авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Поздравляем Наталию Викторовну Костенко! Поздравляем Наталию Викторовну Костенко! Поздравляем Наталию Викторовну Костенко! 12 марта мы ...»

-- [ Страница 3 ] --

В состав последних вошли по два преподавателя и одному студенту на каждой из кафедр. В каждом вузе оценивались все студенты одной учебной группы (N1 = 20, N2 = 24). Преподаватели, отобранные в качестве экспертов, были хорошо знакомы с учебными группами, а студенты эксперты учились в составе этих групп и работали на этих кафедрах. Оценка производилась с помощью 10 балльной шкалы комплексного вопроса. Кроме этого для каж дого из студентов было рассчитано среднее значение оценок на сессиях, по лученных ими за все года обучения1. Для расчета силы связи был использо ван ранговый коэффициент корреляции Спирмена. Поскольку оценки экс пертов в высокой степени согласованны (для первого вуза значение Крон баха равно 0,89, для второго — 0,96), дополнительно было рассчитано сред нее значение оценок экспертов для каждой кафедры и вычислены соответ ствующие коэффициенты корреляции (см. табл. 4).

Таблица Сила и направление связи результатов экспертного оценивания со средними значениями оценок, полученных на всех сессиях Сила связи Эксперты Первый вуз Второй вуз Первый преподаватель 0,83** 0,93** Второй преподаватель 0,72** 0,91** Студент 0,80** 0,93** Среднее значение трех оценок 0,85** 0,95** ** результаты статистически значимы на уровне 1%.

Приведенные данные основываются на более точной информации, чем самоотчеты. Во первых, это связано с согласованностью результатов, полу ченных в ходе оценивания разными экспертами. Во вторых, это обеспечи вается отсутствием потери информации относительно успешности обуче ния, поскольку учтены все годы. Следовательно, результаты экспертной проверки полностью подтверждают сделанные ранее выводы.

После проверки конструктной валидности в трех учебных группах был проведен опрос с целью проверки на ретестовую надежность. Согласо ванность двух опросов, оцененная с помощью коэффициента корреляции Спирмена, на уровне 0,75 (N = 37, вероятность ошибки — 1%).

Четвертый этап: специфика интерпретации полученных результатов Особого внимания заслуживает специфика интерпретации результа тов, полученных при использовании этой шкалы. Дело в том, что содержа 1 Были использованы данные об успешности сдачи сессий первых 4 х лет обучения.

60 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Теоретическая валидизация измерительных шкал тельно шкала основывалась на информации о поведенческих стратегиях студентов, а конечной целью ее использования было получение информа ции о принадлежности каждого студента к одному из трех типов — “безраз личному”, “декларативно заинтересованному” и “ответственному”. Исходя из этого, интерпретация шкалы осуществлялась исключительно на основе теоретических положений, связывающих поведенческие стратегии с типа ми студентов (см. табл. 5).

Таблица Соотношение значений шкалы с типами студентов Тип студента Поведенческие стратегии Значения шкалы 1.1. Стратегия бездельника — основная, 1, стратегия ловкача — дополнительная 1. “Безразличный” 1.2. Стратегия ловкача — основная, стра тегия бездельника — дополнительная 3, 4, или же равноценная 2. “Декларативно 2.1. Стратегия ловкача — основная, стра 6, заинтересованный” тегия трудяги дополнительная 3.1. Стратегии ловкача и трудяги исполь зуются в равной степени 3. “Ответственный” 3.2. Стратегия трудяги — основная, стра 9, тегия ловкача — дополнительная Следовательно, студенты, выбравшие пять первых градаций шкалы, были отнесены к “безразличному” типу, выбравшие шестую и седьмую гра дации — к “декларативно заинтересованному”, выбравшие последние три — к “ответственному”.

Для проверки правильности такой интерпретации ее результаты были соотнесены с результатами ответов насчет успешности сдачи сессии (см.

табл. 6, 7), предварительно преобразованных в три градации: 1) во время сдачи сессии были тройки;

2) сессия сдана на четыре–пять;

3) сессия сдана на отлично.

Для каждой группы студентов был рассчитан ранговый коэффициент корреляции. Для обоих вузов он равен 0,83 и статистически значим на уровне 1%.

Таблица Связь типов студентов с успешностью сдачи сессии (первый вуз) Тип студента Результаты сдачи последней Итого “Декларативно за “Безразличный” “Ответственный” сессии интересованный” Были тройки 15 6 1 Четыре–пять 4 10 2 На отлично 1 6 14 Итого 20 22 17 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Сергей Дембицкий Таблица Связь типов студентов с успешностью сдачи сессии (второй вуз) Тип студента Результаты сдачи последней Итого “Декларативно за “Безразличный” “Ответственный” сессии интересованный” Были тройки 21 4 3 Четыре–пять 5 11 8 На отлично 0 1 9 Итого 26 16 20 Несмотря на то, что сила и направление связи одинаковы для обоих ву зов, ее характер существенно отличается. Однако в рамках данной статьи этот вопрос не рассматривается, поскольку связан не со спецификой самой шкалы, а с особенностями учебного заведения. Этот вопрос рассмотрен в моей публикации [Дембицкий, 2010c]. В целом же данные результаты под тверждают правомерность использования предложенной интерпретации, хотя и указывают на необходимость ее спецификации в отношении высших учебных заведений различных типов, что, в свою очередь, является важным условием достижения композиционной валидности шкалы.

Вместе с тем в контексте группировки пунктов шкалы вполне логичным может выглядеть сомнение касательно приоритетности именно такого ва рианта группировки. Наиболее очевидными альтернативами являются та кие представленные ниже варианты разделения шкалы, которые бы делили ее на приблизительно равные группы.

Первый вариант (3/4/3):

1 группа / “безразличный” 2 группа / “декларативно 3 группа / “ответственный” тип заинтересованный” тип тип А 90% А 70% А 50% А 30% А 10% В 90% В 70% В 50% В 30% В 10% В 10% В 30% В 50% В 70% В 90% С 10% С 30% С 50% С 70% С 90% Второй вариант (3/3/4):

1 группа / “безразличный” 2 группа / “декларативно 3 группа / “ответственный” тип тип заинтересованный” тип А 90% А 70% А 50% А 30% А 10% В 90% В 70% В 50% В 30% В 10% В 10% В 30% В 50% В 70% В 90% С 10% С 30% С 50% С 70% С 90% Третий вариант (4/3/3):

2 группа / “декларативно 3 группа / “ответственный” 1 группа / “безразличный” тип заинтересованный” тип тип А 90% А 70% А 50% А 30% А 10% В 90% В 70% В 50% В 30% В 10% В 10% В 30% В 50% В 70% В 90% С 10% С 30% С 50% С 70% С 90% Если эти варианты группировки являются более удачными, в смысле отображения типа студента, то они должны демонстрировать более высокие, по сравнению с инициальной группировкой (5/2/3), коэффициенты корре ляции ( и Спирмена) с успешностью обучения студентов (см. табл. 8).

Как видно из представленных данных, наиболее эффективным вариан том группировки является вариант 3/3/4, а уже потом 5/2/3. Однако, если сравнить распределения таблиц сопряженности для двух вариантов груп пировки, то получится противоположная картина (см. табл. 9, 10). В обеих таблицах приводится информация сразу о двух вузах.

62 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Теоретическая валидизация измерительных шкал Таблица Величина коэффициента для различных вариантов группировки пунктов шкалы Вариант группиров Сила связи для Сила связи для Сила связи для ки шкалы первого вуза второго вуза обоих вузов* 5/2/3 0,83** 0,83** 0,81** 3/4/3 0,84** 0,80** 0,79** 3/3/4 0,82** 0,89** 0,83** 4/3/3 0,81** 0,78** 0,77** * массивы объединены;

** результаты статистически значимы на уровне 1%.

Таблица Связь типов студентов с успешностью сдачи сессии (группировка 3/3/4) Тип студента Результаты сдачи Итого последней сессии “Безразличный” “Декларативно за “Ответственный” интересованный” Были тройки 16 29 5 Четыре пять 1 20 19 На отлично 1 3 27 Итого 18 52 51 Таблица Связь типов студентов с успешностью сдачи сессии (группировка 5/2/3) Тип студента Результаты сдачи Итого “Декларативно за последней сессии “Безразличный” “Ответственный” интересованный” Были тройки 36 10 4 Четыре пять 9 21 10 На отлично 1 7 23 Итого 46 38 37 Если представить функциональную связь этой зависимости, то логично предположить, что все безразличные студенты имели бы тройки, деклара тивно заинтересованные учились бы на четыре–пять, а ответственные — на отлично. Исходя из такого критерия, можно оценить, насколько каждый ва риант группировки отклоняется от этой идеальной модели. В случае вари анта 3/3/4 отклонение наблюдается в 48% случаев (58 из 121), а в случае ва рианта 5/2/3 — в 34% случаев (41 из 121)1. В таблице, построенной для вари анта 3/3/4, видно, что значительная часть студентов, имеющих тройки, по пали в декларативно заинтересованную группу, что не соответствует пред ставленной выше теории. Собственно, именно последний аспект, а не сила установленных взаимосвязей, имеет решающее значение для оценки раз личных вариантов группировки.

1 Для вариантов группировки 3/4/3 и 4/3/3 величина отклонения составляет 43% и 42% соответственно.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Сергей Дембицкий В целом, более высокие коэффициенты корреляции для варианта 3/3/ объясняются в данном случае прежде всего особенностями расчета самого показателя и, соответственно, несут скорее техническую, чем смысловую нагрузку1.

Если же для оценки силы связи использовать коэффициент корреляции Спирмена, то группировка 5/2/3 будет более предпочтительной, нежели другие варианты (см. табл. 11).

Таблица Величина корреляции Спирмена для различных вариантов группировки пунктов шкалы Вариант группиров Сила связи для Сила связи для Сила связи для ки шкалы первого вуза второго вуза обоих вузов* 5/2/3 0,65** 0,68** 0,66** 3/4/3 0,57** 0,62** 0,58** 3/3/4 0,66** 0,64** 0,64** 4/3/3 0,57** 0,64** 0,59** * массивы объединены;

** результаты статистически значимы на уровне 1%.

Выводы Делая выводы, необходимо сказать как о методологических аспектах те оретической валидизации, так и о методических аспектах использования комплексной 10 балльной шкалы, рассмотренной в статье.

В методологическом смысле можно дать две главные рекомендации, ка сающиеся теоретической валидизации измерительных шкал:

1. Прежде чем переходить к социологическому измерению, необходимо разработать теорию, описывающую конструкты тех социальных феноме нов, которые будут объектом измерения. При этом разработанная теория должна быть валидной (то есть соответствовать эмпирической действи тельности, лежащей в фокусе исследования) уже до измерения. В этом смысле теория является первичной, а измерение — вторичным, производ ным от нее. Измерительная шкала разрабатывается, модифицируется и оце нивается в контексте имеющейся теории. Благодаря этому достигается со держательная и логическая валидность измерительной шкалы, являющие ся базой для достижения конструктной валидности.

2. После того как шкала прошла проверку на конструктную валидность, исследователь должен провести измерения в отношении тех социальных групп, для изучения которых пригодна эта шкала. Это необходимо преиму щественно для того, чтобы иметь представление об основаниях интерпрета ции результатов, получаемых при ее использовании. Здесь, опять таки, не возможно обойтись без валидной теории, вписывающей конструкт, лежа щий в основе измерения, в более широкое концептуальное поле. В данном случае уже измерительная шкала (а точнее, ее результаты) используется для обогащения той теории, на основании которой она была построена.

1 Для детального ознакомления с особенностями расчета коэффициента см., напр.:

[Хили, 2005: с. 416–420].

64 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Теоретическая валидизация измерительных шкал В методическом смысле можно рекомендовать следующее1:

1. Не включать шкалу в анкеты, предназначенные для самозаполнения.

Слова Сеймура Садмена о том, что респонденты являются когнитивными скупцами, на все 100% проявляют себя в данном случае. Часто студенты даже не дочитывают инструкцию до конца и отмечают один из описанных в вопросе типов, даже после просьбы внимательно прочитать инструкции вопроса до самого конца. Поэтому желательно, чтобы соответствующая ан кета использовалась в face to face интервью. Если же проводится групповое интервью (например, с учебной группой), необходимо тщательно объяс нять специфику вопроса, а также проверять результаты ответов, чтобы была возможность внести поправки в случае неправильного заполнения.

2. В комплексных образовательных исследованиях, предусматриваю щих формирование базы данных по каждому студенту, следует опрашивать преподавателей, а не студентов. В данном случае получаемая информация о студентах имеет более точный характер.

3. Следует очень аккуратно относиться к продемонстрированным в дан ной статье взаимосвязям. Дело в том, что специфика образовательного учреждения может вносить в них существенные коррективы. Последнее имеет важнейшее значение с точки зрения интерпретации полученных ре зультатов. Наилучший способ избежать ошибочных выводов — триангуля ция методов (в частности — включенное наблюдение). Из этих соображе ний описанная выше шкала наиболее пригодна в исследованиях смешанно го типа2, предусматривающих получение данных из разных источников.

Источники Дембицкий С. Исследования смешанного типа в социологии / Сергей Дембицкий // Соціальні виміри суспільства. Випуск 2 (13). — 2010b. — С.128–139.

Дембицкий С. “Обоснованная теория”: стратегия сбора и анализа качественных дан ных при теоретической валидизации / Сергей Дембицкий // Социология: теория, мето ды, маркетинг. — 2010a. — 2. — С. 64–83.

Дембицкий С. Применение стратегии согласования концептов в теоретической ва лидизации (на примере исследования поведенческих практик студентов) / Сергей Дем бицкий // Социология: теория, методы, маркетинг. — 2009. — 4. — С. 99–114.

Дембицкий С. Теоретическая валидизация на различных уровнях социологического исследования / Сергей Дембицкий // Социология: теория, методы, маркетинг. — 2010c. — 4. — С. 152–178.

Дембицкий С. Теоретическая валидность измерительной процедуры и смещение данных в социологическом исследовании / Сергей Дембицкий // Социология: теория, методы, маркетинг. — 2008. — 3. — С. 99–118.

Хили Дж. Статистика. Социологические и маркетинговые исследования / Джозеф Хили. — Киев: ООО “ДиаСофтЮП”;

СПб.: Питер, 2005. — 638 с.

Campbell D. Convergent and Diskriminant Validation by the Multitrait multimethod Matrix / Donald Campbell, Donald Fiske // Psychological Bulletin. — 1959. — 2. — Р. 81–105.

1 Приведенные далее рекомендации основываются на опыте, полученном в процессе сбора информации, не отраженном в рамках статьи. Эта информация достаточно при вычна с точки зрения проведения прикладных исследований, но весьма важна для тех, кто почувствует необходимость использования шкалы в своем исследовании.

2 Более подробно об исследованиях смешанного типа см., напр.: [Дембицкий, 2010b].

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов Собственники крупного капитала как экономический субъект АЛЕКСАНДР РАХМАНОВ, УДК 316.343., Собственники крупного капитала как экономический субъект: эволюция соотношения контроля и собственности Аннотация Статья посвящена анализу экономической субъектности крупного частного капитала. Существует две точки зрения на субъектность в экономической сфере. Согласно одной экономическая субъектность внутри корпорации харак теризуется отделением собственности от управленческого контроля. Другая, консервативная точка зрения скептически относится к факту преобладания управленческого контроля над собственническим. Внешние риски (государст венное регулирование, давление профсоюзов и социал демократов) лишь усили вают концентрацию собственности в корпорациях, увеличивая меру экономи ческой субъектности крупных собственников, тогда как правовая защищен ность частной собственности способствует ее рассредоточению.

Ключевые слова: собственники крупного капитала, собственность, контроль, “менеджеральная революция” Суть экономической субъектности крупного частного капитала состоит в контроле над обеспечением самовозрастания капитала путем присвоения добавочной стоимости труда наемных работников и реализуется в системе отношений крупных собственников с другими экономическими субъекта ми — государством, средними и малыми предпринимателями, отдельными гражданами и группами граждан. Основное содержание экономической субъектности крупных собственников связано с процессом присвоения, со хранением и передачей по наследству собственным потомкам экономиче ских активов. На разных этапах развития капитализма экономическая субъ ектность собственников частного капитала определялась специфическими 66 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Собственники крупного капитала как экономический субъект формами господствующего капитала и контроля над организацией произ водства. Цель данной статьи — изучение системных изменений экономиче ской субъектности крупных собственников в процессе рыночной трансфор мации с момента первоначального накопления капитала до наших дней.

На раннем этапе развития товарного капитализма доминировала инди видуальная частная собственность на средства производства, которые кон центрировались в руках узкого слоя собственников капиталистов. Этому способствовала свободная конкуренция. Капиталист мог получать доходы лишь потому, что был единоличным собственником капитала. Согласно К.Марксу, власть является атрибутом частной собственности и, соответ ственно, частных собственников: “Собственность, во всяком случае, тоже представляет собой своего рода власть” [Маркс, Энгельс, 1955: с. 297].

Маркс выделял промышленный капитал, который обусловливал капита листический характер производства. Это объяснялось функцией промыш ленного капитала, в которую входило не только присвоение добавочной стоимости и, соответственно, дополнительного продукта, но и его создание.

Другие же виды капитала, по мнению Маркса, наоборот, были зависимыми от промышленного капитала. Собственно финансовый и торговый капита лы функционируют наряду с промышленным капиталом и по своей сути яв ляются развитыми способами существования различных функциональных форм, которые промышленный капитал то принимает, то теряет в сфере обо рота [Маркс, 1969: с. 65]. Любой производственный процесс начинался с авансирования определенных денежных средств на приобретение средств производства с целью получения добавочной стоимости. В этот период бур жуазия представляла собой более или менее однородный слой фабрикантов, торговцев и финансистов, ставший социальным и экономическим субъектом раннеиндустриальной модернизации. Линия различий в ее среде заключа лась только в количественных основах контроля над капиталом — от мелких до крупных капиталистов. Этот период закончился в середине XIX века.

Во второй половине XIX века благодаря централизации капитала про исходил ускоренный процесс сосредоточения общественного капитала в руках горстки действующих самостоятельно капиталистов. Увеличение размеров капитала в результате объединения нескольких капиталов в один, крупный происходило благодаря конкуренции и финансовым кредитам.

Этот период называют монополистическим капитализмом. Именно возрас тание значения финансового капитала стимулировало формирование круп ного капитала, который в конкурентной борьбе поглощал обанкротившиеся предприятия. Концентрация денежного капитала в банках коренным обра зом изменила их положение и влияние. Банки получили возможность вли ять на вектор хозяйственного развития промышленных и других корпора ций. Банковский кредит стал играть важную роль в финансировании вос производства и наращивании денежного капитала, необходимого капита листическому предприятию для расширения производства.

В этот период происходят глубокие изменения в структуре и расстанов ке сил внутри буржуазного класса, поскольку господствующим становится финансовый капитал — качественно новая форма капитала. Финансовый капитал персонифицируется в финансовой олигархии, важнейшей особен ностью которой является контроль над огромной массой чужих капиталов и денежных средств путем развития акционерной формы капитала и кредит Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов ных учреждений (банки, страховые компании, сберкассы). Этот контроль приносит монопольные сверхприбыли. В.Ленин дал определение сущности финансово монополистического капитала в своей работе “Империализм, как высшая стадия капитализма”: “...финансовый капитал есть банковый ка питал монополистически немногих крупнейших банков, слившихся с капи талом монополистических союзов промышленников” [Ленин, 1969: с. 386].

Именно в это время получили развитие разные виды групповой собствен ности. В частности, типичной формой такой собственности является акцио нерное общество (корпорация), выпускающее ценные бумаги — акции раз ного рода. Владельцы ценных бумаг (акционеры) имеют право на получе ние части дохода акционерного общества (дивиденда), соответствующей сумме акций, и на участие в управлении его делами. Акции могут покупать рабочие и служащие, причем не только работающие на предприятии, но и те, кто не имеет никакого отношения к предприятиям акционерного общества.

Вместе с тем невозможность собрать абсолютно всех акционеров оставляет реальное управление в руках группы крупных собственников, обладающих значительной частью акций (не обязательно контрольным пакетом). Имен но эта группа, а не все акционеры, распоряжается делами акционерного общества.

На эти черты экономической субъектности собственников обратил вни мание М.Вебер, отмечавший, что роль привилегированного класса собствен ников зиждется прежде всего на следующих фактах: 1) они способны моно полизировать приобретение дорогих товаров;

2) они могут контролировать возможности систематической монопольной политики в продаже товаров;

3) они могут монополизировать возможности накопления собственности благодаря непотребленному дополнительному продукту;

4) они могут моно полизировать возможности аккумуляции капитала благодаря сохранению за собой способности предоставлять собственность в заем и связанной с этим способности контролировать ключевые позиции в бизнесе;

5) они могут мо нополизировать привилегии на социально престижные виды образования так же, как и на престижные виды потребления [Вебер, 2000: с. 267].

Сосредоточение внимания Вебера на образовательных преимуществах класса собственников совпало во времени с изменениями, начавшимися в организационно производственном процессе развитых капиталистических стран в первой половине ХХ века. Т.Веблен в своей теории технократиче ского общества различает “собственников” и “инженеров”. Каждая из этих групп имеет свои интересы и мотивы. Веблен считал, что ключевые отрасли экономики и основную часть природных ресурсов контролирует небольшая группа финансовых “интересов”, представители которой не принимают участия в производственном процессе. Эта группа тормозит развитие про изводства, тогда как “инженеры” пытаются его ускорить. Вместе с тем част ная собственность, по мнению Веблена, оставалась в то время основой эко номической власти [Veblen, 2009: р. 205–229].

Господство финансовой олигархии усиливается по мере перерастания монополистического капитализма в государственно монополистический.

Это дает возможность распоряжаться весомыми средствами государствен ного бюджета, через который финансируется выполнение государственных заказов. Финансовая олигархия — это крайне узкий круг лиц даже в составе крупнейшей буржуазии. Система участия в капитале заключается в образо 68 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Собственники крупного капитала как экономический субъект вании долговременного делового союза банкиров и промышленников, весь ма распространенного уже в начале эпохи монополистического капитализ ма. Ее наиболее важной формой считаются так называемые перекрестные директораты, когда представители одной корпорации входят в директораты других, а те, в свою очередь, имеют представителей в первой. Основной фор мой финансового капитала является финансово промышленная группа, объединяющая финансовые и нефинансовые монополии. В Германии нака нуне Первой мировой войны шесть крупных банков Берлина имели своих представителей на должностях директоров в 344 промышленных предприя тиях и на должностях членов правления — еще 407. В 1932 году к руководя щим органам трех главных берлинских банков принадлежали 70 ведущих представителей промышленности [Політична економія, 2001: с. 387]. Таким образом, в первой половине XX века господствующей была не индивиду альная капиталистическая собственность, а ее частичная форма — акцио нерный и финансовый капиталы. Это позволило резко увеличить размеры присвоения, что обусловило широкое применение новейшей техники в про изводстве, и наладить массовый выпуск потребительских товаров.

В середине XX века с началом перехода к постиндустриальному общест ву в странах Запада происходят изменения организационно экономичес ких отношений с тенденцией к обобществлению значительной части макро экономики. Увеличивается государственный сектор макроэкономики в ре зультате национализации предприятий и крупных отраслей. Однако нацио нализация осуществляется не путем насильственной конфискации, а через выкуп материальных ресурсов предприятий, в основном убыточных. Про цесс централизации и концентрации капитала и производства привел к тому, что удельный вес собственно буржуазии в общем составе самодея тельного населения уменьшился как по сравнению с периодом домонопо листического капитализма, так и по сравнению с периодом, предшествовав шим Первой мировой войне. Ощутимее всего уменьшился удельный вес представителей продуктивного капитала. Переход крупных производст венных предприятий и средств сообщения у руки монополий и в собствен ность государства способствовал выделению особой верхушки внутри клас са капиталистов в составе нескольких слоев с противоречивыми интереса ми, которые теснейшим образом срослись между собой. Это — монополис ты собственники значительной корпоративной собственности, менеджеры акционерных обществ, высшие управленцы, верхушка военно промышлен ного комплекса. Главные изменения в макроэкономической структуре соб ственности проявились в том, что в конце XX века индивидуальная собст венность перестала быть становым хребтом современной экономики. Пол ностью утрачено свойство классического капитализма — действовать при минимальном участии государства в национальной экономике. Весомое место в макроэкономике занял государственный сектор хозяйства. Ныне одновременно сосуществует несколько типов присвоения добавочной стои мости на основе различных форм контроля средств производства: 1) част ная собственность (фермерская и другая индивидуальная собственность);

2) акционерная (общества, корпорации);

3) партнерская и 4) государст венная собственность.

Р.Дарендорф обратил внимание на процесс превращения капиталисти ческих предприятий в акционерные общества, описывая его как процесс Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов дифференциации ролей: роли собственника и менеджера, которые первона чально объединялись в лице капиталиста, размежевались на роли акционе ра и управленца. Капиталист старого типа обладал властью, поскольку об ладал средствами производства. Осуществление власти было для него час тью его собственнических прав, поскольку собственность можно было рас сматривать как институционализированную форму власти над другими людьми. В отличие от этой узаконенной собственностью власти власть ме неджера во многих аспектах подобна власти руководителей политических институтов. Кроме этого Дарендорф отметил радикальные различия типич ных путей рекрутирования менеджеров и традиционных капиталистов соб ственников. Основными путями рекрутирования менеджеров становится бюрократическая карьера — постепенное продвижение вверх в рамках кор порации и получение профессиональной подготовки. Таким образом, от деление собственности от контроля воплотилось в замене одной группы двумя, чьи позиции, роли и взгляды далеко не тождественны. Отсюда, как подчеркивает Дарендорф, гомогенный капиталистический класс, предпо лагаемый К.Марксом, в действительности не возник. Капитал (и капита лизм) растворился и уступил в экономической сфере место бесчисленному множеству частично согласованных между собой, частично конкурирую щих, а частично просто разных групп [Dahrendorf, 1976: p. 43–47].

Изменения организационно экономических отношений в сфере собст венности, происходившие в середине ХХ века, сфокусировали внимание со циологов на соотношении контроля и собственности в корпорациях. Подав ляющее большинство этих исследований проводились на американском ма териале. Дискуссии на эту тему открыли американские экономисты А.Берль и Г.Минс, которые проанализировали структуру контроля и акцио нерной собственности в 200 крупнейших нефинансовых корпорациях США (42 железнодорожные компании, 52 компании, специализирующиеся в сфе ре коммунальных хозяйств, и 106 компаний обрабатывающей промышлен ности) по состоянию на 1929 год и опубликовали в 1932 году книгу “Совре менная корпорация и частная собственность” [Berle, Means, 1991]. В своем анализе авторы исходили из определения контроля через наличие у инди вида или группы лиц власти избирать совет директоров (или большинство его членов), основываясь на прямом или опосредованном контроле над большинством голосующих акций либо на способности оказывать давле ние, чтобы навязать свой выбор. Также Берль и Минс разработали шкалу классификации контроля в зависимости от размеров собственности, нахо дящейся в руках узкой группы собственников. Согласно этой шкале выде ляется пять типов контроля над корпорацией: 1) полный контроль со сторо ны собственности, когда в руках отдельного лица, семьи или связанных близкими родственными и деловыми связями лиц сосредоточено от 80% до 100% акционерного капитала корпорации;

2) преобладающий контроль (50–80%);

3) непреобладающий контроль (20–50%);

4) правовой контроль с применением различных юридических средств без обладания большей час тью акций;

5) контроль со стороны менеджмента, когда рассредоточение ак ций настолько значительно, что отсутствуют пакеты размером 5% и больше.

В результате исследования Берль и Минс пришли к выводу, что 44% из крупнейших нефинансовых корпораций США в 1929 году находились под контролем менеджмента, 21% компаний авторы отнесли к контролируемым 70 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Собственники крупного капитала как экономический субъект через правовой контроль (“legal device”), 23% — через “контроль со стороны меньшинства” (“minority control”). И только 11% обследованных компаний можно было отнести к числу тех, что находятся под полным или преоблада ющим контролем собственников (6% и 5% соответственно) [Berle, Means, 1991: р. 109]. Эти данные в дальнейшем дали основания сформулировать те орию “менеджеральной революции”, суть которой заключается в провоз глашении эры господства менеджеров, а не частных собственников.

Работа А.Берля и Г.Минса вызвала продолжительные дискуссии и кри тику в среде экономических социологов. Это способствовало появлению новых эмпирических исследований соотношения контроля и собственнос ти в американских корпорациях, где обнаружилось две тенденции. Если в одних исследованиях предпринимались попытки проверить выводы Берля и Минса и вносились коррективы в их критерии классификации и в целом предлагались новые обоснования процесса деления собственности и конт роля, то авторы других отстаивали тезис о значительной переоценке менед жерального влияния и преждевременности выводов о снижении влияния крупных собственников на управление корпорациями. Вместе с тем в году Й.Шумпетер в своей книге “Капитализм, социализм и демократия” сформулировал теоретическое обоснование неизбежности снижения влия ния собственников капитала. Это он связывал с тем, что появляются пред посылки к изменениям в институциональных основаниях капитализма. Ра нее такими основаниями была собственность и свобода контракта. Полити ческой опорой капитализма было огромное количество собственников мел ких и средних фирм, которые вместе со своими клиентами, приверженцами и связями играли важную роль в электоральном поле. Однако с середины ХХ века свобода контракта была подорвана различными формами государ ственного регулирования и усилением влияния профсоюзов. Институт со бственности разрушался двумя способами. С одной стороны, процесс моно полизации и роста крупных корпораций привел к уменьшению значения промежуточных (малых и средних) фирм. С другой стороны, в крупных корпорациях сформировались три основных группы: 1) наемные служащие, которые уже не отождествляют свои интересы с интересами собственников;

2) крупные акционеры, которые перестают действовать по традиционным предпринимательским образцам;

3) мелкие акционеры, которые не заботят ся о делах фирмы, поскольку их акции приносят мизерный доход [Шумпе тер, 1995: с. 182]. В итоге Шумпетер предсказал делегитимацию новой, ак ционерной формы собственности: “Капиталистический процесс, сменив стены и оборудование предприятия на пакет акций, лишает идею собствен ности ее сути. Он ослабляет власть, которая прежде была столь сильна, — власть в смысле юридического права и практической возможности посту пать с собственностью в соответствии со своими желаниями;

ослабляет власть в том понимании, что ее обладатель теряет и волю к борьбе — эконо мической, физической, политической — за “свое” предприятие, и свой кон троль над ним, и желание, если необходимо, умереть за него. Это исчезнове ние того, что можно назвать материальной субстанцией собственности (как видимой, ощутимой реальности), влияет на позицию не только акционеров, но и рабочих и общественности в целом. Лишенная материальной и функ циональной почвы, эта заочная собственность не производит впечатления и не вызывает чувства моральной преданности, как это было с живой формой Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов собственности. В конечном счете не останется никого, кто действительно хотел бы поддержать эту новую форму собственности, ни в крупных кон цернах, ни вне их” [Шумпетер, 1995: с. 183–184].

Проверка выводов А.Берля и Г.Минса началась сразу после опублико вания их работы. В частности, одна из комиссий созданного правительством США Временного национального экономического комитета (ВНЭК) про анализировала 200 крупнейших нефинансовых американских корпораций (по состоянию на 1937 год), определив контроль как право направлять об щую политику предприятия даже без возможности влиять на текущие дела фирмы. Благодаря правительственной помощи ВНЭК собрал точную ин формацию о 20 крупнейших акционерах каждой из обследованных корпо раций, используя при этом три критерия классификации: 1) долю акций, приходящуюся на основную группу акционеров;

2) степень “разброса” ак ций;

3) представительство крупнейших акционеров в совете директоров фирмы. Отсюда был сделан вывод, согласно которому контроль собствен ников (чаще всего при обладании менее чем 50% акций) был весьма типич ной формой контроля над крупнейшими корпорациями: почти в 140 из корпораций пакеты акций находились в руках одной заинтересованной группы собственников. В других 60 корпорациях не было выявлено единого центра контроля (см.: [Бунин, 1977: с. 79–80]). Однако американский эко номист В.Перло указал, что из 36 крупных промышленных корпораций, ко торые А.Берль и Г.Минс отнесли к разряду менеджерального контроля, корпораций в исследовании ВНЭК были отнесены к имеющим определен ные центры контроля со стороны собственников. А с учетом данных самого Перло и комиссии по национальным ресурсам только 3 из выше указанных 36 корпораций можно было отнести к разряду менеджерального контроля [Перло, 1958: с. 67]. К аналогичным выводам пришел и другой американ ский экономист — Ф.Ландберг. Изучив положение корпораций, отнесен ных А.Берлем и Г.Минсом к числу контролируемых менеджментом, он об наружил, что в большинства случаев семьи крупнейших акционеров сами осуществляли менеджеральный контроль или принадлежали к директорам этих корпораций [Ландберг, 1948].

Однако нашлись и те, кто не соглашался с подобными выводами. Аме риканский исследователь Р.Гордон исключил из списка ВНЭК 24 корпора ции, которые были дочерними, и обнаружил, что из остальных 176 корпора ций менее трети контролируются компактной группой людей, обладающих весомыми пакетами акций. Более того, эта группа все реже осуществляет функции топ менеджеров, передавая их настоящим профессионалам не собственникам. Гордон в целом подтвердил вывод об осуществлении “мене джеральной революции” [Gordon, 1961: р. 43–45]. В середине 1960 х годов экономист Р.Ларнер провел двухэтапное большое исследование [Larner, 1971]. Сначала он изучил 200 крупнейших нефинансовых корпораций США, а потом распространил свое изучение на 500 корпораций (по состоя нию на 1963 год). Он уточнил определение контроля как власти выбирать или менять большинство членов совета директоров. При этом Ларнер внес коррективы в критерии классификации контроля над корпорацией: для осуществления “контроля со стороны меньшинства” узкой группой собст венников достаточно распоряжаться пакетом акций не менее 10%. Резуль таты исследования позволили Ларнеру констатировать, что преобладаю 72 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Собственники крупного капитала как экономический субъект щей формой контроля в американских корпорациях является менедже ральный контроль. Если в 1930 е годы процесс отделения собственности от контроля только начинался, то в 1960 е он получил развитие и был близок к завершению. По данным Р.Ларнера, в 1963 году 84% из 200 обследованных корпораций контролировались менеджментом, а в масштабе 500 обследо ванных корпораций менеджерам принадлежал контроль над 75% корпора ций. Проанализировав положение отраслевого распределения корпораций, в частности транспортные и коммунальные компании и обрабатывающую промышленность, Ларнер пришел к выводу, что менеджеральный контроль значительно усилился в каждой из трех отраслевых групп и стал доминиру ющим типом контроля для каждой группы [Larner, 1971: р. 16].

Исследования Р.Ларнера окончательно не поставили точку в изучении соотношения разных форм контроля над американскими компаниями. Так, выражались сомнения в правомерности использования принципов класси фикации корпораций по типу контроля. В частности, некоторые эксперты были уверены, что эффективный контроль со стороны собственников воз можен даже при наличии в их руках менее 5%, особенно в крупных корпора циях, где акционерный капитал рассредоточен. При такой классификации доля собственников в контроле над корпорациями существенно возрастает.

Американский экономист Ф.Берч изучил характер контроля в 300 крупней ших корпорациях США, классифицируя их по трем типам контроля: “яв ный менеджеральный контроль”, “явный собственнический контроль” и “возможный собственнический контроль”. При отнесении корпораций к ка тегории “явный собственнический контроль” Берч опирался на два крите рия: 1) наличие в руках отдельной семьи, группы семей или богатых инди видов пакетов голосующих акций размером в 45% и более;

2) наличие пред ставителей тех или иных семей в советах директоров компании в течение длительного времени. В результате оказалось, что под “явным менедже ральным контролем” находились 40% корпораций, под “явным собственни ческим контролем” — 45%, под “возможным собственническим контро лем” — 15%. Вместе с тем Берч отмечал, что его оценка масштабов менедже рального контроля несколько завышена, поскольку он не учитывал в своем исследовании больших пакетов акций корпораций, которые принадлежали крупным институциональным инвесторам, особенно 50 основным коммер ческим банкам [Burch, 1972: р. 17]. Аналогичным образом французский эко номист Ж. М.Шевалье осветил механизм, при помощи которого группа ак ционеров, имеющая небольшой пакет акций, может распоряжаться капита лом корпорации. Увеличение количества акционеров, по мнению Шевалье, в действительности ведет к усилению власти “корпоративных богачей” (термин Ч.Р.Миллса). Средний акционер, который предоставил свой капи тал, ограничен в праве на контроль и покорно руководствуется директивами со стороны руководителей корпорации. На этом уровне в самом деле суще ствует отделение капитала от власти, однако это позволяет меньшинству ак ционеров контролировать корпорацию, не обладая большинством акций, и, соответственно, дает им возможность инвестировать свободные фонды в другие секторы экономики, увеличивая свою прибыль [Бунин, 1977: с. 96].

Игнорирование финансовых институтов в контроле над корпорациями послужило основанием для критики апологетов “менеджеральной револю ции”. М.Цейтлин раскрыл ограниченность их подхода, показав, что значи Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов мость определенного процента акций может изменяться в зависимости от общего распределения акций корпорации;

от конкретной ситуации, в кото рой находится фирма (включая ее взаимоотношения с другими фирмами);

от типа акционеров. По мнению Цейтлина, характер контроля в корпорации должен определяться исходя не только из критериев размера пакета акций, но и с учетом множества взаимосвязанных параметров. В частности, чтобы оценить возможность контроля над корпорацией со стороны собственника или группы собственников, необходимо знать, кто является реальным или потенциальным соперником в борьбе за контроль и какими капиталами он распоряжается в этой борьбе. Именно конкретная структура собственности и внутрикорпоративные отношения дают определенной группе с частными интересами возможность реализовать свои долговременные цели, связан ные с деятельностью компании. К тому же способность индивида или груп пы лиц к контролю над определенной корпорацией увеличивается в соот ветствии с количеством крупных корпораций, включая банки и другие фи нансовые институты, в которых этот индивид или группа лиц занимают гос подствующее положение. Систематизировав данные о наличии у индивиду альных собственников и банков контрольных пакетов акций ряда компаний в конце 1960 х годов, Цейтлин подчеркнул, что 211 (42,2%) из 500 крупней ших нефинансовых корпораций США контролировались четко выражен ными частными интересами [Zeitlin, 1974: р. 1087]. Таким образом, критика научных результатов А.Берля и Г.Минса сводилась прежде всего к тому, что нельзя проблему соотнесения контроля и собственности исследовать по од ной переменной — доле акций. Кроме этого, был поднят вопрос о других фи нансовых институтах, таких как пенсионные фонды. В 1970 х годах пенси онные фонды начинают играть весомую роль в контроле американской эко номики. Концентрация акций в руках пенсионных фондов усилила власть коммерческих банков в американской промышленности и вернула им власть, которой они обладали в 20 х годах ХХ века.

Скептические взгляды в отношении сдвигов в контроле над корпораци ями были обращены и на саму группу менеджеров. В частности, Дж.Аласко считал, что трансформация капитализма действительно происходит, одна ко сущность этой трансформации — не в исчезновении капиталистов и заме не их новым классом менеджеров, а в преобразовании сущности самого типа капиталиста [Alasco, 1950]. По мнению автора, собственность корпоратив ного капитала переходит от класса держателей акций к классу должностных лиц. Следовательно, частная собственность переходит от отсутствующих собственников к людям, которые одновременно получают контроль и соб ственность. Это означает не гибель индивидуального частного капиталиста, а скорее его “ренессанс”. Таким образом, новый тип собственника характе ризуется тем, что, во первых, этот капиталист будет одновременно и соб ственником, и управляющим капиталом. Во вторых, новый капиталист должен иметь научный интеллектуальный подход. Если в ХІХ веке домини ровали промышленники, то новый тип капиталиста представляет собой со четание организатора и ученого. Ведущий бизнесмен завтрашнего дня будет “капитаном от науки”. Он не обязательно будет активным ученым, но будет отражать дух научной цивилизации [Alasco, 1950: p. 105–106]. Если учиты вать современные пути стремительного накопления богатства в западных 74 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Собственники крупного капитала как экономический субъект странах, то пророчество Аласко в определенной мере сбывается: подавляю щее большинство новых богачей появилось в сфере IТ технологий.

Леворадикальные социологи подчеркивали общность интересов менед жеров и крупных собственников. Скажем, Ч.Р.Миллс утверждал, что изме нения, происходящие в сфере контроля над корпорациями, являются управленческой реорганизацией собственнических классов, вследствие че го они превратились в более или менее однородный класс богачей. Соб ственно, корпорации — это организованные центры системы частной соб ственности, а их ведущие администраторы выполняют функции организа торов этой системы. По мнению Миллса, в результате взаимосвязанности интересов ведущие администраторы и самые богатые люди планеты не об разуют две различные разобщенные группы [Mills, 1956: p. 119]. Такие аргу менты выдвигает Р.Блекберн, который свидетельствует, что топ менедже ры, руководящие нынешними компаниями, со временем сами становятся крупными акционерами. И даже при условии, что размеры принадлежащих им пакетов акций не дают им права контролировать корпорации, несмотря на это стоимость пакетов свидетельствует об идентичности материальных интересов менеджеров и традиционных собственников. Однако директора компаний и менеджеры, не имеющие весомых пакетов акций, также связаны с собственниками своими социальными ожиданиями и ценностями, уваже нием к институтам собственности и общностью социального происхожде ния [Blackburn, 1973: p. 167–168]. Целесообразность данного уточнения уместна не только под углом зрения марксистского тезиса о бытии и созна нии, но и полностью вписывается в постулаты ролевой теории.

Вместе с тем Ф.Фридман считала, что не существует отдельного класса менеджеров. Она относила средних менеджеров к рабочему классу. Несмот ря на то, что эти менеджеры имеют высокую зарплату, их доход недостато чен для того, чтобы они могли принадлежать к классу капиталистов, по скольку они не могут обладать значительным количеством акций корпора ции или других финансовых активов. В то же время высшие слои иерархии менеджеров, по мнению Фридман, следует относить к собственно буржуа зии. “Наконец, отличие заключается в доступе к капиталу и прибыли с капи тала (в такой мере, что они могут приносить значительный доход), где коли чественное увеличение дохода должно быть связано с качественным изме нением классовой принадлежности. Эта точка достигается, когда меновая стоимость труда и профессиональная позиция позволяют приобретение ак ций или иных форм капитала в значительных объемах” [Freedman, 1975: р.

65–66]. Таким образом, хотя могут существовать позиции, которые трудно однозначно классифицировать, все же каждый, кто не относится к традици онной мелкой буржуазии, является либо рабочим, либо капиталистом.

В последнее время особое внимание обращается на то, в какой мере пра вовая защита интересов внешних инвесторов влияет на господствующие структуры собственности в разных странах. В частности, А.Шлейфер и Д.Вольфензон сосредоточили свое исследование на структуре рынка капи тала. Основная предпосылка их модели: чем лучше правовая защита инте ресов акционеров, тем ниже концентрация собственности [Shleifer, Wolfen zon, 2002]. В другом исследовании М.Буркарт, Ф.Панунци и А.Шляйфер взяли в качестве отправной точки семейное происхождение фирмы. Они утверждают, что решающим фактором поощрения семей делегировать Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов управление и продажу акций является то, в какой степени внешние акцио неры защищены законом. Авторы указывают на распространенные практи ки делегирования управления компаний профессиональным менеджерам в странах с высоким уровнем защиты;

делегирования управленческих функ ций при сохранении значительной части собственности в странах со сред ним уровнем защиты;

и, наконец, сохранения собственнического контроля со стороны семей в тех странах, которые обеспечивают очень незначитель ную правовую защиту миноритарных акционеров [Burkart, Panunzi, Shlei fer, 2003]. Современные модели разделения функций собственности и управления в разных странах разнятся. В США основатели часто нанимают профессиональных менеджеров на ранних стадиях развития фирмы. К тому времени, когда основатель выходит на пенсию, он и его семья сохраняют лишь незначительную часть собственности. В таких корпорациях профес сиональные менеджеры осуществляют почти полный контроль. В Западной Европе, наоборот, значительная собственность обычно остается за семьей даже после того, как основатель уходит в отставку. Их дети либо нанимают профессионального менеджера, как в автомобильных корпорациях BMW или FIAT, либо руководят фирмой сами, как в Peugeot. Нередко на развиваю щихся рынках и управление, и право собственности остаются за семьей, ког да основатель уходит в отставку. При необходимости профессиональный менеджер устанавливает родственные связи с семьей владельца [Burkart, Panunzi, Shleifer, 2003]. На европейскую специфику структуры контроля обратил внимание французский экономист Ф.Моран, который изучил крупнейших промышленных фирм Франции и обнаружил доминирующее положение семейного и в меньшей мере иностранного типа контроля и сла бый удельный вес технократического контроля [Бунин, 1977: с. 99].

Американский исследователь М.Роу обратил внимание на связь кон центрации собственности в индустриально развитых странах с уровнем по литической “левизны” властвующих партий. В странах, где при власти дли тельное время находились социал демократы или близкие к ним левые пар тии, собственность является концентрированной, а там, где они никогда не были у власти или находились при власти короткое время, корпоративная собственность рассредоточена.


По мнению Роу, социал демократия создает предпосылки тройного союза — государства, профсоюзов и менеджмента крупнейших компаний. В итоге в условиях социал демократии резко воз растает опасность бесконтрольного поведения менеджмента, и тогда акцио нерам становится крайне трудно гарантировать его лояльность. В подобной ситуации распыление собственности между множеством анонимных, раз общенных и пассивных акционеров делало бы собственников абсолютно беззащитными перед триумвиратом государство — профсоюз — менедж мент. Противовесом этому может стать только концентрированная собст венность. Лишь крупные собственники, лично принимающие участие в де лах компании, оказываются в состоянии ограничить оппортунистическое поведение наемных менеджеров и обеспечить их лояльность вопреки тому давлению, которое постоянно исходит от государства и профсоюзов (см.:

[Капелюшников, 2010]). Очевидно, что как правовая незащищенность ак ционеров, так и усиление внешнего влияния на крупные корпорации (со стороны государства или профсоюзов) обусловливают концентрацию соб 76 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Собственники крупного капитала как экономический субъект ственности. Внешние риски провоцируют крупных акционеров самостоя тельно руководить своими активами.

Несмотря на сдвиги в системе контроля над корпорациями, о сохране нии (и даже росте) экономической субъектности крупных собственников свидетельствуют статистические данные касательно распределения и вла дения национальными богатствами во второй половине ХХ века. Так, в США в 1960 х годах у 1% собственников было сконцентрировано 59%, а в Великобритании — 56% всего капитала [Милейковский, Кучинский, 1971:

с. 128]. По данным Э.Гидденса, в середине 1990 х в Великобритании 1% са мых богатых людей владели 17% всего персонального богатства. Десять процентов наиболее зажиточного населения обладали половиной совокуп ного богатства страны. В то же время распределение акций и ценных бумаг было еще более неравномерным, чем богатства в целом: 1% “верхушки” при надлежали 75% частным образом распределенных корпоративных акций;

5% были обладателями более 90% общей суммы. Однако Гидденс отмечает, что в этом плане произошли определенные изменения. Если в 1979 м всего 5% населения обладали акциями, то в 1986 м таких уже насчитывалось 14%.

Многие люди впервые приобрели акции, когда правительство консервато ров инициировало осуществление своей программы приватизации. В сере дине 1990 х годов уже 25% населения имели собственные акции [Гіденс, 1999: с. 301]. Таким образом, как и в случае правовой защиты акционеров, роль государства в перераспределении собственности путем приватизации может существенно корректировать соотношение собственности и контро ля над корпорациями.

Подводя итоги, можно утверждать, что существуют два взгляда на субъ ектность в экономической сфере — радикальный и консервативный. Ради кальный взгляд предполагает, что акционерные общества окончательно по рвали с капиталистическими собственниками, а новая, господствующая группа менеджеров существенно отличается от своих капиталистических предшественников. Тезис об отделении собственности от контроля над кор порациями связан со смещением экономической субъектности внутри кор порации от собственности к компетенции. Консервативные взгляды (в этом случае их представляют ученые левого направления), напротив, обнаружи вают скептицизм в отношении факта преобладания управленческого кон троля над собственническим. К тому же сторонники данной точки зрения доказывают, что собственники и лица, осуществляющие контроль над кор порациями, в совокупности являются гомогенной группой с общими инте ресами, и все изменения, происходящие в сфере контроля, — не что иное, как реорганизация класса собственников. Дополнительным свидетельством со хранения влияния собственников на корпорации служит факт концентра ции национальной собственности большинства стран мира в руках очень узкой группы населения.

Следует также подчеркнуть, что в странах со слабой правовой защитой рассредоточение структуры собственности ослабляет эффективность управления и вынуждает собственников самих руководить компанией. Еще одним фактором концентрации собственности является реакция на чрез мерное вмешательство государства и профсоюзов, поскольку лишь такая организационная форма ведения бизнеса может обеспечить крупным акци онерам лояльность топ менеджеров. В переходных обществах, в том числе Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Александр Рахманов постсоветских, сосредоточение функций контроля над крупными предпри ятиями исключительно в руках крупных собственников отнюдь не способ ствует легитимации их собственности в глазах всего общества. Очевидно, что без привлечения в крупные компании расширенного круга акционеров, без их правовой защиты проблема легитимации частной собственности и дальше будет тормозить проведение экономических реформ и дестабилизи ровать политические системы этих обществ.

Источники Бунин И. Буржуазные эмпирические исследования соотношения контроля и со бственности (Обзор) / И. Бунин // Буржуазия развитых капиталистических стран : ре феративный сб. Ч. 1. Структура, социальный облик, организации / К.Ю. Львунина и др.

(подгот.) ;

Ю.А. Борко и др. (отв. ред.). — М. : Ин т науч. информации по общественных науках АН СССР, 1977. — С. 75–112.

Вебер М. Основные понятия стратификации / М. Вебер // Политология : хрестома тия / [сост. М.А. Василик, М.С. Вершинин. — М. : Гардарики, 2000. — С. 255–272.

Ґіденс Е. Соціологія / Е. Ґіденс. К. : Основи, 1999. 726 с.

Капелюшников Р. Политика, идеология, бизнес / Р. Капелюшников // Знание–си ла. — 2010. — 7. — С. 48–55.

Ландберг Ф. 60 семейств Америки / Ф. Ландберг. — М. : Изд во иностранной литера туры, 1948. — 544 c.

Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма (популярный очерк) / В.И. Ленин // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 27. Август 1915 — июнь 1916. — 5 е изд. — М. : Издат. полит. литературы, 1969. — C. 299–426.

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии / Маркс К. Т. 2, кн. 2. Процесс обращения капитала / под ред. Ф. Энгельса. — М. : Политиздат, 1969. — 648 с.

Маркс К. Сочинения / К. Маркс, Ф. Энгельс. Т. 4. Май 1846 — март 1848. — 2 е изд. — М. : Гос. изд во полит. литературы, 1955. — 638 с.

Милейковский А.Г. Буржуазия / А.Г. Милейковский, Н.Н. Кучинский // Большая Советская Энциклопедия. Т. 4. БРАСОС–ВЕШ. — М. : Сов. энцикл., 1971. — С. 127–129.

Перло В. Империя финансовых магнатов / В. Перло ;

пер. с англ. — М. : Изд во ино странной литературы, 1958. — 541 с.

Політична економія : навч. посіб. / К.Т. Кривенко, В.С. Савчук, О.О. Бєляєв та ін. ;

за ред. К.Т. Кривенка. — К. : КНЕУ, 2001. — 508 с.

Шумпетер Й. Капіталізм, соціалізм і демократія / Шумпетер Й. — К. : Основи, 1995. — 528 с.

Alasco J. Intellectual capitalism: a study of changing ownership and control in modern industrial society / Alasco J. — N. Y. : World University Press, 1950. — 140 p.

Berle A.A. The Modern Corporation and Private Property / A.A. Berle, G.C. Means. — New Brunswick, New Jersey : Transaction Publishers, 1991. — 380 p.

Blackburn R. The new capitalism / R. Blackburn // Ideology in social science : readings in critical social theory / ed. by R. Blackburn. — London : Collins, 1973. — P. 164–186.

Burch P. The managerial revolution reassessed: family control in America’s large corpo rations / Р. Burch. — Lexington, Mass. : Lexington Books, 1972. — 195 p.

Burkart M. Family firms / M. Burkart, F. Panunzi, A. Shleifer // The Journal of Finance. — 2003. — Vol. 58, 5. — P. 2167–2201.

Dahrendorf R. Class and class conflict in industrial society / Dahrendorf R. — London :

Taylor & Francis, 1976. — 336 p.

Freedman F. The Internal Structure of the American Proletariat: A Marxist Analysis / F. Freedman // Socialist Revolution. — 1975. — 5, Oct.–Dec. — P. 41–83.

78 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Юрий Шахин Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы ЮРИЙ ШАХИН, УДК 94(477):323.,.. Забастовки 2002–2009 годов в Украине:

итоги и перспективы Аннотация В статье систематизирован и проанализирован эмпирический материал, ха рактеризующий развитие забастовочного движения в Украине за период 2002–2009 годов. В качестве основного источника данных использованы мате риалы Национальной службы посредничества и примирения. Рассмотрена ди намика забастовочного движения в условиях промышленного подъема и начав шегося в 2008 году экономического кризиса. Представлен анализ забастовочно го движения по отраслям и формам собственности. В зависимости от харак тера производственных отношений и причин трудового конфликта выделены четыре типа забастовок, из которых только один может считаться забас товкой в строгом смысле слова. Показано назревание перелома в характере за бастовочной борьбы накануне кризиса. Дан прогноз развития забастовочной борьбы в условиях текущего экономического кризиса.

Ключевые слова: статистика забастовок, рабочее движение, промышленный подъем, псевдозабастовки, производительные и непроизводительные работни ки, забастовки предфордовского типа Кризис, в котором находится экономика Украины, уже привел к значи тельному ухудшению условий труда и жизни населения. На этой почве воз никает закономерный вопрос: будет ли недовольство подобным положени ем находить выход в протестах, и если да, то каковы могут быть их формы.

Для этого нужно проследить долговременные тенденции в развитии про тестной активности граждан Украины.


Одна из форм такой активности — забастовка. Среди проявлений клас совой борьбы на экономической почве она традиционно считается наиболее крайней. Тем не менее серьезных исследований забастовочного движения в Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин Украине за последние годы не предпринималось. В некоторых аналитичес ких изданиях можно прочитать о нем откровенные фантазии, изобличаю щие незнание реального положения (например, будто в последние годы за бастовки происходят преимущественно на частных предприятиях) [Виш невский, 2009: с. 23]. Поэтому необходимо заполнить окутавший забастовки информационный вакуум. Начну с краткой характеристики источников, проливающих свет на проблему.

Прежде всего, сведения о забастовках собирает Госкомстат. Но, во пер вых, эти сведения очень неполные: так, в 2004 году он зафиксировал только четыре случая [Статистичний щорічник України за 2004 рік, 2005: с. 419].

Во вторых, с 2005 го Госкомстат изменил форму отчетности по забастовкам и совершенно перестал отражать их в своих публикациях. Таким образом, статистика Госкомстата пригодна для рассмотрения забастовок лишь до 2004 года включительно.

Тем временем, начиная с 2001 года свой независимый учет забастовок ве дет Национальная служба посредничества и примирения (НСПП). С 2002 го она осуществляет регулярные публикации сведений о зарегистрированных забастовках и год от года улучшает учет. Статистика НСПП публикуется в издании “Бюлетень Національної служби посередництва та примирення” и на официальном сайте НСПП [Бюлетень НСПП;

www.nspp.gov.ua]. Эти пуб ликации представляют из себя более или менее развернутые краткие харак теристики каждой забастовки, что позволяет извлечь много ценной инфор мации. Однако НСПП на протяжении последних лет неоднократно меняла подходы к публикации сведений. Например, для отдельных лет отсутству ют данные о числе участников, сроках проведения, причинах и результатах забастовок, зато для других лет они указаны. Подходы к публикации пер вичных сведений могли меняться даже в течение одного календарного года (так, например, было в 2006 м), что зачастую создает проблему их сопоста вимости. Наконец, НСПП неоднократно меняла критерии подсчета: то счи тали число бастовавших предприятий, то число самих забастовок, то прини мали во внимание наличие общих для нескольких предприятий коллектив ных трудовых споров, то выделяли в отдельные забастовки разновременно бастующие цеха одного завода… К тому же, в отличие от Госкомстата, НСПП не фиксирует убытки, понесенные бастующими предприятиями. Но в любом случае НСПП вела и ведет учет забастовок лучше, чем кто бы то ни было. Ее статистика информативнее госкомстатовской. Поэтому в данной статье за основу взяты сведения НСПП. Но возникает необходимость до полнить ее сведениями других источников.

С 2009 года Федерация профсоюзов Украины (ФПУ) начала эпизоди чески публиковать сведения об учтенных ею забастовках. Кое в чем от дан ных НСПП они отличаются, однако охватывают слишком короткий отре зок времени, чтобы их можно было использовать самостоятельно. Помимо этого имеются сообщения в СМИ. Особую ценность среди них представ ляет Рабочая информационная служба (РИС) сайта “Рабочее действие” [rdforum.narod.ru]. Ее архив новостей содержит богатую подборку сведений о забастовках начиная с 2001 года, однако и он не дает исчерпывающей ин формации. Много забастовок, описанных в других СМИ, РИС у себя не от разила. При сопоставлении данных РИС и НСПП выясняется, что они сов падают лишь частично. Часть забастовок, отслеженных РИС, НСПП не учла, а НСПП нередко сообщает то, чего не ведают ни РИС, ни другие СМИ.

80 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы Поскольку анализ СМИ чрезвычайно трудоемкий, решено было на дан ном этапе ограничить рассмотрение только тем перечнем забастовок, кото рый дает НСПП, а информацию СМИ использовать лишь в качестве допол нения там, где НСПП не дает характеристики тех или иных параметров упо минаемой забастовки. В связи с тем, что подробная информация о забастов ках появляется у НСПП лишь с 2002 го, данное исследование ограничено хронологическими рамками 2002–2009 годов.

Дальнейшее, более полное исследование забастовок должно включать в анализ неопубликованные данные из архивов Госкомстата и НСПП, а также материалы комплексного мониторинга СМИ и внутренней документации предприятий. Возможно также привлечение устных свидетельств. Таким об разом, нынешнее исследование не является завершенным и претендует лишь на то, чтобы установить основные тенденции забастовочного движения по следних восьми лет и в первом приближении упорядочить сырой материал.

Из публикаций НСПП, во первых, были выделены сведения о предпри ятиях, где произошли (по ее терминологии) или забастовки, или “остановки работы”. Во вторых, были выделены упоминания об акциях протеста без указания конкретной формы. Там, где информация о забастовке подтвер ждалась сообщениями СМИ, подобные случаи тоже были приняты во вни мание. Затем статистика НСПП была перегруппирована на основе единого критерия. В качестве такового взято количество бастующих предприятий. В итоге образовалось расхождение между статистикой забастовок НСПП и установленным нами количеством бастовавших предприятий (см. табл. 1).

Отчасти это объясняется различиями в методике подсчетов, вытекающей из разницы критериев, но отчасти — неполнотой опубликованных данных.

Есть основания полагать, что не все сведения об учтенных НСПП забастов ках отражены в ее информационном бюллетене и на ее сайте. Однако из таб лицы 1 четко видно, что независимо от методик подсчета забастовочная ак тивность имела тенденцию к снижению. Если бы НСПП вела более тща тельный учет забастовок в начале десятилетия, тенденция к спаду оказалась бы еще более выраженной. Несложно также заметить, что показатель забас товочной активности коррелирует с ростом ВВП и промышленного произ водства. Исключение составляют лишь два года — 2008 и 2005 годы. В пер вом случае расхождение объясняется тем, что резкий спад промышленного производства начался лишь в последнем квартале 2008 го, и почти весь этот год наблюдался рост производства. А реакция на кризис проявилась уже в статистике 2009 го. Если за первые два квартала 2008 го зафиксированы за бастовки на 8 предприятиях, то за первую половину 2009 года — на 15.

Всплеск 2005 года является побочным продуктом “оранжевой револю ции”. Статистика НСПП показывает, что в первой половине года в облас тях, где население симпатизирует “оранжевым”, резко возросло количество разнообразных митингов, пикетов, “майданов”, других акций протеста и, в том числе, забастовок. Увеличилось и число участников таких акций. При чем речь здесь идет не о политических выступлениях, а о протестах, порож денных трудовыми конфликтами. Похоже, под влиянием победы “оранже вой революции” трудящиеся классы поверили, что способны добиваться справедливости на общегосударственном уровне, и решили испытать свои силы теперь уже на местном. В сине белых регионах, несмотря на иные по литические предпочтения, подъем забастовочной активности тоже наблю дался. Впрочем, по всей Украине этот подъем не нашел никакой организа Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин ционной поддержки со стороны устроителей “оранжевой революции” и, быстро вспыхнув, так же быстро угас в том же 2005 году.

Таблица Количество забастовок в 2002–2009 годах Показатели 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Количество забастовок, по 49 45 32 24 57 32 24 13 … данным НСПП Количество бастовавших предприятий, по нашему... 131 47 33 43 28 24 13 расчету В т. ч. в I квартале... 4 17 9 14 6 11 6 В т. ч. во II квартале... 6 14 18 16 13 3 2 В т. ч. в III квартале... 5 7 5 8 9 9 2 В т. ч. в IV квартале... 117* 15 3 9 4 3 3 Темпы прироста промыш ленного производства (к 114,2 107 115,8 112,5 103,1 106,2 110,2 96,9 78, прошлому году), % Темпы прироста ВВП на душу населения (к прош 111,1 106,3 110,5 113 103,5 108,1 108,6 102,6 84, лому году), % * В поквартальном распределении за 2002 год не учтены 3 бастовавших предприятия.

Сведений о времени проведения забастовок на них обнаружить не удалось.

Общая тенденция к угасанию забастовочной активности проявилась и в сокращении числа участников забастовок. В одном из своих исследований, относящихся к 2003 году, я поставил вопрос: “Неужели скоро настанет время, когда в год будет происходить не более 10 забастовок с общим числом участ ников 2 тысячи человек?” [Шахин, 2003: с.13]. Действительность практичес ки это и показала. В 2007–2008 годах число учтенных бастующих опустилось ниже 3 тыс. чел., а самих забастовок в 2008 м состоялось только 13.

Сопоставление количества бастующих в разные годы сопряжено с опре деленными трудностями, так как доля предприятий, для которых НСПП дает соответствующие данные, всегда ниже 100%. Отчасти сведения были дополнены сообщениями СМИ, но и это не позволило охватить все случаи забастовок. По некоторым годам уровень охвата оказывается очень низким, что создает проблему сопоставимости чисел. Для 2002, 2004, 2005, 2007, 2008 и 2009 годов проценты учета бастующих работников близки, и соотве тствующие абсолютные числа сопоставимы (см. табл. 2). Сравнение учтен ного числа бастующих за эти годы показывает следующую тенденцию:

2002–2004 — снижение, 2005 — всплеск, к 2007 му — спад, в 2008 м — стаби лизация со слабой тенденцией к росту, в 2009 м — новый рост числа участ ников. Если взять докризисный период, максимальные значения за это вре мя мы видим в 2002 году (ок. 7,4 тыс. чел.), а минимальные — в 2007 м (ок.

2,2 тыс. чел.). По сравнению с 1990 ми годами эти числа ничтожно малы.

Даже в конце 1990 х, когда забастовочное движение явно стало угасать, на блюдались совсем другие величины. Для 1999 года Госкомстат зафиксиро вал 42 тыс., а для 2000 го — почти 21 тыс. участников забастовок [Статис тичний щорічник України за 2002 рік, 2003: с.448].

82 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы Таблица Количество участников забастовок Показатели 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Предприятия, для которых есть 85,5 14,9 75,8 72,1 35,7 79,1 84,6 81, данные, % Учтенные участники (чел.) 7399 1116 2606 5956 3468 2210 2517 Оценка общего числа (чел.) 8654 7490 3438 8261 9687 2794 2975 Среднее число бастующих в рас чете на одно предприятие (чел.) 66,1 159,4 104,2 192,1 346,8 116,3 228,8 581, Зная долю забастовок, для которых учтено количество участников, мож но попытаться хотя бы приблизительно оценить общее число бастовавших по стране, но и такая реконструкция не дает чисел, превышающих 10 тыс. чел.

Исключение составляет лишь кризисный 2009 год. В докризисное время пи ковым выглядит 2006 год — 9,7 тыс. чел., но из за слишком низкого процента забастовок с учтенными участниками (35,7 %) это число всерьез восприни мать нельзя. Оно может быть сильно завышено. Там, где доля учета превыша ет 70% и реконструкция более надежна, рекорд принадлежит 2002 году (ок.

8,7 тыс.), а исторический минимум приходится на 2007 год (2,8 тыс. чел.).

Итак, в 2002–2008 годах число забастовщиков снижалось.

Таблица Динамика продолжительности забастовок Показатели 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Забастовки, для которых есть 91,0 96,1 100 95,3 96,7 100 100 данные, % Общая продолжительность, дни 1161 337 197 265 144 149 73 Средняя продолжительность на 9,6 7,5 6,0 6,5 5,3 6,2 5,6 3, одном предприятии, дни Забастовки 2002–2008 годов не только происходили все реже, но и ста новились все короче, о чем говорят данные таблицы 3. Мерилом продолжи тельности забастовок избран условный календарный день. Такой выбор объясняется спецификой исходных данных НСПП. Сообщая о продолжи тельности забастовок, НСПП указывает только календарные дни, когда происходила забастовка, а потерю непосредственно рабочих часов, в отли чие от Госкомстата, не фиксирует. Лишь иногда для очень коротких забасто вок указывается их продолжительность в часах. Поэтому измерить длитель ность забастовок можно лишь в календарных днях. С одной стороны, такой метод ведет к завышению чисел, так как не всегда забастовка длится в тече ние всего календарного дня, отсутствуют данные о режиме работы каждого конкретного предприятия в выходные и праздничные дни, пришедшиеся на период забастовки, что не позволяет вычесть их из общего времени простоя предприятия. С другой стороны, использованный метод иногда ведет к за нижению показателей: НСПП не всегда приводит точные сведения о про должительности забастовки, порой ограничиваясь лишь указанием на дату ее начала, и соответственно исследователь может суммировать только све дения о первом календарном дне забастовки. Сообщения СМИ позволяют восполнить этот пробел лишь отчасти. Однако доля случаев, когда в нашем Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин распоряжении нет точных данных, невелика и колеблется в интервале от 0% до 9%, а для последних лет, когда забастовок было особенно мало, практи чески равен нулю. Таким образом, данные о продолжительности забастовок сопоставимы для всего рассматриваемого периода, хотя их и нельзя сравни вать с аналогичными числами Госкомстата. Анализ таблицы 3 показывает, что сокращается как суммарная потеря рабочего времени, так и средняя про должительность забастовки. Последняя уменьшилась и после 2003 года коле балась в районе 6 календарных дней, а в 2009 м вновь ускорила падение. Для 2002–2008 годов выявленная тенденция легко объясняется улучшением эко номической ситуации в стране. Для 2009 го объяснение уже другое. О нем речь пойдет в конце статьи, когда будет дан прогноз на будущее.

Региональное распределение забастовок 2002–2009 годов представлено в таблице 4.

Таблица Распределение бастующих предприятий по регионам Регион 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 АР Крым – 1 1 – – 1 – Винницкая обл. – – – – – – – – Волынская обл. 1 2 1 5 – – 2 Днепропетровская обл. 4 9 – 3 1 1 – Донецкая обл. 3 12 1 6 7 5 3 Житомирская обл. – – 1 1 1 – 1 Закарпатская обл. – – – – – – – – Запорожская обл. – 1 – – 1 – – – Ивано Франковская обл. 1 – – 1 2 1 – – Киевская обл. – 1 – – – – – Кировоградская обл. 1 3 5 3 – 2 – – Луганская обл. 10 8 7 8 1 6 – Львовская обл. 107 5 13 1 1 – 1 Николаевская обл. – – – – – 1 – Одесская обл. – – – – – – – – Полтавская обл. 1 1 – 3 3 – – – Ривненская обл. – 2 1 – 1 – 1 – Сумская обл. – 1 – 2 1 1 1 Тернопольская обл. 1 – – – 1 – – – Харьковская обл. – – 1 1 3 2 2 Херсонская обл. 1 – 1 1 1 – – – Хмельницкая обл. – – – 5 – 2 – – Черкасская обл. – 1 1 1 2 2 – Черновицкая обл. – – – – – – – – Черниговская обл. – – – – – – 1 г. Киев – – – 1 1 – 1 г. Севастополь 1 – – 1 1 – – – * Суммировать числа по горизонтали в таблице нельзя, так как в ряде случаев (когда, например, забастовка происходила в конце одного года — начале следующего) полу чится двойной и тройной учет бастовавших предприятий.

84 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы Связь между промышленным подъемом нынешнего десятилетия и уга санием забастовочной активности очевидна. Однако данный факт противо речит опыту других капиталистических стран. Еще молодой Фридрих Эн гельс заметил на английском материале, что фаза промышленного подъема сопровождается не сокращением, а увеличением числа забастовок. Совре менная социология этого наблюдения не опровергает. В принципе оно вер но для всей капиталистической системы. Однако Украина в очередной раз не хочет вписываться в общемировые закономерности. С чем это связано?

Прежде чем дать ответ, рассмотрим классовое содержание украинской забастовки последнего десятилетия. Считается, что забастовка — это форма, в которой находит проявление конфликт труда и капитала. Но как раз для Украины подобное характерно далеко не всегда. Можно сказать, что значи тельная часть забастовок у нас является псевдозабастовками. Единая форма забастовки скрывает в себе очень разнородное классовое содержание. Чтобы его выявить, была составлена таблица 5, где предприятия распределены по характеру производственных отношений. Первое, что бросается в глаза — за бастовки мелких собственников. Обычно это рыночные торговцы и собствен ники маршруток, обслуживающие пассажирские перевозки (чаще всего — в пределах города). Они так или иначе зависят от крупных собственников (вла дельцев рынка, торгового места, фирмы, получившей лицензию на организа цию перевозок), но против них забастовки не направляют. Их недовольство обычно провоцирует государство или какие либо местные органы власти. То они хотят убрать рынок, то хотят ввести какой то дополнительный побор, то не перечисляют деньги за перевоз пассажиров льготников, то не хотят подни мать плату за проезд в транспорте. Понятно, что антагонизм труда и капитала в подобных случаях отсутствует. Почему же тогда мелкие собственники (а можно сказать и прямо — мелкая буржуазия) используют чисто пролетар скую форму борьбы за свои права? По видимому, это связано с феноменом разделения труда. На нем основано капиталистическое общество, оно его не прерывно воспроизводит и углубляет. Если какой то необходимый для нор мальной жизнедеятельности общества участок разделенного труда монопо лизирован мелкими собственниками, они могут использовать данное обстоя тельство для защиты своих интересов. Стоит, например, водителям маршру ток Хмельницкого района Хмельницкой области прекратить работу, и нор мальное перемещение пассажиров по району нарушено. А значит, можно да вить на местные власти и требовать от них субвенцию на перевозку льготни ков. Именно так они дважды действовали в 2007 году.

Забастовки мелкой буржуазии являются таковыми лишь по форме, но не по содержанию. Из таблицы 5 видно, что их число никак не связано с про мышленным подъемом и остается примерно на одном уровне. Исключение составляет, как обычно, 2005 год, и вновь все объясняется “оранжевой рево люцией”. Ведь она привела в движение в первую очередь полупролетарские и мелкобуржуазные массы. 5 забастовок мелкой буржуазии как раз и соот ветствуют росту социальной активности этой группы населения.

Теперь рассмотрим предприятия, где заняты наемные работники. Быту ет представление о наемном работнике как пролетарии, а значит речь идет о “чистых” забастовках, где содержание состоит в конфликте труда и капита ла. Но и здесь за единой формой прячется разнородное содержание. Не вся кий наемный работник прямо противостоит капиталу. Такое противостоя ние наблюдается лишь у производительного наемного работника. Как отме Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин чает К.Маркс в “Капитале” (том I, гл. XIV) [Маркс, 1987: с. 469–470], произ водительный работник, с точки зрения капиталистического способа произ водства, — это тот, кто непосредственно создает своим трудом прибыль для капиталиста. Если же наемный работник прибыли не создает, не способ ствует своим трудом непосредственному увеличению капитала, то он не производителен, и прямого конфликта капитала с трудом в таком случае нет. Значительная часть бастующих принадлежит именно к этой категории трудящихся. Такие работники чаще всего встречаются на государственных предприятиях, так как они не приносят прибыли, и их убытки покрываются за счет бюджета. Однако с точки зрения общественного разделения труда такие предприятия зачастую необходимы, потому что производят хотя и убыточную, но жизненно важную для общества продукцию (или услуги).

Хотя, подобно пенсионеру, непроизводительный работник проедает приба вочную стоимость и тем самым не только не увеличивает капитал, но наобо рот его сокращает, он в отличие от неработающего пенсионера включен в об щественное разделение труда, производя какую либо продукцию.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.