авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Содержание МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ ЦЕНТР ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТОВ ШЕСТОГО ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО УКЛАДА Виктор МОСКВИН, доктор экономических наук, профессор, победитель международных ...»

-- [ Страница 2 ] --

По данным экспертов Всемирного экономического форума, в мировом рейтинге конкурентоспособности за 2011 г., охватывающем 139 государств, страны БРИКС за исключением Китая, который занимает 29 место, остались в районе 6-го и 7-го десятка, несмотря на высокие темпы экономического роста. Здесь нет никаких погрешностей, так как рейтинг оценивает не только темпы экономического роста, но и уровень жизни, развитость инфраструктуры и инвестиционный климат в стране. По этим параметрам страны БРИКС отстают даже от многострадальной Греции. Не следует также забывать об уровне безработицы, нищеты, неграмотности, коррупции и других проблемах этих стран.

Несмотря на существующие трудности, роль стран БРИКС в мировой экономике постоянно растет, расширяется их финансовое взаимодействие, налаживаются политические взаимосвязи. Начиная с июля 2008 г. в рамках БРИКС было проведено пять встреч, четыре из которых саммиты, т. е. встречи на высшем уровне. Первый подобный саммит прошел в Екатеринбурге в июне 2009 г., второй - в Бразилии в апреле 2010 г., третий - в Санья (КНР) в апреле 2011 г. и четвертый - в Нью-Дели 28-29 марта 2012 г.

Последняя встреча на высшем уровне всерьез обеспокоила западных политиков и экономистов. Дело в том, что страны БРИКС отныне не захотели довольствоваться одним экономическим сотрудничеством друг с другом, они ясно выразили свое желание влиять на мировой порядок путем конкретных совместных действий. Речь идет о создании собственной системы расчетов и кредитования в национальных валютах и отказе от доллара и евро в этой системе. Ведущие банки этой группы стран подписали Генеральное соглашение о предоставление кредитов в национальных валютах и Многостороннее соглашение о подтверждении аккредитивов в рамках механизма межбанковского сотрудничества. Фактически это означает, что государства группы сделали первый шаг к снижению зависимости от двух наиболее распространенных мировых резервных валют американского доллара и евро.

Кроме того, страны БРИКС намерены осуществить крупный экономический проект создать собственный финансовый институт - банк развития. В совместном заявлении по итогам встреч в Делийской декларации лидеры стран БРИКС заявили о необходимости создания нового банка, который стимулировал бы ресурсы для «проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития». Речь идет о проектах не только в пяти странах группы, но и в других развивающихся странах. Министрам финансов стран БРИКС поручено изучить реализуемость и жизнеспособность этой инициативы и представить свои выводы на следующем саммите группы, который пройдет в Южно-Африканской Республике в 201 Зг.

Наконец, страны БРИКС выступают за реформирование Международного валютного фонда (МВФ), в частности путем увеличения своих квот в этой международной организации. Реформа управления в МВФ началась в 2010 г. и должна завершиться в г. до годового собрания фонда и Всемирного банка, а пересмотр самих квот - до 1 января 2014 г. Только если голос развивающихся стран этой группы в фонде станет более весомым, МВФ может рассчитывать на дополнительные финансовые влияния с их стороны, предупредили лидеры БРИКС, подчеркнув этот момент в Делийской декларации [4].

Следует также отметить тот факт, что организация, к которой можно относиться с определенным скепсисом, но с которой уже нельзя не считаться, несмотря на определенные политические разногласия, борется за мир, многополярность и уважение международного права, вырабатывает совместные политические подходы, например, к положению в Сирии и к ситуации в отношении Ирана, что нередко вынуждает Запад постепенно сдавать позиции и идти на попятный в некоторых международных вопросах [13].

По утверждению западных экономистов, страны БРИКС не создадут политический союз, каким, например, является Европейский Союз. Тем не менее, эти страны предпринимают шаги по увеличению своего политического сотрудничества, с тем чтобы оказать влияние на положение США в основных торговых соглашениях или международных экономических организациях. В конечном итоге прогнозируется, что значительные размеры экономики этих стран, высокие темпы развития в будущем позволят им трансформировать экономический рост в политическое влияние, что приведет к формированию новой экономической элиты, снизит влияние США и других стран большой семерки.

Рассмотрим торгово-экономические отношения крупнейшего государства рыночной экономики США с отдельными странами этой группы.

США и Бразилия Торгово-экономические отношения двух крупнейших государств Западного полушария в первом десятилетии XXI века складывались не просто. Расхождения, в частности, проявлялись в сфере торговли. США (не без веских на то оснований) рассматривали Бразилию в качестве быстро растущего конкурента, способного в отдельных секторах потеснить американских производителей не только на мировом рынке, но и в самих Соединенных Штатах. Отсюда - меры, ограничивающие доступ в США стали, этанола, говядины, апельсинового сока и ряда других товаров, что вызывало протесты бразильских экспортеров.

Тем не менее, торговые отношения двух стран постепенно укреплялись. В 2011 г.

товарооборот США и Бразилии достиг 74,3 млрд долл., в том числе американский экспорт - 42,9 млрд долл. и импорт США из этой страны - 31,4 млрд долл. [14]. Бразилия поставляет на мировой рынок, включая США, железную руду, хром, медь, марганец, алмазы, никель, олово, бокситы, платину, цинк. Около трети бразильской экономики составляет сельскохозяйственный сектор, что делает страну одним из основных мировых поставщиков таких товаров как кофе, сахар, говядина, апельсиновый сок. Тропические леса также позволяют Бразилии играть одну из ключевых ролей на рынке древесины, каучука и различных медицинских культур.

США являются одним из крупнейших покупателей экспортной продукции Бразилии (19,2% всего экспорта), уступая по этому показателю только Европейскому Союзу в составе 27 стран (22,4%). Импортирует Бразилия машины и механические приборы, продукцию химической промышленности, удобрения, пшеницу. США являются крупным поставщиком товаров в Бразилию (17,5% всего импорта), уступая только Европейскому Союзу и Китаю, который оказывает жесткую конкуренцию США в торговых отношениях с Бразилией.

Значительное место в структуре американского экспорта в эту страну в последние десятилетия стали занимать поставки вооружений и военной техники (ВВТ). Повышенное внимание к Бразилии и другим странам континента американские военно-промышленные корпорации стали уделять после августа 1997 г, когда администрация Б. Клинтона отменила эмбарго на поставки в этот регион американских военных самолетов и высокоточного оружия. В то же время Бразилия в связи с принятием в конце 90-х годов XX века программы модернизации национальных ВВС была заинтересована в приобретении новых истребителей и транспортных вертолетов. Несмотря на политику дифференциации поставщиков вооружений, проводимой правительством этой страны, крупные военные контракты были, тем не менее, предложены американским корпорациям. Поэтому в последнее десятилетие США поставляли Бразилии большие партии вооружений. Так, в 2008 г. США заключили крупный контракт с этой страной на поставку ей вертолетов «Black Hawk» на сумму 159 млн долл. За 2008-2011 гг. США подписали с Бразилией контрактов на поставку вооружений на сумму 720 млн долл., что поставило эту страну на второе место после Колумбии среди покупателей американского оружия в Латинской Америке [11, Р. 3-4].

Расширяется инвестиционное сотрудничество двух стран. В 2011 г. объем прямых инвестиций США в экономику Бразилии достиг 71 млрд долл., что делает эту страну крупнейшим получателем прямых американских инвестиций в Южной Америке и вторым среди стран БРИКС. Прямые инвестиции США в основном сосредоточены в сфере услуг и обрабатывающей промышленности Бразилии. Инвестиции американских ТНК воздействуют на различные аспекты социально-экономического развития Бразилии, отдельные формы внешнеэкономических связей и в частности на научно-технический обмен. Передавая новейшую технологию по внутрифирменным каналам (от головных компаний к зарубежным филиалам), США способствуют поднятию уровня той или иной отрасли бразильской экономики, что приводит к улучшению качества и расширению ассортимента выпускаемой продукции в стране.

Необходимо также учитывать и тот факт, что зарубежные филиалы американских корпораций самостоятельно проводят НИОКР в Бразилии, расходы на которые постепенно возрастают и в 2008 г. достигли 791 млн долл. [9, Р. 220]. Эти средства направлены не только на выполнение стратегических устремлений головных компаний США, но и на решение задач, которые ставит правительство Бразилии перед частным, в том числе и иностранным, капиталом. Так, в Бразилии расходы филиалов США были сосредоточены на исследованиях в производстве различных видов транспортных средств, а также компьютеров. Акцент на проведение научных исследований в области транспортного машиностроения связан, в частности, с решением правительства Бразилии создать автомобильный двигатель, который в условиях высоких мировых цен на нефть использовал бы не только один бензин, но бензин, смешанный со спиртом. Естественно, что создание автомобиля, работающего на смешанном топливе, облегчило бы задачу снижения Бразилией зависимости от нефтяного импорта и укрепило бы позиции США в автомобильной промышленности этой крупнейшей страны Южной Америки.

Американские филиалы в Бразилии, используя в своих научных лабораториях и центрах не только американские, но и местные кадры ученых и специалистов, проводят исследования и разработки, которые направлены на повышение конкурентоспособности создаваемой продукции, предназначенной для реализации как на местном, так и внешнем рынках. При этом многие американские филиалы, весьма тесно интегрированные в бразильскую экономику, нередко подключают к своему производственному процессу местных производителей, в частности, на основе субподрядных отношений, для производства необходимых компонентов, передавая им определенные виды новых технологий и ноу-хау. Таким образом, научные исследования и связанный с этим процесс передачи технологий нередко оказывает влияние на хозяйственное развитие этой латиноамериканской страны.

Зарубежная деятельность американского капитала способствует также ослаблению остроты актуальной для Бразилии проблемы - безработицы. По состоянию на начало г. филиалы корпораций США создали в этой стране 485,8 тыс. новых рабочих мест, уступая по этому показателю среди латиноамериканских стран только Мексике. Более половины рабочих мест (примерно 51%) было создано в обрабатывающей промышленности и около 42% - в сфере услуг [9, Р. 226]. Являясь источником дополнительного спроса на рабочую силу, американский капитал в то же время влияет здесь в большей степени, чем в развитых странах и на уровень заработной платы.

Работнику здесь выплачивается более высокая заработная плата (на 20-25%) по сравнению с национальными бразильскими компаниями и гарантируются более выгодные социальные условия. Следует также иметь в виду, что в орбиту деятельности американских ТНК в Бразилии вовлечено большое число средних и мелких местных компаний-поставщиков, агентов, дилеров с общим числом занятых в несколько десятков тысяч человек, которые также зависят от филиалов американских ТНК.

Обладая крупным промышленным потенциалом и большими запасами природных ресурсов, дающих в бюджет страны крупные валютные поступления, Бразилия постепенно наращивает экспорт прямых инвестиций в экономику США. В 2011 г. их объем превысил 5 млрд долл., в основном они сконцентрированы в оптовой торговле США. По размерам вложенных инвестиций в экономику США Бразилия среди стран Южной и Центральной Америки уступает только Мексике [8, Р. 34].

Важную роль в развитии торгово-экономических отношений играют государственные визиты лидеров двух стран. Так, 9 апреля 2012 г. состоялась встреча президента США Б.

Обамы и президента Бразилии Дилмы Руссефф, на которой президент Б. Обама отметил «огромный прогресс» в отношениях между США и Бразилией, подчеркнув, однако, что многое еще необходимо сделать. Б. Обама выступил с речью после состоявшихся в Белом доме переговоров с президентом Бразилии Дилмой Руссефф. В ходе встречи лидеры двух государств обсудили двухсторонние экономические и торговые отношения, а также глобальные проблемы, в том числе состояние мировой экономики.

Президент США отметил успехи, достигнутые Бразилией в социальной сфере, усиление роли страны на международной арене. «Страна перешла от диктатуры к демократии, уверенно идет по пути необычайно устойчивого развития, благодаря чему миллионы людей покончили с бедностью, и становится лидером не только в регионе, но и во всем мире», - заявил он.

Б. Обама назвал Бразилию лидером в производстве и использовании биотоплива и сказал, что США являются потенциальным покупателем, готовым в значительном объеме покупать у Бразилии нефть и газ, которыми так богата страна [18]. Таким образом, Б.

Обаму в первую очередь интересовало использование растущего хозяйственного потенциала бразильского государства в целях ускорения экономического развития Соединенных Штатов, которые в условиях обострения международной конкуренции нуждаются в новых рынках и ресурсных источниках. Так же стоит отметить следующие пункты дальнейшего двухстороннего сотрудничества, которое будет направлено на:

1) выработку действенных мер по предотвращению мировых финансовых кризисов;

2) полноценное участие латиноамериканцев в формировании институтов и механизмов глобального регулирования;

3) создание новых зон свободной торговли между США и странами Латинской Америки (преимущественно на двустороннем уровне);

4) взаимодействие в области развития традиционных секторов энергетики, включая атомную, и охраны окружающей среды (в том числе сохранение лесов и источников пресной воды);

5) сотрудничество в сфере высоких технологий и в приоритетных инновационных отраслях: био- и нанотехнологии, аэрокосмической промышленности, производстве альтернативных видов энергии.

США и Россия Экономические связи США с Россией представляют собой важный элемент двусторонних отношений. В 90-е годы XX столетия для них была в основном создана новая организационно-правовая основа: заключен ряд договоров и соглашений о развитии торговли, содействии капиталовложениям, сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных вопросах и т. п.

Отдельные разногласия США с Россией в политической сфере не мешают развитию двусторонних торговых отношений, которые являются ведущей формой экономических отношений двух стран. США традиционно являются одним из ведущих торговых партнеров России. В 2011 г. товарооборот двух стран достиг 42,8 млрд долл., при этом российский экспорт составил 34,5 млрд долл., а импорт из США - 8,3 млрд долл. [14].

Интенсивный рост масштабов двусторонней торговли обусловлен обоюдными интересами. США стремятся диверсифицировать поставки нефти из-за рубежа, уменьшить зависимость от основных экспортеров нефти, в частности из Ближнего Востока. Для России чрезвычайно важным являются закупки новейшего оборудования США для освоения новых месторождений углеводородов, модернизации обрабатывающих отраслей экономики, улучшения инфраструктуры, повышения уровня жизни населения. Детальное рассмотрение структуры российско-американской торговли свидетельствует о ее явной товарной асимметрии. В экспорте России долгое время преобладали черные металлы (28%), продукты неорганической химии (17%), алюминий и изделия из него (16,5%). В 2008 г. в структуре российского экспорта произошли заметные изменения - на первое место вышло энергетическое сырье, в частности нефть, минеральное топливо, битумные смолы, озокерит. На сырую нефть и нефтепродукты в 2010 г. приходилось 71,9% стоимостного объема экспорта. Вторую по величине товарную группу составляли цветные и черные металлы (10%), третью - радиоактивные химические элементы и изотопы (4,2%). На долю десяти основных товаров российского экспорта в США в 2010 г. пришлось 88,4%, причем она постоянно росла в период с 2005 г., когда она находилась на уровне 78,8%.

В российском импорте из США преобладают машины станки и оборудование. Наиболее крупные статьи: летательные аппараты - 12,1%, легковые автомобили и запчасти к ним 5,9%, лекарства - 4,4%, электрогенераторные установки - 4%, насосы и компрессоры 1,6%. Значительное место в импорте занимают также пищевые продукты - мясо птицы и свинина, хотя по сравнению с прошлым десятилетием доля мяса птицы заметно сократилась в связи с запретом на ее ввоз в 2005 г.

Таким образом, объем и качество торговых отношений между США и Россией не отвечают масштабам экономик обоих государств и существующему потенциалу. Так, при доле США в мировом экспорте товаров на уровне 8,4% в 2010 г. удельный вес страны в российском импорте в том же году не превышал 5%. Такое же существенное несоответствие наблюдается и в импорте: доля США в общемировом импорте достигает почти 13%;

тогда как в российском экспорте на США приходится только 3%, т. е. более чем в 4 раза меньше, чем значимость американского рынка для остального мира. Далее, в российском экспорте в США преобладает сырьевая составляющая при низкой доле готовой продукции, в импорте же - наукоемкая продукция и продовольствие. Иначе говоря, несмотря на положительное сальдо в торговле с США, Россия выступает преимущественно как страна с более низким экономическим потенциалом.

Снижение интенсивности и ухудшение структурного профиля взаимной торговли требует принятия комплекса мер, направленных на улучшение условий и устранение сохраняемых со странами США искусственных барьеров и ограничений, в частности отмены соглашений о добровольных экспортных лимитах и антидемпинговых пошлинах на российские товары, пересмотр политики дискриминации России в вопросах экспортного контроля и др.

Среди важнейших задач в контексте совершенствования и усиления модернизационной направленности российско-американского торгового сотрудничества - диверсификация структуры российского экспорта в США и увеличение технологической составляющей в импорте из США.

Расширяется инвестиционное сотрудничество двух стран. Приоритетными сферами американских прямых инвестиций в Россию являются топливная (57%) и пищевая промышленность, в совокупности дающие около 70% общего объема накопленных американских инвестиций, который в 2011 г. составил 9,7 млрд долл. [8, Р. 32]. По объему накопленных прямых инвестиций в России США входят в пятерку стран-лидеров, вкладывающих капиталы в экономику нашей страны.

При отсутствии активной и четко сформированной стратегии импорта капитала в России произошло его стихийное распространение по сферам и отраслям российской экономики, в первую очередь с учетом собственных приоритетов американских инвесторов. Так, более 20% табачного рынка России контролирует компания «ВАТ Russia», в отрасли действует также «Philip Morris». В пищевой промышленности функционируют компании «Mars», «Pepsi» и «Coca-Cola», построившие предприятия в различных регионах страны.

Завод «Ford» в г. Всеволожске Ленинградской области - пример успешного инвестиционного сотрудничества в автомобильной промышленности. В 2011 г.

произведено более 50 тыс. автомобилей «Фокус» различных модификаций.

Другой пример - совместное предприятие «General Motors» и ОАО «АвтоВАЗ». Общий объем инвестиций и проект, в котором участвует также Европейский банк реконструкции и развития, превысил 330 млн долл.

В истекшем десятилетии на американском рынке наряду с компаниями из развитых и развивающихся государств стали активно действовать компании из стран с переходной экономикой, в частности из России. Хотя объем накопленных российских прямых инвестиций в экономике США находится на низком уровне (6,5 млрд долл. по состоянию на конец июня 2011 г.), он демонстрирует устойчивую тенденцию к повышению, несмотря на влияние мирового финансового кризиса. Отличительная черта российских инвестиций - вложения в реальный сектор американской экономики, в основном в производство металлов и топливно-энергетический комплекс.

Расширение транснациональной деятельности российских компаний нередко сдерживается сопротивлением американских деловых кругов при покупке крупных, эффективно работающих национальных предприятий. В то же время это в меньшей степени касается сравнительно небольших инвестиционных сделок с участием российского капитала или крупных сделок, связанных с покупкой убыточных американских предприятий (или находящихся в состоянии банкротства), не пользующихся спросом со стороны местных предпринимателей. Определенные трудности на пути российских компаний по инвестированию средств в американские производственные активы может создать введенный в действие в 2007 г. федеральный закон в США, ужесточающий контроль сделок по приобретению иностранными фирмами американских компаний.

Основными факторами, сдерживающими вывоз капитала российскими компаниями в США, являются низкая конкурентоспособность российской экономики, ее однобокая сырьевая направленность, отсутствие растущих, перспективных компаний в новых высокотехнологичных отраслях, слабое государственное стимулирование экспорта российских прямых инвестиций. Рассматривая перспективы развития прямого инвестирования в США, следует сказать, что масштабы этого процесса для России будут зависеть не только от группы крупных отечественных ТНК, сформировавшихся преимущественно в базовых и сырьевых отраслях экономики, но и от динамики образования и укрепления подобных компаний в других (менее зависимых от конъюнктуры мирового хозяйства) секторах национальной экономики. Воздействие на данный процесс будут оказывать и различные внешние факторы, препятствующие проникновению российского капитала в зарубежные активы.

Пока, разумеется, рано говорить о существенной роли российских инвестиций в экономике США. Американские вложения в Россию значительно превосходят российские в американскую экономику. Однако сам приход наших корпораций в США принципиально новое явление в двусторонних экономических отношениях.

Развивается сотрудничество в сфере высоких технологий, инновационной деятельности и информатики. Создан Российско-американский инновационный совет по высоким технологиям, работает Межправительственный комитет по науке и технике, российские компании участвуют в инновационных форумах в США. Ведущие компании аэрокосмической отрасли США - «Боинг», «Локхид Мартин», «Пратт энд Уитни» - на протяжении многих лет активно взаимодействуют с российскими предприятиями в рамках проектов по МКС, космическим запускам, производству авиадвигателей, разработке новых моделей самолетов.

Американские компании проявляют интерес к развитию торгово-экономического сотрудничества с регионами России. Более 10 лет действует Российско-американское тихоокеанское партнерство, объединяющее представителей бизнеса, науки, общественных кругов, федеральных и региональных властей Дальнего Востока России и Западного побережья США.

Современный этап в отношениях между Россией и США дает основания предположить, что, несмотря на существующие трудности на пути расширения двустороннего экономического сотрудничества, этот процесс будет последовательно прогрессировать в интересах обеих стран. Одна из главных причин этого заключается в том, что инвестиционное сотрудничество России и США, также как и внешняя торговля может принести пользу нашим странам и народам и стимулировать деловую активность в других регионах мира.

США и Индия Экономические реформы, начатые в 1991 г., радикально изменили курс индийской экономики и привели к более высоким темпам роста, интенсивному росту наукоемких отраслей в различных сферах экономики, увеличению иностранных инвестиций и торговых потоков, снижению бедности. Последствия этих реформ глубоко повлияли на торгово-экономические отношения с Соединенными Штатами. Индия со своим огромным населением и растущим средним классом создает потенциально большой рынок сбыта товаров и услуг для США.

Первые заметные подвижки в индийско-американских отношениях произошли во время визита президента США Б. Клинтона в Индию в марте 2000 г. Политика углубленного сотрудничества с Индией особенно энергично стала осуществляться с 2002 г.

республиканской администрацией Джоржа Буша-младшего. В июле 2005 г. премьер министр Индии Манмохан Сингх и президент США Джорж Буш подписали в Вашингтоне соглашение о сотрудничестве в ядерной энергетике. Таким образом, высказанная ранее Б.

Клинтоном мысль о «естественном партнерстве» между Индией и США стала обретать конкретные очертания.

Новая политика стратегического сотрудничества, основанного на общих ценностях, таких как демократия, плюрализм и уважение к закону, была озвучена в заявлении лидеров двух стран от 18 июля 2007 г. В нем подчеркивалось намерение трансформировать их взаимоотношения в рамках «глобального партнерства». Как было заявлено, США и Индия «будут работать вместе, чтобы достичь глобального лидерства в области взаимного согласия и общих интересов, таких как установление стабильности демократии, процветания и мира во всем мире». Этим же целям служил визит президента США Б.

Обамы в Индию в ноябре 2010 г. В совместном заявлении премьер-министр Индии и президент США подтвердили решимость расширять и углублять «глобальное стратегическое партнерство» между двумя крупнейшими демократическими странами, которое необходимо не только для двух этих стран, но и для глобальной стабильности и процветания в XXI веке. Президент США приветствовал становление Индии в качестве крупной глобальной и региональной державы и подтвердил заинтересованность Америки в ее усилении, экономическом процветании и безопасности. Он отметил, что в будущем реформированном Совете Безопасности ООН Индия должна занять место постоянного члена [17].

Обозначившееся улучшение политических отношений способствовало увеличению взаимной торговли двух стран.

За последние 10 лет двусторонняя торговля возросла примерно в 5 раз и в 2011 г. достигла 57,8 млрд долл., в том числе экспорт США составил 21,6 млрд долл. и импорт 36,8 млрд долл. [14]. США являются главным торговым партнером Индии, в то время как Индия значительно уступает США по многим торговым показателям. Несмотря на значительный рост взаимной торговли, Индия во внешней торговле США занимает 24 место по экспорту и 18 - по импорту. Обе стороны прилагают усилия по расширению двустороннего экономического сотрудничества.

США экспортируют в Индию современные машины, станки, комплектующие, медицинское оборудование, самолеты (гражданские и военные), продукцию химической промышленности, пластик, хлопок, газовые турбины и др. Так, например, в ходе визита Б.

Обамы в Индию в ноябре 2010 г. были подписаны торговые соглашения на общую сумму в 14,9 млрд долл., которые в частности включали поставки Индии партии американских гражданских и военно-транспортных самолетов, реактивных двигателей, дизельных локомотивов, газовых и паровых турбин и т. п. [17].

Основные статьи импорта США из Индии - драгоценные камни и металлы, ткани, одежда, морепродукты, железо, сталь, органические химические вещества и некоторые виды промышленного оборудования.

За последние 10 лет важное место в двусторонней торговле стал занимать американский экспорт вооружений и военной техники, начавшийся после отмены американский санкций на военные поставки в Индию в конце 2001 г. В начале 2002 г. администрация Дж. Буша одобрила продажу Индии авиадвигателей, авионики, систем наведения и другой продукции военного назначения на сумму 190 млн долл. [6, С. 98]. В конце 2007 г.

корпорация «Боинг» и индийская компания «ХАЛ» подписали меморандум по развитию производственной кооперации и передаче технологии сроком на 10 лет. Меморандум предусматривает организацию на предприятиях «ХАЛ» элементов конструкций для американских истребителей и вертолетов стоимостью в 1 млрд долл. В начале 2008 г.

Министерство обороны Индии провело переговоры с корпорацией «Боинг» по закупке восьми патрульных противолодочных самолетов Р-81 «Посейдон» стоимостью в 2 млрд долл. Кроме того, в 2008 г. США заключили с Индией контракт на поставку шести военно-транспортных самолетов C-130J на сумму 962 млн долл. Комментируя ту сделку, помощник государственного секретаря США Э. Шапиро охарактеризовал ее как «важное средство для расширения и углубления американского партнерства с быстроразвивающимся государствами, такими как Индия» [7, Р. 33]. Не отрицая смысла этого заявления, можно, однако добавить, что значимость этой сделки заключалась в укреплении позиций США на индийском рынке, стремлении потеснить Россию, как крупнейшего поставщика оружия в Индии и уменьшить растущее влияние Китая в азиатском регионе.

С приходом к власти президента Б. Обамы США еще более активизировали свою политику в Индии. Американо-индийский диалог по вопросам обороны и военно технического сотрудничества интенсивно осуществлялся в 2008-2012 гг. Наиболее значительным итогом этого диалога стало подписание в 2009 г. госсекретарем США X.

Клинтон и министром иностранных дел Индии С. Кришной двустороннего соглашения, позволяющего США проводить мониторинг использования Индией американских ВВТ, а также гарантирующего, что приобретенные у США вооружения и военные технологии не будут переданы Индией третьей стороне. Таким образом, США сделали еще один шаг на пути укрепления своих позиций на индийском рынке вооружений, что привело к дальнейшему расширению поставки американских вооружений Индии: в 2011 г. США подписали с Индией очередное соглашение на поставку ей десяти военно-транспортных самолетов Globemaster III стоимостью в 4,1 млрд долл. [10, Р. 8].

Быстрыми темпами развивается инвестиционное сотрудничество двух стран. На начало 2012 г. США вложили в экономику Индии 24,7 млрд долл., являясь вторым крупнейшим инвестором в экономику этой страны после Маврикия (16% от общего объема прямых иностранных инвестиций в Индии). Инвестиции США охватывают практически все сектора в Индии, которые открыты для частных инвесторов, однако наибольший их объем сконцентрирован в сфере НИОКР, финансовой сфере и оптовой торговле [8, Р. 32].

В результате острой конкуренции в новых областях науки и техники ТНК США широко привлекают свои филиалы в Индии к разработке передовых технологий. Только за два года (2007-2008) расходы индийских филиалов американских корпораций на НИОКР возросли в 1,5 раза и составили 0,96 млрд долл. [9, Р. 221].

Небезынтересно также отметить, что при проведении НИОКР филиалы американских ТНК наряду с выполнением целей в этой области, устанавливаемых головными компаниями, нередко участвуют в научных проектах по заказу индийского правительства.

Так, исследования американских филиалов в Индии в последние годы были сконцентрированы на разработке новых видов компьютеров и других видов электронной продукции, что определялось задачами, стоящими перед экономикой этой страны. Для их реализации правительство Индии предоставило значительные средства для улучшения инфраструктуры национальных НИОКР, увеличило расходы на научные исследования и разработки и подготовку кадров по обслуживанию подобных исследований. Этими же причинами определялась политика корпорации «Дженерал электрик» по созданию в конце прошлого десятилетия в Бангалоре медицинского научно-исследовательского центра стоимостью более 50 млн долл., который стал самым крупным медицинским центром этой корпорации [2].

В последние годы изменился характер оборонного сотрудничества двух стран. Несмотря на отдельные разногласия, США и Индия выражают готовность наращивать такое взаимодействие путем диалога по вопросам безопасности, военных учений и торговли вооружениями и военными технологиями. Так, во время пребывания президента США Б.

Обамы в Индии руководство этой страны подтвердило свой односторонний и добровольный мораторий на ядерные испытания. США также заявили о продолжении моратория на эти испытания, о готовности ратифицировать в ближайшее время договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Осудив терроризм во всех его проявлениях, обе стороны также заявили о необходимости покончить со всеми террористическими сектами, включая пакистанскую Лашкар-и-Тайбу, и призвали Пакистан привлечь к суду преступников, совершивших теракт в Мумбаи в ноябре 2008 г.

[17].

Вместе с тем, существуют заметные разногласия между США и Индией по ряду стратегических проблем, в частности, по Пакистану, Афганистану и Ирану. Многие индийские политики считают, что Вашингтон больше заинтересован в улучшении отношений с КНР, чем в проведении политики баланса сил в Азии. Острой проблемой остаются вопросы, связанные с изменением климата: международные обязательства по сокращению вредных выбросов в атмосферу рассматриваются в Индии как тормоз на пути ее развития. Индийцы так же считают, что Вашингтон слишком жестко осуществляет контроль над экспортом в Индию военных технологий, в том числе двойного назначения, хотя Б. Обама в ходе своего визита и внес определенные послабления в решение этого вопроса.

У Вашингтона также есть свои претензии к Индии. США, в частности, недовольны высокими барьерами для некоторых товаров американского экспорта, индийскими ограничениями на инвестиции в представляющие для американских компаний значительный интерес сектора экономики, такие как страхование и розничная торговля.

Представители американского ВПК крайне разочарованы предварительными итогами международного тендера на закупку Индией 126 многофункциональных истребителей на сумму более 10 млрд долл.,. когда из состава его участников в 2011 г. выбыли две крупнейшие американские компании «Боинг» и «Локхид Мартин», в частности по причине нежелания поделиться с Индией своими новейшими технологиями. Особым предметом озабоченности американского Сената и администрации регулярно становится положение с правами человека в Индии.

Таким образом, несмотря на быстрое развитие американо-индийских экономических отношений за последние десятилетие, между этими двумя государствами сохраняется немало спорных проблем, которые требуют разрешения.

США и Китай Китай является одним из лидеров мировой экономики, входит в число крупнейших мировых производителей товаров повседневного спроса и самым динамично развивающимся государством (ежегодный рост ВВП составляет около 9% на протяжении более чем 20 последних лет).

Современный этап американо-китайских торгово-экономических отношений можно обозначить с 1979 г., когда были восстановлены дипломатические отношения между странами и было подписано двустороннее торговое соглашение. Рост экономики и либерализации торговли, включая обязательства, взятые на себя КНР в рамках ВТО в г., привели к ускорению развития двусторонних связей и сотрудничества между США и Китаем. 1 апреля 2009 г. было объявлено об учреждении стратегического и экономического диалога между двумя странами. Формат диалога предусматривает встречи делегаций высокого уровня по очереди в Вашингтоне и Пекине. Диалог рассматривается как инструмент преодоления разногласий между обеими странами и содействия долгосрочному развитию двусторонних отношений, что однозначно позволило перейти на другой, более высокий уровень взаимоотношений.

В настоящее время Китай является вторым крупнейшим торговым партнером США, а также самым быстрорастущим экспортным рынком Соединенных Штатов. Согласно данным, опубликованным Министерством торговли США, в 2011 г. двусторонний торговый оборот между США и Китаем составил 503,2 млрд долл., что примерно на 11,3% больше по сравнению с 2010 г. В частности, экспорт Китая в Соединенные Штаты достиг 103,9 млрд долл., а импорт США из Китая - 399,3 млрд долл. [14]. Однако вместе с ростом товарооборота продолжает увеличиваться дефицит торгового баланса США (295,5 млрд долл. в 2011 г.), одной из главных причин роста которого официальный Вашингтон называет заниженный курс китайской валюты, что усиливает политическую напряженность в двусторонних отношениях.

Несмотря на растущий дисбаланс в торговле между США и Китаем, американская сторона получает выгоды от внешнеторгового сотрудничества с Китаем. Различные американские штаты получили реальную прибыль, расширяя экспорт в Китай. Среди 50 штатов в пятерку ведущих экспортных рынков 40 американских штатов входит Китай. На протяжении десяти лет объем экспорта товаров производственных отраслей США и их сельскохозяйственной продукции вырос на 330%, намного превысив аналогичный показатель в другие регионы, который находится на отметке 29%. Китай стал самым крупным зарубежным потребителем соевых бобов и хлопчатника, которые производятся в США, а также важным экспортным рынком механической и электротехнической продукции, в том числе автомобилей и самолетов.

Высококачественные китайские товары по низкой цене обогатили жизнь определенной части американского народа, увеличили выбор продукции для жителей США, принесли пользу населению со средней и низкой заработной платой, а также способствовали поддержанию довольно низкой инфляции в США под давлением большого «двойного дефицита» в стране. По подсчетам американского банка «Morgan Stanley», только в г. каждый американец, покупая товары, произведенные в Китае, в среднем сэкономил более 300 долл. Китайско-американское торгово-экономическое сотрудничество способствовало увеличению занятости американцев. Согласно статистике, с 2001 г. по 2008 г. благодаря экспорту в Китай количество новых рабочих мест в США увеличилось на 2 млн 570 тысяч. [1].

Активно развивается инвестиционное сотрудничество двух государств. В 2011 г. прямые американские инвестиции в КНР (включая Сянган) достигли 106,8 млрд долл. (1-ое место среди стран БРИКС) [8, Р. 32]. Прямые инвестиции США сконцентрированы в обрабатывающей промышленности и сфере услуг Китая. Сочетание богатых трудовых ресурсов Китая с капиталом, технологиями, системой менеджмента США повысило конкурентоспособность американских товаров, произведенных за рубежом, увеличило долю компаний США на международном рынке, а также создало условия для трансформации производственной сферы США в отрасль с высокой добавочной стоимостью.

Со своей стороны китайские бизнесмены также расширяют свое участие на американском рынке. В 2011 г. объем прямых инвестиций КНР (включая Сянган) в экономике США достиг 8,67 млрд долл. [8, Р. 34]. Китайский капитал концентрируется в основном в обрабатывающей промышленности, оптовой торговле, банковской сфере США.

Важным фактором, способствующим вывозу капитала в США, является стабильный и быстрый рост китайской экономики, а также большое положительное сальдо платежного баланса по текущем операциям, существенно превышающее аналогичный показатель других государств БРИКС. Другим фактором, способствующим увеличению оттока инвестиций из Китая, по мнению экспертов, может стать незначительный объем китайских капиталовложений за рубежом и накопленных заграничных инвестиций в процентном отношении к ВВП страны (примерно 3% против 10% в Бразилии и 20% в России) и общему объему заграничных активов КНР. Ожидаемый в ближайшие годы быстрый рост доходов на душу населения в Китае также будет содействовать увеличению оттока китайских инвестиций за рубеж и в частности в США [5].

Однако следует отметить и тот факт, что хотя зарубежные финансовые вливания приветствуются многими американскими фирмами, увеличение объема китайских инвестиций происходит на фоне растущей напряженности между Вашингтоном и Пекином, в частности из-за разногласий по поводу валютной политики Китая и его позиции по ряду международных проблем.

Китай является также крупнейшим иностранным держателем облигаций США, в том числе казначейских ценных бумаг США, облигаций государственных агентств США, корпоративных облигации и акций. Облигации Казначейства США, являющиеся источником финансирования бюджетного дефицита, составляют самую крупную категорию долгов, которыми владеет КНР Объем казначейских облигаций, приобретенных Китаем, увеличился с 118 млрд долл. в 2002 г. до почти 1160 млрд долл. в 2010 г., а доля КНР среди других держателей возросла с 9,6% до 26,1% соответственно [15].

Наращивание объемов покупки американских гособлигаций связано в значительной степени с политикой валютного курса Китая, в частности поддержкой более низкого курса юаня по отношению к доллару США. Например, правительство Китая обязывало экспортеров до 2008 г. обменивать валютную выручку на юани. В результате правительство КНР аккумулировало значительный объем валютных резервов в долларах США. Данные резервы как и многие другие страны Китай разместил в облигациях госдолга США, считающиеся относительно надежными и приносящими стабильный доход.

Текущая ситуация вызывает у Китая двойственное отношение к этому вопросу. С одной стороны, посредством продажи казначейских облигаций правительство финансирует бюджетный дефицит, другие инвестиционные программы и поддерживает низкие ставки по кредитам, и кроме того, являясь крупным держателем госдолга США получает серьезный рычаг воздействия на двусторонние политические и экономические вопросы.

С другой стороны, официальные лица Китая выражают обеспокоенность по вопросу надежности хранения резервов в казначейских облигациях США. Их обеспокоенность связана с растущим государственным долгом США и смягчением монетарной политики, что способно подстегнуть инфляцию и привести к падению курса доллара и к обесцениванию долларовых активов. Ряд китайских официальных лиц уже заявлял о необходимости пересмотра роли доллара в качестве ведущей мировой резервной валюты в пользу других валют [2]. Китайская сторона также выступает с критикой таких средств внешнеэкономической политики США как антидемпинговые и компенсационные пошлины, а также ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции.

В свою очередь претензии США к экономической политике Китая охватывают помимо его валютной политики различные виды ограничений, которые связаны с налогообложением, таможенной классификацией, защитой прав интеллектуальной собственности, услугами, защитой отечественных производителей, а также с экспортом товаров [1].

Несмотря на существенные разногласия по ряду политических и экономических вопросов, которые нередко ставят в затруднительное положение руководство двух стран, взаимовыгодность торгово-экономического сотрудничества - фундамент по стимулированию стабильного развития двусторонних отношений в торговой и экономической сферах в условиях усиления взаимозависимости и усложнения взаимосвязей между странами.

США и ЮАР США поддерживают высокий уровень торгово-экономических отношений с Южно Африканской Республикой, крупным, перспективным региональным рынком, обладающим большими запасами полезных ископаемых. По объему ВВП экономика ЮАР занимает 17 место в мире. Основными факторами, способствующими быстрому росту экономики этой африканской страны, являются высокий технологический уровень хозяйственной инфраструктуры, наличие обширного рынка относительно дешевой рабочей силы с широким спектром квалификации, что делает ЮАР крайне привлекательным и выгодным рынком для коммерческой деятельности и прямых инвестиций американских корпораций.

США являются ведущим торговым партнером ЮАР среди развитых государств. Торговый оборот США с этой африканской страной в 2011 г. превысил 16,8 млрд долл., в том числе экспорт США составил 7,3 млрд долл. и импорт - 9,5 млрд долл. [14].

Большой экономический интерес для США представляют полезные ископаемые ЮАР, по отдельным категориям которых экономика США жизненно зависит от импорта из этой африканской страны. К таким ресурсам относят, в частности, марганец и хром, которые обеспечивают более 50% потребностей США в этих видах сырья. Американская промышленность также давно и в широких масштабах использует редкие металлы, а также железную руду, медь, уран, золото и платину, импортируемые из ЮАР.

В настоящее время две трети американского импорта аграрной продукции из Африки поступает из трех стран - ЮАР, Мадагаскара и Кот-д'Ивуара. Товарные поставки из двух последних состоят преимущественно из ванили и какао-бобов. Товарная номенклатура экспорта из ЮАР более разнообразна и включает, цитрусовые культуры, вина и другую продукцию. ЮАР является основным поставщиком апельсинов в США. Кроме того, значительную долю в экспорте ЮАР в США занимают изделия швейного производства.

Однако для более активного проникновения ЮАР на американский рынок необходимо повышение качества экспортируемой продукции и установление режима свободной торговли [19].

Основные статьи американского экспорта в ЮАР - готовая промышленная продукция, включающая комплектующие, оборудование, электронику.

Присутствие Соединенных Штатов в ЮАР ощущается во многих сферах экономики.

Важную роль в этом играет созданный в 2001 г. двусторонний форум по сотрудничеству между США и ЮАР, в рамках которого решаются вопросы по торговому сотрудничеству, капиталовложениям и другим областям экономики. Сотрудничество двух стран охватывает многие сферы, включая здравоохранение, защиту прав человека, развитие малого бизнеса, охрану окружающей среды, сельское хозяйство, образование и др.

Важнейшим показателем неослабевающего и даже усиливающего интереса США к этой стране является постепенное увеличение объема американских прямых инвестиций в ее экономику. За последние 10 лет эти инвестиции более, чем удвоилось и в 2011 г.

составили 6,5 млрд долл. В основном они сконцентрированы в оптовой торговле, химической промышленности и добыче сырья [8, Р. 32]. Американские фирмы составляют около 30% иностранных компаний, работающих в Южной Африке. Члены Американской торговой палаты отмечают, что число таких фирм увеличивается с каждым годом, способствуя развитию торгово-экономического сотрудничества двух стран.

Специфика развития стран БРИКС оказывает значительное влияние на развитие современного мирового порядка. С одной стороны, центром политической и экономической системы мира до сих пор остаются страны Запада, среди которых Соединенные Штаты, безусловно, играют одну из принципиально важных ролей. С другой стороны, бурный рост стран БРИКС, усиливающий политическое влияние этих государств, способствует смещению центра силы власти с Запада на Восток и Юг. И без всяких сомнений США приходится с этим считаться, допуская эти страны на свой внутренний рынок, устанавливая с ними торгово-экономические связи. США, таким образом, готовят солидную базу для политического взаимодействия, которое пока что не со всеми странами БРИКС идет гладко.

*** ЛИТЕРАТУРА 1. Аксенов П. А. Торгово-экономические отношения США и Китая в начале XXI века // Россия и Америка в XXI веке. 2011. N 3. htpp://www.rusus.ru 2. Бюллетень иностранной коммерческой информации. 2010 N 68. 19 июля.

3. БРИК как новая форма многосторонней дипломатии // Международная жизнь. 2010. N 1.

4. Валютная декларация // Московские новости. 2012. 30 марта.

5. «Deutsche Bank» о странах БРИК как международных инвесторах // БИКИ. 2009. марта. N 27. С. 5.

6. Зименков Р. И., Соколова Е. Н. США на мировом рынке вооружений в начале XXI века.

- М.: Научная книга. 2011.240 с.

7. Arms Control Today. 2009. Oct. N 8. P. 33.

8. Barefoot K. B. and Ibana-Caton M. Direct Investment Positions for 2011 // Survey of Current Business. 2012. July. P. 19-34.

9. Barefoot K. B. and Mataloni R. J. U. S. Multinational Companies//Survey of Current Business. 2010. August. P. 205-230.

10. Grimmett R. CRS Report for Congress. Conventional Arms Transfers to Developing Nations, 2004 -2011.2012. Aug. 24. P. 8.

11. Grimmett R. CRS Report for Congress. U. S. Arms Sales: Agreements with and Deliveries to Major Clients, 2004-2011. 2012. Sept. 19. P. 3-4.

12. Joseph J. A. United States - South Africa Relations. htpp://wwwiss.coza/balance.

13. Washington Post. 2012. March 29.

14. United States Census Bureau. htpp://wwwcensusgov/foreign-trade/balance.

15. United States Department of Treasury. htpp://treasury.gov.

16. htpp://www.weforum.org/documents/G-CRO9/indexhtml/.

17. htpp://www.om-travel.ru.

18. htpp://www.elitetrader.ru./index php?newsid.

19. htpp://www.lctsd.org/i/press/ictsd-in-the-news/61359.

СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ И СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ Олег СУХАРЕВ, доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник ИЭ РАН 28.01. Инвестиции в России Москва 29, 30, 31, 32, 33, 34, 1 "1" Статья подготовлена в рамках НИР Финансового университета при Правительстве РФ в 2012 г. по государственному заказу.

В статье апробируется методика оценки структурных сдвигов с целью проведения анализа структурных изменений в российской экономике, обоснования направлений структурной политики и формирования оптимальной структуры национального хозяйства.

Оценка структурных сдвигов в экономке РОССИИ Дадим обобщенную характеристику полученного в ходе расчетов цифрового материала, сведя его по следующим направлениям оценки сдвигов в привязке к периоду 1992- гг.:

- государственный и частный сектор;

- выпуск продукции;

- занятость;

- инвестиции и основные фонды.

Получим следующие итоговые характеристики структурных сдвигов по указанным параметрам и секторам экономики России.

I. Структурные сдвиги в экономике России в рамках взаимодействия государственного и частного сектора.

В качестве структурных показателей для расчета используются: занятость, выпуск, инвестиции в основной капитал (2).

Расчет динамики структуры занятости в этих секторах экономики показал:

* на протяжении рассмотренного периода соотношение государственного и частного сектора значительно менялось;

* до 1995 г. значительно большая доля занятых приходилась на государственный сектор экономики;

* с 1995 по 1997 гг. доли секторов по числу занятых практически совпадали;

* начиная с 1997 г., по показателю занятости преобладает частный сектор;

* в целом, ввиду проводимых в стране реформ, наблюдалась устойчивая тенденция уменьшения численности занятых в государственном секторе: с 1992 по 2008 гг. доля госсектора по данному показателю сократилась с 69% до 31,4% (в 2,2 раза). Если учитывать, что частный сектор в основном представлен секторами, связанными с сырьем, финансово-посредническими операциями, торговлей, то фактически это означает перевод значительной доли рабочей силы из производительной в непроизводительную сферу, либо, как минимум, в сферу, обеспечивающую более низкий уровень переработки ресурсов;


* в то же время частный сектор неуклонно расширялся: доля занятых в частном секторе от общей численности занятых в экономике возросла в 3,1 раза (с 18,3% до 57,1%).

Индекс структурного сдвига по показателю занятости в секторах также наглядно отражает происходившие в рассматриваемом периоде сдвиги в структуре экономики России.

Масса структурного сдвига по показателю занятости для государственного сектора всегда отрицательна и убывает на протяжении последних 15 лет. Для частного сектора, напротив, характерна положительная динамика развития. Поскольку иных ресурсов не существовало, а государственный сектор доминировал на начало 1992 г., то частный сектор формировался за счет ресурсов государственного. Однако с возникновением примитивного частного сектора происходило разрушение производственной основы государственного сектора;

при этом частник абсолютно не заинтересован в инвестировании инноваций.

Анализ структуры инвестиций в основной капитал позволил выявить следующие закономерности:

* на протяжении рассмотренного периода наблюдалось существенное изменение структуры экономики России по показателю инвестиций в основной капитал;

* до 2000 г. основной объем капитальных вложений осуществлялся в госсекторе, доля частного сектора была много меньше;

* начиная с 2000 г., наблюдается явное преобладание частного сектора по показателю инвестиций в основной капитал;

* в общей сложности проявлялась четкая тенденция к расширению частного сектора и уменьшению доли государственного по рассматриваемому показателю. Так, с 1992 г. по 2008 г. доля частного сектора возросла с 10% до 53,8%, а доля государственного сектора, в свою очередь, уменьшилась с 81% до 21,5% соответственно.

Индекс структурного сдвига по доли инвестиций в основной капитал по секторам также подтверждает наличие значительных структурных сдвигов в рассматриваемом периоде.

О названных выше тенденциях свидетельствует также показатель массы структурного сдвига. Для частного сектора свойственна постоянно возрастающая положительная масса структурного сдвига на протяжении всех семнадцати лет. Госсектор, наоборот, характеризуется отрицательной убывающей кривой показателя.

В оценке структурных сдвигов по доли инвестиций в основной капитал, помимо прочего, наблюдалась интересная закономерность: скорость структурного сдвига в государственном секторе была в несколько раз больше, чем в частном (особенно в начале периода). Следовательно, сокращение госсектора по показателю инвестиций в основной капитал происходило быстрее, чем расширение частного. Таким образом, изменялась направленность инвестиционного процесса - с государственного в частный сектор, причем точки приложения инвестиций в частном секторе не всегда были связаны с решением задачи возобновления или замещения основного капитала.

Анализ динамики структуры производства и оценка индекса структурного сдвига не показали значительных изменений в соотношении между рассматриваемыми секторами.

Доля частного сектора с 1995 г. по 2007 г. колебалась в пределах 79-81%. Доля производства в госсекторе оставалась на низком уровне и составляла 9-12%.

Оценка эффективности структурных сдвигов по доле выпуска рассматриваемых секторов показала:

* эффективность структурного сдвига по доле выпуска в частном секторе в рассматриваемом периоде возрастала и в 1999 г. достигла положительного значения;

* эффективность структурного сдвига по доле выпуска в госсекторе падала и, начиная с 1999 г., была отрицательна;

* в целом, эффективность структурных сдвигов в обоих секторах чрезвычайно низка.

Скорость структурных сдвигов по доли выпуска по рассматриваемым секторам была практически одинакова на протяжении всего периода. Причем стабилизация скорости структурных сдвигов в государственном и частном секторе произошла к 2003 г.

Анализ расчетов структурных показателей по государственному и частному секторам, размер которых определен государственной (муниципальной) и частной собственностью показывает:

* во-первых, наибольшее изменение массы структурного сдвига, скорости, эффективности и индекс структурного сдвига по занятым приходится на середину 1990-х годов, когда активно и масштабно проводилась приватизация. В 2000-х годах эффективность сдвига по двум секторам была исчерпана;

* во-вторых, масса структурного сдвига по фондам и инвестициям изменялась по-разному в двух секторах, эффективность сдвига по фондам была выше в частном секторе, масса структурного сдвига в государственном секторе по инвестициям в 2000-е годы близка нулю, что говорит о недостатке государственных инвестиций. Накануне кризиса 2008 2010 гг. масса структурного сдвига по фондам была положительна для государственного сектора и отрицательна для частного сектора. В период кризиса произошло изменение данного соотношения. Подобное изменение говорит о том, что накануне кризиса предпринимались действия по укреплению государственного сектора, но при развертывании кризиса эти позиции были ослаблены.

II. Сдвиги по выпуску продукции.

Изменение массы структурного сдвига по выпуску по отраслям российской экономики в период с 1996 г. по 2010 г. показывает уменьшение доли промышленности и сельского хозяйства в общей структуре выпуска, рост добычи полезных ископаемых, причем скорость изменений наиболее высока для обрабатывающих производств. Изменение индекса структурного сдвига с 1996 г. по 2010 г. подтверждает усиление добывающего сектора (положительная динамика показателя) и стагнации обрабатывающих производств - промышленности и сельского хозяйства.

До 1999 г. индекс структурного сдвига (по методике ООН) был отрицательным, что подтверждает наличие глубоко спада в экономике. С 1999 г. он становится положительным, поскольку обнаруживаются растущие отрасли. Однако положительная величина этого индекса сохраняется только до 2001 г., то есть на первичном участке экономического роста. Далее он опять незначительно отрицательный на протяжении всех последующих лет экономического роста до 2010 г. Это вызвано тем, что большинство обрабатывающих отраслей снизили свою долю в общем выпуске, несмотря на экономический рост, то есть структурный сдвиг происходил в пользу небольшого числа трансакционных и добывающих отраслей. Величина этого индекса и его динамика обозначают негативную характеристику структурным изменениям в экономике России.

III. Сдвиги по занятости.

В области занятости, как показывают расчеты, масса структурного сдвига по секторам экономики, скорости и индексу сдвига наблюдалась положительная динамика в секторе услуг, которая несколько была сглажена в период второй половины 2000-х годов.

Одновременно сокращалась занятость в обрабатывающих производствах (отрицательная величина массы структурного сдвига на всем периоде оценки). Скорость сдвига в добывающих и обрабатывающих секторах была незначительной в период экономического роста 2000-х годов. Индекс структурного сдвига в период роста показывает позитивную динамику по занятости в добывающих производствах, негативную - в обрабатывающих производствах и сельском хозяйстве. Индекс структурного сдвига по методике ООН расположен в отрицательной области, что говорит о сокращении занятости по определяющему числу обрабатывающих производств.

IV. Сдвиги по инвестициям и основным фондам.

Структурные сдвиги по инвестициям демонстрируют усиление добывающих производств, по скорости сдвигов - сектора услуг (показатель массы структурного сдвига и скорости структурного сдвига). В 2000-е годы по скорости структурного сдвига по инвестициям лидирует сектор транспорта и связи. По индексу структурного сдвига по инвестициям видно, что никаких существенных изменений в структуре инвестиций на протяжении периода роста экономики 2000-2010 гг. не происходит. Структурные изменения по фондам явно отражают доминирование добывающих секторов. Индекс структурного сдвига отражает доминирование добывающих секторов. Индекс по методике ООН отражает ситуацию глубокой стагнации по фондам. Эта проблема становится лимитирующей для развития российской экономики и только за счет частной инициативы или привлечения капиталов в страну она не может быть решена. Требуется концентрация ресурсов при государственном управлении и использование на приоритетных направлениях научно-технологического развития.

Основные выводы, вытекающие из результатов, полученных в 2010-2011 гг. и за период с 1997 по 2008 гг., и подкрепляемые настоящей работой, могут быть сведены к следующим положениям.

1. Структурные сдвиги происходили неуправляемо, причем важным обстоятельством выступает то, что эти изменения происходили в ущерб структуре промышленного производства и в пользу укрепления позиций в экономике сырьевого и финансового сектора. В итоге Россия теряла «хозяйственный» контроль над внутренним рынком и испытывала большие трудности в конкуренции на внешних рынках.

2. Совокупный индекс структурного сдвига по секторам экономики в ВВП по продукту наглядно отражает отсутствие ощутимых сдвигов в межсекторной структуре за период 1996-2008 гг.

3. Масса структурного сдвига для финансового сектора всегда положительна, при статичной базе с 2001 г. и постоянно возрастает на протяжении 8 лет. Промышленность при этом развивалась по модели «шараханья», что отражает масса структурного сдвига как при статичной, так и при скользящей базе. Масса структурного сдвига в финансовом секторе и добывающем секторе превосходит по значению массу структурного сдвига в промышленности (статичная база) и в целом демонстрирует рост. В сельском хозяйстве мы имеем прямую деградацию этого сектора в общей хозяйственной структуре по параметрам структурного сдвига на протяжении не только 1990-х, но и 2000 годов.


4. Сальдированный финансовый результат с большим отрывом от «реальных» секторов экономики демонстрируют финансовый и сырьевой секторы. Финансовый и добывающий секторы показывают и наибольшую эффективность, и скорость структурной динамики в ВВП, явно занимая лидирующее положение.

5. Индекс структурного сдвига по активам говорит о том, что не наблюдался сдвиг в сторону их перемещения в частный сектор из государственного сектора, при этом обрабатывающие производства обладали более высокой величиной активов, чем, скажем, финансовый и добывающий сектор. Показатель эффективности структурного сдвига был наиболее высок для финансовой деятельности и добывающих секторов, а для промышленности - довольно низок, около нуля.

6. В оценке структурных сдвигов в промышленных секторах по занятости наблюдается также интересная закономерность закрепления сырьевой и отсталой в производственном отношении структуры. В частности, масса структурного сдвига положительна в секторе добычи полезных ископаемых, а в секторе производства приборов и оборудования отрицательна. Эффективность сдвигов в промышленных секторах либо близка к нулю, либо отрицательна.

7. Удельных вес занятых в промышленности и сельском хозяйстве неуклонно сокращался, но возрастал в финансовой сфере, а доля занятых, например, в сельском хозяйстве и финансах была примерно одинаковой, при абсолютно разной не в пользу сельского хозяйства эффективности, скорости и массе структурного сдвига.

Структурные изменения в российской экономике, в аспекте проблемы взаимодействия частного и государственного секторов, в период 1990-2000-х годов характеризуются следующим:

- масштаб государственного сектора в России сокращался, темпы его роста были невелики, либо отрицательные, производительность низка, число занятых относительно велико (высокий уровень бюрократизации);

доля населения, занятого в государственном секторе, в несколько раз больше, чем в других странах (3). Вместе с тем, в виду проводимых в стране реформ, наблюдалась устойчивая тенденция к уменьшению численности занятых в государственном секторе, с 1992 по 2008 гг. доля госсектора по данному показателю сократилась в 2,2 раза. Если учитывать, что частный сектор обнаруживал бурное развитие предприятий, связанных с сырьем, финансово посредническими операциями, торговлей, при существенном сокращении обрабатывающих производств, то это означало перевод значительной доли рабочей силы из производительной (государственные предприятия) сферы в непроизводительную [3];

- происходило становление неэффективного частного сектора, который не заинтересован в инновациях;

- эффективность структурных сдвигов по занятости относительно затрат на оплату труда в частном секторе убывает и к 2008 г. становится практически равной эффективности сдвигов в государственном секторе и постепенно приближается к нулю. Частный сектор не обнаруживает превосходства по эффективности над государственным сектором, поскольку задачи и функции этих секторов часто не совпадают [1];

- сокращение госсектора по показателю инвестиций в основной капитал осуществлялось быстрее, чем расширение частного. Точки приложения инвестиций в частном секторе не всегда были связаны с решением задачи возобновления или замещения основного капитала [3].

Структурный перекос, сложившийся в российской экономике абсолютно не связан с непомерно высокой долей государственного сектора, поскольку все годы реформ этот сектор неуклонно сокращался, за счет его ресурсов произошло становление частного сектора и бизнеса в широком значении. Проблема оптимального размера государственного сектора существует и в науке, и в практике, но для каждой страны она должна решаться избирательно. Однако Россия весьма далека от точки оптимума, то есть вполне возможно эффективно повышать долю госсектора для решения задач изменения экономической структуры, при этом, одновременно увеличивая его эффективность. Такая стратегия была ранее апробирована в скандинавских странах, в частности, в Швеции.

Таким образом, проведенные оценочные расчеты подтверждают, что необходимость управления структурными изменениями представляет центральную задачу будущего экономического развития России. Нужно противодействовать нарушению системности экономики с тем, чтобы хозяйственные пропорции не формировались под воздействием стохастических, в том числе и внешних факторов, подходить к управлению сложной системой в рамках проектировочной задачи.

Оптимальность структуры российской экономики Воспользуемся эмпирическим и регрессионным анализом согласно модели оценки оптимальной структуры экономической системы. Коэффициент структурной независимости системы является важным показателем с точки зрения планирования управляющих воздействий на систему. Конечно, эффективность управления зависит не только от постановки цели, правильного ее установления, чему и служит коэффициент структурной независимости, но и от подбора самих инструментов, чувствительности элементов системы, которые необходимо изменить при помощи имеющихся инструментов. Эта задача довольно сложна и в экономической науке не решена.

Ее решить можно, только если классифицировать функции министерств, ответственных за проводимую политику, уточнив, какими инструментами они располагают, и затем проанализировать чувствительность влияния этих инструментов на базовые показатели экономической системы. Однако и в таком случае не удастся абстрагироваться от взаимосвязанности как инструментов, так и целей.

Поэтому полноценную карту чувствительности инструментов, видимо, получить пока нельзя, но можно ориентировочно определить влияние тех или иных базовых инструментов. Качественная картину структурных изменений с позиций вводимого критерия - коэффициента структурной независимости о движении сектора экономической системы, обобщенная оценку структурных изменений, в том числе и на коротких интервалах времени, позволит установить, когда же структура была более приемлемой, что вызвало негативное изменение.

В данном исследовании не стояла задача определения причин негативных изменений они являются комплексными. Другое дело, перейти от негативной структуры к структуре более удовлетворительной, требует определения хотя бы разницы в пропорциях, которая существует на данный момент. Только так в дальнейшем можно планировать и обосновывать какие-то действия и управленческие решение.

Проведем анализ экономической системы в целом, а также отдельных ее секторов (4) :

машиностроения, пищевой промышленности, топливно-энергетического комплекса, химической и целлюлозно-бумажной промышленности, лесопромышленного комплекса.

Дадим общие результативные выводы по расчетам.

Аналогичные эмпирические исследования и расчеты оптимальности структуры выполнялись также для пищевой, химической, промышленности, производства минеральных продуктов, целлюлозы и бумаги. Модернизация экономической системы России видится в том, чтобы изменить функционирование лесопромышленного комплекса, рассмотрев его как площадку-полигон модернизации, увеличивая производство конечной продукции деревообработки и сокращая сырьевой экспорт, причем необработанной древесины, при одновременном росте доли сектора в общем объеме промышленного производства.

Показатель структурной независимости экономики России неуклонно снижался на протяжении 1999-2011 гг. Причем это подтверждается результатами регрессионного анализа (рис. 1 и табл. 1, стр. 33) и эмпирическими данными (рис. 2, стр. 34).

Показатель закрытости экономики был невысокий и имел тенденцию к снижению.

Импортная зависимость экономики резко увеличивалась. Множественная регрессия по показателю закрытости в зависимости от основного капитала, труда и инвестиций показала существенное уменьшение показателя закрытости экономики. Коэффициент структурной независимости также сокращается при действии названных трех факторов уравнения регрессии.

В 2015 г. функция К имеет минимум, можно предположить, что и в том году экономика будет устойчиво сохранять сырьевой режим развития.

Большинство производственных секторов экономики демонстрирует сырьевой режим функционирования (табл. 2, стр. 34), за исключением ТЭКа, который по определению экспортирует больше сырья, чем предоставляет на внутренний рынок, являясь по природе «сырьевым», но, формально демонстрируя, «несырьевой» режим, поскольку в данном секторе сырье и его переработка являются основными продуктами.

Регрессионный анализ позволяет сделать вывод о том, что в преодолении импортной зависимости определяющим фактором становятся трудовые затраты. Они же имеют более важное значение среди вводимых факторов по влиянию на увеличение выработки, повышение закрытости экономики и оказывают ведущее влияние на рост структурной независимости экономики и торможение ее сокращения. Рост инвестиций в основные фонды и основного капитала будет снижать выработку, закрытость экономической системы, а вот импортная зависимость возрастет, коэффициент структурной независимости снизится.

По видам производств отмечены следующие основные тенденции по структурным параметрам.

В производстве пищевых продуктов наблюдался рост коэффициента структурной независимости, относительная стабильность показателя закрытости сектора при довольно высокой ее величине. Следовательно, сектор в целом демонстрировал «несырьевой»

режим развития. Доля импорта преобладала, а относительное приращение выработки снижалось, что говорит о невысокой эффективности функционирования этого сектора и зависимости от импортного сырья.

Минеральные продукты, также как и ТЭК показывали очень высокий коэффициент структурной независимости, существенно более низкую закрытость, колебания относительного приращения выработки, что зависит от многих факторов, включая и изменения на внешних рынках и др. Химическое производство показывало планомерное сокращение коэффициента структурной независимости, почти в 2 раза с 1,3 до 0,7. При этом закрытость сектора также в среднем снижалась, импортная зависимость с середины 2000-х годов резко возросла. Химическое производство, в целом, повторяет динамику секторов машиностроения и высокотехнологичных производств. Для них характерно: очень низкий и еще более снижающийся показатель структурной независимости, рост показателя импортной зависимости и сокращение показателя закрытости системы. Относительное приращение выработки также сокращается.

Для решения задач управления структурными изменениями, машиностроительный и лесопромышленный комплекс составляют стартовую площадку подобных преобразований и правительственных мероприятий. Необходимо выбрать ту структуру и ту систему методов воздействия на сектор, которые бы обеспечили бы наиболее приемлемый коэффициент структурной независимости. Однако, сразу видно, что структурное превосходство соотносится с худшими макроэкономическими показателями на тот период, например, если сравнивать 1997 г. или 2000 г. и 2011 г. для машиностроения (см.

табл. 3).

Однако структура сектора и перспектива его развития была намного лучше. Тем самым, важно, исходя из нынешних условий макроэкономической динамики, двигаться в направлении улучшения базовых структурных параметров, сочетания для этого общеэкономические, институциональные, управленческие методы воздействия на отдельные секторы и виды экономической деятельности. Это и составит структурную политику нового этапа развития российской экономики, общей стратегической целью которой является противодействие сырьевой направленности экономики.

*** ЛИТЕРАТУРА 1. Сухарев О. С. Структурные проблемы экономики России. - М.: Финансы и статистика, 2010.

2. Сухарев О. С. Экономическая политика и развитие промышленности. - М.: Финансы и статистика, 2011. (глава 7, приложение 3).

3. Сухарев О. С. Экономическая политика и развитие промышленности. - М.: Финансы и статистика, 2011.

4. http://laborsta.ilo.org/ *** 2 Подробнее см. в книге О.С. Сухарева «Экономическая политика и развитие промышленности [2].

3 Данные Международной организации труда, электронный ресурс [4].

4 Нам важно показать общий подход в рамках единой методики анализа структурных изменений, поскольку объем и масштаб работ по сбору и обработке данных требует больших усилий большего числа исследователей.

КРИЗИС В ЕВРОСОЮЗЕ: СКРЫТОЕ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ НОВОЙ СТОИМОСТИ В СООБЩЕСТВЕ Геннадий ЗИНЧЕНКО, кандидат экономических наук 28.01. Инвестиции в России Москва 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 1 "1" Продолжение, начало в N 12 за 2002 г.;

N 1, 3, 5, 6 и 12 за 2003 г.;

N 1 - 5 за 2004 г.;

N 1 и за 2005 г.;

N 7 за 2006 г.;

N 6 и 8 за 2007 г.;

N 2 и 6 за 2008 г.;

N 6 за 2009 г.;

N 5 и 9 за г.;

N 4, 5 и 7 за 2011 г., N 3, 4 и 6 за 2012 г.

Познание должно быть свободно от познавательных предпосылок.

Гете В предыдущей статье мы рассмотрели процесс простого воспроизводства чистого внутреннего продукта в странах общего рынка при условии, когда уровень производительности абстрактного труда в этих странах (и, соответственно, во всем сообществе) мы допустили равным единице (дс' = 1). При таком допущении вся новая стоимость, произведенная за год конкретным живым трудом промышленно производственного персонала (ППП) стран Евросоюза в натурально-вещественной форме, представляет собой только объем жизненных средств этих работников, а по стоимости в точности равна меновой стоимости (оплате) труда этих работников.

В настоящей статье мы снимаем только это ограничение и допускаем, что производительность абстрактного труда во всех странах сообщества может быть больше единицы (это допущение существенно ближе к реальной экономике) дс' 1.

Это означает, что помимо производства новой стоимости в объеме меновой стоимости (оплаты) своего труда (V), ППП стран Евросоюза производит дополнительную новую стоимость в объеме m = ЧBП - V = V * дc' - K * N = V * (дc'-1). (1) Такую дополнительную новую стоимость (т), произведенную сверх меновой стоимости труда ППП общества, К. Маркс назвал абсолютной прибавочной стоимостью. Для пояснения развернем тему статьи более доказательно и конкретно в нескольких дальнейших наших публикациях в следующей последовательности.

1. Сущность дуализма результатов труда.

2. Ортогональность результатов абстрактного и конкретного труда.

3. Воспроизводственная структура результатов труда.

4. Простое и расширенное воспроизводство ЧВП Евросоюза при дс' 1.

5. Простое воспроизводство ЧВП в Евросоюзе при ценах на товары, соответствующих их латентной стоимости.

6. Расширенное воспроизводство ЧВП в Евросоюзе при ценах эквивалентного обмена товаров.

7. Трансформация прибавочной стоимости в прибыль в рыночной экономике.

8. Цены эквивалентного обмена в экономике стран общего рынка.

9. Рыночный механизм сбалансированного обмена товарами и формирования ЧВП в странах общего рынка.

10. Рыночная закономерность нивелирования (усреднения) уровней производительности абстрактного труда в странах общего рынка.

СУЩНОСТЬ ДУАЛИЗМА РЕЗУЛЬТАТОВ ТРУДА Из формулы (1) отчетливо видно, что годовой объем абсолютной прибавочной стоимости представляет собой, по существу, разность между результатами всего абстрактного труда общества и затратами конкретного труда, необходимого только для воспроизводства стоимости товарного капитала в объеме меновой стоимости труда ППП общества в каждом текущем периоде воспроизводства.

Совокупный годовой общественный труд (в натуральной форме - Т), производящий ЧВП в странах сообщества, представляет собой произведение, включающее в каждой стране следующие три компоненты.

Т = ППП * L * t (часов/год), (2) где ППП - численность ППП страны в текущем году;

L - число рабочих дней в текущем году;

t - средняя продолжительность рабочего дня одного работника (час/день).

Этот совокупный труд (совокупное рабочее время) воспроизводит за год:

1) валовой общественный продукт ВВ (в натурально-вещественной форме), включающий стоимость конечного общественного продукта для конечного общественного потребления (В(к));

2) абстрактную новую стоимость в объеме ЧВП общества;

3) исходный (текущий) производительный капитал (стоимость незавершенного производства, НЗ) в объеме его стоимости в предыдущем году (периоде) и дополнительный объем текущего производительного капитала общества (приращение текущей стоимости незавершенного производства) для расширения производства товаров в следующем году или периоде производства (ЛК).

Если мы допускаем в стране простое воспроизводство, то живой труд воспроизводит ВВ, ЧВП и НЗ при ЛК = 0. Однако и в простом и в расширенном воспроизводстве остается справедливым постулат К. Маркса (основной постулат трудовой теории стоимости) о дуализме живого труда: конкретного и абстрактного. Согласно этому постулату в многомерном пространстве социально-экономических параметров общественного воспроизводства и параметров федеральной социально-экономической политики единый живой труд ППП (совокупное рабочее время, Т) в любом общественном производстве проявляет себя (реализуется) в форме двух независимых результатов труда.

Абстрактный (нивелированный, коллективный) труд производит только обезличенную (нивелированную) новую стоимость в размере ЧВП = V * дс'.

В этой формуле средняя (по стране) производительность абстрактного труда (дс', 1/год) выражает, по существу, кратность воспроизводства в годовой стоимости товаров конечного общественного потребления (В(к) = ЧВП, если цены на индивидуальный товарный капитал (i) равны его латентной стоимости, т. е. при ДС(i) = V(i) * дс') меновой стоимости (оплаты) труда (V), полученной работниками ППП общества за год.

Конкретный труд производит за год валовой общественный продукт (ВВ) в его натурально-вещественной форме в объеме ВВ = К * Y(в), (3) где Y(в) = N * дс' + Н(с) * N(c);

Н(c) = К(c)/К - органическое строение постоянного капитала, примененного в производстве товарного капитала, К(c)- стоимость постоянного капитала (материальные запасы и основные фонды) в общественном производстве;

К текущий переменный капитал в общественном производстве;

N(c) = (М + А)/К(c) скорость оборота постоянного капитала в общественном производстве (1/год).

В формуле (3) производительная сила конкретного общественного труда по валовому выпуску (YB 1/год) выражает, по существу, уже кратность воспроизводства за год исходной стоимости конкретного авансированного переменного капитала общества (К) в объеме стоимости всего товарного капитала (натурально-вещественного годового общественного продукта - ВВ).

Если величина постоянного капитала К(c) в общественном производстве стремится к нулю, то уровень производительной силы конкретного труда по валовому выпуску Y(в) стремится к уровню производительной силы всего общественного труда Y и, при этом, валовой общественный продукт вырождается в объем товарного капитала для конечного потребления - В(к) если К(c) - 0, то Y(в) - Y и ВВ - В(к).

Поэтому следует особо отметить, что валовой общественный продукт всегда состоит из двух неравноценных (для общества) частей, включающих:

- полезный объем стоимости товарного капитала для конечного (производственного и непроизводственного) потребления (В(к));



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.