авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 15 |

«Эта книга написана навсегда 1 2 ШКОЛА БОГОВ Элио Д'Анна 3 4 La Scuola degli Dei Школа ...»

-- [ Страница 11 ] --

Первое, что я осознал, когда пришел в себя после того мгновения, что я сижу за угловым столиком в каком-то помещение. Судя по всему, это была какая-нибудь старинная чайная. Глядя в окно на тот кусочек города, что можно было разглядеть отсюда, я заметил, что эта деревянная постройка опираясь на сваи, возвышалась прямо посреди небольшого озера. Я тут же подумал о Dreamer. Я взглядом обвел весь зал, надеясь где-нибудь увидеть и Его, и тут же заметил, что Он сидит рядом со мной за столиком. Я приободрился и стал оглядываться по сторонам, отмечая про себя, что посетителями этой чайной были исключительно китайцы. Сами посетители, их лица и одежда, а также обстановка в зале, все, казалось сошло с литографии колониального периода, когда Шанхай был всего лишь маленьким рыбацким поселком;

это были первые годы его восхождения к вершине, пока он не превратился в один из крупнейших портов в мире. Голос Dreamer поначалу слабый и далекий, пробиваясь через громкий и частый говор посетителей, все отчетливее стал доноситься до моего слуха. Услышав первые слова, я подумал, что Он продолжает развивать тему, которую Он затронул раньше.

–...любая проблема человечества... от преступности благосостояния до эндемической нищеты целых регионов на планете – это, стало быть, всего лишь симптом заболевания ума.

Замечание Dreamer резко вывело меня из дремотного состояния. Однако эти слова явились лишь прелюдией к положению, которое однажды я признаю, как один из краеугольных камней в Его философской системе. Медленно, как бы украдкой, стараясь не бросаться в глаза, я выпрямлял спину и приготовился слушать Его с удвоенным вниманием.

Из Его рассказа стало ясно, что еще в самые дремучие времена невзгоды и несчастья человека были ничем иным, как материализацией его неполноты, отражением его разобщенного Естества. Это разобщение в психологии человека восходит к самому раннему детству человечества...

Я полностью опомнился и сознание мое до боли обострилось, едва я услышал такие Его слова:

– The world is such because you are such.

Мир, реальность, которые, как мы считаем, находятся вне нас, на самом деле, являются физическим отражением нашей психологии, нашего Естества. Что ж, здесь было над чем поломать себе голову.

Между тем две молодые официантки в национальных костюмах приблизились к нашему столику с подносами, они стали подавать нам чай. Dreamer замолчал. Он внимательно наблюдал за их действиями, казалось, что для Него это было дело чрезвычайной важности. На протяжении долгих минут руководство этим ритуалом полностью поглотило Его внимание, Он контролировал каждую деталь, не упуская ни единой, даже самой крошечной подробности, из той скрупулезно выполняемой церемонии.

Я же все это время пребывал во власти тревоги. Я сгорал от нетерпения, ждал, когда же Он, наконец, заговорит. Тайна тысячелетних язв человека и, быть может, даже корень моей же несчастливости должны были вот-вот открыться передо мной... Я был крайне удивлен и раздосадован от того, что Он прервал рассказ на такую невиданную по своему значению тему, чтобы заняться таким пустяшным делом. Естественно, я не осмеливался выразить вслух эти мои соображения, но тем не менее, продолжал подогревать свое недовольство. В то время я еще был уверен, что мысли невидимы, и что человек может скрыть то, что думает.

– На свете нет ничего, что было бы слишком маленьким или незначительным! – резко упрекнул меня Он, даже не взглянув на меня.

По-видимому, Он продолжал внимательно следить за продолжающейся церемонией.

Я же почувствовал себя так, словно Он поймал меня с поличным, и мучительно покраснел от стыда – Добейся того, чтобы каждое твое действие стало безупречным! – призвал меня Он. – Impeccability means not to performe a single unnecessary action$FБезупречность это умение не делать ни одного ненужного движения. (англ.).

А затем, выбирая в меню, которому, казалось, и конца-то не будет, сорт чая, который мы должны будем отведать, добавил:

– Когда что-то сделано хорошо – оно сделано навсегда! Об этом известно всей Вселенной, и тебе никогда не нужно будет повторять это... – Он помолчал немного, а потом продолжал:

– Только несовершенное все время повторяется. Совершенство же не повторяется никогда, потому что постоянно превосходит самое себя. Совершенная куколка должна прекратить свое существование в качестве совершенной куколки и умереть, чтобы стать существом высшего порядка.

Он развивал эту тему, объясняя мне, что благодаря вниманию и за счет настройки внутреннего механизма и самых махоньких шестеренок своей машины человек приводит в порядок мир и может даже изменить его историю.

– Эволюция Вселенной зависит от эволюции индивидуума, от его преобразования.

Индивидуальное и универсальное – это абсолютно одно и тоже, – заметил Он. – Такое толкование и положило начало развитию культуры и искусства в любых его формах...

Вот оно-то и должно снова стать центральным элементом в системе воспитания и образования каждого человека.

А потом Он добавил, что театр, сакральные танцы и все ритуалы, придуманные человечеством, происходят от такого понимания: «everything is connected$FВсе взаимосвязано между собой. (англ.).» Самое крошечное движение по вертикале в мире воли вызывает самые разнообразные перемены в мире событий.

– The universe is in our brain... is a seed within man which develops as he pleases$FВселенная находится в нашем мозгу, это – семя внутри у человека, которое развивается по его желанию.(англ.), – продекламировал Он и тут же добавил – Вот, почему, если бы человек намеренно воздействовал на самую маленькую вещь или доводил бы до совершенства самую простую вещь...

– Как, например, заваривание чая? – вставил я любезно, сделав попытку загладить свои неудачные соображения, которые выдали меня вначале, даже если я и не выразил их вслух.

– Или, по крайней мере, научиться безупречно подавать его,– до комичности серьезным тоном закончил мою мысль Dreamer, перехватив у меня мяч и ведя игру. Я заметил, что при этих Его словах официанточки переглянулись между собой и улыбнулись.

А я представил себе их почтительную с Ним солидарность, взаимное уважение к Dreamer.

Мысль что и они могли быть «людьми из Школы», как вспышка молнии, озарила мне сознание, и у меня даже дух захватило.

– Безупречно выполняя этот жест, он мог бы навсегда привести в порядок свою личную вселенную... выйти из полосы случайностей своего существования, где все, от рождения до самой смерти, уже запрограммировано, и изменить свою судьбу... Мир – это отражение, резонанс Естества… Как золотую россыпь, скрупулезно, до последнего зернышка, подхватил я каждое слово из Его урока и записал в свою записную книжку, а также описал те особенные обстоятельства, при которых Он преподавал мне его.

2 Разум человека вооружен Между тем молоденькие китаянки с изысканной пышностью накрыли наш столик. На белоснежной льняной скатерти с дорогой вышивкой был расставлен изящный драгоценный фарфор, и стали прибывать подносы со всевозможными сладостями и печеньями. Когда же, наконец, и эта часть ритуала завершилась, и Dreamer посчитал, что Его распоряжения самым точным образом были выполнены, Он вернулся к прерванному разговору.

Обведя подбородком все вокруг, чтобы привлечь к нему мое внимание, Он начал так:

– Все то, что ты видишь, и что можешь потрогать руками, то, что человек называет реальностью, это – психология... в твердом состоянии. Мысль человека материализуется и становится «миром». Facts are thoughts$FФакты – это мысли. (англ.).

Голос Его стал глубоким и захрипел, обнаруживая, что откровение, которое Он собирался мне поведать, причинит мне боль.

– Самая страшная болезнь человека, причина всех его злоключений, как индивидуальных, так и социальных, – это внутреннее разобщение, конфликтность в его психологии.

Едва Он сделал это замечание, разнообразные картины рассыпались, как в калейдоскопе, и пестрым вихрем закружились у меня в сознании отголоски сложенных человеком мифов, которые люди тысячелетиями рассказывали себе. На этом фантастическом фоне ярким пятном выделилась грандиозная сцена рождения богини разума, Афины, которая выпрыгивает, сверкая оружием, из раскрытых полых створок черепа Юпитера. Вооруженная Афина – детище мигрени бога или его кошмара.

– Этот миф – предупреждение, – не преминул прокомментировать это мое видение Dreamer, как всегда свободно проникнув в круговорот моих мыслей. Он ухватился за этот образ. – Разум человека вооружен!

Пока длилась пауза, я ждал, затаив дыхание.

– Это самый точный из диагнозов, которые цивилизация когда-либо смогла поставить своему недугу.

– Значит, в Древней Греции… уже знали, какой их ждал конец! – воскликнул я, возбужденный неожиданным открытием.

Однако Dreamer не сразу ответил на мой вопрос. Мое радостное возбуждение, взыгравшее в связи с Его заявлением, дойдя до кульминационной точки, стало быстро превращаться в тревогу. По мере того как я шаг за шагом постигал смысл сказанного во всем его многообразие, бремя того откровения становилось все тяжелее. С болью я осознал свою ограниченность, я был просто не в состоянии вобрать в себя всю его красоту и разум.

– Нет! Греции не дано было прислушаться к голосу своих мудрецов, она осталась глуха к голосу своих оракулов, – поправил меня Он – Установить в себе болезнь, признать свою вину – это уже само по себе выздоровление.

Пока я записывал ответ Dreamer, я попытался себе представить ментальные роды Юпитера, и тут мне на ум пришел ошеломляющий факт – ни одной иллюстрации мифа об Афине просто не существовало! Во всей истории живописи не было даже следа, запечатлевшего ее рождение и грандиозность этого пророчества.

– Человек не желает видеть свое безумие, он отказывается признавать разрушительный характер своего мышления, – объяснял мне Dreamer. – Много веков назад человечество было об этом предупреждено и чувствует, что над его судьбой нависла тень этого пророчества. Поскольку оно не может с этим согласиться и не знает, что можно предпринять, как можно от него избавиться, оно пытается вытеснить его из своего сознания и игнорировать его.

The recognition of the dark side within a man is the solution, the healing, the real salvation$FПризнание того, что в человеке есть и темная сторона равносильно разрешению проблемы, выздоровлению, истинному спасению. (англ.).

Он заявил мне, что если бы массы людей могли установить причину своих злоключений, они освободились бы от состояния рабской зависимости, в котором до сих пор живут. Но это невозможно. Только индивидууму доступен такой уровень сознательности. Масса не жаждет и не ищет пути самопознания. Она боится всего нового и неизвестного. Рабское состояние, в каком живет человечество, тысячи бед, преследующих его, зиждется на страхе перед неизвестным, который расстраивает и ослепляет его ум. Во все времена политические лидеры питали и укрепляли в массах фобию ко всему новому. Толпа не может мечтать.

Когда цивилизация больше не способна прислушиваться к Мечте, которая ее породила, голос ее светлых умов теряет свою силу, деградирует. Отсутствие светлых умов – это провозвестник упадка культур и цивилизаций, этот период сопровождается вспышками коллективного безумия, способного разрушить все, что было создано на протяжении многих веков мечтающими индивидами, поэтами действия.

– Масса – это призрак, – сказал в заключение Dreamer, – механизм, находящийся под влиянием всех и вся… У нее нет веры, нет собственной воли… она не способна созидать… она может только разрушать. В этом-то и заключается настоящая роль толпы… Только цельный человек, тот, у кого есть воля, способен мечтать и воплощать в жизнь невозможное… Все те идеи, что я услышал от Dreamer, можно было применить и к современным предприятиям и организациям. Я понял, что их век ограничен, и не потому, что у них могут возникнуть финансовые затруднения, или проблемы, связанные с технологиями или рынками сбыта, а потому, что в них нет ответственных, целостных людей: людей, способных любить.

По Его знаку нам подали заказ. На наш столик стали прибывать самые разнообразные сорта чая, один за другим, по стародавним, как сам Китай, законам обоняния и вкуса. Он с удовольствием вдыхал ароматные испарения, поднимающиеся из разных чайничков, и собственноручно разливал эти душистые напитки в наши малюсенькие чашечки. После длительной прогулки и всплеска эмоций, разбуженных такими потрясающими открытиями, я отдал должное накрытому столу, отведав по кусочку изысканное многообразие кондитерского искусства, представленного в различных блюдах.

Dreamer просто очаровал меня, рассказывая о легендарном происхождении некоторых пирожных, и раскрывая мне секреты рецептов и способы их приготовления, корни которых уходили в глубокое прошлое, вплоть до цивилизации Минг. Как всегда Он проявил себя любезнейшим и щедрым хозяином, но к еде так и не притронулся – Человек переплывает океаны, взбирается на самые высокие вершины, рискует жизнью в самых отчаянных предприятиях, – снова заговорил Dreamer. – Он удаляется в храмы, ашрамы и мечети.... сосредотачивается в молитве или совокупляется в сексе, выбирает путь покаяния или, наоборот, идет по пути распутства... в келье ли монаха или во время баталии в мире бизнеса... им всегда движет одна и та же цель – стремление достигнуть внутреннего единства... Человек всегда пребывает в бесконечных поисках своей полноты.

И даже все мирские религии, от психоанализа до коммунизма во всех его формах, это были лишь современные версии все тех же духовных исканий в условиях двадцатого века.

И их тоже, подобно религиозным конфессиям, можно было бы считать своеобразными опытами, частью бесконечных попыток, которые предпринимал человек во все времена и во всех цивилизациях для того, чтобы вновь обрести свою утраченную целостность: особое состояние уверенности, присущее ему от рождения, о котором в его атавистической памяти хранится воспоминание, как о потерянном рае.

– История человека – это путь назад, возвращение... а притча о блудном сыне – это не имеющая себе равных метафора этого пути, – заявил Dreamer. – Однако все конфессии позабыли смысл своего существования. Они стали приходить в упадок и постепенно превратились в свою противоположность... – в пропагандистский механизм смерти и идеи о ее неизбежности... Они всячески культивировали в человеке раскол и конфликтность, питая нетерпимость, противоборства принципов и всевозможные суеверия, вместо того чтобы излечить его от них...

Даже Христианство, вспомнил Dreamer, попав в руки людей с разобщенной психологией, постепенно претерпевало изменения и, даже не поменяв своего названия, докатилось до Святой Инквизиции. Ну, а в настоящие дни удары тарана парадоксов из Евангелия своей мощью могли бы и камня на камне не оставить от ментальных рамок старого человечества не попадают в цель, а облагораживающая сила их парабол, мудрость их экономических законов низведены до катехизиса для детей. Преподавание этого учения поручено несведущим наставникам, которые, вместо того чтобы пробудить человека от гипнотического сна, собственно, ради чего и появился на свет божий Евангелие, преподают самих себя, и, как это не абсурдно, даже увековечивают гипнотическое воздействие описания мира.

Уже много страниц в своей записной книжке успел я исписать мелким почерком, когда Он вскричал:

– Идею о бессмертии... о физическом бессмертии нужно прививать человеку с детства.

За внешне сдержанным тоном, каким Он произнес эти слова, я, однако, почувствовал мощь, героический пафос призыва к восстанию на всей планете. Свет молнии пронзил вековую тьму, и я увидел знамя, развевающееся над свалкой и гамом тысячи битв против суеверий, идолопоклонства и фанатизма всех мастей.

– Эту идею нужно преподавать на всех ступенях школ любого профиля и в университетах... Однако, следует соблюдать осторожность, постоянно помня о том, что стоит только кому-то усомниться в неизбежности смерти, он тут же наживает себе врагов в лице любой идеологии и всех религий без исключения, –закончил Он свою речь тоном прорицателя.

3 Животное, которое лжет В тот же миг мне стало все ясно. Словно кусочки мозаики встали каждый на свое место. Для каждого фрагмента Его необыкновенного учения нашлась ячейка, и на моих глазах он превращался в логический элемент целого представления, от которого у меня просто дух захватило. Наконец-то, появилось объяснение для тысячелетней истории бедствий, зверств и злоключений человечества. Наконец-то, удалось докопаться до подлинного смысла, вскрыть настоящую причину, не зависящую ни от времени, ни от географической точки, ни от какой бы то ни было этнии или вероисповедования, всему этому: и абсурдности тысячей конфликтов, и трагическому парадоксу нищеты масс в несметно богатой вселенной, и зверству людей, оставляющих умирать от голода и болезней миллионы детей, для спасения которых им достаточно было лишь пальцем шевельнуть.

Человек, как таковой, страдает умственным расстройством! А созданные им общества и учреждения – это материализация раскола в его психологии, его противоречивой логики, зеркальное отражение его веры в неизбежность смерти.

Я недоумевал, каким же образом и когда был причинен такой вред рассудку человека. Я готов был отдать все, что угодно, лишь бы узнать об этом! Да это бы стало самым сенсационным открытием за всю историю человечества и, безусловно, оказалось бы самым полезным. Я унесся далеко-далеко на крыльях своей фантазии. Я представил себе, как в составе научно-исследовательской экспедиции я поднимаюсь вспять тысячелетиям времени, чтобы найти событие, низвергшее человека до его нынешнего состояния;

у меня получилось что-то вроде путешествия на Луне в поисках утерянного рассудка Орландо.

– В традиционных Иудейско-христианских писаниях эта фатальная утрата называется «изгнанием из рая на землю», – вмешался Dreamer с ироническими нотками в голосе, – а заклеймена она там же как грех всех грехов, «первородный грех». The unforgivable sin$FНепростительный грех (англ.).

Я был готов задать Dreamer сотни вопросов. Какое же все таки это чудо, что я получил возможность черпать из Его неистощимой сокровищницы знаний, обратиться к особой авторитетности человека, который не истолковывает или выдвигает гипотезы, а действительно знает. У меня всегда вызывало большое любопытство символика в этой истории, мне бы хотелось побольше узнать, что означал тот факт, что Адам надкусил яблоко? А змий, а фиговый листок? Но, прежде всего, должен признаться, что я всегда робел, чувствовал себя «не в своей тарелке», испытывал некую немощь в интеллектуальном смысле, перед таким неоспоримым авторитетом, и тем не менее это бессмертное писание вот уже четыре тысячи лет утверждало, что такой незначительный факт мог породить такую трагедию. И почему, собственно, тот грех назвали смертным?

– «Надкусить яблоко» не было таким уж и незначительным фактом, – объяснял мне Dreamer. – Более того, это решающая метафора скольжения человека вниз по наклонной плоскости в Естестве, человека, который отрекается от своей природы и из творца низводит себя до уровня творения. Надкусить яблоко означало поверить в мир вне нас, в мир, который нас включает и управляет нами. Это означает придать консистенцию призраку инаковости.$FИнаковость – (от греч. heterotes, и лат. alteritas другой) – свойство или факт быть другим, отличным от себя, и отдельным от себя. – Прим. перев.... Этот факт ознаменовал начало зависимости человека и всей его трагической истории.

Dreamer продекламировал первые слова, сказанные Адамом. И они во веки веков прозвучали как стигматы, самообвинение, впавшего в немилость существа: «Я спрятался...

мне было страшно... Это не я... это сделала женщина, которую ты мне подарил...» Я чувствовал себя единственным очевидцем вселенской катастрофы, непоправимой трагедии.

Там, в тот момент, прямо у меня на глазах, разыгрывалась драма нашего морального разложения. Как наяву я почуял выход на сцену мира того существа, которое Dreamer так восхитительно окрестил: «животное, которое лжет».

– Слова Адама ознаменовали рождение зависимости, это и самый древний манифест заурядного человека, лживого и безответственного, следы которого «ты»

можешь найти, – сказал Dreamer.

Это «ты», оброненное Dreamer как бы en passant, возымело на меня такое действие, что тут же мне раскрылись головокружительно стародавние памятники, намного более древние, чем само «Бытие». Я представил себе недоступные или потерянные сокровища мудрости, бессмертным хранителем которых остался один Dreamer, о которых мне так никогда и не удастся ничего узнать. В очередной раз я столкнулся с тайной того Существа, который обладал способностями пересекать времена и цивилизации и знал секреты исчезнувших школ, которые, как похороненные под землей драгоценные россыпи, тщетно испускали свое сияние. Ошеломленный следовавшими одно за другим открытиями, между тем как слова Dreamer взрывались у меня внутри, провоцируя что-то вроде землетрясения в моем Естестве, дрожащей рукой я все же продолжал лихорадочно конспектировать. Заметив мою крайнюю бледность, Dreamer попробовал приободрить меня немножко и полушутливым тоном, намекая на мое место работы, стал слегка подтрунивать надо мной:

– Ведь как раз таки в слова Адама, в первых словах, произнесенных человеком, попавшим в беду, и уходят корни мышления служащего, отождествления человека с внешним миром и его зависимости от него!

Речь человека, с точки зрения Dreamer, это синтез его мышления и широты его личности;

речь Адама обличает разобщенность его психологии, crack в его Естестве. Если бы он и Бог были единым целым, как бы он тогда мог пожелать и возомнить себе, что станет лучше чем Он? Несомненно, что еще до появления Евы и змия, до момента искушения, Адам уже отделился от Него.

– Лгать, прятаться, обвинять, оправдываться, жалеть себя с тех самых пор стали и всегда будут словесными, но прежде всего психологическими стигматами человека, изгнанного из рая, существа, предавшего самого себя, потерявшего свою целостность.

Надкусив яблоко, Адам променял жизнь на смерть, свободу на зависимость, целостность на раскол. На смену бессмертия, присущего индивидууму от рождения, приходит вечность, раздробленная, бессознательная, смертная, низведенная до зоологического увековечивания, основанного на сексуальных спариваниях и на живородящем воспроизведении...

Dreamer продолжал говорить, а меня охватило какое-то очень странное ощущение – у меня мурашки побежали по коже, это ощущение ни с чем не спутаешь, оно всегда сопутствует озарению ума.

– Грех, совершенный Адамом, смертелен потому, что это «падение во время», – пояснил свою мысль Dreamer. – «Убеждение» Адама, что он может умереть, повергло его в гипнотическое состояние… Но человек не может умереть, он может лишь убить себя, – тут же осторожно добавил Dreamer с подчеркнутой осмотрительностью, словно посвящал меня в невероятную тайну. А следующее утверждение, само по себе уже весьма драматическое, Его анахронистический юмор окрасил еще и в pathos:

– Смерть – это всегда самоубийство!

Человеку давно пора вернуться домой, проснуться от своего затяжного сна и вернуть себе то, что ему принадлежит по праву... – потерянное бессмертие.

Я осознал, что под воздействием здравого смысла Его видения во мне происходили преобразования, почувствовал, как его химический состав проникал в мои органы, в клетки, до самых молекул и атомов. И пока Он говорил о зле всех зол на земле, об анцестральном происхождении раскола в человеке и его «грехе», я выздоравливал. Мое Естество переполнилось до краев неведомым мне до селе чувством благодарности.

4 «Стань свободным человеком!»

Мои мысли вихрем взвились вокруг необыкновенных вещей, которые я услышал в тот вечер. Все мои попытки упорядочить свои идеи, обуздать их или попросту остановиться на одной из них, оказались бесплодными. Непрерывным потоком одна мысль вытекала из другой, а потом они отрывались от меня, как листья срываются с дерева, и больше мне не принадлежали, они летели вдогонку друг дружке и кружились в беспрерывном танце, навеянном словами Dreamer. В чайную, где мы все еще сидели, все время заходили новые посетители, и шуршание сотни голосов, как биение крыльев насекомых, наполняли зал приятным гулом. Я вздрогнул от неожиданности, услышав Его шепот прямо у своего уха:

– Религия на планете – это раскол!... Божество, которому человечество поклоняется больше других, всегда одно и то же – это страх!

Эти слова огромной силы прокладывали себе дорогу в плотном гуле голосов. В этом безмолвии, в этом пространстве все мои мысли мгновенно успокоились, и Его острые, как скальпель, слова врезались в мое сознание и проникли до самых его глубин.

– Зависимость есть страх!... И ты тоже сделал себе идола из своего страха... Вот, почему ты все еще зависишь и до сих пор зарабатываешь себе на жизнь, спрятавшись за своей должностью служащего...

Я же знал, что рано или поздно, но этот момент придет, я даже приготовился к тому, что это ощущение не будет из самых приятных, но услышав тон Dreamer и слова, которыми Он начал свою обвинительную речь, я почувствовал, что дальше будет еще ужаснее. Тогда я вытащил свою записную книжку и притворился, что записываю, лишь бы спрятаться от Него, как я делал всегда, когда суровость Dreamer становилась просто невыносимой.

– Я пришел освободить тебя! – зашипел Он. – Я вошел в твою жизнь, потому что однажды ты мечтал стать свободным человеком...

Его голос изменился, стал вибрировать, и эти вибрации проникали в каждый уголок моего Естества и выискивали там страхи, где бы они не гнездились. А потом Он закончил:

– Но ты и после стольких-то лет, все еще влачишь рабское существование!

Услышав такое недвусмысленного замечание в свой адрес, я почувствовал, как моя внутренняя рана снова открылась и заныла. Больше всего меня разозлили и огорчили нотки разочарования, затуманившие Его слова, как будто Он незаслуженно обидел меня, как будто Его обвинение было несправедливым.

– Чтобы освободиться от твоей рабской зависимости, выйти их плена ролевых отношений, ты должен совершить переворот в своем мировоззрении, –учил меня Dreamer.

Он слегка отодвинул Свой стул назад. Я принял и расшифровал этот сигнал: близился момент нашего расставания. Наверное, на моем лице отразилась мучительная озадаченность.

Dreamer помедлил несколько секунд, будто подбирая слова, чтобы попонятнее объяснить мне то, что я еще не осознал, а потом сказал:

– Быть свободным означает быть свободным от мира...

– С чего же нужно начать? – решительно спросил Его я.

– Это упорный труд, который потребует от тебя годы и годы... Даже если ты начнешь прямо с этого момента, вероятнее всего, всей твоей жизни будет недостаточно...

Услышав такой ответ, я вообразил себе голые стены без единой зацепки, передо мной открылась перспектива звездных расстояний, а от target, которую мне предстояло достичь, меня отделяли эоны и эоны времени Я почувствовал, как моя прежняя решительность сменилась упадком духа и уныние овладело всем моим Естеством.

Dreamer же продолжал говорить, по-видимому, Он даже не обратил внимание на перемену произошедшую в моем настроении:

– Быть свободным означает освободиться от страхов, сомнений, тревоги и отрицательных эмоций... освободиться от предрассудков, предвзятости, от убого описания мира... Быть свободным от каких бы то ни было ограничений... свободным от лжи, от работы, которая для людей, подобных тебе, это все еще приговор, ярмо на шее, извращенное следствие библейского проклятия человеку...

Убеждение, что вне тебя существует реальность, превратило мир в твоего boss… Загипнотизированный отражением в зеркале, ты все еще ищешь поддержки в глазах других.

Эти слова подтвердили, насколько абсурдными были мои попытки в водах Dreamer дышать жабрами доисторического существа. Каждая Его фраза стала смертельной атакой на мое прошлое, на фальшь, что гнездилась во мне. Однако мне было известно и то, что, когда Dreamer нападал на меня с такой силой, моя жизнь становилась лучше, я освобождался от старого балласта, на его место приходило состояние уверенности, ясности решительности.

И все же, я страдал от каждого нанесенного Им удара и надеялся, что он будет последний.

Ну, хоть бы Он остановился, что ли!... Или, по крайней мере, дал мне хоть немного передохнуть, боже ж ты мой!... Только для того чтобы лишь выслушивать те слова, нужно было иметь силы, которые, временами, изменяли мне. Мой уровень сознательности был еще очень неустойчивым, появлялся и тут же исчезал, взлетал вверх и мгновенно опускался вниз, а сам я был не в состоянии контролировать такие резкие колебания. Ведь Его слова были живыми! Я чувствовал, как они настойчиво, с невыносимой силой давили на мои пределы до тех пор, пока те не поддались их усилиям и не рухнули вместе с предрассудками, анахроническими убеждениями и отжившими идеями... Все фибры моего Естества вибрировали.

– Быть свободным от ролей... от страха... свободным от отождествления с миром...

Эти слова подскакивали у меня в груди, как металлические шарики, катящиеся по наклонной плоскости моего существования. Вдруг они взорвались у меня внутри и бешено закружились вихрем разноцветных огней, звуков, образов... Голова у меня гудела, все пошло ходуном.

Dreamer посылал мне послание из будущего, Его пророчество о судьбе человека было настолько мощно и необыкновенно, что я не в силах был его вынести, вобрать в себя.

Мысль о том, что человечество может быть свободным от любой потребности, может выскочить из своей натуры (или, по крайне мере, того, что до сего момента, я твердо верил, было его натурой, но которое, в действительности, было его преисподней) мне казалось просто-напросто безумной.

Я бы мог отмахнуться от нее, отбросить ее прочь подальше от себя, но было уже слишком поздно. Представление Dreamer уже проникло ко мне внутрь и, откапывая там омертвевшие ткани и старые описания, пожирало их. Я не мог его метаболизировать, но и сил, чтобы вывести его изнутри, у меня тоже не было. Как одна клеточка человечества, как атом бессмертного тела, я знал, что Dreamer указывал мне путь, по которому все, «герои и полубоги сначала, а потом уж и все остальные», должны были пройти... и дойти до конца, пусть даже если и через тысячу лет. Пока Он говорил, я сознавал, что этот невероятный исход человечества уже начался. Некоторые индивидуумы уже сделали первые шаги, самые дерзновенные шаги – они усомнились в непобедимости смерти, больше не мирились с идеей о ее неизбежности. В ворота стучалась Индивидуальная Революция...

Я все писал и писал, не останавливаясь ни на мгновение, так что руку мне стали сводить судороги, и уже исписал много страниц. Исписав до конца последнюю страницу в записной книжке, я стал лихорадочно конспектировать на обратной стороне меню чайной.

Мне было уже все равно, было ли ясно, или рационально или приемлемо то, что Он говорил.

Важно было, писать законспектировать все. Я знал, что нельзя было пропустить ни единого слова, ни исказить ни один акцент... Я знал, что наступит день, когда я перечитаю все это и пойму;

или, может быть, смогу лишь передать новым поколениям искателей то, что сейчас мне так щедро дарил Dreamer, что я был вовсе не готов принять. Dreamer встал и, осторожно отодвинув стул, пошел к выходу. Я покидал чайную неохотно. Я понял, что мне хотелось бы прирасти ко всему этому. Я был готов обосноваться даже в баре. Я констатировал это свое состояние, заметив, что странная меланхолия черной тучей затмевала мне Естество, пока я, ускорив шаг, устремлялся вдогонку за Dreamer, который уже успел взойти на деревянный мостик. Неподалеку на стоянке поджидало клиентов несколько такси. Что же еще оставалось мне пожелать! Я уже сидел в старом лимузине, который должен был отвезти меня в отель. Когда же за мной захлопнулась дверца, и из окна машины я увидел Его, я вдруг испугался, что больше никогда с Ним не увижусь. Но Dreamer меня успокоил: Он пообещал мне, что мы встретимся на следующий день в то же время.

Пока я ехал в такси по улицам Шанхая, катил по flyover$FЭстакада (англ.) этого бескрайнего города, я все еще обдумывал Его слова. И даже когда я добрался до своего отеля, мои смятенные мысли по-прежнему были в беспорядке. В тот день Dreamer удалось перевернуть все мои убеждения. Я пришел к ошеломляющему выводу, что после той встречи с Dreamer от моих старых умственных схем, как от стен побежденного города, и камня на камне не осталось.

5 Отец Будды Я пришел на встречу с Ним за несколько часов до назначенного времени. Несколько западных туристов, да горстка прихожан входили и выходили из ворот храма Юфосы, этот храм и служил обителью статуи Будды из Белого Нефрита. В этом месте Dreamer и назначил нашу встречу. Чтобы убить время, я блуждая по лабиринту улочек старого базара. Проходя перед широкими воротами храма, я искал в толпе Его лицо, надеялся что Он неожиданно появится. Еще издали я заметил Его. Он шагал мне навстречу в сопровождении трех довольно таки высоких, во всяком случае, выше среднего роста, старцев сурового вида.

Один из них, с редкими волосами и в очках в тонкой золотой оправе, низко склонив голову, обеими руками передал Ему свиток. Потом я увидел как они раскланивались с Ним, выражая Ему небывалое почтение. Когда Он остался один, я пошел Ему навстречу.

Обменявшись беглым взглядом, мы обошлись без церемониала приветствий. Молча Он зашагал по дороге, тянувшейся вдоль крепостной стены, и я присоединился к Нему. Я удивился, заметив, что Он шагнул к входу в храм и стал подниматься по ступенькам, это мне показалось очень странным, после всего того, что Он мне наговорил по поводу религии, но тем не менее и я пошел за Ним.

Мы вошли в храм. Группа монахов седела за столом в углу, они что-то там ели. От огромного факела, горящего в центре внутреннего дворика, мы зажгли ритуальные палочки ладана и поставили их перед грандиозной статуей бога. Посетителей было немного, и спустя какое-то время мы остались одни.

– «Long but never belong!$FСтремиться, но не принадлежать! (англ.)»

продекламировал Он. Эта незабываемая эпиграмма была более полным и глубоким ответом на мою нерешительность, когда перед входом в храм я колебался, входить мне или нет.

– Уважай культы и религии всех народов, – учил меня Он, – но не исповедуй! Я все еще раздумывал над этим Его советом, когда Он вполголоса добавил: – Рядом со Мной ты сможешь изменить свои взгляды… а стало быть и свою судьбу.

Тысячи свечей, все как одна, склонили головки пламени, подтверждая Его слова, и заиграли радужными огнями на украшениях бога. Когда рядом был Dreamer, со мной всегда была Школа. Из своего рюкзачка я достал записную книжку и ручку и стал писать.

– Состарится, заболеть и умереть – это составные части описания мира, – так Он начал Свой рассказ, нашептывая мне Свои слова на ухо. – Люди считают, что это естественные и неизбежные события, и ни один человек еще не восстал против такого положения вещей. Это-то и есть следствие, вытекающее из системы их убеждений и ожиданий, и это стало общепризнанной истиной...

Происходит всегда то, что мы ждем! – решительным тоном заявил Он и добавил: – Заболеть, постареть и умереть – это только вредные привычки человеческого ума.

Эти слова, произнесенные перед лицом идола, в месте, где нас окружали божки из папье-маше, воплощение человеческих суеверий и предрассудков всех мастей, своей парадоксальностью форсировали мое Естество. Оказывается, Dreamer, как и Лупелий, считал старость, болезнь и смерть лишь «вредными привычками ума», от которых человеку нужно было избавиться. Я начал конспектировать и несколько минут, непрерывно писал. Он подождал, пока я не допишу до конца, а потом продолжил Свою речь, утверждая, что только «работа Школы» могла бы позволить человеку развеять чары колдовства, стряхнуть с себя многовековой гипнотический сон. С приходом нового образования (Он назвал его «вторичным образованием») у человека появилась бы возможность сойти со смертоносной колеи повторяемости.

Приближается момент, пророческим голосом заговорил Он, когда смерть выйдет из моды, человек начнет пересматривать свои убеждения и восстанет против идеи смерти и веры в ее неизбежность.

Он позволил мне поразмыслить над этими утверждениями, а потом знаком дал мне понять, что пришла пора уходить. Мы повернулись спиной к Будде и пошли к выходу.

Когда мы подходили к воротам, Dreamer, едва заметно склонив голову, приблизил губы к моему уху, как будто собирался сказать мне что-то по секрету. Его шепот и этот жест напомнили мне аромат воскресных дней моего детства, моих друзей-соучастников, Элио и Розарию, церковь Сан-Антонио Аббате, в которой всегда пахло воском и ладаном, и мою такую неуемную и непочтительную в этом месте радость жизни, неистощимый источник, питавший пересмешки и детскую болтовню. О-о, Dreamer знал все струны моей души, как свои пять пальцев. Всем Своим видом демонстрируя, что предпринимает максимальные меры для обеспечения секретности, Он сообщил мне:

– В истории Будды, однако, настоящим-то мудрецом, озаренным, был как раз таки его отец.

Когда мы вышли из храма, я попросил Его рассказать мне ту историю. Вот, так я и узнал, что отец Будды был одержим идеей оградить сына от каких бы то ни было источников деградации так, чтобы он даже и представления не имел о том, что такое предел. Он лично заботился о том, чтобы принц постоянно пребывал в радостной, жизнеутверждающей атмосфере, в окружении красоты и роскоши. Он постоянно менял при своем дворе придворных и свиту сына, а сам гримировал себе лицо, красил волосы и бороду, дабы в сознание молодого Будды не закрались мысли о существовании болезней, старости и смерти.

– И по сей день эта легенда является самой поучительной, хотя никто и никогда не передавал ее из поколения в поколение, – заметил Dreamerь. – Отец Будды прекрасно отдавал себе отчет насколько могущественно описание мира, ему хорошо была известна сила убеждений.

Ему удалось замыслить Школу для бессмертных и Training в духе бессмертия. В той школе молодой Будда воспитывался так, чтобы жить вечно. Свой рассказ Dreamer закончил выводом, утверждая, что того короля за то, что он мечтал о мире, в котором болезнь и старость были под запретом, и за то, что он посвятил свою жизнь тому, чтобы уберечь сознание сына даже от упоминания от них, его следует признать одним из отцов человечества и одним из самых дерзновенных духовных искателей во всей истории человека.

– Не случайно по воле предания он является королем, человеком regale/reale$FКоролевский/реальный человек (итл.). Игрой слов автор сопоставляет королевское величие этого человека с его реальной человеческой природой. Прим. Перев. – подчеркнул Он – На Олимпе героев миф о нем заслуживает место рядом с мифом о Прометее.

6 Зависимость – это невыносимое рабство Заход солнца. С набережной реки Бунд мы любовались панорамой Шанхая, наблюдали, как этот сказочный город постепенно превращался в бескрайний океан огней.

Dreamer только что начал говорить на самую больную тему. В храме Он только слегка ее затронул, и она осталась нераскрытой. Я знал, что на этот раз Он доведет дело до конца, и сделав глубокий вдох, я приготовился стойко перенести такую мучительную для меня операцию.

Отсутствие целостности у человека, его психологическая неполнота, его внутренний раскол и конфликтность были основными темами Его уроков в Шанхае. У человека больной ум, а мир – это отражение его безумия. История же о первородном грехе человека рассказывает о психологическом расколе, который произошел у него еще в самом раннем его детстве. Сейчас Dreamer подводил меня к новой теме. Он собирался обнажить корни, вскрыть причину зависимости человека.

– Свободным может быть только цельный человек, – сказал Dreamer в заключение Своей речи.

Я внимательно слушал Его, но не решался поднять на Него взгляд. Я притворялся, что рассматриваю отражение огней, дрожащее в водах реки, ее просторы были настолько невозмутимы, что иначе движение воды было бы просто незаметно.

– Человек с внутренним расколом просто не может не зависеть!

Эти слова сразу же сплавились с теми поразительными словами, которые я услышал от Него много лет назад во время нашей первой встречи.

– Работа служащего – это только видимое проявление зависимости... Это состояние не является следствием должности, или выполнения служебных обязанностей по контракту... оно не порождается принадлежностью к социальной категории...

Зависимость – это отсутствие воли… Оно обличает состояние страха, его принадлежность к кругам ада в Естестве...

Dreamer считал, что все началось с того момента, когда время человека стало товаром, то есть с тех пор, когда можно было купить его время, а не то, что он производил: идеи, материальные ценности, услуги. В этих условиях сформировалась бесчисленная армия, миллионы и миллионы, «зависимых», рабочих и служащих, которые готовы были продать свое время по твердой цене: столько-то в час и столько-то в месяц. Он подчеркнул, что это абсолютно современное явление, у него нет прецедентов во всемирной истории цивилизаций.

Слова Dreamer я сопоставил с неприятием и даже с отвращением древних греков и римлян к работе в любой ее форме, будь то физический или интеллектуальный труд. Во времена Гомера считалось, что нет хуже положения, чем быть thetes$FФеты (греч.) В Афинах по реформе Солона (594/593 до н. э.) низшая имущественная группа граждан: мелкие земледельцы, арендаторы, поденщики, городская беднота) – Прим. перев., работника, занятого в сельском хозяйстве, зарабатывающего на жизнь, продавая свои рабочие руки. В понятиях греков, больше всего на свете любивших свободу, изо дня в день зависеть от какой бы то ни было работы, чтобы только можно было прокормиться, было невыносимым рабством. Аристотель же утверждал, что всех тех, кому нужно было работать для ежедневного выживания даже гражданином нельзя было назвать. Наемные рабочие или ремесленники, труд которых оплачивался, не имели возможности, да и не могли принимать участие в политикой жизни государства, поскольку их работа препятствовала созданию условий для возвышения духа и для досуга. Мгновенно я отдал себе отчет, что еще до того как в голове у меня успел сформироваться умственный барьер, во мне проснулось и стало крепнуть неукротимое чувство враждебности. Я подумал, что такие взгляды еще как-то могли продержаться в Греции до IV века, но для общества, вступившего в третье тысячелетие, они были абсолютно неприемлемы. Благодаря этому-то осколку рациональности и разжигалась моя злость против неизбежного нападения, которое я уже улавливал в словах Dreamer. Я больше был не в силах сдерживать себя, и буркнул:

– Кто же это не отказался бы от работы, если б мог себе позволить такую роскошь, будь у него привилегии аристократа...

Да где там! Мои представления Dreamer вывернул наизнанку, как перчатку.

– Это-то и есть достигнутая степень внутренней свободы человека, –сурово заметил Он. – Это-то и есть победа над страхом, в результате которой человек принадлежит к классу героев, к людям, которые любят, мечтают, а не к тем, кто должен работать чтобы выжить...

Единственным занятием человека должна стать забота о поддержании Естества в возвышенном состоянии, в состояние покоя, он никогда не должен переставать мечтать... ну, а все остальное ему воздастся.

Только человечество, «воспитанное» в духе красоты, истины и благополучия, – продолжал Он развивать свою мысль, – только мечтающие, созерцательное человечество, с развитым чувством интуиции, может переносить силу бездействия – ответственность золотой праздности.

Старое человечество хочет продолжать работать… оно не знает, чем можно было бы занять себя, если бы оно перестало работать… оно хочет зависеть, оно уже решило жить под эгидой страха… своим природным достоянием и своим boss оно уже выбрало сомнение, – прокомментировал Dreamer, и в Его голосе послышались нотки горечи, словно Он наблюдал за печальными и непоправимыми последствиями космического поражения. – Человечество убивает себя, стремясь найти себе занятие, и из-за своих переживаний и хлопот оно превратилось в раба времени...

7 Vision and reality are one – Vision and reality are one. Мир – это твое представление. Изменись сам, тогда и мир изменится навсегда!… Это самая большая помощь, которую ты сможешь оказать миру.

– Ну, допустим, что я бы даже и изменился, – начал я задавать вопрос, выдвигая такое предположение, – что же тогда сталось бы со всем тем ужасом, несчастьями и страданиями, в которых живет мир? Как можно положить конец войнам?

– Мир – это ты!– нетерпеливо воскликнул Dreamer. – В мире происходят войны, потому что эти войны в тебе самом… Мечтатель верит только в самого себя, в свою безупречность, и он проецирует такой мир, какой он сам желает. Реальность, в которой он живет, – это точное воспроизведение его внутреннего рая, который он несет в себе.

– Но ведь реальность-то … – Реальность - это chewing-gum. Твои зубы придают ей форму… – Но ведь то, что я вижу, и до чего дотрагиваюсь… – Мир, который ты видишь, и который ты трогаешь руками, не объективный, и никогда он не сможет стать объективным…Он только отражает тебя... Научись быть блестящим, элегантным, роскошным, грандиозным, научись применять по назначению оскорбление и гнев, научись безукоризненно исполнять роль, которую требуют от тебя те или иные обстоятельства, будь смешным, ироничным, едким, мечтательным, игривым, здравомыслящим, искренним, спокойным и отчужденным.

Стань воплощением свободы. Посвяти себя самого и свою деятельность на то, чтобы сделать лучше человечество, освободив его от тирании и гнета во всех их видах:

политических, религиозных, социальных, умственных и эмоциональных, и ты увидишь, как на твоих глазах начнет наступать земной рай… Каждый раз, как я вспоминаю или перечитываю этот диалог, на память мне приходит эпизод из геометрической басни Эббота, в которой он описывает встречу в «Flatland» $F«Флэтландия» или «Плоский мир» – фантастический роман Эдвина Э.

Эббота – Прим. перев.между квадратом и сферой, между плоским созданием и трехмерным существом.

В Своей речи Dreamer оперировал такими понятиями, как слои и уровни, Он утверждал, что существует столько личных вселенных и столько реальностей, сколько людей живет на земле;

естественно, существо, обладающее плоским видением, не могло осознать такие Его идеи, в двухмерном восприятии жителя Флэтландии для них не было места.

8 Рабочая раса Dreamer утверждал, что только тот, кто в своем Естестве достиг самого высокого уровеня ответственности, может переносить условия существования без какой бы то ни было роли.

– Наступит день, когда ты освоишь их все и сможешь безупречно их выполнять.

огда-то ты и освободишься от них. Это завоевание может потребовать от тебя как несколько мгновений, так и целые жизни. Все зависит от тебя!

Он добавил также, что у простого человека не хватит сил чтобы выдержать ответственность такой степени свободы.

– Лишь человеку, сумевшему заметить проблеск вечности, дано добиться этого!– сказал Он в заключении. – Ниже уровня цельного человека, существование закрепощает тебя в жесткие рамки роли.

Кроме того Dreamer учил, что роль оценивает нас и обнаруживает степень нашей свободы.

На заре индустриальной революции род «sapiens» оказался на перепутье своей эволюции. С существами, работающими в кабинетах и на фабриках в мире, стали происходить разительные соматические, психологические и поведенческие изменения, из которых вырисовывались черты нового рода.

«Рабочая раса» – вот, так окрестил ее Dreamer.

– Ее основной характеристикой является способность стоически терпеть невыносимые муки зависимости, – полусерьезно-полушутливо заявил Он.

Dreamer добавил, что со временем эта ветвь человечества стала настолько многочисленной, что она развилась в доминантную группу, самую распространенною на нашей планете. Он счел нужным так же уточнить, что подобные перемены происходят и у животных, в результате приручения их или одомашнивания. Нарочито медленно Он принялся перечислять признаки таких изменений У животных, говорил Он, мускулы расслабляются, нарастает обильный слой жировой ткани, живот становится дряблым и отвисает, основания черепа и конечности укорачиваются, наблюдается бледность кожных покровов, преждевременное старение, благодушный нрав… Называя все эти характерные особенности, Он в упор смотрел на меня, измеряя меня взглядом с ног до головы, Он буквально буравить меня Своими колючими глазами, а потом увеличив Свое притворное удивление, дал мне понять, что и во мне Он обнаруживает все эти симптомы, свидетельствующие о том, что и я принадлежу к «рабочей расе». Он продолжал разыгрывать передо мной свою пантомиму до тех пор, пока на полном серьезе не попросил у меня разрешения воспользоваться моим примером как живым доказательством справедливости Своей теории.

Заметив застывшее у меня на лице выражение обиды и стыда, Dreamer больше не смог сдерживаться и в открытую расхохотался. Только тогда я понял, что Он попросту меня разыгрывал.

А меня же, будто парализовало, мышцы лица напряглись и затвердели, как у мертвеца, и как бы я ни старался разделить Его веселье, мне так и не удалось присоединится к его заливистому смеху, хотя, должен признаться, мне весьма редко доводилось видеть, чтобы Он так смеялся.

– Наблюдающий за собой человек, может посмеяться над самим собой, и таким образом освободиться! – спустя какое-то время прокомментировал этот эпизод Dreamer… – Если мысли у тебя в беспорядке, понаблюдай за неразберихой у себя внутри, и ты от нее освободишься. Self observation is self correction.


В тот раз Он поведал мне, что в действительности, истинная религия заурядного человека состоит в отождествлении себя с внешним миром. Человечество и по сей день находится в таком состоянии оттого, что у него не развиты способности к самонаблюдению.

– Если бы ты мог понаблюдать за своим внутренним адом, он бы тут же исчез, а ты мгновенно выздоровел бы, и о твоем выздоровлении узнала бы вся вселенная.

А вот, сейчас, когда я анализирую ту свою реакцию, я вижу уязвимость человека, которым я был когда-то, и понимаю, насколько тот человек был далек даже от того, кто только что ступил на путь завоевания своей целостности.

Больные, о которых упоминается в Новом Завете: слепцы, хромые, глухие, прокаженные, на самом же деле, были живыми метафорами психологически неполноценного человечества, которое в то время, по крайней мере, осознало собственную неполноту и было готово вступить в область оздоровления. Это-то и были те мужчины и женщины, немногие из тех немногих, кто мечтал добиться своей целостности.

Больно было выявить это в себе и признаться самому себе, что я еще не достиг такого состояния, что я принадлежал к расе Никодима, к сброду людишек, погрязших в мире видимых ценностей, привязанных к уже покрытым пылью и плесенью учреждениям и храмам, к бесполезным ритуалам, людишек, неспособных расстаться с ложными убеждениями старого ради великого индивидуального предприятия.

Несомненно, я не принадлежал к человечеству, которому дана было вера, которому дано было то, что Dreamer называл волей, Мечтой. Dreamer был и много лет представлял собой угрозу моему мировоззрению, моим убеждениям, и всему тому, что по моей же воле стало моей жизнью. Теперь я уже понимаю, что исцелиться значит дойти до корней этой грешности. У нас в Естестве есть настоящая причина этого handicap$FНедостаток, порок (англ.), а также и всех наших бед и злоключений.

–Ты сам и есть начало и конец каждого явления. Проконтролируй его у самого истока. Этот враждебный мир, мир страданий, создал ты, и только ты и можешь его изменить.

Выздоровление – это inside-out процесс, он протекает изнутри и кнаружи.

Выздоровление начнется, стоит тебе только этого пожелать, – завершил свою мысль Dreamer. Он рассказал мне, что чудеса из Нового Завета, на самом деле, были «свидетельствами». Он признался, что даже Ему было не под силу оздоровить человека, который бы еще не выздоровел внутри.

«Иди же, это твоя «воля» излечила тебя!»

9 «Делай только то, что нравится!»

«Трудиться это рефлекс неполной психологии.

Роль, которую человек выполняет в мире, это и есть самый верный признак его неполноты, это самый простой способ докопаться до причины всех его бед.

Ты можешь делать только то, что ты собой представляешь. Когда ты это усвоишь, когда эта идея войдет в твою плоть и кровь, ты поймешь, как можно повлиять и на причину. Изменять самого себя означает каждый миг вмешиваться в свой образ мышления и восприятия, означает осветить лучом света свою жизнь. Чем больше ты будешь узнавать себя, тем больше будут сублимироваться твои роли.Чем выше будет степень твоей ответственности перед самим собой, тем меньше ты будешь зависеть.

Это позволит тебе избежать страданий, присущих любой роли, а работу-обузу превратить в Мечту.

Труд будет сублимироваться до тех пор, пока в одно прекрасное время навечно исчезнет из жизнедеятельности человека.»

Кроме этого Dreamer мне рассказал, что на протяжении тысячелетий труд был отражением проклятия... следствием грехопадения человека. Изучая себя и наблюдая за собой, человек сократит расстояния меду собой и миром, который он спроецировал, и таким образом он исцелит, восполнит неполноту состояний своего Естества, а стало быть, и свою реальность.

Благодаря Dreamer я смог понять, что во все времена и во всех цивилизациях отличительным признаком работы был тяжкий физический труд и такое понятие укоринилось до такой степени, что само слово стало синонимом таким понятиям, как принуждение, напряжение сил. В приданиях и языках различных народов библейские проклятия, обрекающие человечество на страдания: мужчин – на тяжкий физический труд, а женщин – на муки деторождения, переплетаются и обнаруживают их общее начало. Такое понятие зарегистрировано и запечатлено навсегда во французском языке в слове «travail»$FТруд, роды (фр.), в англосаксонском «labour»$FТруд, роды (англ.), точно также, как и в испанском языке, а также в древних диалектах Южной Италии – прямых наследников и невидимых приемников представлений древних греков.

– Работу нужно превратить в Мечту! – с жаром провозгласил Dreamer.

Его призыв прозвучал, как боевой клич, способный разжечь огонь в сердцах людей и созвать бесчисленные армии под знамена единого крестового похода.

– Отдай все свои силы и время, энергию и все, что у тебя есть, на осуществление того, что ты желаешь по-настоящему!

Вот с каким призывом обратился Dreamer к аудитории людей на всей нашей планете, готовых прислушаться к Его голосу, к миллионам людей, которые, подобно мне, забыли о волшебном полете, о своей Мечте.

– Искусство мечтать означает любить себя внутри, – учил меня Dreamer.. – Чтобы раскрыть в себе волю, чтобы вновь обрести утраченную целостность потребуются долгие годы самонаблюдения и внимания к себе.»

Dreamer сказал, что молодежи легче разобраться в себе и понять, чего они хотят на самом деле. Воля, Мечта у молодого человека еще не полностью погребена.

– Настоящая школа уничтожает все, что препятствует Мечте. Вместо того чтобы прививать фальшивые, бесполезные знания, подлинная школа должна освобождать молодежь от страхов, суеверий и гипнотического сна, который их запирает в гетто зависимого человечества.

Мой отец, по своему, пытался заботиться о моем духовном развитии, выбирая для меня школу Естества среди религиозных учебных заведений. Однако, Варнавиты$FВарнавиты – римско-католический монашеский орден, образовавшийся в Милане ок.1530 и получивший своё название от отданной ему во владение церкви св. Варнавы в том же городе. Главной задачей ордена было противодействовать широко распространившейся в то время безнравственности и неверию. Этот орден верно служил своей Церкви, особенно впоследствии, когда к своим обетам присоединил еще и обет преподавания в духе римского католицизма в средних учебных заведениях. Этот орден продолжает свою деятельность доселе, как в Европе, так и в Америке. – Прим. перев.уже в те времена попавшие в плен описания мира, перестали готовить ответственных людей, так сказать, аристократию власти, способную принимать решения. Они тоже забыли.

– Кто любит то, чем он занимается, не зависит. У того, кто любит, нет времени, которое он мог бы продать… Только того, кто не любит можно принять на работу и платить ему. Человеку, который любит, заплатить невозможно.

– Одно из самых больших заблуждений работающего, – сказал Dreamer, – есть его убеждение в том, что он получает вознаграждение. На самом же деле, то, что считается вознаграждением, заработной платой или жалованием, – это только скромное, частичное возмещение вреда, который причиняет человеку его зависимое состояние.

В своих записях я подчеркнул несколько раз это определение Dreamer, которое на много световых лет опередило все убеждения и понятия человека. Я почувствовал «здоровую» боль, которой болит заживающая рана, от осознания того, до какого морального и физического упадка дошли мужчины и женщины или, лучше сказать, они себе навязали, работая без творческой искорки, без любви к своему делу, в психологически загрязненной среде.

В общем и целом система взглядов Dreamer предвещала приход нового человечества, более ответственного, более свободного и счастливого, избавленного от плена зависимости. Он считал, что наступит день, когда каждый человек будет заниматься только любимым делом. Он предсказывал, что этот процесс перерождения будет неизбежно сопровождаться ускоренным развитием экономики и постепенным и неуклонным сокращением доли работы-обузы, тяжкого труда в жизни человека, а также понижением значения традиционной системы образования и воспитания, вплоть до ее упадка.

В основе экономики лежит не работа, а счастье.

Счастье и есть экономика.

Школы же старого человечества зиждутся на концепции, противоположной этой.

Они являются приемнками умственных установок всего человечества, в представлениях которого работа по-прежнему остается источником страданий и проклятием;

общества, которое когда-то было основано на подневольном труде рабов и которое сегодня вынуждено формировать армию пораженцев, людей способных смириться с невыносимыми муками зависимого состояния.

– Уже в возрасте семи лет дети спартанцев переставали зависеть, их отдавали в школу мужества, где из них выковывали героев, лучезарных воинов, непобедимых. Сегодня же дети их возраста вступают в ряды грустной армии взрослых.

Их преобразование происходит прямо на глазах. День ото дня вкус к игре, свежесть впечатлений, энтузиазм, приспособляемость, смелость заменяются усвоением эмоций, на первых взгляд. вполне человеческих: завистью, ревностью, обидчивостью, злобой, тревогой, страхом, они приобретают вредные привычки: жаловаться, прятаться, уклоняться, лгать, у них появляется чрезмерная многословность и они искажают свои лица, имитируя гримасы, которые являются масками их деградации.

Заключить в клетку свободу ребенка, подрезать крылья его Мечте – безнравственно, однако человечество, как таковое, не в состоянии это заметить, а посему и расплачивается за это тысячами социальных язв, по сей день разъедающих его, а его экономика и по сей день основывается на катастрофе.

Надолго воцарилось молчание. Исполинские воды Хуанпу поглотила ночь, и только по движению катеров несмотря на поздний час все еще интенсивному и по их перехлестывающимся сигнальным огням можно было угадать ее присутствие. Стоя под фонарем на набережной Бунд, я заканчивал конспектировать этот незабываемый урок, завершившийся такими словами:


– Подобно тому как со временем мы перестаем замечать стук колес поезда, так и болезненные ощущения зависимого состояния постепенно сливаются у нас с ощущением нормального существования. Мы начинаем воспринимать их как его естественную константу и, что абсурднее всего, наше зависимое состояние внушает нам чувство уверенности в жизни. Выйти из него во взрослом возрасте просто невозможно.

10 Ужасное и прекрасное направление… Между тем этот уголок набережной Бунд с огромными фонарями, деревянными и чугунными скамеечками оживился прямо на глазах и как в старые добрые времена выказывал все признаки блаженной, праздной жизни элегантного бульвара – места променада космополитов, по которому неспешно прогуливалась туда-сюда тьма пестрого и разношерстного народа. Пешком мы дошли до Peace Hotel, с террасы ресторана которого открывался чудесный вид на набережную реки и на Oriental Pearl TV Tower$FТелебашня «Жемчужина Востока» (англ.). И архитектурный ансамбль, и сама ambiance$FАтмосфера, среда (фр.)начала прошлого века, которую подчеркивали джазовые мелодии оркестрика, наигрывавшего на цокольном этаже здания, создавали впечатление, что мы перенеслись на машине времени в прошлое, эдак лет на сто. Все было просто великолепно, но я, глубоко погрузившись в тяжелые раздумья, молчал. Жестокие слова, сказанные Dreamer в тот вечер, оказались только прелюдией. Я предчувствовал, что самые щекотливые и деликатные темы этой встречи были еще впереди.

Директор отеля принял нас, как почетных гостей. Он лично с двумя безупречно вышколенными официантами сопроводил нас до нашего столика. Мне показалось, что matre хорошо знаком с Dreamer, судя по тому как он себя вел с Ним и информировал Его по поводу того, как шли дела в тот вечер в отеле и в ресторане, а также по некоторым другим признакам, которые я заметил при входе в отель. Вот я и подумал, что здесь Dreamer представляет собой нечто большее, чем просто уважаемый клиент.

Я нервничал. Мне бы хотелось чтобы разговор между ними никогда не кончался, чтобы matre не отходил от нашего столика, чтобы момент, когда я останусь с Dreamer наедине, наступил как можно позднее. С ужасно серьезным видом Dreamer начал разговор такими словами:

– Любой аспект жизни человека, любое решение, которое он принимает, любой выбор, который он делает, соответствуют уровню его ответственности перед самим собой... Именно это определяет его роль в мире и предопределяет судьбу, какую он заслуживает.

В Кувейте начали складываться условия для того, чтобы ты смог перейти на более высокий уровень существования... но такому человеку, как ты, все еще терзаемому сомнениями и страхами, шанс, выпадающий ему в жизни, представляется смертельной угрозой … Может показаться, что ты от всего отказался. Ты полагаешь, что выбрал более простой путь, более спокойную жизнь, но правда-то только в том, что ты был еще не готов воспользоваться возможностью, которую Я тебе предоставил! – упрекнул меня Он.

Его взгляд еще больше посуровел.

– Твой уровень ответственности не мог вобрать в себя такое процветание. Таким людям, как ты, свобода внушает страх. Уже в который раз мир зависимости засасыает тебя и снова забрасывает в самые темные круги существования, чтобы снова могли повториться несчастья из твоего прошлого.

– Если Ты уже знал, что я, наверняка, откажусь, зачем же тогда…, – начал было я задавать Ему вопрос, да так и не закончил: горло мне сдавили спазмы наворачивающихся слез.

– Ведь это был единственный способ дать тебе понять, что подарить ничего нельзя! За все, что человек получает, он должен расплачиваться. Расплата происходит в его Естестве.

Человек может иметь только то, что включает в себя его представление, может обладать только тем, за что он несет ответственность.

Этот урок стал краеугольным камнем моего обучения.

– Nothing is external, – снова напомнил мне Он резким хриплым голосом. – Неподготовленный человек, даже если ему временно благоприятствует какое-нибудь событие или обстоятельства во внешнем мире, все равно впадает в бедность, если размеры того, что он имеет, превосходят уровень его Естества.

Богатство, благосостояние и качество жизни человека, государства или целой цивилизации зависят не от наличия или от изобилия средств и материальных ресурсов, но от широты их Естества. Их образ мышления, восприятия и деятельности, высота их устремлений и глубина их идей, то, во что они верят, и то, о чем они мечтают, предрешает судьбы людей.

– Be a King and a kingdome will come$FБудь королем, и у тебя появится королевство.

(англ.), – провозгласил Он.

Каждая фибра моего Естества запечатлела слова этого закона.

– Королевское величие Естества всегда предшествует зарождению королевства.

В Кувейте степень твоей ответственности прошла проверку, ты должен был на собственном опыте убедиться, как страх человека создает адские условия в мире событий. Именно страх заставляет тебя зависеть от места работы, от женщины, от наркотиков… Именно страх убеждает тебя, что зарплата может защитить тебя, дать тебе уверенность в завтрашнем дне.

Кто не знает самого себя, кто не может владеть состояниями своего Естества, никогда не сможет ничего сделать ни для себя, ни для других.

Человек может выбрать только самого себя! Твоя влюбленность – это еще один способ убежать от ответственности. И женщина, которую, как ты полагаешь, ты любишь, и она тоже является преломлением твоей склонности к зависимости.

Мне бы уж давно пора было привыкнуть к тому, что мгновенно вспыхнувшее во мне неприятие идей Dreamer было самым верным симптомом их действенности. Они разрушали мои умственные схемы, от них взлетали на воздух мои отжившие свое идеи и вредные установки. Тем не менее, каждый раз я Ему сопротивлялся и восставал против нестерпимого давления Его присутствия, которое обрушивало всю свою тяжесть на каждый квадратный сантиметр моего Естества.

Dreamer всегда был прав. Следуя Его советам или просто помня Его уроки, я не мог потерпеть неудачу, ошибиться или навредить себе, отступить от выбранного пути. Нетрудно себе представить, насколько невыносима мудрость Говорящего Сверчка Пиноккио, уже решившего оставаться деревянным и повиноваться невидимым нитям.

В тот вечер заряд Его слов обладал еще большей подрывной мощью;

они были слишком революционными, чтобы можно было выдержать их тяжесть и неисчерпаемую энергию. Воспринять и освоить идеи высшего порядка для того, кто к этому еще не готов и отказывается их понимать, это каждый раз очень мучительная операция. Только для того чтобы выслушать их необходимо было расширять психологическое пространство, придавать ускорение мышлению, изменять твердые убеждения и укоренившиеся привычки.

И каждый раз я обнаруживал свою абсолютную неподготовленность: я не мог ни принять, ни ассимилировать их в себе. Каждый раз я воспринимал философские уроки Dreamer как противоречие всему тому, во что я всегда верил, более того, Его философия мне казалась просто-напросто богохульством и самым настоящим неподчинением естественным законам природы, освященным историей и здравым смыслом. Идеи Dreamer у меня под ногами разверзали пропасть от вывернутого с корнями мировоззрения, но они также указывали полный опасностей переход к новому человеческому роду, у которого ничего общего не было со старым человечеством.

В благодатные моменты, когда мне, наконец, удавалось открыть в своем Естестве щелочку для их восприятия, я признавался себе, что указанное Dreamer направление было хоть и абсурдным, но и необходимым, хоть и ужасным, но и прекрасным, хоть и мучительным, но и радостным, как полон мук и радостей путь лососей, поднимающихся к верховьям реки навстречу своему месту рождения. В Его речах, изобилующих парадоксами, вздымалась во весь рост психологическая революция, революция в индивидууме, грандиозная, как массовый Исход, визионерская и эпическая, как подвиг Спартака.

11 To fall in love$FВлюбиться (англ.) Dreamer снова вернулся к теме нашего разговора и стал говорить о моих отношениях с Элеонор и о моей энной попытке воссоздать семью. Первые слова, которые Он произнес, а также интонация, которую Он выбрал, только подтвердили мои опасения. Я сразу же догадался, что то, что Он собирался мне сказать, будет не из приятных и, тем более, не очень-то легко будет его выслушать.

Воспринять философию Dreamer и отвести для Его идей место в своем сознании никогда для меня не было таким уж простым делом. Но сейчас, когда Он затронул такую щекотливую тему, настолько болезненную для меня, я почувствовал, что бастионы моего упрямства укрепились, и приготовился еще яростнее защищать свои привязанности. Я боялся, что Он потребует, чтобы я от нее отказался. Мое обучение достигло критической точки.

В дремучем лесу моих неистовых переживаний Его слова прозвучали еще жестче и угрожающе, как пронзительный вой рожка охотника, проникший в самые глубины норы:

– Твой страх и твое тяготение к зависимости заставляют тебя цепляться за все, что бы ни попалось тебе на пути. Вот так случилось и с той женщиной. Ты лжешь самому себе, полагая что влюблен в нее...

Dreamer долго со мной беседовал. Несколько атомов понимания проникло таки между пластинками моего панциря, и мой настрой изменился. Тогда и тон Его речи тоже едва заметно смягчился, но голос сохранял прежнюю суровость, с какой Он начал вести со мной этот разговор.

Он объяснил мне настоящий смысл отклонения Естества от своего нормального состояния, которое люди называют влюбленностью, и обнажил смертельную ловушку, скрытую в таком состоянии. Лапидарным тоном Он изрек:

– За каждой влюбленностью стоит падение. – А потом, подмигнув мне, предостерегающе добавил: – А за каждым падением есть вина.

В тот день я узнал от Dreamer, что разоблачение этой опасности, предупреждение о том, что за влюбленностью затаилось наше падение, можно заметить в языке самых разных народов. Идиоматическими выражениями типа: “to fall in love”$FВлюбиться (англ.).

Буквально: впасть в любовь. Прим. Перевод.или “tomber amoureux”$FВлюбиться (фр.) Буквально: Упасть влюбленным. Прим. Перевод.пользуются миллионы людей, но никто из них так и не обратил внимание на то, что они бьют тревогу, на то, что они у нас под носом машут сигнальным флажком, предупреждающем нас об опасности, которую уже никто из нас не замечает. Dreamer пошел дальше лексического анализа, утверждая, что состояние влюбленности в кого-нибудь, или во что-нибудь, это уже не предупреждение о грозящей опасности, это уже само падение относительно состояния любви.

– Nothing is external, – снова повторил Он. – Мир, другие люди – это только ты, но распределенный во времени. Любить какого-либо равносильно тому, что любить какой-то «кусок» самого себя, означает уменьшиться… разбиться на куски...

Dreamer утверждал, что любить какого-нибудь вне себя, равносильно попытке перелить океан воды в стакан, или возомнить, что можно осушить всю воду в море горсткой песка.

– «Amore (a-mors)» означает отсутствие смерти. Любить означает любить самого себя внутри, самостоятельно пресечь любую форму вредительства самому себе.

Он добавил, что такого состояния можно добиться только, прилагая для этого сознательные усилия. Dreamer полагал, что «любить себя внутри» может быть только самым настоящим выражением волевого акта.

– Только целостность способна любить, – изрек Он в заключение, – и лишь тотальность Естества во всем его величие может вместить в себя любовь.

– Что же тогда получается, человек, добившийся целостности, не сможет иметь подругу, детей, профессию, отношения, друзей, вести общественную жизнь? – спросил я, встревоженный такой перспективой. К такому обороту дела, признаться, я вовсе не был готов.

– Да! – подтвердил мои слова Dreamer. – Но не следует никогда забывать о том, что все, что происходит вне тебя... это только театральное представление, фильм твоего Естества, которое в силу своей грандиозности может жить только внутри тебя самого...

Другой же… другие... мир… лишь твои отражения… стакан воды... горстка песка.

Любовь к себе, по мнению Dreamer, есть единственная возможная форма любви.

Любить себя – это наивысшее искусство. Любить кого-либо вне себя – это идолопоклонство, а высшая точка его выражения – сексуальность.

– При выборе партнера, как и в сотнях других моментов, когда нужно выбрать направление в жизни, на человека постоянно влияет секс, – заметил Dreamer.

Спокойный тон, каким Он заговорил, эта Его прелюдия, однако, придала еще большую интенсивность escalation Его речи и до боли обострила мое внимание.

– Секс человечество поставило в центр своего существования и даже минимальным образом не догадывается, что сексуальное удовольствие – это всего лишь далекий отблеск забытого экстаза: единства Естества!

Dreamer продолжил Свою речь, заявляя, что секс, как пища и сон, требует к себе пристального внимания, следует держать под наблюдением эти свои потребности, то есть уметь их регулировать, это умение люди давно утратили. Сексуальная деятельность, которая могла бы служить дисциплиной, технологией на службе человечества во имя достижения единства Естества, извращена. Те же, кто уже вошел в другие области Естества, использует свою сексуальность как движущую силу на пути завоевания своей целостности.

Он продолжал развивать Свою мысль, утверждая, что эту способность человек потерял. Его сексуальная функция деградировала до того, что превратилась в эфемерную деятельность, оставляющую нас еще более неудовлетворенными, еще более неполными, еще дальше от естественного состояния Естества, данного от рождения, от которого мы же сами и отреклись.

Никогда раньше даже весьма отдаленно я не смотрел на секс в таком ракурсе, как сейчас представлял мне его Dreamer, от такой картины у меня просто дух захватывало.

Образы стали быстро проноситься у меня перед глазами, как последовательность кадров в fast motion. Я увидел, как человечество упорно продолжает совокупляться, изо всех сил хлопоча и усердствуя в альковах. С отчуждением энтомолога, изучающего сексуальное поведение зоологического вида в масштабе всей планеты, я наблюдал за ритуалом его ухаживаний, за техникой воспроизведения потомства. На какое-то мгновение я четко ощутил состояние деградации, до которого мы докатились, насколько извратились наши функции и органы, предназначенные для приема сигналов, слабых проблесков единства Естества. С точки зрения Dreamer секс – это золотая нить, которая позволит нам обнаружить следы и пройти по ним вспять времени на поиски нашей утраченной целостности.

У человечества с разобщенной психологией сексуальная функция исказилась:

отношения с партнером превратились в нездоровое привыкание, а сексуальность в предлог чтобы забыться и зависеть. Я почувствовал себя до нельзя одиноким, будто я был существом с другой планеты;

единственным свидетелем, лицезреющим попытки пыхтящего и сопящего человека найти целостность и полноту, и отдающего себе отчет, что все поиски того человека обречены на неудачу, поскольку он не руководствуется ни волей, ни разумом.

Такой поиск навеки обречен на поражение, поскольку все попытки существа, стремящегося полюбить вне себя до того, как оно возлюбит себя самое внутри, напрасны.

Я видел, как по мановению ока воспламенялись и погасали половые совокупления, приносившие облегчение не больше, чем чихание, которые каждый раз заканчивались еще одним разочарованием, еще одной маленькой смертью. Я видел, как снова зарождалась в людях надежда на счастье, с каким стремлением отправлялись они на поиски своей целостности, обреченные на разочарования и провалы, и так до бесконечности. На экране моего сознания появилось изображение бескрайней ледяной равнины. Я увидел, как олени пустились в смертельный бег по следам сводящего их с ума мускуса. Напрасно они ищут этот аромат вне себя. Им уготована несчастная судьба, ибо им не дано постичь, что опьяняющую их эссенцию вырабатывают их же железы.

– Человек стремится к свободе, счастью, любви вне себя, – проник в мои мысли голос Dreamer и прервал поток моих видений.

– Но блудный сын вернулся не из странствий во внешнем мире… Нет, он отправился на приключения внутри себя, он продела лпуть вспять к целостности своего Естества.

Человек непрестанно пытается выполнить это предприятие: отвоевать свою утраченную целостность. Он совокупляется с женщиной, частью себя, созданной из его ребра, чтобы вновь обрести состояние внутреннего единства, вернуться в свой потерянный рай.

А потом Dreamer сказал так, словно вынес окончательный, не подлежащий обжалованию приговор:

– В алгебре Естества две половины образуют не единицу, а неполноту в квадрате!

Настоящий мечтатель выражает себя в тотальности. У него нет пространства для неполного мира.

12 «Я – это ты!»

– Но если все, что происходит, – это лишь мое творение, моя проекция, тогда Ты...

кто Ты такой?

– Я – это ты! – совсем уж неожиданно изрек Dreamer.

Его слова, словно письмена, выжженные каленным железом, навсегда отпечаталось у меня в сознании.

– Я являюсь тебе внутри.

Я потерял твердую почву у себя под ногами. Ничто больше не было так, как раньше, и никогда уже ничего не будет, так как раньше.

Заметив мое ошарашенное выражение лица, Dreamer сократил расстояние, разделявшее нас и вымолвил:

– Ты видишь Меня вне себя, потому что Я нахожусь в тебе... Все, что ты видишь, и до чего дотрагиваешься, и насекомые, и галактики, находятся в тебе... иначе бы ты просто не мог ни видеть, ни трогать их руками.

У меня закружилась голова. Сердце, как молот по наковальне, стучало у меня в висках.

Со мной происходило что-то очень уж невероятное… Что-то такое росло, пробивало себе дорогу, форсируя меня изнутри, будто это что-то было каким-то существом, развивающимся с бешеной скоростью.

– Все взаимосвязано. Нет ничего отдельного. Если бы тебе удалось изменить хотя бы один атом в себе, свою самую крошечную мысль, привычку, поведение, интонацию голоса... это видоизменение распространилось бы на все твое Естество, и твоя вселенная навеки изменилась бы… Но видоизменить этот атом в своем Естестве, – уточнил Он,– равносильно тому, что поглотить океаны, или сдвинуть горы в мире событий.

В Его голосе вибрировали печальные нотки от того, что Ему больно было касаться той темы, затрагивающей положение человека у самого его кореня и вскрывающей причину его несчастливости.

Если на изменение хотя бы одного атома в себе требовались усилия, необходимые для сворачивания с места горы, тут уж ничего не поделаешь…Моя мысль бессильно отступила перед бездной времени, необходимой человечеству для преобразования. Чтобы свести эту величину до пропорций, доступных восприятию человеческого ума, я возразил, что, по крайней мере, в истории моей жизни был ни один настоящий крутой поворот и потрясения. Я был уверен, что больше, чем один атом изменился в моей жизни с тех пор, как я встретился с Dreamer. И в самом-то деле, за последние годы я неоднократно поменял работу, партнершу, страну и много раз перемещал поле своей деятельности и всю свою семью с одного континента на другой, еще до того, как я приехал в Кувейт и, наконец, оказался здесь, в Шанхае.

– Это лишь чисто внешние перемены, – возразил мне Dreamer. – В существовании обычного человека, в действительности, никогда и ничего не меняется. Его прошлое становится его будущим. Все в его жизни обличает его неполноту. – Его голос снова стал твердым и суровым. – Он боится любого изменения, которое могло бы побудить его сойти с удобной и смертельной колеи повторяемости.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.