авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Центр информации по правам человека

Эстония: межэтнические отношения

и проблема дискриминации в Таллине

Таллин

2006

Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине

В.Полещук, А.Саар, А.Семенов, К.Халлик

Русский перевод: Л.Шер и М.Шугайло

Верстка и дизайн обложки: И.Заболотная

ISBN: 978-9985-9542-4-9

ISBN: 9985-9542-4-6

Исследование поддержал

Ф О Н Д

ЕВРОРЕГИОН ЛИВОНИЯ

Т А Л Л И Н © Центр информации по правам человека, 2006 Центр информации по правам человека, LICHR Почтовый адрес: Nunne 2, 10133 Tallinn, Estonia Телефон: (372) 64 64 270 Факс: (372) 64 64 272 Электронная почта: centre@lichr.ee Интернет: www.lichr.ee  Содержание Алексей СеМеноВ Предисловие 4 Андрус СААР Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Клара ХАЛЛИК Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе Вадим ПоЛещуК, Межэтнические отношения Алексей СеМеноВ и неравное обращение  Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине ПредиСЛоВие Предлагаемый вниманию читателей сборник представляет собой анализ резуль татов опроса двух основных групп населения Таллина: эстонской и русской (русскоязыч ной). Это уже второе исследование такого рода, выполненное на базе Центра информации по правам человека. Предыдущий опрос проводился в 2001 году в рамках таллинской го родской программы интеграции, которую готовил Департамент общественной безопаснос ти и интеграции. К сожалению, указанный департамент вскоре прекратил свое существо вание по политическим причинам, и городская интеграционная программа не была прове дена в жизнь. Тем не менее Центр подготовил публикацию основных результатов иссле дования, которые были изданы в 2002 году под заголовком «Интеграция в Таллине 2001».

Необходимо отметить, что публикация не являлась монографией в строго академическом смысле. Анализ данных опроса был выполнен независимо друг от друга тремя исследова телями: Александром Плоткиным, Алексеем Семеновым и Кларой Халлик, каждый из ко торых самостоятельно определял тему своей статьи и выбор признаков для анализа. Таким образом, ответственность за выводы и интерпретацию результатов целиком принадлежала авторам. Естественно, что в ряде случаев одни и те же данные интерпретировались по-раз ному в соответствии с общей установкой и ориентацией каждого исследователя. Тем са мым сборник представлял собой своеобразный «диалог» авторов.

Эта диалоговая форма анализа, возникшая в силу обстоятельств и специфичес кой предыстории проекта, оказалась удачной и интересной. Возможность неоднозначной и индивидуальной подачи исходных данных, их интерпретации и соответствующих вы водов, как нам представляется, имеет дополнительное эвристическое значение. Поэтому при подготовке исследования 2005 года мы планировали именно такую форму публика ции. На этот раз анализ материалов осуществили два эстоноязычных (Андрус Саар и Клара Халлик) и два русскоязычных автора (Вадим Полещук и Алексей Семенов), каждый снова самостоятельно выбирал тему для своей статьи и набор признаков для анализа в соответс твии с собственными научными и общественными приоритетами. В процессе подготовки публикации оказалось, что работы Семенова и Полещука в значительной мере совпадают как по выбранным темам анализа, так и по выводам, а оставшиеся части дополняют друг друга. Поэтому мы решили объединить эти статьи в одну.

В настоящем проекте, как и в 2001 году, проводилось обследование обеих основ ных групп населения Таллина – эстонцев и неэстонцев («русских»). Это позволило зафик сировать сходство и различие взглядов, ожиданий и установок, их динамику за прошед шие 4 года, а также определить наиболее существенные проблемные области стратеги ческого планирования интеграционных процессов и проблем борьбы с дискриминацией (сегрегацией).

 Фиксируемые индикаторы:

• Установки и отношения в сфере власти и политики. Контакты с институтами влас ти, отношение к этим контактам (удовлетворенность), доверие к институтам влас ти, общественным и политическим организациям.

• Межэтнические контакты: частота, интенсивность, удовлетворенность, динамика и ожидания с точки зрения разных групп;

языковая ситуация.

• Неравенство и дискриминация: личный опыт, восприятие ситуации, осознание причин и следствий.

• Ожидаемые и предпочитаемые модели поведения групп в ситуации мультикуль турного общества – совпадение-расхождение установок.

• Установки на межэтническую открытость – этническую замкнутость.

• Общие ценностно-установочные ориентации на модели развития общества: уста новки по оси «этнократия – гражданское общество».

• Особенности идентичности русских в ситуации эстонского национального государства.

• Отношение к планируемой реформе русскоязычного гимназического образования (переход к преподаванию на эстонском языке 60% предметов).

реализация проекта Исследование проводилось на базе Центра информации по правам человека. Для его проведения была создана рабочая группа как из работников Центра, так и специалис тов, привлекаемых со стороны на контрактной основе. Работники Центра обеспечили тех ническое обслуживание исследования.

Основным инструментом исследования являлся анкетный опрос. Была подготов лена анкета, содержащая 56 признаков-вопросов. В том числе, 43 содержательных призна ка и 13 социально-демографических показателей. Всего вопросник включал 195 перемен ных (переменная означает информативный показатель в отличие от признака, в котором может быть любое число переменных).

Опрос проведен в сентябре 2005 года по стандартной репрезентативной выборке для Таллина фирмой SAAR POLL. Всего опрошено 700 человек (по 350 анкет на эстонском и русском языках). Из них 325 респондентов были эстонцами и 375 – неэстонцами.

А. Семенов Краткие сведения об авторах Вадим Полещук, аналитик, Центр информации по правам человека (Таллин) Андрус Саар, директор, социологическая фирма SAAR POLL (Таллин) Алексей Семенов, директор, Центр информации по правам человека (Таллин) Клара Халлик, старший научный сотрудник, Институт международных и социальных исследований (Таллин)  Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Андрус СААР Опыт прошлого оказывает большое воздействие на формирование современных установок человека. Часть установок легче подвержена изменениям, но некоторые под влиянием окружения требуют для изменения довольно длительного времени. Мировая практика показала, что установки в сфере межэтнических отношений весьма устойчи вы и трудно поддаются изменениям. Можно полагать, что установки в этой сфере зна чительно ригиднее и меньше поддаются изменениям, чем, скажем, в области экономики.

Экономические установки, как и установки вообще, могут у людей меняться с трудом, но изменения все же происходят под прямым воздействием внешних факторов, что вынуж дает в любом случае считаться с реалиями. Ведь игнорирование этих реалий приводит к тому, что страдает экономическое положение самого носителя установок. Но гораздо мень ше внешнее давление, побуждающее к изменению установок по отношению к другим эт ническим группам.

В данном анализе выдвигается гипотеза, что, несмотря на очень быстрые измене ния в обществе Эстонии, в «национальном вопросе» сохраняются некоторые установки, сформировавшиеся в годы существования Советского Союза, они до сего дня представле ны достаточно сильно и оказывают воздействие на установки людей в тех вопросах этни ческих отношений, которые с прошлым не связаны.

Мы полагаем, что базовые оценки и установки относительно позиций эстонцев и русских (неэстонцев) в Эстонии советского периода являются межпоколенческими, т.е.

почти одинаково влияют на представления как людей старшего возраста, так и молодежи.

И молодые люди, жившие в условиях советского строя очень недолгий период, столь же сильно продолжают сохранять установки в «национальном вопросе», как и пожилые, про жившие основную часть жизни в Советской Эстонии. Очевидно, эти установки должны сильнее проявляться скорее у эстонцев, чем у неэстонцев. Причина того – различная интер претация превращения суверенной Эстонской Республики в Советскую Эстонию.

Указанные различия в трактовке истории предположительно должны достаточно хорошо отражаться в оценках и установках относительно того, каков был статус той или иной этнической группы в Эстонии в советский период.

Эстонцы и неэстонцы находятся на разных позициях в вопросе - находились ли русские по сравнению с эстонцами в советское время в преимущественном положе нии? Эстонцы более всего склонны считать, что так оно действительно и было (44,3%).

Неэстонцы твердо придерживаются убеждения, что этого точно не было (56,7%). Среди эс тонцев гораздо больше тех, кто полагает, что совершенно точно предпочтение отдавалось русским. Таковых почти в 7 раз больше, чем среди неэстонцев.

 Андрус СААР. Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Таблица 1. Считаете ли вы, что в «советское время» русские находились в привилегированном положении по сравнению с эстонцами?

Эстонцы неэстонцы Число % Число % Да, безусловно 96 29,5 16 4, Да, в какой-то мере 144 44,3 97 25, нет 28 8,6 216 57, Затрудняюсь ответить 57 17,5 46 12, ВСеГо  100,0  100, Установки эстонцев По поводу эстонцев можно утверждать, что возраст не является существенным признаком, дифференцирующим установки. Лишь среди людей старше 60 лет несколько больше тех, кто разделяет мнение о том, что русские наверняка находились в более пред почтительном положении. Таким образом, принадлежность к поколению не играет сущес твенной роли в формировании установки о положении русских в Советской Эстонии.

Более бедные люди скорее склонны к утверждению, что русские находились в приви легированном положении, это мнение разделяют и люди с более низким уровнем образования.

С учетом того, что люди старшего возраста и наиболее бедные в эстонском обществе, как прави ло, представляют одну группу, в данном случае два эти фактора дополняют друг друга.

Оценки, которые эстонцы дают положению этнических групп в советский пери од, достаточно тесно связаны с общими установками в отношении неэстонцев и этнополи тики. Эта взаимосвязь видна на примере хотя бы двух факторов – отношение к вопросу о гражданстве и отношение к работе в мультиэтническом трудовом коллективе.

Те люди, которые считают, что в Эстонии право быть гражданином принадлежит прежде всего «коренной национальности», потому что это «ее земля», значительно чаще за нимают позицию, что русские были в более предпочтительном положении, чем эстонцы (на верняка русским отдавалось предпочтение – 42%). 29% тех, кто считает, что русским навер няка отдавалось предпочтение, разделяет точку зрения, что каждый обладает правом иметь гражданство страны, в которой он постоянно живет и с которой больше всего связан.

Ретроспективная оценка положения различных этнических групп дифференциру ется и в зависимости от отношения к этническому составу трудового коллектива. Из чис ла тех, кто предпочитает работать исключительно в эстонском или смешанном коллективе, 43% совершенно уверены, что русским отдавалось предпочтение. Среди людей с индиф ферентным отношением (мне все равно, каков этнический состав трудового коллектива), носителей твердого убеждения о привилегированности русских было 28%. Это означает, что этническое происхождение не имеет для этих людей первоочередного значения: им все равно, моно- или мультиэтничен трудовой коллектив, респондент считает существенными другие характеризующие его признаки. Ту же тенденцию можно наблюдать и в отношении вопроса, кого респонденты хотели бы видеть в качестве своих соседей. Люди с индиффе рентным отношением и в части вопроса, кому в т.н. русское время отдавалось предпочте ние, занимают гораздо более нейтральную позицию, чем те, кто выбирает и трудовой кол лектив, и соседей по этническому признаку (моно- или мультиэтничные).

 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине Довольно показательно, что интерес к русской культуре (или его отсутствие) не дифференцирует мнение эстонцев.

Неэстонцы Чем старше человек, тем больше вероятность того, что он будет отрицать предпоч тение, отдаваемое в советский период русским по сравнению с эстонцами. Следовательно, взгляды более молодых людей формировались под воздействием новых обстоятельств и не настолько ригидны, как у более старших. Те, кто считают себя более бедными, не сколько больше уверены в том, что предпочтения русским не было. Например, среди 20-29 летних 53% тех, кто отрицает предпочтение русским, а среди 60-74-летних таковых 75%.

Для неэстонцев фактор образования практические не играет никакой дифферен цирующей мнения роли. Их позиции аналогичны во всех группах, различаемых по уровню образования.

Потомственные граждане Эстонской Республики менее всего уверены в том, что рус ским предпочтение не оказывалось (42% полагают, что не было предпочтения). Граждане России и лица, не определившиеся с гражданством, в данном вопросе гораздо больше поддерживают точку зрения, что предпочтение русским не оказывалось (соответственно 76% и 74%).

Оценки неэстонцев, касающиеся положения этнических групп в Советской Эстонии, крепко связаны с их общим «эгалитарным» подходом и предпочтениями практи чески во всех областях этнических отношений. Далее рассмотрим некоторые из них:

- гражданство Те, кто считает, что каждый обладает правом иметь гражданство того государства, в котором он постоянно живет и с которым больше всего связан, гораздо более уверены в том, что предпочтения русским не было (68%), по сравнению с теми, кто считает, что пра вом гражданства обладает в первую очередь «коренная национальность» этого государс тва, потому что это «ее земля» (30%).

- политическое участие Те неэстонцы, которые считают, что государством должны управлять представители «коренной национальности» и люди, доказавшие свою лояльность, меньше убеждены в том, что в советское время не было предпочтения русским. Среди людей данной категории значи тельно больше тех, кто счел, что предпочтение русским отдавалось наверняка (14%), по срав нению с теми, кто полагает, что правом гражданства обладает в первую очередь «коренная национальность» этого государства, потому что это «ее земля» (среди них 4% тех, кто счита ет, что наверняка в советское время русским отдавалось предпочтение перед эстонцами).

- «коллективные права» этнической группы Аналогичные тенденции проявляются и в других вопросах, касающихся предпоч тений в отношении к культуре «коренной национальности», политическим правам «корен ной национальности» или равного обращения. Те, кто придерживаются точки зрения, что «коренная национальность» обладает большими правами по сравнению с другими этни ческими группами, больше уверены в предпочтении русских эстонцам в советское время, чем придерживающиеся принципа равного обращения. Последние гораздо больше увере ны в том, что предпочтения русским в «русское» время не было.

 Андрус СААР. Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Те респонденты, которые в своих прогнозах предвидят, что в будущем контакты с эс тонцами станут у них гораздо чаще, меньше убеждены в том, что русским отдавалось предпоч тение, по сравнению с теми, которые прогнозируют более редкие свои контакты с эстонцами.

Русские, предпочитающие моноэтничную среду, значительно чаще утверждают, что в советское время не было предпочтения русских эстонцам, по сравнению с людьми, предпочитающими смешанные по этническому составу трудовые коллективы либо не при дающими этническому происхождению никакого значения. В этом смысле в отношении эстонцев и неэстонцев наблюдается достаточно большое сходство. Отрицание большого значения этнического происхождения влечет за собой и более мягкие оценки прошлого.

Меньше проявляется черно-белая картина мира.

Важно не столько то, имела ли и если имела, то сколь значительные преимущест ва та или иная этническая группа в Советской Эстонии, сколько то, в чем виделась реали зация этих предпочтений.

Этот вопрос рассматривался в ходе исследования по 12 признакам, охватывавшим области как политики и экономики, так и культуры (см. таблицу 2).

По мнению эстонцев русским было гораздо легче, чем эстонцам, получить кварти ру, быть избранными в органы власти, пользоваться родным языком, ездить за границу, по лучить хорошую работу, сделать карьеру. Небольшое преимущество эстонцев перед рус скими отмечается в двух группах: возможности получения высшего образования, возмож ности пользоваться благами культуры (книги, театры, музеи и т.д.) По мнению неэстонцев, эстонцам отдавалось предпочтение прежде всего в следу ющих сферах: получить хорошую работу, высокую зарплату, сделать карьеру, быть избран ными в органы власти, приобрести дачу, дом. Лишь один вид деятельности остается в пре делах т.н. среднего балла шкалы – пользование родным языком. Т-тест показывает, что эт нический признак в отношении практически всех рассматриваемых явлений является чет ким дифференцирующим признаком, за исключением одного – возможности пользоваться благами культуры (книги, театры, музеи и т.д.) Эстонцы У эстонцев возрастной признак положительно коррелируется лишь с одним явле нием – получением квартиры. Чем старше эстонец, тем больше он уверен в том, что рус ские имели преимущество при получении квартиры.

Образование коррелируется со значительно бльшим количеством явлений. Чем выше уровень образования эстонца, тем больше он уверен в том, что у русских были пре имущества при выборах в органы власти, получении квартиры, выезде за рубеж, получе нии премий и наград.

В связи с полом можно выявить лишь одну статистически достоверную зависи мость. Женщины больше мужчин убеждены в том, что русские получали больше квартир, чем эстонцы.

Неэстонцы Очень интересно, что у неэстонцев два таких признака, как образование и пол, не коррелируются вообще ни с одним из заданных явлений. Это означает, что во всех обра зовательных и половых группах отношение примерно одинаковое. Нет большой разницы и между поколениями. Нет измерения временной дистанции. Это в значительной степе  Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине ни присуще и эстонцам. Но на оценки эстонцев без сомнения в качестве фонового факто ра влияла историческая потеря, т.е. утрата независимости, что особенно видно на примере лиц старшего поколения, которые могли на собственном опыте испытать несправедливое обращение. В иных областях временная дистанция не имеет большого значения.

В целом исследование показывает, что более других социально-демографических факторов у эстонцев именно образование влияет на оценку прошлого в терминах этничес кого неравенства - чем выше уровень образования респондента, тем больше тенденция ви деть в определенных сферах отдаваемое русским предпочтение.

У неэстонцев образование в этом вопросе не играет по сути никакой роли.

Таблица . Как вы считаете, кому в «советское время» было легче и проще?

(1 – эстонцам было легче, 4 – равные возможности, 7 – неэстонцам было легче) Этническая группа По ВЫБорКе Эстонцы неэстонцы Получить квартиру 4,67 5,59 3, Пользоваться родным языком 4,65 5,09 4, Выезжать за границу 4,46 5,03 4, Быть избранным в органы власти 4,37 5,23 3, Вступить в компартию 4,36 4,94 3, Получать премии 4,27 4,65 3, (грамоты, медали, дипломы) участвовать в работе общественных 4,23 4,57 3, организаций Сделать карьеру 4,17 4,85 3, Приобрести дом, дачу 4,16 4,77 3, устроиться на хорошую работу 4,11 4,83 3, Получить высшее образование 4,03 4,24 3, Получать высокую зарплату 4,03 4,61 3, Пользоваться благами культуры 3,98 3,99 3, (книги, театры, музеи и т.д.) Распределение частоты отдельных признаков дает общее представление о том, в ка ких областях столичные эстонцы и неэстонцы по-разному оценивают свое положение в про шлом. На уровне общества или этнической группы отдельные признаки связаны между со бой, и выяснение таких связей помогает определить имеющиеся в данном вопросе стереоти пы мышления. Если человек полагает, что неравенство выражалось, скажем, в распределении квартир, то важно выяснить, в чем еще он видит проявление неравенства или же данный отде льный признак стоит совершенно отдельно и не связан с другими сферами неравенства?

Андрус СААР. Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Чтобы выявить, стереотипы общественного сознания в Эстонии, использовался метод факторного анализа (анализа основных компонентов). По итогам анализа можно вы делить пять различных парадигм мышления (см. таблицу 3).

Первая парадигма (фактор) сводит воедино в первую очередь атрибуты, связан ные с властью: зарплату, высшее образование, хорошую работу, карьеру и связь с органа ми власти, а в определенных случаях - и возможность получения квартиры.

Второй фактор указывает на создаваемые в советской системе преимущества для избранных, возможности «поощрения», которые касались ограниченного контингента людей: поездки за рубеж, предоставление квартир, получение премий и наград, возмож ности приобретения дачи, дома.

Третий фактор касается возможностей завоевания общественной позиции: воз можность вступить в компартию, участвовать в работе общественных организаций и быть избранным в органы власти.

Четвертый фактор состоит из одного признака: возможность пользоваться род ным языком.

Пятый фактор также концентрируется на одном признаке: возможность пользо ваться благами культуры (книги, театры, музеи, и т.д.) Четвертый и пятый факторы могут во многих случаях совпадать, но в то же время они в установках различных социальных групп являются четко дифференцирующими.

Таблица . Как формируются установки Факторы I II III IV V,0 Получать высокую зарплату,273,143,252,, Получить высшее образование,063,120 -,088,, устроиться на хорошую работу,375,188,329 -,, Сделать карьеру,327,344,258 -,, Быть избранным в органы власти,343,,274 -,,1 Выезжать за границу,236,224,034,,, Получить квартиру,183,218 -, Получать премии (грамоты, меда,,203,133,467, ли, дипломы),0,0 Приобрести дом, дачу,206,154,, Вступить в компартию,056,271,119, участвовать в работе обществен,0,343,075,087, ных организаций, Пользоваться родным языком,233,141,159, Пользоваться благами культуры,,071,074,073, (книги, театры, музеи и т.д.) Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине Факторный анализ позволяет выявить, какие парадигмы отношений существуют у на селения Эстонии, но не позволяет судить о том, насколько та или иная парадигма распростра нена, сколько у данного образа мышления представителей в обществе в целом. Для преодоле ния этой проблемы использовался метод кластерного анализа, за основу которого была взята средняя величина шкалы признаков конкретного респондента. При анализе многочисленных вариантов кластерного анализа оказалось целесообразно выделить пять основных кластров.

Кластры распределились по величине следующим образом: к первому типу отно сятся 5,9% всех опрошенных, ко второму типу – 12,9%, к третьему – 9,9%, к четвертому – 22,7% и к пятому – 48,7% опрошенных.

В дальнейшем обзоре мы называем кластры типами, потому что этот термин луч ше характеризует совокупность выборки, поскольку мы рассматриваем группы как целое, сравнивая их между собой. Тип характеризует общую часть присущего группе поведения и мышления, противостоящую другим типам.

Таблица . В какой сфере эстонцы/неэстонцы имели преимущества в советское время?

Средняя частота признаков по кластрам Кластры (типы). Средняя частота признаков по шкале 1 – эстонцам было легче,  – равные возможности,  – неэстонцам было легче Преимущества 1 2 3 4 участвовать в работе общественных 3,51 5,18 3,22 4,62 4, организаций ,0 , Быть избранным в органы власти 1,68 2,64 4, 1, , Сделать карьеру 2,77 4,72 4, Получить высшее образование 2,37 4,76 3,64 4,23 4, Получать высокую зарплату 1,56 5,54 2,86 4,38 3, 1, , устроиться на хорошую работу 2,64 4,55 4, , , Получить квартиру 2,29 3,54 4, Приобрести дом, дачу 2,32 5,76 3,46 4,30 3, ,0 Выезжать за границу 2,80 5,73 3,48 4, Пользоваться благами культуры 3,71 4,22 3,86 3,96 3, (книги, театры, музеи и т.д.) ,0 Пользоваться родным языком 3,51 4,04 4,99 4, Получать премии 3,37 5,37 3,78 4,45 4, (грамоты, медали, дипломы) ,1 , Вступить в компартию 4,00 5,60 3, 1 Андрус СААР. Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений К первому типу относятся стопроцентно неэстонцы. Относящиеся к нему люди в своих оценках наиболее радикальны по сравнению с другими типами. По их мнению, эс тонцы находились в преимущественном положении в сферах, связанных с экономичес кой властью. Это означает, что в очень многих вопросах они уверены, что именно эс тонцы находились в советское время в привилегированном положении. Ни в одном дру гом типе не наблюдается представление об эстонцах как находящихся в столь привилеги рованном положении. Ни в одном другом типе нет столько граждан России, лиц, не опре делившихся с гражданством, и граждан Эстонии, получивших гражданство в порядке на турализации. К первому типу относится меньше всего потомственных граждан Эстонии.

К этому типу относится и больше всего лиц, которые и не собираются ходатайствовать о гражданстве Эстонии.

Удовлетворенность людей, относящихся к первому типу, интеграционной поли тикой средняя, не отличающаяся существенно от средних оценок, хотя больше отмечается тех, кто не может оценить эту политику ни как хорошую, ни как плохую.

Ни в одном другом типе не обнаруживается столько людей, которые полагают, что общество расколото (66%) или что этнические группы сегрегированы друг от друга (34%).

По сравнению с другими типами они больше всего убеждены в том, что в Эстонии доста точно часто дискриминируются люди иных этнических групп (70%).

Ни в одном другом типе нет такой доли людей старше 50 лет (49%), в то же время людей в возрасте до 29 лет – меньше всего.

Люди, относящиеся к первому типу, не определяют четко иерархию проблем, свя занных с интеграцией. Для них почти равное значение имеют следующие вопросы: про блемы, связанные с языком и культурой, правовые и политические аспекты интеграции и социально-экономические проблемы. Экономическое положение людей, относящихся к первому типу, - положение т.н. середняков.

Среди них больше всего тех, кто считает, что в советское время русские не были в привилегированном положении по сравнению с эстонцами (88%).

Контакты людей, относящихся к первому типу, с эстонцами стали по сравнению с периодом восстановления независимости Эстонии реже (54%). Этот показатель – самый высокий среди всех других типов. В то же время, среди них меньше всего людей, прогно зирующих усиление этих контактов в будущем.

Говоря о моделях поведения русских в будущем, они считают самым важным со хранение русского языка и культуры и гармоничное сосуществование двух сообществ (32%), на втором месте остается решение общих с эстонцами проблем, которые стоят пе ред государством (24%).

Относящиеся к первому типу люди крайне негативно настроены по отношению к некоторым законам Эстонской Республики, таким как Закон о языке, Закон о гражданстве, Закон об иностранцах и Закон об основной школе и гимназии. По меньшей мере, 3/4 лю дей, относящихся к данному типу, оценивают эти законы отрицательно. Из рассматривае мых законов наиболее положительное отношение проявляется к Закону о выборах собра ния местного самоуправления.

Ко второму типу относятся 89% эстонцев и 11% неэстонцев, 52% мужчин и 48% женщин. По возрастной структуре состав типа близок к среднему, хотя людей в возрасте старше 60 лет в этом типе больше среднего. В соответствии с этническим самоопределе 1 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине нием родным языком 90% относящихся к данному типу людей является эстонский, для ос тальных – русский либо какой-то иной язык.

Позиции людей этого типа во многом противоположны позициям людей перво го типа. В нем усматривается мнение о более значительном предпочтении неэстонцев.

Можно сказать, что люди, относящиеся к этому типу, в своем роде тоже наиболее ради кальны. Отдававшееся неэстонцам предпочтение видят в первую очередь в сферах влас ти. К этому добавляется еще один существенный аспект: преимущество в получении квар тиры. Материальное положение этих людей – среднее. По сравнению с другими типами к этому относится больше всего потомственных граждан Эстонии (96%).

При анализе состояния этнических групп в Эстонии 62% отвечавших вырази ли уверенность, что эти группы сегрегированы. Среди людей, относящихся ко 2-му типу, больше по сравнению с остальными типами тех, кто считает, что этнические группы рав ноправны (20%).

Из относящихся ко 2-му типу людей лишь 7% полагают, что в Эстонии существует дискриминация на этнической почве. Это – самый низкий показатель по сравнению с дру гими типами. Для людей, относящихся ко 2-му типу, проблемы интеграции связаны пре жде всего с языком и культурой (59%). Это самый высокий показатель при том, что мень ше других эти люди видят проблемы в юридической, правовой и социально-экономичес кой сферах.

Если в 1-й группе чаще всего встречается отрицание того, что русские были в со ветский период в привилегированном положении, то относящиеся ко 2-му типу люди боль ше, чем в других типах, убеждены, что неэстонцы наверняка находились в предпочтитель ном положении по сравнению с эстонцами (57%). Лишь 2% сочли, что этого не было.

Установки людей, 2-го типа, по отношению к законам Эстонской Республики в ос новном положительны или нейтральны.

Оценивая причины, по которым в публичном секторе Эстонии на руководящих постах сейчас много эстонцев, люди, относящиеся ко 2-му типу, в первую очередь называ ют правовой статус эстонцев (36%), владение государственным языком (21%), активность и предприимчивость (16%). По сравнению с другими типами здесь встречается меньше всего ссылок на этничность (8%).

По частоте контактов с неэстонцами люди, относящиеся к данной группе, не от личаются от средних данных по республике. Люди 2-й группы, прогнозируют, что их кон такты с неэстонцами станут чуть более частыми.

К третьему типу относятся преимущественно неэстонцы. Они составляют 96%, эстонцы – 4%. Этническая принадлежность определяет и домашний язык. Люди данного типа по своим позициям в отношении привилегированности этнических групп в советское время довольно схожи с людьми 1-го типа, но они не столь категоричны, мягче. Лишь в од ной области они категоричнее даже представителей 1-го типа. Они больше считают, что эс тонцы имели преимущество перед неэстонцами при вступлении в компартию.

Представители данного типа находятся в несколько лучшем по сравнению со сред ним экономическом положении. В аспекте гражданства структура этого типа практически совпадает со структурой 1-го типа. В этом типе большинство составляют мужчины (60%).

Ни в одном другом типе нет такой доли людей в возрасте 30 – 39 лет, как в данном. В то же время в этом типе меньше доля молодежи в возрасте 15 – 29 лет. Таким образом, речь идет о типе, к которому относятся люди среднего и старшего возраста.

1 Андрус СААР. Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Оценка интеграционной политики несколько более отрицательна, чем средняя.

Оценки обществу Эстонии делятся практически поровну между двумя характеристика ми: общество расколото или этнические группы сегрегированы. Оценка того, насколько в Эстонии дискриминируют людей по этническому признаку, схожа с 1-м типом, но несколь ко мягче.

Говоря о проблемах интеграции, относящиеся к 3-му типу люди ставят во главу угла политические и правовые аспекты. Эти аспекты столь рельефно не выделяются ни в одном другом типе.

Касаясь вопроса, имели ли русские в Эстонии преимущества перед эстонцами, они дают оценку, относительно схожую с 1-м типом, хотя и не так уверено (1-й тип – 87%, 3-й тип – 65%).

По оценкам представителей 3-го типа отношение к рассматривавшимся законам Эстонии преобладающе отрицательное. Причины доминирования эстонцев в публичном секторе видятся этими людьми лишь в двух аспектах: этническое происхождение (55%), связи и знакомства (27%). Ни в одном другом типе эти аспекты настолько не подчеркну ты. Правовой статус (гражданство) люди 3-го типа в качестве причины доминирования эс тонцев в органах власти указывают лишь в 7% случаев, т.е. в несколько раз меньше, чем в других типах.

Ни в одном другом типе нет такого числа людей, прогнозирующих, что их контак ты с эстонцами в будущем не изменятся.

Что касается желательной для русских стратегии поведения, то представители это го типа в значительной мере ориентированы на адаптационную модель: они считают важ ным главным образом лояльность русских к Эстонскому государству, уважение права эс тонцев на управление государством (28%), совместное с эстонцами решение стоящих пе ред государством проблем (25%), уважение к эстонской культуре и языку, отправку детей в эстонские школы (23%).

Четвертый и пятый типы по своему составу мультиэтничные.

В четвертом типе 75% эстонцев и 25% неэстонцев. Мужчины в этом типе состав ляют 46% и женщины 54%. По сравнению со средними показателями к этому типу отно сится несколько больше пожилых людей.

Представители этого типа больше всего уверены в том, что неэстонцы имели очень значительные преимущества перед эстонцами в получении таких существенных в то вре мя благ, например, поездка за рубеж, выборы в органы власти и возможность вступления в компартию. Во всех остальных аспектах представители этого типа находятся на уровне средних показателей. Это означает, что они не видят никаких сильных предпочтений на эт нической почве.

В материальном смысле люди 4-го типа представляют собой середняков. Если не учитывать 2-й тип, то в 4-м меньше всего людей, не определившихся с гражданством. По сравнению с т.н. типом эстонцев (2-й тип) к 4-му относится гораздо больше людей с раз личным гражданским статусом. Из относящихся к этому типу людей, не имеющих сейчас гражданства Эстонии, меньше всего тех, кто и не собирается о нем ходатайствовать.

Более 2/3 относящихся к этому типу людей, характеризуя общество Эстонии, пола гают, что этнические группы сегрегированы. Оценка интеграционной политики в Эстонии дается средняя.

1 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине По сравнению со 2-м типом представители 4-го типа несколько больше удовлетво рены интеграционной политикой в Эстонии, и они несколько чаще считают, что в Эстонии проявляется дискриминация на этнической почве.

Аналогично 2-му типу высказывается мнение, что основные проблемы интеграции связаны с аспектами языка и культуры, но они значительно чаще подчеркивают политический и юридический аспекты проблемы. По сравнению со 2-м типом в 4-м в 2,5 раза меньше людей, которые считают, что в советское время русским отдавалось предпочтение перед эстонцами.

Отношение к рассматриваемым законам – умеренно положительное.

Среди относящихся к 4-му типу людей по сравнению с другими типами больше всего тех, кто стал по сравнению с периодом до восстановления независимости Эстонии больше общаться с людьми других этнических групп (24%). Они достаточно оптимистич ны и в отношении усиления общения в будущем.

Пятый тип - самый многочисленный. В него входят 64% неэстонцев и 36% эстон цев, 46% мужчин и 54% женщин.

Из рассматриваемых типов к 5-му относятся самые молодые люди. Ни в одном другом типе не представлена столь широко молодежь в возрасте 15 – 29 лет. По сравне нию с другими типами представители 5-го типа – самые зажиточные. Учитывая этничес кий состав типа, в нем отмечается относительное преобладание потомственных граждан Эстонской Республики.

Они дают почти самую высокую оценку интеграционной политике в Эстонии. Их характеристика общества Эстонии практически совпадает с характеристикой 4-го типа, но она ближе, так сказать, к эстонской точке зрения.

В части этнической дискриминации они несколько критичнее людей 4-го типа.

Если 4-й тип упирает на то, что дискриминация на этнической почве либо имеет место, либо почти отсутствует, то представители 5-го типа подчеркивают, что указанное явление скорее имеет место и довольно часто.

Если люди 4-го типа видят проблемы интеграции прежде всего в языковом и куль турном аспектах, то представители 5-го типа подчеркивают больше социально-экономи ческую проблематику. Но и это делается не слишком сильно.

Говоря о том, имели ли в советское время русские преимущества перед эстон цами, в 5-м типе больше по сравнению с другими типами тех, кто не может ответить на этот вопрос. Это объясняется в основном тем, что среди относящихся к этому типу людей много молодежи, не имеющей личного опыта периода до восстановления независимос ти Эстонии. Отношение к рассматриваемым законам Эстонской Республики скорее слег ка отрицательное.

Доминирующую роль эстонцев в публичном секторе люди 5-го типа объясняют прежде всего этническим происхождением (36%), правовым статусом (24%) и знанием го сударственного языка (20%).

Люди, относящиеся к этому типу, не предлагают однозначного решения стоящих перед русскими проблем. Из числа других сценариев выделяется желание, чтобы эстон цы вместе с русскими решали стоящие перед государством задачи (34%). Учитывая этни ческий состав типа, довольно велико число людей, которые считают, что русские должны быть лояльны (19%) и уважать эстонский язык и культуру (14%).

1 Андрус СААР. Воздействие советского наследия на установки в сфере межэтнических отношений Выводы Один из весьма распространенных стереотипов, который использовался для ха рактеристики этнических отношений в Советской Эстонии в сравнении с нынешней си туацией, выражается в следующем заявлении: тогда люди свободно общались между со бой, были соседями, ходили друг к другу в гости и не было «национальных проблем».

Социологические исследования действительно показывают, что раньше общение между различными этническими группами было более тесным, чем сейчас. Но это еще не означа ет, что тогда не было у различных групп отличающихся представлений о статусном поло жении какой-либо этнической группы в Эстонии. Это очень сложная и многогранная про блема. Наша задача – выяснить, влияют ли и насколько влияют тогдашние различные пред ставления на современные оценки.

Анализ данных четко выявил, что эстонцы и неэстонцы занимают достаточно про тивоположные позиции в вопросе - отдавалось ли в советское время русским предпочтение перед эстонцами? Очень важно отметить, что среди эстонцев возрастной признак не ока зывает дифференцирующего влияния на установки. Это означает, что общая установка по отношению к статусу русских одинакова в различных возрастных группах и не находится под воздействием современных тенденций развития общества Эстонии. У неэстонцев же возрастной признак играет очень большую роль. Чем моложе человек, тем больше его по зиция отличается от позиции людей более старшего возраста и тем больше он считает, что в советское время имело место некоторое предпочтение русских (либо же многие из них по молодости лет не могут ответить на этот вопрос). Таким образом, среди эстонцев установ ки, касающиеся этничности, сохраняются гораздо сильнее, чем у неэстонцев.

Однако анализируя представления о предпочтениях, имевшихся у эстонцев или неэстонцев в отдельных областях, можно сказать, что основная часть населения занимает т.н. мягкую позицию: признавая предпочтение какой-либо группы в той или иной сфере, большинство не следует некой общей установке о предпочтениях, оказывавшихся эстон цам или неэстонцам в целом. Прежде всего это касается молодых людей, но не исключает и остальных, хотя и в меньшей мере. Те, кто отмечают определенное предпочтение той или иной этнической группе, ограничиваются лишь констатацией наличия отдельных благ, на пример, получение квартиры, хорошего места работы, возможность карьерного роста, из брание в органы власти. Это основные области, в которых разные этнические группы ви дят себя находившимися в разном положении. Речь идет о распределяемых государством благах, и разные этнические группы по-разному истолковывают эти аспекты, исходя из принципа социальной справедливости. На самом деле это в значительной степени отра жает проблемы тогдашнего бедного общества, которое выступало в роли распределителя благ. Анализ данных довольно четко показал, что представления о сформированном в со ветском обществе статусе этнических групп дифференцирует совершенно четко и нынеш ние представления об этнических отношениях, интеграционной политике и ее проблемах.

Молодое поколение рассматривает этнические отношения в новом социальном контексте, и потому их установки по отношению к интеграционной политике в Эстонии многогран нее и свободнее от опыта прошлого.

1 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе Клара ХАЛЛИК 1. Введение Гражданство (в общем смысле этого слова) означает принадлежность лица к оп ределенному обществу и официальное признание этой принадлежности, а также в той или иной форме отождествление лица с конкретным обществом. В настоящее время под граж данством подразумевается сложная система отношений индивида с обществом, которая, помимо своей первоначальной политической принадлежности, охватывает еще и прина длежность к целой общественной системе, а также вытекающие из нее права и обязан ности. Понятие гражданства охватывает многосторонние, строящиеся на взаимной зави симости и равновесии прав и обязанностей обеих сторон отношения между государством и индивидом. Эти отношения обуславливают самореализацию человека в общественной жизни.

Поскольку границы конкретного общества определяются с помощью государства, институтом гражданства является как раз то, что составляет принадлежность индивида к данному обществу или даже к его ядру. Государственной политикой в вопросах гражданс тва устанавливается, кто могут быть гражданами этого государства, а также то, являются ли права, которые дает этот статус, непреложно равными для всех или же могут отличать ся для отдельных категорий, например, на основании этнической или религиозной прина длежности. И, наконец, гражданство несет с собой ряд обязанностей, которые должны га рантировать наличие минимальной связи индивида с государством.

Степень «гражданственности» человека зависит от того, насколько он подчиняет ся законам посредством своего участия в тех областях и делах, в которых он имеет права поступать свободно и «самовластно»1. Если же у гражданина нет подобной свободной и ав тономной возможности выбора, то он уже является не свободным гражданином, а робким «подчиненным», когда публичный сектор уже не доступен для всех в равной степени: он может быть либо сегментирован по группам с различными степенями прав, либо монопо лизирован доминирующей группой.

Именно равный доступ к общественной сфере является проблемой, заслуживаю щей в последнее время большого внимания в теории демократии. И тому есть несколько причин. Это может быть обусловлено быстрыми общественными т.н. постмодернистскими переменами, на которые общество реагирует формированием партикулярных интересов и жизненных стратегий. В результате этого укрепляются частные идентичности, оспарива ющие механизмы и критерии единой общности, которые до сих пор действовали в обще J. Tully „The Challenge of Reimagining of Citizenship and Belonging in Multicultural Society“ // C. McKInnan and I.Hampsher-Monk (eds.) Demands of Citizenship, London, 2000. P. 215.

1 Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе стве, и подобный плюрализм все больше воспринимается «большим обществом» как бази рующийся на принципах равного обращения и прав человека. Этнический состав населе ния становится все более пестрым и это также является источником изменения парадигмы национального государства. Как приспособить публичную сферу национального государс тва, основывающуюся на одном языке и на одной культуре, к характеру мультикультурно го общества? Этот вопрос, актуальный для многих стран Европы, во многом связан с кон цепцией и политикой гражданства.

Культурное содержание и идентичность гражданства национального государства продолжительное время основывались на культуре и языке основного («мейнстримного») состава общества, а также на т.н. историческом праве их носителей. В то же время, чтобы обеспечить равное обращение для новых меньшинств, большая часть социальных благ, га рантируемых государством, делается доступной и для неграждан. Подобный плюрализм в теории гражданства выражается такими категориями, как «социальное гражданство», «культурное гражданство» или правовая связь между государством и негражданином, фор мирующаяся на основе вида на жительство (denizenship). Вариант «культурного гражданс тва» подкрепляется признанием прав различных этнических групп сохранять и развивать свою культуру без обязательства ассимиляции с «мейнстримной» культурой. В случае с «полным гражданством» национального государства упомянутые выше аспекты означа ют т.н. «плотное» или «глубокое» гражданство, уравновешенную взаимозависимость госу дарства и индивида, а также неукоснительно следующие из подданства права гражданина и его возможности свободного действия во всех областях общественной жизни.

В тех случаях, когда новые меньшинства по каким-то причинам не приобретают гражданства страны проживания (например, из-за нежелания овладеть языком страны про живания, ограничений натурализации или нежелания отказаться от гражданства родной страны), «полноценное» гражданство заменяется другими, подобными гражданству стату сами. Компенсирует ли такая замена недостаток участия в публичной сфере или в общих и совместных делах общества, которое следует из юридического гражданства, - это отде льный вопрос. Кризисные процессы, распространившиеся по Европе в последние годы, а также отдельные агрессивные вспышки национализма как со стороны большинства насе ления, так и меньшинств указывают на то, что «незадействованность» больших групп на селения в общих делах социума углубляет разрозненность и противостояние, которые не могут сгладить даже государственные социальные благотворительные пакеты.

Центром гражданской идентичности являются общие интересы, которые объеди няют всех членов данного общества, независимо от их различий. Отождествление себя с подобным единым «членством» происходит чаще всего в ходе совместной деятельности в публичной сфере, где ведется диалог о том, кто и как будет осуществлять политическую власть и что следует понимать под общими интересами. Эстония является обществом с множественностью гражданств, где наряду с гражда нами государства часть постоянных жителей является либо иностранцами, большинство из которых граждане России, либо лицами, не имеющими никакого гражданства. Положение, при котором в государстве имеется постоянная многочисленная группа российских граж дан, а также лиц без гражданства, приводит к эрозии института гражданина. Одни гражда не являются полноправными, права остальных ограничиваются возможностью выбирать J. Tully „The Challenge of Reimagining of Citizenship...” P. 214.

1 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине «совершенных граждан» в местные самоуправления, у третьих, в дополнение к предыду щему, есть право участвовать в политике соседнего государства. Таким образом, мы имеем дело с двойным сегментированным гражданством данной группы (прежде всего это касает ся граждан России). Некоторые исследования, проведенные в области интеграции и этни ческих отношений, показывают чувствительность различных гражданств также и к соци альному статусу человека. Группа, анализируемая в данном исследовании в контексте раз личных гражданств, в общих чертах демонстрирует эти особенности статусов.

Таблица 1. Выборка социально-демографических характеристик в контексте гражданства (%) демографические Граждане Эр натурализо- Граждане Лица и социальные признаки по рождению ванные лица россии и дру- без граж N= N=1 гих государствданства % 1% N =  N = 1% 1% 76% 85% 2% эстонцев 69% русских русских Этническая эстонцы 15% 81% русских 18% украинцев 14% группа неэстонцы украинцев Домашний эстонский 85 язык русский 14 95 99 первая ступень 13 4 0,5 образование вторая ступень 57 50 69 третья ступень 30 46 28 15-29 37 33 11 Возраст 30-49 28 45 34 50-74 35 22 55 -руководители, специалисты 26 32 17 - предпринима тели 6 4 5 основная -работники сфе деятельность ры обслужива- 21 20 39 ния, рабочие 17 11 5 -учащиеся 20 9 31 -неактивные оценка ма- -обеспеченные 48 64 49 териального -справляются 43 30 46 положения -бедные 7 3 5 -довольны 31 34 20 удовлетво -нейтральное 30 39 37 ренность ин отношение теграционной -не довольны 28 21 42 политикой -трудно сказать 11 6 1 В данной статье обзор оценок и мнений жителей Таллина о работе публичных ин ститутов дается только в контексте гражданства.


С точки зрения идентичности индивида, гражданство является самым универсальным и в то же время самым абстрактным спосо  Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе бом коллективной идентификации, который не только не исключает, но, скорее, даже пред полагает наличие плюралистической идентичности. Поэтому можно сказать, что особен ности социального и демографического характера различных гражданств оказывают опре деленное влияние на оценки и отношения участников исследования. Очевидно, что диффе ренцированная этническая «наполняемость» различных гражданств облегчает понимание того, в какой степени оба этих фактора - этничность и гражданство - могли бы оказывать влияние на правовое пространство и межэтнические отношения в Эстонии.

Новые граждане Эстонии, то есть те, которые получили гражданство по натура лизации, представляют собой часть жителей Таллина с приличным достатком, успешных как в социальном, так и экономическом плане. Большинство из них находятся в возрас те трудовой активности, высокообразованны, чему вполне соответствует их социальный статус и удовлетворенность своим материальным положением, а также интеграционной политикой.

Граждане России явно отличаются от других групп своей возрастной структурой.

Преобладают пожилые и те, кто уже вне рынка труда, при этом данную группу в трудовой сфере представляют в основном рабочие. Еще в более невыгодном социальном положении, чем упомянутая группа, находятся лица без гражданства, половину из которых составляют рабочие и работники сферы обслуживания. В этой группе самый маленький процент лю дей с третьей ступенью образования, а также руководителей и специалистов.

. Является ли статус лица без гражданства постоянным?

Ускоренная натурализация лиц без гражданства является одним из приоритетов проводящейся в настоящее время государственной программы интеграции. В действитель ности, только в последнее время правительством были предприняты конкретные шаги по финансированию обучения лиц без гражданства государственному языку и законам, а так же по его организационной поддержке. Принятие подобных мер требовалось и рекомендо валось уже на протяжении десятка лет как со стороны русских политиков и общественнос ти, так и со стороны некоторых европейских институтов. Теперь же, когда большая часть неграждан уже как-то примирились со своим положением или утратили возможность улуч шить свой статус в обществе и на рынке труда, льготные условия получения гражданства уже не действуют столь эффективно. Есть основания полагать, что определенная часть жи телей, не имеющих гражданства (в особенности те, кто родились и жили здесь всю свою жизнь), считают до сих пор действующие требования к экзамену по натурализации неспра ведливыми и в знак протеста не проходят всю эту процедуру.

Закон о гражданстве находится в начале списка тех законов, которые русскоязыч ное население оценивает как самые несправедливые. По данным «Мониторинга интегра ции 2005», 60% эстонцев считают закон «нормальным» и отвечающим международным стандартам, в то же время 70% неэстонцев считает этот закон слишком жестким и ущем ляющим права человека.3 Можно предположить, что недавнее решение ЕС о расширении свободы передвижения и прав на работу для долгосрочных постоянных жителей вне зави симости от их гражданства уменьшит мотивацию к ходатайству об эстонском гражданстве.

K.Hallik „Kodakondsus ja poliitiline kaasatus”// Uuringu Integratsiooni Monitooring 2005 Aruanne, Tallinn.

 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине Тем не менее проведенные до сих пор опросы показывают, что отсутствие гражданства не считается чем-то желаемым и неизменным. Нормализации своих правовых отношений пу тем обретения гражданства хотело бы в действительности большинство лиц без гражданс тва, а также и некоторая часть граждан России. Главными препятствиями на пути к этой нормализации является незнание эстонского языка, материальные затруднения при опла те соответствующих курсов и то обстоятельство, что, выполнив экзаменационные требо вания, люди в дальнейшем продолжают обходиться без знания эстонского языка. Данные этого исследования приводятся в таблице ниже.

Таблица . намерения ходатайствовать о гражданстве об гражданстве Эстонии Лица без гражданства Граждане россии N = 100 и других государств N =  ходатайствуют 11 намереваются ходатайствовать 35 не собираются ходатайствовать 39 (ходатайствуют/собираются ходатайствовать 13...

о российском гражданстве) Множественность гражданства и следующая из него правовая и политическая не определенность - это проблема, которая затрагивает все русское население, а также весь ма остро ощущается среди неэстонцев, имеющих гражданство Эстонии. В подтвержде ние этого ниже приводятся данные по оценке важности проблем интеграции жителями Таллина с различными гражданствами.

Таблица . Важность аспектов интеграции Гражданство респондента Этническая группа Граждане Граждане Граждане Лица без Эстонцы не аспекты ЭР по Эстонии по иностран- граж- эстонцы рождению натурали- ных госу- данства зации дарств   Язык/культура 29 17 27    Политико-правовые 21 27 Социально 1   26 29 экономические Затрудняюсь 6 3 5 5 6 ответить Полностью вопрос звучал так: «В чем, на ваш взгляд, заключаются наиболее важные проблемы интеграции?»

 Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе Видение основных проблем интеграции среди таллинцев схоже с видением жите лей всей Эстонии, и изменений, по сравнению с предыдущим опросом таллинцев в году, не произошло. По мнению эстонцев, главными аспектами интеграции являются язы ковые и культурные отношения, что на самом деле подразумевает изучение эстонского языка. Для русских первостепенны политико-правовые, а также социально-экономичес кие проблемы интеграции, и только после этого следует культурное и языковое сближение.

Несмотря на то, что обе этнические группы видят интеграцию как комплексный и много гранный процесс, вдвое больше эстонцев, чем русских, отдают предпочтение культурно языковой интеграции. И наоборот: политико-правовую интеграцию эстонцы отмечают в два раза меньше, чем русские. Приведенные результаты косвенно свидетельствуют о том, что видение интегрированного общества для эстонцев сосредоточено на языковой общнос ти. Русские, однако, желали бы быть принятыми в качестве граждан без обязанности язы ковой адаптации.

. о самоопределении в правовом и политическом пространстве Поскольку эстонцы и представители этнических меньшинств по-разному видят критерии интеграции, важно знать, как ощущается (осознается) каждой из сторон т.н.

«большое общество» или публичная сфера, где происходит деятельность и взаимное об щение сторон. В принципе, различные этнические группы сближаются в той среде, где для всех действуют одни и те же правила и требования, а также права и обязанности. В обще стве, где действует режим демократии и интеграции, упомянутые сферы должны быть эт нически достаточно нейтральными. Это означает как отсутствие этнического разделения, так и ощущение индивидами того, что общество одинаково открыто для всех. В данном об зоре проверяется «нейтральность» публичного правового пространства на основе сделан ных респондентами оценок тех законов, которые имеют большее влияние на положение меньшинств. По оценкам того, какое отношение наблюдается в официальных учреждени ях и насколько доступно участие в политике, проверяется «открытость» публичного пра вового пространства.

 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине Таблица . оценка законов*, регулирующих политику в отношении меньшинств (%) Гражданство респондентов Этническая группа Граждане Граждане Граждане Лица без эстонцы неэстонцы Закон ЭР по Эстонии России/ гражданс рождению по нату- другого тва рализа- государс ции тва Закон о выборах в 34 2 -26 -26 27 - Рийгикогу (парламент) Закон о выборах   1    собрания местного самоуправления Закон о языке 53 -46 -67 -56 66 - Закон о гражданстве 47 -46 -55 -56 58 - Закон об иностранцах 37 -25 47 -53 44 - Закон об основной 31 -47 -48 -44 38 - школе и гимназии * Данные в таблице приведены в виде доминантной шкалы, даны суммы позитивных и негативных оценок Разумеется, приведенные данные не показывают знания конкретного закона, а лишь отображают общие установки. Эстонцы (граждане по рождению) и другие этничес кие группы вне зависимости от гражданства по-разному определяют себя в правовом про странстве государства. Наиболее провоцирующими конфликт законами являются Закон о языке и Закон о гражданстве (в особенности первый), которые дают эстонцам гарантии и преимущества, в то время как носителям других языков они лишь определяют обязаннос ти и создают напряженность. Практически все законы, в которых чувствуется опасность неравного обращения, оцениваются негативно. На отношение респондентов, вне всякого сомнения, оказывают влияние и особенности конкретной ситуации. С уверенностью мож но сказать, что негативное отношение к Закону об основной школе и гимназии во мно гом обусловлено не самой сущностью закона, а планируемым в 2007 году переходом рус ских гимназий на двуязычную систему обучения. Этот факт можно сравнить с ситуацией в 2001 году, когда правительство колебалось в отношении сроков и масштаба применения закона, что давало русским надежду на то, что государство пойдет на уступки и закон не будет применен в полной мере. По сравнению с данными предыдущего исследования, пе Полностью вопрос звучал так: «Как вы относитесь к следующим законам, принятым в Эстонии, положи тельно или отрицательно?»

 Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе ревес отрицательных оценок этого закона над позитивными оценками увеличился на 62% в группе натурализованных граждан и на 33% среди респондентов без гражданства.


По сравнению с исследованием, проведенным в 2001 году, позиция русскоязыч ного респондента осталась неизменной, правовое пространство ощущается все таким же конфликтным и несправедливым. Несмотря на видимые позитивные изменения в языковой ситуации в столице, а также на повышение уровня владения эстонским языком, рост нега тивного отношения к Закону о языке не может остаться незамеченным. Можно предполо жить, что позитивную оценку Закона о языке обуславливает и общая осведомленность эс тонцев о требованиях, которые предъявляются к знанию русскими эстонского языка. При этом не осознается, какие трудности это может причинить людям, не владеющим языком.

Лица без гражданства ощущают себя вдали от правового пространства, и отношение к за конам среди них в основном негативное. Однако вызывает вопросы возросший, по сравне нию с 2001 годом, процент негативного отношения к законам также среди натурализован ных граждан (на 34% - к Закону о языке и на 31% - к Закону о гражданстве). Такой резуль тат косвенно может означать то, что новые граждане не чувствуют равного с эстонцами об ращения, хотя формально, по закону, они имеют точно такие же права. Участие в местных выборах – это, пожалуй, единственная область, где неэстонцы и неграждане играют роль не аутсайдеров, а участников диалога, чем и объясняется преобладание позитивной оцен ки соответствующего закона.

Для обычного гражданина конкретные положения закона не являются правилом поведения на каждый день, а лишь создают общую правовую среду, которая либо дает уве ренность в возможности активной общественной деятельности, либо не дает. Сюда же от носится и то, насколько необходимо знание закона. В правовом государстве закон выпол няет как функцию упорядочивания общественной жизни, так и функцию помощи и гаран тии прав своим гражданам, на что гражданин отвечает лояльностью. Вышеприведенные, в основном негативные, оценки законов, регулирующих права и обязанности меньшинств, свидетельствуют о том, что правовое пространство в Эстонии воспринимается как конф ликтное и оказывающее давление. Лица без гражданства и долгосрочные жители-иност ранцы в первую очередь ощущают себя в такой среде маргиналами, для которых смысл за конов только в ограничении их прав.

При выборе стратегий, обеспечивающих демократичную, с одной культурной до минантой, общественную связность национального государства, необходимы усилия, в результате которых можно было бы избежать совпадения границ принадлежности групп к различным культурам (в том числе и языковой принадлежности) с границами разделе ния социальных и политических страт. Для этого необходимо следовать двум принципам:

во-первых, создать необходимую ментальную среду для развития и принятия культурного плюрализма;

во-вторых, – на индивидуальном уровне, в «горизонтальных» связях обще ства, а также во всех публичных структурах должно быть гарантировано участие всех (го родских) граждан, без акцента на их культурный или языковой состав.

Похоже, что в наших законах не все в порядке с использованием языка и делопро изводством. Более чем 1/5 опрошенных сетуют на то, что при решении своих дел в офи циальных учреждениях они испытывают большие трудности, вызванные сложностью за конодательства, и только 1/4 из опрошенных способна легко преодолеть эти трудности. От организации делопроизводства и больших потерь времени постоянно страдает 1/4 опро шенных, и только 1/5 справляется с этим. На фоне этой общей проблемы процент жалоб  Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине на некомпетентность и халатность чиновников достаточно скромен, хотя около половины лиц, пользующихся публичными услугами, время от времени все же сталкиваются с таки ми проблемами. Подобные трудности испытывают все пользователи публичных услуг, вне зависимости от этничности. Без сомнения, языковые препятствия являются в первую оче редь проблемой неэстонцев. Из-за этого одна пятая часть неэстонцев постоянно испытыва ет трудности при решении своих вопросов в официальных учреждениях. Кроме того, поч ти половина лиц этой группы время от времени сталкивается с такими проблемами. На ос новании приведенных данных можно сделать вывод о том, что к клиентам с различными гражданствами в официальных учреждениях столицы чиновники относятся одинаково.

Публичная политическая жизнь мультикультурного общества должна в той или иной мере отражать свою плюралистическую сущность даже в том случае, когда устройс тво государства не отвечает принципам территориальной и культурной автономии мень шинств. Упомянутые принципы предписывают наличие пропорционального или основы вающегося на квотировании представительства недоминантных групп. Организация влас ти в Эстонии является либеральной, однако не дает меньшинствам права на коллективное политическое представительство. Явный недостаток представительства этнических мень шинств в официальных учреждениях, где решаются вопросы, касающиеся всего общества, указывает на недолжное функционирование механизмов, обеспечивающих демократичес кое участие. Несмотря на то, что государственная служба прежде всего предполагает на личие профессиональных знаний и умений, значение социального происхождения публич ных служащих нельзя недооценивать - основной контингент, нуждающийся в публичных услугах и пользующийся ими, составляют, как правило, представители групп риска или вовсе малоимущие слои населения. Если в бюрократическом аппарате такие «клиенты»

не представлены, то отношения между властью и обществом вероятно весьма иерархичны и односторонни. В среде чиновников также важно этническое «представительство», осо бенно в тех случаях, когда конкурентоспособность и общественный статус этнических или языковых групп по каким-либо причинам являются неравными.

Согласно данным более ранних исследований межэтнических отношений, пред ставления граждан-эстонцев и граждан другого этнического происхождения об участии в политической жизни продолжительное время различались. Также различались и обоснова ния непропорционально больших преимуществ эстонцев в этой области.

В данном исследовании опрошенные оценивали некоторые возможности саморе ализации для эстонцев и представителей других групп. Например, возможность сделать политическую карьеру, достигнуть успеха в бизнесе, получить хорошее образование, до стичь материального благополучия, получать социальные гарантии и участвовать в цер ковной и религиозной жизни. Ответы на вопрос - кому при прочих равных условиях, вклю чая владение государственным языком, а также гражданством Эстонии, легче и проще, легче сделать политическую карьеру? - были даны по семибалльной шкале: ответ «эстон цам легче» давал 1 балл, «неэстонцам легче» - 7 баллов, а показатель 4 балла указывал на равные возможности. Высчитанное на основании полученных данных среднее значение по всей выборке составило 2,25. Оценка эстонцев составила 2,93 балла, оценка осталь ных этнических групп – 1,62, натурализованных граждан – 1,72 и лиц без гражданства – 1,54. 42% эстонцев уверены, что все «национальности» имеют равные возможности учас тия в политике, подобное мнение поддерживают только 11% неэстонцев;

36% эстонцев по лагают, что эстонцам легче сделать политическую карьеру, так же думают 85% респонден  Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе тов другого этнического происхождения. В данном случае мы имеем дело с общей оценкой для этнической группы, на которую наличие эстонского гражданства респондентов влия ет мало. Такая существенная разница в доступности политической власти является частью этнически и политически монополярного образа правления в Эстонии. Этот образ вырисо вывается более четко, если рассмотреть упомянутые респондентами причины отдаваемо го эстонцам предпочтения.

Таблица . В чем заключаются преимущества эстонцев перед неэстонцами? (%) Эстонцы неэстонцы натурализованные граждане Эр 2005 2001 2005 2001 2005 Правовой статус   19 17 15 (гражданство) Владение государственным 1 0 14 12 19 языком национальность/     9 этническое происхождение Связи и знакомства 9 12 11 19 9 Активность 10 9 5 4 6 и предприимчивость Владение иностранными 5 3 1.........

языками Затрудняюсь ответить 4 2 2 3 2 Данный опрос, как и предыдущий, показывает, что для эстонцев их преимущес тва в политической власти вполне естественны и исходят в основном из двух предпосы лок: наличия гражданства и знания государственного языка. То есть преимущество эстон цев имеет вполне объективные причины. Следовательно, именно в этом видятся главные причины отстраненности неэстонцев от политики. Выяснить, так ли это в действительнос ти, помогает мнение натурализованных граждан из числа неэстонцев. Согласно их оцен ке, два упомянутых условия составляют лишь одну треть от причин монопольной власти эстонцев. Целая половина этой группы, впрочем, как и все неэстонцы, связывают главную причину преимущества в политике с этнической принадлежностью. Оценка эстонцев сво их преимуществ изменилась на политически более «корректную»: «национальность» в ка честве политического капитала оценивается скромным десятком процентов. Это мнение во многом может отражать реальный жизненный опыт людей, то есть ту действительность, что граждане среди неэстонцев на самом деле не конкурируют с эстонцами за политичес кие позиции. Это обусловлено как этнической разрозненностью в обыденной жизни, так и низкой вовлеченностью в партийную жизнь. Конечно, нельзя игнорировать и отрицатель ное отношение эстонцев к активному привлечению неэстонцев на работу в органы госу Полностью вопрос формулировался так: «Как известно, большинство постов в парламенте, правительстве, в органах местного самоуправления занимают эстонцы. Как вы считаете, в чем могут заключаться пре имущества эстонцев по сравнению с неэстонцами?»

 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине дарственной власти. Такая позиция, несмотря на позитивные изменения, остается все же преобладающей.7 В Таллине имеется некоторое представительство неэстонцев в горуправе и горсобрании. Достаточное ли там их представительство? - это отдельный вопрос.

Согласно результатам данного исследования 63% неэстонцев (против 43% эстонцев) доверяют городским властям. Поэтому можно предположить, что приведенные оценки скорее выражают общие этно-политические установки и отражают коллективное самочувствие, ког да к реальным фактам относятся лишь как к «подтверждающим правило исключениям». То есть вне зависимости от причин отстраненность меньшинств от представительной и исполни тельной властей несет с собой нарушение коммуникаций между клиентами и институциями.

Причем это касается не только языковых вопросов, но и общих вопросов культуры и ценност ных установок. Если учреждения не прилагают усилий к преодолению культурных или языко вых барьеров между собой и клиентами, это еще более укореняет и без того имеющиеся в об ществе предубеждения и негативные стереотипы, а также способствует социально-этничес кой стратификации. Если предотвратить возможности участия меньшинств в принятии поли тических решений и их выполнении, отверженная группа будет относиться к решениям как к чему-то чуждому, и выполнение этих решений либо придется обеспечивать с помощью адми нистративного давления, либо они по возможности вовсе будут игнорироваться.

. общественное благополучие и доверие к институтам Эстонское общественное мнение болезненно относится к увеличивающемуся нера венству в обществе и неравным возможностям пользования общественными благами. Понятие «две Эстонии», употребляемое учеными-социологами в качестве критической оценки модели общества, превратился в часто повторяющийся термин, которому каждая группа придает акту альный для себя смысл. Настоящий опрос показывает также, что наше общество не считается связным и основывающимся на общих ценностях. Общество видят скорее расколотым (1/4 оп рошенных) или с изолированными друг от друга этническими группами (61%). Всего лишь 9% опрошенных считают, что различные этнические группы имеют равные права. Принадлежность к тому или иному гражданству не влияет на эту общую позицию, но в малой степени наблюдает ся влияние этнической принадлежности. Мнение эстонцев несколько больше, чем мнение неэс тонцев указывает на равенство этнических групп, но общая картина остается той же - это обще признанная реальность. Респонденты выражают надежду на уменьшение раскола общества и увеличение равенства этнических групп. В то же время половина респондентов разделяют мне ние о том, что Эстония и впредь останется разобщенной по этническому признаку.

Общественное благополучие можно определить на основании разных критериев.

Такими критериями могут быть, например, т.н. индекс развития человека, уровень бла гополучия, степень свободы и другие. Одной из возможностей является также сравнение проблем различных этнических групп в этнически разделенном обществе, которые реша ются посредством институтов «большого общества». Если направление деятельности, а также «траектории» процесса принятия трудных и простых решений одинаковы, есть ос нование считать положение этнических групп в публичной сфере равным. Если же они различаются по своему характеру или степени сложности, это скорее указывает на различ K.Hallik „Kodakondsus ja poliitiline kaasatus…”  Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе ную степень доступности общих благ. Использованная в данном исследовании шкала со держит следующие возможные варианты ответов: «эта проблема разрешена», «не сталки вался с этой проблемой», «иногда приходилось сталкиваться с этой проблемой» и «это яв ляется для меня постоянной проблемой». В нижеследующей таблице приведены ответы только по двум последним вариантам, распределенные по гражданству респондентов.

Таблица . Встречающиеся проблемы и затруднения (%) иногда приходилось Это постоянная проблема сталкиваться с этой проблемой натурализованные натурализованные ранных государств ранных государств граждане Эстонии граждане Эстонии Граждане иност Граждане иност Граждане ЭР по Граждане ЭР по В связи с...

гражданства гражданства рождению рождению Лица без Лица без     правовым статусом и документами 3 19 0,0   1 1 устройством на работу 16 40 2   образованием (своим или детей) 9 27 3 6 8 общением с родственниками,   1 9 26 2 19 живущими за границей   поездкой за границу 5 15 0,0 1 6 1 приватизацией (земли, квартиры) 5 8 12 2... 1...

1 1 получением социальной помощи 7 11 0,0 1 1 участием в общественно 2 5 2 6 2... 2 политической жизни В указанных сферах жители получают бульшую часть общественных услуг или возможность свободно действовать в своих интересах. Допуск к возможностям в этих сфе рах жизни прямо или косвенно связан с наличием гражданства. Трудности, связанные с пра вовым статусом, касаются прежде всего тех, кто не имеет эстонского гражданства: как граж дан иностранных государств, так и лиц без гражданства, причем последние составляют це лых три четверти. И это несмотря на то обстоятельство, что у большинства лиц без граж данства имеется статус постоянного жителя, который, в свою очередь, должен обеспечивать равное обращение в большинстве сфер жизни наравне с другими жителями, а также воз можность путешествовать в соседние государства. Странным образом реальная жизнь ока зывается отличной от нормативов, и те, для кого отсутствует государственная защита в виде гражданства, вынуждены продолжительное время мириться с половинчатостью своих прав.

Вопрос формулировался так: «Сталкивались ли Вы лично со следующими насущными проблемами?»

 Эстония: межэтнические отношения и проблема дискриминации в Таллине По данным настоящего исследования, трудности при устройстве на работу и применении своих профессиональных знаний являются большей частью проблемой продолжительного этнического неравенства, на которую наличие или отсутствие гражданства в среднем име ет малое влияние. Ситуацию с возможностью получения требуемого или желаемого образо вания все неэстонцы оценивают как проблематичную. В целом приведенные данные опро вергают широко распространенное мнение о том, что отсутствие гражданства ограничивает только возможности участия в политической жизни. Скорее, мы имеем дело с положением, когда в результате безгражданства, или отсутствия именно гражданства Эстонии, накапли вается довольно широкий спектр проблем, начиная с недостаточного знания языка и неуве ренности на рынке труда, и кончая затруднениями в вопросах зарубежных связей.

Удовлетворенность общественной средой и чувство уверенности большей частью зависят от того, заслуживают ли доверия институты, несущие ответственность за общие ин тересы социума и благополучие членов общества. Доверие является важнейшим источни ком моральной легитимности. В настоящем исследовании, как и в исследовании 2001 года, респондентов просили оценить, насколько они доверяют различным государственным и об щественным институтам (всего предложено было оценить 12 институтов по четырехбалль ной шкале: «совсем не доверяю», «скорее не доверяю», «скорее доверяю» и «полностью до веряю»). Приведенная в следующей таблице раскладка представлена в виде доминантной шкалы, где из процента тех, кто высказался за доверие, вычтен процент не доверяющих.

Таблица . доверие к государственным общественным институтам (%) Гражданство респондента Этническая группа Граждане натура- Граждане Лица без Эстонцы не институт ЭР по лизо России/ гражданс- эстонцы рождению ванные других тва гражда- государств не ЭР 0   Президент ЭР 21 31 Парламент -2 14 34 -11 -5 - Правительство ЭР 8 28 10 -3 7 Суд 47 39 8 4 49 Прокуратура 42 34 14 12 46   Полиция 44 32 23 Таллинские городские    4 32 власти Профсоюзы 27 28 8 4 30     Церковь 48   Эстонские телеканалы 57 8 29 Эстоноязычная печать 33 36 0* 14 37 Русскоязычная печать -9 43 28 32 -14 Эстонии * 25% иностранных граждан доверяют эстонской печати и 25% не доверяют.

 Клара ХАЛЛИК. Множественность гражданства и самоопределение в эстонском обществе Показатели доверия институтам не являются постоянными, а могут довольно ощу тимо колебаться в зависимости от конкретных обстоятельств в общественной и политической жизни. Поскольку во время опроса не происходило никаких важных политических событий или кризиса, полученные данные можно считать показателем относительно прочных позиций.

Небезынтересным и проблематичным является тот факт, что большее доверие среди респон дентов заслуживают институты символичной власти: президент (среди респондентов-эстон цев) и церковь (среди русских). В то же время рейтинг демократически выбранного парламен та по сравнению с другими структурами государственной власти является самым низким.

На степень доверия оказывает влияние как наличие гражданства, так и этническая принадлежность респондентов:

- эстонцы/граждане по рождению в большей степени доверяют президенту, телевизи онным каналам и полиции;

- наибольшее доверие русских заслуживает церковь, затем следуют таллинские го родские власти;

- доверие новых граждан Эстонии к органам государственной власти в основном схо же с предпочтениями граждан по рождению, причем по сравнению с последними они больше доверяют правительству и особенно властям города Таллина;

- рейтинг полиции, прокуратуры и суда в целом высок среди обеих этнических групп и лиц с различными гражданствами. Это указывает на то, что в данных институтах не усмат ривается неравного обращения на основании языка или этнического происхождения. В формировании такой оценки сыграло роль то обстоятельство, что в данных институтах услуги оказываются помимо эстонского также и на русском языке, а среди полицейских, непосредственно общающихся с городским населением, много неэстонцев.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.