авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 15 |

«Эта книга написана навсегда 1 2 ШКОЛА БОГОВ Элио Д'Анна 3 4 La Scuola degli Dei Школа ...»

-- [ Страница 12 ] --

Несмотря на то что ты тешишь себя иллюзией о том, что что-то в тебе изменилось, и в твоей жизни тоже все повторяется;

все и всегда одинаково, в точности похожее на самое себя.

Твои попытки заново создать семью, женщины, которых ты выбрал, точно так же, как и должности, которые ты занимал, дома, в которых ты жил, друзья, которые у тебя были, всегда были, тем не менее, отражением твоих жестких рамок… индикаторами над всем и вся, узехонькой полосочки существования, в которую ты вогнал свою жизнь. И все же, существуют миры, параллельные твоему миру, но проникнуть в них дано только Мечте.

If you have nothing that at present satisfies you, it is because of the state of your Being. You will never get what you want as long as your Being remains as it is.

You have to change yourself to get new understanding, new meaning, new life, and consequently attract events of a higher order.

Changing yourself means, first of all, “getting rid of yourself.

In order to be born «at a higher level» you have to die «at a lower one$FЕсли в настоящий момент тебя ничто не удовлетворяет, это зависит от состояния твоего Естества.

Ты никогда не добьешься того, чего бы тебе хотелось, пока твое Естество останется прежним. Ты должен измениться чтобы добиться нового понимания, новой цели, новой жизни и, следовательно, привлечь к себе события высшего порядка. Изменить себя означает, прежде всего, «избавиться от самого себя». Чтобы возродиться «на более высоком уровне», ты должен сперва умереть на более низком. (англ.).»

Я замахал руками. Dreamer заметил, что я попал в затруднительное положение и подождал немного. Его слова были, как пучки света, направленные прямо в неизведанные области моего Естества, как стрелы они пронзали мои органы и причиняя мне невыносимую боль. Прошлое, которое я так неосторожно вызвал в памяти, стало меня душить. Смерть Луизы и все мои неудачи с женщинами, ссоры, взаимные непонимания, измены, все, что было плохого в моей жизни, всплывало на поверхность, каждое со своим зарядом горечи.

Луиза была моим юношеским порывом и несознательностью моих двадцати лет, сгоревших, как свеча, зажженная с двух концов. Дженнифер в моих глазах представала теперь самим воплощением моего тщеславия, чувства собственника и страха перед жизнью. Гретхен была проекцией моей агрессивности, предательства, которое всегда пряталось там, за каждым моим взглядом, поведением, словом. Все правильно. Каждая их этих женщин была зеркальным отражением моего внутреннего состояния. Dreamer отвлек меня от этих мыслей.

– Эти женщины вошли в твою жизнь чтобы представить в видимой, физической форме и обличить то, что ты никогда не желал замечать в себе, – объяснял мне Он необыкновенно мягким тоном, а мне было так больно, при мысли о том, что бы я еще мог обнаружить, что же это было спрятано за моей последней влюбленностью, за этим самым последним моим «падением».

13 Uni-verso. Verso l’uno$FВселенная. К Единому (итл.) Несколько минут мы хранили молчание. С того места, где стоял наш столик, открывался великолепный вид на реку. Стальной профиль телевизионной башни «Жемчужина востока» светился на фоне ночного неба как комета, а вдалеке мерцали россыпи огней района Пудун.

Между тем в ресторане отеля «Мир» постепенно становилось все многолюднее.

Атмосферу dmod$FОСтаромодный (фр.), царившую в зале, подчеркивала еще и одежда клиентов, главным образом, это были пары, казалось, сошедшие с фотографий начала прошлого века.

Сейчас Dreamer собирался коснуться последней темы, самой критической в той нашей встрече. пока официанты убирали со стола посуду, Он не проронил ни слова. Еда на тарелке Dreamer осталась нетронутой. И тут же и я заметил, что пораженный силой Его слов, затаив дыхание, я конспектировал Его высказывания и настолько был поглощен этим делом, что и я тоже едва притронулся к своему блюду.

– В самом слове «universo» бессмертными буквами высечена идея этого Проекта, – так повел свою речь Dreamer.

Он подчеркнул, что бесчисленные поколения людей произносят слово «universo»

и не отдают себе отчет в том, какую Грандиозную, неисчерпаемую. мощь, эпонимическая$FЭпоним – (от грек. Ерnymos – дающий имя) так называют человека, который дает свое имя названию чего-либо. В античности боги (Афина и др.), герои (Эллин, Эгей, Дор и др.), от имен которых происходили названия городов, племен, местностей, гор, морей (напр., город Афины, племена эллинов, дорийцев, Эгейское море). – Прим. перев.мудрость сокрыла в этимоне этого слова, ведь его исконное, истинное значение – все равно, что волшебный непобедимый меч, дремлющий в ножнах.

Uni-verso/verso l’uno$FUniverso – Вселенная/Verso l’uno – (verso – к;

uno – единое) К единому. (итл.) Этой игрой слов автор по-своему толкует значение слова «вселенная», подразумевая всеобщее стремление к Единому. Единое – центральное понятие неоплатонизма, трансцендентное безличное первоначало, превышающее все сущее и все мыслимое. Прим. Перев..

Вот в чем заключается смысл нашего существования. Вот оно, то направление, в котором стремится мир, события и люди. С самого сотворения мира было сделано это открытие, и об этом было объявлено, оно всегда было там, у нас перед глазами. Это послание из космоса, древнее, как звезды, мощное, как сжатая энергия миллионов солнц, простое, как истина, пересекало эоны времени и, все же, только избранные среди немногих смогли понять его значение.

Через религиозные традиции и морально-философские писания всех времен и цивилизаций прошла одна и та же мощная идея о целостности;

и даже своим рождением они обязаны именно этому неугасающему импульсу, задающему стремление к единству Естества, от которого они по-прежнему вибрируют. Из этого excursus$FЭкскурс, отступление (лат.)Dreamer я понял, что золотая нить, протянутая через соединительную ткань между людьми и государствами, через плотную основу их идей, философий и представлений, объединила всех и вся, не взирая на временя, пространство, культурные различия, расы, географическое положение.

– Слово «monaco»$FMonaco – (от греческого monos – единственный, единый) монах (итл), означает уединенный человек, обращенный к «l’Uno»$FЕдиное (итл.), это человек, ищущий свою целостность, – заявил Он. На Его лице появилась слабая тень улыбки. У Него всегда было такое выражение лица, когда Он собирался сказать какую-нибудь остроту.

– Это созидающее себя существо. На дверях его кельи можно было бы вывесить табличку «Идут работы»... Он выбрал монашескую рясу и дисциплину и поставил их на службу своему намерению: стать «индивидуумом»...

Dreamer объяснил мне, кроме того, что слово «individuo»$FИндивидуум (итл.)происходит от слова «indivisibile»$FНеделимый (итл.)и указывает на стремление человека к единству. Это состояние встречается у людей крайне редко. Лишь немногие среди немногих благодаря напряженной и неустанной работе над собой могут его достичь и стать индивидуумами в полном смысле этого слова. Его намек был слишком прозрачным, и сразу же с болью в сердце я догадался, насколько это сравнение было не в мою пользу.

Всегда были, есть и сейчас люди решительные, неутомимые, занятые вечными поисками собственной целостности. А где же был я? Бесполезно было искать мое лицо среди этого маленького отряда смельчаков, лучезарных безумцев, какие есть в каждой эпохе, посвятивших себя духовным исканиями, приложивших нечеловеческие усилия, чтобы выйти из заурядного состояния. А что же сделал я для того, чтобы сойти с колеи своего существования, чтобы заслужить индивидуальную судьбу, право на великий личный подвиг? После краткого самоанализа я понял, что было бы лучше окутать этот вопрос покровами забвения, и не тревожить понапрасну мое прошлое.

Однако мое сознание озарила догадка. Во всем своем ослепительном блеске предстала предо мной грандиозность секрета, ревниво хранимого в двух простеньких историях, которые на протяжении двух тысяч лет оставались почти без внимания;

две притчи с необыкновенно могучим смыслом, бессмертные метафоры, замаскированные под простые сказки: притча о пастухе, который бросает девяносто девять овец и отправиться на поиски одной, заблудшей овечки;

и притча о серебряной монетке. Одна женщина потеряла монету и у нее осталось еще девять, но она усердно принимается за поиски своей потери, без устали подметая все кругом и обыскивая каждый уголок до тех пор, пока не находит ее. Те притчи, дошедшие до наших времен в рудиментарной форме, оказались тысячелетними дарохранительницами идеи о целостности. В них вечно живет память о «Проекте» и секрете неистощимого стремления человека к той универсальной асимптоте, какой является единство Естества. Вот, это-то и есть великое достижение, target, которую следует поразить, в этом-то и заключается весь смысл нашего существования на этой планете.

– В рай не может войти даже одно зернышко ада, – сентенциозно заявил Dreamer.

– Для вертикального человека потерять лишь один атом своей целостности означает потерять все. Он «не ведает покоя» до тех пор, пока не восстановит свою полноту.

Он добавил, что слово «Santo»$FСвятой, священный (итл.)в самом глубоком смысле этого слова, кроме его общеизвестного эклизиастического значения и употребления в контексте христианского догматизма означает «sano»$FЗдоровый (итл.), исцеленный.

Святой, в действительности, – это цельный человек, целостный, который поставил перед собой цель в жизни добиться полноты, единства Естества;

этот человек бдительно следит за состояниями своего Естества и за своими эмоциями, потому что он знает, что даже самое ничтожное отклонение от тотальности самого себя чревато тяжкими последствиями – падением в ад заурядности.

Все иконы и произведения сакрального искусства, какие я сумел вспомнить, разом возникли у меня в памяти, и я оторопел, как когда-то в детстве, когда мне случалось любоваться ликами святых. Рассматривая их, я замечал у них над головами полукруг сияющего ореола. Позднее я видел их образы, сосланные в пахнущую воском горящих свечей полутьму безжизненных церквей или в бесстрастные и холодные залы музеев и картинных галерей, а потом вспоминал о них, как о людях из прошлого, патетических и анахронических существах. Только сейчас я смог осознать невежество и абсурдность коллективных фантазий, спроецировавших свои муки и страдания, свое поражение в жизнь святых, а также я понял, всю абсурдность веры масс в чудодейственность «вне себя».

– «Вне себя» – вот, это-то и есть настоящее безумие, корень всех зол, от этого-то человечество и должно избавиться, выздороветь.

На самом же деле, святые это были мужчины и женщины, осмелившиеся «поверить в самих себя», обыкновенные люди, осознавшие свою неполноту, которые нашли в себе силы совершить путь назад и вновь обрести утраченную целостность.

14 Король – это земля, а земля – это Король – Это и есть экономика! – совершенно неожиданно заявил Dreamer, врываясь в мои раздумья, навеянные этими воспоминаниями, прежде чем я успел впасть в состояние меланхолии.

Несколько мгновений в воздухе еще витало видение армии победоносных мужчин и женщин без ореолов над головой и пальмовых ветвей на фоне эпопеи их героических вечных деяний. Потом бриз новых слов прогнал прочь и это картину.

– Без индивидуумов, без их воли в действии нет ни доходов, ни прогресса, нет бизнеса и нет богатства. Они-то и есть соль земли. Без них великие политические империи распадаются, а несметные финансовые состояния растрачиваются.

Неожиданно для себя в тех словах Dreamer я нашел разгадку проблемы, над которой вот уже много лет безуспешно ломали головы ученые-экономисты научно исследовательские центры университетов и Школ бизнеса всего мира. Предприятия на нашей планете умирают молодыми. Их существование с каждым годом становится все неопределеннее и средняя продолжительность жизни прогрессивно уменьшается вплоть до того, что становится просто эфемерной. И даже экономические и финансовые гиганты долго не живут. Достаточно вспомнить тот факт, что половины предприятий, которые всего двадцать лет назад входили в число пятисот самых крупных в мире, сегодня уже нет.

Теперь мне уже было ясно, что эти corporations были проекцией ущербных лидеров.

Отсутствие цельных мужчин и женщин – вот, в чем была единственная настоящая причина их безвременного исчезновения. Достаточно было одного человека чтобы не допустить потери несметных сокровищниц человеческих знаний, людских ресурсов и материальных средств, и даже предотвратить разложение целых цивилизаций. Я подумал, что же сталось бы с Римом, не существуй Сципиона или, позднее, Цезаря, а чтобы стало с самым крупным многонациональным гигантом в мире без менеджера такого калибра, как Сан Франциск д’Ассизи, цельных, здоровых мужчин… Кто их готовил? И где же эта Школа?

Голос Dreamer пришел за мной и вытащил меня из лимба этих размышлений.

– Король – это земля, а земля – это Король, – продекламировал Он, снова связывая мои мысли с Мечтой. – Организационная пирамида связана с размахом своего лидера.

Золотая нить связывает его образ и его личную судьбу с судьбой его организации и ее людьми. Его телесное я совпадает с его экономикой, как в древности у суверенов.

Эту мысль Dreamer стал разъяснять мне, связав ее с древнекитайскими преданиями, а я весь превратился в слух, буквально ловя каждое слово, срывающееся с Его губ. Он рассказывал, что в тяжелейшие для империи времена, например, в голодный год или при нашествии врагов, китайский император, сын неба, удалялся во внутренние покои Дворца, чтобы встретиться с вратами всего и вся. Он весь простирался к югу, неподвижно застыв на месте, напрягая все свои сверхчеловеческие качества, он добивался, чтобы вся империя продолжала пребывать в согласии с Декретом Небес. Он знал, что обрушившиеся на его империю невзгоды, которые он должен был преодолеть, обнаруживали в нем потерю целостности. Он сознавал, что битву нужно было выиграть сначала внутри себя.

When the dikes give way and the floods come, and the barbarian hordes and attacks rain down from every corner of the world, it means that the 'portable paradise' given to the leader has been lost, and only the regain of his own integrity can reverse that catastrophy$FКогда прорывается плотина и случается наводнение, когда орды варваров и захватсиков наступают со всех концов света это значит, что лидер утратил дарованный ему «портативный рай», и только отвоевав свою целостность, он сможет отвратить катастрофу. (англ.).

Утакоко человека, как он, с таким уровнем ответственности, просто не было понятия провести черту между своей целостностью и целостностью его империи. Победить самого себя, восстановить единство в Естестве, – вот, в чем была настоящая победа. Только в таком случае ему бы удалось найти решение проблемы, являющееся следствием и одновременно мерилом степени его безупречности;

это решение могло показаться в форме прибывшего на подмогу союзного войска или бы в рядах вражеской армии началось разложение по какой нибудь причине, например, в связи с внутренними распрями или из-за стихийных бедствий или голода.

Когда со мной был Dreamer, я ощущал, на всех этапах истории цивилизаций, начиная от древнейших преданий и кончая историей современного бизнеса, пульсации этой живой премудрости, их извечной спутнице. Везде, от китайской империи до империи средств массовой информации Максвелла, от империи Уолта Диснея и до королевства короля Артура, и во веки веков звучит один и тот же неизменный закон:

Когда болен Король, заболевает и вся его земля, потому что Король – это земля, а земля – это Король.

Даже на историческое заявление Луиджи XIV сейчас я взглянул с других позиций.

«L’Etat c’est Moi$FГосударство – это Я. (фр.)». Это был не крик души деспота, это было не утверждение неограниченного суверенитета, как на протяжении многих веков принято было считать. Нет, это было осознание человеком совершенного совпадения своей личной судьбы с судьбами миллионов людей, целой империи.

– Лидер, бизнесмен, ответственный человек знает, что его финансовая судьба, продолжительность жизни и успех всех его начинаний и предприятий и даже его физическое здоровье непосредственно связаны со степенью его целостности.

Переместиться из разобщенного мира в мир единый можно только при одном условии!

Только от одного нам нужно избавиться...

Dreamer сделал короткую паузу, показавшуюся мне бесконечной.

– От страдания.

– Но ведь это не так уж и трудно сделать, – с готовностью воскликнул я. – Кто ж с этим не согласится?

– И тем не менее, обычный человек именно это-то сделать и не может, – возразил мне Dreamer. – Рассмотрим твой случай. Тебе бы хотелось отказаться от страдания, однако это означало бы отказаться от мира, где есть сражения, конфликты, расколы, что, по сути дела, и является твоим миром, единственным, известным тебе миром.

Только тот, кто знает самого себя, может обнаружить, что «вне его нет ничего»... что он один во всей вселенной, единственный ответственный за все те ситуации, в которых он оказывается, и за все, что с ним происходит.

После этого Dreamer выпрямил спину и медленно вытянул шею вверх. Принимая такую позу, Он стремился приблизиться на несколько миллиметров к небу, а потом вымолвил:

–Чтобы привлечь к себе что-то такое чудесное, чтобы осуществить что-нибудь невозможное, человек должен возвысится в своем Естестве, приблизиться к состоянию единства, целостности, которое присуще ему от рождения... Мечта – это и есть самая настоящая, самая конкретная часть каждого из нас.

Dreamer закрыл глаза и продекламировал слова, которые я в точности записал в свою записную книжку:

– Мечта реальнее всего сущего... Все то, что мы видим, и что трогаем руками, и все то, что мы не видим, от самых крошечных атомов до самых далеких галактик, есть лишь отражение нашего мечтания...

15 Реальность – это Мечта плюс время – 0ur future aim is to become one$FНаша будущая цель стать единым. (англ.). Наша Goal – единство Естества. Когда внутри нас это единение свершилось, когда мы достигли состояния целостности, только тогда появляются условия для того, чтобы на нас «снизошла Мечта». Реальность – это Мечта плюс время.

Я законспектировал этот афоризм как уравнение, представив его в таком виде:

М + В = Р.

В таком виде однажды я и представлю его своим студентам из Европейской школы бизнеса, передавая им здравый смысл такого представления и секрет неисчерпаемой энергии, сжатой в этой формуле. Началом начал является Мечта. Все, что мы видим, и что можем потрогать руками, все видимое вынашивается во чреве невидимого, и проявляется во времени. Это и есть кульминационная точка, ядро идеи Dreamer, архитрав Его железной, последовательной, сферической философии, которая питала корни будущего университета и выковала его девиз: «Visibilia ex Invisibilibus.

– Dream... dream... never stop dreaming...$FМечтай, мечтай, никогда не переставай мечтать… (англ.) Мечтай!... Лети на крыльях мечты!... Никогда не останавливайся, – с таким мощным призывом обратился ко мне Dreamer. – Reality will follow $FА реальность придет. (англ.).

Казалось, что этот призыв Dreamer завершил нашу вторую встречу в Шанхае. Мы остались одни в ресторане, я и Dreamer. Даже оркестр, наигрывающий в фойе джазовые мелодии, примолк. Из нашего окна Телебашня «Жемчужина востока», как громадная ракета на стартовой площадке, поблескивающая своими металлическими частями, казалось, приготовилась поглотить космическое пространство.

– Мечтай... Мечтай неустанно... Реальность придет!

– Почему же тогда во всей истории мира было так мало мечтателей ?

– Чтобы на тебя «снизошла Мечта» нужно достичь единства в своем Естестве, – ответил мне Dreamer.

Помниться, что это Его выражение с тех пор и вошло в мою плоть и кровь.

– Только цельный индивидуум, неразобщенный, может сознательно мечтать и осознавать, что Мечта реальнее всего сущего.

– А те, кто не мечтает? – спросил я, войдя в положение тех, кого никогда не примут в элитнейший из клубов, в клуб мечтателей.

– Все люди мечтают, у всех есть власть создавать свой мир, но только немногие из них отдают себе в этом отчет и знают, что их Мечта обладает властью... В ее силах либо обогатить все вокруг себя, либо подпитывать кошмарный мир.

Лишь немногие среди немногих благодаря своей безупречности, напрягая свою волю могут мечтать о совершенном мире и осуществлять свою Мечту. В таком состоянии пребывает воин, герой, любящий человек.

Мечта в представлении Dreamer является высшей точкой по шкале реальности, то есть реальнее всего сущего в мире, более того, она является самим условием конкретности.

Я почувствовал, как мой ум сжало кольцо осады. Сотни вопросов наступали на меня один за другим, толкаясь и наседая, и требуя ответа. Не успел я открыть рот, чтобы задать первый из них, как решительным жестом руки Dreamer остановил меня.

– Волю нельзя найти в мире, – твердо сказал Он, словно вынес резолюцию – Воля существует только в тебе… Но она похоронена. Нужно раскопать ее!

Он больше ничего не сказал по этому поводу и дал мне несколько минут, чтобы я дописал Его слова и поразмыслил над Его последним утверждением. А потом Он коснулся вопроса безупречности и охарактеризовал это качество, как способность быть однозначно направленным на свою Мечту, никогда не отклоняясь от этого направления, то есть не «грешить»

– Человека, который постоянно помнит о своей Мечте, нельзя развратить или подкупить... Все в его жизни безукоризненно сфокусировано на его великом деяние.

Я заметил, что такое условие было достаточно распространенным.

– Но как видно, все люди предпринимают какие-то усилия, – возразил я, в стратегических целях, пытаясь заставить Его высказаться на такую увлекательную тему попространнее. – Все, или почти все, стараются улучшить свою жизнь, строят планы, у них есть программа, они стараются достигнуть своих целей.

Тогда Dreamer стал объяснять мне, в чем состоит разница между такими понятиями, как: «мечтать» и «программировать». У людей, которые лелеют свою Мечту, нет сомнений, страхов, их не одолевает неуверенность в своих силах. Каждый раз, как они обращаются к своей Мечте, у них удваивается энтузиазм, они обретают состояние свободы. Потому что Мечта связана с волей. Это «настоящая» воля. И наоборот, тот, у кого есть программа, кто поставил перед собой какую-то определенную цель, каждый раз, как думает о ней, испытывает тревогу и попадает во власть страхов и сомнений.

– Страх и сомнение – это раковая опухоль Мечты, – лаконично изрек Он, отчеканив еще одну из Своих мощных, безжалостных максим.

Он сделал паузу. Я воспользовался его молчанием, чтобы привести в порядок свои записи, которые занимали много страниц в записной книжке. Я уже довольно долго был погружен в свое занятие, как вдруг услышал Его голос и даже вздрогнул от неожиданности.

– Люди работают, проектирует и накапливают что-то с такой силой и энергией, что ты б мог назвать это упорством. Но это всего лишь страх... Всплески адреналина, как электромагнитные бури постоянно будоражат темноту вселенной их клеток своими завихрениями. Кажется, что эти мужчины и женщины постоянно преследуют жизненно важную цель, они производят впечатление убежденных идеалистов или решительных бизнесменов, но, на самом деле, эти люди хранят верность смерти и все они, поголовно, учтены в ее платежной ведомости.

Мои записи пожирали чистое пространство страницы. Я ощущал драгоценное вещество, которое синтезировали Его слова и само Его присутствие. Непрерывным потоком оно распространялось в воздухе, обогащая его и устремляясь к самым отдаленным уголкам на нашей планете, проникая до самых потаенных складок Естества каждого человека, чтобы излечить его раны, чтобы прогнать оттуда тени. Я был взволнован. Какая-то абсолютно нелогичная эмоция, какое-то тоскливое чувство, слегка надавливало на стенки моего Естества, и от его ударов вибрировали все его фибры. Я поднял голову от записей и обнаружил, что едва заметно Dreamer приблизил Свое лицо к моему – Работай во имя идеала. Поставь себя на службу человечества мечтающего, устремленного, жаждущего! – призывал меня Dreamer.

Слова, которые Он произнес сразу же после этих, я уже никогда не забуду и не смогу уклониться от них.

– Strive constantly to perfect yourself. Try always to increase your understanding. Pay in advance for your existence. Help others in their efforts if there is a sincere request$FПостоянно стремись улучшить себя. Старайся всегда повышать уровень своего понимания. Плати загодя за свое существование. Помогай другим осуществить их устремления, если кто-то тебя искренне об этом попросит. (англ.) Эту работу над собой ты должен делать сам. Я не могу больше ничего сделать за тебя. Я уж и так попытался сделать невозможное... Я выступил против неизбежности твоей судьбы, которая уж вынесла тебе свой приговор... чтобы дать тебе возможность, что б ты вышел из своего положения.

Только любящий человек способен быть свободным, и только свободный человек может любить. Свобода и любовь – это две стороны одной реальности.

Незабываемые уроки на тему о зависимости и влюбленности и последний об единстве естества, а Dreamer заговорил со мной об этом еще в отеле «Мир», заканчивались на набережной Бунд словами, которые и по сей день мощно звучат у меня в груди, как клич великой революции.

– Пожелай однажды стать Dreamer$FМечтатель (англ.), – убежденно советовал мне Он, а потом мягко добавил. – Из всех возможных судеб – это самая великая... Пожелай стать изобретателем, творцом своей вселенной... Тогда мир подчинится любой твоей команде и даст тебе все, что бы ты не пожелал...

Он закрыл глаза. Мне показалось, что небо над Шанхаем пересекла самая яркая и ауспициальная комета. Эта комета вселила в меня чувство уверенности, что стоит только искренне пожелать что-то, и желание твое осуществиться! Сейчас или никогда, подумал я.

Второй такой chance мне не представится никогда. Но меня будто парализовало.

Dreamer и с Ним весь мир, висевшие на волоске моего намерения, казалось, замерли в ожидании. Никогда раньше у меня не было такого ясного ощущения, что все зависело только от меня, и что даже Dreamer существовал для меня.

Длительное обучение, годы работы над собой и особые усилия, которые я направлял на это, понадобились для того, чтобы я подошел к критическому перепутью. Вот сейчас, наконец-то, великая миссия, для осуществления которой я так давно готовился, должна была начаться или же навсегда остаться в лимбе возможных миров. Пришла пора взлететь. Вот я и замер в нерешительности на краю той бездны, из которой обратной дороги нет. Я чувствовал на себе Его взгляд, потаенный трепет тревоги Dreamer. В тот миг я абсолютно ясно и осознал, что Он-то и был единственным Существом в мире, которое любило меня по настоящему. У меня на глаза навернулись слезы, и уже не было сил им сопротивляться, глаза налились слезами, и слезинки вышли из берегов, а.мир затянула пелена… Мне пришлось прекратись писать.

16 Быть осененными Мечтой С тех пор как я Его встретил, Dreamer неустанно побуждал меня расширять мой кругозор, изменять мои установки и таким образом изменить мою судьбу.

Настрой человека и события в его жизни неразрывно связаны между собой.

Настрой – это и есть событие.

Он использовал каждый удобный случай в стратегических целях, создавал события, встречи и обстоятельства, чтобы ускорить мой переход на более высокий уровень существования. Предоставив мне возможность руководить предприятием в Кувейте в роли предпринимателя международного уровня, Dreamer претворял в жизнь план моей духовной эволюции, черпающей силы и берущей свое начало в обещании, которое я дал самому себе.

События, произошедшие в Кувейте, резко затормозили мой духовный рост. Они олицетворяли самое настоящее сползание в самые низкие состояния Естества. Когда у тебя под ногами разверзается пропасть, для отступления назад любой предлог хорош, только бы не оборваться вниз: Элеонор, дети, болезнь, дом...

Но теперь уж я не мог больше скрывать это от себя и лгать самому себе. В Кувейте в энный раз я уклонился от перехода на более высокую ступень ответственности и понимания, и убежал! Я предал высшую часть себя. Элеонор была лишь предлогом.

– Next step is always unknown and invisible$FСледующий шаг всегда неизвестен и невидим. (англ.), – проронил Он. – Переход в высшие состояния – это всегда прыжок в пустоту. Чтобы совершить его ты должен «умереть» для всего того, кем ты был до сего дня.

Пройти хотя бы один миллиметр в своем Естестве равносильно сальто мортале, это космический кувырок, и лишь немногим дано его совершить, – сказал Dreamer, проникнув в мои мысли и уловив истинную суть моего состояния. – Настоящее различие между двумя людьми – это размах их Мечты. На человека, вечно озабоченного борьбой за выживание, который думает только о своем «я», – между прочим, это фальшивое «я», потому что он себя не знает – «Мечта не снизойдет»

никогда.

Только несколько лет спустя, оказавшись на горе Олимп, в связи с одной моей поездкой в Македонию, я обнаружил, что человека, как такового, эгоиста, древние греки называли «idiotes»$FИдиот (греч.) (от греч. idits – отдельный, частный человек), в широком значении невежда, неуч, дурак. – Прим. перев.. Идиотом греки считали человека противоположного демиургу, лидеру, тому, кто делает для других.

– На поверхностный взгляд кажется, что предприниматель стремиться добиваться доходности предприятия, получить выгоду, но на самом деле, если посмотреть гораздо глубже, он, сам того не зная, служит проекту. Это уже человек, который трудится для других людей. Он знает, что их совершенствование – залог его успеха. Он посвятил свою жизнь служению дела. У него нет другого выбора. Как в старину капитан парусника, он знает, что должен будет вернуться на этом корабле или утонуть вместе с ним, не покидая мостика.

Dreamer помог мне понять, что только Мечта способна нас освободить, уничтожить в себе любой предел. Только Мечта способна превратить бедность в процветание, невзгоды в сообразительность, страх в любовь. Только благодаря Мечте мы сможем переступить порог потерянного рая.

– Рай не в потустороннем мире... Рай – это твой мир… в котором нет ограничений, – сказал Он. – Почувствовать, что тебя осенила Мечта означает получить в дар великую личную миссию, означает встретиться лицом к лицу с собственной уникальностью. На людей, преданных описанию мира, основанного на нехватке и на страхе, не может снизойти Мечта... потому что Мечта – это свобода, а такие люди с детства находятся под надзором у жрецов зависимости и пророков неудач, их воспитывают в духе неволи. Вот, почему миллионы людей чтобы выжить вынуждены зависеть от других. Их не трудно узнать. Абсолютное отсутствие чувства благодарности и неспособность любить оставили на них свой отпечаток, как клеймо.

Giving is self giving$FДавая – даешь себе. (англ.)… Чтобы давать, нужно иметь, а чтобы иметь, нужно быть.

Он собрался было продолжить эту мысль, возможно, Он хотел поговорить со мной о Проекте, и Его губы уж было разомкнулись, как вдруг Он остановился и внимательно вгляделся в меня. Я почувствовал, что взгляд Его проник в самую глубину моей души. Когда же я заметил на Его лице такое выражение, будто Он обнаружил, что для выполнения задания, которое Он хотел было мне поручить, я был абсолютно непригоден, я почувствовал себя бродягой, претендующим на то, чтобы его приняли в самый что ни на есть аристократический клуб.

– Знаешь, какая между нами разница? – сухо, даже несколько грубовато, спросил Он у меня.

Я промолчал, ошарашенный столь неожиданной и прямой постановкой вопроса.

После стольких лет абсолютной секретности сейчас, казалось, Dreamer абсолютно недвусмысленно намекал на таинственный вопрос о Своей натуре.

Кто же такой, на самом-то деле, был Dreamer?

Он подождал до тех пор, пока Ему не стало совершенно ясно, что я не смог дать никого ответа на Его вопрос, и ответил сам:

– Разница между нами в том, что мои атомы танцуют, опьяненные бессмертием, – «of the everlasting nectar of immortality$FНепреходящего нектара бессмертия (англ.)», – вот что буквально Он сказал, – а тебя привлекает и распоряжается тобой все то, что смертно... Я победил смерть, ты же вложил все, что имеешь, в идею о ее неизбежности.

Я растерялся и отчаянно замахал руками. Никогда бы мне было не выбрался из этой ситуации, не приди Он мне на помощь. Вот тогда-то я и услышал, как Он повторил те три незабываемых слова.

– Я – это ты! – выговорил Он.

и такая мощь была в этом заявлении, в Его призыве, обращенном ко мне, что она смогла поглотить звездное расстояние между нашими Естествами. Как никогда раньше я почувствовал близость к Нему. Когда Он удостоверился, что я более или менее оправился от шока, спровоцированного Его словами, Он добавил:

– Я был тобой, а ты станешь Мной. Нас разделяют эоны времени и пропасть между нашими сознаниями. Придай себе ускорение! Когда я отправил тебя в Кувейт, я дал тебе только одну каплю, а ты принял ее за океан. А сейчас, когда я хочу подарить тебе океан, ты пятишься назад.

Я закрыл глаза, почувствовав, что скорость, которую Он мне сообщал, была просто невыносима, и испугался, что мне не справиться. Он все еще говорил и говорил, я же забился в уголок своего Естества подождать, пока не пройдет буря. Но Он и туда забрался и вытащил меня из норы. Тон Его резко изменился, и Его голос взрывался у меня в груди настолько мощно, что все мое Естество переполнилось таинственным ужасом.

– Прими же, в конце концов, решение, раз и навсегда!!! – прогремел Он.

В Его голосе была жестокая решительность и героическая беспощадность полководца, который выкрикивает приказы посреди смертельной битвы.

– Работай день и ночь над собой, совершенствуй себя и не смей никогда больше забывать свое обещание.

– Какое это еще обещание я забыл?

– Обещание измениться! – напомнил мне Он – Это обещание ты дал не только самому себе, но и всем лучезарным существам, визионерам-мечтателям, которые захотят пойти по этому пути.

– Да как же я смогу измениться?

– Мечтай о новой Мечте. Возмечтай о новом мире!… The world is as you dream it.

Мир таков, каким ты его хочешь видеть!...Ты хотел, чтобы в нем было насилие, фальшь, смерь. Мир станет другим, когда твоя Мечта изменится!

Ты постоянно сожалеешь о прошлом, эти сожаления снова и снова возвращают тебя к твоему старью..., – заговорил Он после долгой паузы.

– Расстанься с ним! – приказал мне Он. – Настала пора посвятить себя Проекту на «full time$FПолный рабочий день (англ.)».

С максимальной искренностью и торжественностью я обещал, что больше никогда не нарушу данное слово, и что на первом месте у меня всегда теперь будет только моя духовная эволюция. Dreamer долго и пристально смотрел мне в глаза, и я выдержал Его взгляд. Я волновался, каков же будет результат Его исследования. В Его взгляде, наконец, вспыхнула искра сурового благоволения, ослабив мне немного муки ожидания.

– Обещание «работать» не имеет смысла, – сказал Он. – Обещание обычного человека – это уже сама по себе ложь.

Измени свой настрой, сейчас же!... Вот, в чем настоящее действие. Факты, обстоятельства, события в жизни изменятся со временем.

Оставь эту работу и поезжай в Лондон. Там ты встретишься с мужчинами и женщинами, готовыми работать вместе с тобой. Вот они-то и будут несущими колоннами великой революции: индивидуальной революции, психологической революции на всей нашей планете, которая изменит сами основы образа мышления и восприятия человечества, неспособного больше решать грядущие ему проблемы.

ГЛАВА IX Игра 1 Верить чтобы увидеть Влияние, которое Dreamer оказывал на мою жизнь, начинало приносить поразительные плоды. За несколько дней не колеблясь ни минуты, я продал дом в Киа, уволился с работы из «ACO Корпорэйшн» и перевез семью в Лондон, в утопающий в зелени район Хампстед, на элегантную старинную виллу времен правления короля Георга.

Вилла Севен Оакс раньше служила резиденцией какому-то важному дельцу. Ее архитектура, обстановка, предметы убранства и старинные холсты и статуи являлись воплощением взыскательного вкуса и могущества предпринимателя-аристократа. Севен Оакс прежде всего была необычайной лабораторией алхимика. «Гений»$FГений в древнеримской религии и мифологии добрый дух, сверхъестественное существо, охраняющее человека на протяжении всей его жизни. Римляне почитали также Гениев – личных духов-покровителей семьи, общины, города и всего римского народа.– Прим. перев.того жилища формировал и преобразовывал меня, проясняя ум, пробуждая бесстрашие духа и возбуждая неугасаемый энтузиазм «делать».

В той резиденции под руководством Dreamer я посвящу всего себя на то, чтобы раз и навсегда изжить ложь из своей жизни. Там я научусь подавлять речитатив боли, кричавший о моих тревогах и сомнениях, там я овладею тем могущественным мастерством, которое Dreamer называл «искусство мечтать»: искусство верить в самого себя, искусство гармонизировать противоречия в своем Естестве, преобразовать враждебность и антагонизмы в события высшего порядка.

Когда Dreamer был со мной рядом, я чувствовал уверенность в себе, был неуязвимым.

Рядом с Ним самые радикальные, самые дерзновенные, на первый взгляд, перемены, подобные тем, что происходили в то время со мной, очень просто вошли в мою жизнь и ненавязчиво, исподволь.нарушали устоявшийся уклад моей жизни. Прыжок в пустоту, который я совершил, вместо того чтобы вывести из равновесия мое существование, собрал в кулак все разбросанные его осколки и соединил их там крепко-накрепко.

Элеонор и мои дети отнеслись к таким переменам с легким сердцем. Под моей защитой они чувствовали себя в безопасности. Мой решительный настрой внушал им уверенность.

И все же та решительность и сила, которые помогли мне принять решение, были мне несвойственны. Когда со мной был Dreamer, моя вера в свои силы становилась непоколебимой и не ведала сомнений, однако, едва я делал шаг в сторону от Его учений, как она начинала хромать. Я все еще не понимал все то, что происходило вокруг Dreamer, то владение Естеством, что управляло событиями, фактами и обстоятельствами, то, от чего мир становился послушным, податливым, как глина, так что из него можно было ваять все, что угодно.

Прошли месяцы. И вдали от Dreamer Мечта начала сгибаться. Прошлое побеждало.

По мере того как принципы Мечты остывали во мне, атмосфера внешнего мира становился все холоднее и холоднее и погружалась во тьму. В моей вселенной теперь уж медлительной и вязкой было мучительно трудно сделать даже самое крошечное движение. Множество симптомов в каждом аспекте моего существования начали заявлять о том, что я стал оглядываться назад, сомневаться и сожалеть.

Как уже случилось однажды по возвращении из Кувейта, чем больше я сворачивал с намеченного пути, тем труднее мне стало обходиться без программ и планов. Я сделал расчеты и пришел к выводу, что такой образ жизни очень скоро уничтожит все мое состояние.

Когда со мной был Dreamer, ритм жизни становился просто невыносимым, мне было необыкновенно трудно за Ним поспевать. У Dreamer не было пределов, и ничто Он не считал слишком дорогим.

Все в наших силах.

Предельность – в нас самих.

Такой образ жизни мне стал казаться слишком рискованным. Страх остаться без денег заставил меня открыть еще один счет в одном их банков Лондона. Большую часть денег, полученную от продажи дома в Киа, я положил в тот банк, обещая себе что прикоснусь к ним только «в случае крайней необходимости». Я ничего не сказал об этом Dreamer. Уверенность в том, что я могу рассчитывать на ту сумму денег, пойди дела хуже, чем я предполагал, согревала меня в моменты упаднического настроения, когда тревога снедала меня изнутри и распоряжалась моей жизнью. Этот счет в банке для меня стал своего рода психологическим протезом, который заменял мне бесстрашие и веру в самого себя.

Точно также, как всего несколько лет назад, внося в контракт статью, гарантирующую мне возможность вернуться в «ACO Корпорэйшн», я принял это решение, прикрываясь вуалью фальшивого чувства ответственности. Разительное сходство тех поступков явно свидетельствовало о том, что я снова скольжу по колее смертельной повторяемости. Когда же симптомы моего неизбежного падения, которое было уже не за горами, обострились, и с каждым днем стали заявлять о себе все сильнее, я признался во всем Dreamer, и погасил тот счет, не дожидаясь, пока прошлое безвозвратно засосет меня.

– Все верят во что-нибудь... Верить не так уж и трудно... Но немногим дано пробудить в себе волю, настроиться на то, к чему есть самое большое тяготение и неотступно следовать ему... Обязаться верить – это категория более высокого порядка, чем верить...

В заключении Своей речи Dreamer изрек один из своих самых восхитительных, но и самых загадочных парадоксов, смысл которого мне откроется только через много лет.

«Верить, не веруя» – это настоящий акт творчества, – сказал Он. – Такого состояния Естества может добиться только тот, кто овладел Искусством играть роли и применяет его на практике, кто достиг единства Естества.

В любую эпоху особенные люди, изжив из своего Естества сомнение в любой его форме, находили капиталы для того, чтобы осуществить свои самые невозможные деяния.

Настоящий капитал находится у нас внутри. А ресурсы, которые мы обнаруживаем, – это лишь материальное отражение внутреннего процветания, которое, несмотря на какое бы то ни было стечение обстоятельств, мы способны поддерживать у себя внутри.

Никогда не отделяйся от принципов Мечты. Пусть они всегда живут в тебе и согревают тебя своим теплом, никогда не давай им охлаждаться, и ты увидишь, что все, абсолютно все, обернется тебе на пользу, даже история, эта самая грубая и поверхностная часть существования, будет на твоей стороне.

Идеи Dreamer, конечно же, вдохновляли меня, но как же трудно было воплощать их в жизнь! Когда приходил момент на практике следовать по пути, указаанному философией Dreamer, я отдавал себе отчет, насколько был тернист и непроходим тот путь, предназначенный для избранных. И тем не менее, как гребень горной цепи, начертанный Его представлениями, бесконечный водораздел делил на две части всю массу человечества:

одна состояла из уязвимых людей, неполных, на которых влияет все и вся, которые следуют и зависят даже тогда, когда полагают, что бразды правления находятся у них в руках, другая же – это была всего лишь горстка людей, людей вертикальных, цельных существ, обладающих нерушимой верой и решительностью. Именно на них и держится весь мир. Dreamer полагал, что только чисто внешне правительство управляет жизнью страны или целой нации, в действительности же, ее судьбу решает целостность считанных индивидуумов. Если таковых не имеется, судьбы широчайших регионов на нашей планете и даже целых цивилизаций уже предрешены.

За людьми, которые создают видимость деятельности, за признанными главами всемирных организаций, политических и гуманитарных организмов, великих империй бизнеса и финансов, за магнатами, tycoon$FПромышленный или финансовый магнат (англ.), и лидерами стоят простые люди, искренние, с трезвым умом. Эти люди неподвижны, незаметны, но именно они-то и управляют всем, незаметно, через «бездействие».

– Человек, верящий в самого себя, кажется делает шаг в пустоту, но потом он непременно увидит, как у него под ногами материализуется земля чтобы оправдать его светоносное безумие... Верить, чтобы увидеть, а наоборот –никогда!

Однако в то время качества, которые открывают двери в клуб людей особенной породы, были мне еще недоступны. По мере того как меня снедали сомнения и страхи, я считал и пересчитывал свое состояние и приходил все время к одному и тому же результату:

денег, вырученных от продажи дома в Киа, хватит только на несколько месяцев. Я представления не имел, чем я займусь в будущем. У меня не было программы, у меня не было работы. Старый мир расставался со мной, а первые лучи света нового мира еще не забрежжели на горизонте.

2 Измени свою жи-и-изнь!

Один эпизод в начале этой моей новой авантюры приобрел особое значение и оказался решающим. Это случилось, когда я еще только искал дом чтобы перебраться на жительство в Лондон. У меня появилась возможность обсудить с Dreamer различные варианты решения моего жилищного вопроса. Обеспокоенный мыслью, что у меня не хватит средств, неуверенный в своем будущем, подчиняясь страху, я находил, что даже менее претенциозные дома были для меня слишком дорогими. Так что в ту встречу с Dreamer я стал горячо отстаивать свой выбор, который пал на дом, не очень-то и большой, но, на мой взгляд, более чем подходящий. Он был хорошо обставлен и располагался на тихой улочке между Мэрилебоун Роад и Режентс Парк. Никогда не забуду, как на это отреагировал Dreamer. Это послужит мне самым ценным уроком на всю жизнь.

Он обрушил на меня Свои слова, как ушат ледяной воды.

– Ты можешь выбрать только самого себя, свои пределы, свою заурядность, – презрительным тоном заявил Он, выслушав мое предложение. – Проходят годы, а твоя жизнь так и не меняется. The world is such because you are such… Взгляни на вещи глазами dreamer и перестань считать себя голодранцем. Каковы бы ни были условия, которые управляют существованием человека, они чудесным образом соответствуют его ожиданиям.

Помнится, я попытался защищаться. Я заявил, что мои выборы всегда были продиктованы условиями, в которые Он меня ставил. В этом же конкретном случае, я считал, что со своей стороны я просто проявил благоразумие, стараясь принимать решения и брать на себя обязательства с учетом возможных будущих затруднений. Будь у меня соответствующие ресурсы, я выбирал бы совершенно по другим критериям...

– Каждую вещь нужно заработать. Препятствия, которые я воздвигаю перед тобой, это замаскированные благословения, потому что, в действительности, они являются вехами на твоем пути к целостности и сообразительности.

Я подумал, что Он издевается надо мной. После стольких лет работы с Dreamer я полагал, что мой образ мышления перенес уж не один шок, что теперь уж я был готов признать Его точку зрения и коренным образом переосмыслить любую свою заурядную идею или убеждение и, несмотря на препоны и разочарования, случавшиеся в моей жизни, мог настойчиво продолжать идти вперед. Однако я ошибался.

– Тебе нельзя больше терять время на колебания. Нужно превосходить, постоянно превосходить каждое свое достижение, любой свой кажущийся успех. Не задерживайся даже на мгновение на старой колее, на старых убеждениях. Превзойди самого себя. Зло – это вчерашнее добро, не превзошедшее само себя.

У меня свело мускулы лица, и я уж даже и не знал, как мне себя повести. Мне бы хотелось восстать, выкрикнуть всю свою неприязнь представлениям, в которых не было места для оправданий, обвинений, жалоб и сожалений… Фрустрация, бессилие слепились в единый комок, застрявший у меня в глотке. Однако мне только-то и удалось из себя выдавить, что какой-то нечленораздельный звук. Тогда я попытался взять себя в руки, привести свои мысли в порядок, дабы сказать что-нибудь осмысленное, но...

– Измени свою жи-и-изнь! – вдруг заорал Dreamer во всю мощь Своего зычного голоса.

Я заметил, что у Него на висках и шее набухли вены, как полноводные реки в половодье, и испугался. Его крик сотрясая воздух, завис между нами на оглушающую вечность. На какую-то долю секунды передо мной вспыхнуло видение: воин трубит в свой боевой рог. Не успел я отдать себе в этом отчет, как Dreamer уж возобновил Свою громоподобную филиппику.

– Ты продолжаешь проецировать свое прошлое. Продавать свое убожество – бесполезное занятие! Вместе с домом в Киа ты отдал свою ограниченность, свое страдание. Будь осторожен, смотри, не унеси с собой свое прошлое с его вечными невзгодами… Запомни... Past is Dust.

Не надо ходить в мир, предлагая самого себя... слишком много еще в тебе сигналов ограниченности... Неси Мое присутствие… Мои слова… Неси Meня-я-я.

Он снова и еще невыносимее закричал, а я просто оцепенел от ужаса. Я почувствовал, как Его химическое вещество заполняет все уголки моего Естества, и пожирает бесконечные расстояния между мной и мною же. От Его крика, который, как это не абсурдно, продолжал звенеть, все мои внутренние преграды рассыпались, как стены Иерихона под напором децибел труб Йозуе, а на их месте остались только груды камней. Я почувствовал себя вполне здоровым, единым, как никогда раньше.

Нежданно-негаданно, также, как и началась, эта буря успокоилась. Dreamer снова стал самим Собой. Он вел Себя как ни в чем ни бывало. Повисла пауза. В течение тех нескольких секунд я льстил себя надеждой, что все уже позади. Я стал было приходить в себя, но увидел, что Он медленно вертикально вверх приставляет к уголкам рта указательные пальцы. Самое удивительное было в том, что на завершение того жеста, Ему понадобилось бесконечно много времени, будто это движение я видел в slow motion$FРежим замедленного воспроизведения изображения (англ.). Я следил за каждой фотограммой Его движения, казавшегося частью какого-то невиданного боевого ритуала, сначала с опаской, потом с волнением и, наконец, с всевозрастающей тревогой. Эксцентричность этого жеста и необыкновенная медлительность, с которой Он его выполнял, зарядили его какой-то непонятной угрозой... ужасной. В смятении чувств я затаил дыхание.

Когда до меня, наконец, дошло, что, прижав указательные пальцы к углам рта, Он делал вид, что говорит в мегафон, я испугался, что на этот раз Он оглушит меня одним из Своих колоссальных воплей, запечатлевающих в моей плоти Его уроки. Но на этот раз Dreamer кричать не стал, а только еще на несколько миллиметров приблизил ко мне Свое лицо и едва слышным голосом прошептал:


– В Лондоне ты ищешь дом не себе, а Dreamer! Запомни это хорошенько! Если ты перевезешь туда себя, все, что с тобой случится, будет таким же преходящим и убогим, как и твой мир... Отбрось все свои беспокойства и приблизься ко Мне. Вот тогда-то ты и обнаружишь, что никаких препятствий не существует, что твоим единственным настоящим препятствием являешься ты сам и твоя нерушимая вера в предел.

С того дня агентства недвижимости стали предлагать мне варианты совсем другого уровня. Надо признать, что, как всегда, Dreamer оказался прав. Стоило мне изменить свое отношение к этому делу, как мир последовал за мной, как тень. Я больше не искал дом себе, я стал искать дом для Dreamer. Едва я увидел виллу Севен Оакс, я сразу же узнал ее. Это и был тот дом, где мне предстояло продолжить «работу». За несколько дней Элеонор организовала наш переезд из Италии, а потом мы с детьми переселились в Лондон.

Тогда я это еще не знал, но покупка той резиденции, по своим параметрам превышающей все разумные пределы, была задумана для того, чтобы забросить меня в пропасть. Несомненно, это был один из стратегических приемов из арсенала Dreamer: такая встряска была мне необходима для ускорения темпов моего развития, хотя, признаться, тогда мне не удалось угадать истинный смысл той инсценировки. Не вмешайся Он, мне бы даже и в голову не пришло сделать такой переход. Вилла Севен Оакс как раз и представляла собой разрушение моих внутренних барьеров, орудием труда, способным разбить на куски залежи моей духовной нищеты и невежества, как геологические пласты, за годы жизни отложившиеся в моем Естестве. Это был своего рода заряд динамита, чтобы проломить брешь в бастионах, защищавших мой кошмар, мое отождествление с убогим, ограниченным, несчастным миром.

3 Расплата – Деньги нереальны. Реально представление человека, его идеи. Ресурсы и деньги это только естественное следствие этого… Они приходят в соответствие с его Мечтой и принимают ее пропорции… Но если ты просто убежден, что твоя проблема только в отсутствии достаточной суммы денег, – саркастически изрек Он с ангельским видом, – что ж, тогда поди в банк и попроси ссуду!

– Вот было бы здорово! – порывисто воскликнул я;

а у самого тут же засосало под ложечкой от того, что я снова солгал, ведь при одной лишь мысли встретиться с цербером из банка, чтобы выклянчить у него невозможную ссуду, мне становилось жутко. Мысленно я костылял Dreamer за то, что Он втянул меня в эти неприятности. Беспокойство превратилось в агрессивность, и я выпалил:

– Ну, и на каких же это основаниях мне ее предоставят?

– Мир знает!… Банк знает! – вымолвил Он. – Банк, как и мир, не находятся вне тебя. Тебе выдадут только то, чем ты уже «обладаешь».

Быстро повернув голову сначала направо, а потом налево, как-то совсем по театральному, Он оглянулся вокруг, якобы убедиться, что мы были одни, и никто не мог подслушать секрет, который Он мне сейчас поведает. А потом вполголоса заявил:

– Во вселенной нет ничего такого, что тебе могли бы подарить. Человек может получить только то, за что он уже заплатил.

Эта Его пантомима застала меня врасплох, мускулы моего лица не успели даже сложиться в новую маску, как Dreamer сызнова обрел Свой по обыкновению суровый вид.

– «Расплачиваться» можно как во времени, так и вне времени! – объявил Он и надолго замолчал.

Эта пауза подчеркнула колоссальное значение Его заявления. Dreamer как бы предупреждал меня, что мне следует подготовиться, чтобы стойко вынести ударную мощь того, что Он сейчас мне поведает.

– Если и существует разница между людьми, она состоит лишь в том, какой способ расчетов они выбирают...

Человек, который верит в себя, уже заплатил за все то, чем он обладает. Его настоящий бизнес, его единственное занятие, состоит в том, чтобы поддерживать себя нетронутым, не позволять никому и ничему нарушить его тотальность. Он знает, что именно эта его неразделенность приумножает его богатства. Ему известно, что его финансовая судьба зависит от степени его целостности.

Каждое твое усилие, направленное на то чтобы победить речитатив боли у себя внутри, превратится в финансовое могущество. Каждый раз как ты последуешь в направлении противоположном тому, куда идет общая масса, ты будешь приумножать богатства в мире событий.

Nothing is external.

Самонаблюдение, способность локализовать отрицательную эмоцию, боль, сомнение – это деньги, которые текут к тебе рекой. Мир событий слишком медлителен, чтобы можно было заметить того, кто уже заплатил загодя, кто уже полностью погасил счета в невидимом мире. Чтобы зарегистрировать все те кредиты, нужно время, но вот его-то бухгалтерия никогда и не ошибается.

Он замолчал и пристально посмотрел на меня. В Его глазах я прочел огромную важность секрета, в который Он собирался меня посвятить, и я заранее предчувствовал, какую боль мне причинит Его откровение.

– Ты, как и миллионы тебе подобных, тех, кто любит зависеть, выбрал форму расчета в денежных единицах времени: муку! – горько сказал Он, будто сделал печальный вывод. – Кредит и дебит – это одно и то же, абсолютно идентичная вещь;

вот только их разделяет время... Будущее знает! Получить кредит – это только световой сигнал, фиксирующий факт расплаты. Если тебе что-то дано, это лишь означает, что ты за него уже заплатил.

Я был ошеломлен. Dreamer поведал мне секрет, который никакой экономист никогда бы не раскрыл, и тем более не смог бы сформулировать в закон такой необыкновенной значимости, чтобы объяснить дерзновенность устремлений, утопию, чувство уверенности государственных деятелей, капитанов промышленности и мечтателей от бизнеса;

теорию предпринимательства и светоносное безумие лидеров, предприятия, выборы и решения которых, зачастую критические для будущего стольких людей, в глазах заурядного человека всегда выглядели опрометчивыми, если не безумными.

– Ну, а как же тогда можно объяснить тот факт, что даже в тех случаях, когда великие финансовые и промышленные империи возглавляли достойные люди, они приходили в упадок? – попытался было возразить Ему я.

Dreamer задал такое ускорение, что я не поспевал за Ним.

– В жизни, как впрочем и в бизнесе, есть только один способ проиграть: перестать верить в себя!

В Институте Экономики в Неаполе когда-то я вместе со своим наставником, профессором Паломба, по пути, проложенном еще до него Аморозо, делал первые шаги на территории Мечты, универсальных идей, воспламенявших умы людей, и представлявших собой мощные экономические рычаги и грандиозный потенциал социального воздействия.

Но это было ничто по сравнению с тем, какие открытия делал я для себя благодаря Dreamer.

– Ну, и каким же это образом человек сможет контролировать явления и события в масштабах всей планеты, такие как: ситуации, складывающиеся на мировых рынках, котировки на биржах, политический климат в мире, законодательную картину, международные отношения?

– Существует искусство мечтать, искусство верить и созидать, способность возвысить свое Естество до самых высоких уровней ответственности чтобы привлечь к себе новые идеи и возможности, более значительные, чем делать и иметь.

Экономика, политика и даже история подчиняются законам Естества. Ум, развитый в соответствии с принципами предельности, конечности, не может этого понять. Единственное, что ты должен знать, это то, что окружающая тебя вселенная, это только песчинка, по сравнению с Естеством.

Чем больше ты есть, тем больше ты имеешь. Человек, уверенный в себе, получает все необходимые ему ресурсы, чтобы справиться с любым делом, даже самым невозможным. Экономика человека идеально соответствует его степени целостности.

Чем больше ты есть, тем больше ты имеешь, а наоборот – никогда.

Он дал мне время, чтобы я мог поразмыслить над Его словами. «Чем больше ты есть, тем больше ты имеешь, чем больше ты есть, тем больше ты имеешь»,– повторял я про себя… Но эта концепция, настолько простая, и одновременно настолько мощная, мне не давалась.

Я не мог объять ее, усвоить так, чтобы она вошла в мою плоть и кровь.

Наконец, у меня блеснула мысль... Ведь качество создает количество. Вот, в чем весь секрет. Экономика, нацеленная на качество, взяв в свои руки руководство будущим человечеством, разрешила бы все его проблемы, оздоровила бы всю нашу планету. Качество мысли человека формирует его экономику. Только высококачественная экономика может создать реальные богатства, неотъемлемые, постоянные. О, как это чудесно! Философия Dreamer заявила о новой экономической модели, она подарила мне формулу совершенно невиданной концепции, неизвестной ни экономическим школам, ни в мире бизнеса.

– Экономикой не могут руководить экономисты, – одернул меня Он, проникнув в мои смятенные мысли. – В ближайшем будущем каждая организация, от самого малого предприятия до самого крупного международного концерна, станет идеологическим предприятием, школой Естества. От его философии будет зависеть его успех, продолжительность его существования, его судьба. Верховная власть в каждой организации будет в руках философов действия, поэтов и визионеров, прагматических утопистов, способных проникнуть в Естество и питать его корни. Самое незначительное расширение кругозора, повышение уровня понимания может сдвинуть горы с места в мире экономики и финансов.

4 Мы и есть лук, стрела и мишень С тех пор как я поселился на вилле Севен Оакс, я снова стал ежедневно заниматься jogging$FБег трусцой (англ.). Стоило мне пересечь дорогу, я попадал в зеленый массив Хампстед Хит, где я мог бегать по аллеям вокруг озер и сбегать вниз по травяным склонам Парламент Хилла.

В то утро меня подгоняла ярость, я бежал, не жалея себя, чтобы выгнать из груди тоску и растущие сомнения, которые неотступно преследовали меня, не давали ни минуты покоя, стремясь пустить корни в моей душе. Прошло много месяцев с нашей последней встречи с Dreamer. Я уволился с работы, продал дом в Киа, перебрался в Лондон и за все это время я не получил от Него никакой весточки. У меня не было ни определенной роли, ни рабочих обязанностей;


живя без встреч, без программ, я не мог придать смысл своему существованию. Никогда раньше я так ясно не отдавал себе отчет в том, насколько были важны для меня. отношения с другими людьми и с внешним миром во всех его калейдоскопических проявлениях. Однако, прежде всего, тревоги и заботы, которые в то время я отождествлял с самой идеей ответственности;

разногласия и трения, которые я считал естественными и неизбежными следствиями отношений между людьми, были для меня настоящим наркотиком, отказ от которого стал проявляться в форме самого настоящего кризиса воздержания.

Мучения и боль, вот и все, что людям известно… Они придают смысл существованию человека.

Благодаря им он чувствует себя живым.

У меня была достаточно время, чтобы поразмыслить над этими словами. Вот уже много месяцев, как я на собственной шкуре убеждался, насколько парадоксально состояние человека. В состоянии покоя, радости, когда у него ничего не болит, человек не чувствует себя живым, у него такое ощущение, что он как бы и не существует. Как-то раз Dreamer сообщил мне, что человечество, как таковое, не может испытывать чувство радости;

даже одно мгновение счастья для него невыносимо.

«Радость, покой, благодарность, любовь – это состояния Естества, которые человечество, как таковое, не может переживать. Если бы такие состояния даже и вошли в жизнь заурядного человека, он бы воспринял их как муки ада в своем адском существовании. Счастьем может обладать только тот, кто владеет искусством мечтать. Только любящий человек, мечтающий человек может выдержать приток энергии, которая вырабатывается у него в условиях отсутствия боли. »

Закончив пробежку, я во весь дух помчался по Кортни Авеню. Я часто так поступал:

когда до дома оставались последние несколько метров, я увеличивал темп. Мысль о том, что меня ждет горячий душ, воодушевляла меня, а в ногах. я ощущал прилив новых сил.

Совершенно неожиданно я почувствовал Его присутствие. Это ощущение ни с чем другим я уж спутать не мог. Он был там. Явился Dreamer! Я взглянул на свою одежду:

спортивный костюм промок от пота, а кроссовки запачканы в грязь. Я решил, обойду вокруг дома и зайду с черного хода, что выходит в сад. Оттуда я бы мог проскользнуть в свою комнату, помыться и принять презентабельный вид. По крайней мере, это было то, в чем я еще мог признаться себе. По правде же говоря, мысль встретиться с Dreamer, особенно, сейчас, когда мы так долго не виделись, вызывала у меня самые противоречивые чувства. Видеть Его, слышать Его голос или просто вспоминать Его слова придавало ускорение моему Естеству, сжимало временя, заставляло меня с большим усердием приниматься за «работу» над собой. Я любил и ненавидел тот стимул, что я внезапно ощущал в себе, который побуждал меня воссоединить разрозненные за время отсутствия Dreamer части моего тела. Это было похоже на резкое пробуждение, в результате которого я был вынужден признать, что в состоянии забытья ты теряешь ощущение своего своеобразия и сливаешься с толпой, становишься общей массой.

Не успел я поставить ногу на первую ступеньку лестницы, которая вела в мою комнату, как Его голос, а я не мог спутать его ни с чем, раздался у меня за спиной. Он пригвоздил меня на месте.

– Ты оплакиваешь свое прошлое! – воскликнул Он на повышенных тонах. Вот так, резко началась наша встреча. В тех нескольких словах Dreamer обобщил все муки, которые я вытерпел за последние месяцы, и мое теперешнее душевное состояние.

Я почувствовал себя так, словно Он поймал меня с поличным. Да! Вот уже много месяцев, как я оплакивал свое прошлое! Подобно евреям во время исхода на поиски земли обетованной, я был готов променять свою свободу, я бы предпочел уверенность старой подневольной жизни своему одиночеству, этой бессмысленной жизни. Мне нужно было преклоняться перед каким-нибудь мирским идолом, мне было необходимо вернуться к своей привычной хаотической и суетливой жизни. Будь у меня такая возможность, я бы с удовольствием вернулся в знакомое чрево безответственности, зависимости. Я бы тысячу раз предпочел жить на вилле в Киа, чем в этой богатой лондонской резиденции, обладать которой я еще не был готов. Она подавляла меня, я чувствовал себя маленьким человечешком, нереальным.

В моменты просветления я отдавал себе отчет, что Dreamer подталкивал меня к пределам, которые сам я никогда бы не переступил, Он ставил меня в ситуации, в которых я сам никогда бы не оказался. Когда Он был со мной рядом я постоянно, как канатоходец, балансировал на краю пропасти;

а внизу не было предохранительной сетки, внизу меня ждал Стикс$FСтикс (греч. «ненавистный»(?), лат. Styx) – в древнегреческой мифологии олицетворение первобытного ужаса и мрака, из которых возникли первые отпрыски жизни, и персонификация одноименной мифической реки Стик, реки в Аиде. Данте упоминает также Стигийские болота в Аиде, в котором казнятся гневные. – Прим. перев.моей жизни, ров, наполненный цвелой, загустевшей от немощи и вульгарности, водой.

В самую первую нашу встречу Dreamer предупредил меня против ловушек, которые приготовила мне та пустыня, против засад невидимых хищников, которые будут подстерегать меня во время перехода среди ее песков. Я вспомнил слова, которыми Он меня напутствовал накануне моего отъезда в Лондон:

«AIM$FЦель (англ.)... I AM$FЯ есть (англ.)... Наша цель – это мы... Мы и есть лук, стрела и мишень... The aim, цель, которая, как нам кажется, всегда находится вне нас, в действительности же, только анаграмма, другой профиль I am.

Это подводит нас к мгновению, к сжатому времени, к уничтожению любых расстояний между самими собой. Высшее искусство состоит в перемене, которая может произойти только в это мгновение.

Существование обычного человека, каким бы насыщенным событиями и интенсивной деятельностью оно не казалось, это только постоянное пребывание в круговороте бессмысленной повторяемости. Goal же нашей жизни сделать из нас шедевр... Это путь, который все, рано или поздно, за время одной ли или сотни жизней, должны пройти. Никакой другой задачи у нас нет, и в мире нет ничего более вдохновляющего и внушающего энтузиазм…»

Я медленно расшнуровал кроссовки и оставил их на пороге. Босиком я пошел в направлении, где я услышал голос Dreamer, и молча заглянул в гостиною.

5 «Я пришел освободить тебя!»

Всем своим видом я демонстрировал, как сильно я устал после пробежки, преувеличенно тяжело навалившись на дверной косяк и тяжело дыша. Dreamer раздражало такое мое демонстративное поведение.

– Выпрями спину и перестань подпирать дверь! – прикрикнул Он на меня. – Не смей никогда даже вид подавать, что ты устал или ослаб.

Повелительным жестом Он приказал мне молчать еще до того, как я успел открыть рот чтобы сказать что-нибудь в свое оправдание.

– Не надо пенять на пробежку... Да пробеги ты хоть целый марафон, это не дает тебе право показывать, как тебе тяжело, или что ты окончательно выдохся. Вместо этого тебе надо было сказать себе самому: я способен на большее!...

Его слова обожгли меня, как хлыстом. Одним махом Он развеял все мои мысли, да и мою напускную усталость, как рукой сняло. Когда я выпрямился и перестал опираться на дверь, Он снова заговорил:

– Ты оплакиваешь свое прошлое, – повторил Он.

Его голос, искусно окрашенный нотками презрения, жестоко ранил меня. – Твои сожаления отдают тебя во власть все тем же законам твоего прошлого и сводят на нет всю «работу», проделанную тобой за все эти годы... На пути к целостности нет места никаким сожалениям. Если уж ты ступил на этот путь – не поворачивай назад! – Потом тон Его голоса изменился. – Ты ищешь ярлыки, – обратился Он ко мне с нарочито преувеличенной заботой в голосе, как обычно взрослые разговаривают с детьми. – Если нет перил, ты и не знаешь, на что бы это тебе такое опереться. Тебя пугает подвешенное состояние, в котором ты сейчас находишься, больше, чем извечный страх, засевший у тебя внутри.

Dreamer обращался ко мне из гостиной, сидя в кресле подле горящего камина. В отблесках пламени сверкнула серебряная пряжка на его куртке. Луч этого света проник между складок моего Естества и встряхнул меня, как электрический разряд, и мое сознание раскрылось навстречу новому пониманию. Как все обычные люди, и я любил страдание больше своей жизни. Dreamer мне объяснит, что больше чем боязнь проникнуть во что-то ему неизвестное, настоящий страх, человек испытывает при мысли потерять то, что ему хорошо знакомо: боль, страдания. Именно эта фобия возводит непреступные барьеры для проявления воли, самым настоящим, самым реальным, чем мы обладаем, именно из-за этой фобии мы и принадлежим к темному морю безликой массы.

После своего физического рождения, после того, как ему отрезают пуповину, ребенок попадает в руки двум новым родителям: сомнению и страху. Только встреча со Школой позволяет родиться заново и разорвать ту ужасную пуповину. Этот момент и есть возвращение к настоящим родителям: Мечте и воле. Отсутствие сомнения и страха – такое экстатическое состояние свободы, может выдержать лишь цельный человек.

– Вот это-то я как раз тебе и предлагаю. Свобода стоит очень дорого, но это не значит, что ее достичь невозможно.

Ты все еще ищешь среди теней прошлого какую-то старую маску, чтобы нацепить ее на себя. – обличал Он меня.

Его голос был полон жалости, какую обычно испытывают к неприкаянному, беззащитному существу. И тем же жалостливым тоном Он добавил:

– Ты соскучился по ролям… Человек не должен руководствоваться ни прошлым, ни своим жизненным опытом.

Past is dust. На пути к целостности он должен будет довериться новым чувственным анализаторам: инстинкту и седьмому чувству – Мечте.

Роли – это тюрьмы… Их решетки хоть и незаметны, но крепче стали...

– Я послушался тебя... уволился с работы, продал дом, что же еще я должен был сделать? – выкрикнул я, дав волю своей ярости, накопившейся у меня за долгие месяцы ожидания встречи с Ним.

Я почувствовал, как во мне проснулось желание обвинять, жаловаться, злая обида на Него за то, что Он втянул меня в эту новую авантюру, на которую с какой стороны ни взгляни, не имела никакого смысла..

– Уволится с работы или переехать жить в другую страну, не понимая зачем, бесполезно... От этого ты свободным не станешь, – откликнулся Он с грубоватой нежностью, пока что Он старался не придавать значения моему состоянию.

По прошествии стольких лет я должен таки признать, что Dreamer в который раз вовремя пришел мне на помощь и едва успел спасти меня.

– Чтобы выйти из плена своих ролей человек должен разочароваться в бесплодной повторяемости событий и обстоятельств своей жизни.

Последовала длинная пауза. Я слушал Его, стоя на пороге гостиной. Мне было как-то неловко. Я был все еще потный и грязный после долгой пробежки. Мне бы хотелось принять душ и переодеться во что-нибудь чистое. Этот момент мне показался подходящим, чтобы попросить у Него разрешения отлучиться на минутку. Dreamer был задумчив. Едва заметное движение головы я расшифровал, как знак согласия, и пошел к себе. Горячий душ и чистая рубашка совершенно изменили мой настрой. Бесшумным шагом вернувшись в гостиную, я сел в другое кресло у камина на почтительном расстоянии от Dreamer. Я достал свой блокнот, сделал продолжительный глубокий вдох и почувствовал, что я готов. У меня было такое предчувствие, что мне предстоит получить очень интенсивный урок. Dreamer задал нашей беседе совсем другую тональность.

– На мостах не возводят дома, там не живут, – аналогично сказал Dreamer. – Роли, как и мосты, служат лишь для того, чтобы идти дальше, их строят так, чтобы можно было их преодолеть. Люди же медлят на них, колеблются и вместо того, чтобы перейти мост, попадают к нему в плен.

На пути к целостности каждый миг должен быть новым... каждое мгновение нужно использовать чтобы превзойти предыдущее мгновение... каждый вдох должен стать актом благодарности, и посвящать его надо возвышению Естества до новых областей свободы.

– Как же можно жить в мире и быть свободным от ролей? – спросил я.

– Роли – это маски, которые мы надеваем. И играть их надо сознательно. Играть роль означает не верить в нее!

Он объяснил мне, что первым шагом на пути, который Он сейчас мне указывал, было глубоко прочувствовать, как функционируют роли. Согласно представлениям Dreamer, существует иерархия ролей в соответствии с степенью сложности и уровнем ответственности, который человек должен взять на себя для их исполнения. В одном пункте Он был категоричен: человек ни в коим случае не может перейти к роли на более высоком уровне, если в его Естестве еще не заключена вся иерархическая пирамида, стоящая ниже нее. Слушая Его рассказ о ролях, я представлял себе контейнеры различной емкости, вставленные один в другой, как китайские шкатулки.

– Ты сможешь освободиться от роли только после того, как научишься играть ее безукоризненно, – пояснил Свою мысль Dreamer.

В качестве примера привел роль дирижера оркестра, который должен знать возможности каждого отдельного инструмента в оркестре и какие проблемы у каждого из них могут возникнуть.

– Сознательное исполнение роли не только освобождает нас, но освобождает и мир от той грубости и того насилия, – пояснил Он. – Когда же ты отождествляешь себя с ней, когда ты веришь в нее, ты не только становишься ее рабом, но и цепляешься за мир, как будто это самая реальная вещь, единственная известная тебе истина.

Верить в какую бы то ни было роль означает лгать самому себе.

Мне не надо было прибегать к точным расчетам, я понял сразу, что для преодоления такого пути не хватило бы ни опыта, ни времени даже и десяти жизней.

– Все так и есть, – подтвердил мою мысль Dreamer. – Вот, почему никто, идя обычным путем, никогда и не сможет освободиться от ролей… да и не захочет!

– Да как же это так, никто не захочет освободиться от ролей? – удивился я. – Это кому же не понравилось бы освободиться от обязанностей и ответственности, связанной с исполнением роли, ну, хоть к примеру, отца или мужа, менеджера… Я, наконец, высказал свое убеждение в том, что именно в силу своей ответственности мы не можем уклонится от выполнения ролей.

– Все обстоит как раз таки и наоборот, – сухо возразил мне Dreamer. – Расстаться со своей ролью для обычного человека равносильно тому, что расстаться с жизнью... отказаться от спасательного круга в бескрайнем просторе открытого моря.

Люди привязаны к своим ролям и, прежде всего, к причиняемым ими неудобствам, которые являются их неотъемлемой частью, для них они дороже, чем их собственное дыхание.

Он надолго замолчал, и я тоже не проронил ни слова.

– Роли – это щиты, за которыми люди, создавая видимость занятости, защищают свою безответственность.

Давай рассмотрим твой случай! – сказал Он таким тоном, как будто приступал к заключительной части Своего доказательства.

Теперь уж я сам попал к Нему на мушку. Хотя Его заявление и не застало меня врасплох, все равно мне было очень неприятно. После стольких лет близости к Dreamer тот час же сработала предупредительная сигнализация в виде болезненных спазм в желудке, явный признак того, что Он, оставив рассмотрение вопросов общего порядка, сконцентрировал все Свое внимание на мне.

6 Играть роли – Именно это-то и нужно изменить…Твои ощущения, то, что ты чувствуешь в данный момент! – заверил меня Dreamer, заметив у меня на лице гримасу боли. – Понаблюдай за собой! Ты, конечно, можешь по-прежнему думать, что это Я причинил тебе боль, Мои слова, в действительности же, та боль извечно сидит в тебе, она уж успела застояться… как цвелая вода во рву!

Твоя боль – это симптом еще не зажившей раны, она-то и является причиной всех твоих невзгод... Держи ту боль внутри… Осознай ее... Полюби ее. Не увиливай!

Я все еще пытался Его понять, пытался оправиться от Его exploit$FВыпад (фр.), а Dreamer уже вернулся к предыдущей темой нашего разговора, возобновляя объяснение с того места, где Он остановился.

– Отождествляя себя с ролями, ты забыл об Игре, – заметил Он. – В тебе нет ни игры, ни театральности. Событие, ситуация или встреча провоцируют в тебе мгновенные механические реакции, ты реагируешь непроизвольно, по принципу сжатой пружины мышеловки.

Ментальные образы, мысли, эмоции, ощущения механически сообразовываются в заданные схемы, мышцы лица напрягаются чтобы придать лицу соответствующее выражение, с губ срываются слова… ты остаешься в плену до тех пор, пока новые условия и новые встречи не катапультируют тебя в новую клетку...

Он объяснил мне, что мы реагируем по такой схеме, когда роль навязана нам извне, миром. Когда же роль исполняется сознательно, мы не рискуем стать ее рабами, мы свободны от нее и освобождаем от нее и мир.

– Роль нужно играть не веря в нее. Это может сделать только тот, кто познал себя и способен владеть собой. Нужно долго наблюдать за собой, нужно дать себе установку на соблюдение порядка и подчинения дисциплине – только так можно добиться самообладания.

Dreamer подчеркнул, что для закрепления какой-либо роли в нашей жизни, требуется усвоить присущее ей специфическое выражение: жестикуляцию, поведение, наклонности и всю гамму выражений лица и речевых оборотов. Иметь роль предполагает усвоение целых блоков идей, полного наборов убеждений, на основании которых человек мыслит и воспринимает. Приобретение таких навыков – это сложный процесс. Зачастую на усвоение только одной роли у человека может уйти целая жизнь, и может статься, что даже в конце жизни в нем так и не созреет в достаточной степени воля и ответственность, чтобы овладеть ею безупречно и пойти дальше.

Он поведал мне, что каждый человек в связи с обычной жизненной необходимостью выучивает и исполняет ограниченное количество ролей, пять, максимум шесть. По мере того как обстоятельства изменяются, он автоматически переходит от одной роли к другой, бессознательно, находясь под влиянием изменяющихся внешних условий. У него нет свободы выбора, он не свободен в принятии решения, хотя сам-то он так не считает.

– В этом смысле свобода выбора значает играть любую роль «сознательно», а не подчиняться ей, – объяснил Свою мысль Dreamer. – В обычном человеке такая способность находится в зачаточном состоянии, и по мере того как человек взрослеет, все больше ослабевает, а потом и вовсе атрофируется. В результате чего, попадая в ситуации с даже незначительно измененными условиями, когда он оказывается за рамками тех нескольких освоенных им ролей, человек теряется и уж не знает, какую ему маску надеть на себя.

Вот я и понял, что именно по этой причине мы постоянно чувствуем себя не на своем месте, испытываем чувство неловкости и опасности. Не зная, какую маску надеть на себя, не имея нужной маски в своем репертуаре, мы проявляем свою ограниченность, прямо, как собака Павлова, которая не зная, что предпочесть круг или овал, может взбеситься. В таких ситуациях все наши способности: умственные, физические и эмоциональные срабатывают каждая сама по себе. Мысли, эмоции и действия вступают в спастические отношения между собой, и человек превращается в биологическую марионетку. У человека возникает чувство незащищенности, он видит себя нагим и испытывает от этого всепоглощающий стыд. Ему хочется убежать. Но ведь именно в такие моменты в промежутке между кожей человека и его маской как раз таки и можно обнаружить саму сущность человека, самую истинную его часть.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.