авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«НАШ ПУШКИНСКИЙ ДОМ ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В.Я. БРЮСОВА НАШ ПУШКИНСКИЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Ксения Дмитриевна вела со мной очень интенсивную переписку (сотовых телефонов тогда еще не было), писала она всегда на открытках, причем своим убористым, но очень отчетливым почерком, могла сообщить много ценного, сделать нужные замечания по работе, передать приветы своим знакомым в Ереване. Дома у Ксении Дмитриевны были многочисленные ящики с картотекой, причем особенно поражала фиксация ею всей опубликованной переписки, даже в отрывках. Создавалось ощущение, что она не пропускала без внимательного чтения не только ни один из издававшихся журналов, но и ни одну газету. Эта ее «домашняя» картотека очень помогала ей и нам в работе, она в своих изысканиях всегда опиралась на справочную литературу, не представляла, что можно начинать работу над какой-то темой, не составив по ней библиографического указателя.

Сейчас, в начале XXI века, когда очень многое можно узнать, нажав на клавиатуру компьютера, трудно даже воссоздать, с какими затруднениями сталкивались ученые, особенно когда надо было узнать что-то о творчестве писателей, исключенных из творческого процесса в Советской России.

Конечно, Ксения Дмитриевна сразу же получала все издававшиеся тома «Брюсовских чтений», которые она оценивала очень высоко, подчеркивала, что именно в Ереване были «озвучены» многие запретные имена. Особо хочу напомнить о том, что и она, и Д. Е. Максимов были поражены, получив «Брюсовские чтения 1966 года», где были статьи о К.

Бальмонте, В. Ходасевиче, Вяч. Иванове и других переводчиках, работавших вместе с Брюсовым над антологией «Поэзия Армении». Ксения Дмитриевна настойчиво рекомендовала продолжить составление брюсовской библиографии (издание кончалось фиксацией публикаций 1973 года), даже писала о необходимости в издающихся «Брюсовских чтениях»

«приложить дополнительную библиографию о Брюсове».

Ксения Дмитриевна успела и побывать в Ереване на межвузовской научно-теоретической конференции «Проблемы русской критики и поэзии XX века», проходившей 17-20 апреля 1973 года. Вместе с остальными участниками конференции она побывала не только в столице Армении, но и посетила Гарни, о котором отзывалась с большим воодушевлением, озеро Севан и другие достопримечательности. Она восторженно приняла только вышедший в прокат фильм Параджанова «Цвет граната», который она посмотрела в Ереване.

В своем выступлении «Изучение русской литературы конца XIX – начала XXв.” Ксения Дмитриевна затронула многие острые вопросы, отметила необходимость создания работ о русском символизме, футуризме и др.

После издания в 1976 году брюсовской библиографии наши личные отношения не прерывались, Ксения Дмитриевна постоянно консультировала наших молодых специалистов, мы, в свою очередь, посылали ей выходившие в Ереване издания;

она была очень благодарна за книгу «Блок и литература народов Советского Союза». В 1994 году, когда торжественно отмечалось 90-летие профессора К. Д. Муратовой, от нашего института был послан поздравительный адрес на имя юбилярши.

А. В. АВАНЕСОВА ЛЮБОВЬ, БОЛЬШАЯ КАК СТРАНА… «Неисповедимы пути Господни». В этом убеждаешься всякий раз, когда общаешься с людьми, узнаешь их судьбы, стремления и привязанности.

Камсар Нерсесович Григорян родился в Грузии, в деревне Гандза, жил в Санкт-Петербурге, но во все времена сердцем он был на своей исторической родине – Армении.

Если будешь в далеком, далеком краю, И тоской заволнуется сердце твое, В ней узнай одинокую грезу мою, О тебе замечтавшее сердце мое На протяжении всей своей жизни он остро переживал все коллизии, происходившие в Армении, радовался вместе с нами и переживал.

Ты не горда, страна моя, Ты с мудростью печаль сплетаешь, Заветы древни тая, Ты огненной тоской пылаешь.

И разве не за скорбь твою Тебе любовь моя и радость?

Как ты, и я покорно пью И горечь всю твою, и сладость.

Литература для Камсара Нерсесовича, как и для его дяди Ваана Терьяна, стала жизненным призванием. Доктор филологических наук К. Н. Григорян всю жизнь проработал в Пушкинском Доме (Институт русской литературы). Он был заместителем директора, заведующим рукописным отделом, консультантом.

Работая в институте русской литературы Академии Наук, занимаясь вопросами русской литературы, Камсар Нерсесович никогда не забывал родную армянскую литературу. Он изучал творчество армянских поэтов Аветика Исаакяна, Ованеса Туманяна, Ваана Терьяна, публиковал книги посвященные анализу их творчества. Интересна его книга «Поведай мне, Аракс могучий», где он собрал стихотворения армянских поэтов разных периодов. Он занимался вопросами русско-армянских взаимоотношений. В этой связи любопытна его книга «Из истории русско-армянских литературных и культурных отношений» (X – начало XX веков).

Бесценно то, что он всегда пытался быть связанным с искусством, с жизнью Армении, публикуя, издавая книги, знакомящие русского читателя с армянской литературой и культурой. Его любовь выражалась не только в словах.

В кабинете зам. директора Пушкинского дома стоял обычный сейф, но в нем хранились не документы и важные бумаги, а … проигрыватель и пластинки. После завершения рабочего дня из кабинета Камсара Нерсесовича доносились звуки армянской музыки.

Любовь – это чувство, которое можно испытывать не только к людям, но и к городу, стране. Так и Камсар Нерсесович приезжал в свою любимую страну «карот арнелу».

Приезжал он всегда осенью – лучшее время года в Армении, когда природа предстает во всем своем великолепии, вдохновляет. Были места, которые Камсар Нерсесович посещал в обязательном порядке. К таким местам относился и Эчмиадзин.

Любовь всегда имеет свои сложности, которые приходится преодолевать. Такие сложности были и у Камсара Нерсесовича. Был период, когда его не печатали в Армении, но он был выше всех проблем и оставался верен своей любви.

Но жизнь преподносит свои сюрпризы. Если раньше Ереван и Ленинград были разными городами одной единой страны, то наступило время, когда их разделила граница между разными государствами, и эта граница отдалила Камсара Нерсесовича от исторической родины.

Я снова здесь, и снова, как всегда, Мечтает сердце грустно и устало О том, что не случилось никогда, А может и случилось, только стало Далеким сном, недостижимым сном, Всего лишь сказкой, сказкой о былом.

Меня всегда удивляло, как человек, живущий в России всю свою жизнь, общающийся в русской среде, не просто не забывает родной армянский язык, но и говорит на чистейшем литературном языке. Камсар Нерсесович выписывал армянские газеты и пользовался малейшей возможностью говорить на родном языке.

Память о Камсаре Нерсесовиче Григоряне будет всегда жить в сердцах армянского народа.

P. S. В тексте использованы стихи В. Терьяна Э. Л. НУРАЛОВ К ИСТОРИИ БРЮСОВСКИХ ЧТЕНИЙ Брюсовским чтениям 34 года. Они имеют свою историю и свои традиции.

Небольшое "лирическое отступление" в справочно ознакомительном аспекте.

Когда в июне 1961г. решением Большого ученого совета Ереванского университета нас, группу молодых преподавателей – экономистов и филологов, направили в годичную аспирантуру МГУ для завершения диссертаций, мысль о восстановлении вновь русского пединститута в нашем сознании не возникала по той причине, что тогдашнее руководство республики весьма оперативно, без учета специфических условий национальной республики, выполнило указание Н. С. Хрущева о сокращении и ликвидации многих педвузов страны. В соседних республиках ни Тбилисский пединститут им. Пушкина, ни Азербайджанский пединститут им. Ленина не только не были ликвидированы и присоединены к университетам, но и увеличили прием в институты. Каково же было наше удивление, когда поздней осенью того же года я получил от Лазаря Вартановича Айвазяна письмо, в котором сообщалось, что из "авторитетных источников ЦК" стало известно о предполагаемом открытии русского пединститута, но уже, разумеется, без имени Жданова.

Далее говорилось, что по предложению кафедры (Л. Айвазяна) и декана ф-та (Сейраняна) было подано "соответсвующее прошение" в вышестоящие инстанции (Минвуз, отдел науки ЦК) республики. Так 1962г. ознаменовался возрождением русского пединститута с дорогим для армян и Армении именем Валерия Яковлевича Брюсова. С этого времени начинается "эпистолярно-телефонная эпопея" между руководством института и мною. Ректор института Мнацакан Оганесович Нагапетян прислал в Москву официальный документ, в котором разрешалось мне, как "полномочному представителю" института, вести переговоры с соответствующими институтами, учреждениями и частными лицами в Москве и в Ленинграде в связи с организацией и проведением всесоюзных Брюсовских чтений в Ереване. В письме Лазаря Вартановича Айвазяна были конкретно названы: институт мировой литературы им. Горького, МГУ, пединститут им. Ленина, Союз писателей, Лит. музей СССР, библиотека им. Ленина в Москве, Пушкинский Дом, ЛГУ, пединститут им. Герцена, БАН, библиотека им.

Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Оговаривалось, что мне предоставляется свобода и самостоятельность в поисках "имен" и "титулов" для соответствующего имиджа будущих чтений.

Разумеется, первый мой визит к Жанне Матвеевне Брюсовой.

Для всех нас, ереванцев, стал "родным очагом" дом № на пр. Мира, где проживали Жанна (Иоана) Матвеевна, ее племянницы и Елена Владимировна Чудецкая. С их помощью завязались тесные связи и контакты с братом и сестрой Валерия Яковлевича. И Александр Яковлевич, и Лия Яковлевна оказали нам большую помощь в организации и проведении Чтений. Лия Яковлевна подарила институту комплект журнала "Весы" начала века. Хотя с того времени прошло 35 лет, но некоторые "детали"' знакомства с вернейшим и преданнейшим другом жизни и литературным секретарем Валерия Яковлевича зримо представляются и сегодня. Незабываема первая встреча с Жанной Матвеевной. В первый мой приход дома были Жанна Матвеевна и ее племянница, Елена Владимировна в тот день отсутствовала. Узнав о цели моего неожиданного визита, Жанна Матвеевна, взволнованно-радостно перебивая меня, стала говорить: "Валеряшу это понравится". Тут уж "оторопел" я, но вскоре в разговоре заметил, что время неумолимо сказывалось на памяти нашей милой и дорогой Жанны Матвеевны.

Уважаемую Жанну Матвеевну иногда "заносило", она, к примеру, приговаривала "Валеряш меня отругает, я не успела накормить Муша". Не отпустила меня до тех пор, пока я не отведал вместе с нею и племянницей гречневую кашу с курицей.

Очевидно, гречка была в почете у Жанны Матвеевны, ибо ею она угощала меня дважды и зав. научн. частью института Амаяка Артемовича Галустова, и Паруйра Абрамовича Сейраняна, когда он приехал к ней в Москву в 1962г. В первый же день Жанна Матвеевна написала небольшое благодарственное письмо на имя Нагапетяна и Айвазяна и подарила институту ценные неопубликованные 12 страниц рукописей Валерия Яковлевича Брюсова, которые позднее, к великому сожалению, были утеряны в нашем институте (зав.

кабинетом О. Чобанян). Жанна Матвеевна с ноткой сожаления поведала о том, что архив Валерия Яковлевича Брюсова был продан Ленинской библиотеке за 250. 000 рублей, и что Коншина весьма добросовестно работает над архивом Валерия Яковлевича, и скоро выйдет в свет ее книга. Жанна Матвеевна тут же позвонила Коншиной и помогла мне встретиться с ней.

Следующие наши встречи непременно проходили в присутствии Елены Владимировны Чудецкой. Жанна Матвеевна часто вспоминала Макинцяна, называя его настоящим другом семьи.

Улыбаясь, Жанна Матвеевна добавила: "Я была прилежной ученицей Макинцяна". В подтверждение сказанного произнесла несколько армянских слов, всех их сейчас не припомню, но "Барев дзес" и "Айастан" были сказаны точно и уверенно. Все деловые и технические вопросы решались Еленой Владимировной Чудецкой, разумеется, в присутствии и с согласия Жанны Матвеевны. С Чудецкой сложились добрые отношения, хотя, должен признать, что первая встреча с ней была не из приятных. Елена Владимировна рассердилась на меня за то, что в первый день прихода домой к Жанне Матвеевне, в отсутствие Елены Владимировны, по ее словам, "я вырвал ценные брюсовские материалы". Вы воспользовались доверчивостью Жанны Матвеевны — таков был лейтмотив ее недовольства. Тщетны были мои попытки объяснить Елене Владимировне значимость задуманного и зарождающегося большого дела в Армении. Елена Владимировна упорно настаивала на своем. Отчаявшись, я на грузинском языке произнес "Гмерто мишвеле" (Бог, помоги мне). И в самом деле помог. Елена Владимировна улыбнулась и уже намного мягче произнесла: "Не буду судить строго земляка". Можете представить себе последовавший затем колоритный разговор двух тифлисцев, замелькали названия уголков старого родного города: Сололаки, Земель и Авлабар, вспоминали Верико Анджапаридзе и Вахтанга Чабукиани, театр Грибоедова с Товстоноговым и Нато Вачнадзе, нашли и общего друга — проф., зав. кафедрой русской литературы ТГУ Вано Шадури (кстати, тогда в 1961г. Елена Владимировна сказала, что у Шадури супруга - армянка по национальности).

Жанна Матвеевна и Елена Владимировна в несколько дней подготовили к отправке в Ереван дар: 2 картины-холсты (кабинет Валерия Яковлевича), гипсовую руку, бюст поэта из прес. картона, посмертную маску Валерия Яковлевича, черновики брюсовских стихотворений, несколько прижизнен ных изданий Брюсова с его пометками на полях. Я договорился с Пискулиной-Самойловой о закупке нашим институтом редких и нужных книг по русской литературе XX в. Все книги были доставлены в Ереван осенью 1962г.

С Еленой Владимировной Чудецкой мы побывали в гостях у Александра Яковлевича и у Евгении Колюжной. Александр Яковлевич написал письмо ректору института и Айвазяну, сообщив, что с радостью примет участие в чтениях, добавив при этом, что приедет в Ереван Александр Яковлевич не в качестве почетного гостя, а выступит с воспоминаниями о брате. Позже, в Москве 1963 г., Александр Яковлевич, делясь своими впечатлениями от двух Брюсовских чтений, говорил: "Брат мой, словно живой, познакомил меня с новым современным искусством Армении, с ее замечательными людьми: М.

Сарьяном, Т. Ахумяном и 3. Ясинской". Жанна Матвеевна и Александр Яковлевич в течение первых трех дней встретились с Шервинским, Поступальским и Пуришевым и заручились их горячей поддержкой. Московский поэт и переводчик Рогов был в курсе всех событий, предварительно получив письмо из Еревана от своего друга проф. Ганаланяна. Он проводил, если можно так выразиться, организационную работу в Союзе писателей. Н. С. Ашукин, В. А. Лазарев без колебаний предложили свою помощь. В институте мировой литературы им. Горького помощь оказывали Лева Арутюнов и А. Петросян, занимавшая видный пост в академическом институте. Проф. Б.

Пуришев соответственно "проводил работу" в пединституте им.

Ленина, помогал ему и К. Н. Ломунов. Признаюсь, я не ожидал такого энтузиазма у московских поклонников творчества Брюсова.

Несколько осторожной была реакция в "моем вузе" - на филологическом факультете МГУ им. Ломоносова. Зав.

кафедрой теории литературы проф. Ген. Николаевич Поспелов заметил, что в связи с Брюсовым придется "осваивать" всю литературу XX в., обладает ли республика таким количеством специалистов в этой области. Доцент той же кафедры П.

Николаев одобрил идею, заметив при этом, что он читал работы Айвазяна по теории литературы, но, к сожалению, не сможет участвовать в чтениях, т. к. завершает докторскую диссертацию по Плеханову. "Моя кафедра" русской литературы (зав. каф.

проф. А. Н. Соколов) одобрила нашу инициативу, предложили помощь В. И. Кулешов, П. Г. Пустовойт, доц. Орлов. Даже мой руководитель проф. Н. А. Глаголев, обычно строгий и немногословный, сказал: "Дело стоящее, но не затушевывать взаимоотношения Брюсова и Ленина". Акад. Н. К. Гудзий принял меня у себя дома (помогло письмо нашей преподавательницы Нины Ефремовны Вартапетовой, работавшей в годы войны в МГУ замдекана у самого Гудзия). В беседе за чашкой чая Николай Каллиникович пожелал удачи, но при этом добавил: "Не пасуйте перед трудностями, ведь весь архив Брюсова в Москве. Вам придется поднимать целину. Еще не систематизирован архив Брюсова, нет научной библиографии, отсутствует летопись жизни и творчества Брюсова". "Впрочем, чего это я вас пугаю, - улыбнулся Николай Каллиникович, - задумано доброе дело, уверен, сообща одолеете препятствия и трудности". Декан факультета Алексей Григорьевич Соколов, в недалеком прошлом был замом у Михайловского, крупного специалиста Союза по XX в., скептически отнесся к нашей идее. В довершение к сказанному добавлю, что весьма некстати во время нашего разговора в кабинет вошел "вечный" член партбюро Университета доцент Павел Юшин. Узнав о цели моего визита, он без всяких дипломатических приличий резанул (его любимое словечко):

"Кишка тонка, а замахнулись". Зав. кафедрой советской литературы проф. Алексей Иванович Метченко, сейчас точно не помню, высказал мысль, что любовь армян к Брюсову и предстоящие чтения - это и память сердца и доброта души благодарного народа, но не преминул заметить, что, мол, проведете два-три чтения, а потом Брюсов не "вытянет" на большее. Жизнь опровергла предсказания Алексея Ивановича Метченко, но, к его чести, в 1967 г., будучи по своим делам в МГУ, я услышал от Метченко лестные слова в адрес первых трех брюсовских томов.

По рекомендации Левы Арутюнова я встретился с Леонидом Ивановичем Тимофеевым (по тем временам теоретик литературы страны № 1). "Вы, очевидно, знаете область моих интересов и исследований, - сказал Леонид Иванович, - твердо обещаю брюсовцам (в Москве так произносили впервые) прислать приветственное слово от своего имени либо от института". Леонид Иванович сдержал свое слово, прислав теплое, сердечное послание. Московский штаб брюсовских чтений заработал энергично и вдохновенно. Предстояла поездка в Ленинград — (Санкт-Петербург). В Пушкинском доме АН СССР развернулась серьезная и основательная работа. Член корр. АН СССР Павел Наумович Берков был уже предварительно извещен письмом его аспирантки, Ачик Маргарян. Он дал согласие быть "своего рода научным руководителем" брюсовских чтений. Скромно, пожалуй даже робко, по-детски спросил: "Можно я приеду в Ереван с супругой?" Павел Наумович сам вызвался переговорить с Д. Е.

Максимовым, К. Д. Муратовой и с М. И. Дикман (блестящий редактор многих книг Алексеева, Лихачева, Максимова и др.). А уж со своим соотечественником (т. е. Камсаром Нерсесовичем Григоряном) договаривайтесь сами. Живой интерес проявили Е.

Н. Куприянова и Ф. Я. Прийма, но скептически отнесся Горелов.

Ученые Северной Пальмиры принимали самое активное участие во всех состоявшихся Брюсовских чтениях.

Мои разрозненные фрагменты воспоминаний, штрихи характеров относятся к разделу "решение организационных вопросов". Но как часто от их решений зависит судьба симпозиумов, конференций и чтений. И тут долг объективного мемуариста воздать должное Лазарю Вартановичу Айвазяну организатору и одному из руководителей первых пяти Брюсовских чтений. Я был свидетелем той громадной и разнообразной работы, которую проделал зав. кафедрой русской литературы пединститута им. В. Я. Брюсова. Поражаешься энергии и работоспособности Лазаря Вартановича:


редактировал все пять томов чтений, подготовил и разработал общие принципы и структуру будущей библиографии по Брюсову, вел постоянную переписку с учеными всего Союза, а также с зарубежными литераторами. Это с его помощью были привлечены к чтениям болгарский профессор Русакиев, чешская исследовательница Л. Моталова и др. Нужно было обладать авторитетом Лазаря Вартановича, чтобы отдел науки ЦК и Минвуз Республики без всяких проволочек шли навстречу многочисленным просьбам института. Об этих заслугах Лазаря Вартановича, а также об активной работе П. А. Сейраняна, Г. А.

Татосяна — первопроходцев армянского брюсоведения следует не только помнить, но и постоянно продолжать добрые традиции Брюсовских чтений.

ПРИЛОЖЕНИЕ I Публикация работ членов кафедры русской литературы ЕГПИРИЯ им. Брюсова (ныне ЕГЛУ им. В. Я. Брюсова) на страницах журнала “Русская литература”.

1. Маргарян А. Е., канд. филолог. н-к, доцент, аспирантка П. Н.

Беркова “Валерий Брюсов и шлиссельбуржец Николай Морозов”, 1965 г., N 2. Нуралова С. Э., канд. филолог. н-к, доцент ЕГЛУ им Брюсова. “Записка Теккерея И. С. Тургеневу”, 1985 г., N 4, с 232-234 Об этом см. Б. Пипия “Теккерей удивлен”, “Правда” марта. 1987 г., N 3. Сапаров К. С., канд. филолог. н-к, доцент ЕГЛУ им Брюсова “Гражданские традиции семьи Брюсовых (история знакомства Я. К. Брюсова с Н. А. Морозовым”, 1987 г., N II Работы членов кафедры русской литературы ЕГПИРИЯ им. Брюсова в оценке критики на страницах журнала “Русская литература”.

1. Л. Н. Толстой в “Ученых записках”, проф. Жданов. Дана оценка двум статьям Э. Нуралова. 1962 г., N 4, стр. 172.

2. П. Н. Берков. Первые брюсовские чтения в Ереване (13-15 дек.

1962 г.) 1963 г., N 2, стр. 18-22.

3. П. Н. Берков Третьи брюсовские чтения в Ереване (28-30 ноября 1966 г.) 1967г., N 4. Э. С. Литвин Брюсовские чтения., 1970 г., N 2, стр. 61-78.

5. “Советское литературоведение за 50 лет”, АНСССР, Ленинград, “Наука” 1968 г. В обзоре Г. Я. Галаган (с. 142-146) в числе лиц, изучающих эстетические взгляды Л. Толстого назван доцент кафедры русской лит-ы Нуралов Э.

6. О. Р. Демидова. Теккерей в России. Рецензия на книгу С. Э.

Нураловой “Теккерей в России”, 1989г. N 1 с. 225- 7. Н. Н. Мостовская в хронике “Двадцать пятая некрасовская конференция информирует читателя о сообщении канд.

филолог. н-к К. С. Сапарова “Некрасов в системе воззрений В.

Я. Брюсова в долитературный период и в 1890 годы” где прослежена эволюция Брюсова к творчеству поэта 1990 г., N 4, с 245.

III Члены кафедры русской литературы ЕГПИРИЯ им. Брюсова об ученых Пушкинского Дома на страницах армянской периодики.

О П. Н. Беркове 1. Э. Л. Нуралов, “Страницы истории института”. Ереван, Лингва, 2003г., с. 40.

2. С. Э. Нуралова, Актуальные проблемы литературы и культуры, ч. I, вып. 3, Е., “Лингва”. 2008г., с. 272 – 278.

О Д. С. Лихачеве 1. а) Э. Л. Нуралов, ж-л “Русский язык в Армении” N 3, 2000г., с.

55 - б) “Страницы истории института” с. 51 – 54.

2. Атаджанян И. А. Сборник статей, посвященный Д. С. Лихачеву, РАУ, 2007г.

О Ю. Д. Левине 1. С. Э. Нуралова, “Астхик”, сб-к статей, “Шекспировские дни в Ереване”, Ереван, 2002г., с. 104-108.

2. “Страницы истории института”, Ереван, 2003г., с. 54.

О К. Н. Григоряне 1. И. Атаджанян, Э. Нуралов. Рецензия на монографию К. Н.

Григоряна о романтизме Лермонтова, ж-л “Русский язык в армянской школе”. 1976г., N 5, с. 43 – 45.

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Адрианова – Перетц Варвара Павловна (1888-1972) Член-корреспондент АН УССР (1926) и АН СССР (1943). Труды посвящены древнерусской и украинской литературе, текстологии, компаративистики и др.

Кочеткова Наталья Дмитриевна (р. 1938) Доктор филологических наук, с 1988- заведующая сектором русской литературы XVIII в. Ответ. редактор сборников «XVIII в.”. Основные работы посвящены Карамзину, Радищеву, Фонвизину.

Лотман Лидия Михайловна (р. 1917) Доктор филологических наук (1974). С 1946 по 2001 работала в Институте русской литературы (Пушкинский Дом). Ответ.

редактор «Истории русской драматургии» (Л., 198-1987).

Основные труды посвящены Пушкину, Островскому А. Н., Тургеневу, Фету.

Чудецкая Елена Владимировна Исследовательница творчества В. Я. Брюсова. Принимала активное участие в создании дома-музея В. Я. Брюсова.

Грачева Алла Михайловна Доктор филологических наук, работает в Институте русской литературы (Пушкинский Дом). Основные работы посвящены русской литературе конца XIX и первой четверти XX в.

Атаджанян Ирина Артаваздовна Кандидат филологических наук, профессор ЕГЛУ им. Брюсова.

Основные работы посвящены древнерусской литературе и литературе XVIII в.

Даниелян Элеонора Степановна Кандидат филологических наук, доцент ЕГЛУ им. Брюсова.

Основные работы посвящены творчеству В. Я. Брюсова и русской литературе XX в.

Нуралова Стелла Эдуардовна Кандидат филологических наук, доцент ЕГЛУ им. Брюсова.

Основные работы посвящены русской литературе XIX в. и русско-английским литературным связям.

Аванесова Аревик Владимировна Филолог, журналист.

Первые брюсовские чтения На снимке: П. Н. Берков, А. Я. Брюсов, Т. С. Ахумян Зинаида Александровна, Дмитрий Сергеевич, Ирина Артаваздовна Атаджанян и прекрасная Армения Сфотографировал нас Дмитрий Сергеевич. Сардарапатский комплекс.

На снимке: Зинаида Александровна и члены кафедры русской литературы: М. Л. Мирза-Авакян, С. А. Эгикян, И. А. Атаджанян, Э. Л. Нуралов.

Юрий Давидович Левин На обороте надпись: «Дорогой Стелле, моей ученице, с сердечным оксфордским приветом» 5. VIII. Учебно-производственная летняя практика студентов V к. ЕГУ, 1960г. Руководитель – Э. Нуралов Учебно-производственная летняя практика студентов V к. ЕГУ, 1961г. Руководитель – Э. Нуралов Студенты на практике в Ленинграде, руководители:

Г. М. Агагабов, Э. Л. Нуралов Компьютерная верстка – компьютерный центр ЕГЛУ им. В.Я.Брюсова (руководитель – доцент В.В.Варданян) Технический редактор и корректор: И.К.Погосян Компьютерный дизайн: Н.М.Элчакян С.В.Аракелян Подписано к печати: 13.05. Сдано в печать: 01.06. Тираж Издательство “Лингва” Ереванский государственный лингвистический университет им. В.Я.Брюсова Адрес: Ереван, Туманяна Тел: 53-05- Web: http://www.brusov.am E-mail: yslu@brusov.am

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.