авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«К ЧИТАТЕЛЯМ В этой книге представлены важные вехи жизненного пути лидера Исламской Революции1 имама2 Хомейни. (Да будет с ним милость Аллаха!) Хотя описывать ...»

-- [ Страница 3 ] --

Я - пасдар, своей кровью продолжающий наследие пятнадцати веков красной линии мученичества, на моих плечах тяжкий груз ответственности. После долгих размышлений я понял: передо мной два пути. Один - это путь Хусейна, шахидов, и надо стремится выбрать их путь. Пойти по другому, значит, выбрать Йезида, уподобиться животным, пить, спать, не совершая паломничества к Богу, опуститься, быть отвергнутым праведной кровью шахидов. И гореть бы мне в адском огне, но я выбрал путь Хусейна. Отныне я готов совершить исход!

Полчища наемников собираются с Запада и Востока вокруг моего Отечества, обуреваемые жаждой уничтожить Ислам и нашу Революцию.

Я - один из солдат Ислама и сын имама Хомейни, принял решение до конца выполнить свой долг. Вся технотронная мощь нечисти бессильна против нашей Веры и нашей Ненависти. Никакие препятствия не остановят сыновей со словами: "Бог - превыше всего, Хомейни — наш вождь!", идущих разминировать своими телами минные поля".

Напомню также, что в Иране родителям, у которых сыновья пали на поле брани - не сострадают, их поздравляют! Родители считают свои жертвы великой честью для семьи, благословением Божьим.

Невозможно сравнить отношения в иранских семьях с холодными и бездушными семейными узами на Западе. Спросите любого из сотен тысяч иранских бойцов, какой день был самый тяжкий на фронте? Вам неизменно укажут на день, когда была принята резолюция ООН о перемирии в ирако-иранской войне. Надо было видеть басиджей ополченцев в тот памятный день, дабы поверить в величественную картину: басиджи плакали, рыдали навзрыд, что они упустили возможность стать мучениками. Они были опечалены тем, что врата рая навсегда закрылись перед ними..."

Конечно, трудная задача – генерировать исламскую этику в душе большой общины. Ливан и эпическая история Хезболлы тому пример. В Ливане многое совершалось под влиянием США, с санкции кремлевских вождей.

Но что же заставило народ Ливана, по численности уступающего врагам, без соответствующих оборонительных сооружений, сражаться так беззаветно и мужественно, что даже мощная военная машина Запада попятилась назад? Да и теперь, несмотря на серьезные экономические трудности, израильские бомбардировки, Хезболла напоминает о себе политикам, героически сопротивляясь. Причина простая: ливанские мусульмане, опираясь на свои религиозные убеждения, последовали советам Хомейни. Знакомую ситуацию мы наблюдаем и в Палестине, породившей движение Хамас.

К сожалению, учение имама и его влияние на мир, общество, аспекты его преподавательской деятельности пока недостаточно исследованы. И здесь мы вынуждены констатировать, что образовательная и социологическая школы имама Хомейни ничего не имеют общего с тем, что преподается в университетах стран третьего мира.

Учение имама Хомейни основано на деяниях пророков. То, что мы принимаем сегодня за науку о человеке - всего лишь классификация человечества и его взаимоотношений с невдохновенной точкой зрения западного либерализма, который сам по себе - лишь только некоторых воззрений Ренессанса, признание главенства материализма над духом.

Но вернемся к послереволюционным кипучим годам. После мученической смерти соратников имама, авторитетных личностей Исламской Республики, главари террористической группировки "лицемеры" - бежали в Париж на самолете, пилотируемом личным пилотом шаха. Противореча своим заявлениям о защите прав человека, правительство Французской Республики предоставило политическое убежище террористам, которые официально взяли на себя всю полноту ответственности за убийство президента, политиков, философов, духовных лиц. Жаль, что члены французского правительства, так мало знакомы с трудами своих французских философов, иначе они бы почерпнули у Буффлера:

"Нравственность - она подобна "Полярной звезде" для государственных мужей".

Таким образом, лицемеров взяли под защиту европейские страны, разглагольствующие о борьбе с терроризмом. Ну что же, лицемеры льнут к лицемерам...

Остается только добавить, что во время войны Ирака с Ираном "лицемеры" заключили сделку с Саддамом, их главная база находилась на территории Ирака. И действовали они подобно наемникам и диверсантам, собирали секретную информацию, а за торговлю секретами родины получали огромные барыши. Это "лицемеры" нацеливали ракеты на скромные жилища государственных деятелей, принимали они участие и в допросах военнопленных.

Свои главные усилия "лицемеры" сосредоточили на вторжение в Иран после перемирия между Ираном и Ираком во время так называемой "Операции Мерсад", когда и потерпели сокрушительное поражение, потеряв более тысячи человек. Правда зарубежные СМИ, связанные со спецслужбами, раструбили на весь мир, дескать, в Иране нарушают права человека.

Террористические акции лицемеров вошли в реестр самых чудовищных злодеяний против человечества, кроме гибели 72 известных интеллектуалов, политиков во время взрыва в штаб-квартире Исламской Республиканской партии, мученической смерти президента и премьер министра от рук лицемеров погибли и священнослужители: аятолла Садуки, пятничный имам из Йезда, аятолла Ашрафи Исфахани, пятничный имам из Керманшаха, аятолла Дастгейб, пятничный имам из Шираза, аятолла Мадани, пятничный имам из Тебриза, аятолла Годдуси, генерал Дастириджи, ходжат ол-эслам Хашеми Неджад и десятки других духовных лиц, каждый из которых царил в сердцах верных слуг Аллаха. И вся то их вина, что служили Господу, а не дьяволу. Последним событием было убийство двух христианских священников в День Ашуры у священной гробницы непорочного имама Резы.

Пополнили этот расстрельный список и простые люди, которые пострадали от злого умысла террористов на базарах, улицах, в мечетях.

Международные правозащитные организации как всегда хранили молчание, никто не осудил "лицемеров". Не счесть случаев, когда слугам сатаны потворствовали на самом высочайшем государственном уровне.

Вот и сегодня они узурпируют наше право на свободу, попирают общепринятые нормы морали, подстрекают к выпадам против духовенства.

Имам Хомейни презирал высокопарные речи европейских властолюбцев, ополчившихся на Ислам. Ибо в свете пророческих исламских истин западные, так называемые гуманисты, чаще всего демонстрировали свои греховные помыслы и дурновкусие. Надо же было так возненавидеть Ислам, чтобы финансировать отщепенцев.

Имам Хомейни не боялся высказать свою позицию и в отношении ООН.

Его Святейшество называло Совет Безопасности орудием в руках международной финансовой олигархии. Это касалось и самозванных знаменосцев эпохи - коммунистов. Там где коммунисты - там самые роскошные декорации из лжи!

В отличие от коммунистических миротворцев, имам предлагал мировому сообществу нравственные ориентиры. К нравственным поступкам он призывал и скромных слуг Исламского Порядка, неустанно подчеркивая:

"Ныне, если такие общества, как США, западный мир начнут восхвалять вас и добровольно признают существование ваше и революции, то наступит день, когда вы должны будете подвергнуть сомнению правильность вашего пути и безошибочность вашей позиции. Надо объявить всеобщий траур в тот день, когда американский президент выступит в нашу похвалу".

НАВЯЗАННАЯ ВОЙНА И ГЕРОИЧЕСКАЯ ВОСЬМИЛЕТНЯЯ ОБОРОНА Экономическая и политическая блокады - излюбленная тактика Вашингтона в отношении суверенных государств, которые отказались идти в фарватере американской политики. Сразу же, после провала операции в пустыне Табас и неудач в Курдистане пентагоновские стратеги начали искать повод для прямого военного вмешательства. Однако баланс сил между Западом и Востоком исключал какие-либо односторонние действия.

Отметим и другую причину срыва тайных планов: в спорах и дискуссиях с Хомейни в местечке Нофль-ле-Шато под Парижем, у европейских интеллектуалов сложилось совсем иное представление об имаме Хомейни.

Официальный окарикатуренный портрет Хомейни, который принадлежал кисти подмастерьев из Белого дома, и на который не пожалели сочных красок подмастерьи из Тель-Авива, разительно отличался от подлинного портрета имама, величайшего мыслителя XX столетия.

Поэтому в Европе дальновидные политики уже не воспринимали американскую карикатуру на Хомейни, она мешала их диалогу с Ираном, более того, европейцы осуждали и методы дележа власти, исходившие от Вашингтона. Отныне в Европе считалось хорошим тоном рассматривать иранские проблемы с объективной точки зрения, со справедливых позиций, в рамках официального протокола.

И тогда американцы разыграли ирано-иракскую карту. В этой политической интриге Вашингтон рассчитывал на некоторые дивиденды.

Во-первых, американцы уходили от прямого военного столкновения с Ираном, а во-вторых, ирако-иранская война, к большой радости американских стратегов, превращалась во внутреннюю бойню между мусульманами. Как образно подметил один из политологов, ирако иранская война разгорелась на "святой территории Корана", американцам оставалось только подсчитывать общемусульманские потери и следить чтобы пожар войны не угасал, ибо ни для кого не секрет, что Белый дом использует исламскую карту для устрашения народов в XX столетии.

Были и другие нюансы: Ирак традиционно считался союзником СССР, стан Восточного блока. Вовлечение Ирака в войну с Ираном, таким образом, освобождало США от ответственности за разгоравшийся пожар войны. И если и возникали кое-какие разногласия между Москвой и Вашингтоном, то они смягчались по дипломатическим каналам.

Казалось, Иран был обречен на поражение, не было и малейшего шанса противостоять тройственному союзу.

Понимал ли имам Хомейни, кто выкатил бочки с порохом на перекрестки Ближне-Восточной политики и кто зажег факел войны? "Этот конфликт, говорил имам Хомейни, - борьба между ересью и Исламом, не война между нами и Америкой, а борьба между Исламом и ересью".

Ирак был второй страной, после Саудовской Аравии, на Ближнем Востоке, решивший проблему кадров и вооружения, он обладал богатейшими возможностями вести длительные военные операции, ставя их в зависимость от амбициозных притязаний недругов Ирана.

Согласно первоначальным планам американцев, не было и речи вести затяжную войну. Всего несколько дней отвели для сражений, чтобы склонить к капитуляции Иран и покончить с Исламской Революцией.

Старые пограничные споры между двумя странами создавали идеальные условия для вторжения, для невидимой войны США с Ираном. И здесь следует внести ясность: если сначала мировая общественность не восприняла документальные доказательства, предоставленные Ираном, утверждающие, что именно США настоящий виновник этой бойни, то позже, во время нефтяной войны между Ираком и Кувейтом, секретные документы, мемуарные откровения пентагоновских стратегов приоткрыли завесу над неприглядными, оккупационными планами США.

Во всяком случае, 31 шахривара 1359 года (22 сентября 1980 г.) по мусульманскому летоисчислению, иракская армия предприняла широкое наступление против Исламской Республики. На протяжении километров границы, от самого северного пункта до Вендара, порта Хоррамшахра и Абадана, иракские войска вторглись на территорию Ирана. Авиация противника уже в 14 часов того же дня бомбардировала тегеранский аэропорт и другие военные и мирные объекты.

Войска Саддама, подготовленные с помощью французского правительства, вооруженные Америкой и Великобританией, при попустительстве Кремля, продвинулись на многие километры вглубь Ирана, захватив крупные территории в пяти иранских провинциях.

Храброе сопротивление пограничников вскоре было сломлено из-за отсутствия информации, внезапности нападения и превосходства в самых разных видах вооружения.

Пентагоновские стратеги праздновали победу: иранские города, деревни были разрушены дотла, сто тысяч иранцев лишились крова и превратились в бездомных бродяг. Какова же причина удачного блицкрига? Во-первых, иранская армия понесла серьезный ущерб во время Исламской революции.

А, во-вторых, тысячи иностранных специалистов, главным образом американцы, которые в шахские времена технически перевооружали иранскую армию, при первой же возможности выехали домой. Потом генерал Хауйзер будет похваляться в своих мемуарах, что многие новейшие приборы, истребители и даже ракеты, которые были закуплены на деньги иранских налогоплательщиков, без каких-либо затруднений генерал переправил в США.

Попросту говоря, пентагоновские генералы умыкнули новейшее оружие и выгодно пристроили в других странах. Кое-какие виды из этого вооружения иракцы использовали даже во время своего продвижения на территории Ирана. Назовем и третью причину победоносного шествия противника: вновь сформированный Сепах, Корпус Стражей Исламской Революции по приказу имама Хомейни находились еще в процессе формирования и не могли дать достойный отпор. К тому же, не хватало оружия и опыта. Грамотно использовал противник и поступающую информацию от американцев и пятой колонны. Аппетиты у американских вояк настолько разгорелись, что они помогли иракскому командованию подготовить роскошные карты Большого Ирака, на которых весь Курдистан и большая часть западных провинций Ирана значились как иракские территории.

Отметим также, что экстренные сообщения о продвижении иракских войск вглубь территории суверенного Ирана, были в международных организациях встречены гробовым молчанием, редкие голоса выступили в поддержку Ирана.

Вот это предательское молчание, явная враждебность и направленность средств массовой информации, да еще внутренние обстоятельства, широко разрекламированные возможности баасистов и создали условия, при которых было весьма затруднительно принимать какие-либо решения.

Иран поставили перед свершившимся фактом и выбор был невелик:

вступить в неравную схватку или уступить американцам, оставить Ираку захваченные земли, дабы спасти Революцию и Ислам.

Эти условия, какими бы они не были жестокими, не могли поколебать имама Хомейни в отношении его долга перед народом. Имам интуитивно чувствовал, что "как часто небольшая сила Господней волей побеждала орды ворогов. Господь благоволит к тому, кто стоек духом" (Коран, Сура "Корова", стих 249), Хомейни морально подготавливал себя шаг за шагом к "растворению в Боге"41 еще до того, как принял на себя руководство мусульманской общиной.

Хомейни преклонялся перед теорией "Асфар-е Арбае"*2 во время хидржы, миграции совершенного человека и сам испытывал эти путешествия, ими восторгаясь. Это к Хомейни пришло озарение включить в тексты своего "Практического Кодекса" декреты о походе (джихаде) и обороне, считая их священным долгом, которым нельзя пренебрегать. И каждый мусульманин, познакомившись с жизнью имама и перипатическим путешествием - процессом постепенного совершенствования, может догадаться заранее, какой курс или путь он выберет с подобными взглядами на любом перекрестке жизни.

Незамедлительная реакция Хомейни и его первые послания относительно иракской агрессии, лучше всего говорят о его личности, о силе характера.

Хомейни тотчас же призвал народ не унывать, а крепить оборону. Он заверил общину, что коли все перейдут к обороне во имя Бога и посчитают это своим религиозным долгом - враг потерпит сокрушительное поражение;

его ожидает бесчестие и вселенский позор.

Имам патриотично призывал: "Не позорно ли для мусульман, имея столько материальных и нравственных ресурсов, при наличии божественной поддержки находиться под гнетом деспотических держав и разбойников века".

"Бог и народ, слитые воедино - непобедимая сила", - не раз говорил, обращаясь к народу нынешний верховный лидер иранского общества и аятолла Хаменеи.

Вернуться к Богу — это значит вернуться к миру. Имам развеял ложные утверждения западных политиков, что единственная сила на мировой арене - военная мощь армии, что религия не в состоянии управлять современным обществом и что иранцы поставлены перед выбором: или заручиться поддержкой одного из полюсов силы, дабы выжить или погибнуть.

На следующий день после начала иракского нашествия, обращаясь к народу, имам Хомейни в семи коротких, но тщательно продуманных пунктах, наметил тактику всенародного сопротивления оккупантам.

"Мировые державы должны знать, - заявил Хомейни, - что сегодняшний день не похож на вчерашний, чтобы государство отступило при первом же испуге. США пытаются утверждать, что у них свои интересы в нашем регионе. Почему Америка должна иметь интересы в нашем государстве? И разве интересы мусульман должны быть интересами США?" В первый же день войны имам Хомейни возложил на себя тяжкое бремя ответственности за судьбу нации, развернув компанию за освобождение Ирана.

Война длилась почти восемь лет и все эти годы Хомейни руководил сначала обороной, а потом и полным разгромом иноземных войск.

Хомейни обратился к верующим с пламенным призывом: "О, угнетенные мира! К какому бы классу или стране вы не принадлежали, проснитесь! Не бойтесь рева Америки и других угнетателей. Сузьте кольцо их блокады!" Десятки тысяч ополченцев и добровольцев помогали армии отразить нашествие. Благодаря жертвенным подвигам иранских бойцов и ополченцев, продвижение врага вглубь страны было приостановлено.

Планы по блицкригу остались только на бумаге. Не оправдались надежды и на восстание арабов, которые проживали в Иране. "Миражи" продолжали бомбить иранские аэродромы, но это было лишь слабым утешением для Саддама.

Своими посланиями имам Хомейни подготовил народ к затяжной войне, вдохновляя бойцов на подвиг. Его Святейшество верил, что победа будет не за горами.

Встречаясь с главами исламских государств, имам Хомейни убеждал их, что если они все еще считают Саддама мусульманином, то обязаны все равно подчиняться указаниям Священного Корана, который требует от мусульман беззаветно сражаться с врагом, пока он вновь не подчинится Господу и не откажется от своих агрессивных намерений".

Как завещание и сегодня звучит призыв Хомейни: "Мы не должны страшиться сверхдержав. В наших руках нет всех этих пресловутых средств сынов Божьих. Но наша вера укрепляет наше мужество".

ПОЧЕМУ ПРОДОЛЖАЛАСЬ ВОЙНА?

Саддам клятвенно заверил свое войско, что через три дня он поздравит всех с победой. Надо только продемонстрировать тактические возможности - иранцы не выдержат осады, сдадутся!

Позже один историк добросовестно заметит: "Если Саддам обещал своим солдатам одержать победу над Хомейни, то сам имам заверил Аллаха, что не допустит глумления над мусульманами и защитит Ислам".

Уже в первые дни войны иракская военная машина дала сбой, иракцы так и не достигли запланированных рубежей. Усилия иракской военщины взломать линии обороны оказались бесплодными. Понесли иракцы и первые потери, американские советники призадумались: иранский-то орешек оказался крепким. Тогда попытались оказать давление на Иран через подконтрольные американцам международные организации получили от ворот поворот. Пришлось на помощь призвать арабские государства, уж они-то пригрозят Хомейни! Но имам ходатаев не допустил даже на порог своего дома. И тогда вместо того, чтобы осудить агрессию, американцы задумали навязать Тегерану условия перемирия. Но согласиться с условиями Вашингтона, равносильно признать победу Саддама.

Но разве Иран развязал войну, которую теперь потребовали от него прекратить? Посмотрите на города и деревни - их выжгли дотла! Под пятой агрессора оказались и нефтеносные территории на западе, юго западе страны, а это тысячи квадратных километров иранской земли.

Должно быть американцы рассчитывали, что Хомейни запросит о передышке, согласится на весь пакет требований. Но принять условия Саддама, значит оставить в подбрюшине Ирана иракский кинжал.

Попробуй запросить о какой-либо уступке - тебе покажут на кинжал из вклинившего на иранскую территорию войска. Да и не подобает суверенному Ирану клянчить о помиловании, обращаться к политическим посредникам, все равно тебе покажут на истинного зачинщика, на США.

Запросить о снисхождении могут разве только капитулянты-либералы, но не имам Хомейни и его доблестное войско, которое прошло испытание восстанием против взбеленившегося диктатора. Нет, признать условия тройственного союза - об этом не может быть и речи.

К тому же Саддам не собирался отойти к границе. Он официально утверждает, что многие оккупированные земли и еще не оккупированные должны принадлежать Ираку! Потом мы этот мотивчик услышим через несколько лет во время войны с Кувейтом, когда Ирак покажет вопиющее пренебрежение к международным конвенциям. Саддам скажет: "Все помнят, что ворота Константинополя открылись перед мусульманами не одним святым заклинанием!" И как во времена войны с Ираном, на новейших картах в Багдаде Кувейт изобразят как часть иракской провинции Басры.

Саддам надолго завязнет в Иране, и несмотря на финансовые вливания, ему так и не удастся изменить исламский порядок, не говоря уже о том, чтобы навязать имаму мир на свое усмотрение. Призовут к перемирию Иран и арабские страны. Формулу перемирия они используют в своих корыстных целях, дабы изолировать Иран. Совсем другую позицию занимали простые арабы, они недоумевали, почему их правители поддерживают Саддама, выступают против государства, посвятившего себя целиком защите Ислама.

Многие государства ратовали за мир неискренне. Доказательства тому неоспоримые факты: например, на второй год войны Саддам, и в этом нет никаких сомнений, не в состоянии был и месяц противостоять иранской армии без долларовых подачек, оружия западного образца. Если бы страны искренно призывали бы к перемирию, то прекратили бы снабжать Багдад оружием и не настаивали бы на экономическом бойкоте Ирана.

И вся-то вина Ирана заключалась в том, что он мужественно защищался от агрессоров на своей собственной территории, и сотни тысяч его сыновей пали в праведном бою, а каждый десятый житель оказался бездомным.

Чуть позже, когда Саддам оккупирует Кувейт, арабские страны, дабы избежать ответственности за прежние грехи, найдут в себе мужество принести извинения Ирану.

Хомейни не пошел на поводу у американцев, он выразил твердое решение крепить оборону страны, наращивать силу, дабы отбросить противника на пограничные рубежи. Более того, он потребовал выплатить репарации за нанесенный ущерб. И тогда самонадеянные покровители Саддама подняли шум, да такой, что в нем потонули разумные предложения имама. На Хомейни обрушились потоки грязи, инсинуаций, в одночасье Иран превратился из жертвы в поджигателя войны, как будто Хомейни со своим воинством стоял у стен Багдада. Зато Саддам изображался невинной жертвой и миротворцем, этаким голубем мира.

Фальшивки, подготовленные американцами, "сенсационные разоблачения" ничуть не поколебали твердую волю Хомейни. После отставки Бани Садра и победы линии имама в исполнительных органах страны, иранская армия провела целый ряд успешных операций, ускоривших освобождение занятой противником территорий. К тому же имам распорядился провести всеобщую мобилизацию и сформировать двадцатимиллионную армию. Для каждого юноши стало большой честью пройти военную подготовку и попасть на фронт.

Именно в эти судьбоносные дни для Ирана и родилось крылатое выражение: "Кровь нашей молодежи победила пулеметы", "Победа за народом, жаждущим мученической смерти". А сам Хомейни о себе говорил: "Я горжусь искренностью ополченцев и прошу у Всевышнего воскресить меня одновременно с ними;

в этом бренном мире горжусь тем, что и я ополченец!" И наступил перелом, который назовут исламским чудом. Вот тогда-то американцы и показали свое истинное лицо, скрытое завесой войны. Все виды новейшего вооружения, которое и в мирное время невозможно было заполучить и за несколько лет переговоров, значительных уступок, были предоставлены "голубю мира". Это и самонаводящиеся ракеты, французские суперистребители, ракеты среднего радиуса действия.

Проявили солидарность с миротворцами и кремлевские вожди: за счет сокращения программы строительства партийных особняков (надо себя обделили), поставили Ираку истребители МИГ-29! Даже Ее Величество, королева Великобритании не осталась в стороне: прислала в подарок походные солдатские клозеты с тремя сортами наимягчайшей туалетной бумаги. Отныне, по разумению королевы, ничто не помешает Саддаму вырвать победу из рук Хомейни.

Но перечень любезных услуг будет неполным, если не присовокупить сюда современные технологии для производства ракет, сырье, химические заводы - дары американских "гуманитариев". Обязали американцы арабские страны пополнять и саддамовский военный бюджет. Размер этой "благотворительной" помощи по самым скромным подсчетам составляет 80 миллиардов долларов. А те страны, которые не успели собрать доллары, прислали на театр военных действий своих солдат, самолеты, танки.

Интенсивные бомбардировки беззащитных деревень, больших и малых городов, экономических центров - лишь одно из звеньев преступлений, на которые Вашингтон подтолкнул Багдад.

Имам Хомейни продолжал руководить обороной страны, когда Исламская Республика подвергалась и невиданному бойкоту. Чтобы, например, найти запасную деталь к самолету приходилось прибегать к услугам третьих стран. Детали меняли на пленных американцев, которые попали в плен в Ливане к шиитским партизанам. В Тель-Авиве ликовали: мусульмане воюют друг с другом. Мусульманский мир расколот, с ним можно делать что угодно. Не скоро зарубцуются раны. Надолго хватит дипломатам работы. Многие страны либо не высказывали своего мнения по поводу этой бессмысленной войны, либо оказывали на Иран давление, официально примкнув к блоку противников имама.

Иран был в горделивом одиночестве и рассчитывал только на свои силы.

Вера в Бога, надежда на невидимую Господню помощь и руководство святого человека - вот и вся поддержка, которую имел Иран. И как это ни странно, одинокие и угнетенные праведники одержали победу, потеснили шаг за шагом противника обратно, на его территорию. Восемь лет жизни имама Хомейни ушло на священную оборону своего Отечества. Стоит упомянуть, что на третий год войны, после операции "Бейт ул-Мокаддас", в результате которой был освобожден важнейший стратегический порт Хоррамшахр, наступило время, когда имам Хомейни поверил в окончание военных действий. Правда нашлись высокопоставленные лица из эшелонов власти, которые без особого энтузиазма разделяли позицию имама все-таки продолжить оборонительные бои, эти силы уповали на перемирие. И это несмотря на позорное поражение войск Саддама в Хоррамшахре. И пришлось Хомейни убеждать своих соратников, что не может быть никаких гарантии установить перемирие, коли иранцы в одностороннем порядке прекратят военные действия. Да и как перемирие скажется на судьбе освобожденных городов, которые находятся под мечом агрессора? Саддам от агрессивных планов не откажется, он бдит интересы супердержав.

Во всяком случае, отказ принять иранские условия окончания войны, спокойно наблюдать за перевооружением иракской армии - все это не оставило альтернативы для иранского народа. Это и были основные причины, чтобы продолжить священную борьбу.

Всеобщая помощь Саддаму не повлияла на ход военных действий, линия фронта не претерпела каких-либо изменений. И хотя бомбардировки участились, как и запуски ракет, американцы все-таки вмешались в боевые действия. В Персидском заливе появились флоты США, Великобритании и СССР. Историки назовут интернационализацию кризиса - войной танкеров.

Сверхдержавы денно и нощно дежурили в Персидском заливе, дабы продемонстрировать свою силу, не допустить экспорта нефти из Ирана.

Все коммерческие суда подвергали досмотру, чтобы исключить ввоз необходимых товаров в Иран. Мало того, коммерческие суда и танкеры подвергались ракетному обстрелу и бомбардировкам с воздуха. Были подожжены и иранские нефтяные скважины в прибрежных водах.

Вандализмом назовут и агрессивный акт американской военщины, которая 3 июля 1988 года сбила иранский аэробус, рейс № 665. Совершив невиданное злодеяние, американцы убили 290 пассажиров, среди которых были женщины и дети. Расправу американцы учинили в чистом небе над Персидским заливом, выпустив две ракеты с авианосца "Винсент". Мир силы и насилия, чуждый правде и справедливости и на сей раз не отреагировал на это чудовищное преступление.

Не отставал от своих благодетелей и Саддам, он подверг химической бомбардировке город Халабче, во время которой скончались от удушья тысяч горожан.

Но Совет Безопасности ООН не ощущал своей ответственности за ужасающую трагедию. Химическую бомбардировку, этот бесчеловечный акт, Совет Безопасности оставил на совести американцев. Каких-либо санкций против организаторов этих подлых убийств не последовало.

Остается только напомнить изречение Хомейни: "Пусть Всевышний пробудит тех, кто грезит Америкой".

Западные военные экспедиции в Персидский залив участились и по той причине, что в последние месяцы войны иранцы потеснили противника с его рубежей, в зародыше уничтожив и мятежи на своей территории.

Поэтому США ничего не оставалось делать, как сосредоточить все свои усилия, дабы предотвратить победное продвижение иранских бойцов. И вот, наконец, Совет Безопасности поднял "белый флаг" - историческую резолюцию под № 598! На сей раз были учтены мнения, условия относительно прекращения боевых действий, на которых настаивал Иран с самого начала войны.

Принятие исторической резолюции и непрекращающиеся преступные действия зачинщиков войны и позволили имаму Хомейни создать авторитетную комиссию, дабы изучить весь пакет новых условий.

В результате кропотливой экспертизы, специалисты заверили руководство, что созданы на редкость благоприятные предпосылки, чтобы доказать всему международному сообществу правоту дела Исламской Республики.

Послание Хомейни к народу от 29 июля 1988 года политологи относят к шедеврам ораторского искусства. В послании была запечатлена вся история навязанной войны, определены ее масштабы, а также ясно обозначена политика исламского порядка во всех аспектах, включая противостояние супердержавам и осуществление идеалов Революции.

Имам Хомейни назвал резолюцию № 598 "чашей яда" за ее двусмысленность и многие слабые пункты, уточнение которых потребует многотомных трудов. Здесь же мы приведем лишь некоторые выдержки из высказываний Хомейни: "Что же касается принятия резолюции, которая, в сущности, является делом горьким и бесплодным для всех и особенно для меня, то еще несколько дней назад я считал, что надо придерживаться оборонительной тактики и позиции, на которой мы настаивали в течение всей войны.

Я полагал, что это будет полезным и выгодным для строя, для страны и Революции, но события, которые мне сейчас не нравятся и станут ясными по Божьей воле, и которые рассмотрели все высокопоставленные политические и военные специалисты страны, чьей верности и правдивости я доверяю, привели меня к решению согласиться с резолюцией и перемирием. И в настоящее время я считаю это целесообразным для Революции и системы, хотя и не вдохновляющим всех нас.

Но мы должны пожертвовать своей честью и постоянством ради пользы для Ислама и мусульман. Я бы не согласился, принимая во внимание, что мученическая смерть принесла бы мне больше радости, но что поделать?

Все должны подчиняться воле Всемогущего Бога, что непременно выполнялось и будет выполняться храбрым народом Ирана..."

Имам Хомейни предупредил, что не следует обольщаться, верить "миротворческим" заявлениям Саддама. Это - классический пример дезинформации общественного мнения.

Хомейни оказался прав: после того как Иран согласился на перемирие, Саддам возобновил агрессию, оккупировав часть территории на юге страны.

И тогда имам Хомейни снова обратился к молодежи с волнующим душу посланием. Он призвал к мобилизации всех сил в Республике. И снова бойцы и революционные элементы поспешили на фронты, дабы нанести последний сокрушительный дар.

Саддаму ничего не оставалось делать, как признать веские доводы бойцов и заявить о своем поражении. И теперь, волею Бога, как обещал имам, народ, которому навязали войну, путем неисчислимых жертв и эпической борьбы, подобной той, что велась в стародавние времена утверждения Ислама, стал добиваться мира со своим поверженным врагом. Ни для кого не секрет, что именно с подачи Вашингтона, Саддам вознамерился разделить Иран, жестоко расправиться с творцами Исламской Революции.

Но теперь, спасая собственную жизнь и власть над несчастным народом Ирака, он не мог не принять условия, выдвинутые Хомейни.

Следует отметить чудесное явление, наблюдавшееся в течение всей войны. Иранский народ не прекращал строительство и восстановление разрушенного хозяйства, унаследованного от предыдущего режима. Более того, осуществлялись такие грандиозные проекты, как возведение плотин, электростанций, разведка нефтяных месторождений, открывались новые университеты, исследовательские центры.

Этими своими достижениями иранский народ обязан не только мудрому руководству имама Хомейни, но и усилиям высокопоставленных друзей имама и других опытных политиков, таких как аятолла Хаменеи, господин Хашеми Рафсанджани, аятолла Мосави Ардебили и их коллегам в трех ветвях власти, а также сотрудничеству верного консультанта имама, его дорогого сына ходжат ол-эслама Хадж сейида Ахмада Хомейни.

Итак, восьмилетняя навязанная война стала достоянием историков.

Исламская Республика не только не потерпела крушения, наоборот, в национальном единстве разбила пятую колонну, укрепив свою власть над всеми внутренними землями, а в международном отношении показала себя государством с высочайшим политическим авторитетом. Разумеется, на этом священном пути были и горечь утрат, потрясения, величайшие озарения: "Если вы поможете Богу, Бог поможет вам и укрепит вашу поступь" (Коран, сура Мухаммед, часть 7 стиха).

Великий грех всех псевдоисламских и арабских правительств состоял в том, что они поддержали агрессию, которая привела к невосполнимым потерям, истощила экономические ресурсы обеих сторон, а главное отсрочила единение всей исламской общины, хотя условия для объединения были весьма благоприятными после свержения шаха.

Более того, были нарушены мусульманские связи и, вместо того, чтобы пожать протянутую имамом руку, призвать к единству, к решению насущных проблем мусульманского мира, к освобождению Иерусалима, правители встали на сторону оголтелых атеистов. Они пришли к позорному компромиссу с Израилем, позволили действовать языческим силам в своих странах, на земле священного вдохновения.

Дерзкое нападение на суверенный Кувейт под разными мифическими предлогами, пожары на нефтяных скважинах сказались на авторитете Ирака в арабском мире. Но был еще один результат, который оскорблял достоинство арабов - враги Ислама свили свое гнездовье во владениях Аллаха. Как говорится - комментарии излишни: "Учитесь, о, проницательные люди!" (Коран, сура "Переселение", часть 2-го стиха).

После установления относительного мира имам Хомейни обратился к руководству Исламской Республики с посланием из 9 пунктов, в котором наметил план дальнейшей реконструкции. Тщательное изучение этой директивы достаточно, чтобы ощутить глубину прозорливых озарений имама Хомейни, его градацию ценностей.

Направил Хомейни и письмо тогдашнему президенту, Его Святейшеству аятолле Хаменеи, в котором, изучив опыт жизнестойкой системы Исламской Революции, выступил с предложением усовершенствовать организационные основы Исламского Порядка. Имам объявил о создании комиссии специалистов и экспертов - ответственного органа по изучению и изменению, если понадобится, Конституционного Закона на основе восьми принципиальных положений.

В своем письме Хомейни обозначил изменения в принципах руководства, систему контроля над исполнительной и судебной властями, контроль над средствами массовой информации, расписал обязанности Ассамблеи, посоветовал имам изменить и некоторые статьи Конституции, вынести их обсуждение на референдум.

После безвременной кончины имама, новые статьи Конституции под редакцией Хомейни иранский народ без каких-либо сомнений и колебаний одобрил на референдуме 12 азара 1368 года (3 декабря 1989 г.). Иранское общество, таким образом впервые в мире получило Конституцию, в которой был преодолен европоцентристский подход к восприятию цивилизации, якобы обязательный для всех государств. На самом же деле европоцентризм не желает признавать самобытность восточного менталитета. И одна из заслуг Хомейни заключается в том, что он отверг в Иране модернизацию по западному, капиталистическому образцу, как нечто вечное, не подлежащее пересмотру и критике.

Имам Хомейни приблизил все иранское общество к Всевышнему, он воплотил в жизнь один из концептуальных принципов Ислама: власть атрибут Бога!

ПРЕДСКАЗАНИЕ ИМАМОМ КРУШЕНИЯ МАРКСИСТСКОГО КОММУНИЗМА, ПОСЛАНИЕ К ГОРБАЧЕВУ Последний генсек Михаил Горбачев, с задором, присущим комсомольцам страны Советов, в середине 80-х годов, в самом центре мирового коммунизма принялся за реформы, которые в начале 90-х годов и привели к развалу СССР. Умудренные опытом экономисты, политологи, лидеры Западного мира восприняли горбачевские реформы с сомнением и пессимизмом.

Неутомимый генсек даже не догадывался, что марксизм - одно из ответвлений европоцентризма. Никто не поверил, что реформы Горбачева способны выкорчевать с корнем взращенное кремлевскими вождями за лет древо атеизма.

Это дерево настолько было пышным и большим, что в тени его отсиживались будущие идеологи российской демократии, не забывая вдохновенно окроплять марксизмом московское и уральское студенчество.

Это нынешние демократы писали заявления прямо Горбачеву с настоятельной просьбой принять их в ряды "славной коммунистической партии".

Естественно, и в этой партии они хотели стоять в первой шеренге, предчувствуя, что вот-вот грянет передел власти.

Многие из этих пламенных коммунистов чуть позже доковыляют до кафедр американских университетов, а коммунисты пошустрее - быстро воспримут криминальную этику, нажив баснословные богатства. И вот уже появились новые веяния в оформлении банкетов, презентаций, юбилеев. Поверх черной икры обязательно красная, лозунг - "Российской демократии — слава! Слава Горбачеву!" Были и другие варианты, но все равно красной икрой по черной - "Господин Гайдар, до встречи в Тель Авиве!" Самое большое, на что могли пойти кремлевские реформаторы, - это ослабить некоторые прямые связи между странами Восточного блока, дабы уменьшить экономическую зависимость от СССР. О каких-либо идеологических уступках - не было и речи.

Имам Хомейни внимательно следил за новыми веяниями в России и в непостижимом предвидении, изложенным в послании от 14 января года посчитал своим долгом предупредить Горбачева: "Всем ясно, что отныне коммунизм следует искать в музеях политической истории, ибо марксизм не отвечает ни одной из истинных человеческих потребностей, потому что это материалистическое учение, а материализмом нельзя спасти человека от кризиса веры и духовности, который является главной болезнью человеческого общества на Западе и на Востоке".

Послание Хомейни отличалось глубочайшим анализом текущих перемен в СССР, которые имам охарактеризовал как "хруст костей коммунизма".

Удивительны предостережения, показывающие точность оценки имамом развития политических событий. Хомейни чутко предостерег русских от скатывания в псевдозеленые, "райские" сады западного капитализма, от опасности быть обманутыми Америкой.

Обращаясь к неудачам коммунистов в проведении их антирелигиозной политики и затрагивая глубокие философские и мистические аспекты, имам хотел, чтобы Горбачев приблизился к Богу и религии, а не надеялся на западный материализм.

Имам утверждал: "Основная проблема Вашей страны лежит не в вопросах собственности, экономики и свободы, Ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, а это ведет и будет вести Запад в трясину пошлости, в тупик. Ваша основная трудность заключается в тщетной длительной борьбе против Бога, основного источника бытия и всего сущего".

К сожалению, советский лидер, тщательно опекаемый экономистами, публицистами, мастерами сцены произраильской ориентации, не прислушался к советам и предупреждениям Хомейни, более того, это послание даже не было опубликовано в советской прессе. И очень скоро американские и европейские корпорации и компании превратили современную Россию в экономический полигон, где отрабатывались изощренные формы эксплуатации русского народа. Более того, так называемые благодетели посадили Россию на иглу Международного Валютного Фонда. Правда теоретически была все-таки возможность вырваться из объятий международной финансовой мафии - прибегнуть к неповиновению, но эта форма сопротивления для экономистов, экспертов и политиков, проштемпелеванных почетными званиями, увешенных лауреатскими значками и наградами за свой "доблестный труд" была нежелательной, обременительной.

Это по ходатайству демократов последнего советского генсека увенчали лаврами нобелевского комитета. Главный охранник Горбачева чуть позже живописно описал это историческое событие: "Всему миру памятно присуждение советскому лидеру Нобелевской премии мира в ту пору, когда на территории СССР полыхали межнациональные войны, во многих республиках лилась кровь. На торжествах в Швеции по случаю вручения высокой награды Горбачев произнес речь. Зал был полон. Момент - самый торжественный. И вдруг встала женщина с букетом цветов, она подошла к сцене. Женщина обрушила проклятья в адрес Горбачева. В другом конце зала ее энергично поддержал мужчина. Это были муж и жена из мусульманского Афганистана". Позже виновница инцидента призналась, что хотела отхлестать Горбачева по лицу розами с шипами...

Но вернемся к посланию имама к Горбачеву. Последний генсек не оставил письмо без внимания. Вскоре в Тегеран прибыл Шеварднадзе, министр иностранных дел СССР. Цель его визита в Иран - лично передать имаму Хомейни ответ Горбачева.

Шеварднадзе удивился, что имам Хомейни, пославший предупреждение лидеру сверхдержавы, ютится в двенадцатиметровой комнатушке в небольшом глинобитном доме в Джамаране. И что имам прост в общении, отличается духовным аристократизмом, когда обращается к Богу и что под рукой у него лишь Коран, четки и молитвенный коврик и нет валютного счета в швейцарском банке.

Кремлевскому царедворцу в это трудно было поверить, уж ему-то было известно, как Горбачев во время своего визита в Южную Корею принял от президента пакет со ста тысячами долларов. Еще больше Шеварднадзе удивился, когда узрел, что нет второго деревянного стула для высокопоставленного чиновника сопровождавшего министра. Тому, наверно, впервые в жизни пришлось сесть на пол! Было странно Шеварднадзе, министру иностранных дел мировой державы, увидеть старого благочестивого человека, предложившего чашку чая с двумя кусочками сахара в качестве единственного угощения.

Все это было так, здесь ничего не придумано. Всю жизнь до самой своей кончины имам не изменял своим принципам и привычкам, никогда не думал о перемене образа жизни, соблюдал посты и отличался огромной любовью к верующим. О Христе, сыне Марии, он напишет пронзительные строки: "Да здравствует и божественная хвала Иисусу Христу - сыну Марии, Святому Духу и высокопочтимому пророку, который возродил мертвых и пробудил спящих, божественная хвала и почет его славной матери - Святой Марии, которая божественным дуновением подарила жаждущим божественной милости великого сына". Жаль, что Горбачев не прислушался к мудрым советам имама Хомейни. Россия пошла бы по цивилизованному пути. С Богом, а не с дьяволом!

ЗАЩИТА ПРОРОКОМ ИСЛАМА РЕЛИГИОЗНЫХ ЦЕННОСТЕЙ, ПОСЛЕДНЕЕ СТОЛКНОВЕНИЕ ИМАМА ХОМЕЙНИ С ЗАПАДОМ По завершении ирако-иранской войны западные спецслужбы предпримут новое наступление на Ислам. Только после борьбы против Хезболлы в Ливане, Исламского Движения в Палестине и Исламского Джихада в Афганистане, после смерти Анвара Садата от рук мусульманских революционеров 4 октября 1981 года, западные политики наконец-то поймут, что исламское движение нельзя подавить силой оружия. Поэтому борцы с Исламом образовали новые фронты: психологический, культурный и идеологический.

Раздоры между суннитами и шиитами затихли благодаря бдительности имама Хомейни, и потому Вашингтон продолжал нападки, Запад боялся унификации современного Исламского Движения и перешел в наступление на религиозные основы, которые во все времена объединяли верующих.

Сначала состоялась презентация идеологического фронта, миру представили Салмана Рушди, автора книги "Сатанинские стихи". А чтобы наступление на Вековые ценности Ислама прошло успешно, в странах Европы опубликовали сей пасквиль.

Как ни протестовали исламские общины против публикации этого идеологического "шедевра", оскорбляющего великого Пророка, первые схватки противник, похоже, выиграл. Именно святость формирует тождественность религиозной мысли и исламского единства, и если бросается тень - исламское движение чутко реагирует на идеологическое вторжение Запада.

Издание пасквиля Рушди вызвало гнев в странах мусульманской ориентации. Простые люди недоумевали, почему политики помалкивают, не ввязываются в ближний бой?

Но изучив проблематику вопроса и, принимая во внимание, что выпад Рушди - это подготовка к генеральному нашествию на Ислам, имам Хомейни вышел на линию огня. Имам обнародовал приговор в отношении пасквилянта. Юридически сей приговор выглядит безупречно. Ведь Салман Рушди считал себя мусульманином. А этого вполне достаточно, чтобы за оскорбление Пророка признать Рушди ренегатом, за что по мусульманским обычаям полагается смертная казнь. Так было во все времена, мусульманская этика ренегатов не жалует.

Вначале издание фетвы имама вызвало бурные протесты в Европе. И тогда Организация Исламская Конференция на своем специальном заседании провела экспертизу рушдийских "творений". Рушди снова обвинили в ренегатстве. И хотя в резолюции Конференции не найти указаний на казнь Рушди, но сам факт обвинения его в ренегатстве - весьма авторитетное подтверждение фетвы имама. Ибо все шиитские и суннитские толки Ислама сходятся во мнении: ренегатов не миловать - казнить!

Реакция имама на оскорбительные выпады Рушди проистекала из пылкого религиозного чувства, которое, как отмечают все, кто знал Хомейни, было отличительной чертой его незаурядного характера. Всякий раз, когда имам Хомейни видел, что возникает опасность для основ Ислама, он действовал решительно, дабы отразить наветы врагов веры.

На идеологическом фронте, как в настоящем бою. И потому автор пасквиля переезжает из страны в страну, прячась в складках женского одеяния. И наш совет будущим циникам-издателям, клеветникам на Ислам: желаете ходить в мужском цивильном костюме, без всяческих постижерских ухищрений, без дамского грима - почаще вспоминайте о печальной судьбе ренегата Салмана Рушди.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ ИМАМА ХОМЕЙНИ Близкие родственники имама Хомейни в последние годы его праведной жизни записывали для памяти, что больше всего волнует имама и каково состояние его души. Эти записи показывают потомкам, что Его Святейшество чувствовал: вот-вот наступит мгновение его соединения с Богом.

Некоторые инциденты, случившиеся в те дни, тяжко повлияли на состояние души имама. Одним из таких инцидентов была мученическая смерть у Каабы пилигримов, совершавших хадж в сезон 1987 года.

Хомейни черпал свои силы и вдохновение из мудрого Корана, считая божественные суры вершинами мировой поэзии. Какое это счастье с молитвами к Всевышнему ежедневно приближаться к вершинам богопознания.

Тщательно изучал Хомейни и деяния Пророка, религиозных авторитетов, бесчисленные высказывания праведных имамов. Хомейни безоговорочно верил, что политика есть часть религии. И что разделение политики и религии исходит от колонизаторов. Страшные результаты этого разделения очевидны в исламском мире. Имам считал религию Ислама доктриной для руководства всего человечества на всех этапах его развития. Но поскольку социальные отношения и политика неразделимые составные человеческой жизни, имам Хомейни придерживался мнения, что Ислам, который сводится исключительно к аспектам веры и личной этики, а также препятствует вмешательству мусульман в решение социальных и политических проблем, является Исламом извращенным, или, по словам имама, "американской версией Ислама". Имам сформировал и вел за собой исламское движение на основе неразделимости религии и политики.

После победы Исламской Революции Хомейни в дополнение к формированию исламского правительства в духе совершенно отличающемся от современных политических тенденций, и на основе принципов, записанных в Конституции, предпринял возрождение забытых законов и правил, включая общие пятничные молитвы и специальные молитвенные собрания в дни главных мусульманских праздников.

Одно из самых выдающихся деяний имама Хомейни - возрождение хаджа в том виде, в котором его совершал Авраам (Ибрахим).

Раньше ежегодные церемонии хаджа совершались формально, к этому приучили правители мусульманских стран, и особенно властители Саудовской Аравии. Совершая хадж, мусульмане не представляли себе философию порядка, которым руководствовалось самое большое религиозное собрание в мире, хотя в исчерпывающем тексте Корана хадж определен, как проявление самых высочайших чувств, важнейшая манифестация поисков иммунитета (бараат) от зла и язычества.

После победы Революции, в ежегодном послании о хадже, имам Хомейни непременно подчеркивал, что мусульмане должны обращать внимание на политические проблемы исламского мира, на обретение иммунитета против язычества и на долг каждого пилигрима.

Ритуал обретения иммунитета против мошрекин (атеистов, политеистов, зла), как правило, соблюдался пилигримами из Ирана. Во время величественного марша провозглашались лозунги, направленные против США, СССР и Израиля. Одновременно с хаджем мусульмане устраивали встречи для обмена мнениями. Вот эти действия мусульман и заставили США усилить давление на правительство Саудовской Аравии, дабы сей ритуал отменить.


В пятницу 6 зихейджа 1407 года по лунному календарю, когда 150 тысяч пилигримов шли по улицам Мекки, намереваясь принять участие в церемонии "Иммунитета", агенты, заблокировав центральный проход, неожиданно напали на демонстрантов.

В этом трагическом событии погибли 400 пилигримов из Ирана, Ливана, Палестины, Пакистана, Ирака и других стран, а 5 тысяч мусульман получили ранения. Их вина заключалась в том, что они от души славили Бога: "Аллах Велик!", выражая свое отвращение к язычеству. Но на этом провокации против мусульман не закончились. В пятницу, в отведенный для хаджа месяц было осквернено и почитаемое, хранимое Богом святилище.

Гнев имама Хомейни по поводу этой наглой выходки и его глубокая печаль жили в душе имама до самой его кончины.

Имам Хомейни с великой болью наблюдал, как многие правители исламских стран, игнорируют упования своих народов, без каких-либо угрызений совести встают на сторону презренных врагов Ислама.

Хомейни часто подчеркивал, что противостояние Исламскому Порядку и поддержка баасистских главарей никоим образом не решает проблем исламского мира.

В ближайшем будущем противники Ислама сами окажутся охваченными пламенем, которое разгорится, вырвавшись из пепелища. Один из примеров потрясающей прозорливости имама Хомейни - его речь, произнесенная за 8 лет до нападения Саддама на Кувейт, напечатанная в книге "Сахифа Hyp". Имам Хомейни, обращаясь к арабским государствам, поддержавшим Саддама, сказал:

"Региональные правительства должны уяснить: они вызывают огонь на себя, потворствуя интересам США или какому-нибудь другому блоку. Мы эти правительства предупреждали, что они слепое орудие в руках сверхдержав. Им следует знать, что если Саддама снова спасут и наделят властью, то он не такой человек, чтобы отплатить благодарностью".

Имам Хомейни также предупреждал: "Я советую всем региональным правительствам прекратить поддержку Саддама и помнить о том дне, когда Всемогущий Господь проявит свой гнев!" Предостережения благочестивого имама исполнились вскоре после его кончины. Те, кто считали Иран зачинщиком войны, а Саддама исполненным мирных намерений - сами стали жертвами.

А разве равнодушие исламских правительств, взирающих на вторжения Израиля в южный Ливан, зверства сионистов, подавление восстания палестинских мусульман, компромисс арабских правительств с Израилем, - неужто все эти беды не оставили рубцы на сердце старца, жившего в Джамаране?

С самого начала организованного им движения имам Хомейни выступил с требованием, чтобы исламские земли вырвали из клешней сионистов. И после победы Революции Хомейни не жалел ни материальной, ни моральной помощи ради освобождения угнетенных народов, обличал Израиль и его опекуна США. Имаму было радостно видеть, как палестинская молодежь и весь исламский мир пробуждаются. Как в новых условиях зреет угроза Израилю, и все чаще попадают впросак сионистские спецслужбы43. Но он решительно осудил исламские государства и палестинские организации, вознамеривавшиеся подписать документ, который правила рука дьявола. Разумеется, в эти последние годы скорбные молитвы Хомейни были посвящены перемене условий на более благоприятные.

Потребовали большой душевной отдачи и внутренние проблемы.

Согласно одному из наиболее передовых принципов, завещанных имамом Хомейни и воплощенных в Конституции - формирование Совета экспертов, назначающего духовного лидера и рассматривающего качества личности, которой вверяется руководство Исламским Порядком. Эксперты (Хобреган), обычно юристы, знатоки мусульманского права (фикха), избираются прямым голосованием всего народа. Эта процедура избрания позволяет народу принимать участие в надзоре за самой высокой деятельностью, влияющей на судьбы исламского общества.

На первом заседании Совета экспертов, состоявшемся в июле 1983 года преемником духовного лидера был избран аятолла Монтазери. Он был одним из лучших учеников имама и юристом, принимавшим активное участие в восстании 15 хордада и последующих событиях, за что, как аятолла Талегани и другие революционные священнослужители, был осужден на длительный срок пребывания в шахских застенках.

В своем последнем письме к аятолле Монтазери, в котором была принята его отставка как преемника лидера, имам Хомейни уточнил, что он был не согласен с этим назначением с самого начала, подразумевая нехватку жизненных сил у аятоллы Монтазери для принятия на себя тяжкой и серьезной ответственности.

В упомянутом письме уточнялось, что имам Хомейни не возражал против выбора аятоллы Монтазери своим преемником, потому что не хотел вмешиваться в законную деятельность Совета экспертов. Это очень важно для понимания стиля руководства имама, поскольку сам он дотошно соблюдал правила исламского порядка, уважая волю народа. Часто имам не желал высказывать свою точку зрения, хотя его вмешательство не создало бы никаких проблем, учитывая популярность Хомейни.

Далее в письме отдавалось должное аятолле Монтазери, высказывалось пожелание избегнуть прошлые ошибки, держать подальше от своего окружения некомпетентных лиц и тех, кто не приемлет исламского порядка, дабы народ, Строй и богословские собрания могли воспользоваться его знаниями мусульманского права.

Следует отметить, что после избрания Советом экспертов преемника лидера, имам не только не высказывал возражений, но и старался поддержать аятоллу, исправлять его оплошности.

Для того чтобы аятолла мог набраться опыта и был готов взять на себя серьезную ответственность, имам доверял ему выполнение многих важных задач. Но, к сожалению, "нехватка жизненных сил" постепенно давала себя знать: некомпетентные люди проникли в дом аятоллы Монтазери. Воспользовавшись слабостью аятоллы Монтазери, они проигнорировали добрые пожелания имама Хомейни, настаивая на своих заблуждениях.

Имам Хомейни несколько раз письменно и публично подчеркивал, что от этих людей надо решительно избавляться.

Чтобы понять все тонкости этого события и неприятный осадок на сердце имама, и в то же время ознакомиться со степенью вовлечения его в принятие целесообразных решений, не говоря уже о его личном и эмоциональном подходе к важнейшим деяниям, мы процитируем текст обращения имама к депутатам меджлиса и правительственному кабинету от 10 апреля 1989 года, которое не требует пояснений:

"Я слышал, что вы не имеете представления о деле, связанном с высокопоставленным Агайе Монтазери. Знайте же, что ваш старик (это о себе) безуспешно пытался в течение двух лет своими посланиями и заявлениями предотвратить то, что происходит... С другой стороны, мой религиозный долг взывает к принятию решения для защиты порядка и Ислама, и поэтому я с кровоточащим сердцем увольняю плод моих жизненных усилий (это об аятолле Монтазери) с должности ради безопасности религии и сохранения порядка..."

Таким образом, тревоги, связанные с будущностью Исламского Порядка, были устранены умелыми действиями имама. С этой трудной задачей мог справиться лишь человек масштаба Хомейни. В отношении других имам заявил: "Революция ничем не обязана какой-либо группе... Мое дружеское отношение зависит от честности и правдивости любого человека".

А в своем знаменитом послании богословским собраниям он писал: "Бог знает, что я не считаю свое мнение беспрекословным. Если я ошибаюсь, то готов выслушать любую критику".

Как уже упоминалось, послания, лекции и проповеди имама Хомейни в последние годы его жизни претерпели значительные изменения. Его последние послания говорили о его прозорливости и чувстве ответственности в отношении эры, которая последует за его кончиной.

Если прежние заявления содержали руководящие указания народу и властям и давали соответствующие установки по преодолению трудностей, то его последние послания более очевидно подводили итоги сделанному и открывали перспективу общих обязанностей мусульман в отношении их будущности. Другими словами, имама не покидало чувство расставания с этим миром и, ожидая этого, он пытался в последние годы припомнить или обобщить все ценности, идеалы и цели, ради которых было организовано движение и наметить план Мировой Исламской Революции на основе этих идеалов.

Давая собственную оценку разногласиям в стане и во всем исламском мире, а также анализируя главенствующие порядки в совместном мировом сообществе, имам Хомейни пытался в своих посланиях проложить дорогу будущим поколениям, дать установку для каждого слоя населения, когда Хомейни уже не будет на свете.

Имам Хомейни выразил свое религиозно-политическое кредо, написав подробное Завещание, датированное 15 февраля 1982 года за несколько лет до своей кончины.

Завещание Хомейни основывается на вышеперечисленных мотивах, оно опубликовано на многих языках и является посланием в вечность, содержит принципы его образа мышления, его идеалы и будет всегда служить путеводной нитью для многочисленных последователей.

Никто из шиитских правоведов и авторитетных богословов не оставлял Завещания подобного масштаба и уровня. Оно говорит о глубоком осознании имамом нынешних и будущих нужд исламских обществ и собственной ответственности.

Последние послания имама Хомейни, в сущности, описывают и интерпретируют ценности, прекрасно защищенные в Завещании или последней волей, а также политические проблемы. На основании бесчисленных исторических примеров, имам Хомейни считал, что Ислам и другие священные религии с самых ранних времен представляются в чертах, противоречащих друг другу.

С одной стороны, есть искаженный Ислам, состоящий на службе у деспотичных колониальных правителей и поддерживаемый лживыми клириками. С другой стороны, есть чистый, ортодоксальный Ислам, который выжил в веках, исполненных кровопролитий и усилий преданного религии духовенства, оставшись неподвластным всяким преувеличениям, искажениям и украшениям.


Имам Хомейни считал, что беспечность и неумение принимать во внимание историческую реальность являются причиной проникновения колониализма в исламские страны, который уводит мусульман в сторону от их многовековой великой и славной цивилизации и культуры, что, в конце концов, и привело к тем жалким последствиям, которые мы видим.

К сожалению, исламские правители, чьими девизами когда-то были:

"Ислам превыше всего" и "Бог никогда не позволит неверным одержать верх над верными" (Коран, сура "Женщина", стих 141), в настоящее время, ради защиты своих границ и собственных жизней, молят о помощи врагов Ислама, идолопоклонников и язычников.

Имам Хомейни определил два типа понимания Ислама: "чистый Ислам" и "американская версия Ислама". Он считал, что Ислам, в котором определенные коранические заповеди и традиции Пророка относительно социальных обязанностей игнорируются;

тот Ислам, в котором заповеди и наставления, касающиеся джихада, поощрения добра и борьбы со злом, исламское правосудие и заветы, определяющие социальные и экономические взаимоотношения, не принимаются во внимание и отменены;

тот Ислам, в котором мусульмане лишены права участия в политике и в определении собственной судьбы и в котором религия рассматривается как некое число молящихся, занимающихся религиозными обрядами независимо от их собственной философии и подлинного состояния души, - такой ислам создан и сформулирован Америкой и ее филиалами.

Для доказательства этого имам приводил исторические факты и свидетельства условий, превалировавших в исламских странах. Он считал, что неоколониализм является результатом действий прежних колониалистов. Усилия их, направленные на перемену веры путем проповеди католицизма миссионерами, оказались напрасными, и с тех пор они всеми силами стараются нейтрализовать прогрессивные религиозные заветы Ислама, сделать религию неэффективной изнутри.

Результат этого весьма очевиден. Сегодня в большинстве исламских стран системы правления, конституционные законы, политические и законодательные учреждения, судебная практика - все это является полным подражанием западным антирелигиозным законам и процессам, которые в своей сущности не совместимы с законами, созданными священным вдохновением.

Это американский Ислам позволяет дегенеративной западной культуре глубоко проникать в исламские общины и угрожать самому существованию мусульман. Американская версия Ислама прикрывает марионеточные правительства и наделяет их властью, и они от имени Ислама враждебно относятся к настоящим мусульманам, и в то же время строят планы компромисса с Америкой и Израилем.

В своих последних посланиях имам Хомейни подчеркивал с еще большей ясностью тот факт, что единственным выходом для человечества из нынешнего тупика будет возвращение эры религии и религиозности.

Единственный выход для мусульманских стран - это вырваться из нынешних тисков и вернуться к ортодоксальному Исламу, к своей независимой исламской сущности.

КРАТКИЙ ОБЗОР УБЕЖДЕНИЙ, ИДЕАЛОВ И ЦЕЛЕЙ ИМАМА ХОМЕЙНИ Теперь, когда мы приближаемся к последним дням жизни имама Хомейни, надлежит окинуть взглядом наиболее важные аспекты его убеждений и идеалов. Конечно, ясную и полную картину религиозных убеждений и целей имама можно получить лишь при изучении его наследия, а также обратив внимание на его образ жизни и деяния.

Имам Хомейни был мусульманином-шиитом, твердо верившим в целостность и единение Ислама, независимо от его схизм. Он считал, что единство необходимо для борьбы с колониализмом и врагами Ислама. И потому важную часть посланий и речей имама составляют призывы к единству.

Достопочтенный имам исключал любое действие, нарушающее стройность рядов мусульман и ведущее к господству колониалистов.

Обнародовав уникальные декреты и поддерживая мусульманское единство в своих посланиях, он показал практические пути сотрудничества между суннитским и шиитским течениями. Будучи лидером, он был против любых шагов, которые привели бы к раздорам двух наиглавнейших течений Ислама.

Имам Хомейни считал, что вера в единого Бога, миссию Исламского Пророка, вера в священный Коран, как в вечную хартию для руководства и соблюдение таких обязанностей, как молитвы, посты, уплата налога на нужды общины и бедных, хадж и джихад - мощные опоры для объединения последователей самых разных исламских мазхабов в их священной борьбе с извечными врагами - атеистами и язычниками.

Имам утверждал, что человеческая интуиция основывается на монотеизме, благотворительности, поисках правды и справедливости. Если сознательность в обществе повышается, а зло, эгоцентризм теряют свои позиции, то всякое общество обращается к Богу, живет в условиях, исполненных справедливости и покоя. По этой причине имам во всех своих публичных выступлениях настаивал на том, чтобы плененные духовно народы третьего мира восстали против своих угнетателей. После победы Исламской Революции имам Хомейни открыто выдвинул идею сформировать партию угнетенных. Это во времена лидерства имама в Иране состоялось первое совещание освободительных движений.

Хомейни часто подчеркивал, что Исламская Революция является врагом правящих клик США, Запада, бывшего Советского Союза, но не народов этих государств, которые сами оказались жертвами. Имам Хомейни часто повторял: "Мы не жестоки и не потерпим жестокости".

Чтобы лучше понять религиозные убеждения имама Хомейни, полезно прочесть его ответ корреспонденту лондонской "Таймс": "Моя вера, как и вера других мусульман, основывается на содержании Корана, высказываниях Пророка и праведных авторитетов, живших после него.

Корень и сущность всех этих верований, самых дорогих и ценных для нас, заключается в монотеизме. Согласно этому принципу мы верим, что Создатель мира и всего сущего во Вселенной, включая человечество, - это один-единственный Всемогущий Бог, который знает все и может все. И все принадлежит Ему. Этот принцип учит нас быть покорными только перед властью Бога и не подчиняться ни одному человеку, если только подчинение ему не равноценно подчинению Богу. На основании этого принципа никакая личность не имеет права заставить другого человека склониться перед ней. Более того, наша вера учит нас, что, согласно принципу человеческой свободы, ни один индивидуум не имеет права лишать свободы какого-нибудь человека или общество, навязывать свои законы, регулировать его поведение согласно собственным представлениям, которые обычно ущербны, или регулировать поведение других по собственной прихоти. Скажу больше, исходя из этого принципа, мы пришли к убеждению, что законодательство, развивающее человека, дело одного Бога, волею которого созданы законы созидания и существования. Счастье и совершенство человека, как и обществ, основывается на соблюдении священных законов, которые сообщены человечеству пророками. Деградация человека и его беды проистекают от лишения его прав и его подчинения другим человеческим существам.

Поэтому мы должны не давать сковывать себя кандалами и опутывать цепями, бороться с теми, кто загоняет нас в рабство, освобождать себя и общество, дабы получить возможность служить Богу и посвятить себя Ему. Именно поэтому наши социальные законы и правила в первую очередь предусматривают борьбу с диктаторскими и колониалистическими режимами. Так же, с точки зрения веры и монотеизма, мы убеждены, что все люди равны перед Богом, который всех их создал. Все они Его создания и слуги. Таков принцип равенства людей, и один человек отличается от другого и превосходит его только тем, что имеет больше достоинств и свободы от извращений и греха. Поэтому со всем, что нарушает это равенство и устанавливает тщеславные и глупые различия, надо бороться".

Имам Хомейни обычно говорил: "В Исламе мерой или критерием является угодность Богу, а не личностям. Мы меряем человека правдой, а не наоборот. Мера - это справедливость и правдивость".

Его Святейшество имам считал человеческую природу и интуицию замешанными на тяге к абсолютному совершенству, что отличает только Бога, который всегда Источник всех совершенств и способностей. Имам часто напоминал слушателям: "Вселенная есть присутствие Бога, так что не грешите в присутствии Бога!", "Не бойтесь никого, кроме Бога и верьте только Богу".

Его Святейшество имам считал философию пророческих миссий средством, которое ведет человека к науке о Боге, совершенствует способности человека, разгоняет мрак, заставляет заботиться об изменении общества и установлении равенства и справедливости. По этому поводу он поучал: "Цель пророческой миссии - спасение от мрака человеческих характеров, их эго, их душ, их тел. Отбросить весь мрак, вытащить людей из черной пропасти и повести их к свету. Нет иного света, кроме того, что исходит от Всемогущего Господа. Все же остальное - сплошной Мрак" Имам Хомейни считал Ислам завершающим дополнением ко всем божественным религиям, самым замечательным и всесторонним учением, приближающим человека к Богу. Он подчеркивал:

"Ислам - высшая ступень цивилизации".

"Исламские законы прогрессивны, всесторонни и всеобъемлющи".

"В Исламе есть только один закон, и это священный закон".

Имам считал Ислам религией одновременно культовой и политической и часто замечал: "Ислам сам по себе был одним из основателей мировой цивилизации". Он советовал своим сторонникам: "Будьте осторожны, никогда не путайте священный Коран и исламскую религию спасения с одним из этих фальшивых, придуманных человеком, извращенных учений!" И еще имам Хомейни говорил: "Главная проблема мусульман заключается в том, что они отложили в сторону священный Коран и собрались под чужими знаменами!" "...Шиизм является революционной школой и продолжением подлинного Ислама, заповеданного Пророком, поскольку шииты сами всегда подвергались грязным преследованиям со стороны деспотов и колониалистов".

Говоря о мотивах и целях своей борьбы, имам Хомейни часто подчеркивал: "Мы все делаем ради Ислама!" Имам считал Исламскую Революции отблеском вечного сияния имама Хусейна, того света, который появился в день Ашуры 10 мухаррама, мученической смерти Хусейна, принесшего себя в жертву, чтобы вырвать Ислам из рук жестоких вероотступников. Он подчеркивал:

"Ислам не является исключительной религией какой-нибудь определенной нации, он не признает разницы между турками, персами, арабами.

...Ислам принадлежит всем. Раса, племя, язык или цвет кожи не имеют значения в этой религии. Все братья, все равны. Делом чести считается чувство достоинства, воздержанность, сильный характер и доброе поведение".

Имам Хомейни видит в мученичестве на пути к Богу вечную славу, священную гордость, ключ к счастью и секрет победы. Стремление пожертвовать собой проистекало, по его мнению, из любви к Богу. О мученической смерти, ее сущности и ценности, имам сказал: "Как неправы материалисты, которые пытаются понять тягу к жертвенности, прибегая к природным аналогиям, ища описание ее в песнях, эпических сказаниях и поэзии, обращаясь за разгадкой к произведениям, порожденным творческим воображением, и увесистым книгам мыслителей!" Следуя этой логике, имам отметил: "Я говорю вам, братья по вере, что если нас сотрут с лица земли предательские руки Америки и мы, обагренные своей кровью, с честью предстанем перед Господом, то это будет гораздо лучше, чем благоденствовать под флагами красной армии Востока или черной армии Запада".

Имам Хомейни слыл философом-богословом, мистиком, правоведом, высшим религиозным авторитетом (марджа) и в то же время лидером Исламской Революции и основателем Исламской Республики в Иране. Он был знаком с основными положениями западной философии и превосходно знал основные положения и аргументы логики и исламской философии с точки зрения как перипатетической, так и интуитивной.

Наверно, если выразиться осторожней, философские взгляды имама больше склонялись к интуитивизму и были до некоторой степени ближе к эклектическому подходу святого хакима Муллы Садра44, с учетом определенных отличий. Имам Хомейни занимался преподаванием сложнейших философских проблем в течение 15 лет. Он считал философию путем познания сущего и шагом на пути постижения реальностей экзистенции, и, таким образом, его философское мировоззрение в отношении экзистенции и пантеизма находилось под сильнейшим влиянием его же школы мистицизма.

Мистицизм (эрфан) имама Хомейни основывается на айатах Корана, рассказах о поступках и высказываниях Пророка и его сподвижников, а также знании наследия святых имамов. Он был против негативного мистицизма, который суммирует веру и религию в некоторых пересказах и существует сам по себе, не касаясь социально-политических проблем.

Имам считал, что познание себя - основа богословия и что собственное очищение от недостатков и язв - непременное условие познания Бога.

Получение священных знаний и укрепление собственной морали возможно «только в том случае, если следовать путем, который познали и проложили великие пророки, оставившие на земле "доказательства" существования Бога. Поэтому имам Хомейни выступал против аскетических течений, выходивших за рамки религии, и презирал ханжество и лицемерный гностицизм.

Имам Хомейни верил, что в опасной громаде великого похода (джихад акбар) и перипатетических странствиях по маршруту Четырех Путешествий (Асфар-е Арбе) человек должен прибегать к содействию настоящих проводников и подлинных обладателей сокровенных и чудесных знаний. Человеку лучше обратиться к Великому опекуну (велайат-е озма), как к спасательному кругу, в противном случае можно и заблудиться.

Чистая душа имама Хомейни, его благородство, успешное преодоление практических стадий духовного пути - лучшее доказательство его правоты. На своем пути имам Хомейни достиг такого морального состояния и обрел такой опыт интуитивного познания и растворения в Боге, что его расстроило бы восклицание, подобное тому, которое услышали от Халаджа45 - "Я есть Бог!". И не потому что претендующие на это простодушны и исповедуют ложный мистицизм, приводящий их к отлучению, а потому что в своем расширении экзистенции они свидетельствуют о существовании чего-то помимо Бога, претендуют в своем самоутверждении на роль медиума.

Поскольку, по мнению имама, только Всемогущий Бог есть свет (нур), а все остальное - тьма, и тьма есть несуществование света, а несуществующего нет, то все сущее является проявлением Божьим (Хак), и ничего, кроме Него, не существует.

В дополнение к глубокому знанию философии, толкований Корана, мусульманской этики, ораторскому искусству, имам Хомейни был выдающимся правоведом, обладающим исчерпывающими знаниями основ исламского права, которые он передавал своим ученикам. Теперь уже, кроме многочисленных книг по основам исламского права, написанных имамом, опубликованы десятки его лекций, застенографированных студентами.

Его школа фикха, или правоведения, отличается многими чертами, из которых он больше всего ценил подлинность. В дедуктивной части предписаний он избегал ссылок на философские, мистические и богословские соображения. Он предпочитал творческое начало при выработке самостоятельного суждения, придерживаясь факторов места и времени, поскольку игнорирование их, по его мнению, приводило к неспособности понимать насущные вопросы и толковать их.

Имам также считал, что при расследовании правовед не должен руководствоваться устоявшимися суждениями других правоведов.

Поэтому он подчеркивал, что богословские центры должны придерживаться традиционного мусульманского права, дабы гарантировать себя от ошибок методики, применявшейся компетентными предками при принятии решений. Отклонение от этого пути приведет к ереси. Высокочтимый имам хотел, чтобы богословские центры провели реформу в этой части применения мусульманского права.

Выпуская декреты, имам позволял изменять угол восприятия, расширив его до охвата важных общественных явлений. Подобным образом возрождались забытые главы мусульманского права, доказывая на деле необходимость учитывать факторы времени и пространства.

Имам Хомейни утверждал: "В поле зрения настоящего правления правоведов лежит практическая философия всего мусульманского правоведения, которое стремится охватить человеческую жизнь полностью. Правительство берет на себя практические аспекты юриспруденции, сталкиваясь со всей гаммой социальных, политических, военных и культурных трудностей. Мусульманское правоведение - это реальная и тщательно разработанная теория чуткого отношения к людям от колыбели до могилы".

На базе этой точки зрения имам Хомейни выдвинул теорию "Формирования Исламского Правления" на основе руководства факиха (исламского правоведа) в течение сокрытия (двенадцатого праведного имама) и годами добивался ее реализации. Хотя теория правления правоведа (Велаят-е Факих), несмотря на разницу взглядов относительно прерогатив его, была одобрена шиитскими правоведами, в полной мере она не применялась, поскольку еще не было для этого условий.

Таким образом, имам Хомейни стал первой личностью за многие века, которой удалось создать религиозное правление на основе лидерства полностью компетентного муджтахида, или правоведа. Из качеств, необходимых для лидера, можно выделить: чистоту помыслов, целостность личности, искусство управлять обществом, проницательность, справедливость и превосходное знание исламского правоведения и священных законов. Имам однажды сказал: "Исламское правление - это господство священных законов среди людей".

По замыслу имама, Исламское Правление, если не рассматривать качественную разницу по части целей и идеалов, с организационной точки зрения, тоже отличается коренным образом от современных политических институтов. Согласно теории, "большинство" становится законным на основании "правды" (хак), а следовательно, необходимость укреплять велаят или руководство, зависит от условий существования его, включая общественное согласие, которое реализуется путем прямого естественного отбора или посредством выбора экспертами, уполномоченными народом.

Поэтому связь между народом и руководством, или Исламским Правлением, глубока и доверительна, что и позволило имаму Хомейни ввести в действие один из самых ныне популярных типов управления. При таком типе правления, народ, определив лидера, не ограничивает этим свое участие в политике, и не остается предоставленным самому себе.

Участие народа в управлении исламским обществом и определении судьбы Исламского Порядка гарантировано, поскольку это его религиозный долг. Согласно воззрениям имама Хомейни, фундаментом столпа Исламского Порядка является взаимная любовь и доверие между народом и компетентным руководством. В этой связи имам заявил:

"Любой факих, действующий самовластно, будет смещен с руководящей должности".

"Лидер и руководство в священных религиях, включая Ислам, сами по себе не настолько велики, чтобы вызывать у народа гордость и самодовольство".

По этому поводу имам Хомейни как-то заметил:

"Называться слугой для меня лучше, чем называться лидером. Главное - не лидерство, а служение. Ислам обязал нас служить!" "В Исламе лишь одно суверенно - Закон. Закон был суверенным и при жизни Пророка, который был его орудием".

Обращаясь к правительствам, которые считают себя стоящими над народом, имам Хомейни напомнил: "Правительства являются меньшинством, они состоят на службе у народа. Они не понимают, что их дело служить, а не править".

"Великая власть не может существовать без опоры на народ".

Развал, как казалось, мощного коммунистического порядка, с одной стороны, и, с другой, стабильное существование Исламской Республики Иран, несмотря на враждебность крупнейших мировых держав и навязанную восьмилетнюю войну - лучшее доказательство правоты теории имама Хомейни.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.