Сергеевич, застреленный матросами безо всякого формального повода, просто за факт принадлежности к офиgерству.

Тогда же матросы убили командира линкора «Император II»

Александр капитана 1-го ранга Николая Ивановича Повали­ шина и начальника Учебного минного отряда Балтийского флота контр-адмирала Николая Готлибовича РеЙна.

В тот день, но с разниgей в несколько часов по кораблям и бе­ реговым морским учреждениям прокатилась новая волна крова­ вых расправ. Командира учебного корабля «Африка» старшего лей­ тенанта Николая Николаевича Ивкова разъяренная портовая чернь живым спустила под кронштадтский лед.

Не пощадили капитана 2-го ранга Александра Матвеевича Ба.­ сова, брата генерал-майора военно-морского судебного ведомства Владимира Матвеевича Басова, воевавшего впоследствии в рядах Вооруженных Сил Юга России и проделавшего долгий путь в со­ ставе чинов русской эскадры, пришедшей в 1920 году в тунисский городок Бизерту.

Оказался растерзанным толпой и старший офиgер учебного судна «ОкеаН» капитан 2-го ранга Владимир Илларионович СохачевскиЙ. Волна последующих убийств капитанов учебных су­ дов имела gелью обезглавить наставников флотской юности­ корабельных гардемаринов.

О.Г. roНЧАРЕНКО В чем провинились перед пресловутым «народом» команди­ pbi парусников «Верный», «Океан», (,Рында» - остается только гадать. Невольно напрашивается мысль, что этими действиями революqионных вандалов управлял некий злой разум, решавший ясные стратегические задачи, направленные против будущего рос­ сийского флота её учебного флота.

В эти мартовские дни организованных городских погромов ОТ рук распоясавшейся черни погибли капитан 2-го ранга Вик~ тор Николаевич Буткевич, помощник главного минера Кронш­ тадтского порта старший лейтенант Викентий Викентьевич Бут­ кевич, инженер-мехаНИI( старший лейтенант Валериан Констан­ тинович Баллас и мичман Борис Дмитриевич Висковатов, а также многие другие офиqеры по Адмиралтейству, подпоручики и пра­ порщики.

По сведениям очевидqев, в Кронштадте погибло не менее 12 офиqеров сухопутного гарнизона. Четверо его офиqеров покон­ чили жизнь самоубийством и еще одиннaдqaть пропали без вести...

2 марта 1917 года от рук убийq из толпы пали и начальник Школы юнг в Кронштадте капитан 1-го ранга Константин Ивано­ вич Степанов и командир 2-го флотского экипажа генерал-майор по адмиралтейству Николай Васильевич СтронскиЙ.

4 марта 1917 года, во время стихийных матросских выступле­ ний в Гельсингфорсе, последний командующий Балтийским фло­ том виqе-адмирал Адриан Иванович Непенин был арестован по приказу «матросского комитета» за отказ сдать дела без соответ­ ствующего приказа Временного правительства.

Когда вооруженные матросы под командой какого-то мало­ выразительного на вид представителя «народной власти» выводи­ ли арестованного ими адмирала с территории Военного порта, из толпы грянул выстрел. Пуля попала Непенину В ГОЛОВУ. КОНВОИРЫ его на миг остановились, опешив, но потом равнодушно двинулись прочь от лежащего на мостовой адмирала. В одну секунду Балтий­ ский флот оказался обезглавленным.

5 марта 1917 года взбунтовавшиеся матросы расстреляли коменданта Свеаборгской крепости генерал-лейтенанта по ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА Адмиралтейству Вениамина Николаевича Протопопова. Как из­ вестно, Свеаборг входил в состав флангово-шхерной позиуии этой славной крепости Петра Великого и в Великой войне 1914-1918 годов, использовался как база русского минного фло­ та, причинившая столько неприятностей германуам. В тот же день погиб командир 1-го Балтийского флотского экипажа ге­ нерал-майор по Адмиралтейству Александр Константинович Гирс.

Жертвами «февральской революуии», которую либеральные журналисты того времени окрестили «Великой бескровной», стал и командир линкора «Император Павел!» капитан 1-го ранга Сте­ пан Николаевич Дмитриев.

В жестокой мясорубке самосудов в Петрограде марта 1917 года погиб командир крейсера «Аврора» капитан 1-го ранга Михаил Ильич Никольский.

Командира стоявшего в Ревельском порту как база (плавучая гостиниуа) для британских подводных лодок постигла та же злая участь. Были убиты при разных обстоятельствах командиры ми­ ноносуев «Меткий» и «У ссуриеу».

У же после окончания Гражданской войны, в 1922 году, инфор­ мауионно-исторический вестник «Андреевский флаг» во Франуии опубликовал на своих страниуах список убитых и смертельно ра­ ненных в феврале марте года 800фиуеров Балтийского - флота. Многие из арестованных офиуеров в те дни просидели в тюрьмах до начала 1918 года, а затем БыАи расстреляны или утоп­ лень~ в баржах в Финском заливе как заложники во время прове­ дения «красного террора».

Контр-адмирал Граф отметил важную деталь в одной из своих работ, опубликованных впервые в изгнании. Он настаивал, что от рук своих матросов погибло мало офиуеров. Их убийством зани­ мались особые ударные группы, роль своеобразной массовки при которых выполняла портовая чернь. При этом эти истребитель­ ные отряды имели на руках списки, кого именно им следовало уби­ вать.

О.Г. roНЧАРЕНКО · Глава девятая ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ У ЧЕРТЫ КРУШЕНИЯ Новый, на Черноморском театре боевых действий 1917 roA начинался под знаком успешных походов подводных судов. Фло­ тилия русских субмарин наводила ужас не только на мелкие ту­ реI,Jкие фелюги, но пугала и куда более крупные коммерческие пароходы противника, груженные, как правило, зерном и углем.

Русские лодки «Нерпа», «Морж», «Кашалот» и «Нарвал» регу­ лярно выходили в боевые походы, сея панику своими неожидан­ ными появлениями в водах к востоку от Босфора. у Анатолийско­ го побережья ТУРI,JИИ в начале 1917 года они и русские ЭСМИНI,JЫ.

«Быстрый», «Пылкий», «Аерзкий» и «Поспешный» охотились за юркими османскими парусниками, перевозившими фураж для ту­ реI,JКОЙ армии.

В первых числах января 1917 года к Босфору для перехвата германо-туреI,JКого линейного крейсера «Гебен» была выдвинута 2-я бригада линейных кораблей и маневренная группа (линейный корабль «ИмпераТРИI,Jа Екатерина Великая», крейсер «Память Меркурия» и три ЭСМИНI,Jа). Аля того чтобы ограничить поле ма­ неврирования repмaHCKOro крейсера, под прикрытием крейсера «Память Меркурия», два минных заградителя «Эльпидифор» выс­ тавили у Босфора 460 мин заграждения.

KOHeI,J февраля 1917 roAa выдался по меркам того времени вполне обыкновенным, и ничто, казалось, не предвещало гряду­ щих трагических событий. С перерывом в десять дней ЭСМИНI,JЫ «Аейтенант Шестаков», «Аейтенант 3аI,Jаренный», «Живой» и «Жаркий» наведались к тypeI,JKoMY побережью и обстреляли там береговые объекты в Тузле иКалиакре.

26 февраля 1917 года утром в Батум на эскадренном минонос­ прибыл командующий Черноморским флотом ВИI,Jе-адмирал I,Je Александр Васильевич Колчак в сопровождении флаг-капитана по оперативной части капитана 1-ro ранга Михаила Ивановича Смир­ нова На совещании, где обсуждался вопрос о совместных действиях ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА сухопутных войск и флота на Черноморском театре, выступил глав­ нокомандующий Кавказской армией великий князь Николай Николаевич, одобрительно отозвавшись о действиях Черномор­ ского флота и подчеркнув заслуги адмирала Колчака.

Радость, переполнявшая командующего, была вскоре омраче­ на. В конуе того же дня адмирал получил телеграмму из Морского генерального штаба о произошедших крупных беспорядках в Пет­ porpaдe.

Что же точно произошло в столиуе, пока что понять было слож­ НО, но на всякий случай Колчак распорядился тотчас же отослать срочную радиограмму коменданту Севастопольской крепости:

«Прекратить почтовое и телеграфное сообщение Крымского по­ луострова с остальной Россией и передавать только телеграммы и почту на мое имя и имя моего штаба».

Аля дальнейшего прояснения обстоятельств ситуауии в стране 3 (16) марта 1917 года Колчак направил на имя адмирала А.И. Русина в Морской штаб следующую телеграмму: «Секретная.

Аля сохранения спокойствия, нахожу необходимым объявить вве­ ренным мне флоту, войскам, портам и населению, кто в настоя­ щее время является законной верховной властью в стране кто является законным npавительством и кто верховный главнокоман­ дующий. Не имея этих сведений, прошу их мне сообщить. До на­ стоящего времени в подчиненных мне флоте, войсках, портах и населении настроение спокойное. 14 ч. 30 М. 3 марта 1917 г.... Кол­ чаю.

Пока в столиуе бушевали трагические для Империи дни, офи­ уеры и моряки Черноморского флота продолжали выполнять свой воинский долг. Маневренная rpynna 2-й бригады линейных кораб­ лей в ожидании появления «Гебена» у Анатолийского побережья потопила три туреукие парусные шхуны.

Эсминуы «Свирепый» и «Сметливый» уничтожили два парус­ ных судна, перевозивших фураж, и обстреляли туреукие порто­ вые сооружения в Тиреболу и Керасунде.

По получении достоверных сведений об отречении государя от престола адмирал Колчак обратился к чинам Черноморского флота с соответствующим обращением. Он сообщил, в частности, 4 ГончареllКО о. г.

.

О.Г. ГОНЧАРЕН КО о телеграмме председателя Государственной думы Родзянко о про­ изошедших в столиqе «событиях».

Эта телеграмма, ПОМИМО прочего, призывала офиqеров, Bcero солдат и матросов спокойно исполнять свой долг и «твердо по­ мнить, что дисqиплина и порядок есть лучший залог верного и быстроro окончания вызванной старым правительством разрухи и создания Новой Сильной Правительственной власти».

Но не опьяняющий воздух свободы, а неизъяснимая сила хао­ са начала заполнять умы черноморqев. Вскоре после обнародова­ ния телеграммы Родзянко некоей иниqиативной группой во флот­ ском полуэкипаже был на СКОРУЮ руку создан Временный воен­ ный исполнительный комитет, состоявший из матросов и унтер-офиqеров флота. Над Черноморским флотом вставала зло­ вещая тень неотвратимой катастрофы.

Узнав об ЭТОМ самовольном поступке нижних чинов, внося­ щем дезорганизаqию во ФЛОТСКУЮ дисqиплину В трудное военное время, Колчак первоначально отказался офиqиально утвердить эту организаqию.

Аля адмирала было совершенно очевидным, что создание политизированной организаqии в ЭТИ дНИ противоречило основ­ ному принqипу русской армии и флота быть вне политики.

Однако комитет, опираясь на выходящие из повиновения ко­ мандирам матросские и солдатские массы, продолжал вести начатое дело для создания Совета солдатских и матросских де­ путатов.

Вскоре произошли события, приведшие к взрывоопасной си­ туаqии на всем флоте. Командующему Черноморским флотом до­ ложили, что на линкоре «Императриqа Екатерина Великая» ут­ ром началось брожение матросов, которое к вечеру вылилось в требование списать с корабля офиqеров с немеqкими фамилиями как потенqиальных предателей «PYCCKOro дела».

За этим демагогическим и бессмысленным действием не за­ медлила разразиться настоящая трагедия. Поздно НОЧЬЮ офиqер линкора мичман Фок захотел пройти с башенного помещения в погреба, но не был допущен туда часовым, который под впечатле ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА нием событий дня принял попытку проверить погреба за жела­ ние произвести взрыв, дабы, как утверждал часовой впоследствии, «отвлечь команду от реВОЛЮIJИОННЫХ событий». Оскорбленный действиями матроса, в ту же ночь мичман Фок застрелился в своей каюте.

Аень ото дня хаос на кораблях Черноморского флота возрас­ тал, набирая обороты, но даже несмотря на ВЫХОДЯlIJие из пови­ новения матросские массы, начинавшуюся дезорганизаlJИЮ служ­ бы, русские морские ОфИIJеры по-прежнему проявляли чудеса стойкости и героизма.

Одним из характерных случаев того времени можно считать историю, произошедшую с одним из гидросамолетов авиаIJИИ Чер­ номорского флота под командой летчика лейтенанта Сергеева и наблюдателя yhtep-ОфИIJера Тура.

Гидроплан получил при обстреле над Босфором во время воз­ душной разведки пулевую пробоину в бензиновом баке. Бензин стад вытекать, и аппарат был вынужден спланировать на воду на румелийском берегу в районе Аеркоса, оказавшись вне всякой видимости сопровождавших русских судов. Полагая самолет лей­ тенанта Сергеева сбитым или захваченным, русский гидроавиа­ транспорт и сопровождавшие его корабли вернулись назад в Се­ вастополь.

Сергеев и Тур заметили невдалеке от себя туреIJКУЮ шхуну и, используя остатки бензина, развернулись на воде для совершения атаки. Открыв огонь из пулемета, русские авиаторы вынудили ту­ рок спешно бросить шхуну и на шлюпке удалиться к берегу. Одна­ ко и рухнувший в воду гидроплан стал постепенно разваливаться на части. Чудом оба летчика, покинувшие обреченную машину, не пострадали. Сказался опыт морской службы. Вплавь добрались они до покинутой турками шхуны и забрались на борт. Подняв паруса, Сергеев и Тур развернули свой трофей к северу, направ­ ляясь в сторону Севастополя. После шестисуточного плавания, выдержав сильный шторм, безо всякой провизии и почти без воды летчики прибыли к Ажарылгачской косе, откуда дали о себе знать.

Вскоре они были взяты на высланный за ними миноносеlj.

4· o.r. ГОНЧАРЕНКО Тем временем в самом Севастополе творилось нечто трудно вообразимое в обычных условиях жизни, и тем более во время вой­ ны. Под напором требований «демократически настроенной об­ щественности» города из городской тюрьмы были освобождены два политических преступника нижние чины броненосца, но­ сившего до 1905 года имя «Князь Потемкин-Таврический» до при­ снопамятного мятежа, после подавления которого он был пере­ именован в «Святого ПантелеЙМона».

Потенциальные каторжники, а ныне граждане «свободной России» не замедлили явиться в штаб крепости, где от растерян­ ных военных чиновников без препятствий получили вид на жи­ тельство.

Очаг бунта на линкоре «Императрица Екатерина Великая»

медленно тлел, готовый вспыхнуть ярким пламенем в любой мо­ мент. Утром 5 (18) марта по требованию его команды на корабль прибыл сам командующи.Й Черноморским флотом Колчак. Перед строем команды адмирал высказал оной своё неудовольствие. Об­ ращаясь к организаторам выступления против «немцев», он пуб­ лично отказался удовлетворять требование об удалении с флота офицеров с германскими фамилиями.

События на флоте угрожающе развивались, несмотря на то что внешне в Севастополе жизнь протекала как прежде. По приказу командующего флотом в Севастополе на Нахимовской площади прошел парад морских частей и войск гарнизона совместно с уча­ щимися города. Перед парадом Сильвестр (Братановский), епис­ коп Севастопольский, отслужил «благословенное молебствие» Бо­ гохранимой державе Российской, «народному правительству», вер­ ховному главнокомандующему и всему российскому воинству.

В час дня парад закончился, командование флота и духовенство отправились на парадный обед к генерал-губернатору города сви­ ты Его Величества контр-адмиралу Михаилу Михайловичу Весел­ кину.

Впрочем, вскоре накал политических страстей и какая-то об­ щая потребность в публичных высказываниях привели к тому, ЧТО в один прекрасный день во флотском экипаже вспыхнул митинг ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА матросов, солдат и портовых рабочих. Один оратор сменял друro­ го, речи, одна протяженнее другой, собирали толпы зевак и слу­ чайных прохожих. К пяти часам вечера во дворе экипажа насчи­ тывалось уже до 10 тысяч человек! Выступавшие люди говорили обо всем, а по существу знакомили собравшихся с содержанием прочитанных ими СТОЛИЧНЫХ газет. Раздавались выкрики прово­ каторов, требовавших ответа на все услышанное от iомандования флотом и сухопутными силами. HaKoHeg, в KOHge митинга по тре­ бованию, переданному якобы от матросов и солдат, прибыл Кол­ чак и, не удержавшись, ввязался в полемику, выступив с продол­ жительной речью.

Страсть к суесловию граждан, освобожденных от «gаря-тира­ на», не унималась, а лишь возрастала день ото дня. Казалось, что в демаroгические прения «общественных» групп вовлечен весь Се­ вастополь. От простого сотрясения воздуха, управляемые чьей-то недоброй волей, иногда «революgионные массы» переходили к конкретным делам. К тому же дела эти были не просто единовре­ менными акgиями распоясавшегося плебса. В этих хорошо про­ думанных сgенариях читался все тот же почерк «мировой закули­ сы». Общая тенденgия тех дней прослеживалась как направлен­ ная на преступную дестабилизаgию внутренней обстановки в условиях продолжающейся войны.

Все шло хорошо до тех пор, пока митингующим кто-то не стал подсказывать идеи расправы над «эксплуататорами трудового на­ рода», недвусмысленно ПРИЧИСАЯЯ к ним офиgеров и адмиралов.

И хотя дисgиплина на Черноморском флоте оставалась в те дни сравнительно высокой, даже сторонним наблюдателями стало ясно, что грядущего насилия не избежать, и это ЛИШЬ вопрос времени.

Но пока на севастопольских улиgaх и площадях мирно гудели сво­ им мноroголосьем бесчисленные митинги «трудящихся»...

Вскоре произошло одно малозаметное событие, положившее «начало конщ» сколь бы то НИ было твердой власти, опирающей­ ся на военную силу. Митинг, состоявшийся на севастопольской Большой Морской улиgе, возле здания городской думы, частично перетек в зал заседаний. Обсуждался вопрос о «тяжелом наследии о.г. roНЧАРЕНКО прошлого», жандармах и полиуейских, которые подлежали рево­ люуионному СУДУ и полному разоружению. К ЧИСЛУ подлежащих изъятию оружия лиу кто-то неизвестный весьма настойчиво пред­ лагал отнести и морских офиуеров. Идея была подхвачена «демок­ ратически» на~троенной частью думы и встречена овауиями зала.

Председательствующий согласился на создание «милиуии» из чис­ ла энтузиастов, вооружить которых предполагалось за счет части изъятого у полиуейских и моряков оружия.

Поскольку военные вопросы, к которым относилось и разору­ жение офиуерства во время войны(!), были вне компетенуии думы, для их согласования к заседавшим был вызван адмирал Колчак, прибывший с контр-адмиралом Веселкиным. Оба адмирала при­ были на встречу не без не которого раздражения, ибо вновь были отвлечены от своих непосредственных задач руководства боевы­ ми действиями флота и тыла и вовлечены в сомнительные дис­ куссии по реформированию нового милиуейского аппарата го­ рода. Однако дело касалось чувствительного вопроса разоруже­ ния флотских офиуеров, на котором так настаивали «народные MaccbI», и здесь долг адмирала Колчака обязывал его стать участ­ ником долгих пере говоров с представителями думы и «трудово­ го народа».

Вопросы разоружения полиуии и жандармов, наконеу, разре­ шились. Компромиссным вариантом, достигнутым на встрече ко­ мандования флотом и разношерстной публикой в городской думе, стал план по организауии временных флотских патрулей, наблю­ давших за городским порядком на период формирования «мили­ уии».

На том заседании один из выступивших либералов, в порыве неуемной иниуиативности, в качестве борьбы «с наследием уар­ ского режима», предложил отстранить'от должности севастополь­ ского генерал-губернатора Веселкина. Очевидный нонсенс был воспринят аплодисментами, и зал загудел, как встревоженный улей.

Взявший слово Колчак в краткой и энергичной речи напом­ нил собравшимся, что, несмотря на внутренние российские пере ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА мены, войну с Герман ией никто не отменял, а смена высших дол­ жностных лиц в прифронтовом городе без всяких на то оснований будет лишь на руку противнику.

С ним согласились, и даже спросили об ответных предложе­ ниях. В ходе завязавшегося диалога с президиумом Колчак при­ шел к ряду компромиссов с членами городской думы. В душе ад­ мирал был рад, что его доводы отрезвляюще подействовали на собравшихся. Более того, заставили задуматься о последствиях действий, которые делегаты собирались предпринять в порыве неуёмной эйфории. Около часа ночи под крики «ура» изрядно уставший Александр Васильевич Колчак покинул.заседание го­ родской думы.

Радости командующий ЧерноморскиМ флотом не испытывал, ибо кто бы еще год назад мог подумать, что он станет тратить дра­ гоценное время в долгих и бессмысленных обсуждениях второсте­ пенных вопросов городского самоуправления?

УВЫ, приходилось, ибо от него теперь зависели сотни судеб его подчиненных, ежедневно, ежеминутно подвергавшихся смертельной опасности от рук «революционеров». Об атмосфе­ ре тех дней очевидец вспоминал: «Разгул митингов с подстрека­ тельскими речами, направленными против офицеров, порож­ дали общий дух безнаказанности и безответственности, при ВО­ дя все на флоте к ПОЛНОМУ хаосу. Ни один корабль не мог выйти в море без разрешения комитета, который по своему усмотре­ нию изменял и отменял приказы командования. Посыпались требования отобрать у офицеров кают-компании, заставить их самих драить палубы и стоять вахты в кочегарках... Строгие и авторитетные офицеры под разными предлогами были удале­ ны с кораблей и заменены слабыми и безвольными, рабски сле­ дующими на поводу у команды, служа мишенью для гнусных шуток и просто издевательств. Офицеры, имевшие несчастье носить немецкие фамилии, были поголовно объявлены шпио нами»19. Монастыре6 НА. Гибель lJapcIoro флота. СПб., 1995.

О.Г. roНЧАРЕНКО 6-7 (19-20) марта адмирал Колчак направил председателю Совета министров М.В. Родзянко телеграмму следующего содер­ жания: «Or имени Черноморского флота и севастопольского гар \ низона прошу принять и передать совету министров уверения, что Черноморский флот и крепость всеIJело находятся в распоряже­ нии нового народного правительства и приложат все силы для до­ ведения войны до победного конча».

В тот же день командующий Черноморским флотом огласил приказ военного и морского министра Временного правитель­ ства, отменивший наименование матросов «нижними чинами», титулование ОфИIJеров, а также ограничения гражданских прав нижних чинов. Невольный свидетель происходившего в те дни развала единой флотской системы традИIJИЙ и устава отмечал, что в «приказе много говорилось о правах солдат и матросов, но совершенно ничего не говорилось об их обязанностях. Разре­ шалось не выполнять приказы и вообще не подчиняться своим ОфИIJерам. Отныне матросы должны были сами выбирать себе командиров по собственному вкусу... Ни о какой службе уже не могло быть и речи. Фактически оФИIJеры были лишены возмож­ ности руководства. За ними постоянно следили "комитетчики", вмешиваясь во все вопросы даже при планировании боевых опе­ раIJиЙ»20.

После того как телеграмма с «Приказом Петроградского NQ совета рабочих и солдатских депутатов о демократизаIJИИ армии»

была обнародована, в тот же день, около 22 часов в Севастополь приехала командированная Временным правительством группа членов Государственной думы во главе с рабочим И.Н Туляковым, слесарем Сулинского завода, СОIJиал-демократом по своей партий­ ной принадлежности.

В те неспокойные дни члены Государственной думы разъезжа­ ли по кораблям и частям и выступали на многочисленных митин­ гах, разъясняя гражданам их права и агитируя за войну до побед­... против IонтрреВОЛЮIJИИ...

ного конча и 20 Монастырский НА Указ. СОЧ.

пОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА Прибывший В Севастополь по поручению Временного пра­ вительства и Петрorрадского совета Туляков подписал мандат, предоставляющий lJВИК право «командировать по его усмот­ рению своих делегатов в различные города для организаqии во­ инских частей и рабочих партий в. духе, продиктованном но­ вым строем».

встретились и с командующим флотом. Умоляли под­ AYMqbI держать начинания Временного правительства, гарантировать ис­ полнения его приказов и, если потребуется, использовать всю власть и полномочия, чтобы воплотить их в жизнь. от Колчака ультима­ тивно потребовали политического жеста, подтверждающего его лояльность временной петроградской власти.

Адмирал избрал менее болезненную для военного дела форму изъявления преданности Черноморского флота правительству, ра­ зумно издав приказ «в ознаменование великих событий освобо­ дить от наказаний за противодищиплинарные проступки, нало­ женных властью начальников не по суду до 8 марта на всех чинов подчиненных мне частей флота и армию.

Его визитеры сдержанно поблагодарили Колчака за сотрудни­ чество, но упрекнули в отсутствии радикальной программы по даль­ нt':йшей либерализаqии обстановки.

Под давлением этих петроградских депутатов, требовавших ПО­ стоянной борьбы с «наследием qapcкoгo режима», в Севастополе был опубликован приказ коменданта севастопольской крепости о сложе­ нии с себя полномочий генерал-губернатором города Веселкиным.

Однако на том «либерализаqия политической и общественной жизни» в городе не завершилась. Вскоре городским властям при­ шлось опубликовать в газетах извещение начальника севастополь~ ской охраны о том, что «за отсутствием надобности, бывшие чины полиqии Севастопольского градоначальника» передаются в рас­ поряжение воинского начальника.

На время это показалось достаточным, и депутаты отбыли во­ свояси докладывать о проделанной работе.

марта 1917 года начальник штаба Верховного Глав­ 14 (27) нокомандующего генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин o.r. roНЧАРЕНКО в докладной записке Временному правительству отмечал, что в Черноморском флоте отречение от престола Николая II встречено спокойно «(и с пониманием важности переживае­ мого момента. Работы не прекращались и не прекращаются... »

Как бы в подтверждение этих слов, 15 (28) марта в Петроград поездом прибыла ответная делегаgия Черноморского флота в составе 32 офиgеров, кондукторов, матросов, солдат и рабочих.

Делегаты были приняты членами Думы и Временным прав и­ тельством.

Делегаgия изложила требования Черноморского флота: вести войну до победного КОНiJЗ, усилить работу на оборону, помержать Временное правительство и в итоге созвать Учредительное собра­ ние для определения судьбы России как государства.

Пока депутаgия черноморgев общалась в Государственной думе с её не в меру восторженными депутатами, в Севастополе произошло еще одно событие, повлиявшее в дальнейшем на весь ход городской жизни и ставшее своеобразным прологом новых потрясений.

16 (29) марта при участии «советчиков» революgионные мас­ сы «ликвидировали» 7-й участок полиgии Севастопольского гра­ доначальства. Чины полиgия были разоружены, а оружие их пере­ дано городской управе. Помещение заняла милиgия, на первых порах составленная из людей случайных. На следующий день в го­ роде был опубликован приказ командующего Черноморским фло­ том адмирала Колчака о приведении к присяге Временному пра­ вительству всех войск и флота.

На следующий день в присутствии назначенного комисса­ ром флота Тулякова на севастопольском Куликовом поле были торжественно приведены к присяге Временному правительству Черноморский флот и гарнизон Севастополя. Перед приняти­ ем присяги архипастырь отслужил молебен в соборе и на «Ку­ ликовом поле.

Далее события происходили, сменяя друг друга, как в чудовищ­ ном калейдоскопе, где одни многогранные фигуры, складываясь, вызывали к жизни другие.

ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА До марта (3 апреля) за се~астопольской городской чертой, в так называемой Собачьей балке, стараниями безымянных ЭНТУ­ зиастов были обнаружены остаНIИ казненных участников восста­ ния 1905 года. Находка незамедлительно стала достоянием глас­ ности, ибо с чьей-то легкой руки либеральные городские газеты вышли в экстренном порядке с кричащими заголовками о случай­ но раскрытых преступлениях «чарского режима».

В сопровождении многотысячной толпы, под заунывное пе­ ние «Вы жертвою пали борьбы роковой» останки БЫАИ пронесены толпой по главной севастопольской УЛИIJе на Графскую пристань.

Оттуда ПрОIJессия потянулась к Северной стороне для торжествен­ ного погребения на Братском кладбище.

Современный исслеДQватель истории Русской Православной lJеркви в феврале 1917 года так описал эти странные действа, ра­ зыгравшиеся в Крыму в те дни: «... СпеgиальноЙ экспедиgией, сна­ ряжённой Севастопольским Советом, останки моряков-черно­ Mopge}3 были обнаружены 16 апреля г. Вскоре, 7 мая, пред­ ставители Общественного комитета и Совета военных депутатов ОчюОвской крепости прибыли на Березань. Прах моряков был помещён в роскошно убранные железные гробы, которые, после gерковной панихиды, перенесены были на катер, взявший под залпы артиллерийского салюта курс на Очаков. Там останки по­ гибших перенесены были в собор города, где рядом с ними выс­ тавили почётный караул и ОТСЛУЖИЛИ торжественную заупокой­ ную.службу.

Перед панихидой местный священник призвал собравших­ ся граждан "следовать идеям казнённых", отдавших жизнь за свободу народа. Окончание проповеди звучало так: "Дадим, по­ добно Шмидту. слово ни п~ред чем не останавливаться от наме­ ченной gели свободы, равенства и братства. В этом проявится наибольшее уважение к увековечению памяти истинного сына России".

После gерковной службы на улиgaх города был проведён ряд митингов и манифестаgий, сопровождавшихся звуками оркестров и пением революgионных гимнов.

О.Г. roНЧАРЕНКО Вечером того же дня прах расстрелянных моряков доставили на крейсер, который отбыл в Одессу. Встретить останки лейтенан­ та Шмидта 8 мая вышло буквально всё население Одессы.

Манифестанты держали деСЯl1И красных и чёрных (траурных) знамён с надписями "Вечная память борIJЗМ за свободу". Среди встречающих был архиерейский хор и многочисленное духовен­ ство, возглавляемое викарием Херсоно-Одесской епархии еписко­ пом Николаевским Алексием (Баженовым). С воинскими почес­ тями под звуки гимна "Коль славен наш Господь в Сионе" гробы были снесены с корабля на пристань.

После заупокойной службы их с грандиозной манифестаIlией пронесли по УЛИIlам города. ПРОIlессия направил~сь к кафедраль­ ному собору и сопровождалась крестным ходом. При входе в со­ борный храм она была встречена архиепископом Херсонским и Одесским Назарием (Кирилловым), который, вместе с епископом Алексием, отслужил торжественную панихиду.

Митинги при перезахоронении останков БОРIlОВ за свободу продолжались весь день. Вечером гробы с прахом "очаКОВIlев" под звуки похоронного марша и "Коль славен" вновь были внесены на крейсер, взявший курс на Севастополь.

В Севастополе 9 мая поклониться жертвам "старого режима" к набережной собралось буквально всё население города. Вдоль УЛИIl строем стояли войска со знамёнами своих частей, красными и траурными флагами. Среди масс народа на Графской пристани останки расстрелянных моряков встречало всё духовенство горо­ да во главе с епископом Севастопольским Сильвестром (Братанов­ ским), викарием Таврической епархии.

После того как "при чрезвычайно торжественной обстановке" гробы были перевезены с крейсера на берег, ПРОIlессия двинулась с ними К собору. Её возглавил командующий Черноморским фло­ том Колчак с оФИIlерами штаба. Манифестанты несли более 200 венков.

Роль севастопольского духовенства в рассматриваемых собы­ тиях не ограничилась участием во встрече останков "очаКОВIlев".

В связи с тем, что придание праха казнённых земле было отложено до прибытия их родственников, гробы с останками расстрелянных ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА революgионеров БыАи помещены в городской Покровский собор для всеобщего поклонения.

Там они находились больше недели: военный и морской ми­ нистр А.Ф. Керенский, совершая поездку на Юго-Западный фронт и посетив Севастополь 17 мая, торжественно возложил в соборе на гроб лейтенанта Шмидта венок и Георгиевский крест.

Таким образом, gеремониал перезахоронения останков мо­ ряков - "очаковgев" носил ярко выраженный религиозный ха­ рактер и напоминал перенесение святых мощей. В последний путь прах лейтенанта Шмидта провожали три архиерея и десят­ ки священно- и gерковнослужителей Очакова, Одессы и Севас­ тополя»21.

25 марта (7 апреля) 1917 года, после обедни, у собора присяг­ нули Временному правительству рабочие порта.

После принятия присяги рабочие с пением «(Марсельезы» на­ правились по Екатерининской улиgе. Впереди несли шелковое зна­ мя с надписью «(Да здравствует свободная Россия и демократичес­ кая республика!» Манифестанты несли знамена с портретом лей­ тенанта Шмидта и надписями «(Да здравствует единение рабочих всего мира!», «(Война за свободу до победного KOHga!».

Шествие завершилось на Приморском бульваре, где тотчас же разразился стихийный митинг со ставшими традИIJИОННЫМИ про­ «(gapcKoMY режиму».


клятиями Глава десятая НА ТИХОМ ОКЕАНЕ Г еополитическое значение своих дальневосточных окраин пра­ вительство Российской империи начало сознавать сравнительно рано, но спешить с укреплением восточных граниg не спешило.

21 БабкzIН М.А. Участие духовенства в революционных торжествах Вест­ // ник Московского университета, 2()()6, сер. 8 (История), N9 1, с. 70-90.

О.Г. ГОНЧАРЕН КО Безмятежно в этих широтах протекал век Империи, и XIX лишь в его конуе, в 1897 ГОДУ, на полноводной и широкой реке Амур стали создаваться сезонные временные формирования из вооруженных коммерческих судов. Вооружались больше против хунхузов и всяких «случайностей», чем против широкомасштаб­ ного вторжения регулярных частей какой-либо державы.

Спустя всеro три года, в 1900 ГОДУ, образовалась уже не сезон­ ная, хотя и по-прежнему временная, флотилия на Амуре, состояв­ шая из вооруженных частных барж и пароходов.

Прошли еще несколько лет, прежде чем в апреле 1906 года Морским генеральным штабом было предписано сформировать Orдельный отряд судов Сибирской военной флотилии.

Во время Русско-японской войны Амурская флотилия осу­ ществляла воинские перевозки. С июля года суда этого отряда использовались для обороны пограничной линии Амур­ ского бассейна и обеспечения водных сообщений по этой же реке.

Спустя еще три года, после подписания между Россией и Япо­ нией Портсмутского мирного договора, в ноябре 1908 года хоро­ шо зарекомендовавший себя во время войны транспортный от­ ряд на Амуре был окончательно преобразован ~ Амурскую реч­ ную флотилию, ставшую, таким образом, первым постоянно действующим военно-морским формированием на этой импер­ ской окраине.

rлавной базой флотилии стал Осиповский затон, близ Хабаров­ ска. К 1910 году Амурская военная флотилия насчитывала 28 вым­ пелов, в число которых входили 8 башенных и более 1 О мелких канонерских лодок.

Война с Японией заставила по-новому взглянуть на место и роль русского военно-морского флота на Аальнем Востоке.

В 1910 году в Сибирской военной флотилии, главная база ко­ торой тогда находилась во Владивостоке, стали происходить каче­ ственные изменения по укреплению ее боевой мощи.

В состав флотилии вошли два знаменитых впоследствии крейсе­ ра «Аскольд» и «Жемчуг», два дивизиона МИНОНОС1Jев, именуемых ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА Минной бригадой, 13 подводных лодок, канонерская лодка «Мань­ чжур», два минных заградителя, а также многие вспомогательные и транспортные корабли.

Морской генеральный штаб и его начальник адмирал Русин искренне полагали данное количество единиц флота достаточ­ ными для ведения как оборонительных, так и маневренных на­ ступательных операций в данном регионе, однако начавшаяся Великая война преподнесла России ряд неприятных сюрпри­ зов.

20 июля 1914 года командующий Сибирской флотилией им­ ператорского флота и Теоргиевский кавалер Михаил Федорович фон шулыJ, которого в 1919 году в Петрограде расстреляют боль­ шевики, получил срочный запрос ОТ российского военного агента из Токио, вопрошавшего: «А,ля согласования действий союзных эскадр на Дальнем Востоке надо знать:_.Где находятся "Аскольд" и "Жемчуг", могут ли они действовать активно и на каком расстоя­...»

нии Фон Шульцу стало ясно, что ЭТОТ запрос не случаен и что те­ перь следует ждать неминуемого приближения каких-то весьма щачимых событий. Так и оказалось: через десяток дней, 29 июля из Морского генерального штаба на имя командую­ щего Сибирской флотилией поступила другая телеграмма, гласив­ шая: «(Минмор приказал прекратить увольнение нижних чинов в запас и отпуски. Находящихся в отпусках немедленно вытребо­ вать».

Учитывая события, происходившие в Европе, фон Шульц был не на шутку встревожен, предполагая, что ЭТОТ приказ мог озна­ чать лишь одно скорое вступление России в войну. Впрочем, точ­ ных сроков командующий предполагать не мог. Но он не сомне­ вался, что силы германской эскадры адмирала графа фон Шпее, находившиеся в то время в Тихом океане, непременно захотят атаковать российский флот сразу же после вступления двух стран в войну.

На следующий день начальник Морского генерального штаба адмирал Русин официально уведомил фон Шульца об осложнении o.r. roНЧАРЕНКО дипломатических отношений с Германией и Австрией, намекнув, между прочим, о предстоящем разрыве отношений, за которым неизбежно последует приказ о всеобщей мобилизЩии. Последняя, разумеется, не относилась к отдаленному Приамурскому округу и Сибирской флотилии, но в телеграмме, пришедшей в её штаб во Владивостоке в ночь на июля 1914 roдa, адмирал Русин предос­ терегал её командующеro: «Флотилию,-по возможности, держите в боевой готовности».

Фон Шульц затребовал сведения о ситуации с германской эс­ кадрой. Морской генеральный штаб ответил ему, что по донесени­ ям в Японии и дипломатических пред­ pYCCKoro BoeHHoro areHTa ставителей в Китае эскадра адмирала Шпее в данный момент на­ ходится в германской колонии LJиндао. Штаб также сообщал Шульцу несколько странные сведения: то слухам» (!), германская эскадра намерена «предпринять действия против Владивостока»!

Разразившаяся вскоре мировая война по-настоящему затро­ нула русские морские силы на Тихом океане в конце сентября 1914 roAa, то есть Korдa развернулось полномасштабное вооружен­ ное противоборство между странами Антанты и LJентрального союза.

Союзники не замедлили обратиться к России с просьбой включить крейсеры Сибирской флотилии в состав объединен­ ной эскадры для действий в Тихом и Индийском океанах. Мор­ ской министр адмирал Иван Константинович Григорович энер­ гично возражал против распыления немногочисленных русских сил, но командующий Сибирской флотилией контр-адмирал фон Шульц заверил что с точки зрения дипломатии будет ero, нелишне продемонстрировать жест доброй воли странам Ан­ танты.

Более путем личных связей Шульца и доверия со сторо­ Toro, ны начальника MopcKOro ~неральноro штаба он получил одобре­ ние на свои действия с личноro разрешения государя!

для защиты PYCCKOro ToproBoro флота на Тихом океане контр­ адмирал фон Шульq предложил сократить их рейсы, а не держать крейсера для конвоя.

ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА 4 (17) сентября 1914 года он докладывал адмиралу А.И. Руси­ ну: «Ввиду опасности захвата пар,?ходов неприятелем, в первый месяg войны рейсы пароходов Добровольного флота на всех лини­ ях были совершенно прекращены...»

В то же время волей фон Шульgа крейсер «Аскольд» был коман­ дирован в союзную британскую эскадру виgе-адмирала т.-м. Джер рама и отправлен в составе конвоя из четырех транспортов и вспо­ могательного крейсера в Сингапур.

На следующий день, сентября, другой русский крейсер r «ЖемЧуг» вышел из онконга, где заправлялся углём и ВОДОЙ, В Син­ гапур с заходом в Хайфон и Сайгон, конвоируя некий франgуз ский транспорт.

Конвои русских крейсеров оставались насущной необходимо стью не только для торгового флота союзников, но и самой России.

Беззащитные русские торговые пароходы еще ходили некоторое время на свой страх и риск без надлежащего прикрытия военно­ HaKoHeg, не грянул.

морских сил, пока гром, 22 июля (4 августа) 1914 года пароход российскогоДоброволь­ ного флота «Рязань» был захвачен немеgким легким крейсером «Эмден», оказавшись первым призом, взятым германgами на Ти­ хомокеане.

Это событие, произошедшее в нейтральных водах, открыло новую страниgу в истории морской войны, показав, что отныне право силы превалирует над силой права.

Капитан «Эмдена» так описал это событие в своих воспоми­ наниях: «... В предрассветной мгле прямо по носу вырисовывался корпус большого корабля;

он шел без огней, и можно было пред­ полагать, что это военное судно. "Эмден" пошел на сближение с ним, не сбавляя хода Заметив нас, он. резко изменил курс и стал уходить. lJелые облака дыма повалили из его труб, и он прибавил ХОДУ, направляясь к японским берегам, до которых было около 15 миль. Тяжелые клубы дыма стлались по воде и окутывали нас непрониgaемой пеленой. От убегающего корабля виднелись лишь верхушки стенег, и распознать его было совершенно невозможно.

Но поведение его доказывало, что это не нейтральный корабль.

о.г. roНЧАРЕНКО Между тем понемногу светЗАО. "Немедленно застопорить маши­ ны", взвился СИГНЗА на нашей фор-стеньге. OrвeTa не последова­ ло;

поэтому через некоторое время мы сделЗАИ холостой выстрел.

Эго также не произвело на него никакого впечатления, и он явно уходил от нас в неЙТРЗАьные воды. Командир приказЗА сделать несколько боевых выстрелов. Заметив падения у своего борта, он остановился, развернулся и поднял на всех стеньгах русские фла­ ги... Эго был пароход русского добровольного флота "Рязань". Обыч­ но он совершал пассажирские рейсы между Шанхаем и Влади­ востоком. С объявлением войны он получил вооружение и пре­ вратился во вспомогательный крейсер. "Рязань" был совершенно новый, быстроходный корабль, построенный в Германии у Ши­ хау... Спустить на воду катер для доставки на "Рязань" призовой команды было не так легко. ШЛЮПКУ волной могло ударить о борт, опрокинуть или разбить. Но все обошлось благополучно, и скоро мы имели удовольствие видеть, как наш офичер и на­ значенная в его распоряжение команда, вооруженная револь­ верами, поднялась по штормтрапу на русский пароход. Русский флаг спустили и вместо него подняли германский. Ввиду того, что пароходом можно было воспользоваться для самых разнообраз­ ных челей (впоследствии из него вышел отличный вспомогатель­ ный крейсер), наш командир решил не топить его, а привести с собой в lJиндао. 15-узловым ходом мы повернули на юг. Позади нас, правя в кильватер, шла "Рязань". Капитан "Рязани" подал два настойчивых протеста по поводу задержания его корабля. По его словам, это было мирное торговое судно, и мы не имели права его арестовывать. Он так и не мог уяснить себе всей обстановки, а представления его о праве собственности на море были более чем наивные. На вопросы, почему "Рязань" ПЫТЗАась скрыться от нас, он ОТМЗАчивался. Наш командир приказЗА ему передать, что судьба его выяснится по приходу в lJиндао... Конечно, на протес­ ты капитана "Рязани" никто не обращЗА никакого внимания, и командир, наконеч, заявил ему, что плавание "Эмдена" совсем не его забота, и ДЗА ему понять, как с ним поступят, если он не уго­...»


монится ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА Представители стран Антанты в Индийском океане были раз­ дражены сообщениями об успешных действиях против их тор­ гового флота легкого германского крейсера «ЭмдеН» под коман­ дованием капитана 2-го ранга Карла Мюллера. Этот корабль, во­ доизмещением в тонн, обладал десятью 105-мм и восемью 52-мм орудиями, помимо которых было и два торпедных аппа­ рата.

К концу октября 1914 года этот легкий крейсер успел захва­ тить и уничтожить22 торговых судна противника общим водоиз­ мещением более 100 тысяч тонн. В ночь на 22 сентября 1914 года «ЭмдеН» безнаказанно обстрелял британские колониальные вла­ дения индийский порт Мадрас.

Но апогеем славы «Эмдена» суждено было стать набегу на ма­ лазийский порт острова Пинанга. Главная и основная цель Карла Мюллера заключалась в уничтожении всех находившихся там ко­ раблей и транспортов Антанты.

Там на пути «Эмдена» самым роковым образом оказался русский крейсер «Жемчуг», прибывший в ЭТОТ порт еще в авгус­ те 1914 года по приказу командующего Сибирской флотилией для конвоирования союзных военных транспортов и торговых судов.

Крейсер «Жемчуг» водоизмещением 3130 тонн, обладавший восемью 120-мм и четырьмя 47-мм орудиями, имел три торпед­ ных аппарата, и в открытом морском сражении он не уступил бы ПО СВОИМ качествам германскому «Эмдену», но именно таким об­ разом ИМ не суждено было помериться силами...

октября 1914 года, после ряда изнурительных мор­ 13 (26) ских переходов крейсер «Жемчуг» во главе с капитаном 2-го ран­ га бароном Иваном Александровичем Черкасовым прибыл в порт Пинанг для переборки механизмов и чистки котлов. Казалось, нич­ то не предвещало беды.

Горизонт был чист, и только на внешнем рейде сновали юркие торговые шхуны малайцев.

При приближении к острову Пинанг капитан «Эмдена» отдал приказ о поставке четвертой фальшивой трубы, чтобы очертания О.Г. roНЧАРЕНКО германского корабля стали походить на английский крейсер типа «Ярмут». Безмятежность тропического порта усугубляли его маяки: входные и створные огни Пинанга светили, как в мирное время, словно бы мировая война не шла уже третий месяц.

Исследователи нападения «Эмдена» на Пинангу уверены, что именно этот фактор позволил германскому кораблю беспрепят­ ственно войти в порт.

Крейсер входил полностью затемненный, без поднятого фла­ га. «В предрассветной мгле можно было различить большое ко­ личество судов, скученных в гавани. По первому взгляду только одни "купцы". Как мы ни протирали глаза, нигде не было ниче­ го похожего на военный корабль...» вспоминал командир гер­ манского крейсера. Неожиданно капитану сообщили, что на­ блюдатели видят на фоне огней силуэт крупного боевого кораб­ ля с высокой мачтой между второй и третьей дымовыми трубами. Мюллер немедленно отдал приказ атаковать именно его.

Приблизившись к неизвестному боевому кораблю на макси­ мально возможно близкое расстояние, на «Эмдене» поняли, что перед ними русский легкий крейсер «(Жемчуг». Безмятежный и недвижимый корабль представлял для противника в условиях ца­ рящей безмятежности совершенную цель.

Германский свидетель нападения удивлялся: «(Наконец, когда "Эмден" прошел на расстоянии около 1 кабельтова под кормой у загадочного корабля и вьiшел к нему на траверз, мы окончательно установили, что это крейсер "Жемчуг". На нем царили мир и ти­ шина. Мы были так близко от него, что в слабом свете зарождав­ шегося дня отчетливо виднелось все, что делается на русском крей­ сере. Но ни вахтенного начальника, ни вахтенных, ни сигнальщи­ ков не было заметно».

В 5 час 18 мин утра артиллеристы «Эмдена» получили приказ открыть огонь и выпустить по «Жемчугу» одну торпеду.

Ровно через секунд над русским крейсером поднялся огром­ ный столб воды и огня. Корму. «(Жемчуга» от потрясшего её взрыва ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА подбросило вверх, а затем она грузно осела в темную воду, освеща­ емую заревом пожара, почти до кормового флагштока.

Снаряды «Эмдена» уже рвались в носовой части «Жемчуга», где располагались матросские кубрики. Германский мемуарист так описывал произведенный обстрел русского крейсера: «С ди­ станции около 1 кабельтовых мы выпустили свою первую мину из правого бортового аппарата и в тот же момент открыли огонь всем бортом по носовой части "Жемчуга", где, вероятно, спала в своих койках большая часть команды. Наша мина взорвалась в кормовой части крейсера. Е:го всего как бы сотрясло от этого взры­ ва. Корму подбросило на 0,25 или 0,5 метра из воды, а затем она стала медленно погружаться. Только после этого русские обна­ ружили признаки ЖИЗНИ. Видно было, как распахиваются двери офицерских кают. Много офицеров выскочило наверх, но каза­ лось, будто они не слишком твердо знают свои места по боевому расписанию. Потоптавшись немного, они стремительно броси­ лись на корму и стали кидаться за борт. Их примеру последовали и матросы... Между тем наша артиллерия померживала беше - "ж" "Эмден " Ф или ныи огонь по емчугу. самым малым ходом де ровал мимо противника в расстоянии около кабельтовых, по­ сылая в него один залп за другим. Носовая часть крейсера была изрешечена за несколько минут. Языки пламени охватили весь полубак. Сквозь дыры В борту виднелся противоположный берег.

Ни один наш снаряд не пропадал даром. При попаданиях появи­ лись каIие-то короткие, почти бесцветные вспышки. Затем око­ ло пробоины образовывался как бы огненный вихрь, устремляв­ шийся внутрь корабля, и сквозь пробоины И отверстия в борту вылетало целое облако дыма несколько метров в диаметре. Я ду­ маю, что из-под полубака вряд ли мог спастись хоть один чело­...»

век Однако русские морские офицеры и в ЭТИХ ЧУДОВИЩНЫХ ус­ ловиях смогли дать последний должный ответ атаковавшему противнику. Хотя на «Жемчуге» и началась паника, а часть коман­ ды бросилась за борт, ситуацию изменили два офицера капитан 2-го ранга Николай Владимирович Кулибин (которому будет О.Г. roНЧАРЕНКО суждено пасть от руки большевиков в Петрограде четыре года спустя) и артиллерийский ОФИIJер лейтенант Юлий Юльевич РыбалтовскиЙ.

Дело хорошего отпора нападавшему германскому крейсеру осложнилось тем, что матросы, относительно быстро занявшие свои места у IJелых орудий, по команде Рыбалтовского и Кулиби­ на не обнаружили там снарядов элеваторы подачи не действо­ вали. Отчасти это произошло потому, что капитан корабля капи­ тан 2-го ранга барон Иван Александрович Черкасов перед своим съездом на берег приказал убрать боезапас в погреба, так как снаряды нагревались из-за высокой температуры наружного воз­ духа.

Словно предвидя грядущую трагедию, старший ОФИIJер крейсера Николай Владимирович Кулибин настойчиво добивал­ ся разрешения командира зарядить хотя бы два орудия и иметь KpaHIJax первых около них по пять снарядов в выстрелов и эле­ ваторах.

Именно из одного из этих чудом УIJелевших кормовых орудий лейтенант Рыбалтовский лично открыл огонь, успев произвести по «Эмдену» всего лишь несколько выстрелов. И хотя по его показа­ ниям два снаряда попали в германский крейсер, документально это не было подтверждено.

Вахтенный начальник крейсера мичман А.К Сипайло открыл огонь из УIJелевшего носового орудия и первым же выстрелом по германскому крейсеру добился попадания. На «Эмдене» вспых­ нул пожар, о котором скромно умолчал германский мемуарист.

Второй выстрел орудия мичмана Сипайло совпал с прямым попаданием в него германского снаряда, уничтожившего и всех находившихся возле людей...

По «Эмдену» была открыта стрельба не только с крейсера «Жемчуг». Правда, на германском крейсере не сразу установили, откуда ведется огонь, «но скоро сигнальщики заметили фраНIJУЗ­ скую канонерку стоявшую на якоре посреди купе­ "D'lberville", ческих судов. Стало очевидным, что это именно она по нас и стре­ ляла», вспоминал германский очевидеIJ обстрела.

ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА Германский крейсер стал разворачиваться, стремясь поскорее покинуть порт, когда уцелевшие моряки «Жемчуга» добрались дО своих орудий, подключили элеваторы подачи снарядов и открыли по нему ответный огонь.

«Эмдею продолжал медленно уходить, ложась на обратный курс и отвечая залпами своих кормовых орудий ПО объятому пла­ менем русскому кораблю. На прощание капитан Мюллер прика­ зал выпустить по гибнущему русскому крейсеру еще одну торпе­ ду, и в 5 час 28 мин утра её взрыв потряс борт «Жемчуга».

От этого взрыва крейсер разломило пополам, и он стал стре­ мительно уходить под воду. Со стороны Эмдена» картина вы­ глядела следующим образом: «... гигантскиЙ столб серого дыма, пара и водных брызг поднялся на высоту около 150 метров. Час­ ти судового корпуса, оторванные взрывом, летели по воздуху.

Крейсер разломился пополам. Носовая часть отделилась. Затем дымом закрыло от нас весь корабль, и когда он рассеялся, то че­ рез 10-15 секунд крейсера уже не было видно, а из воды торчал обломок его мачты. На воде среди обломков дерева кишели люди.

Но "Эмдену" было не дО них. Аа к тому же поблизости находи­ лась масса рыбачьих лодок, которые могли подать помощь уто­ пающим».

Впоследствии, при расследовании гибели «Жемчуга» основные обвинения были выдвинуты против его командира. Капитан 2-го ранга барон Черкасов вопреки предупреждениям местных порто­ вых властей не принял необходимых мер по повышению бдитель­ ности и усилению боеготовности корабля на случай внезапного на­ падения. Сославшись на нездоровье, он все же съехал на берег в гостиницу, оставив за себя старшего офицера.

Съезд командира на берег создал на корабле представление, что стоянка в Пинанге отдых после ПОХОДОВ, и когда на крейсер обрушился враг, старший офицер даже не отдал приказания иг­ рать боевую тревогу.

Выжившие свидетели утверждали, что не могли отыскать и клю­ ы от артиллерийских погребов... В ходе следствия вспоминали, что обстановка на «Жемчуге' была весьма нервозной, мешавшей О.Г. roНЧАРЕНКО несению боевой службы. ЭПИIJентром и главным ИСТОЧНИКОМ этой нервозности был, по показаниям ОфИIJеров крейсера, сам коман­ дир корабля барон Черкасов. Его отличали нетерпимость к чужо­ му мнению и беспечность в условиях начавшейся войны.

Впрочем, некоторым оправданием этому командиру могло служить его самочувствие болезнь ноги, сопровождавшаяся бо­ лями. Ряд проступков капитана, отмеченных еще до гибели вве­ ренного ему крейсера, граничили с изменой.

Так, свидетели вспоминали про его приказ отправить радио­ грамму на крейсер «Аскольд» с указанием координат «Жемчуга»

открытым текстом. Осмелившимся протестовать барон Черкасов ответил, что это не страшно, ибо в этих широтах русского языка все равно никто не знает».

Вспомнился случай, когда в походе барон запрещал объявлять боевую тревогу при обнаружении в море неизвестного судна, хотя это и являлось уставным требованием в Русском императорском флоте. А на время стоянки на Андаманских островах, в незащи­ щенном порту Блэр Иван Александрович Черкасов также съезжал на берег, запретив выставлять вахту у орудий под предлогом «не нервировать уставшую команду».

Так или иначе, но по вине командира погибли один офИIJер и матрос из экипажа «Жемчуга», 3 ОфИIJера и 112 нижних чинов были ранены, и сразу по прибытии выживших в Россию командир «Жемчуга» и старший ОфИIJер были преданы суду, приговоривше­ му их к разжалованию в матросы.

Иван Александрович Черкасов вернулся во флот в чине капи­ тана 1-го ранга во время Гражданской войны, поступив в Воору­ женные силы Юга России.

Пройдя завершающий этап этой войны, он вместе с армией барона Врангеля покинул Россию и через Константинополь отпра­ вился на постоянное место жительства во Франqию, где и умер в оккупированном немqaми Париже марта 1942 года.

На христианском кладбище острова Пинанг в Малайзии, ря­ дом с Западной дорогой и поныне возвышается памятник с мемо­ риальной доской. На ней выбито несколько десятков фамилий ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА погибших 15 (28) октября 1914 года чинов флота и надпись на русском и английском языках: «Русским военным морякам крей­ сера "Жемчуг" - благодарная Родина».

Вскоре после описываемых событий, октября 1914 года, другой русский крейсер «(Аскольд», отправленный волей фон ШУЛЫJа конвоировать торговые суда союзных флотов и возглавля­ емый капитаном 1-го ранга Сергеем Александровичем Ивано­ вым, возвратился на lJейлон, в Коломбо, откуда на следующий день, конвоируя четыре транспорта, отбыл в Бомбей, куда добрал­ ся уже через пять дней.

Вскоре «Аскольд» вновь пришвартовался в Коломбо, откуда 1 О ноября отправился во второе самостоятельное крейсерство, оказавшееся непродолжительным. 12 ноября на корабле приняли радиограмму: «Командующий требует, чтобы "Аскольд" возвратил­ ся в Коломбо и приготовился к дальнейшему плаванию~. Затем от торговых судов на русском крейсере узнали, что «Э....\Ден~ у Коко­ совых островов был потоплен ноября австралийским легким крейсером «Сидней». Это известие п'одтвердила и принятая «Ас­ КОЛЬДОМ» радиограмма.

20 ноября 1914 года, когда русский крейсер уже шел в Син­ гапур, поступило новое распоряжение: «(Британское Адмиралтей­ ство желает, чтобы, если возможно, крейсер "Аскольд" принял участие в военных операlJИЯХ против ТУрlJИИ у берегов Сирии и Аарданелл. Возвращайтесь в Коломбо принять необходимые за­ пасы».

Во исполнение О)того приказа русский крейсер 30 ноября 1914 года прибыл в Аден, а 7 декабря завершиКсвой поход в Суэ­ lJe. Этим и завершилось участие русских крейсеров в обороне оке­ анских коммуникаlJИЙ Антанты.

у берегов ПаЛестины и Сирии «Аскольд» использовался для уничтожения судов противника и обстрела прибрежных пунктов, имевших хоть какое-нибудь военное значение.

Совместно с кораблями союзников «(Аскольд» вел разведку, нес дозорную службу у турецкого побережья, высаживал диверсион­ ные группы, вступая в поединки с береговыми батареями, боролся О.Г. ГОНЧАРЕНКО с военной контрабандой, досматривая торговые суда у берегов Болгарии СВ то время эта страна И.\1ела выход к Эгейскому морю), Греgии.

Через радиостанgию «Аскольда» союзное командование у Дар­ данелл помер живало связь с командованием Черноморского фло­ та. Самым примечательным событием в боевой службе крейсе­ ра стало участие в Дарданелльской оцераgии. «Аскольд» вошел в 6-ю эскадру союзного флота под командованием франgузского контр-адмирала Гепратт.

До KOHga апреля 1915 года «Аскольд» продолжал действовать у Дарданелл. Несколько раз он входил в пролив И вел огонь по ба­ тареям турок на азиатском берегу, прикрывая союзные войска на Галлиполийском полуострове.

В мае 1915 года «Аскольд» крейсировал у болгарского побере­ жья, а затем совершил переход во франчузский Тулон, где стал в док на небольшой ремонт, после чего для выполнения многочис­ ленных поручений союзного командования вернулся в восточную часть Средиземного моря. В сентябре 1915 года в 'который раз рус­ ский крейсер прошел Средиземное море, доставив из Салоник в Тулон и назад министра финансов России ПА Барка. Во время похода франgузский военный министр наградил командира ко­ рабля и офиgеров «за блестящие действия корабля» от имени пя­ той республики.

Начало октября 1915 года застало крейсер в операgии со­ юзного флота у побережья Болгарии, вступившей в войну на сто­ роне Тройственного союза. Через три месяgа, в январе года человек из команды «Аскольда» участвовал в десанте Антан­ ты, занявшем греческие форты на мысах Тузла и Кара-Бурну.

для охраны русского консульства в форт Тузла был дополнитель­ но отправлен небольшой отряд из двух офиgеров и 40 матро­ сов.

Хотя в Тулоне крейсер немного привели в порядок, время бра­ ло своё. Еще в декабре 1915 года главным машинам и вспомога­ тельным механизмам крейсера требовался капитальный ремонт, которого «Аскольд» так и не получил.

ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ ИМПЕРАТОРСКОГО фЛОТА января года крейсер покинул Салоники и снова ус­ 21 тремился в Тулон. По прибытии в j"ЮРТ командир корабля Сер­ гей Александрович Иванов стал получать встревожившие его со­ общения: речь шла о готовящемся на корабле бунте нижних чинов. Проведенные обыски личных вещей матросов выявили наличие на борту подрывной большевистской литературы и даже оружия!

9 августа 1916 года 28 человек команды, подозреваемых в об­ щении с соgиалистами и большевиками-эмигрантами, а также в хранении запрещенной марксистской литературы, списали с ко­ рабля и под охраной отправили в Россию.

Через десять дней после этого события около 3 часов утра, в кормовом погребе крейсера, где находилось 828 снарядов и около 100 тысяч ружейных патронов, грянул взрыв. Оставшиеся вне до­ сягаемости законспирированные провокаторы с помощью бик­ фордова шнура, просунутого через отверстие вывернутой ударной трубки, подожгли порох в гильзе одного из унитарных выстрелов.

от взрыва гильзу разнесло в разные стороны, но снаряд по удиви­ тельной причине не взорвался.

Утром арестовали 28, затем еще 49 человек. Созданная След­ ственная комиссия обвинила в причастности к взрыву восемь че­ ловек;

10-12 сентября 1916 года состоялся суд, приговоривший К смертной казни четырех матросов. Приговор утвердил новый командир крейсера капитан 1-го ранга Казимир Филиппович Кет­ линский, через полтора года расстрелянный большевиками в Ро­ манове-на-Мурмане в качестве мести за непоколебимость к вра­ гам Отечества.

15 сентября 1916 года во франgузском форте Мальбуск были расстреляны четверо матросов, а 113 человек нижних чинов в тот же день отправлены в Россию. Дело о взрыве до сих пор требует дальнейшего исследования, ибо никто из осужденных матросов вину свою не признал, а прямых улик против них обнаружено не было.

5 декабря 1916 года «Аскольд» зачислили в состав флотилии Северного Ледовитого океана, а 27 декабря он вышел из Тулона в О.Г. ГОНЧАРЕН КО Англию с заходом в Гибралтар. В Атлантическом океане крейсер попал в сильный шторм.

О революgии в Петрограде и отречении Николая команда узнала из британских газет. После получения офиgиальных теле­ грамм Морского министерства Казимир Филиппович Кетлинский приказал построить команду на баке и с носового мостика объя­ вил о последних событиях в России, призвав всех продолжать ис­ полнять свой долг перед Родиной.

Командир приложил много усилий, чтобы не допустить на корабле стихийных выступлений против офиgеров;

по требованию команды некоторых из них списали с крейсера. Вскоре на «Асколь­ де» приняли присягу Временному правительству...

На 1 января 1917 года в составе Сибирской военной флоти­ лии под командованием виgе-адмирала Михаила Федоровича фон Шульga продолжали числиться 1 вспомогательный крейсер, 1 ка­ нонерская лодка, 14 миноносgев, 1 транспорт-заградитель, 4 мин­ ных заградителя, 1 посыльное судно, 2 тралыIJка•. Личный состав флотилии насчитывал 6055 матросов и кондукторов.

Основные силы этой фЛОТ"1Лии располагались в районе Влади­ востока и представляли собой относительно крупный вооружен­ ный отряд в 46-тысячном владивостокском гарнизоне.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.