авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Поэзия Московского университета: от Ломоносова и до… Книга 6 от Арсения Альвинга до Владислава Ходасевича включая Глеба Анфилова ...»

-- [ Страница 3 ] --

чивым, враждебно настроенным правительством Польши. По возвращении с пе- Талантливому прозаику Виноградову не суждено было стать большим по реговоров из Латвии он был назначен директором Румянцевского музея и стал этом. До последних лет жизни он писал для себя — чтобы выразить состояние одним из инициаторов и деятелей реформы этого культурного учреждения. души — стихи, но не публиковал, чувствуя, наверное, их слабость. Его юноше В период его директорства, несмотря на сопротивление старых чиновников, ская поэзия подражательна. В ней отзвуки Бальмонта и других русских сим музей был расформирован, реорганизован и превращен в самый авторитетный волистов. Наиболее совершенно и самостоятельно романтико-символическое книжный фонд страны, во Всероссийскую публичную библиотеку им. Ленина. стихотворение «Встреча» (см. ниже).

Свидетельством тому осталась большая библиографическая редкость — не- Сам А. К. Виноградов считал началом своей литературной деятельности сколько «пробных» экземпляров неизданной объемной книги А. Виноградова 1905 год. В сохранившуюся его ученическую тетрадь вписаны два стихотворе «Организация центральной библиотеки СССР как памятник Ленину» (1924). ния. Под одним из них дата — 23 июня — и надпись, свидетельствовавшая о В конце 1920-х Виноградов, чье здоровье было серьезно подорвано на вой- том, что поэта вдохновляло: «Побережье Ледовитого океана».

не, потом — на тяжелой музейной работе, перешел работать в издательское Однако упоминая о начале литературной деятельности, Виноградов, скорее дело. Был редактором по классикам в Госиздате, где сотрудничал с А. В. Луна- всего, имеет в виду не только свои ранние стихотворения и путевые заметки, чарским при издании книг Гюго и Мериме. Совместно с А. М. Горьким редакти- но и первые переводы из Адама Мицкевича, которые, как он пишет в автоби ровал серию книг «История молодого человека XIX столетия». Но специфика ографии, «вышли нелегальным порядком». К числу этих переводов относится литературно-издательской работы требовала большого умения ладить с людь- прежде всего посвящение Мицкевича «Друзьям в России». Подписанное пере 114 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ водчиком и с пометкой «перевод 1905 года», оно вошло в книгу «Избранных Медоцвтные липы несутъ ароматъ, произведений» Мицкевича, изданную Госиздатом уже в 1929 г. со вступитель- Угасаетъ янтарный закатъ.

ными статьями А. В. Луначарского и А. К. Виноградова (см. [Мицкевич 1929]).

Революционный пафос, заключенный в строфах Мицкевича, был созвучен вре- 25 июня 1905 г.

мени, когда Виноградов работал над переводом.

В 1906 г. в России впервые появился выполненный Р. Высоцким перевод с польского написанной «библейским стихом»4 поэмы Ю. Словацкого «Ангел ли», которую высоко ценили русские символисты. В рецензии на это издание ВСТРЧА.

А. Диесперов писал [Диесперов 1907, с. 55]:

Весеннiй день ужъ къ вечеру склонялся, Слов мало до скудости, ритм библейских стихов величаво-печальный и по И солнечный заходъ былъ недалекъ, — необходимости сдержанный, но именно из этой сдержанности и чувствуется необычайная сила внутренней концентрации. Мн странничекъ верижный повстрчался, Невдомый и странный старичокъ.

Позже, в 1913 г., Виноградов опубликовал в издательстве «Мусагет» собст венный перевод этой поэмы (см. [Словацкий 1913]).

Немало лицъ я видлъ стариковскихъ, В нашу подборку вошло несколько ранних поэтических произведений Ви Особенно вблизи монастырей, ноградова5, а также два его перевода с польского, из А. Мицкевича и Ю. Сло Но никогда на улицахъ московскихъ вацкого (отрывки).

Не попадалось мн лица старй:

Ст. А. Айдинян Какъ будто на бровяхъ его почили Основные источники: РГАЛИ, архив Ст. А. Айдиняна. Столтiя угасшаго слды, И старческiя щеки сохранили Глубокiя старинныя бразды.

Передо мною онъ остановился КАМНИ ЗАКАТА.

И крестикъ сломанный съ улыбкою подалъ, И, удивленному, мн въ поясъ поклонился.

Златоцвтныя липы росою блестятъ, Затмъ ушелъ. Куда — я не видалъ.

Пламенетъ багряный закатъ;

Словно розовый жемчугъ въ морской глубин Горли церкви, золотомъ одты, Облака догораютъ въ огн, И пли по Москв колокола, И снотворные втры съ роскошныхъ полей По улицамъ вечернiя газеты Шелестятъ межъ старинныхъ аллей, Газетчиковъ ватага разнесла.

Тополя шелестятъ — и росинки блестятъ, Втеръ сонный струитъ ароматъ.

А я какъ былъ, такъ стоя и остался, И узорныя клумбы съ гирляндами розъ Но всякая утихла въ сердц боль.

Будятъ рой сновиднiй и грезъ, И надо мной изъ мрака возвышался Огнями расцвченный Метрополь.

О «библейском стихе», основная особенность которого — синтаксический па раллелизм, см., например, в книге [Тарановский 2000, с. 159].

18 апреля 1907 г. Москва Стихи А. К. Виноградова из архива Ст. А. Айдиняна, приводимые ниже, пу бликуются впервые.

116 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ ПЕРУНОВЪ ЦВТЬ. Задремали, застыли кувшинки, лишь купавки росистыя дышатъ;

Сiя трава наисильнйшая есть царь-цветъ, воздыханье по лсу несется, трава папороть громосяная.

и русалки дыханiе слышатъ.

Травникъ сельскiй Исходятъ обавници, двы чаровницы по Услыхавши, он выплываютъ лугамъ и по болотамъ, въ пути же и въ ду изъ воды чередой изумрудной бравы ищущiя смертныя травы и привта и на тонкiя кудри тумана чревотравнаго зелiя;

туже и дивiа копаютъ возбираются цпью причудной.

коренia. Сiя вся творятъ съ приговоры дйствомъ дiаволимъ. Памфилiй Игуменъ И, качаясь, поютъ и смются, (грамота 1505 годъ) золотыми звенятъ волосами;

звоны псенъ, въ лсу разливаясь, О Перуне, веселый и щедрый!

утихаютъ вдали за лсами.

натяни громострлъ свой червленый, и, метаючи по лсу стрлы, Не туманъ въ блориз вечерней:

возрасти намъ цвточекъ зеленый.

двы-лебеди въ озер плещутъ, шелестятъ въ камышахъ, и росица Пусть цвтетъ въ навечерье святое на серебряныхъ перьяхъ трепещетъ.

и русалкамъ даруетъ веселье, чтобъ сготовили намъ шептунихи И блудницы въ ризахъ зеленыхъ травяное цлебное зелье.

Выплываютъ изъ глуби подводной, И, въ лазоревы кольца свиваясь, Ходятъ кругомъ въ цпи хороводной.

I НАВЕЧЕРIЕ.

Свтоласковый Мсяцъ-Царевичъ Въ серебристо-жемчужномъ сiяньи Вечерами за лсомъ дремучимъ Вьетъ ихъ блыя косы въ колечки, въ янтаряхъ облака золотыя, Сушитъ влажныя ихъ одянья.

и заревой росой загорались чародйныя чащи лсныя.

И весь лсъ чарованьемъ одлся, Задремалъ, не шелохнетъ листвою:

Надъ заглохшимъ затономъ озернымъ То царевна лсовъ Вечерница задремали червоныя ели, Все опутала сонной травою.

паутинки, качаясь межъ сосенъ, серебромъ еле слышно звнели.

И весь лсъ зачарованъ и дремлетъ Эта часто приводимая цитата в разных источниках выглядит по-разному. До полуночи сномъ непробуднымъ, Например, А. Н. Афанасьев [Афанасьев 1994, с. 428–429] дает ее в следующем виде: Спитъ, докол цвточекъ перуновъ «исходятъ обавници, мужи и жены-чаровници по лугамъ и по болотамъ, въ пути же Не зажжется огнемъ изумруднымъ.

и въ дубравы, ищуще смертныя травы и привта чревоотравнаго зелiя;

на пагубу человчеству и скотомъ;

туже и дивiа копаютъ коренia на потворенiе и на безумiе мужемъ;

сiа вся творятъ съ приговоры дйствомъ дiяволимъ».

118 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ Вс лсные цвты и былинки II ЦВТЕНIЕ. Преисполнились силы цлебной, Воздадимъ же, о брате, Перуну Святоянская полночь настала, Поклоненiе съ псней хвалебной.

Златоогненный цвтъ загорался И звенящимъ зеленымъ нарядомъ О, Перуне, веселый и щедрый, Отъ внца до кореньевъ убрался. Зеленящiй дождемъ верховины, Заповдною силой цлящiй Жемчужинныя лунныя росы Все людскiя горя и кручины, Вновь на травы лсныя упали.

Запылало перуново зелье, Оживи намъ грядущее лто, Загорелись нагорья и дали. Обряди перелски листвою, И, купаючи росами землю, Зацвтали деревья и травы, Изукрась медоцвтной травою.

Расцвтала трава медуница, И на чащу лсную сходила Въ самоцвтныхъ камняхъ чаровница, ПЕРЕВОДЫ И надъ спящимъ болотомъ запла, Застенала двица-осока;

АДАМ МИЦКЕВИЧ Мухоморы сдые проснулись, ДОРОГА В РОССИЮ Огоньки закидали высоко.

ПРИЛОЖЕНИЕ К ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ «ДЗЯДОВ» Собирались огни въ ожерелье, (1833) Въ ожерелье сплелись кольцевое, И оно вкругъ цвтка закружилось, П О С В Я Щ Е Н И Е.

Заходило кругомъ, какъ живое.

ДРУЗЬЯМ В РОССИИ.

Забыт ли я вами? Когда пробежит вереница Догорли перуновы стрлы, Поляков казненных, погибших в тюрьме и в изгнаньи, Потухали заревыя росы;

И ваши встают предо мной чужеземные лица, Изъ лсовъ поднимались туманы, И образам вашим дарю я любовь и вниманье.

Словно длинныя двичьи косы.

Где все вы теперь? Посылаю позор и проклятье А на утро пошли зеленицы Народам, предавшим пророков своих избиенью...

По лугамъ, по нагорьямъ зеленымъ, Рылеев, которого братски я принял в объятья, Собираютъ цвты и коренья, Жестокою казнью казнен по цареву веленью.

Ясну-зорю встрчая съ поклономъ.

Как указывалось выше, опубликованный в 1929 г. перевод был выполнен А. Виноградовым в 1905 г.

120 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ ЮЛIЙ СЛОВАЦКIЙ.

Бестужев, который как друг мне протягивал руку, Тот воин, которому жребий поэта дарован, АНГЕЛЛИ.

В сибирский рудник, обреченный на долгую муку С поляками вместе, он сослан и к тачке прикован. ПОЭМА.

ОТРЫВКИ С иными страшнейшее горе, быть может, случилось, Иному тягчайшая послана кара от бога:

Стефану Голынскому Продав свою вольную душу за царскую милость, въ память встрчи въ Святой Земл Поклон за поклоном у царского бьет он порога. и у подножiя Ливана.

ГЛАВА I.

Продажною речью он царские славит успехи, В угоду царю, проклинаемый, в нашей отчизне, Пришли изгнанники въ землю Сибирскую и, избравши просторное Быть может, он вновь проливает кровавые реки мсто, построили домъ деревянный, чтобы зажить вмст въ согласiи И хвалится мукой друзей, уходящих из жизни.

и въ братской любви;

а было ихъ около тысячи людей разнаго сословiя.

И правитель прислалъ имъ женщинъ, чтобы они женились, ибо указъ О, пусть эта песнь из страны, где свободны народы, гласилъ, что посланы они для заселенiя края.

До вас донесется на льдистые ваши равнины, И нкоторое время былъ среди нихъ большой порядокъ и большая Да будет она провозвестницей вашей свободы, печаль, ибо не могли они забыть, что они изгнанники, и уже не увидятъ Как вестником вешней поры — перелет журавлиный.

отчизны, разв Богъ захочетъ… А когда они построили домъ и каждый занялся своей работой, кром Мой голос узнайте! Пока, извиваясь в оковах людей, которые хотли, чтобы ихъ называли мудрыми, и сидли сложа Змеей молчаливой, я тихим казался тирану, руки, говоря: «мы думаемъ о спасенiи отчизны», увидли они однажды Лишь вам рассказал я о чувствах моих тайниковых, большую стаю черныхъ птицъ, летвшихъ съ свера.

От вас простоты голубиной скрывать я не стану.

А за птицами показался рядъ возовъ и сани, запряженныя собаками, и стадо оленей съ втвистыми рогами, и люди на лыжахъ съ рогатинами;

Мой кубок, наполненный ядом, теперь опрокинут, это былъ весь народъ сибирскiй.

И гневом палящим полно мое горькое слово:

Во глав шелъ царь народа, онъ же и жрецъ, одтый по обычаю въ В нем слезы отчизны кровавым потоком нахлынут мха и кораллы, а на голов его былъ внецъ изъ мертвыхъ змй, вмсто И пусть прожигают… не вас, но лишь ваши оковы.

короны.

И вотъ властитель этотъ, приблизившись къ толп изгнанниковъ, за А если иной мне ответит словами укора, говорилъ языкомъ земли ихъ: «здравствуйте! Я зналъ отцовъ вашихъ, То будет он мною приравнен собаке трусливой, столь же несчастныхъ, и видлъ я, что жили они богобоязненно и уми Привыкшей ошейник железный носить терпеливо, рали со словами: Отчизна, Отчизна!

Кусающей руку, расторгшую цепи позора.

И вотъ, я хочу быть другомъ вашимъ и заключить союзъ между вами [Мицкевич 1929, с. 246–247] и народомъ моимъ, чтобы вы были въ земл гостепрiимной и въ стран доброжелателей. А изъ отцовъ вашихъ никого уже нтъ въ живыхъ, кром одного, который уже старъ и другъ мн, а живетъ онъ далеко отсюда въ одинокомъ жилищ.

Если хотите вы, чтобы другъ отцовъ вашихъ былъ наставникомъ ва шимъ, то я останусь съ вами и народъ свой покину, ибо вы несчастне».

122 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ И еще говорилъ этотъ старецъ, и они почтили его и пригласили его Бодрствуйте надъ собою, ибо вы — какъ люди, стоящiе на возвы войти къ нимъ. Такъ заключенъ былъ союзъ съ народомъ сибирскимъ, шенiи, и т, которые придутъ, будутъ васъ видть.

который разбрелся и зажилъ въ своихъ снжныхъ селахъ, а царь его Вотъ я повдалъ бы вамъ ту тайну, что души однихъ идутъ на сол остался съ изгнанниками, чтобы давать имъ утшенiе. нце, а души другихъ удаляются отъ солнца на темныя звзды, но вы не И удивлялись они его мудрости, говоря: врно онъ заимствовалъ ее поймете меня.

отъ отцовъ нашихъ, и отъ предковъ нашихъ слова его. Звали же его Ша- Я сказалъ бы вамъ, для чего вы живете, и для чего рождаются мил маномъ, ибо такъ зоветъ народъ сибирскiй царей и жрецовъ своихъ — лiоны новыхъ душъ, и для чего дано тло, но вы не уразумете меня.

волшебниковъ. Но говорю вамъ: будете спокойны не о завтрашнемъ дн, но о дн, который будетъ завтрашнимъ днемъ смерти вашей.

Вдь хуже завтра для живого, чмъ завтра для мертваго. Хотя не ГЛАВА II. такъ думаютъ люди презрнные и ничтожные сердцемъ».

И сказала Шаману толпа: «Кто далъ теб власть учить о жизни и И сказалъ себ Шаманъ, извдавъ сердца этихъ изгнанниковъ: «во- смерти? Вотъ среди насъ есть священники, имъ надлежитъ вщать сло истину, не нашелъ я, чего искалъ, вотъ сердца ихъ слабы и дадутъ они во Божiе».

печали поработить себя. И отвтилъ имъ на это Шаманъ: «слышали вы о Моисе и о чуде Добрые были бы они люди въ счастiи, но невзгода создаетъ изъ нихъ сахъ, которыя онъ творилъ? Я Моисей среди народа сибирскаго, и чуде людей озлобленныхъ и враждующихъ. Что сдлалъ Ты, Боже! са сотворилъ я боле страшныя, нежели онъ во время оно.

Разв не даешь Ты каждому цвтку доцвтать тамъ, гд и земля и Разв не вышелъ Ангелъ изъ зари полночной, когда я вызвалъ его жизнь привычны ему? Почему же эти люди должны гибнуть? изъ пламени? Спросите народъ мой.

И вотъ изберу я одного изъ нихъ, и возлюблю его, какъ сына, и По слову моему снгъ этотъ сталъ кровью и солнце это почернло умирая передамъ ему бремя мое, и большее бремя, нежели могутъ не- какъ уголь, ибо много Бога во мн. Но не искушайте меня творить чудеса, сти иные, чтобы въ немъ было искупленiе. ибо вы народъ давнiй и воскресить васъ — чудо. Объ этомъ просите Бога.

И покажу ему вс скорби этой земли, а потомъ оставлю его одино- Чтобы онъ воскресилъ васъ, говорю я, и поднялъ изъ могилы, и кимъ во мрак великомъ съ тяжестью мысли и тоскою на сердц». сдлалъ васъ народомъ, который снова положенъ въ колыбель и увитъ Сказавъ это, подозвалъ онъ къ себ юношу по имени Ангелли и, воз- пеленами, чтобы выросъ онъ съ тломъ прямымъ и стройнымъ».

ложивъ на него руки, влилъ въ сердц его любовь къ людямъ и состра- Такъ сказалъ Шаманъ, и не дерзали изгнанники отвчать ему, но данiе. общали хранить союзъ съ народомъ сибирскимъ.

И обратившись къ толп, онъ сказалъ: «я уйду съ этимъ юношей, чтобы показать ему многiя скорби, а вы останетесь одни учиться, какъ переносить голодъ, нужду и печаль. Но храните надежду, ибо отъ васъ ГЛАВА III.

перейдетъ къ будущимъ поколнiямъ эта надежда и дастъ имъ жизнь, И вотъ, однажды ночью, Шаманъ разбудилъ Ангелли, говоря ему:

но если въ васъ она умретъ, то поколнiя грядущiя будутъ изъ людей «не спи, но иди со мной, ибо важныя вещи совершаются въ пустын».

мертвыхъ.

И надвши блую одежду, пошелъ Ангелли за старцемъ, и шли они А то, о чемъ вы будете думать, исполнится, и великая радость бу при свт звздъ.

детъ на земл въ день тотъ возстанiя изъ мертвыхъ.

И пройдя немного, увидли они у огня на привал цлый таборъ Вы же будете въ гробахъ и покрывала на васъ истлютъ, но святы бу малыхъ дтей и подростковъ, которыхъ гнали въ Сибирь.

дутъ могилы ваши, и не позволитъ Богъ червю коснуться тлъ вашихъ, и А среди толпы дтей сидлъ попъ верхомъ на татарской лошади, однетъ васъ въ гордое величiе мертвыхъ… вы будете прекрасны.

имя у сдла дв корзины съ хлбомъ.

Прекрасны, какъ отцы ваши, которые лежатъ въ могилахъ;

ибо взгля И началъ онъ обучать этихъ дтей новой вр русской и новому за ните на черепъ каждаго изъ нихъ, они не скрежещутъ и не страждутъ, но кону Божiю.

пребываютъ въ поко, и кажется, что говоритъ каждый: я сдлалъ благо.

124 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ И вопрошалъ ихъ о вещахъ недостойныхъ, и подростки отвчали И, говоря такъ, посмотрлъ Шаманъ на старца въ гробу и сказалъ:

ему, заискивая, ибо у сдла его были корзины съ хлбомъ и могъ онъ «встань!» И тло въ цпяхъ поднялось и сло, и взглянуло на людей, накормить ихъ, а они были голодны. какъ человкъ еще не вполн пробудившiйся.

И вотъ молвилъ Шаманъ, обратившись къ Ангелли: «Скажи, не вы- … шелъ ли изъ предловъ всякой мры этотъ священникъ, ся смя злое и ГЛАВА VII.

засоряя чистоту душъ малыхъ сихъ.

Вотъ уже позабыли они плакать о матеряхъ своихъ и льстятся на И сказалъ Шаманъ: «вотъ мы уже не будемъ являть ни чудесъ, ни хлбъ, какъ малые щенята, и тявкаютъ слова негодныя и противныя силы Божiей, которая есть въ насъ, но плакать будемъ, ибо пришли мы вр.

къ людямъ, не видящимъ солнца.

… И поучать ихъ мы не должны, ибо несчастiе научило ихъ боле;

Вотъ призову я огонь небесный на священника этого, чтобы сжечь и надеждъ не будемъ имъ подавать, ибо не поврятъ они. Въ указ, его, и спалю его на глазахъ младенцевъ этихъ».

ршившемъ судьбу ихъ, написано было: «навки».

И только изрекъ Шаманъ слово проклятiя, какъ загорлся этотъ Вотъ рудники Сибири.

попъ на кон, и вышли изъ груди его языки пламени и сомкнулись въ Ступай здсь осторожно, ибо земля эта вымощена спящими людьми.

воздух надъ головою.

Слышишь? Вотъ они внятно дышатъ, иные стонутъ и говорятъ во сн.

И испуганный конь понесъ его пылающаго по степи, а потомъ, со Одинъ о матери своей, другой о сестрахъ и братьяхъ, а третiй о дом дрогнувшись, онъ сбросилъ съ себя уголь, сидящiй на сдл.

своемъ, и о той, которую любилъ сердцемъ, и о нивахъ, гд ему кланя И по истлвшему пеплу того человка пробгали искры… какъ т лась рожь, какъ господину своему;

и счастливы они теперь во сн… искорки, что рдютъ на спаленной бумаг, блуждающiя и перебгающiя но они проснутся. Въ иныхъ рудникахъ воютъ преступники, но этотъ въ разныя стороны.

рудникъ есть лишь могила сыновъ отчизны и полонъ тишины. Цпи, … бряцающiя здсь, имютъ грустный голосъ, а подъ сводами раздается разное эхо;

и одно эхо, которое говоритъ: “мн жаль васъ”».

И когда такъ предавался жалости Шаманъ, вошли сторожа и сол ГЛАВА IV.

даты съ лампами будить спящихъ на работу. И вотъ вс поднялись съ И проходилъ Шаманъ съ Ангелли пустынными дорогами Сибири земли и проснулись и пошли, какъ овцы, понуривъ головы, кром одно туда, гд стояли остроги. И видли они лица нкоторыхъ заключен- го, который не всталъ, ибо умеръ во сн. И подойдя къ тмъ, которые ныхъ, глядящихъ въ небо сквозь ршетки, печальныхъ и блдныхъ. шли съ молотами на работу, Ангелли спросилъ одного изъ нихъ тихимъ А около одного изъ этихъ остроговъ встртили они людей, несшихъ голосомъ: «кто былъ тотъ умершiй и отъ какой болзни онъ умеръ?»

гробы, и остановилъ ихъ Шаманъ, призывая отворить. И отвтилъ ему на это блдный человкъ, закованный въ цпи:

И вотъ когда сняли съ гробовъ кровли, содрогнулся Ангелли, «Тотъ, о комъ ты спрашиваешь, былъ священникъ, я зналъ его, онъ видя, что умершiе были еще въ цпяхъ, и сказалъ: «О Шаманъ! исповдывалъ жену мою и дтей на родин.

боюсь я, что воскреснутъ эти замученные. И когда настала война, онъ слъ на коня съ крестомъ въ рук и съ Пробуди кого-нибудь изъ нихъ, ибо ты имешь силу чудесъ, пробу- босыми ногами;

когда же засверкалъ огонь передъ рядами, онъ сталъ ди этого старца съ сдою бородою и блыми волосами, ибо мн кажет- кричать: “за отчизну … за отчизну!” ся, что я зналъ его въ дтств». И призвалъ его епископъ, и отдалъ его въ руки палачей, но передъ А Шаманъ, взглянувши сурово, сказалъ: «Что же? Вотъ я снова вос- этимъ снялъ съ него священство на площади городской, и выпустилъ крешу его, а ты его снова убьешь. Воистину! и дважды воскрешу его и изъ рукъ посохъ архiерейскiй, и упалъ безъ чувствъ.

дважды онъ приметъ смерть отъ тебя. Но пусть будетъ такъ, какъ ты А палачи схватили человка Божьяго и втиснули его въ тсную сер просишь, чтобы зналъ ты, что смерть хранитъ насъ отъ печалей, кото- мягу, а потомъ его въ ней застегнули съ трудомъ, ибо былъ тученъ этотъ рые уже шли къ намъ, но застали насъ мертвыми». человкъ;

и стоялъ онъ безъ движенiя, какъ мертвая вещь.

126 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ И вотъ привезли его въ рудники;

и длалъ онъ видъ, что хорошо у И вотъ садимся мы здсь надъ темной водой предаваться думамъ, него на сердц, но я видлъ, что онъ былъ блденъ и печаленъ. размышлять и отдыхать;

ибо сердца наши утомлены горше, чмъ тла.

И поддался онъ унынiю, и сохъ какъ старое дерево. И подошедши Вотъ недавно лишились мы нашего пророка, этотъ утесъ былъ его лю къ нему однажды, я сказалъ: “побойся Бога! зачмъ ты грызешь себя?” бимымъ мстомъ и эти воды были ему любезны.

И сказалъ онъ мн очень таинственно, какъ человкъ, потеряв- Это былъ человкъ блдный, съ голубыми глазами, исхудалый, но шiй разсудокъ: “я забылъ слова Молитвы Господней…” И погрозилъ полный огня.

мн пальцемъ, чтобы я молчалъ, и отошелъ. И увидлъ я однажды, какъ И вотъ семь лтъ тому назадъ объялъ его однажды ночью духъ про бралъ онъ сгнившiй свинецъ въ темнот и лъ эту отраву. рочества и почувствовалъ онъ потрясающее событiе, случившееся въ А черезъ нсколько дней кирпичный румянецъ появился у него на отчизн, и всю ночь напролетъ разсказывалъ онъ намъ то, что видлъ, лиц, и тло обвисло на костяхъ, какъ намокшее полотно шатра, а глаза смясь и плача.

его заблестли. И только къ утру сталъ онъ печаленъ и воскликнулъ: “они возстали А нынче, не знаю, какъ онъ умеръ, ибо я спалъ около него, но не изъ мертвыхъ, но не могутъ отвалить могильнаго камня!” И сказавъ это, слышалъ даже его вздоха. онъ палъ мертвымъ.

И если есть въ васъ сердце, пожалйте о немъ, ибо онъ былъ человкъ А мы здсь поставили ему этотъ деревянный крестъ.

достойный». И двумя годами позже повдали намъ новые изгнанники о томъ, что И вотъ Ангелли, обратившись къ Шаману, сказалъ: «это самоубiйца!» случилось, и, разсчитавши ночи, узнали мы, что этотъ пророкъ го Но Шаманъ закрылъ глаза рукою и, поднявши кусокъ свинца съ зем- ворилъ намъ правду, и захотли мы почтить его, но онъ уже былъ въ ли, сказалъ: «этотъ свинецъ — убiйца и злой совтникъ, ибо онъ гово- земл.

рилъ: возьми меня и шь, я конецъ и успокоенiе. Этотъ свинецъ обман- И вотъ мы чтимъ этотъ крестъ, не говоря боле, что человкъ, ко щикъ, ибо онъ выдалъ себя передъ человкомъ за Бога, Который Одинъ торый лежитъ подъ нимъ, былъ безумцемъ, лишеннымъ разсудка и дос только прекращаетъ страданiя навки и даетъ успокоенiе сердцу. тойнымъ посмянiя. Что же вы скажете на это?»

Проклятъ тотъ, кто отъ малйшаго втра падаетъ на землю и раз- И, обратившись къ Ангелли, Шаманъ сказалъ: «о чемъ думаешь ты бивается, подобный раздробившейся колонн. Но подъ сильными вих- такъ надъ этой черной водой, которая возникла изъ слезъ людскихъ? О рями позволено и вамъ падать… вы будете пощажены. Вдь что же! пророк ли этомъ ты думаешь, о себ ли?»

откажутъ вамъ въ освященномъ кладбищ. Кто знаетъ, какой сонъ Когда онъ говорилъ, раздалось гулкое эхо отъ взрыва шахты и по въ неосвященной могил? вторилось надъ головами словно удары подземнаго колокола. И сказалъ … Шаманъ: «вотъ звонъ по умершемъ пророк! Вотъ колоколъ господнiй для тхъ, кто не видитъ солнца. Будемъ молиться».

И, поднявши очи, сказалъ: «Боже! Боже! Просимъ тебя, чтобы наша ГЛАВА VIII. мука была искупленiемъ.

И не будемъ уже молиться Теб о томъ, чтобы Ты возвратилъ солнце И проходя дале, увидли они много людей блдныхъ и измучен- глазамъ нашимъ и воздухъ груди нашей, ибо знаемъ, что Твой приго ныхъ, имена которыхъ извстны въ отчизн. воръ надъ нами безповоротный, но новорожденные невинны. Смилуйся, И пришли они къ подземному озеру и подвигались впередъ по бере- Боже!

гамъ темной воды, которая была неподвижна, но была кое-гд золотою И прости намъ, что съ печалью несемъ крестъ нашъ и не веселимся, отъ свта свтильниковъ. какъ мученики;

ибо Ты не сказалъ намъ, будетъ ли наша мука принята, И сказалъ Шаманъ: «не есть ли это море Генисаретское Поляковъ? какъ жертва: но скажи, и мы возрадуемся. Ибо что есть жизнь, что А люди т, не есть ли рыбаки несчастiя?» бы жалть о ней? Разв это добрый ангелъ, покидающiй насъ въ часъ И вотъ одинъ изъ тхъ, которые сидли печальными на берегахъ чер- смерти?

ной воды съ лицомъ, погруженнымъ въ думы, отвчалъ: «намъ позволе- Жаръ крови есть огонь жертвы, а жертва есть то, къ чему мы стре но отдыхать, ибо сегодня именины царя и день отдыха. мимся. Счастливы т, кто можетъ за народъ принести себя въ жертву».

128 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ И сказали эти несчастные: «правду говоритъ этотъ человкъ;

ибо Такъ кричали птицы;

и разбилось сердце Ангелли, и упалъ онъ.

несчастне насъ та женщина, которая пришла сюда за мужемъ своимъ и А солнце утонуло подъ землею и исчезло, и только всего выше ле страдаетъ за сердце человка. тящiя птицы свтились на сапфировомъ неб, какъ гирлянды блыхъ Идите съ нами — мы покажемъ вамъ сырую яму, гд живетъ эта му- розъ, улетающiя къ югу. Ангелли былъ мертвъ.

ченица съ супругомъ своимъ. Была она знатною госпожею и княгинею, а стала она — какъ прислужница нищаго.

ГЛАВА XVII.

Но не достоинъ страданiя тотъ, кого она полюбила;

ибо, павъ на колни передъ царемъ, она умоляла о жизни, и дали ему жизнь, прези Во мрак, который потомъ насталъ, загоралась великая полуденная рая его».

заря и пожаръ облаковъ.

Говоря такъ, подошли они къ стн и сквозь ршетку увидли этихъ И усталый мсяцъ спускался въ лучи небесъ, какъ блый голубь, двухъ супруговъ.

слетающiй вечеромъ на хижину, озаренную солнцемъ заката.

Молодая женщина стояла на колняхъ передъ мужемъ и въ чаш Элоэ сидла надъ тломъ умершаго съ печальной звздою въ рас съ водою обмывала ноги его;

и былъ онъ, какъ поденщикъ, вернувшiй плетенныхъ волосахъ.

ся съ работы. И вода въ сосуд закраснла кровью его, а женщина не И вотъ внезапно изъ огнистой зари выступилъ рыцарь на кон, во чувствовала отвращенiя къ мужу и къ крови его, и была она молода и оруженный съ головы до ногъ, и понесся со страшнымъ топотомъ.

прекрасна, какъ ангелы небесные.

Снгъ разступался передъ нимъ, передъ грудью коня и шелъ, какъ Эти двое людей были подданные царя.

волна, вспненная передъ ладьей, а въ рук рыцаря была хоругвь, и на … ней пылали три огненныя буквы.

И, прилетвъ къ останкамъ Ангелли, воскликнулъ рыцарь громовы мъ голосомъ: «здсь былъ воинъ, пусть онъ встанетъ!

ГЛАВА XVI.

Пусть сядетъ онъ на коня, я помчу его быстре бури туда, гд раз И оставшись одинъ, воскликнулъ Ангелли печальнымъ голосомъ: «и веселится онъ въ огн.

вотъ уже конецъ. Вотъ возстаютъ изъ мертвыхъ народы! Вотъ трупы вымостили улицы Что длалъ я на земл, или то былъ сонъ?» городовъ! Вотъ народъ побждаетъ!

И когда думалъ Ангелли о тайнахъ грядущихъ, зардлось небо и Надъ кровавыми рками и на балконахъ дворцовъ стоятъ блдные вспыхнуло великолпное солнце, и ставъ на черт земли, оно не подня- короли, пурпурныя одежды сжимая на груди, чтобы укрыть грудь отъ лось, червонное, какъ огонь. свистящихъ пуль и отъ вихря мести народной.

Пользовались днемъ короткимъ небесныя птицы;

и блыя чайки, Короны ихъ улетаютъ съ головъ, какъ орлы небесные, и черепа ко которымъ Богъ повеллъ скрыться передъ наступленiемъ тьмы, летли ролей открыты.

большими стаями съ крикомъ. Богъ низвергаетъ молнiи на сдыя головы и на чело ихъ, лишенное И взглянулъ на нихъ Ангелли и воскликнулъ: «куда летите вы, о чай- короны.

ки?» Кто иметъ душу, пусть встанетъ! Пусть живетъ! Ибо настало время И показалось ему, что въ стенанiи птицъ услышалъ онъ голосъ, жизни для людей сильныхъ.»

отвчающiй ему: «летимъ въ отчизну твою! Такъ говорилъ рыцарь, а Элоэ, вставши и отойдя отъ останковъ, ска Что же ты намъ велишь? Повелишь ли намъ поклониться кому-ни- зала: «не буди его, рыцарь, — онъ спитъ. Онъ былъ избранъ на жертву и будь? Надъ какимъ милымъ домомъ велишь опуститься намъ и запть на жертву сердца… Лети дальше, рыцарь! Не буди его.

ночью пснь несчастiя? И я виновна, что сердце его не было такъ чисто, какъ алмазный род Чтобы проснулась твоя мать или родные твои и стали плакать въ никъ, и благоуханно, какъ лилiя весенняя.

темнот отъ ужаса, думая о сын, котораго поглотила страна могилъ, и Мн принадлежатъ эти останки, и это сердце было моимъ. Рыцарь, о брат, котораго сразило несчастiе.» конь твой бьетъ копытомъ, лети дальше!»

130 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ мье, таким беспредельным запасом свежих сил, что все кругом, весь мир казал И полетлъ тотъ огненный рыцарь съ шумомъ, подобнымъ шуму ся ему собственностью и неистощимым запасом для утоления любопытства»

великой бури;

а Элоэ сла надъ тломъ усопшаго.

(из письма А. Виноградова А. М. Горькому от 24 февраля 1928 г.).

И возрадовалась она, что сердце Ангелли не пробудилось на зовъ Из Тарусы Виноградовы перебрались в Москву, чтобы дать детям, Анато рыцаря и онъ уже покоится сномъ.

лию и Нине, хорошее образование. Мать Анатолия, Надежда Николаевна, с дет ства прививала сыну любовь к литературе, по приезде в Москву стала приучать [Словацкий 1913] к посещениям библиотек и музеев, она же провела необходимую домашнюю подготовку — для поступления в гимназию.

Учиться он начал во 2-ой мужской прогимназии на Якиманке, а через год перешел в I Московскую мужскую гимназию вслед за отцом, получившим там место учителя и должность воспитателя. Трудно жилось первое время в Москве на скромное учительское жалование. Квартира — в подвальном этаже дома в Бабьегородском переулке. Ее ежегодно заливало москворецким разливом, и Виноградовы на это время перебирались к друзьям или ночевали на верхней лестничной площадке. На лето выезжали в Тарусу. В гимназии, где Анатолий Ст. А. Айдинян учился, была принята старая классическая программа с полным курсом грече ского языка, с удвоенным количеством уроков латинского, с телесными нака заниями, с карцером.

РАННИЕ ГОДЫ АНАТОЛИЯ ВИНОГРАДОВА Помимо гимназических занятий, Анатолий обучался искусству препариро (по архивным изысканиям) вания у известного ученого-орнитолога Федора Карловича Лоренца. Это — его первые шаги в естественнонаучную область.

«Три цвета времени», «Осуждение Паганини», «Черный консул» — эти романы Толя был подростком самостоятельным. Да и родители, видимо, не стесня в советское время были очень известны, популярны, читаемы;

даже были дни до ли его желания попутешествовать. Ему не приходилось тайно бежать из дома войны, когда за ними как за новинками выстраивались очереди в библиотеках.

в Америку, как героям чеховского рассказа «Мальчики». Он дважды в летнее Их автор — Анатолий Корнелиевич Виноградов (1888–1946). О нем опублико время уезжал на Черное море. Поступал на корабли юнгой. Лето пятнадцатиле ваны статьи в Большой советской и Литературной энциклопедиях. Рукописи тия Анатолий провел на берегах Ледовитого океана. Там он оказался в составе писателя хранит РГАЛИ.

научной экспедиции приват-доцента Харьковского университета А. В. Шид Родина Анатолия Виноградова — село Полотняный Завод, имение Гонча ловского. При экспедиции исполнял обязанности препаратора. Путешествие ровых, тех самых, «пушкинских» Гончаровых, к которым, в родовую вотчину 1905 года Анатолий описал в путевых заметках «От Кандалакши до Колы»

жены, дважды приезжал великий поэт. Но не только «географически» связа [РГАЛИ, ф. 1303, ед. хр. 219, с. 27–28]:

но начало жизни Виноградова с пушкинскими местами, связь эта прочнее. Его крестной матерью была родная племянница Н. Н. Пушкиной-Ланской Екатери- … Кругом ни тропинки, ни дороги, ни одного человеческого следа. И ни на Дмитриевна Гончарова. один звук не проходит в эту постоянную полутьму леса. Только слабая трель Е. Д. Гончарова — одна из первых русских женщин-врачей, общественница, зяблика тоскливо раздается в его таинственной тишине, да изредка поды пацифистка, участница Рейнского конгресса 1867 года. Она близко дружила с мается куропатка. Но когда налетит ветер, набегут тучи и по вершинам гор поползет холодный туман, тогда загудит вихрь в ущельях и в пропасти посы Надеждой Николаевной Виноградовой, матерью будущего писателя, и на семью плются, как песок, гранитные обломки и камни. Тогда зашумит под резкими Виноградовых оказала большое влияние — особенно в то время, когда отец порывами ветра темная хвоя сосен, елей, затрещат под страшным напором Анатолия Корнелиевича, Корнелий Никитич Виноградов, учительствовал в по молодые пихты, заволнуется могучая гладь Имандры и пойдет синий взво лотнянозаводской школе. «Память об этой замечательной женщине, — писал день с белыми барашками, ударяясь о скалы и пенясь и разбиваясь в брызги Виноградов в одной из поздних своих автобиографий, — является для меня и вновь ударяясь. Словно... горный дух в гневе хочет разорвать тучи, снести одним из самых дорогих воспоминаний прошлого». леса и раздробить скалы. И вот опять покой, опять сон и безмолвие, опять По ходатайству семьи Гончаровых К. Н. Виноградов получил в 1893 г. пе- тот же суровый северный пейзаж! … ревод в земскую школу Тарусы, города на берегах Оки. Не тихой ли и возвы шенной красотою тарусской природы очарована была душа мальчика, который Но не только описания природы, в которых чувствуется перо будущего пи «обладал такой яркой свежестью мироощущения, несмотря на голодуху в се- сателя, волнуют в путевых заметках юного путешественника:

132 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ … Мне преграждает дорогу утес. Взбираюсь на него и иду дальше. Вот, при Московском университете. Только в гимназию Корнелий Никитич не вер думаю, если оборваться немного сейчас, то и готово — прямо в море. Уце- нулся;

место его было потеряно, и он стал помогать жене Надежде Николаевне, питься не за что, голый гранит, скользкий, мокрый от непрекращающегося исходатайствовавшей право открыть частную приготовительную школу...

дождя. Только что это подумалось — нога поскользнулась, ружье выпало Каким осознавал себя Анатолий в те ранние его годы? Вот пожелтевшая и я стремительно покатился по выпуклому гладкому склону. Единственно фотография — любительская, начала века [РГАЛИ, ф. 1303, ед. хр. 1315, л. 16].

что меня спасло, так это кустик можжевельника, о который я продрал руки На ней — подросток в сапогах, в шляпе, с охотничьим ружьем. И надпись на и повис на нем.

обороте, бисерным почерком, знакомым по дневнику путешествия, по путевым Кое-как поставил я ногу в ямку, потом с грехом пополам немного даль заметкам:

ше другую и выпрыгнул. Оглянулся и посмотрел вниз;

прозрачная морская вода, в ней продолжается крутой, почти вертикальный спуск и исчезает в Анатолий Виноградов, род. 1888-го 28 марта. Умер – ? Еще не умер.

черной бездне. Я отделался только двумя патронами, которые утопил [там Не спеши. Характеризуется суммою следующих признаков: Сам себя не же, с. 99].

знает. 2) Не знает, чем интересуется. 3) Отсутствием способности работать.

4) Ленью.

Кроме «заметок», сохранился еще дневник путешествия, где подробнее Ожидает от себя очень многого, но это от незнания самого себя. 5) Счи описаны переходы от стоянки к стоянке и по пути встреченные — растения, тает себя более чем обыкновенным, по неопытности. 6) Что бы он ни делал, птицы, местные жители прибеломорского края. Сквозь трудности и смертель- у него ничего не выходит. 7) Все его работы не окончены. 8) Небольшой ную усталость пеших переходов все же пробивается очарованность северной недостаток умственной способности.

первозданностью природы. Общая характеристика: малый славный, но бездельник и надоедлив.

Часть экспедиции во главе с ее руководителем Шидловским погибла в море у Айновых островов. Потом нашли только щепки от суденышка — «карбаса», В записи этой самокритичность борется с юношеской лукавой самоуверен да парус... Анатолия не было в лодке, он не поехал туда, откуда не возвратился ностью. Тогда — было время его юности, уже начинающей о многом задумы никто... Но у него были предчувствия, даже «странное видение» от усталости, ваться, но еще бесшабашной, которая — и за книгой в библиотеке Румянцев о котором он решил никому не говорить, побоялся, что его сочтут «сумаcшед- ского музея, и — в кулачных боях на льду Москвы-реки.

шим». Только позже он записал в дневнике: «Значит, утром 28 я получил какое то предупреждение. Или это усталость? Я не верю в видения».

Потом Анатолий через Норвегию «без паспорта и почти без денег» возвра ГОДЫ СТУДЕНЧЕСКИЕ тился домой, в Россию.

1905 год прошел по Российской империи стачками, забастовками, кровью января, шквалом Декабрьского вооруженного восстания. Окончив в 1906 г. гимназию, А. Виноградов поступил, идя по стопам отца, на События повернули гимназистов старших классов «лицом» к политике. В I физико-математический факультет Московского университета. Ко времени Московской мужской гимназии создался литературно-политический кружок, в зачисления Анатолия студентом факультет физико-математический считался котором обсуждались и изучались памятники мировой литературы и книги по одним из самых сильных в Университете. Там занятия вели преимуществен марксизму. Анатолий принимал участие в этом кружке. но профессора, многие из них — с мировым именем: Н. А. Умов, П. Н. Лебе Когда восстание в Москве было подавлено и началась кровавая пора столы- дев, Н. Д. Зелинский и др. Два академических года А. Виноградов учился на пинского «умиротворения», семья учителя Виноградова укрывала бежавших из естественном отделении. Сдав экзамены за восемь семестров и «чувствуя себя тюрьмы рабочих, оказывала денежную помощь заключенным революционерам. достаточно подготовленным в области точных наук», он изменил направление Отец Анатолия был заподозрен. До окружного начальства дошли сведения, образования — в 1908 г. поступил на философское отделение историко-фило что К. Н. Виноградов замечен в политически вредных высказываниях. Прямы- логического факультета.

ми доказательствами инспекция не располагала, но Корнелия Никитича все же При всей широте образования, получаемого студентами историко-филоло лишили прав преподавания под тем предлогом, что он, не имея университетско- гического факультета, основное направление преподавания на философском го диплома, служит учителем средней школы. Тогда учитель заявил окружному отделении было религиозно-философским.

инспектору, что «приобретение университетского диплома не представляет для На кафедре философии главенствовали профессора — Лев Михайлович него никакой трудности». Инспектор потребовал письменного подтверждения Лопатин и два брата, князья Трубецкие, Сергей Николаевич и Евгений Никола этой фразы. И К. Н. Виноградов имел смелость предстать перед Государственной евич, принадлежавшие к школе Владимира Соловьева. О Соловьеве, известном испытательной комиссией: он не только блестяще выдержал экзамен, получил русском философе-идеалисте, красноречиво сказано было во 2-м номере жур диплом I степени, но единодушно был избран членом Математического общества 134 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ нала «Заветы» за 1914 г. (с. 2): «Трудно было не поддаться чарующему обаянию нимающе и даже издевательски отнеслись к его горю. Тем не менее, Виноградов его в даль устремленной мысли, его волнующей писательской речи. Соглаша- сделал попытку сблизиться с Андреем Белым — Борисом Николаевичем Бугае лись немногие, прислушивались почти все». вым. Но когда он пришел к нему в назначенный час помянуть вместе покойного Неудивительно, что студенческая курсовая работа А. Виноградова называ- Сидорова, Белого не оказалось дома. И Виноградов послал 12 мая 1909 г. Бело ется «Обоснование этики по Вл. Соловьеву» (хранится в РГАЛИ). Религиозно- му письмо, в котором написал о том, что «посещение было последней попыткой мистическое учение Вл. Соловьева, философа и поэта, имело большое влияние к сближению», и заверяет, что оно «никогда не повторится».

на русскую дореволюционную культуру. Ю. Сидоров и А. Виноградов, настроенные мистически, были серьезно ув Особенно увлекались спиритуалистикой Соловьева «младосимволисты» лечены «апокалиптическим христианством» Дм. Мережковского. Виноградова А. Блок, А. Белый, С. Соловьев — племянник Владимира, двоюродный брат ужаснули последние слова умирающего Сидорова: «Как я могу жить: сейчас Блока, близкий друг А. Белого и… А. Виноградова. приходил Антихрист и меня убил». Обреченными предтечами осознает Анато Сергей Соловьев с Анатолием Виноградовым учились в университете на лий себя и своего погибшего друга. Он заносит бисерным почерком в записную одном факультете. Только С. Соловьев — не на философском, а на клас- книжку: «Мы дело говорим, и положение наше серьезно и ответственно и сическом отделении и был старше Виноградова на курс. Еще студентом он опасно;

что имя Гоголя воистину обязывает, это лучше всего показывает Юра выпустил свои первые поэтические книги «Цветы и ладан» (1907) и «Апрель. своею смертью...».

Вторая книга стихов» (1910). В «Апреле» среди стихов, написанных в 1906— Виноградов встречается с Мережковским: «Во второй день по смерти Юры 1909 гг., А. Виноградову посвящено мрачноватое стихотворение «Иоанн я был в теснейшей связи с Мережковским. Только в этот день я был ему так Грозный». близок, ибо говорилось и думалось о смерти, а Мережковский знает, что он и Не остался в долгу перед Соловьевым и Виноградов. Обращением к «другу, все, что идет за ним, умирает... Дерзновенны наши речи И на смерть осуждены неизменно любимому, Сергию сердцу любезному», открывается его большая, Слишком ранние предтечи Слишком медленной весны».

сохранившаяся в рукописи поэма «Век Сатурна». Эта «филологическая» поэ- Цитируемые Виноградовым строки из известного стихотворения Д. Ме ма, относящаяся к 1910—1911 гг., написана античным размером. Однако в ней, режковского обретают в этой записи невольную «обращенность» к кончине несмотря на тяжеловесную «антику» рифмы, изображены не деяния греков и Ю. Сидорова. И смерть молодого, не успевшего себя широко проявить по римлян, а живые, уютные картины лета в Тарусе, красоты русской природы, эта, становится для нас символом декаданса, быстро расцветшего, быстро таинства тарусской старины. угасшего...

Еще больше, чем с С. Соловьевым, Виноградов дружил с поэтом Юрием Но вскоре А. Виноградов усомнился в своем кумире, авторе «Христа и Ан Сидоровым. Юрий Сидоров, по мнению Андрея Белого, был «человеком заме- тихриста». И уже в запальчивом тоне, с осуждением обращается он к Мереж чательным». «Эти люди нужнее многих прекрасных книг, те, кто помнит Сидо- ковскому [РГАЛИ, ф. 1303, oп. 1, ед. хр. 296, Зап. кн. 1, л. 22]:

рова, знают, что унес он с собой;

он унес с собой редчайший дар, который де Вы имеете что-то, что Вы очевидно именуете сошествием на Вас Святого лает человека знаменосцем целого течения», — писал А. Белый в предисловии Духа и присутствием господа Иисуса Христа. Но тогда где ручательство, что к посмертно изданному «Альционой» сборнику «Стихотворений» поэта. Были то, Вас осеняющее, не есть от Антихриста? Вы сами знаете это не безуслов еще в сборнике предисловия Б. Садовского и С. Соловьева1.

но и не твердо. Как же вы нас влечете, во имя какой реальности? К каким Совсем молодым, 22 лет, после недолгой болезни умер Ю. Сидоров. С его берегам нас зовете?

смертью записные книжки Виноградова наполнились записями отчаянными, Раскрыл бы я все это. Смерть моего друга очень побуждает меня крик говорящими о том, как глубоко Анатолий переживал смерть друга: «Никто в нуть: «Слово и Дело». Но подождем.

мире не был мне так близок, как Юра. С ним я не был одинок. Теперь нет его...»

Чувство скорби доходит до апогея: «Избави мя, Господи, от искушения пойти Итак, в «апостоле» заподозрен «Антихрист». Где же «Христос»?

за Юрушкой», — записывает он. Тогда было время подобных вопросов, время богостроительства, время бо А. Виноградов в 1909 г. переживает глубокий душевный кризис. Каждое гоискательства... Не только А. Виноградов искал «духовных учителей». Вся ин воспоминание о друге он наполняет особым смыслом. Ему кажется, что уход из теллигенция была в поиске пути, который бы вывел из тупика, определил смысл жизни «Юрушки» имел мистическую окраску. жизни, деятельности. Людей обуревала мечта об изменении мира и себя — это Его посещают болезненные сновидения, в которых является умерший друг. и было предчувствие перелома, предчувствие, так причудливо отразившееся в В одном из снов ему привиделось, что Андрей Белый и Сергей Соловьев непо- художественной литературе.

См. раздел, посвященный Юрию Сидорову, в настоящей книге.

136 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ И наконец час свидания наступил.

ВСТРЕЧА СО ЛЬВОМ ТОЛСТЫМ 27 февраля 1909. Ясная Поляна.

Выяснить вопросы наболевшие, камнем на сердце лежащие, А. Виноградов Рука несколько дрожит. Только что сошел с верху из кабинета Льва отправляется... в Ясную Поляну. У Льва Толстого захотел он найти исти Николаевича. Пишу с трудом. Вошел к нему в кабинет, вижу: сидит в ну, которую многие другие искали у Н. Бердяева, В. Розанова, Ф. Ницше, углу на кресле. Встал, здоровается. Я спрашиваю: «как Ваше здоровье?» — Р. Штейнера... он говорит: «Ничего теперь, вчера слабость была большая. Нынче хорошо.

27 февраля 1909 г. Душан Маковицкий, автор «Яснополянских записок», Быть может, паралич будет. Помирать скоро, к смерти ближе». Я говорю:

сделал в своей хронике такую запись: «Л.Н. спал хорошо;

утром гулял. После «Зачем помирать, с нами побудьте», а он: «да и смерть хороша и умереть полудня был у него московский студент, говорил час о вере». хорошо», улыбаясь. Затем начал — «Мне вчера Ф.А. [Ф. А. Степанов, тол Д. Маковицкий не записал имени молодого человека. Мало ли молодежи стовец. — Ст. А.] сказал о Вас, не думаю, чтобы мог я быть Вам чем-нибудь полезен, если Вы придерживаетесь таких убеждений, то я ничего не могу посещало Льва Николаевича, писало ему...

Вам сказать». Затем говорил о Достоевском — «много путаницы», о том, Встрече Виноградова с Толстым предшествовало письмо студента-филосо что «в мире тайны нет и вера не нужна, а знать о Боге нужно, это я знаю», фа яснополянскому мыслителю;

«… может, менее, чем кто иной, смею бес о М. [Мережковском. — Ст. А.]: он ничего не знает и не помнит. Когда покоить Вас, но не праздное меня зовет к Вам любопытство;

не дерзнул бы я я рассказал ему, то он сказал, что это религиозные конфетки и что если идти к Вам, но умер спутник мой и скорбь меня побуждает» [ОР ГМТ, фонд Вы любите Бога, то зачем Вам Мережковский, зачем Чережковский, и Те Толстого, № 68327]. режковский, к черту Мережковского. Никто Вам не нужен и Толстой Вам Прочтя письмо, Толстой принял Виноградова. не нужен, к черту Толстого, ну его к собаке под хвост. Тут он рассмеялся веселым и быстрым смехом. Но дверь отворилась и вошла Софья Андреевна.

26 февраля 1909 года. Ясная Поляна. Спор с Гусевым2 бесплодный. Ему Она очень молода и имеет прекрасный цвет лица. Поздоровалась со мною хорошо, а мне каково? Л.Н. вошел в прихожую. Шаркает ногами и гово- улыбнувшись и строго посмотрела на Льва Николаевича. Он спросил: «Ты рит: «где молод чщеловек?» Слышу через дверь, снимает калоши. Вошел что, Сонюшка», «Да я, — сказала С.А., — слушаю ваши разговоры и мне в черной блузе, в сапогах порыжелых. Глаза светло-синие, лицо потемнев- кажется, ты очень горячишься». шее красно от мороза, серые волосы. Горбится. Поздоровался. «Помогу чем умею. Каждый сам себе помочь должен. Так ведь?» — и засунул руки за Толстой в самом деле потом разгорячился, потому что Виноградов осмели пояс. Засим просил остаться и позавтракать: «а сейчас мое время» — сказал вался не соглашаться, спорить, противоречить.

еще слов десять и ушел, спросивши сколько мне лет3.

Когда сказал мне, что надо душу спасти, я быстро спросил — «От чего?». Он Трепетно ожидал Виноградов предстоящего разговора с Толстым. Хотел с сим вопросом был изумлен и рассержен. этого разговора, с этой встречи начать «иную жизнь». Намеревался — «беречь старика, с любовью и осторожностью говорить, не беспокоя». Несогласие проявилось и во мнениях о революционной деятельности соци Толстой при кратком, первом свидании дал Виноградову почитать «ста- ал-демократии, к которой Толстой относился отрицательно, а Виноградов, на тьи неизданные и издаваемые за границей» и копии двух своих писем — против, придерживался оценки положительной, несмотря на то что в те годы он Н. А. Рукавишникову и индусу Таракут Дасу. Дал для того, чтобы приехав- был достаточно религиозен и в мировоззрении своем, конечно, был идеалист.

ший молодой человек ближе познакомился с толстовским мировоззрением. «Пьяный с трезвым сошлись», — характеризует свое идейное столкнове «Читаю и нехорошее со мною делается», — записывает Виноградов, — это ние с Толстым «московский студент», имея в виду понимание Толстым веры впервые бросились ему в глаза противоречия у Толстого. Потом поехал к как знания, резко противоречащее «пьяной» жажде мистического озарения, жившему неподалеку от Ясной Поляны В. Г. Черткову, другу и единомыш- которой томился А. Виноградов. В Толстом не нашел он учителя жизни, но уз леннику Толстого, издателю его сочинений. Читая хранившиеся у Черткова нал мнение Толстого о Мережковском, творения которого апостол литературы толстовские дневники и делая из них выписки, он опять не соглашается, пи- русской назвал «религиозными конфетами». Посреди выписок из толстовского шет по поводу прочтенного: «Л.Н. Это любовь сквозь человека, не к живому дневника, в той же записной книжке отчетливо читается запись: «Неужели Юра человеку». умер от ядовитой конфетки? Толстой говорит, что да»6. Но трудно было Вино РГАЛИ, ф. 1303, оп. 1, ед. хр. 296, Зап. кн. 2, с. 48.


Николай Николаевич Гусев (1882–1967) — секретарь Л. Толстого в 1907— 1909 гг. Там же, с. 49.

3 РГАЛИ, ф. 1303, оп. 1, ед. хр. 296, Зап. кн. 2, с. 46. Там же, с. 47.

138 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ градову согласиться с Толстым: «Л.Н., это не религиозные конфекты. Там, где Художественное творчество начинается с воображения, с мышления обра смертью платят, там не из-за конфект умирают! Там душу полагают за истину. зами... И. А. Гончаров писал о творческом процессе [Гончаров 1955, с. 71]:

Мне же своя жизнь не дорога»7, — возражает он. «лица не дают покоя, пристают, позируют в сценах, я слышу отрывки их раз «Л.Т. просто в одну точку, не сворачивая шел, поразительна в нем эта говоров — и мне часто казалось, прости Господи, что я это не выдумываю, прямолинейность. Обратив внимание на точку предмета, обо всем предмете а что это все носится в воздухе около меня и мне только надо смотреть и позабывает»8, — пытается охарактеризовать Толстого студент-философ. вдумываться».

Из предисловия к полузабытой книжечке А. Виноградова «Шейх Мансур» Подобным образным, эйдетическим воображением обладал и Анатолий Ви узнаем, что Виноградов не единственный раз был в Ясной Поляне и у Черт- ноградов: «Не чудо ли то, что мое создание, отпавшее от меня, меня же терзает ковых — «А через полгода с Е. Д. Гончаровой, моей крестной матерью, я два и, отделившись, дает мне цепь странных и новых неожиданных душевных со раза был снова там, где А. К. Черткова9 нас принимала …» [Виноградов стояний...». И далее: «Не моя ли тень от меня отделилась и, получив жизнь, ты 1934, с. 4]. простираешь руку на меня? Улыбается, беззвучно смеется моя тень и качает головой, словно хочет сказать: “Не твое, я само!”»12.

Во второй приезд Виноградов слышал от Толстого рассказ о деятеле кавказ ской войны ХVШ века Мансуре, предшественнике Шамиля. Этот устный рас- И еще — способность вживаться в человека, ощущать его — собою. Этим сказ годы спустя вдохновил Виноградова на написание очерка «Шейх Мансур». качеством славился Ф. М. Достоевский. В тех же записях Виноградова: «С моей Правда, когда в 1934 году очерк увидел свет, критика указала на то, что сам … способностью перевоплощаться я мог на минуту искренне и глубоко пере жить психологию толстовца»13.

Толстой почерпнул сведения о Мансуре из журнала «Русская старина» и лишь пересказал содержание сомнительной по достоверности статьи. Но, тем не ме- Вот каковы были психологические предпосылки будущей приверженности нее, очерк ценен как свидетельство неиссякаемого интереса создателя «Хаджи к художественному творчеству. Конечно, одних этих свойств души недоста Мурата» к истории Кавказа. точно, чтобы стать и быть писателем. Первые ростки писательского мастерства О февральской поездке в Ясную Поляну Виноградов упоминает также в ста- пробиваются на тернистом пути самоанализа, они — расцветшие зерна духов тье «Происхождение и смысл военных картин у Л. Толстого». Статья эта, опу- ного роста, с детства питаемые чуткой восприимчивостью, особой открытостью бликованная в 1928 г. в октябрьской книжке журнала «Печать и революция», миру...

проводит параллель между творчеством Толстого и Стендаля. В том же году Уже в раннем стихотворении «Встреча» (см. с. 115) проявился интерес Вино имя Виноградова находим в предисловии к парижскому изданию «Четырех градова к отечественной истории, к религиозному странничеству, старчеству — к книг для чтения» Л. Толстого. Профессор Шарль Саломон, лично знавший Тол- старине русской. Карамзинской «Историей государства Российского» Виногра стого и тоже навещавший его некогда в Ясной Поляне, выражает признатель- дов в юности зачитывался «до самозабвения». «Историю», как он пишет в пись ность «г-ну Виноградову из Румянцевского музея, стендалеведу и меримеисту, ме к поэту Б. Садовскому, он читал в библиотеке, принадлежащей сестре князя столь же эрудированному во французской, сколь и в русской литературах» за Н. А. Ливена. Сам князь, застав однажды юношу за чтением, изрек: «Читай, чи «указание источников, которые Толстой дал в первом издании»10. тай! Если теперь ты любишь прошлое родной земли, то выросши яснее увидишь грядущие ее судьбы»14. Слова эти запомнились. Любовь к истории впоследствии А ведь об этом четырехкнижии, в русском издании называвшемся «Круг чтения» (избранные, собранные и расположенные на каждый день Львом Тол- определила избранный им литературный жанр — историко-биографический.

стым мысли многих писателей об истине, жизни и поведении), Толстой говорил И без любви к истории не могли бы быть созданы книги его, посвященные исто А. Виноградову в 1909 г.: «Зачем Вы его [Д. Мережковского. — Ст. А.] читаете, рии литературы — «Мериме в письмах к Соболевскому» (1928 г.), «Мериме в ведь столько истинно хороших книг. Посмотрите мой “Круг чтения”, сколько письмах к Дубенской-Лагренэ» (1937).

их там»11. Ранних прозаических проб у А. Виноградова было не меньше, чем поэти Так переплетаются судьбы людей и книг. Не прошли даром часы и дни, ческих. К ним относятся этюды «Солнечные сказки» — одна из первых попы проведенные в Ясной Поляне. Они остались среди самых сильных впечатлений ток исторической прозы. В «Солнечных сказках» описана природа библейской жизни, отразились в творчестве. Галилеи, «страны Генисаретской». Изобразительные средства этюдов выходят из берегов. Форма захлестывает содержание, и яркость красок затмевает само изображение.

Там же, с. 52.

Там же, с. 52.

9 А. К. Черткова — жена секретаря Л. Толстого В. Г. Черткова. Там же, с. 51.

10 Leon Tolstoi. Les quatre livres de lecture / Ed. Bossard. P., 1928, p. LXXII. Там же, с. 48.

11 РГАЛИ, ф. 1303, oп. 1, ед. хр. 296, Зап. кн. 2, с. 49. РГАЛИ, ф. 1303, оп. 2, ед. хр. 71.

140 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ волнение волшебной дремоты и не мог отогнать его, пока звуки не прекра Интерес к библейской тематике Анатолий унаследовал от матери. Надежда тились, угаснув вместе с золотыми лучами … Николаевна также пробовала написать на сходные мотивы повесть, оставшуюся незавершенной. Библейская тематика не сходила со страниц русской дорево Как не узнать в этом описании игры девочки знакомые краски, те самые, люционной литературы. Интерес к ней «реставрировался» по временам — то которые через много лет использовал А. Виноградов в «палитре» одного из луч появлением «Иуды Искариота» Л. Андреева (1907), то «Суламифи» Куприна ших своих романов:

(1908);

или также изданиями и переизданиями всевозможных жизнеописаний Иисуса Христа — Ф. Фаррара, Э. Ренана, А. Эдершейма...

Нечеловеческая длительность этого звука, этой последней затянувшей В 1909 г. А. Виноградовым завладел замысел «Дивного марева, или повести ся ноты, подавляла. Казалось, что эта нота сейчас оборвется, истощенная об очарованном книжнике». Героям «Дивного марева» назначены были таин- яростным движением смычка. Но она, обманув ожидание, приобрела новую ственные приключения и превращения, описанные причудливым языком — с силу и волной толкнула человеческую кровь к вискам. Напуганные, сму элементами романтизированной архаики. Проникнутая влияниями Мережков- щенные и утомленные слушатели в изумлении смотрели друг на друга...

ского, Лескова и Мельникова-Печерского, повесть была задумана как «толко- словно стремясь проверить, во сне или наяву продолжается этот волшебный, вание» раннехристианской легенды о святом Граале, той самой легенды, что усыпляющий звук.

лежит в основе сюжета опер Р. Вагнера «Парсифаль» и «Лоэнгрин».

Так «звучит» игра гениального итальянского скрипача и композитора в из Почему Виноградов решил художественно интерпретировать эту легенду?

вестном романе А.Виноградова «Осуждение Паганини» (1936)16.

По всей видимости, потому, что в ней — контраст чувственного и духовного, Романтическая повесть, писавшаяся в 1911 г., оказывается тематической столь характерный для символизма, в манере которого написана эта мечтатель предшественницей романа. В ней — столь же впечатляющее проникновение в но-таинственная повесть.

природу звука, вдохновенная образность, переводящая музыку струн на музы Повесть «Девочка со скрипкой, или тайна графини Орфинской», как и «По ку слов.

весть об очарованном книжнике», также не окончена;

страницы ее тоже прони В сюжете «Девочки со скрипкой» намечался неожиданный поворот — ав заны чудесно-таинственным.

тор, наделивший юную героиню феноменальными музыкальными способно В основу «Девочки со скрипкой» начинающий прозаик предполагал по стями, приоткрывает тайну ее рождения. Оказывается, она — побочная дочь ложить историю исчезнувшей бесследно дочери молодого графа Потоцкого Паганини!..

и тайно обвенчанной с ним Комаровской, однако замысел несколько раз ме нялся.

Воспитатель девочки — Чекалинский — однофамилец богатого игрока А. ВИНОГРАДОВ И ЦВЕТАЕВЫ банкомета из пушкинской «Пиковой дамы». Это не случайно, ведь Виногра дов сам писал о том, что «образцом стиля» он хотел взять «Пиковую даму», а «образцом конструкции» — «Вильгельма Мейстера» Гете. В повести «слышны» «Девочку со скрипкой» А. Виноградов читал у своих друзей — у сестер Цвета исторические мотивы. Чекалинский — мастер последней польской масонской евых, в ныне не существующем и легендарном доме в Трехпрудном переулке, о ложи, заговорщик, преследуемый полицией. Он, видимо, причастен к польско- котором сказано в стихотворении Марины Цветаевой: «В переулок приди Трех му освободительному движению 1830-х годов, мечтает сохранить «хоть одну прудный, эту душу моей души». С крыльца скромного московского домика, где искру патриотического пламени» своей отчизны. Тема масонской революцион- жили Цветаевы, в литературу русскую сошел «Вечерний альбом» (1910), первая ности XIX века будет еще развернута Виноградовым в историческую «Повесть книга талантливого поэта.


о братьях Тургеневых» (1932) — о представителях дворянской интеллигенции Тогда Марина Цветаева не была широко известнa, но уже была замечена: «Пер пушкинской поры. вая книга Марины Цветаевой, “Вечерний Альбом”, заставила поверить в нее и, мо В «Девочке со скрипкой» «ведущий» мотив — иной. Вслушаемся в «музы- жет быть, больше всего — своей неподдельной детскостью, так мило-наивно не со ку» описания: знающей своего отличия от зрелости», — писал Н. Гумилев [Гумилев 1915, с. 50].

«Мы нередко бывали у Виноградовых, — вспоминает А. И. Цветаева. — … Меня поразила необыкновенная полнота звука, соединенная с его не Дружба крепла. Как-то так разделялись, что я — с Толей, Марина с Ниной.

прерывной длительностью. У меня стеснялось дыхание от этой магической Толе было более двадцати лет. Большой, тяжелый, с русой бородкой, ледя тягучести нот, когда непосредственно после кантилены скрипка запела с сурдинкой и звук, не теряя певучести, стал мягким и задушевным, как бы дремлющим или дальним, когда скрипка запела, словно боясь разбудить ре- РГАЛИ, ф. 1303, оп. 1, ед. хр. 486.

бенка и послышалось только жужжание пчел над цветами, я почувствовал [Виноградов 1960, т. 3, с. 316].

142 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ Мы вступили на зеленую от пронизанных солнцем орешниковых ветвей тропинку, по правому боку долины.

Была вдруг нежность меж нас и простота. (Так бывает от тоски, что ско ро расстанутся.) Толя шел слева, большой, взрослый, по русой бородке его — по чужому, вдруг ставшему близким, лицу бежали круглые пятна солнца, серебряные в зеленом сумраке веток.

Через канаву у поворота тропинки лежало упавшее дерево. Я останови лась. И смеясь и серьезно:

— Перейдите по стволу на ту сторону! (Тоном приказа — и просьбы.) Я ждала улыбки, остроумной реплики, лукавого спора, всего, но не это Анастасия и Марина го: молча, он уже шел, стремительно, тяжелый, большой, — и на миг стал Цветаевы. 1905 г. идти с осторожной медлительностью для успеха – и легко и сосредоточенно, Фотография из двойственным шагом — через длинное, корявое, тонкое дерево. Радостно фондов Культурного спрыгнул — развел в сторону руки. С полупоклоном. Кто из нас был счаст центра «Дом-музей ливее в тот миг? Он теперь весь был на солнце. Я — еще в зелени веток.

Марины Цветаевой»

Хорошо, что он не видел ясно мое лицо! ными и ласковыми голубыми глазами...» [Цветаева А. 2008, с. 440]. Они при- Меж ними была, конечно, разница в возрасте. Ему — 20, ей — 14. Но зре надлежали к одному дружескому кругу, в котором были Эллис, Нилендер, лостью ума, знанием литературы и приобщенностью к поэзии эрудированный С. Соловьев. Об этом М. Цветаева упоминает в «Пленном духе», ее очерке Анатолий и Анастасия, многих удивлявшая своим ранним развитием, — были об Андрее Белом. почти равны.

Виноградовы жили на Волхонке, близ храма Христа Спасителя. Окна их Однажды свершилось и письменное «объяснение». Об этом Анастасия Ива выходили с одной стороны на стены Музея изящных искусств, основанного новна рассказывает в отдельно изданной главке «Несколько слов о друзьях И. В. Цветаевым, отцом Марины и Анастасии;

с другой стороны — во двор, писателях», в которой кратко — о Б. Пастернаке и О. Мандельштаме и подроб где сквозь деревья виднелся лепной дворянский герб на особняке князей Го- нее — о Т. Чурилине, П. Романове и А. Виноградове.

лицыных. Там же, на Волхонке, помещалась частная приготовительная школа, Темный лес, звезды, холодок, тихие голоса, хруст под ногой, вспыхивающие которую держала в те годы мать Анатолия, Надежда Николаевна.

спички, освещающие на миг личико Нины, Толины светлые глаза, бород А. И. Цветаевой запомнился «заглядывающий в сердце взгляд», которым ку, улыбку... На другой день я написала сказку о ночи под Ивана Купалу.

отличались мать и сестра Толи. Красивой, синеглазой Нине посвящены два сти В ней рог луны отражался в каплях ночной росы. Было что-то зловещее, хотворения в «Вечернем альбоме», в одном из них строки:

колдовское. Я послала ее Толе. С припиской почти нежной я получила боль шой конверт: Асе Цветаевой. Руки дрожали. Глаза не совсем видели строки.

Детский взор твой, что грустно тревожит, Тонко, мелко, прямыми точеными буквами на белом листе стояло: «Дорогая Я из сердца, о нет, не сотру.

Ася! Я люблю Вас давно», — более ничего не помню. Торжество, радость, Я любила тебя как сестру, ликование заполнили все. Лицо Толи, длинные глаза, синие, ледяные — ко И нежнее, и глубже, быть может!

му-то — упоенно смотрели в мои... Виноградовых и Цветаевых связала Таруса. В Тарусу Цветаевы выезжали «Ледяные — кому-то»… Растаявшим льдом, «честной голубой водой» те на дачу, Виноградовы там имели дом — он стоял на Ясной горе над крутым же глаза предстают у М. И. Цветаевой, изобразившей Анатолия Корнелиевича обрывом. (Там он стоит и сегодня.) Нина хорошо пела. На одном из тарус в очерке «Жених» (1933) человеком поверхностным, корыстным...

ских любительских концертов она исполняла романс Рахманинова на стихи А. И. Цветаева не согласна с мнением сестры:

К. Бальмонта. Бальмонту, который был тогда в Тарусе и присутствовал на концерте, понравилось пение девушки. В ответ на его похвалу Нина подарила Марина, уже живя в Париже, написала о Толе Виноградове очерк и назвала ему живую розу — цветок поэтов. его — «Жених». В очерке он представлен человеком недалеким. Марина Меж Толей Виноградовым и Асей Цветаевой еще летом 1909 г. в Тарусе промелькнуло юношеское увлечение. В воспоминаниях Анастасии Ивановны [Цветаева А. 2008, с. 458].

есть лирический эпизод, об этом рассказывающий:

[Цветаева А. 1986, с. 120] 144 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ мстила Анатолию за меня, за то, что он не помог мне с устройством на рабо ту в трудном 1922 году, когда был директором Румянцевского музея и би блиотеки. На самом же деле Анатолий Виноградов был умен и талантлив. Анатолий Корнелиевич, действительно, весьма сухо принял Анастасию Ивановну, когда та просила его о месте при музее и не помог, или... не смог помочь.

Причины тому могли быть разные. Во-первых — мест действительно не было. Попробуйте сегодня, не в голодные годы, устроиться на работу в РГБ, бывшую Ленинку и бывшую Румянцевку! Скорее всего вам ответят в отделе ка дров, что штат полон и вакантных мест не имеется. Во-вторых, сама А. И. Цве таева в разговоре с автором этих строк предположила: Анатолий просто не Профессор Московского захотел иметь на работе человека ироничного и язвительного, какой при слу университета Иван Владимирович чае она могла быть. Она ведь внутренне не принимала того административного Цветаев с дочерью Мариной.

«пыла», с которым Анатолий исполнял свои директорские обязанности. А он 1905 г. Фотография из фондов Культурного центра «Дом-музей был самолюбив. И в-третьих, еще одно обстоятельство, которое могло стать Марины Цветаевой»

препятствием... А. К. Виноградову и так приходилось в 1920-х годах оправды ваться, он писал в редакцию «Вечерней Москвы»:

расходиться. Декрет воспрещал проведение служб в церквях при учреждениях.

В Румянцевском музее временами декрет нарушали. Старое чиновничество на Социальный состав всех библиотек и музеев одинаков, я не имел никакого стаивало на продолжении молебнов. С. Соловьеву трудно было отказать. Он пи отношения к комплектованию штата в 1918—1920 гг., но свидетельствую, сал Виноградову в 1922 году: «Я думаю, ты был прав, опасаясь моих служений в что невозможно было найти людей знающих много иностранных языков в чисто пролетарских семьях. Музееведы и искусствоведы несомненно были музейской церкви, именно в интересах музея и его репутации». С. Соловьев по связаны с дворянской Россией, но на службе Советов многие оказались из собственной воле покинул музейную службу. Но им суждено будет встретиться них на высоте оказанного им доверия.20 с Анатолием еще не раз — в будущем.

Впрочем, несмотря ни на что, А. Виноградов и Анастасия Цветаева в 1920— «МУЗЕЙСКАЯ» СЛУЖБА 1930 гг. продолжали поддерживать дружеские отношения. Она даже писала ему в годах 20-х:

В гимназические и студенческие годы А. Виноградов часто посещал читальный зал библиотеки Румянцевского музея, который помещался в известном доме Милый Толя. Я Вам не сказала, и поэтому теперь пишу это — я всегда ве рила и верю в Вашу душу, не смейтесь и не скучайте над этой строчкой, и если Пашкова на Моховой. Именно здесь его еще неуверенное перо выводило строки когда-нибудь Вам будет еще труднее, — помните, что я Вам верный друг...21 ранних художественных опытов:

Человеком совершенно неотзывчивым Анатолия Корнелиевича не назо- В библиотеке золотые тени Рождают вдруг, среди старинных зал вешь. Виноградов помог выехать в Москву из Балашова и устроиться на службу Волшебный рой таинственных видений, своему другу С. М. Соловьеву, хотя и пришлось в те недоверчивые времена А шелест книг — таинственный хорал преодолевать трения при «проведении» его в музей. Сергей Соловьев — не Возносит кверху, к куполу большому.

только поэт, филолог, переводчик, но еще до революции он был рукоположен Сафьяны красные как матовый коралл в сан священника. У Анатолия тогда уже были иные верования, и со време И золото тисненных переплетов ни принятия Соловьевым «священства» их жизненные пути стали постепенно Глядят задумчиво и как-то по-иному.

Библиотекарь — маленький старик, Анастасия Цветаева. Об очерке моей сестры Марины «Жених». Личный ар- Как дух земли среди уснувших гротов, Работает в хранилище для книг... хив Ст. А. Айдиняна.

РГАЛИ, ф. 1303, оп. 1, ед. хр. 219, л. 20.

21 РГАЛИ, ф. 1303, oп. 1, ед. хр. 246, л. 23. РГАЛИ, ф. 1303, oп. 1, ед. хр. 296, Зап. кн. 3, с. 112.

146 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ В том же 1909 году, когда родилось это юношеское стихотворение, 5 ноября та — доклад Вячеслава Иванова «О новых литературных группировках»;

доклад Анатолий Виноградов был зачислен в библиотеку Румянцевского музея воль- вызвал возражения со стороны В. Брюсова, А. Белого, Г. Рачинского и Эллиса;

нотрудящимся, то есть внештатным сотрудником, работавшим добровольно и Вяч. Ивановым был прочитан ряд новых стихотворений. (Быть может, к этому без всякого денежного вознаграждения. выступлению Вячеслава Иванова относится запись А. Виноградова [РГАЛИ, ф.

Ко времени поступления Виноградова в Румянцевский музей состояние би- 1303, оп. 1, Зап. кн. 1, с. 16]: «Стихи Иванова прекрасны и драгоценны. Чтение его меня испугало».) 24 марта — доклад Л. Кобылинского23 «О “симфониях” Андрея блиотеки было критическим. Острая нехватка средств, малый штат — всего несколько десятков сотрудников, работавших на самое скромное жалованье Белого». Н. Гончаровой выставлены были ее новые работы: 18 картин … в тесных, перегруженных книгами помещениях. Людей не хватало, и старый Один только этот краткий и неполный перечень говорит о том, что «Обще библиотекарь И. И. Боборыкин предложил юноше-студенту принять участие в ство свободной эстетики» было синтетическим сплавом представителей лите разборке книг, скопившихся в подвальных хранилищах. Эта «миссия» увенча- ратуры, поэзии, живописи, музыки. Видно, что оно служило местом встреч и лась успехом — Виноградову посчастливилось найти полуотсыревшие библи- творческих турниров московских и петербургских символистов, было объеди ографические редкости и – как он пишет в автобиографии – его находка была нением избранного круга художественной интеллигенции.

отмечена благодарностью в одном из отчетов. Присутствуя на заседаниях общества, встречаясь с его членами, А. Виног Так начиналась деятельность А. К. Виноградова, посвященная библиотеке. В радов не мог не испытать влияния его членов. Но замкнутый мир, «отравленный рапорте библиотекаря Ю. Готье от 21 мая 1910 года директору музея И. В. Цве- ядом Бердслея и Сомова» (по выражению С. Соловьева — кстати, тоже члена таеву говорилось: «Осенью 1909 года по личному его самого желанию к заня- «Общества...»), не захватил его целиком, не заворожил... Судя по дневниковым тиям в библиотеке допущен известный лично Вашему Превосходительству, а записям, жил в нем душевный непокой, тлела неудовлетворенность. И особенно также и бывшему в то время заведующему читальным залом А.С.Петровскому неудовлетворенность жизнью обострилась в 1910 году в день тяжелый для всей студент Виноградов. Занимался он в свободное от посещаемых им в универси- России. «Сегодня 7-го ноября в 6 часов 5 минут утра умер Лев Николаевич тете занятий время, причем управление библиотеки не считало его работником Толстой. В железнодорожном вагоне на станции Астапово начав свое скита обязательным, а только находило возможным дать ему случай применять на ние, окончил многоскорбную жизнь в душевной муке за людские страсти.

Не вернется более. И мы живем позорною жизнью», — записывает он24. Тем деле его склонность к библиотечному делу и библиотечной службе.... Ника ких, однако, определенных обещаний, относительно места в библиотеке Виног- ное, болезненное чувство неприятия бытия становится характерным для луч радову я не давал;

напротив, указывал ему, что никаких обязательств по отно- ших представителей культуры: «Более, чем когда-нибудь, я вижу, что ничего из шению к нему я как библиотекарь принять не могу. Да и со стороны Виногра- жизни современной я до смерти не приму и ничему не покорюсь. Ее позорный дова никаких претензий на штатное или хотя бы платное место не поступало». строй внушает мне только отвращение», — пишет в 1909 г. в письме к матери Добровольная работа в библиотеке, университетские лекции, занятия и... в Александр Блок (цитируется по книге [Орлов 1980, с. 419]). Видим — в этом те годы совершившееся приобщение к культурной жизни. Имя А. К. Виногра- чувстве никогда не встречавшиеся или во всяком случае незнакомые Виногра дова значится 20-м в списке членов «Общества свободной эстетики» к 1 мая дов и Блок — созвучны...

1910 года. В списке этом много имен воистину замечательных: М. Волошин, 1911 год был счастливым для семьи Виноградовых — выходом книги, кото Ю. Балтрушайтис, И. Грабарь, сестры Гнесины, К. Станиславский, Николай рая называлась пространно: «Арифметические упражнения и задачи для при и Эмилий Метнеры, В. Серов, Ф. Шаляпин, Л. Пастернак, А. Гольденвейзер, готовительных классов средних учебных заведений и для начальных училищ».

С. Танеев и др. Живой и доходчивый учебник этот, выдержавший два издания (2-е в 1915 г.), Собрания и заседания общества собирались чаще всего на Большой Дмит- был написан Корнелием Никитичем Виноградовым, отцом Анатолия. В учебни ровке в доме Востряковых. Там звучали концерты — исполнялись новейшие ке собраны сочиненные опытным учителем оригинальные задачи, материал для музыкальные произведения, читались доклады, устраивались вернисажи, про- которых был взят из повседневности.

В 1912 г. А. Виноградов окончил Московский университет. С успехом за ходили диспуты, обсуждения современных явлений культуры, искусства.

щитил философскую дипломную работу на степень «кандидата» — «Понятие В литературной части задавали тон символисты. Во главе Комитета общества абсолютного бытия и его эволюция в пределах элейской школы».

стояли В. Брюсов и А. Белый, который потом сатирически изобразил «Свободную По окончании магистерских экзаменов он был удостоен диплома I степе эстетику» в «Москве под ударом» — первой части его романа «Москва».

Просматриваем отчет о деятельности Общества за 1910 год. … 27 янва- ни и после трех лет бесплатной работы вольнотрудящимся получил штатную ря — доклад В. Я. Брюсова о «Египетских ночах» Пушкина, В. Я. Брюсовым был должность младшего помощника библиотекаря в Румянцевском музее. Млад прочитан ряд новых стихотворений. 3 февраля — исполнение Вандой Ландов ской на клавесине ряда пьес времен Шекспира. 17 февраля — Федором Соло- Эллиса.

губом прочитан рассказ «Путь в Дамаск» и ряд новых стихотворений. 17 мар- Там же, ед. хр. 296, Зап. кн. 6, с. 241.

148 АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ АНАТОЛИЙ ВИНОГРАДОВ шим помощником библиотекаря без единого продвижения он оставался до Хотя на ученой коллегии музея в 1911 году вновь обсуждался проект фан 1918 года. тастического «Центрального музея сложного типа», людям практически мы Так как новообретенная «музейская», как тогда говорили, должность чи- слящим ясна была бесперспективность этой сколь сверхдорогостоящей, столь новника Х-го класса давала мизерное жалованье, то Виноградов подал про- и малореальной затеи. Нельзя объять необъятное! — эта простая истина лежит шение директору I Московской мужской гимназии о предоставлении ему камнем преткновения на пути к созданию в XX веке титанического храма всех уроков истории. После необходимой переписки с попечителем округа он знаний, наук, искусств и ремесел.

был принят в гимназию, где параллельно с работой в музее стал преподавать Приложением к Отчету Императорского Московского и Румянцевско историю, позже и приготовительный курс философии. Как преподаватель го музеев за 1913 год вышел «Каталог альдин», составленный А. Виноградо входил теперь Виноградов в здание гимназии на Волхонке, где служил его вым. Текст каталога параллельный — на русском и французском языках. Это отец и где сам он не так давно шалил за спиной у классного надзирателя и библиография изданий, выпущенных венецианцем Альдом Мануцием на заре отвечал урок перед доской. книгопечатания. В свое время этот первопечатник совершил настоящую де мократическую революцию в книжном деле — первым стал выпускать вместо дорогостоящих огромных фолиантов небольшие тома, которые удобно было вывозить из страны. Альда обвинили в отсутствии патриотизма — коль «альди ЗАГРАНИЧНАЯ ПОЕЗДКА ны» так легко ушли в другие страны, иноземцам незачем уже будет приезжать учиться в просвещенную Италию.

На лето 1913 года Виноградов выхлопотал командировку (на свои средства) от Императорского Московского и Румянцевского музеев за границу — для ознакомления с музеями и библиотеками Германии и Италии. Сохранилось со НА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ проводительное письмо, подписанное министром просвещения Италии, кото рое открывало перед путешественником-исследователем двери библиотек ко Когда на полях Европы пушки заговорили о войне, Анатолий Виноградов был ролевства с тем, чтобы он изучил в них «все доступные детали, которые могли призван ратником ополчений и зачислен на военно-санитарную работу в ряды бы быть ему полезны». Он вспоминал потом «прекрасные часы, проведенные Российского Общества Красного Креста — РОКК.

под тихими сводами Амброзианской библиотеки» в Милане. Бывал в Ватикане, В Первую мировую войну существовали в русской армии льготы, в соот рассматривал Сикстинскую капеллу, пинакотеку...

ветствии с которыми военнослужащего на передовую не посылали, если он был Уже тогда он интересовался жизнью и наследием классика французской единственным сыном в семье. Это не помешало Виноградову быть откоманди литературы Стендаля (Анри Бейля). В Италии Виноградов посетил места, свя рованным на фронт и полгода пробыть на передовой линии. Служил он в 5-й занные с именем Стендаля. Впечатления от поездки пригодились потом, че армии при конном отряде генерал-лейтенанта Трубецкого, при котором сфор рез много лет, при создании итальянских сцен романов «Три цвета времени» и мировал передвижной передовой отряд Красного Креста № 46.

«Осуждение Паганини».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.