авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Поздравляем Наталию Викторовну Костенко! Поздравляем Наталию Викторовну Костенко! Поздравляем Наталию Викторовну Костенко! 12 марта мы ...»

-- [ Страница 4 ] --

Таблица Распределение бастующих предприятий по характеру производственных отношений Разновидности предприятий 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Мелкие собственники, завися – 1 2 5 1 1 1 – щие от крупного капитала Предприятия с наемными работниками Непроизводственная сфера 107 – 12 3 3 2 – А) непроизводительные 107 – 12 3 2 2 – предприятия Б) производительные пред – – – – 1 – – – приятия Производственная сфера 24 46 19 35 24 21 12 А) непроизводительные 20 38 9 26 12 13 6 предприятия Б) производительные пред 4 8 10 9 12 8 6 приятия в т.ч. предприятия с внешни 1 – – – – 1 – – ми причинами забастовок Псевдозабастовки — тип 1 – 1 2 5 1 1 1 – Псевдозабастовки — тип 2 127 38 21 29 14 15 6 Псевдозабастовки — тип 3 1 – – – – 1 – – Настоящие забастовки 3 8 10 9 13 7 6 Его отношение к процессу накопления капитала оказывается противо речивым. С одной стороны, он выключен из прямого процесса накопления капитала, но с другой стороны косвенно включен в него, потому что без его труда совокупный процесс воспроизводства и накопления капитала не мо жет нормально осуществляться. Например, если школьные учителя не бу дут обучать детей, через определенное время некому станет обслуживать машины на заводах.

86 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы Но подобное косвенное участие непроизводительных наемных работ ников обусловливает и их косвенный конфликт с капиталом. В прямое про тиворечие с овеществленным трудом их живой труд на рабочем месте не вступает. Конфликт обычно начинается лишь тогда, когда капитал или его агенты в лице государства начинают на таких работниках экономить. Вы званные подобным притеснением забастовки существенно отличаются по содержанию от того, что принято подразумевать под забастовкой, а потому тоже могут быть отнесены к псевдозабастовкам особого, уже второго типа.

Чтобы выявить непроизводительных наемных работников в современ ном украинском обществе, имеет смысл рассмотреть отдельно производст венную и непроизводственную сферу. В последней почти все работники — непроизводительные. Это разнообразные бюджетники: учителя, врачи и т.п. Все они живут за счет государственных выплат, прибыли не создают и в прямой конфликт с капиталом не вступают. Впрочем, в непроизводствен ной сфере есть также коммерческие предприятия, где прибыль создается, а работники производительны. Но такие предприятия практически не басту ют. В статистике НСПП нам удалось выявить лишь одно такое заведение.

Это киевская гостиница “Мир”, забастовавшая в 2006 году.

Таблица Распределение бастующих предприятий по отраслям Разновидности предприятий 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Промышленность в целом 15 31 15 20 17 14 2 в т.

ч. добывающая 12 27 6 13 6 7 – в ней угольная 12 27 6 12 5 7 – в т.ч. перерабатывающая 3 4 9 7 12 7 2 Строительство 3 2 1 1 – 1 4 – в т.ч. в угольной отрасли 3 2 – – – 1 – – Пассажирский транспорт 5 7 3 8 4 7 7 в т.ч. коммунальный 4 7 3 8 3 6 7 ЖКХ 1 5 1 10 4 – – Сельское хозяйство – 1 – – – – – – Образование 107 – 12 – 1 – – – Прочие непроизводственные – – 1 4 2 2 – сферы Не установлено – 1 – – – – – – Теперь выявим забастовки непроизводительных работников в произ водственной сфере. Обратимся к таблице 6, отражающей распределение бастовавших предприятий по отраслям. Из нее видно, что в производствен ной сфере основная масса забастовок происходит в угледобыче, на пасса жирском транспорте (преимущественно коммунальном) и в жилищно ком мунальном хозяйстве. Все эти три отрасли объединяет одна черта — они планово дотационные и существуют только благодаря вливаниям из бюд жетов различного уровня. Даже частные угольные шахты, появившиеся в нынешнем десятилетии, получают государственные дотации. Работники, Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин занятые в этих отраслях, порой создают прибыль, но ее недостаточно для нормальной работы соответствующих предприятий. Потому этих работни ков можно считать преимущественно непроизводительными. Из общего ко личества бастовавших предприятий с непроизводительными работниками в указанных отраслях вычтены случаи, когда бастовали мелкие собственни ки, занятые пассажирскими перевозками, и добавлены дотационные пред приятия из других отраслей. Если теперь посмотреть на таблицу 5, то легко заметить: основной категорией бастующих в Украине все эти годы были не производительные работники.

Казалось бы, разница между производительным и непроизводительным работником непринципиальна. Одно и то же предприятие может на дли тельное время оказаться прибыльным или убыточным. Однако наличие по стоянного бюджетного финансирования существенно деформирует харак тер трудовых конфликтов. Смысл забастовки как столкновения пролетари ата с буржуазией состоит в том, что пролетариат отказывается наращивать прибыль на условиях буржуазии, причиняет ей тем самым убытки и вынуж дает ее идти на уступки. В случае непроизводительного работника ни о чем таком речи быть не может. Если предприятие планово дотационное или вовсе не принадлежит к производственной сфере (как, например, школа), подобный смысл вообще утрачивается. Прямая форма столкновения труда и капитала здесь отсутствует, и забастовка как будто вообще лишается смысла: остановка работы на планово дотационном предприятии снижает не прибыль, а только размер убытков. И все же забастовки там происходят.

В рассматриваемом случае единая форма забастовки вновь наполняется особым содержанием. Планово дотационные предприятия существуют лишь потому, что они необходимы с точки зрения общественного разделения труда. Например, требуется минимальный уровень общедоступной медици ны, и потому содержатся поликлиники и больницы. Требуется добыча угля, без которой невозможна прибыльная металлургия — основная бюджетообра зующая отрасль страны. Требуется перевозка пассажиров в пределах города, иначе будет парализована хозяйственная жизнь, особенно если город боль шой, и так далее. Итак, этот непроизводительный труд существует, даже если не дает прибыль. В таком случае прекращение труда может служить аргумен том в споре непроизводительных работников со своими работодателями.

Разумеется, в конечном счете, забастовки непроизводительных работни ков сводятся к тому же конфликту труда и капитала, однако эта оговорка не снимает их специфики. При таких забастовках источник конфликта всегда оказывается внешним по отношению к предприятию, ведь его нормальная жизнедеятельность упирается в экономическую политику государства. Не дофинансирование планово дотационных предприятий влечет за собой дол ги по зарплате, ее низкий уровень и отсюда — забастовки. При этом бастую щие обычно выдвигают свои претензии непосредственно к государственным органам и нередко включают в них требование дополнительных дотаций.

Внешний характер подобных трудовых конфликтов особенно хорошо виден в угольной отрасли. Она традиционно считается оплотом забастовоч ного движения, но по причине ее планово дотационного характера данное мнение требует уточнения: это оплот псевдозабастовочной борьбы. По скольку финансирование угольной отрасли зависит непосредственно от го сударственного бюджета, шахтерские псевдозабастовки достигают эффек 88 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы та, лишь будучи массовыми. Как уже отмечалось, простой дотационного предприятия только сокращает убытки собственника, потому когда забас товки происходят относительно изолированно, на отдельных шахтах, шах теры обречены на поиск дополнительных средств воздействия на государ ство. Одно из них голодовки, нередко — прямо в шахтах. Случались они и в нынешнем экономически благополучном десятилетии. Правда, самосожже ний, как в 1990 е годы, сейчас, кажется, не отмечается. В левой среде неред ко раздавалась критика в адрес этих методов воздействия: мол, голодовки — это мазохизм и синдром веры в доброго барина. Но для шахтеров это вынуж денная мера. Показательно, что к голодовкам прибегали и бастующие учи теля. И это понятно: их экономическое отношение к государству напомина ет шахтерское. Другой дополнительный способ воздействия — “походы на Киев”. Последний такой крупный поход состоялся в 2002 году. В силу того, что источник нормальной работы шахт — госбюджет, шахтерское забасто вочное движение легко политизируется и идет не столько на конфронтацию с директорами своих шахт, сколько на выбивание денег у киевских чиновни ков. Иногда подобные отношения перерастают в своеобразный сговор ди ректоров, местных чиновников и профсоюзных активистов.

Приведу один яркий пример того, как они вместе могут имитировать за бастовочную активность. По сообщениям, которые распространили укра инские СМИ, с 16 по 18 октября 2002 года Профсоюз работников угольной промышленности (ПРУП) провел на 130 шахтах страны забастовку в фор ме приостановки отгрузки угля, а 49 шахт даже забастовали полностью [На Украине, 2002;

Прекратили отгрузку, 2002]. Как раз в эти дни должен был утверждаться госбюджет на 2003 год, и ПРУП протестовал против низкого финансирования угольной отрасли в подготовленном проекте бюджета. Ра бочая информационная служба распространила информацию, что, по дан ным корреспондента агентства “Интерфакс”, факт забастовки подтвердили даже в департаменте угольной промышленности Минтопэнерго. Правда, департамент насчитал лишь 126 бастующих шахт [В Україні страйкують, 2002]. Однако руководитель Независимого профсоюза горняков Украины М.Волынец публично заявил, что акция проходит на словах: информацию о ней по договоренности с ПРУП распространяют Луганская, Донецкая и Днепропетровская облгосадминистрации с целью повлиять на изменение бюджетного проекта [НПГУ, 2002]. Судя по тому, что Госкомстат зафикси ровал в 2002 году лишь четыре забастовки в угольной отрасли [Статистич ний щорічник, 2003: с. 448], а НСПП вообще не отметила никаких шахтер ских забастовок с 16 по 18 октября, Михаил Волынец был не далек от исти ны. Впрочем, изобличая ПРУП, М.Волынец вскоре сам пошел по пути про фессионального лоббиста угольной отрасли.

Можно сколько угодно сетовать и морализировать по поводу преда тельства и перерождения шахтерских лидеров, как это делает, например, Ра бочая информационная служба и даже влиятельные многотиражные изда ния (“Известия в Украине”, “Комментарии”), но это ничего не изменит. До тех пор, пока украинские шахтеры являются непроизводительными работ никами, все шахтерские лидеры, выдвинутые забастовочным движением, будут эволюционировать по одной и той же траектории. Так что шахтерские забастовки могут быть настоящими лишь на недотационных шахтах, но та кие как раз не бастуют.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин Угасание забастовочной активности непроизводительных работников в текущем десятилетии объясняется очень просто. Во первых, по мере улуч шения экономической ситуации в стране увеличилась наполняемость бюд жетов. Дотации, субвенции, зарплаты и т.п. выплаты стали поступать по на значению более регулярно, и даже наблюдалась тенденция к их увеличе нию. Как следствие, мотивы для забастовок у непроизводительных работ ников существенно сократились. В итоге в 2008 м шахтеры вообще не бас товали, кажется, впервые с 1989 года. Совсем угаснуть таким забастовкам не дало лишь недостаточное финансирование жилищно коммунального хо зяйства и коммунального транспорта. Именно на их долю приходилась в 2005–2007 годах примерно половина всех забастовок непроизводительных работников, а в 2008 м — все.

Во вторых, в связи с подъемом экономики увеличилась возможность найти работу. Раньше работник планово дотационного предприятия вы нужден был держаться за него даже при многолетних задержках зарплаты, потому что зачастую другого варианта трудоустройства у него просто не было, и отчаянно выбивал заработанные крохи, даже если предприятие за крывали. Но в период промышленного подъема безработица сократилась, появились какие то шансы альтернативного трудоустройства, и подобная жизненная стратегия, закономерно предполагающая псевдозабастовку, в значительной мере отпала. Итог один: непроизводительные работники ослабили свое давление на государственные органы, и количество забасто вок сократилось.

Не все забастовки производительных работников можно признать по лноценными. Среди них имеется ряд предприятий, где забастовка была спровоцирована внешними причинами, восходящими опять таки к пере числениям из бюджетных средств (например, невозмещение НДС). В ряде случаев забастовки, порожденные такими внешними причинами, устроил не трудовой коллектив, а администрация. Это так называемые директор ские забастовки в узком смысле слова. Такие псевдозабастовки оказывают ся близки по своему характеру к псевдозабастовке второго типа, однако имеют и некоторое отличие. Вместо непроизводительных наемных работ ников здесь бастуют пролетарии в полном и строгом смысле этого слова.

Поэтому такие псевдозабастовки можно выделить в отдельный третий тип.

Имеющиеся данные позволили бесспорно отнести к нему остановки работы лишь на двух предприятиях.

Вновь обратимся к таблице 5. Вычтя псевдозабастовки третьего типа, в сухом остатке мы получаем крайне незначительное число предприятий, где забастовки могут быть названы таковыми с полным правом. Это ничтожное количество для такой большой страны, как Украина. Более того, детальный анализ финансовой ситуации на ряде этих предприятий показал бы, что и здесь часть забастовок вызвана внешними причинами, например задолжен ностью государства по оплате работ, выполненных строительными органи зациями. Так что реальный уровень забастовочной активности может быть еще ниже, а количество настоящих забастовок еще меньше, чем указано в таблице. Здесь мы видим совсем иные тенденции в развитии забастовок. Их число не только не сокращается, но даже обнаружило легкую тенденцию к росту, правда, опять сменившуюся после 2006 года тенденцией к спаду.

Основные характеристики этих забастовок представлены в таблицах 7–9.

90 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы Таблица Продолжительность настоящих забастовок Показатели 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Доля забастовок, для которых 66,7 100 100 88,9 100 100 100 есть данные, % Общая продолжительность, дни 2 69 30 61 75 37 38 Средняя продолжительность на 1,0 8,6 3,0 7,6 5,8 5,3 6,3 4, одном предприятии, дни Таблица Количество участников настоящих забастовок Показатели 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Предприятия, для которых есть 0 25 80 77,8 30,8 71,4 100 данные, % Учтенные участники, чел. – 506 944 550 2820 570 840 Оценка общего числа, чел. – ? 1180 707 ? 798 840 Среднее число бастующих в рас – 253 118 78,6 705 114 140 517, чете на одно предприятие, чел.

Таблица Распределение бастующих (настоящие забастовки) предприятий по отраслям Отрасли 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Промышленность 2 5 9 8 12 6 2 Строительство 1 1 1 1 – 1 4 – Сельское хозяйство – 1 – – – – – – Непроизводственная сфера – – – – 1 – – – Не установлено – 1 – – – – – – Таким образом, промышленный подъем привел к заметному сокраще нию псевдозабастовок и весьма слабо сказался на развитии настоящих забас товок, где есть прямой конфликт труда и капитала. Если угодно, числовой ряд касательно настоящих забастовок дает нам индикатор, который показы вает остроту противостояния труда и капитала в современной Украине, и стрелка этого индикатора почти на нуле. При таком уровне развития классо вого конфликта надеяться на формирование независимых профсоюзов, на массовые проявления классовой солидарности и тем более на естественное формирование у пролетариата классового сознания хотя бы синдикалистско го типа, как мечтают некоторые левые активисты, является чистейшей утопи ей. Как тенденция все это может спорадически проявляться то тут, то там. Но доминирующей эта тенденция на сегодняшний день стать не может.

Прежде чем следовать дальше, необходимо затронуть вопрос о юриди ческой форме собственности бастующих предприятий. Из разбора псевдо забастовок непроизводительных наемных работников может сложиться превратное впечатление, что они происходят на государственных предпри ятиях, а забастовки пролетариата — на частных. Но на самом деле жесткого соответствия здесь нет.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин Таблица Распределение бастующих предприятий по формам собственности Собственность 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Государственная 127 39 23 27 12 16 9 Частная 3 5 5 7 14 6 3 Коллективная и общественных – 1 1 2 – – – – организаций Мелкие собственники – 1 2 5 1 1 1 – Не установлено 1 1 2 2 1 1 – – Таблица 10, характеризующая юридические формы собственности, имеет самостоятельное значение. Насколько мне известно, это первая по пытка классифицировать бастующие предприятия Украины по формам собственности. Официальная классификация юридических форм собст венности здесь предельно упрощена и сведена к четырем основным груп пам: государственная, частная, коллективная и мелкие собственники. Деле ние это условно, так как во многих акционерных предприятиях сохраняют ся значительные пакеты акций, принадлежащих государству. В таких слу чаях принадлежность предприятия определялась по собственности на боль шую часть акций. К коллективным формам отнесены все предприятия, где собственником формально является сам коллектив либо общественное объ единение граждан. Наконец, для 2003 и 2009 годов были выявлены два арендных предприятия. Они записаны в графу “частная собственность”, по скольку арендаторами выступали частные фирмы. Из таблицы 10 видно, что в 2002–2009 годах практически всегда подавляющая часть забастовок происходила на государственных предприятиях. Единственное исключе ние из этого правила — 2006 год. Причины этого отклонения неочевидны.

Количество бастовавших частных предприятий в принципе коррелирует с числом настоящих забастовок, но если мы распределим настоящие забас товки по формам собственности, то получим результат, представленный в таблице 11. При лидерстве частных предприятий конфликты труда и капи тала происходят также на государственных предприятиях, а среди предпри ятий с непроизводительными работниками при несомненном преоблада нии государственных присутствуют и частные.

Правовая форма собственности здесь не играет решающей роли. Опре деляющей является отраслевая принадлежность предприятия. Там, где ха рактер производственной деятельности требует дотаций, их получают пред приятия как государственной, так и частной формы собственности. Однако дотационный характер ряда отраслей делает невыгодным проникновение туда частного капитала, приватизация в таких случаях тормозится, и в ре зультате консервируется исторически преобладавшая государственная соб ственность. Таким образом, для понимания природы забастовочного дви жения юридическая форма собственности является второстепенным об стоятельством.

Вернемся, однако, к вопросу: почему промышленный подъем 2001– годов не привел к росту забастовочного движения? В принципе он способ ствовал отмиранию старых форм забастовочной борьбы, унаследованных 92 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы еще из кризисных 1990 х годов, вел к сокращению числа псевдозабастовок и, что особенно важно, закладывал предпосылки для развития новых форм забастовочного движения. Последний тезис еще не был проиллюстрирован.

К его обоснованию я и приступаю.

Таблица Распределение некоторых типов забастовок по формам собственности Собственность 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Настоящие забастовки Государственная – 3 2 2 2 4 3 Частная 2 3 5 4 10 3 3 Коллективная и общественных – 1 1 1 – – – – организаций Не установлено 1 1 2 2 1 – – – Псевдозабастовки тип Государственная 126 36 21 25 10 12 6 Частная 1 2 – 3 4 2 – Коллективная и общественных – – – 1 – – – – организаций Не установлено – – – – – 1 – – Прежде всего обратим внимание на основные причины и результаты за бастовок, представленные в таблицах 12 и 13. Данные об основных причи нах более менее полны только для 2002 и 2006–2009 годов. Структура их не претерпела существенных изменений. Традиционно преобладали и пре обладают требования погасить задолженность по зарплате или повысить оплату рабочей силы. Изменения в другом. В 2006–2008 годах для возник новения забастовки достаточно было значительно меньшей задержки с вы дачей зарплаты, чем в 2002 м. Для 2006–2008 годах этот срок нередко со ставлял всего два месяца. То же самое касается и понятия “низкая зарплата”.

В 2006–2008 годах понятие “низкий” выражалось в существенно больших числах, чем в 2002 м. Например, в 2002 году зарплата учителя без стажа со ставляла 167 грн в месяц, учителя первой категории — 196 грн, высшей кате гории — 213 грн в месяц и казалась львовским учителям низкой, а в году работников треста “Красноармейскшахтострой” не устраивали тариф ные ставки, рассчитанные из минимальной зарплаты в 400 грн [Во Львове бастуют учителя, 2002;

Бюлетень, 2008: 3, с. 37].

С другой стороны, промышленный подъем способствовал росту резуль тативности забастовок. Здесь статистика пока очень фрагментарна, так как НСПП начала публиковать сведения о результатах лишь с 2007 года, но из вестно, что в подавляющем большинстве случаев, когда сведения о резуль татах забастовки у НСПП отсутствуют, это означает, что она окончилась безрезультатно. Насколько можно судить по имеющимся данным, в 2002–2003 годах забастовки по большей части завершались безрезультатно или договоренностью выполнить требования бастующих когда то в буду щем. А в 2007–2008 годах значительная часть требований удовлетворялись непосредственно в результате забастовки — сразу либо частично. Возмож ности для борьбы за свои права в последние предкризисные годы у наемных работников существенно возросли.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин Таблица Основные причины забастовок (для предприятий) Причины 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Предприятия, для которых есть 97,7 44,7 0 9,3 28,6 100 100 данные, % Долги по зарплате 18 21 – 2 5 16 10 Низкая зарплата или ее снижение 108 – – – 2 2 2 Отсутствие субвенций и т.п. – – – 1 – 5 – – Другое 2 – – 1 1 1 1 Таблица Результаты забастовок (для предприятий) Результаты 2002 2003 2004 2005 2006 2007* 2008 Предприятия, для которых есть 2,3 25,6 0 0 3,6 58,3 30,8 38, данные, % Требования в основном удовле 1 6 – – – 4 1 – творены Требования частично удовлетво – – – – 1 8 3 рены Получено обещание 2 4 – – – 2 – Безрезультатно – – – – – 1 – 3** * На одном из предприятий состоялись две забастовки с совершенно различными ре зультатами, каждый из них выписан отдельно.

** В т.ч. в двух случаях начаты переговоры с администрацией.

Но, пожалуй, наиболее симптоматично на этом фоне явление, которое обнаруживается только на предприятиях с производительными работника ми и которое можно обозначить как забастовки предфордовского характера.

“Форд”, в честь которого предлагается дать им название, — это знаменитый завод в Ленинградской области. Забастовки фордовского типа практически сразу попали в центр внимания российских ученых и в самом общем виде имеют такую историю.

До 2006 го в России, равно как и в Украине, невозможно было предста вить забастовку на успешном, процветающем частном предприятии работа ющем на экспорт, да еще и созданном иностранным инвестором. Но в Рос сии этот порог невозможного был преодолен. Строго говоря, первыми это сумели сделать докеры Ленинградского торгового порта, однако их забас товка не получила широкого резонанса, и потому переход к забастовке ново го типа прочно ассоциируется с заводом “Форд” во Всеволожске. Забасто вочная борьба местных рабочих привлекла к себе внимание и получила освещение в СМИ.

Обострение классовой борьбы на заводе началось с того, что рабочие по требовали увеличения зарплаты. По российским меркам в 2005 году она была довольно высокой (12–15 тыс. руб.), однако по меркам компании “Форд” оказывалась довольно низкой. Даже в Турции работники “Форда” получали больше — примерно 17–20 тыс. руб. в месяц. К тому же на заводе росла интенсивность труда, а в стране — инфляция. Повышение зарплаты было необходимо хотя бы для того, чтоб компенсировать этот рост. На заво 94 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы де образовался независимый профсоюз, и завязалась упорная борьба за по вышение зарплаты, в ходе которой рабочие расширили набор требований.

Хроника борьбы на “Форде” выглядит следующим образом: “2 ноября г. была проведена первая предупредительная забастовка, в которой прини мало участие 350 человек. Итальянская забастовка 13–17 марта 2006 г. по зволила рабочим добиться увеличения зарплаты на 14%, а стачка 14– февраля 2007 г. привела к очередному повышению на 14–20%, а также к рас ширению соцпакета и введению доплаты работникам, занятым на сложных и опасных участках — 7% от оклада, а также прибавки к отпуску от 6 до дней. В конце прошлого года на “Форде” произошла очередная, почти ме сячная забастовка, которую рабочие были вынуждены прекратить (по мне нию экспертов, за время забастовки компания недополучила до $100 млн выручки). Сейчас (в феврале 2008 го. — Ю.Ш.) на фабрике идет обсуждение нового коллективного договора и администрация предложила рабочим под нять зарплату с 1 марта на 16–21%, то есть до 25 586 руб. Менеджмент предла гает также ввести корпоративную долгосрочную накопительную программу, выплаты за выслугу лет и систему доплат за совмещение профессий, бесплат ные обеды и скидки на продукцию завода. Помимо прочего администрация взяла на себя обязательство ограничить предельный размер единовременно го сокращения кадров 2% работников” [Коммунизм, 2009: с. 98].

По мнению ведущего научного сотрудника Института социологии РАН Б.Максимова, в ходе этой борьбы проявился ряд важных новых черт. Во первых, рабочие “Форда” показали высокий уровень классовой солидар ности и коллективных действий. Так, за стачку 14 февраля 2007 года прого лосовали 1360 из 1400 работников завода. Во время забастовки рабочие по лучили поддержку западноевропейских профсоюзов. Во вторых, на заводе сформировался дееспособный профсоюз, социальная активность приняла не разовый, а длительный и устойчивый характер. В третьих, рабочие дей ствовали юридически грамотно, сделали инструментом своей борьбы кол лективный договор и наполнили этот традиционно формальный документ реальным содержанием. В четвертых, принципиально изменилось содер жание рабочих требований. Вместо традиционных задержек зарплаты фор довцы поставили вопрос о ее повышении и изменении системы нормирова ния труда. В 2007 году забастовки нового типа начались и на других пред приятиях. Из всего этого Б.Максимов делает следующий вывод: “Это не просто очередные забастовки. На мой взгляд, прорезывается новый этап ра бочего движения” [Максимов, 2007: с.101].

Таким образом, промышленный подъем в России в полном соответ ствии с общемировыми закономерностями привел к росту полноценной за бастовочной борьбы. Однако начался мировой кризис, и позитивная тен денция пресеклась. Законодателем мод в российском рабочем движении стало Пикалево. Тамошний случай в одночасье прославил Пикалево на все СНГ, живо воскресив в памяти подзабытые картины времен “рельсовой войны”. А что же Украина?

У нас выход на качественно новый уровень забастовочного движения до начала кризиса не состоялся, а теперь о нем и вовсе можно позабыть. Но все таки шанс на возникновение полноценного забастовочного движения был. На некоторых предприятиях в последние предкризисные годы события уже начали развиваться по сценарию, который привел “Форд” к забастовкам.

Бесспорным образом среди учтенных НСПП забастовок предфордовские тенденции проявились на трех предприятиях. Перечислим их поименно.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Юрий Шахин Первая ласточка появилась в 2006 году в Полтаве на частном предприя тии ОАО “Полтавский турбомеханический завод”. Предприятие успешно работало и демонстрировало высокую рентабельность, исправно выплачи вало зарплату. Однако 11 мая там состоялась однодневная забастовка. Бас тующие выдвинули целый перечень требований. Во первых, потребовали повышения своей сравнительно высокой зарплаты, во вторых, возвраще ния старых тарифных расценок, считая новые невыгодными для себя, и, в третьих, выступили против предполагаемого сокращения части сотруд ников. О результатах забастовки сведений нет.

Второй и третий случай наблюдались в 2008 году. Оба предприятия на ходятся на западе Украины в малых населенных пунктах (подобно “Фор ду”), оба промышленные, оба принадлежат частному иностранному капита лу и оба в первой половине 2008 го процветали. Первой произошла забас товка в Стрыйском районе Львовской области на предприятии ООО “Лео ни Ваеринг системс УА ГмбХ”. Забастовка длилась два дня (21–22 февра ля), в ней участвовали около 200 человек, основным требованием было по вышение заработной платы на 70% для работников с почасовой оплатой. О результатах забастовок НСПП не сообщает, но известно, что в истории предприятия это уже вторая забастовка. Первая прошла 25–26 сентября 2006 года при участии около 100 человек. НСПП туманно указывает, что причиной той забастовки было “недовольство размерами заработной пла ты”. Похоже, конфликт пролетариев и буржуазии принял в данном случае затяжной характер, что еще больше сближает этот завод с “Фордом”.

Наконец, последнее предприятие — ООО “Свиспан Лимитед” работает в г.Костополе Ривненской области. Там 6 июня 2008 года провели забастов ку 50 чел. Они потребовали повышения зарплаты до 3–5 тыс. грн в месяц в соответствии с квалификацией и выполняемой работой.

На этом все и завершилось. С августа 2008 года экономику Украины раз рушает мировой кризис, и предфордовским тенденциям не осталось про стора для развития. Почему же в России эта тенденция успела реализовать ся, хотя и ненадолго, а в Украине так и не вышла из зародышевых форм?

По видимому, все дело в мощи промышленного подъема. Во первых, Укра ина по сравнению с Россией больше пострадала от кризиса 1990 х годов и потому начинала возрождение экономики с более низкой стартовой отмет ки. Во вторых, промышленный подъем в Украине по ряду причин оказался более вялым, чем в России. В результате степень восстановления экономи ки Украины оказалась ниже российской. До 2008 го, когда в СНГ пришел мировой кризис, российское рабочее движение успело буквально на не сколько лет возродить полноценную забастовку. Украинским рабочим для аналогичного результата требовалось созревать еще несколько лет, но этих лет мировой кризис не предоставил. Отсюда и объяснение украинской ано малии: промышленный подъем со снижением забастовочной активности.

Вялый промышленный подъем успел покончить со старыми формами за бастовочной борьбы, но прервался слишком рано, чтобы успеть поставить на их место новые.

Перспективы забастовочной борьбы в Украине выглядят как возрожде ние слегка подзабытых старых форм. В кризисном 2009 году бастующих предприятий и особенно участников забастовок зафиксировано существенно больше, чем в 2008 м. Но практически единственным требованием бастую щих стала выдача задержанной зарплаты. Забастовки стали весьма скоротеч ными (3 календарных дня против 5,6 дней в 2008 году) и куда менее результа 96 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Забастовки 2002–2009 годов в Украине: итоги и перспективы тивными, что указывает на финансовое положение бастующих предприятий.

Бастуют обычно там, где предприятие движется к банкротству, и долгая осада администрации представляется излишней. Намного чаще, чем забастовки, проходят уличные акции протеста работников закрывшихся предприятий.

Если кризис затянется и увеличится застойная безработица, продолжитель ность части забастовок опять возрастет. Лишенные альтернативного трудо устройства люди опять будут выбивать неделями и месяцами задолженность по своей мизерной зарплате. Можно ожидать также активизации непроизво дительных работников: шахтеры опять будут бастовать, возьмутся за старое и учителя… Производительные наемные работники опять присмиреют, раду ясь, что у них есть работа и зарплата, и бастовать они будут, только если их предприятие начнет нести убытки и надолго задержит зарплату. Про мечту о широкой солидарной борьбе за улучшение условий труда можно смело за быть. На повестке дня стоят разрозненные или относительно скоординиро ванные в рамках одной отрасли попытки не допустить дальнейшего ухудше ния этих условий. О возрождении независимых профсоюзов, классовой со лидарности, развитии классового сознания пролетариата и тому подобных вещах придется забыть как об экзотике — вплоть до того дня, когда новый промышленный подъем не наберет силу. А сроки, когда это событие случит ся, пока даже не просматриваются: наблюдаемое в последнее время оживле ние экономики в любой момент может быть прервано второй волной кризиса или удушено обслуживанием внешнего долга. Очередное десятилетие клас совой борьбы украинского пролетариата прошло впустую.

Источники Бюлетень Національної служби посередництва і примирення. — 2002–2009.

Вишневский Ю. Профсоюзные тормоза рабочих выступлений / Ю. Вишневский // Комментарии. — 2009. — 29–30.

Во Львове бастуют учителя 11.10.02 р. [Электронный ресурс] // Рабочая информа ционная служба. Рабочее действие. — Режим доступа : rdforum.narod.ru/lenta6.htm.

В Україні страйкують 130 шахт 17.10.02 р. [Электронный ресурс] // Рабочая инфор мационная служба. Рабочее действие. — Режим доступа :

http://rdforum.narod.ru/lenta6.htm#c130.

Коммунизм или варварство? — СПб., 2009.

Максимов Б.И. О чем говорят выступления рабочих завода “Форд” / Б.И. Максимов // Альтернативы. — 2007. — 3.

Маркс К. Капитал / К. Маркс // Избранные сочинения. — М., 1987. — Т. 7.

На Украине не прекращается забастовка шахтеров [Электронный ресурс] // РИА “Новости”. — 2002. — 17 окт. — Режим доступа :

http://ria.ru/incidents/20021017/ 244730.html.

Національна служба посередництва і примирення : офіційний сайт [Електронний ресурс]. — Режим доступу : www.nspp.gov.ua.

НПГУ: Шахтеры бастуют “на словах” [Электронный ресурс] // Корреспондент.net. — 2002. — 17 окт. — Режим доступа :

http://korrespondent.net/ukraine/politics/57539 npgu shahtery bastuyut na slovah.

Прекратили отгрузку угля 130 украинских шахт [Электронный ресурс] // Коррес пондент.net. — 2002. — 16 окт. — Режим доступа :

http://korrespondent.net/business/57526 prekratili otgruzku uglya 130 ukrainskih shaht.

Статистичний щорічник України за 2002 рік. — К., 2003.

Статистичний щорічник України за 2004 рік. — К., 2005.

Шахин Ю. Как и почему бастуют на Украине / Ю. Шахин // Бюллетень Интер националист. — 2003. — 29.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко Культур ная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности ЛЮБОВЬ БЕВЗЕНКО, УДК 316., Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности: на примере практик успеха Аннотация В центр внимания предлагаемого исследования автором положены культур но символические механизмы регуляции социального поведения в ситуации со циальной нестабильности. В теоретической части автор предлагает собст венное понимание социальной нестабильности, вытекающее из нелинейных взглядов на общественную динамику. Этот подход позволяет выделить два типа нестабильности — “нестабильность 1” и “нестабильность 2”, принци пиально отличающиеся по механизмам, которые регулируют социальное пове дение. Аргументированно утверждается, что в нашей стране мы сейчас имеем дело с ситуацией “нестабильности 2”, в которой системные процессы подчи няются спонтанным, непрогнозируемым, самоорганизационным факторам ре гуляции. Последние при определенных уточнениях можно отождествить с культурными механизмами. В эмпирической части рассмотрена конкретная форма социального поведения — практики успеха. Показано, что символиче ская фигура успешного человека, регулирующая эти практики в нашей реаль ной социокультурной ситуации, самоорганизационно формируется под влия нием тех моделей успешной жизни, которые существуют в рамках таких раз личных культурных полей, как традиция, модерн и криминальная субкультура.

Ключевые слова: социальная нестабильность, социальная самоорганизация, символическая регуляция, практики успеха Выбрав своей целью рассмотрение практик успеха, я, собственно, буду говорить об определенных формах социального поведения, направленных на достижение успеха, и об особенностях регуляции этого поведения в кон кретных условиях социокультурной нестабильности, сложившейся в насто ящее время в нашей стране. В центре внимания будут культурные факторы 98 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности регулятивного влияния на различные социальные практики, в том числе на практики успеха. Во второй части статьи я намерена работать с конкретным эмпирическим материалом, но считаю необходимым начать с вопросов тео ретического и достаточно общего характера. Общая теоретическая конст рукция должна помочь нам с определением смыслового наполнения основ ных рабочих понятий. Главное здесь — прояснить, что имеется в виду, когда речь идет о социальной нестабильности, поскольку именно это составит основный контекст, в котором я буду рассматривать регулятивные влияния на социальные практики. Благодаря четкому пониманию того, какие смыс лы можно вкладывать в понятия социальной нестабильности, я надеюсь ар гументировать актуализацию обращения к вопросу культурных факторов регуляции в условиях высокого уровня неравновесности социальной систе мы, или высокого уровня социальной нестабильности.

Основные понятия и концептуальные схемы Понятие социального поведения, которое является объектом исследова ния, я конкретизирую через понятие социальных практик не случайно, по скольку считаю необходимым рассматривать именно те формы поведенче ских проявлений, которые отличаются от социального действия (при кото ром поведенческие акты являются продуктом осознанного выбора), но и не являются просто реакцией на определенные стимулы. Практики, как извест но, являются продуктом как сознательной, так и несознательной, габитуаль но обусловленной настроенности на определенные поведенческие акты [Бур дье, 1998]. Нужно отметить, что именно к такому пониманию социального поведения склонялось большинство участников отечественного виртуально го круглого стола, которые обсуждали этот вопрос в он лайн дискуссии [Ре гуляция социального поведения..., 2011]. Решение в пользу понятия практик выглядит, на мой взгляд, вполне оправданным в контексте выбранной про блемы — анализа символической регуляции поведения (в нашем случае — практик успеха), поскольку каналами влияния этого типа регуляции являют ся не только осознанно отрефлексированные выборы, но и обусловленные чувствами и переживаниями неосознанные настроенности на конкретные действия, за которыми стоит индивидуальная резонансность с определенны ми символически закодированными культурными содержаниями.

Однако необходимость обращения к символическим регуляторам требу ет аргументации, а именно в контексте аргументации того, что в ситуации значительной дестабилизации социальной системы культурные механизмы становятся основными механизмами регуляции социального поведения.

Попробую прояснить то понимание социокультурной нестабильности, которое актуализирует вопросы регуляции социального поведения. С этой целью очерчу те концептуальные контуры, в которых будут разворачивать ся дальнейшие рассуждения и все основные понятия — социальной неста бильности, регуляции, факторов регуляции — получат конкретные опреде ления. Эти концептуальные положения позволят определиться с рабочей моделью социальных процессов, в которую упомянутые понятия будут вхо дить в качестве составляющих.

По моему мнению, все вопросы, связанные с кризисными, нестабильны ми, хаотическими или даже катастрофическими системными состояниями, с наибольшей адекватностью могут быть рассмотрены в рамках методоло Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко гических подходов, опирающихся на базовые представления о социальных процессах, которые подчиняются закономерностям, присущим нелиней ным системным объектам. Если рассматривать общество сквозь призму та ких моделей, ситуация социальной нестабильности, неуравновешенности приобретает особый интерес, поскольку согласно этим моделям становится очевидно, что процессы в состояниях нестабильности качественно (а не только количественно) отличаются от относительно стабильных состоя ний. И ключевой для нас вопрос регуляции социального поведения в рамках таких моделей приобретает рельефность, ведь в нелинейных системах мы должны различать состояния действительно стабильные, состояния не стабильности первого рода (которые часто также квалифицируются как стабильные) и состояния нестабильности второго рода, которые действи тельно заслуживают того, чтобы их обозначать как неравновесные.

Чем же так существенно отличаются эти состояния, если смотреть на них сквозь призму особенностей регуляторных влияний? Чем так сущест венно будет отличаться регуляция в этих, по сути, трех различных состоя ниях?

Главный смысл, содержащийся в понятии регуляции, связан с системной потребностью удерживаться в относительно равновесном, сбалансированном состоянии, что делает регулятивные влияния средством поддержания сис темного гомеостаза. Три названных состояния как раз и отличаются по ка честву и эффективности усилий, направленных на поддержание гомеостаза.

В первом практически стабильном состоянии эти регулятивные усилия минимальны. Общество почти не демонстрирует отклонений от гомеоста тического состояния. (Примеры таких обществ — архаические общности, которые живут закрыто и изолированно, тоталитарные общества, которые тоже ради такой стабильности выбирают изолированные формы существо вания.) К теме подобных обществ я обращусь далее, но не они представляют собой наш центральный предмет.

Состояние нестабильности — это по определению состояние утраты го меостаза. Но здесь имеются варианты. Первый тип нестабильности, который мы в дальнейшем будем обозначать как нестабильность 1, — это когда откло нения наблюдаются, но они не выходят за пределы, и регулятивными влия ниями можно вернуть систему к гомеостатическим характеристикам. Подоб ная нестабильность является, по сути, нормальной формой существования любого жизнеспособного образования — будь то человеческий организм, корпорация или общество в целом. Эти псевдостабильные состояния в плане регуляции характеризуются тем, что регулятивные влияния в них имеют тоже относительно стабильный характер. Присутствуя в системных процес сах, они сами по себе являются весьма устойчивыми и отрегулированными, далекими от спонтанности, стандартизированными, если можно так выра зиться. Разумеется, мы никогда не наблюдаем полной стабильности, но в со стояниях, когда отклонение от гомеостаза или эволюционного мейнстримно го продвижения незначительно и в определенной мере прогнозируемо, регу лятивные влияния можно считать составляющими этого продвижения. Это то, что в терминах теории управления можно связать с понятием негативной обратной связи, системной реакции на незначительные отклонения. И фор маты такой реакции являются существенным системным параметром, харак теризующим меру способности системы к самосохранению.

100 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности На уровне социального поведения, или (в нашем контексте) социальных практик, стабильные и относительно стабильные социальные состояния (не стабильность 1) проявляются в достаточно высокой степени согласованнос ти социальных практик членов общества. Эта согласованность, которую час то обозначают как нормативную согласованность, воплощается в определен ном соответствии практик того или иного индивида ожиданиям других в от ношении этих практических проявлений. Отдельные отклонения регулиру ются привычными, вписанными в параметры социокультурной системы, средствами (институциональными и культурными стимулами к поддержа нию устойчивого порядка или, опять таки, институциональными и культур ными санкциями к тем, кто его нарушает). Конечно, не все эти отклонения можно гасить упомянутыми механизмами. И в этом основная интрига — до какого предела эти отклонения допустимы и не нарушают состояние неста бильности 1. Здесь я остановлюсь лишь на констатации того, что этот вопрос существует, и весьма существенный. Подробнее к нему я вернусь чуть позже, когда начну работать с понятием социальной энтропии.

Пока же обратимся к ситуации нестабильности второго рода, или не стабильности 2. Она наступает в том случае, когда гомеостаз утрачен необ ратимо, и уже недейственны средства обратной связи, существовавшие при предыдущей нестабильности 1. Вписанные в системные параметры инсти туциональные и культурные регуляторы перестают работать, демонстриру ют свою безвозвратно утраченную функциональность. Макроповедение сис темы качественно меняется, и главное, что характеризует в этих состояниях такое макроповедение, — это попытки спонтанного выхода на новые гомео статические состояния.

Итак, можно констатировать, что поддержание прежнего равновесия и образование нового — это две существенно различные черты, характеризую щие процессы регуляции в состоянии нестабильности 1 (псевдостабиль ности) и настоящей нестабильности 2.

Исходя из такого представления, можно утверждать: вопрос факторов регуляции и трансформации различных практических схем актуализирует ся и получает особое значение именно в случае ситуации социокультурной нестабильности 2.

На уровне социального поведения и практик социокультурная нестабиль ность 2 имеет ощутимые отличия от относительно стабильных состояний и проявляется в существенном нарушении прежней согласованности практик и ожиданий, что можно описать в терминах разрушения устойчивой норма тивной системы. Таким образом, вопросы о том, какие факторы регуляции социального поведения здесь начинают действовать и что в этом случае бу дет означать регуляцию, — оказываются очень актуальными. На языке прак тик это означает: с помощью каких факторов система способна вернуться к относительно уравновешенному состоянию, обеспечить хотя бы относитель ное новое соответствие социальных практик и соответствующих ожиданий касательно их? Чем эти факторы в своей совокупности будут отличаться от работавших при гомеостатических состояниях и близких к ним?

Здесь мы, собственно, выходим на вопрос поддержания социального по рядка (гомеостаза) и образования нового социального порядка (после нару шения гомеостаза).

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко Выбор нелинейного взгляда на системные процессы в плане моделирова ния механизмов системных изменений отсылает к представлению о сущест вовании организационных и самоорганизационных механизмов создания со циального порядка и, соответственно, организационных и самоорганизаци онных механизмов поддержания гомеостаза и выхода на новые состояния социального равновесия в случае разрушения прежней гомеостатичности [Бевзенко, 2002]. Опираясь на эти модели, можно утверждать, что стабиль ность, нестабильность 1 и нестабильность 2 отличаются соотношением организационных и самоорганизационных механизмов в системной регуля ции. Если в условиях двух первых мы наблюдаем определенную согласован ность, сбалансированность организационных и самоорганизационных ме ханизмов, то в ситуации социальной нестабильности 2 организационные механизмы оказываются почти недейственными, и, соответственно, именно самоорганизационные регуляторы приобретают первоочередную значи мость и становятся основными регулятивными факторами.

На более привычном языке институциональных и культурных регулято ров организационные механизмы (с некоторыми уточнениями) можно ото ждествить с институциональными (когда под институтами понимаются довольно жесткие, организационно оформленные, формализованные сред ства регулятивного влияния), а самоорганизационные — с культурными (когда под культурой имеется в виду определенный, зачастую скрытый за ее поверхностью реестр мифов и игровых порядков, которые задают правила игры и организуют социальные практики в разных социальных полях). Та ким образом, по этой логике можно утверждать, что именно культурные (са моорганизационные) регуляторы выходят на первое место в ситуации со циокультурной нестабильности 2.

В терминах культурной регуляции социального поведения (социальных практик) можно говорить о факторах, действующих посредством поддер жания весомости общепринятых норм, ценностей, смыслов, символов (в случае стабильности и нестабильности 1) и о весьма быстром, иногда болез ненном и неожиданном для общества утверждении новых норм, ценностей, смыслов и символов, которые начинают регулировать социальное поведе ние и согласовывать практики и ожидания в периоды нестабильности 2.


Как следует из самоорганизационных представлений, эти новые ценност ные, нормативные, смысловые и символические порядки предстают как про явления новых игровых правил, изначально спонтанно возникающих в от дельных локальных местах социального пространства, в отдельных группах и отдельных социальных полях, а уже потом распространяющихся на значи тельную часть общества, обеспечивая либо очередное состояние обществен ного равновесия, либо неустойчивые переходные равновесные состояния.

Таких претендентов на установление новых правил игры в ситуации неста бильности 2 может быть несколько, они выступают в виде конкурирующих культурно символических предложений. Как места локального появления этих игровых порядков, так и факт их распространения на значительные со циальные ареалы часто имеют неожиданный и непрогнозируемый характер, что, впрочем, выводит на состояние относительной согласованности ожида ний и практик, которое и составляет в данной статье предмет интереса.

Как правило, эти новые порядки не возникают произвольно, они привно сятся отличными, нежели при прежнем равновесном состоянии, культур 102 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности ными предложениями, хранившимися или появившимися в культурных “запасниках” того социума, о нестабильности которого идет речь. Возмож ность их активизации как раз и открывается в ситуации нестабильности 2.

Реестр таких влияний, часто конкурирующих друг с другом, формируется из различных источников — из смежных культурных массивов, из того, что в общественной памяти связано с предшествующими историческими этапа ми общественной жизни, из весьма маргинальных локальных порядков.

Однако иногда эти новые форматы выглядят как действительно новые и об разуют основу масштабных культурных трансформаций.

В этой точке рассуждений возникает проблема объединения макро уровневых моделей с микроуровневыми эффектами, на которые они указы вают. Все приведенное выше касалось в большей мере системного уровня, рассматриваемого в терминах скорее макроуровневых событий. На фоне проблемы социального поведения, являющейся, по сути, проблемой микро уровневого порядка, это вызывает вопрос — что же является признаком пере хода от относительно стабильного состояния (нестабильность 1) к состоя нию критически нестабильному (нестабильность 2) именно на микроуров не общественных проявлений? Что означают как нестабильность 1, так и нестабильность 2 применительно к повседневным практикам?

И здесь я должна обратиться к одному понятию, которое позволяет наи лучшим образом объединять два указанных уровня социальной реальности.

Это пока еще не очень привычное для социологов понятие социальной эн тропии. Будучи ключевым понятием в системных моделях, оно касается, по сути, именно микроуровневых событий.

Обратимся к этому понятию подробнее, к тем начальным смыслам, из которых оно родилось. Появление этого понятия связано с необходимостью работать с такими понятиями, как хаос и порядок на уровне их взаимообус ловленности и взаимозависимости. Поскольку вопрос отношения между социальным порядком и социальным хаосом является ключевым для ситуа ции социальной нестабильности, понятие социальной энтропии имеет су щественный методологический потенциал.

Обычное понимание энтропии как меры хаоса здесь приобретает соци альный смысл. На языке социальных отношений и взаимодействий энтро пия — это мера общественной неинтегрированности, несогласованности, неконсолидированности, разобщенности. Иными словами, рост энтропии характеризуется активизацией всех форм поведения, противоположных описываемым словами “солидарность”, “кооперация”, “взаимоподдержка”, “доверие”, “диалог”, “консенсус”, “коллективизм”, “экологизм”, “коллектив ная идентичность”, наконец “дружба” и “любовь”. И отсюда признаком не стабильности, роста энтропии являются появление и усиление именно этих, противоположных перечисленным, проявлений в действиях и поведе нии членов социума.

Разумеется, здесь может возникнуть вопрос — для чего нужно это поня тие энтропии, если уже имеется ряд хорошо работающих упомянутых поня тий? Дело в том, что этот перечень терминов мы можем еще долго продол жать, хотя и названного достаточно, чтобы утверждать — все они не являют ся независимыми, а скорее описывают определенные аспекты чего то одно го, что и обусловливает их взаимную корреляцию. Это одно можно назвать уменьшением связанности членов общества между собой, увеличением об щественной дистанции, что проявляется во всех названных выше формах — Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко усилении недоверия, равнодушия, несогласованности, индивидуализован ности и т.п. Это происходит на уровне межличностных отношений и на уровне отношений между человеком и разными институтами. На макро уровне это приводит к увеличению общей энтропии общества;

интегрируя проявления микроуровневого характера, энтропия проявляется как важная системная характеристика. Таким образом от микро и мезоуровня мы мо жем перейти к макроуровню и делать выводы об общем состоянии системы, исходя из ее энтропийных показателей.

Что означает “общее состояние системы” и как здесь работает понятие энтропии, хорошо видно при рассмотрении вопроса социальной нестабиль ности. Понятие энтропии благодаря его включенности в общие модели по зволяет объяснять и осмысливать неоднозначность понятия нестабильнос ти. Почему, как говорилось выше, нестабильность 1 радикально отличается от нестабильности 2? Почему в одном случае можно возвращать систему (общество) в гомеостатические состояния, а в другом — нельзя?

И снова здесь наилучшим объясняющим инструментом оказывается понятие энтропии. Она, как и все названные выше понятия, не является характеристикой однозначно позитивной или негативной. Энтропия (как консолидация, интеграция, доверие) работает на позитив общества и на его развитие лишь в определенных пределах. Эти пределы связаны с гомеоста тическим или эволюционным продвижением общества через состояния не стабильности 1. Как слишком низкие, так и слишком высокие энтропийные показатели ведут к нестабильности 2, к предельному возрастанию хаоса.

Соответственно, можно утверждать, что доверие, солидарность, коллекти визм, интегрированность тоже хороши лишь в определенных пределах.

(Как в определенных пределах положительным является соблюдение об щих норм, ожиданий, стереотипов, но за этими пределами получаем консер вативность, торможение адаптивности и инновационности.) На абстрактном системном уровне эту неоднозначность энтропийных показателей, необходимость удерживать их в определенных рамках для предотвращения выхода на нестабильность 2 можно даже определить коли чественно. В случае социальных систем эти количественные показатели из мерить не так легко, но предположительно (чтобы иметь скорее качествен ное представление), можно утверждать, что общественное развитие будет эволюционным тогда, когда единство будет превышать разобщенность по крайней мере вдвое. Но в то же время явные проявления разобщенности, не повиновения, отклонения от норм должны наблюдаться хотя бы на уровне вчетверо меньшем, чем проявления единства и согласованности. Это те пределы, тот энтропийный коридор, где возможно социальное развитие, прогресс. За этими пределами нас ожидает нестабильность 2, при которой феноменология социальной жизни уже далека от той, которая соответству ет так называемому устойчивому развитию.

Нарушение меры в сторону увеличения разобщенности (возрастание энтропии) быстро приводит к нестабильности 2. Но и слишком большое единство (слишком низкая энтропия) ведет к нестабильности 2, хотя и дру гим путем. В свое время низкая энтропия традиционных обществ привела к торможению их развития, невозможности противостоять определенным внешним вызовам и в итоге к революциям, которые вывели западные об щества на путь модернизации. Индивидуализированное модерное общест во существенно увеличило энтропийные показатели, люди значительно от 104 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности делились друг от друга, но это высвободило креативность, что увеличило общую общественную адаптивность. Долгое время рост энтропии модерно го общества, все большая индивидуализация не выходили за пределы неста бильности 1, что обеспечивало сохранение гомеостаза наряду с быстрым прогрессивным развитием. Но, похоже, эти пределы уже близки. Кризис ин дивидуализации, на который довольно четко указал З.Бауман [Бауман, 2002], и является кризисом слишком высокой энтропии. Неслучайно тема доверия, консолидации, экологизации стала одной из ведущих для западных социологов, которые раньше к ней обращались не часто. Сейчас они с удивле нием обнаруживают, что более традиционные общества типа Японии оказы ваются более стабильными, указывая на доверие как на один из признаков, обеспечивающих им эту стабильность. О японском обществе как раз и можно сказать, что энтропийный уровень там на оптимальной отметке, и это об условливает ту удивительную способность к адаптации и регуляции в ситуа циях тяжелых испытаний, которые продемонстрировала Япония после зем летрясения в марте 2011 года. Примером пагубности слишком низких энтро пийных показателей, как и слишком высокой стабильности, являются тота литарные общества. Интегрированность, доверие, консолидация там высоки, однако пример Северной Кореи чудесно демонстрирует, к чему это приводит.

Думаю, понятие социальной энтропии содержит достаточный эвристи ческий потенциал и может служить источником многих новых интересных идей и гипотез. С одной стороны, на макроуровне это понятие вписано в макрозакономерности, системные процессы, с другой — на макроуровне оно тесно связано с интерпретациями, смыслами, повседневностью. Ведь дове рие и недоверие, любовь и ненависть, поддержка и равнодушие — все это рождается из тех смыслов, которые человек вкладывает в ту или иную соци альную ситуацию. В каждом отдельном случае — это конкретная человече ская судьба. Только на уровне системных эмерджентных эффектов это ста новится социальной энтропией и начинает работать согласно логике нели нейных системных закономерностей.


Есть еще один момент методологического порядка, усиливающий весо мость понятия социальной энтропии. Его весомость становится очевидной тогда, когда говорят о системных подходах в социологии, о социальных сис темах. Именно это понятие позволяет качественно отличать социальную систему от просто социальной среды. Системные эффекты, эмерджент ность и системность как таковые возникают при наличии небольших энтро пийных характеристик, поскольку признаком любой системности являют ся связи между элементами и эмерджентные свойства. Низкая энтропия не противоречит связям и согласованностям. Система распадается и превра щается в совокупность элементов, собственно в среду (в нашем случае — со циальную) при существенном возрастании энтропийных показателей.

Однако от этих абстрактных схем попытаюсь приблизиться к нашим ре алиям.

Украинская нестабильность Согласно приведенной выше концептуальной модели моей первой зада чей будет аргументировать утверждение, что мы находимся сейчас в той си туации нестабильности 2, когда организационные механизмы регуляции малоэффективны и нужно сосредоточиться на культурных факторах.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко О том, что мы переживаем, и довольно давно, ситуацию социокультур ной нестабильности скорее второго типа, ярко свидетельствует хотя бы фиксация уменьшения взаимного доверия граждан, которое, по данным на ших мониторинговых исследований, неустанно сужается, тяготея сугубо к кругу семьи [Українське суспільство, 2011]. Низкий уровень солидарности, сужение круга групповой идентичности и готовность уехать из нашей стра ны — все это признаки разрывов в ткани социальных связей, что указывает на возрастание социальной энтропии. Отечественные социологи к теме до верия обращаются все чаще, что свидетельствует о том же — энтропийные показатели общества опасно возрастают.

Но что дает нам основания говорить о нестабильности скорее второго, нежели первого рода?

Конечно, грань между этими двумя состояниями довольно размытая. И законным является вопрос, почему в западных странах, в отличие от нас, рост недоверия не сигнализирует о нестабильности 2? Здесь важен второй признак — действенность институциональных, организационных механиз мов социальной регуляции. Хотя события последних лет, кризисные явле ния в западных странах тоже приводят к тому, что эти институциональные механизмы часто пробуксовывают, на что указывал З.Бауман, мера инсти туциональной несостоятельности там не выглядит такой высокой, как у нас.

Недоверие наших граждан к разным институтам, нежелание обращаться в правоохранительные органы, к государственным служащим, врачам — все это указывает на то, что в представлении наших граждан эти институты не работают. На уровне практик имеем возрастание несогласования ожиданий (сформировавшихся при прежних институциональных порядках) и прак тик, которые складываются сейчас.

Нестабильность 2 означает, что наступает момент активизации самоор ганизационных системных регуляторов, которые уже не нацелены на сохра нение прежнего гомеостатического состояния, а пытаются спонтанно вы вести на новое системное равновесие, новую системную стабильность. Эти механизмы я выше определила как культурные. Как и следовало ожидать в ситуации, когда прежний культурный (мифологический, символический, ценностный, нормативный) каркас уже не удерживает социум в относи тельно стабильном состоянии, культурные претенденты на его замену начи нают заполнять нормативные “пустоты”.

Наблюдающаяся у нас культурная ситуация выглядит как поле напря женной конкуренции различных культурных модусов — традиционной культуры, советской культуры, модерных культурных образцов и даже по стмодерных нормативно ценностных предложений. Здесь же, хоть и не с та кой силой, включаются в игру культурные и субкультурные форматы этни ческого происхождения, из исторической памяти и из социальных маргина лий возникают различные региональные культурные образования. (Вспом ним историю Галицкой республики, Донецко Криворожскую республику, к которой снова начали обращаться.) Субкультурные маргиналии в виде криминальной субкультуры или разных экзотических религиозных движе ний тоже выступают игроками на ярмарке культурных предложений. Каж дый из этих культурных или субкультурных модусов предлагает свои мифы и игры и, соответственно, связанные с этим смыслы, символы, нормы и цен ности. Актуально приходится констатировать ситуацию разрушения преж 106 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности него культурного комплекса, на котором держалось общество в советские времена, и уже продолжительное действие нескольких плохо согласованных между собой культурных разрозненностей. Конкуренция между разными культурными модусами задает реальный ход событий — она то чуть притуп ляется, то набирает новые обороты, со сцены сходят одни игроки с их игровы ми правилами и внезапно появляются другие. Новая стабильность — это по беда в данной конкуренции какого то одного или комбинации нескольких новых игровых правил, новых культурных форматов. Именно это и обеспе чивает тот регулятивный эффект, проявляющийся в новой согласованности ожиданий и практик, на которую нацеливают новые правила игры.

Опираясь на самоорганизационные представления, сразу же подчерк ну — от тех настроенных на позитив ожиданий, которые ассоциируются со словом “регуляция”, здесь нам придется отказаться. Самоорганизационная регуляция — это спонтанный процесс, и уже по самой своей природе она не может гарантировать нам выхода на позитивные нормы и ценности. Она мо жет только направлять процессы в сторону новой согласованности практик и ожиданий. И если победу в конкуренции имеющихся культурных предло жений одерживают криминальные субкультурные порядки, возвышаясь до уровня общепринятых норм, это лишь означает, что данный путь новой со гласованности оказался в существующих условиях наиболее эффективным.

Еще раз уточню рассматриваемую конкретную проблему как поиск от вета на вопрос: как в такой ситуации на уровне конкретных форм социаль ных практик культура демонстрирует свою регуляторную силу? Какие культурные трансформации на уровне смыслов, символов при этом проис ходят, обеспечивая им роль регуляторов социальных практик? Посмотрим на это сквозь призму конкретных практик успеха.

Символическая регуляция практик успеха От аргументации весомости изучения культурных факторов регуляции социального поведения перейдем к более конкретному предмету нашего рассмотрения. В качестве таких конкретных социальных практик рассмот рим практики успеха и их трансформацию под влиянием указанных само организационных по своей природе культурных процессов.

Трудно отрицать, что в каждом культурном формате одним из основных регуляторов социального поведения является вмонтированное в систему культурно предлагаемых смыслов представление о социально успешной жизни. Это явление не всегда обозначалось понятием успех;

скажем, в со ветские времена этот термин почти не использовали для обозначения об щественных целей, к которым должен был стремиться человек. Но пред ставление о том, что значит иметь высокий социальный статус, каждая культура, включая советскую, обязательно предлагает, создавая тем самым вектор направленности многих общественных практик. Собственно терми ном “успех” это начали обозначать лишь в рамках той культуры, которую условно можно определять как модерную. Это во многом было связано с процессами индивидуализации, на которые эта культура опиралась. Подоб ный сдвиг давал основания перейти от размытого в условиях традиции представления об успешной жизни в терминах родовых признаков к опреде лению успешности как преимущественно индивидуального достояния.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко Указанная особенность нашей культурной ситуации в проекции на смысл социального успеха ведет к сосуществованию нескольких смысло вых образований, которые плохо согласуются между собой [Бевзенко, 2000]. Представления об успехе, предлагаемые традиционной культурой и близкой к ней советской (и связанные с коллективными субъектами соци альной жизни), начинают активно конкурировать с достиженческими ин дивидуализированными форматами успеха культуры модерна.

Как это отражается на практиках социального успеха?

Прежде чем отвечать на этот вопрос, сделаю одно уточнение — будем го ворить не о той стороне успешности, которая связана с субъективным пере живанием успеха и близка к ощущению счастья. Это отдельная сторона воп роса и отдельный разговор о том, какая культура какому формату успеха — объективному или субъективному — отдает предпочтение и чем эти два ас пекта успеха отличаются друг от друга. Этому вопросу уделяли немало вни мания, в частности в нашей социологии (см., напр.: [Ануфриева, 1995;

Бев зенко, 2009;

Злобіна, 2004]). Но сейчас речь пойдет именно о социальном успехе, связанном в рамках модерных культурных форматов с достиженчес кими устремлениями.

Под практиками объективного социального успеха будем понимать на правленность социального поведения на получение определенных симво лических подтверждений успешной жизни, тех символов, по которым чело века можно признать успешным в соответствии со стандартами успешнос ти, присущими определенной культуре.

Весь комплекс практик успеха можно поделить на две составляющих. С одной стороны, стремление к получению символических признаков успеш ности, так сказать, конечная цель таких практик. В плане изучения симво лических регуляторов данной составляющей практик успеха интересно по смотреть, как именно та или иная культура или субкультура символически кодирует эту цель. Нужно отметить, что иногда весьма отдаленные по своей сути культурные форматы могут кодировать цель практик успеха очень близкими символическими рядами. Особую унификацию эти коды приоб ретают в контексте общества потребления и тех стилей жизни, которые сим волически фиксируют высшие социальные ступени. Здесь даже поверх ностного наблюдения достаточно, чтобы утверждать — потребительские символы успешности в наших социокультурных реалиях весьма близки к существующим в развитых странах.

Но есть и другой, не менее, а в нашей ситуации, может, и более интерес ный срез данной проблемы — это путь к данной цели. Речь идет о тех состав ляющих практик успеха, которые связаны с поиском и получением ресурсов его достижения, ресурсов получения упомянутых выше символических признаков (Бурдье сказал бы — символического капитала). В отличие от от даленной конечной цели, эти ресурсы являются тем, что регулирует повсед невные практики. Изо дня в день, не вполне осознавая, а иногда и вовсе не осознавая того, человек прокладывает свой путь успешности, в большей или меньшей мере ориентируясь на присутствующие в общественном символи ческом пространстве символические образы успешного человека — в том числе и в плане имеющихся у него ресурсов.

Все больше конкретизируя свою задачу в плане эмпирического реше ния, я задаюсь целью реконструировать ту символическую фигуру успеш ного человека, которая активно влияет на практики успеха наших людей;

108 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности сделать акцент в этой реконструкции именно на тех ресурсах достижения успеха, которыми пользуется этот гипотетический персонаж в наших кон кретных социокультурных реалиях.

Интерес и рельефность такой задаче реконструкции должна придать и двойная реконструкция, к которой я намереваюсь прибегнуть, а именно ре конструкция этой символической фигуры в рамках нашей нестабильной, размытой культурной реальности, с одной стороны, а с другой — реко нструкция того представления наших граждан о подобного рода символи ческой фигуре, но взятой в рамках стабильной модерной культуры. Разли чие между этими двумя символическими персонажами позволит нам по нять, за счет каких компромиссов нашей переходной культуре удается дос тичь пусть даже относительного равновесия между ожиданиями по поводу практик успеха и собственно практиками успеха.

Несколько слов о построении инструментария. Исходной теоретичес кой концепцией здесь послужило представление П.Бурдье о том, что наряду с экономическим мы обладаем целым рядом различных капиталов, исполь зуемых в практиках успеха [Бурдье, 2002;

Радаев, 2002]. Имея эти капиталы, мы стремимся либо конвертировать их на успех и его символы, либо осу ществить промежуточный обмен одних капиталов на другие, более ходовые в смысле обмена на успех. (Скажем, такой человеческий капитал, как красо та, можно обменять на более высокую социальную позицию, участвуя в кон курсе красоты или выйдя замуж за миллионера.) В приведенной ниже таблице 1 содержится, с одной стороны, список этих капиталов, а с другой — те их эмпирические индикаторы, которые мы использовали в процессе опроса. Разумеется, об исчерпывающей полноте наполнения этой таблицы не приходится говорить, однако главные состав ляющие соответствующих капиталов сюда вошли.

Главным вопросом, который предлагался нашим респондентам, был следующий: “Что из перечисленного ниже, на Ваш взгляд, является самым важным для достижения человеком высокого социального положения в на шей стране и в странах Запада?” Список перечисленных ресурсов был сфор мирован из содержащихся в таблице 1 индикаторов.

В течение 2009–2011 годов этот вопрос мы адресовали разным аудито риям. В 2009 м его использовали в общенациональном опросе1, а в 2011 м — в опросе двух весьма показательных в этом плане аудиторий — выпускни ков школ и учителей старших классов2. Нужно сказать, что временное рас стояние в два года почти не сказалось на общей картине, то есть на обобщен ном портрете того символического персонажа, который ищет путь к соци альному успеху в наших реалиях.

1 Общественное мнение в Украине — 2009 (Омнибус — 2009). Институт социологии НАНУ. Опрошено 1700 респондентов, выборка, репрезентативная по признакам возрас та, пола и местожительства. Апрель–май 2009 года, погрешность выборки в пределах 1,18–0,33%.

2 Общенациональное исследование выпускников средних школ и учителей старших классов. Институт социологии НАНУ и Институт педагогики НАПН. Опрошено выпускников и 1066 учителей старших классов. Выборка репрезентативная по полу и местожительству. Погрешность первой и второй выборки 3,16–0,8% (сентябрь–октябрь 2011 года).

Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, 2 Любовь Бевзенко Таблица Эмпирические индикаторы разновидностей капитала Разновидности Ресурсы как компоненты соответствующего капитала капитала Высокий интеллект, способности Привлекательная внешность ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ Хорошее здоровье Готовность идти на риск Умение иногда обходить закон Честность, принципиальность ЛИЧНОСТНЫЙ Эгоизм, индивидуализм Стремление и умение делать людям добро Происхождение из семьи с высоким социальным положением СОЦИАЛЬНЫЙ Влиятельные родственники Влиятельные друзья Знание иностранных языков Хорошее образование Воспитанность, хорошие манеры КУЛЬТУРНЫЙ Умение убеждать, красноречие Политическая информированность Умение распоряжаться деньгами Материальное состояние ЭКОНОМИ ЧЕСКИЙ Обеспеченные родители Опрос школьников и учителей в контексте поставленной задачи являет ся очень ценным. Школьники выпускники — это наиболее чувствительная к таким символам аудитория, поскольку их стремление к социальному успеху еще не подавлено негативным опытом неудач, и они активно ищут ресурсы, которые считают задействованными в наблюдаемых ими реальных практи ках успеха. В ответах учителей отражается их двойной опыт — собственный жизненный путь, а также оценка жизненного пути своих предыдущих учени ков, выпускников прежних лет, судьбу которых учителя могут проследить, часто зная и те обстоятельства, в которых дети взрослели и добивались успе ха. Речь идет о некоторых биографических моментах — мера влиятельности родителей, их достаток, социальный статус семьи, уровень интеллекта ребен ка, уровень его образования. То есть учителя здесь могут выступать как доста точно компетентные эксперты по предложенной проблеме.

Я привожу три cпаренные таблицы (2;

3;

4), в которых хорошо видны те выборы, которые сделали наши респонденты в этих опросах. Выборы в таб лицах проранжированы в порядке весомости, что должно облегчить реко нструкцию успешных символических персонажей. В каждой из этих двух пар слева размещена таблица, из которой хорошо виден порядок весомости перечисленных ресурсов в условиях нашей страны, а справа — соответствен но, таблица, отражающая порядок весомости тех же ресурсов в условиях за падных стран. Конечно, напомню, речь идет не о реальной ситуации на За паде, а о том, как это представляют наши граждане.

110 Социология: теория, методы, маркетинг, 2012, Культурная регуляция социального поведения в ситуации нестабильности Таблица Ресурсы достижения высокого социального положения, по мнению граждан Украины, 2009, %* Порядок весомости ресурсов Порядок весомости ресурсов достижения социального успеха достижения социального успеха в НАШЕЙ СТРАНЕ в СТРАНАХ ЗАПАДА Ран Распре Ран Распре жиро Варианты ответов деление жиро Варианты ответов деление вание ответов вание ответов Влиятельные Высокий интеллект, 1 51,1 1 56, родственники способности Происхождение из семьи с высоким социальным Хорошее образование 2 37,9 2 49, положением Происхождение из семьи Обеспеченные родители с высоким социальным 3 36,5 3 24, положением Умение иногда обходить Умение распоряжаться 4 33,1 4 23, закон деньгами Высокий интеллект, Хорошее здоровье 5 30,3 5 23, способности Знание иностранных Хорошее здоровье 6 27,6 6 22, языков Влиятельные друзья Готовность идти на риск 7 27,0 7 18, Честность, Хорошее образование 8 25,8 8 18, принципиальность Готовность идти на риск Обеспеченные родители 9 18,6 9 15, Умение распоряжаться Умение убеждать, 10 14,4 10 13, деньгами красноречие Знание иностранных Влиятельные 11 12,8 11 12, языков родственники Умение убеждать, Воспитанность, 12 12,3 12 11, красноречие хорошие манеры Политическая Эгоизм, индивидуализм 13 12,0 13 9, осведомленность Привлекательная Привлекательная 14 11,1 14 9, внешность внешность Честность, Готовность помогать 15 11,0 15 8, принципиальность людям Готовность помогать Влиятельные друзья 16 10,2 16 7, людям Политическая Эгоизм, индивидуализм 17 7,0 17 6, осведомленность Стремление и умение Умение обходить закон 18 6,1 18 5, делать людям добро Воспитанность, хорошие Стремление и умение 19 4,8 19 5, манеры делать людям добро * По ответам на вопрос: “Что из перечисленного ниже, на Ваш взгляд, является самым важным для достижения человеком высокого социального положения в нашей стра не и в странах Запада?”. Респонденты могли выбирать до 5 ти вариантов ответа.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.