авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«ДЖЕЙН ДЖ ЕКОБС 4 Закат Америки ...»

-- [ Страница 5 ] --

Рассказы о провалах обычно утомляют. Н о видимые с расстояния - исторического, географического или эмоционального, - они превращаются в занимательные истории. При взгляде в упор в них проступает слишком много деталей, каждая из которы х не имеет качеств цельности. Такие кусочки обретают значение, только если их увидеть разом. Если уплотнение действительно сможет повысить качество пригородов как мест, где хо­ рош о жить, работать, развлекаться, учиться и воспиты­ вать детей, то успех будет зависеть не от абстракций вроде «уплотнения» или «умного роста», а от множест­ ва утомительных частностей. Неверные мелочи с боль­ Глава седьмая. К а к РАСПРЯМИТЬ П ОРОЧН УЮ СПИРАЛЬ шой легкостью оборачиваются огромной безобразной путаницей, которую трудно вынести. Обитателей при­ городов, считающих, что перемены сомнительны, нельзя легко списать со счетов как эгоистических сто­ ронников принципа NIMBY («только не у меня во дво­ ре»). К их возражениям нужно прислушиваться, потому что ситуация может обернуться к худшему, а не улуч­ шиться. Такое бывало слишком часто под флагом луч­ ших намерений. «Бог в деталях» - как удачно сказал Мис ван дер Роэ7.

Для того чтобы корректно преодолеть расползание пригородов, понадобятся новые правила. Но не такие правила, которые его породили. Здесь нам придется войти в столкновение с еще одним комплексом застаре­ лых, хотя и плохо изученных инструментов и предполо­ жений. Только в 1916 году зонирование закрепилось в культуре Северной Америки. Оно сформировалось в опоре на три базисные идеи:

- Высокая плотность городского пространства - это плохо.

- Высокая плотность застройки (число людей или количе­ ство домохозяйств на гектар территории) - это плохо.

7 Одна из ведущих фигур в архитектуре модернизма XX века, Людвиг Мис, предпочитавший, чтобы его называли по фамилии жены. Просла­ вился проектами стеклянных небоскребов, созданными в Германии по­ сле Первой мировой войны. Несколько лет возглавлял знаменитую ди­ зайнерскую школу Баухауз в Дессау. С приходом нацистов к власти эмигрировал в США, где построил группы небоскребов в Нью-Йорке и Чикаго, кампус Массачусетского технологического института. Автор концепции «кристаллической» архитектуры. (Прим. пер.) Джейн Дж.екобг. Закат Америки - Смешивать коммерческие и иные виды деятельности с жильем - это плохо.

Все три принципа несли в себе отрицание города и городского образа жизни. Его авторами были утопис­ ты и реформаторы, пытавшиеся посредством таких аб­ страктных решений справиться с проблемами здравоо­ хранения и «неупорядоченности». Все три по сей день остаются главными инструментами в руках планиров­ щиков и специалистов по зонированию. Даже те, кто не отвергает город с его ценностями (или полагает, что не отвергает), продолжают пользоваться этими ин­ струментами в качестве рамочных принципов форми­ рования рукотворного окружения. Эти инструменты пригодны исключительно для создания расползаю­ щихся пригородов. При этом они нередко плохо согла­ суются между собой и их применение вызывает судеб­ ные тяжбы.

Правила зонирования представляют собой нормы и инструменты, полностью игнорирующие формы дея­ тельности, которые вызывают у людей гнев. Совершен­ но необходимо нормирование, при котором разруши­ тельные виды деятельности попали бы под запрет.

Присутствие на слушаниях по конфликтам вокруг во­ просов зонирования и планирования учит тому, что пе­ ремены, вызывающие наибольшие опасения, связаны не столько с землепользованием и плотностью. В основ­ ном опасения сконцентрированы вокруг вторичных по­ следствий перемен. Страхи группируются по следую­ щим категориям:

Iлава седьмая. Клк р а с п р я м и т ь п о р о ч н у ю с п и р а л ь 1. Шум от работающих машин и механизмов.

2. Неприятные запахи и другие виды загрязнения воздуха;

загрязнение воды и токсическое заражение почвы.

3. Транзит тяжелых грузовиков и затруднение местного грузового трафика.

4. Разрушение парков, привлекательных зданий, любимых видов, лесов, усложнение доступа к небу и солнцу.

5. Слепящие рекламные знаки и освещение.

6. Нарушение гармонии масштаба застройки.

Всякий обязательный кодекс опирается на фикси­ рованные стандарты. Кодекс реализации проектов то ­ же должен опереться на стандарт. Допустимый уро­ вень шума от машин и механизмов м ож ет быть исчислен в децибелах на фиксированном расстоянии от жилого дома или его участка, и для кодекса не име­ ет значения, каким именно сп особом предприятие справится с тем, чтобы не допустить нарушения тако­ го уровня. Запахи - особая проблема для кодифика­ ции, поскольку обоняние так плохо исследовано, что нет объективных сп особов измерения интенсивности и качества запахов. Однако почти все мы без труда со ­ глашаемся по поводу того, что пахнет дурно. Запахи от сточны х канав, гникш^й пищи, стад животных, боен или химических предприятий вызывают яростные протесты. Напротив, ароматы от булочных, кондитер­ ских или барбекю во дворе считают приятными, если только еда не подгорела. Наверное, лучше всего, если кодекс действий воспримет субъективные, но массо­ вые представления о раздражителях обоняния. Давно Джейн Джекобе. Закат Америки существуют нормативы загрязнения воды и почвы, включая повышенную температуру сточных вод про­ мышленных предприятий и ядовитые примеси, посту­ пающие в грунтовые воды от засыпанных землей ста­ рых свалок. Главным преимущ еством кодекса строительной деятельности (особен н о если он будет пересматриваться в свете появления новых техноло­ гий) станет импульс к решению практических про­ блем, которы е традиционное зонирование пытается «решать» за счет ссылки всех, кто разрушает среду, в бедные и политически ущемленные части городов.

Или с недавних пор - в беднейшие и политически сла­ бые страны мира.

Насколько мне известно, те, кто протестует против слепящего света, совсем не выступают сторонниками маленьких и тусклых знаков или тусклого света (неко­ торые архитекторы делают и так). Соседства опасают­ ся того, что гигантские сверкающие рекламные знаки начнут состязаться между собой. Максимальные габа­ риты рекламных щитов и максимальная яркость улич­ ного освещения могут быть указаны точно. Можно нормировать высоту зданий и - что еще важнее - пре­ дельную длину одномерного фасада домов, варьируя стандарты для улиц в соответствии с существующей вы сотой и протяженностью фасадов. Высота застрой­ ки определяет доступ солнца, неба и видов на улицы.

Большие здания отбрасывают большие тени. К тому же при их возведении, как правило, приходится сносить исторические и просто любимые здания. Установле­ Глава седьмая. К а к р а с п р я м и т ь п о р о ч н у ю с п и р а л ь ние предельной длины фасада здания, предназначен­ ного для производства, может означать, что на улице будет место для мебельной или обувной мастерской, но не будет места для большой мебельной фабрики с не­ минуемым шумом от тяжелых грузовиков.

Нам никуда не деться от деструктивного поведения индивидов, от которого ищут защиты жители и домовла­ дельцы. Это поведение тоже относится к сфере дея­ тельности, но лучше всего с ним справляются полиция и владельцы баров. Попытки преодолеть недостойное поведение или побороть пре ступность правилами земле­ пользования не срабатывают8. К тому же они вводят запрет на многие из сугубо конструктивных вещей. В ко­ нечном счете, даже музыкальные и театральные учреж­ дения в городе можно обвинить в том, что они способст­ вуют дурным манерам, коль скоро из их дверей одновременно вываливаются целые толпы, охотящиеся на такси или жаждущие пропустить стаканчик.

Соглашение о соблюдении принятого кодекса пове­ дения должно стать условием аренды, покупки и строи­ тельства на территории уплотняющегося пригорода.

Соблюдение кодекса должно подкрепляться прямыми решениями гражданских судов. Наградой за соблюде­ ние кодекса становится жизнь в защищенном от непри­ 8 Это не вполне точно. Закрытые для посторонних аллеи, ведущие к уда­ ленным виллам, разумеется, предохраняют их жителей если не от серь­ езной преступности, то от хулиганства и шума. Но, разумеется, такую роскошь могут себе позволить совсем не те категории жителей, о кото­ рых думает и пишет Джейн Джекобе. (Прим. пер.) Джейн Джекобе. Закат Америки ятных воздействий районе, а также возможность легкой трансформации недвижимости от одного функциональ­ ного использования к другому, что при традиционных правилах зонирования требует долгих лет и значитель­ ных затрат на услуги юристов.

Целью кодекса деятельности является соединение максимальной гибкости с максимальной защитой прав и интересов жителей. Ни подготовка и дипломы специа­ листов по зонированию и планированию, ни опыт не могут стать помощью для такого рода работы. Есть на­ дежда, что эту целину можно начать поднимать во взаи­ модействии с молодыми, открытыми к новациям юрис­ тами. Разработка кодексов деятельности нуждается в эксперименте, в творческом и внимательном отноше­ нии к надеждам публики и ее опасениям. Чем меньше потеряно времени при старте, тем лучше.

Это оптимистический взгляд на вещи. Будь мы не­ много пессимистичнее, мы бы помнили, что корни по­ рочной спирали, сплетенной из нехватки доступного жилья, распада соседских сообщ еств и полной зависи­ мости от автомобиля, уходят далеко в эпоху Великой де­ прессии и войны. Распрямление этой спирали нуждает­ ся в мире и процветании: у людей должны быть средства, чтобы позволить себе уплотнение и реконст­ рукцию пригородов. Еще одно возвращение депрессии и войны, еще одна «стагфляция», сочетающая застой, инфляцию и урезание публичных расходов, - и на шан­ сах граждан Северной Америки распутать порочную спираль можно будет поставить крест.

Пиша седьмая. Каи р а с п р я м и т ь п о р о ч н у ю с п и р а л ь Меры «капитального ремонта» пригородов имеют одно преимущество: расползание очевидным образом неэффективно, а американцы ценят эффективность превыыю всего. Национальные герои эффективности, такие как Генри Форд, и легион экспертов по эффек­ тивности давно уже убедили американцев в том, что именно экономия ответственна за создание вы сокого стандарта жизни. В этом есть немалая доля правды.

Когда продукты абсолютно идентичны, как колготки или автомобили, дизайн которых уже создан, эконо­ мия на массовости производства достигается легко.

Чем точнее сходство продуктов, тем меньше в каждом доля накладных расходов. Однако эффективность не может быть инструментом для распрямления пороч­ ной спирали гонки за дипломами, атрофии научного образа мышления и провала в профессиональном са­ моконтроле.

Студенты 1960-х годов жаловались на то, что их ли­ шили полноценного университетского образования, считая сырьем для производственного конвейера. Они дали ключ к пониманию цепи ошибок в обучении и в об­ разовании. Когда речь идет о воспитании человеческо­ го существа, не работают категории эффективности и экономии за счет стандартизации массового производ­ ства. Для того чтобы помочь индивиду стать состояв­ шимся членом культуры, требуется щедрое индивиду­ альное внимание к каждому. Многие автобиографии и мемуары полны свидетельств признательности именно за такое отношение. В какой-то момент воспитание ау­ Джейн Джекобе. Закат Америки диторов, священников и иных дипломированных про­ фессионалов, сделавших хорошую карьеру, оказалось не в состоянии поддерживать профессиональную и этиче­ скую ответственность. Им не сумели привить навык удержания цивилизационных стандартов, на которые ориентирована культура. Профессионалов, оказывает­ ся, нужно учить тому, что хорош о, а что плохо, и объяс­ нять, почему это так.

Затем началась гонка дипломов. Перегруженные проф ессора обнаружили, что выпускников средней школы очень много, но обучили их очень скверно, и что необходимо заново учить студентов счету, понима­ нию прочитанного и грамотному письму, прежде чем их можно будет снабдить эффективными университет­ скими дипломами. Воспитание и обучение человече­ ских существ в сложно устроенной культуре нуждается в множестве как учителей, так и живых образцов. Изо­ билие такого рода дорого, но заместить его нечем. Это лишний раз указывает на то, что жизнь есть дорогая штука. П росто для того чтобы продолжаться, жизнь требует энергии, поставляемой как изнутри, так и из­ вне живого организма. В сравнении с нетребовательно­ стью смерти и распада она чрезвычайно прожорлива.

Культура жадно требует энергии множества людей, спо­ собных поставлять воспитание, только для того, чтобы продолжать себя.

Когда наше общество было значительно беднее, чем сейчас, оно все равно справлялось с расходами и труд­ ностями, сопряженными с воспроизводством культу­ Глава седьмая. К а к р а с п р я м и т ь п о р о ч н у ю с п и р а л ь ры. Как он о это делало? Каким образом продлевают себя сегодняшние бедные, но ж изнеспособные культу­ ры? Ответ в том, что все культуры в огромной степени зависят (или зависели в прошлом) от естественного многообразия, заключенного в их сообщ ествах. Это многообразие индивидов, у которы х были различные средства включения и вкладывания в культуру. Даже бедная культура в состоянии иметь в изобилии учите­ лей и образцы для подражания, поскольку эти функ­ ции исполняются членами сообщ ества между прочим, в то время когда они развлекаются или зарабатывают на пропитание другими занятиями. Они - мастера ре­ месел, торговцы или рассказчики, музыканты и на­ блюдатели за птицами, волонтеры и активисты, шах­ матисты и игроки в домино, моралисты и ф илософы (природные или книжные). Все они заметны в со о б ­ ществе. Н о не заметны для молодых, если сообщ ество прекращает существовать.

В культурах, разрушенных до такой степени, что вос­ питание и образование оказываются в дефиците, по­ давляющее число интеллектуальных преимуществ до­ ступно только для элит. Такое случилось в феодальной Европе в эпоху Средних веков, наступившую вслед за упадком Рима. Изобилие знания дозировалось, счита­ лось излишеством. Но его и было так мало, что лишь не­ многие счастливцы имели контакт с учителями и воспи­ тателями. Остальные обходились без этого. Впрочем, эти редкие счастливцы - во всяком случае немало из них - оказывались в роли круглых «пробок», которы е Джейп Джекобе. Закат Америки пытались вбить в отверстия квадратного «сечения».

Пожалуй, наибольшая ошибка, которую может совер­ шить культура, это ее попытка продлить свое существо­ вание за счет использования принципа эффективности.

Если культура достаточно богата и достаточно внутрен­ не сложна, чтобы позволить себе избыточное число воспитателей, но отказывается от них (считая ненуж­ ной роскошью или теряя их вклад от невнимательности к тому, что утрачивает), следствием становится ее самоубийство. В таком случае порочная спираль завора­ чивается вновь.

u I Ел I lUr как гомо сапиенс распространился по земле от места возникновения нашего вида где-то в Африке, сотни, а может, тысячи неравных столкновений, описан­ ных Даймондом (см. первую главу), стали началом множе­ ства «темных веков» - для проигравших. Десять или двенадцать тысяч лет назад человек начал осваивать принципиально новую экономику земледелия и скотовод­ ства. Древние культуры охотников и собирателей, частич­ но включенные в обмен раковинами и рогами, обсидиа­ ном и красной охрой, золотом, оловом и медью, укрылись в нишах безопасности и оказались в оборонительной по­ зиции по отношению к более мощным аграрным культу­ рам. Собиратели, в особенности те, кто укрылся в горах и густых лесах, сопротивлялись, как могли. Иногда они ока­ зывались вовлечены в жизнь аграрных культур, поставляя им рабов или воинов. Они не могли устоять против доми­ нирующих культур и их экономики.

С возникновением сельского хозяйства мир уже не мог вернуться к своему прежнему состоянию. Почти повсеме­ стно первичные формы экономики и их культуры были обречены на поражение и забвение. Десять-двенадцать Джейн Джекобе. Закат Америки тысяч лет в мире господствовал аграрный тип культуры.

Он предопределял задачи государств и империй, форми­ ровал их политику военные амбиции, учреждения, орга­ низационные возможности, страхи и верования. Обще­ ства, более успешные в том, чтобы кормить своих людей с пахотной земли, пастбищ, садов и огородов, станови­ лись победителями в состязании и создавали империи.

Все это давно уже не соответствует действительности.

11аступили радикальные перемены, не менее фундамен­ тальные, чем освоение сельского хозяйства. Теперь для аграрного типа общества настало время быть побежден­ ным. Хотя не все накормлены в достаточной степени, нужда в пище более не требует, чтобы большинство (а на Западе хотя бы существенная часть) населения жило на земле или было непосредственно вовлечено в производ­ ство сельскохозяйственной продукции. Этот сдвиг гото­ вился долго и начинался неспешно. По теперь он доми­ нирует, определяя собой качественные перемены всех сторон жизни. В теперешнем мире ранее непредстави­ мое множество оставленных без употребления житниц.

К примеру, север штата Нью-Йорк, некогда кормивший северо-восток побережья США, уступил эту роль полям на месте северо-западных и западных прерий. То же слу­ чилось с долиной Оттавы и приморскими провинциями, ранее бывшими житницей востока Канады. Аргентина, Уругвай, Украина, Сицилия, в свое время кормившие полмира, стали скорее проблемой экономики, чем ее ре­ шением. То же случилось с прериями Канады и частью срединных прерий США.

Глава восьмая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я Несостоявшиеся создатели империй позже всех осо­ знали это великое изменение и все его значение. Немцы, начинавшие мировые войны XX века, обосновывали не­ обходимость войны нуждой в жизненном пространстве.

Можно представить, что десять тысяч лет назад вожди и старейшины охотничьих обществ с таким же трудом при­ знавались себе в том, что есть иные источники богатства, кроме территории собирательства и охоты, а также в том, что эта новая практика будет господствовать над миром, который они так хорошо знали. Разделы или утрата тер­ ритории могут быть обою дно выгодными решениями, а не причиной войн или предвестником нищеты и краха.

Разочарования по поводу сложностей современного мира могут лишь отчасти оправдать нашу уверенность в том, что кризис, в котором мир оказался, беспрецедентен.

Изобретательность, этот новый вид богатства, решитель­ но доминирующий в современном мире, породила промы­ шленную революцию, научный образ мышления и его пло­ ды, новые знания и умения, и возможность эффективно их применять - то есть современное, постаграрное общество.

Эти же достижения дали достаточную стабильность и поз­ волили (до сих пор, по крайней мере) вносить в постаг рарную жизнь коррективы, дающие ей устойчивость.

Конечно же, человеческий капитал как таковой не нов.

Он старше аграрной фазы культуры. Его следы мы обнару­ живаем в живописи пещер кроманьонцев, в украшениях, найденных в древних захоронениях, в доисторических му­ зыкальных инструментах, ударных и духовых. Творчество и способность накапливать знания и умения можно счи­ Джей н Джекобе. Закат Америки тать врожденными свойствами современного человека.

Такими же, как способность к освоению языков.

Постаграрные страны увеличивают свое богатство совсем не за счет увеличения территории или захвата зе­ мель и естественных ресурсов. Германия и Япония поня­ ли это в результате Второй мировой войны и научились наращивать процветание за счет других средств. Ключ к постаграрному процветанию лежит в решении сложной задачи по развитию разнообразия экономики, созданию возможностей и поддержанию мира без обращения к на­ силию. Аграрные культуры, не способные адаптировать­ ся к производству богатства через знание, ждет свое Средневековье и спираль упадка.

Карен Армстронг в своей истории ислама объединя­ ет преобразующие силы постаграрной культуры с соци­ альной неустойчивостью, которую она порождает. По поводу образования она пишет следующее:

«Когда ресурсы были жестко ограничены, оказывалось не­ возможно поощрять изобретательность и оригинальность в такой степени, как мы это делаем, на Западе. Мы стре­ мимся знать больше, чем знало поколение наших родителей, и исходим, из того, что наши дети сделают следующий шаг вперед. Ни одно общество в прошлом не могло себе позволить постоянное переобучение персонала и обновление инфра­ структур, которые необходимы для инноваций в огромном масштабе. Соответственно во всех традиционных общест­ вах, включая и общество аграрной Европы, обучение было отстроено так, чтобы тормозить любознательность и изо­ бретательность индивида. Иначе они могли нарушить Глава восьмая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я стабильность сообщества, у которого в руках не было инст­ рументов для того, чтобы освоить и применить новые идеи... Ученики заучивали старые тексты и комментарии к ним наизусть - само обучение представляло собой зачиты­ вание учебника. При публичных диспутах между учеными предполагалось, что один из них был прав, а другой заблуж­ дался, и не было идеи, что противостоящие взгляды могут быть синтезированы в новом знании».

Замечания Армстронг фокусируются на Ближнем Вос­ токе и исламской схеме фундаменталистского обучения.

Н о ей есть что сказать о драмах, которые переживают постаграрные культуры вообще. Начиная с XVI века:

«Западное общество более не сдерживалось теми оковами, что аграрная культура... Одно за другим следовали изобре­ тения и открытия в медицине, навигации, сельском хозяй­ стве и промышленности. Каждое из них порознь не имело решающего значения, но их кумулятивный эффект оказал­ ся радикальным. К 1660 году инновации происходили в та­ ком масштабе, что прогресс стал необратимым: открытие в одной области непременно вело к формированию новых идей в другой... Люди в Европе и Америке наращивали уве­ ренность в том, что прогресс непрерывен. К тому времени, когда технизация общества привела к промышленной рево­ люции XIX века, люди Запада обрели такую уверенность в себе, что им уже не требовалось искать вдохновение в про­ шлом, как это свойственно аграрным культурам и их рели­ гиям. Они устремили взоры в будущее.

Для участия в научных и производственных проектах требовалось возраставшее число людей на первичных уров­ Джейн Джекобе. Закат Америки нях деятельности - печатников, клерков, заводских рабо­ чих. Им уже требовался некий уровень образованности. Тре­ бовались все больше людей, способных покупать товары мас­ сового производства, т.е. живущих несколько лучше, чем требовалось для физического существования... Если государ­ ство хотело использовать человеческий ресурс для роста производительности vipyda, оно нуждалось в том, чтобы втянуть в процесс группы, ранее сегрегированные и вытолк­ нутые на обочину, как это случилось с евреями... Идеи демо­ кратии. плюрализма, толерантности, прав человека, свет­ ского характера культуры не были уже только прекрасными мечтаниями. Они были востребованы совре­ менным государством, по крайней мере отчасти. Было об­ наружено, что для своей эффективности современное госу­ дарство должно быть организовано на светской, демократической основе. Обнаружилось также, что если об­ щества организованы по новым рациональным и научным нормам, они становятся неодолимыми, традиционные аг­ рарные страны не могут быть для них соперниками ».

Однако кое-что осталось без изменений. В постаграр ной культуре, точно так же как и в аграрной, все оказы­ вается связано со всем. Во всяком случае, если какой-то элемент системы усиливается, усиливается и вся сеть.

А если какой-то элемент ослабевает, ослабевают и дру­ гие. Сложная новая культура не оказалась так просто экспортируемой и контролируемой, как того ожидали европейские империалисты. Как пишет Армстронг:

«Аграрные колонии восприняли колонизацию как вторже­ ние разрушительного, чуждого начала. Модернизация была Глава восшая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я сугубо поверхностной ~ по необходимости, коль скоро хоте­ ли быстро достичь того, на что Европе потребовалось три столетия. В Европе современные идеи имели достаточно времени, чтобы постепенно просачиваться во все классы об­ щества. В колониях лишь небольшие группы, принадлежав­ шие к верхнему слою общества и (что существенно) к воен­ ной касте, могли получить европейское образование...

Общество раскололось, и две его части все труднее могли по­ нимать друг tijyyza... Теми, кто остался за рамками процес­ са модернизации, управляли сообразно светским кодексам законов, которых управляемые не понимали... Постройки в западном стиле «модернизировали» города, чаще всего пре­ вращая древние центры в музейные предметы, в приманку для туристов... Люди чувствовали себя потерянно в своей собственной стране. Местные жители всех общественных классов испытывали горечь прежде всего по поводу того, что они более не были хозяевами собственной судьбы. Они испытали угнетающую утрату идентичности».

Даже на Западе люди нашли переход от культуры аграр­ ной к постаграрной весьма тяжким испытанием, а многие испытывают болезненное чувство по сей день. Но так или иначе западный человек модернизировался в собствен­ ном темпе и в соответствии с собственной программой.

Это роскошь, которой были лишены европейские коло­ нии за исключением - частичным - Гонконга. В Европе и в Америке модернизация сопровождалась расширением автономии личности и инновациями. В колониях ей со­ путствовали утрата автономии и навязанная имитация за­ падного поведения, обустройства и жизненных целей.

Джейн Джекобе. Закат Америки Рывки, привнесенные в неподготовленные аграрные общества западными империями и позднее их объединен­ ными учреждениями вроде Всемирного банка, ВТО и Международного валютного фонда, уже породили новое Средневековье. В особенности это проявилось в африкан­ ских странах, таких как Руанда, Либерия, Конго (Заир), Сьерра-Леоне и Зимбабве, а также в Камбодже (Кампучии) и Бирме (Мьянме). Две последние были вполне стабильны и относительно процветали в своем статусе аграрных куль­ тур. Даже казалось, что они довольно гладко адаптирова­ лись к французскому и британскому господству соответст­ венно. Затем обе погрузились в постколониальный ужас.

Современный мир представляет собой поразитель­ ную мозаику, составленную из культур-победителей;

групп, погруженных в старое или новое Средневековье;

групп, пытающихся выбраться из порочной спирали, тянущей их вниз;

остатков доаграрных культур;

облом­ ков рухнувших империй. Даже внутри одной страны су­ ществует такая мозаика из культур современных, арха­ ичных и средневековых.

Группы людей, к которым относятся снисходительно, над бессилием и глупостью которых принято потешать­ ся, нередко (возможно, что всегда) представляют собой средневековые популяции. Они «заторможены» тем, что их идентичность и их культура приписаны к своего рода чистилищу. Я знавала такой островок в 1930-е годы в богом забытом месте Аппалачских гор, в Северной Ка­ ролине. Жители этих мест утратили родовую память.

Возможно, что это произошло из-за медленного накоп­ Глава восьмая. Ф И ГУ РЫ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ления неадекватности к окружению. Перебравшись в го­ ры, где они обрекли себя на изоляцию, эти люди утрати­ ли многие из умений, которые их предки привезли из Европы и с восточного побережья США. Они не были ни глупы, ни беспомощны. Да и их архаичность была не вполне последовательной: они изготовляли на продажу соломенные шляпы, метлы, английские булавки и вяза­ ли так называемые сьюксы (по имени индейского пле­ мени). Получив помощь извне, они восстановили уте­ рянные умения. А с возвращением ранее переехавших в другие места (и их сбережений) часть этих людей об­ рела новый интерес к будущему и его возможностям.


Северный Лондейл, о котором мы говорили раньше, представляет собой фрагмент городской мозаики, где жители глубоко погрузились в новое Средневековье.

Они оказались не в состоянии сохранить хотя бы при­ митивные элементы социальной жизни. Северный Лондейл и вся чикагская мозаика отнюдь не исключе­ ние в западных городах. Наш вид весьма вынослив, но индивиды и целые группы, впавшие в большое или ма­ лое средневековье, нуждаются в помощи и времени, чтобы восстановиться.

Жертвы Средневековья, особенно когда они изолиро­ ваны в пространстве или в социальной среде, нередко не в силах выбраться из своего состояния, даже если их чис­ ло не так уж мало. Между нами и нашими пращурами про­ легли пропасти утраты памяти. До сих пор не утихают споры вокруг того, были ли эти пращуры робкими подби рателями крошек, остававшихся им от гиен, или сами Джейн Джекобе. Закат Америки они были отважными хищниками - память об этом исчез­ ла. Не утихли споры и вокруг того, всегда ли женщины трактовались мужчинами как существа второго разряда и об этом не сохранилась память. Даже обладавшие пись­ менностью культуры вроде минойской и сменившей ее микенской остаются таинственными. Это достойно сожа­ ления, так как минойское искусство донесло до нас чувст­ во радости, следование моде, игры с быком, женщин, ко­ торые выглядят достаточно независимо. Н о все это ушло, оставив после себя все еще не расшифрованные надписи, несколько дюжин печатей для букв или целых слов и сле­ ды жизнерадостности в произведениях искусства. Мы да­ же не знаем точно, было ли письмо тех, кто их завоевал и кто тоже канул в Лету Средневековья, прямым предком греческого алфавита - достижения, косвенным образом связанного и с нашим письмом.

Древние греки, как и древние иудеи и другие группы людей с их историями о происхождении от божествен­ ных предков, сохранили мифы, в которых видны сожа­ ления по поводу исчезнувшего золотого века. Немало исчезло веков, которые можно было счесть золотыми сравнительно с тем, что наступало вслед за ними.

В каждый момент времени трудно определить, какие силы находятся на восходящей линии: силы жизни или силы смерти. Можно ли счесть расползание пригородов с пустой растратой земель и уничтожением соседских сообщ еств знаком упадка? И можно ли счесть сигналом жизнеспособности и приспособляемости североамери­ канской культуры подъем интереса к средствам преодо­ Глава восьмая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я ления такого расползания? Пока что правдой может оказаться как первое, так и второе.

Предположим, что когда по тактическим соображе­ ниям уничтожали леса и будущее «плодородного полуме­ сяца» две с половиной тысячи лет назад, некто, одарен­ ный даром предвидения, мог дать совет. Что стало бы разумным предупреждением? Думаю, слова звучали бы так: «Пусть все растет. Не дайте козам съесть молодую землю прежде, чем вырастут новые деревья».

Предположим, что из далекого будуш,его люди, кото­ рые смогут заглянуть в наше время - и, наверное, будут трактовать его как переходную, кризисную стадию меж­ ду началом агрокультуры и их собственным временем, зададутся вопросом: что могло бы остановить распад за­ мечательной культуры Северной Америки? Полагаю, что ответ был бы тем же: пусть все растет! Не дайте по­ ка еще сильному правительству или корпорациям заду­ шить в зародыше ростки нового или заглотать их, как только проявятся признаки их экономической успешно­ сти. Перестаньте укладывать слишком много яиц в слишком малое количество корзин, отдавая надзор не­ многочисленным суперменам, которые существуют на самом деле лишь в нашей мифологии.

Если людям будущего будет интересно и у них будет достаточно документации, они смогут отметить, что американский президент Теодор Рузвельт, портрет к отор ого навечно врезан в гору Маунт-Рашмор, оста­ новил каннибализм корпораций на очень важные полвека. К сожалению, его вновь выпустили на св об о­ Джейн Джекобе. Закат Америки ду в 1960-е годы и дали разрастись двадцатью годами спустя.

Выбираться из спирали упадка или из пропасти мас­ сового беспамятства очень трудно. Это требует герои­ ческих усилий и жертв. Гораздо лучше постараться не свалиться в пропасть. Культура, выбиравшаяся из Сред­ невековья, совсем не была похожа на то, что она при­ знала бы своим, повтори она судьбу культуры, рухнув­ шей под напором победителя или по внутренней слабости. Само Средневековье оказывало на нее огром­ ное форматирующее влияние - физическое, социаль­ ное, психологическое. Средние века, последовавшие за упадком Рима, оформили в Европе феодальное общест­ во с его культурой. Н о многие темные века, привнесен­ ные в историческое время завоеванием, сформировали немало деморализованных аборигенных культур. Сред­ ние века в роли преобразователя жизни людей в лучшем случае мрачны и малопредсказуемы: они не поддаются желаниям, воле, планам. С ними приходит м ногообра­ зие опасностей, от которы х н епросто находятся сред­ ства.


Как может культура избежать провала в Средневеко­ вье или близкую к нему ситуацию, когда все указывает на то, что это - ее судьба?

Япония сумела избегать колониального средневековья после того, как командор Мэтью Пери в 1853 году привел военные корабли к Токио и потребовал, чтобы страна от­ крыла двери для торговли с Западом. Веками до того Япо­ ния культивировала оборонное сознание, закрывшись от Глава восьмая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я контактов с опасным внешним миром и его культурой.

Она продолжала защищать себя и тогда, когда стала дого­ нять Запад, преобразуясь из аграрного общества в постаг рарное, основанное на инновациях. Однако в ходе этой трансформации общество предприняло колоссальные усилия, направленные на то, чтобы удерживать и питать привычные черты культуры. Оно восстановило симво­ лическую фигуру императора, продолжало воспевать идеалы самураев, сберегло все святыни. И прежде всего японское общество культивирует свое искусство и эстети­ ческие ценности, воплощенные в нем. В целом Япония скорее вплела Запад в собственную культуру, чем позволи­ ла ей оказаться ненужной при подражании Западу.

Япония системно продолжает эту политику. Так, она любовно сохраняет свою программу поддержки живого национального достояния - людей, сберегающих вели­ кое мастерство. Это каллиграфы и гончары, барабанщи­ ки и садовники, резчики и кукольники, актеры традици­ онного театра и так далее и тому подобное. В обмен на эту поддержку живые национальные достояния продол­ жают совершенствоваться в своем мастерстве и переда­ ют его ученикам, так что ни умения, ни ценности, ни культурная идентичность, которую они воплощают, не утрачиваются. Ассимиляция западных инноваций и их развитие проходили в Японии необычно гладко, несмо­ тря на войны, которые она вела с Европой: сначала про­ тив России в 1904-1905 годах, затем против союзников во Второй мировой войне. Несмотря на то что страна чудовищно пострадала от голода, ковровой бомбарди­ Джейн Джекобе. Закат Америки ровки, атомной бомбардировки, вслед за чем последова­ ли годы оккупации, она взяла из зарубежных контактов хорош их и плохих - лишь то, что хотела адаптировать, не утрачивая ни памяти культуры, ни идентичности, ни компетентности. Теперь Япония сравнялась с Западом в области высоких технологий или даже обошла его, обычным для себя образом не акцентируя свои достиже­ ния, что позволяет ей избежать зависти1.

Почти чудо, что Ирландия так и не была поглощена Средневековьем. Англичане во время своих вторжений, убийств и угнетения при Елизавете I и при Кромвеле от­ носились к католикам-ирландцам как к аборигенам, под­ лежащим истреблению с лица земли ради выгоды завое­ вателей. Голод, чума, военные действия опустошали Ирландию целые столетия. К середине XIX века ее насе­ ление сократилось с девяти миллионов человек до двух отчасти вследствие голода, но также и вследствие захва­ та англичанами земель: это вызвало вынужденную эмиг­ рацию. Но при всех этих тяготах к четырем всадникам Апокалипсиса не присоединился пятый - забвение. Ир­ ландцы упорно не желали забывать, кто они, что они це­ нят, и категорически отказались забыть свою культуру.

Это чудо произошло прежде всего благодаря столь хруп­ кому средству, как песни. Баллады и песни не дали ни им, 1 Факты точны но Джейн Джекобе - по соображениям усиления поле­ мики - явно преуменьшает комплекс социальных и культурных трудно­ стей, которые переживает Япония, столкнувшись с драмой раскола между поколениями и неэффективностью архаических финансовых ин­ ститутов. (Прим. пер.) Глава восьмая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я ни их потомкам забыть, что они потеряли. «Всякая ир­ ландская песня - это песня протеста», - сказал мне ир­ ландский юрист, когда я спросила его о смысле жалобно­ го и подавленно-гневного соло, которое он выводил во время праздника. Ирландцы перенесли гражданскую войну и давление со стороны англичан, которые пользо­ вались всем, чтобы убедить их в собственной второсорт ности. Они испытали террор конца XX века - в значи­ тельной степени ими же и порожденный. Но никогда они не предавали ни себя, ни свою культуру.

Песня - очень эффективное средство передачи культу­ ры из поколения в поколение. Песни и стихи, заученные в детстве, сохраняются в памяти до глубокой старости.

Эмоциональная мощь искусства - подлинного искусства, а не официальной пропаганды - очевидным образом иг­ рает в каждой культуре стержневую роль. Англия имеет сейчас самую низкую производительность в Европей­ ском сообществе. Республика Ирландия обошла ее - это звучит как насмешка над долгой убежденностью англичан в том, что ирландцы - люди второго сорта.

Искусство Рима существенно уступало другим элемен­ там культуры. Сами римляне осознавали, что в этом они не были самостоятельными творцами и жили на заимст­ вования у греков. Вергилий именовал этот недостаток силой римлян. Н о возможно, что именно сдерживание эмоций, выражаемых через искусство, стало существен­ ным препятствием для выживания римской версии классической культуры. Этот недостаток облегчил заб­ вение римской культуры в эпоху Средних веков, когда Джейн Джекобе. Закат Америки потерпели крушение имперские институты управления, торговли и военного дела.

Историки и публицисты часто сопоставляют США и Рим, пытаясь найти уроки на будущее в изучении оши­ бок Рима. К счастью, эти культуры различаются фунда­ ментально. Культура Америки пронизана сердечностью и эмоциональна, она наслаждается богатством своей собственной формы искусства. В одной только области пения Америка имеет: церковные хоралы и блюз;

песни профсоюзов, песни ковбоев и песни уличных банд;

хи­ ты из мюзиклов и фильмов;

джаз и баллады кантри;

рок н-ролл и рэп;

песни патриотические, военные, антиво­ енные;

песенки в рекламе и колыбельные;

школьные, ностальгические и любовные;

гимны и беспардонные пародии на все перечисленные жанры.

Если опасность кроется в гнильце внутри доминант­ ной культуры или в ее неспособности к адаптации, важ­ нее всего, чтобы общ ество достаточно осознавало себя, понимая опасность накопления слабостей в культуре и стараясь их выправить, стабилизируя сеть культуры во всей ее сложности. У порочной спирали есть противо­ положность - спираль совершенствования. Каждое улучшение и каждое усиление ведет за собой следую­ щие улучшения, которые в свою очередь усиливают ис­ ходное улучшение. Спираль совершенствования, дейст­ вуя через благодетельную обратную связь, означает, что нельзя сразу получить все необходимое, но каждое отдельное улучшение положительно воздействует на целое.

Глава восьмая. Ф и г у р ы С р е д н е в е к о в ь я По иронии судьбы общества (включая наше), бывшие в прошлом великими победителями, сталкиваются с особой опасностью - утратить способность успешного приспособления к новой реальности. Ранее жизнеспо­ собные культуры обычно падают жертвой самоуверен­ ного самообмана. Поскольку культура представляет со­ бой единое целое, терпимость к коммерческому обману ради получения прибыли имеет точный эквивалент. Это раздувание потерь противника и убеждение окружаю­ щих в том, что он деморализован. Фиаско в заливе Сви­ ней на Кубе и фальсификация размера потерь во время вьетнамской войны продемонстрировали склонность Америки обманывать себя таким образом.

История не единожды показала, что империи редко со­ храняли достаточную степень самопознания, чтобы удер­ жаться от чрезмерного расширения и чрезмерного захва­ та. Они не сумели признать, что подлинная мощь успешной культуры кроется в способности служить примером, образ­ цом. Конечно, такое отношение требует огромного терпе­ ния. И, чтобы успешно его развивать, общество должно осознавать себя. Любая культура, которая отторгает ценно­ сти, давшие ей силу, способность меняться и идентичность, слабеет и опустошается изнутри. Культура может избежать этой опасности лишь в том случае, если она лелеет те базис­ ные ценности, что образуют ее природу и обеспечили ей успех. Все изменения должны встраиваться в такого ро­ да рамочную структуру. Применительно к американской культуре и культурам, на которые оказали огромное воз­ действие США, не знаю лучшего выражения корневых Джейн Джекобе. Закат Америки ценностей, чем слова, произнесенные Линкольном:

«...чтобы управление народом, осуществляемое народом и для народа, не исчезло с лица земли»2.

- Бюллетень Гнльдии писателей в своей колонке «Следим за цензурой»

сообщал весной 2002 года:

«Что вы читаете? Часть первая. Обследование 100 библиотек США, проведенное в феврале 2002 года, выявило, что в 85 из них появлялись агенты ФБР или полиции, запрашивая информацию о читателях. По­ скольку конгресс в октябре 2001 года принял «Американский патриоти­ ческий акт», департамент юстиции имеет право секретным образом по­ лучать информацию о том, какие книги вы читаете или покупаете в книжном магазине, ограничившись простым заявлением, что такая ин­ формация важна для антигеррористического расследования. Библио­ текарям и продавцам книг запрещено информировать своих клиентов о таком действии, что делает юридическую з а щ и т у неосуществимой.

В ответ на это магазин «Бар Понд Букс» в Вермонте стер все записи о покупках, сделанных членами клуба читателей».

«Что вы читаете? Част ь в торая. Последней предложенной стратегией борьбы с терроризмом стала программа 'ПА (тотальной информацион­ ной готовности), автор - адмирал Джон 11ондекстер. Программа предпо­ лагает «раскопки данных», способные помочь правительству собирать и анализировать персональную информацию о каждом лице на террито­ рии США. Система должна синтезировать информацию правительствен­ ных учреждении и бизнес-структур и затем подвергать ее анализу в мини­ стерстве обороны на предмет присутствия признаков активности террористов.

Каждая покупка, которую вы совершаете с помощью кредитной кар­ ты, каждая подписка на журнал и каждая медицинская форма, которую вы заполнили, каждый сайт, который вы посетили в Интернете, элек­ тронная почта, которую вы получили или отправили, каждый ваш вклад в банке и заказанный билет - все это будет включено в то, что министер­ ство обороны описывает как виртуальную централизованную базу дан­ ных... мечта супершцейки».

Американский Союз гражданских свобод предпринял широкую кам­ панию против этой программы.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.