авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |

«Эта книга написана навсегда 1 2 ШКОЛА БОГОВ Элио Д'Анна 3 4 La Scuola degli Dei Школа ...»

-- [ Страница 13 ] --

– Тот, кто понял, что его ролевой репертуар ограничен, и почувствовал, что ему тесно в их рамках, что их связи спутывают его по рукам и ногам, уже сделал первые шаги на пути к свободе.

Но заурядный человек, погруженный в гипнотический сон, убаюканный колыбельной отрицательности, будет по-прежнему обманывать себя, и как бы ужасна ни была его жизнь, он будет по-прежнему пребывать в таком состоянии и никогда не найдет в себе достаточно энергии чтобы выйти из него.

– Роль – это приятная игра, если ты только исполняешь ее. Отождествляться с ней, забыть об Игре – фатально.

Dreamer встал и подошел к окну. Несколько минут Он хранил молчание и любовался садом Севен Оакс, безупречной лужайкой, роскошной растительностью, нежившейся в последних лучах заходящего солнца. Когда Он снова заговорил, голос у Него был необычно мягким.

– Роли – это перекладины приставной лестницы. Не задерживайся ни на одной из них. Используй их! – вдохновлял Он меня. – Пользуйся ими, они для того и служат, чтобы можно было опереть ногу и взбираться все выше и выше!

Dreamer рассматривал роли, как материализацию образа мышления. Расстаться с ролью и перейти к следующей означает вырасти из этой роли в Естестве. Каждая ступенька, оставшаяся позади, это еще один шаг вперед на пути к выздоровлению.

– Научись повышать качество Естества, и ты сможешь быстро избавиться от любой роли, как от поношенного платья, – сделал заключение Dreamer. – Это означает «попользоваться» ролью и окончательно от нее освободиться.

Меня поразило Его новое выражение. Dreamer заметил мою озадаченность и объяснил мне, что «попользоваться» роль означает освоить ее сущность, ответственность, вытекающую из нее, освободиться от нее навсегда означает не испытывать больше в ней потребность.

– Таким образом ты сможешь освободить мир от неблагодарной обязанности проявлять те адские состояния, которые есть в тебе, от колоссального труда отражать все твои недостатки, каждую твою муку, каждую твою смерть.

7 Путь вспять – Все что находится вне нас мир, который мы видим и трогаем руками, люди, обстоятельства и события в нашей жизни – это проявление Естества, свидетельство нашего образа мышления... Роли, в плену которых мы все еще пребываем, показывают нам наши не затянувшиеся раны.

Повисла долгая пауза. Вместо того чтобы вобрать в себя и усвоить энергию того момента, я спрятался среди страниц записной книжки, делая вид, что я перечитываю и вношу поправки в свои записи. Dreamer в очередной раз загнал меня в угол;

вызвав у меня чувство тягостной неловкости. И на этот раз я попытался отвертеться. Я обратился к Нему с немой просьбой дать мне еще время... еще хоть немного времени...

Dreamer, по-видимому, отвлекся, а я за те несколько мгновений, что Он был со мной, изведав вкус подлинной жизни, снова занял свое место среди неодушевленных предметов, находящихся в комнате, и, наконец-то, почувствовал себя в своей тарелке –тень среди теней мира.

– События служат для того, чтобы проявились состояния Естества, которые их породили... Только Школе Естества известен их символический язык, и только Школа может проложить маршрут пути вспять через лабиринты, пустыни, внутренние чистилища до самых что ни на есть глубинных состояний, истинного источника всего происходящего.

Тени надвигающихся сумерек осаждали виллу Севен Оакс и напирали на огромные окна, готовые проникнуть внутрь и заполонить гостиную, где мы вели беседу. Dreamer склонился перед камином чтобы подбросить в огонь и хорошенько уложить новые поленья.

Его лицо озарилось отблесками пляшущего пламени. Это и был идеальный момент. В сгустившихся сумерках писать было трудно. Я запрокинул голову на спинку кресла и закрыл глаза, чтобы лучше сконцентрироваться.

– Немедленно перемени позу, – последовал сухой приказ Dreamer, – а то ведь ты и в Моем присутствие готов заснуть...

Этот приказ поразил меня так, будто учитель неожиданно хлестнул меня палочкой.

Стайка мыслей и чувств, жалость к себе, обвинение, обида взметнулись и переплелись между собой в Естестве, образовав только одно ощущение, жгучее и самое невыносимое из всех, чувство несправедливости. В тот же миг я, как насекомое, в один скачок вдруг оказался на месте Dreamer. Я посмотрел на себя со стороны и увидел, как жизнь наблюдает за умирающей смертью. Это состояние поразительной ясности ума длилось несколько бесконечных мгновений, потом я пришел в состояние боевой готовности: выпучил глаза и выпрямил спину. Я почувствовал, как мурашки забегали у меня по коже;

a tingling vibrating sensation$FОщущение трепета, дрожи (англ.), сохранилось еще несколько минут. Потом все прошло. Я обещал себе никогда больше не ослаблять бдительность.

Я описал этот эпизод только для того, чтобы привести пример стратегических приемов, к которым неизменно прибегал Dreamer, чтобы направить меня в те области моего Естества, где Его учение, Его энергия уже успели войти в мою плоть и кровь. Когда это происходило, я знал, что мне оставались лишь считанные мгновения, чтобы покрепче затянуть обручи на бочке, дубовые ребра которой стонали и рисковали поддаться напору этого молодого полного сил вина.

8 «Ты еще не готов!»

Я чувствовал, как во мне вздымались силы сопротивления, и пульсировала в жилах кровь под давлением Его слов:

– Слишком много лет ты обходился без своей воли. Ты отдал свою жизнь в руки мира. Внешний мир в твоих глазах представлял единственную реальность, из него ты сотворил себе кумира... каменного идола, который и тиранил твое существование.

На самом же деле, мир – это всего лишь отражение... Мысли, эмоции, настрои обретают форму в мире событий и отвечают соответствующим образом на каждое твое требование.

Слишком много лет ты верил, что мир был реальным, что у него была своя воля. Ты сделал его своим хозяином и владыкой твоей жизни. Слишком надолго ты отдал власть в руки тени, которую ты же сам и спроецировал.

Наступил момент, которого я так опасался... Пришла пора отказаться от старых перил, умереть для старого хлама… Я почувствовал, как под ногами у меня дышала бездна перевернутой вниз головой вселенной.

– Things do not change and cannot change... Only you can change$FВещи: не меняются и не могут измениться. Только ты можешь измениться. (англ.).

Произнеся эту фразу, Он замолчал. И эта пауза безмерно растянулась во мне.

Беспокойство, а потом и страх расширялись кругами до самых пределов моего Естества.

Мне казалось, что никакой особой причины тревожиться, у меня собственно-то и не было, тем не менее я предчувствовал, что за Его словами, но, особенно, за этим молчанием, готовилось что-то непредвиденное. Я попытался взять себя в руки и успокоиться, но все было бесполезно. Наконец, будто приняв трудное решение, Dreamer огласил мне следующую фазу «работы», которая должна была подготовить условия для моего будущего перехода. В тот момент начиналось приключение, которому я буду неустанно посвящать каждый момент своей жизни. Он объявил Свое решение так, будто долго обдумывал его, прежде чем мне его сообщить:

– Долгие годы подготовки ушли у тебя на то, чтобы понять, насколько разобщено твое Естество... Годы и годы работы, чтобы ты смог осознать, что гипнотический сон тиранит существование каждого человека.

Я привел твою жизнь в порядок… Я освободил тебя от обязанностей и программ, чтобы ты мог посвятить всего себя сведению воедино принципов системы воспитания, которая бы указала выход из адских кругов заурядности.

Долго Dreamer просидел в задумчивости, а потом решительно объявил:

– Ты должен встретиться с мужчинами и женщинами...

– Кто они такие?... Где они?… Зачем мне с ними встречаться?

Сразу же испугавшись, я засыпал Его вопросами.

– Без всякой определенной цели, – ответил мне Dreamer необыкновенно мягким голосом. – В этом-то и состоит интригующая, уникальная «игра встреч», очень эффективная игра... Тебе предстоят сотни встреч без всякой цели и предлога... В них не будет ничего необычного, кроме того, что ты увидишь в тех мужчинах и женщинах часть самого себя... Если ты будешь помнить обо Мне, о данном себе обещании, то каждая встреча, которая у тебя будет, даст тебе возможность сопоставить себя с неизвестной и неразрешенной частью тебя самого.

– Сотни встреч?... Но на это уйдут годы!... – в отчаянии воскликнул я, меня пугала такая перспектива.

– Сколько времени тебе для этого потребуется будет зависеть только от тебя…«Игра встреч» будет продолжаться, пока ты не поймешь и не прекратишь сопротивляться.

Благодаря «игре встреч» ты осознаешь, что мир – это твое творение, и что другие люди – это твое отражение... И даже если на осознание этого уйдут годы работы, по крайней мере, ослабеет твое старое убеждение, что мир имеет власть избрать или свергнуть тебя, что другие могут любить тебя или бороться с тобой… что вне тебя есть враждебная воля, которая контролирует твою жизнь и управляет ею.

Мир существует потому, что существуешь ты.

Мир жив, потому что жив ты, – продекламировал Dreamer и продолжил.

–Мир – это твоя тень... Там человек хотел бы найти разум, который он ощущает внутри... Вот он и проводит отпущенное ему существование в поисках жизни среди призраков... и верит, что вне его существует реальность... Он тратит время на раскопки среди теней!...

Но по мере того как ты будешь копаться среди теней и отождествлять себя с ними, они будут становиться для тебя все реальнее и реальнее, а внешний мир превратится в фетиш... бога, которому нужно поклоняться, бояться, ублажать... потому что ты забыл свою истинную сущность, отказался от своего права быть творцом...

А потом Он проскандировал такие слова:

– Не забывай никогда... что другие люди – это ты вне себя… другие – это отражение всего того, что есть внутри тебя, и что ты не желаешь видеть, чувствовать и касаться.

– Ну, тогда... я и те, кто ближе всего находятся к Тебе, – спросил я у Него – Что же мы для Тебя значим?

Едва я произнес эти слова, как по учащенному биению сердца я понял, что дерзнул перейти границы того, что мог слышать и вобрать в себя. Бесконечные мгновения Его взгляд взвешивал меня, должно быть, Он оценивал мои шансы выдержать то, что Он собирался мне сообщить.

Тогда-то мне и вспомнились Его слова: «Nothing is external… Nothing is external….»

Сила этих слов забросила меня в одиночество вселенной, где я был единственным обитателем, абсолютным господином и хозяином всего и вся. Все внутри у меня похолодело, я был ошеломлен. Я бы отдал все на свете, лишь бы вернуться назад и никогда не задавать тот вопрос. Стенки моего Естества вибрировали под давлением того критического момента.

– Вы – это Я, – сказал Он, – части Меня... которые, как кажется, находятся в ссылке.

9 Кратчайший путь Я был подавлен. Dreamer поставил перед мной настолько непосильную задачу, что во мне не осталось ни капли энергии еще до того, как я взялся за ее выполнение.

–... «Игра встреч» поможет тебе сжать время... Ты поймешь в себе самом то, в чем обычный человек не смог бы разобраться даже за десять жизней..., – увещевал меня Он.

Однако перспектива встретиться с такими выдающимися незнакомцами, работать месяцами и годами ради этого, по-прежнему казалась мне абсурдной. Да просто не может быть чтобы не было другого выхода?

– Для тебя мир слишком реален. Только «игра» освободит тебя от этого окаменевшего описания мира, от его жестких рамок, благодаря «игре» у тебя сформируется более гибкое, подвижное видение мира.

Мир – это эмоция, – заметил Он и подождал, пока драгоценное вещество этого суждения не проникнет в каждую фибру моего Естества.

– Встречи помогут тебе оценить степень таоей ответственности, они научат тебя глубоко понимать самого себя... Ты осознаешь, что любой мужчина или женщина, которых ты повстречаешь, это неизвестная часть тебя самого, что они – это твои возможности увидеть свою рану, свою скрытую язву и излечить ее.

– А как я буду их выбирать? О чем я буду с ними разговаривать?

Я засыпал Его вопросами, даже не пытаясь скрывать от Него свои страхи и тревогу.

Изо всех сил я еще надеялся, что хоть этим-то делом мне не придется заниматься.

– Абсолютно неважно, о чем ты будешь с ними разговаривать, – резко отрезал Dreamer. – Ты задаешь Мне этот вопрос потому, что в тебе еще крепка иллюзия, что другие находится вне тебя. В действительности же, другие люди это состояния Естества, которые осуществляются в мире событий... Другие – это время.

– Ну, а как же те, кто отказываются от своей жизни ради других? Кто встречаться с другими, чтобы помочь им, чтобы вылечить их? А как же тогда миссионеры?

– И миссионер тоже идет на встречу с самим собой, со своими сомнениями, со своими страхами, со своим разобщением. Он идет в народ, к суеверным, чтобы победить свое суеверие. Он идет в мир страдания, чтобы вылечить свои язвы, чтобы взойти к истоку, к настоящей причине. Он думает, что делает для других, однако, даже если он и не отдает себе в этом отчет, на самом деле, это другие делают для него, это они заботятся о нем.

Когда он поймет, какие состояния его Естества обусловили эту его миссию, он выздоровеет и перестанет быть миссионером. Он поставит кого-нибудь другого на свое место, а сам пойдет дальше.

У меня внутри был полный разброд. Ответ Dreamer вывернул меня наизнанку, как перчатку. Я все еще не пришел в себя, когда заметил, что Он оставил ту тему и теперь уже отвечал на вопрос, который я задал Ему сначала.

– Что же касается того, с кем тебе предстоит встретиться, пока что тебе достаточно знать, что Я сам позабочусь об этом, выберу тех людей и покажу их тебе.

Тебе же нужно заняться самым важным – научиться «видеть».

Если ты «увидишь», то научишься вбирать в себя историю жизни того мужчины или той женщины, и одним махом ты обогатишься, усвоив результаты их многолетнего опыта, усилий, жертв, успехов и неудач. «Видеть» их означает распознавать их внутри себя как раны, которые должны затянуться, как органы, которые должны выздороветь.

«Видеть» означает простить себя внутри. Вот тогда-то и каждая твоя встреча станет ступенькой, на которую ты поставить ногу и пойдешь дальше.

Dreamer заметил, как во мне рос интерес к тому, что Он мне объяснял. Та история со встречами в моих глазах стала приобретать «аспекты боевого искусства», неизвестного и таинственного. Мир с его континентами и городами, с его бесконечным калейдоскопом видов деятельности человека, как податливая глина, стал приобретать форму до головокружения необъятной арены, на которой каждый миг происходили миллионы невидимых дуэлей. И исход этих дуэлей каждый раз решал, кто должен будет указывать направление, а кто должен будет следовать ему.

– Где бы ни встречались два человека, на несколько мгновений или на долгие годы, в пустыне или в мире бизнеса, они неизбежно образовывают пирамиду, располагаются на разных уровнях невидимой шкалы в строгом соответствие с внутренним порядком, с иерархией планет, которая складывается в зависимости от свечения, орбит, массы и расстояния от их солнца.

Одна строчка за другой я продолжал конспектировать, перестав сопротивляться, у меня сформировались новые установки. Продолжая Свой рассказ, Dreamer представил человеческую жизнь в виде диаграммы ролей, сложность которых постоянно возрастала, вплоть до самой верхней ее точки, наивысшего достижения: перерастания всех ролей.

– Человечество, как таковое, не стремится к исцелению. Оно не хочет выздороветь.

Оно вынуждено идти вперед механически, под нажимом неизвестных сил… Муки и страдания являются движущей силой его эволюции.

Несмотря на то, что кажется, что большая часть людей променяла свой прогресс на видимые ценности: карьеру или мираж экономического процветания, или творческого успеха;

в действительности же, даже самый обычный человек просто не может избежать бессознательного, механического, незаметного процесса оздоровления. Работа в организациях, интенсивная ролевая деятельность, антагонизмы, маета и проблемы, которые неизбежно присутствуют в его жизни, в совокупности образуют необходимую дисциплину, которая улучшает человека и проецирует его в более высокие области свободы...

Это очень медленная система воспитания, – сделал вывод Dreamer. – Возможно, даже целой жизни человека будет не достаточно, чтобы он смог возвыситься хотя бы на миллиметр по вертикали Естества...

В противоположность этой системе «игра», доказывал мне Он, более быстрый путь подъема по ролевой пирамиде, благодаря игре человек с электронной скоростью может выйти за пределы всех ролей. И, наконец, чтобы облегчить мне задачу, Dreamer подытожил самые важные моменты Своей теории и сделал вывод:

– Ты все еще находишься в плену того, кем, как ты полагаешь, ты являешься, поэтому то, что ты на самом деле увидишь во время встреч, будет не то, кто ты такой есть, а то, кто ты не есть, ты увидишь человека, которым, как ты полагал, ты являешься.

Я бы мог еще добавить, что изучение самого себя, самонаблюдение, – это свет.

Когда появляется свет, тени исчезают, и все, что в тебе настоящее и реально, остается, а все то, кем ты не являешься, или то, кем ты, как ты полагал, ты был, исчезает...

Наша встреча подходила к концу. У меня екнуло сердце, как в те времена, когда отец Нуццо вызывал меня к доске, и выйдя из-за парты, где меня согревало тепло анонимной безответственности и солидарности коллектива моих соучеников, я должен был рассчитывать только на самого себя.

Мое новое «странствие» вот-вот должно было начаться. Мне бы хотелось узнать побольше о людях, которых мне предстояло повстречать, темы, на которые мне нужно будет говорить, однако...

– В «игре» ничего нельзя запланировать заранее. Тебе придется придумывать что-то в одно мгновение по ходу игры и сознательно играть роли и выражать существования, которые ты никогда не переживал. Само мгновение подскажет тебе стратегию игры, слова, которыми ты должен будешь пользоваться, и все то, что ты должен будешь знать, чтобы «удовлетворять» условиям встречи.

Он рассказал мне об особых мужчинах и женщинах, которые слывут настоящими мастерами своего дела. Как совершенные узкопрофильные механизмы, они достигли предела своего мира-ролей, абсолютной безупречности...

Не поднимая головы от конспекта, я исписывал целые страницы. Перечитывая свои записи, я вновь обретал силу и решительность, которые сейчас, когда Он был рядом со мной, я чувствовал в себе. Мне становилось ясно, что за каждой встречей, за видимой поверхностностью человеческих отношений, было что-то особенное: встреча с множеством человеческих типов намечала путь к выздоровлению, который Dreamer называл целостность.

– Другие выражают тебя, оценивают тебя и безупречно отражают твою степень ответственности.

Может показаться, что люди встречаются чтобы вместе принять решения, заключить сделки, но они не отдают себе отчет в том, что на самом деле происходит в их отношениях.

Встретиться – это только предлог. Настоящие отношения происходят на другом уровне.

Когда встречаются два человека, ставка в игре намного выше, чем может показаться со стороны.

– Каждый человек, с которым ты встречаешься, – это дверь. Он может не позволить тебе войти, но может и превратиться в ступеньку, чтобы идти дальше.

Каждая встреча оценивает тебя и определяет твое место на лестнице человеческой ответственности, – осведомил меня Dreamer таким тоном, словно Он давал мне жизненно важные инструкции накануне рискованного мероприятия, и добавил:

– Запомни! Другие люди – это ты!... В «игре» ты сможешь встретить только самого себя... В течение нескольких секунд ты должен будешь узнать, какая часть тебя находятся перед тобой, в один миг ты должен будешь понять цель той встречи, какую маску тебе следует надеть, и чего от тебя хочет другой, будь он мужчиной или женщиной, то есть какую роль тебе надо исполнять.

Разница между вами будет состоять в том, что в той «игре» ты будешь знать, что ты играешь, другой же человек исполняет свою роль бессознательно. Между вами бесконечное расстояние, разница в вечность. Благодаря такому преимуществу ты сможешь с электронной скоростью взбираться по вертикали пирамиды человеческих ролей, завоевывая такие позиции, для достижения которых в горизонтальном мире потребовались бы годы, а то и целые поколения.

Тогда-то Dreamer мне и рассказал о так называемом «кратчайшем пути», пути вертикальном, благодаря которому можно сжать время и быстро приблизиться к самому реальному, что в нас есть – к Мечте.

10 Сжать время Из учения Dreamer стало вырисовываться видение мира, в котором разворачивается неустанная борьба, и нет места колебаниям. Встречаются два человека. На них нет никаких знаков различия: ни символов, ни мундиров, обнаженными предстают они друг перед другом в пустыне, и все же, неизбежно один задает направление, а другой следует ему. Как два животных из дикой природы, на зоологическом языке они обмениваются сигналами принадлежности к расе, территории, рангу, силы. Одной реакции, позы, осанки, выражения эмоции, взгляда, слова, самой крошечной гримасы достаточно, чтобы обнаружить, какую позицию каждый из них занимает на эволюционной шкале. Та степень понимания записана во вселенной, вот она-то и определяет события в нашей жизни, обусловливает наше знать, делать, иметь и, в конце концов, нашу финансовую судьбу.

Тон Его речи стал чуть более конфиденциальным:

– Когда встречаются два человека, неизбежно один вбирает в себя другого, один становится содержащим, а другой содержимым...

– Что это значит «вобрать в себя» человека? – поинтересовался я.

– Это значит взять на себя ответственность за весь его мир, за все его роли, за всю его жизнь и за все жизни, которые от него зависят. Это значит знать решение всех его затруднений, найти ответ на любую его просьбу.

Если тебе это не удастся, ты должен будешь идти обычными путями: через время и опыт. Могут пройти годы и годы, прежде чем у тебя снова появится возможность добраться до высших областей Естества, получить доступ к уму, целостности и неиспользованным в какой-либо встрече возможностям.

В любом случае, тот экзамен тебе придется сдавать еще раз, если, конечно, тебе повезет, и тебе выпадет еще одна такая возможность.

Я прямо таки физически ощущал, как расширялся мой кругозор. Я приготовился слушать с обостренным вниманием, когда Dreamer заговорил еще об одном кусочке мозаики своего учения, благодаря которому изменялась моя жизнь – Это сложная и опасная игра, – предупредил меня Он. – Один взгляд, одно слово, самое маленькое движение или даже одна мысль могут предать тебя и загнать тебя в смертельную ловушку! Человек без Школы предоставлен самому себе. Он идет через «игру встреч», но не знает правил этой игры, не имеет ни малейшего представления о настоящей ставке в этой игре, и даже не подозревает о том, что это игра. Тот, кто «видит» игру, тот ее и ведет;

тот же, кто ее не видит, становится ее жертвой.

– А как же я узнаю, преодолел ли я это испытание или нет? Как можно определить результат встречи? – спросил я слишком громко, почти закричал, будто я уже заметил, что Он удаляется на горизонте.

– Все в жизни человека складывается единственным возможным образом и отражают его степень понимания, его безупречность.

Если тебе удастся «вобрать в себя» другого, ты поймешь это безошибочно, ты почувствуешь бесконечную радость от того, что ты осветил светом, оздоровил еще один уголок своего Естества. Когда нечто такое происходит внутри человека, об этом становится известно всей вселенной.

– Да как же это все могут узнать о встрече, которая произошла в частной жизни, да к тому же еще и без свидетелей? – недоумевал я.

– Люди и вещи – это составные части единой соединительной ткани... Нервная система нашей планеты соединяет все клетки человечества. Даже сидя в одиночестве в углу комнаты, человек оповещает всю вселенную о своем состоянии, о своем уровне ответственности, о своем намерение. Жульничать там просто невозможно, как невозможно и интерпретировать по-другому.

11 Другие тебя выражают Когда мы с Dreamer уже расставались, Он мне обещал, что мы увидимся через неделю в «Спаниярдс Инн», старинном пабе в районе Хампстед. Часы и дни, которые меня отделяли от нашей встречи, я проводил в размышлениях обо всем том, что я услышал от Него об «игре». Одна мысль больше других не давала мне покоя: я постоянно думал о том, что мне придется, кто его знает сколько времени, выполнять задание, которое до сих пор мне казалось самым что ни наесть экстравагантным: встречать сотни людей, только для того, чтобы обнаруживать, что... они не существуют.

– А Я ведь и не утверждаю, что другие не существуют, – грубо одернет меня Dreamer во время нашей встречи.

У Него на лице появилтся гримаса жалости, которая ранит меня, как кинжалом.

Потом Он произнесет по слогам:

– Я сказал, что другие не существуют вне тебя!... Когда ты это себе четко уразумеешь, ты и узнаешь, для чего, на самом деле, служат другие… По «аналогии» я уже догадывался, что Dreamer дал мне уникальную возможность, и что «игра встреч» станет незаменим средством моей духовной эволюции. Несмотря на это, целое полчище докучливых сомнений и беспокойств осаждало меня, и я просто места себе не находил.

Кроме того, сколько времени и усилий придется положить, чтобы организовать все эти встречи, больше других меня беспокоил вопрос, как я буду покрывать расходы, если «игра встреч» займет все мое время, если для этого потребуется отправляться в поездки и долгое время жить в Великобритании и в других точках планеты.

Был и еще один аспект, который мне казался опасным и сильно беспокоил меня:

мысль о том, что, в действительности, те встречи были самыми настоящими дуэлями.

Однажды Он сказал мне:

«Нет ни одного момента, в котором вся твоя жизнь не была бы поставлена на карту.»

Воспоминания об этих словах укрепляли мое убеждение и увеличивали тревогу при мысли о том, что мне придется встречаться с незнакомыми людьми без всякой причины и меряться с ними силами. В этой «игре» мне мерещилась какая-то беспощадность, от этого имидж самой игры мерк, и в моих глазах она окрашивалась в мрачные тона. В общем и целом, мне казалось, что условия игры сводились к следующему: или ты посылаешь сигнал о том, что ты сильнее, смелее, достойнее, и тебя тут же произведут до следующего уровня, или другой закует тебя в кандалы существования в самых низких кругах. В таком случае, на арене жизни тот час же бренные останки побежденного воина оставил бы ты.

Я не решился сразу же обсудить этот аспект с Dreamer еще и потому, что мне самому не было ясна причина возникновения того ощущения: было ли оно продиктовано тревогой оказаться не на высоте для выполнения такого задания или филантропическим опасением, что кто-то из той встречи может выйти «побежденным». Вот, какие мысли были у меня в голове, когда я пешком подходил к старинному пабу.

Атмосфера, царившая внутри, должно быть, мало чем отличалась от тех времен, когда это заведение посещали художники и поэты, среди них были и Шелли, Китс и Байрон. Я пришел раньше назначенного срока. Dreamer там еще не было. Оглядываясь по сторонам, я пытался понять, а какое бы место выбрал Он, исходя из стратегических соображений.

Наконец, я облюбовал столик в самом спокойном углу зала. Напоминанием о подвигах легендарного разбойника на стене висели аркебузы. Между тем я продолжал перемалывать в голове все те же мысли, что больше всего беспокоили меня по дороге сюда.

Приход Dreamer застал меня врасплох. Не успел я еще и опомниться, как мое тело мгновенно сковала страшная неловкость, мысли в голове спутались, и я растерялся так, будто бы неожиданно нагрянувшее начальство застает тебя неготовым, да еще и в разобранном состоянии. Но стоило мне взглянуть на Dreamer, как я тут же «вспомнил» о приличествующем поведении. Я попытался быстро привести себя в достойное состояние и собрать разрозненные части Естества до того, как Он подойдет ко мне поближе. Однако еще с порога Он легким кивком головы пригласил меня следовать за Ним. Я встал из-за стола, который я выбрал для нашей встречи, и пошел за Ним, мы поднялись наверх. Меня раздражал битком набитый зал, вопли и гогот завсегдатаев, да и сам воздух в зале, провонявшийся пивом и прогорклой пищей. Для интимной беседы, которая была у меня в голове, столик в укромном углу был более, чем подходящим. Но Dreamer уже заприметил один, как раз посреди зала, где шум голосов был гуще, и пригласил меня сесть с Ним рядом.

Он не оставил без внимания состояние, в котором Он меня застал в момент Своего неожиданного появления. Замечания и выговоры Он сделал мне как бы en passant$FМежду прочим, вскользь (фр.)шутливым, почти насмешливым тоном.

Я подумал было воспользоваться Его благодушным расположением духа, чтобы расспросить Его обо всем, но почел за лучшее действовать с осторожностью. Я на собственной шкуре убедился, как быстро иногда Он менял настроения, как Он был страшен во гневе. Достаточно было одного-единственного неподобающего слова, акцента или самого незаметного движения, чтобы Он пришел в ярость. Я бы хотел задать ему вопрос, который в сжатой форме выражал мое душевное состояние, и все то, что я думал по поводу «игры».

Что же случится с проигравшим?

Физическая близость к Dreamer уже сама по себе вносила ясность. Я понял, что, в действительности, мне бы надо было спросить у Него, чтобы со мной случилось, потерпи я поражение уже в первых встречах.

– Не нужно забивать себе голову ошибочными представлениями, – предупредил Он мой вопрос. – Я же тебе уже говорил... В «игре» нет ни победителей, ни проигравших.

Те слова я услышал ясно и отчетливо, будто на мгновение вдруг смолк шум голосов, и мы оказались в пабе одни. Его голос не пробивался сквозь гомон всей этой массы людей, Ему не надо было перекрикивать шум в зале, Он пришел ко мне изнутри. Словно идя вверх по курсу тех мыслей, Он пришел к их корню, к старым убеждениям и к предрассудкам, которые их породили, и добавил:

– Такое представление–это результат твоего внутреннего разобщения, описания мира, которое способно воспринимать мир только через противоположности и антагонизмы… В действительности же, дуэль происходит всегда и только в тебе самом. Отношения с другим – это только самый поверхностный, видимый аспект того, что реально происходит во время встречи. И даже если ты опасаешься, что другой может одним махом забрать у тебя все, что ты накопил за долгие годы подготовки, на самом деле, только в тебе, и лишь в тебе решаются участи.

Он продолжил развивать Свою мысль, затронув основную тему. «Вобрать в себя»

кого-то означало не только взять на себя за него ответственность, но и избрать его.

– Встреча с человеком, у которого степень ответственности выше, чем у нас, всегда придает ускорение движению, – утверждал Dreamer, – даже если мы не отдаем себе в этом отчет.

– Встретить на своем пути человека, который «вбирает тебя», – это проведение господне. Кто ставит ногу на ступеньку выше и идет дальше, не оставляет другого на произвол судьбы. Наоборот, он берет на себя ответственность за его судьбу. Он знает, что его эволюция это также и эволюция другого человека.

Продвижение вперед человека, выздоровление лишь одной его клеточки ускоряет прогресс всего человечества… Ты только подумай, сколько материала для исследования и сколько благоприятных возможностей предоставляют тебе другие, чтобы ты осознал, что у успеха нет пределов;

потому что настоящая победа – это победа над самим собой, когда ты смог гармонизировать свои внутренние противоречия в этот самый момент.

Когда же люди это не понимают, когда у них отсутствует внутренняя бдительность, они встречаются, как во сне, то есть задушенные беспокойствами, с помутившимся от сомнений и страхов разумом, закрученные водоворотом повседневных хлопот. Они встречаются, чтобы добиться незначительных целей или получить бесполезные, чисто внешние, преимущества.

С неподражаемым чувством юмора Он подчеркнул такое обстоятельство: сколько бы мы ни усердствовали, обсуждая сделки или принимая, как нам кажется важные решения, человек, стоящий на высокой ступени эволюции, такие наши хлопоты воспринимает почти как торги дикарей, норовящих с выгодой для себя обменять что-то на стекляшки, зеркальца и другие безделушки.

– Они потеряли истинную цель, – теперь уж обличал Он резким, суровым тоном. – Им не хватает осознания «игры»… Они об этом забывают… они больше не играют роли, это их роли превратились в них самих!

Он бросил на меня быстрый взгляд, чтобы удостовериться, что я следил за Его мыслью, и закончил Свою речь вот таким комментарием:

– На пути к безупречности в мире человека, наделенного ответственностью есть место только для победы над самим собой, над своей заурядностью, ложью, отождествлением себя с миром.

12 Играть роль сознательно. «The Art of Acting$FАктерское мастерство (англ.)»

– Есть и подходящая маска на все случаи жизни, – сказал мне Dreamer. – Основное качество для «игры встреч», искусство перевоплощения, необходимо в себе развивать.

По тону, каким Он сделал это заявление и по выражению Его лица я догадался, что сейчас Он мне поведает решающую часть Своего учения.

Из древней рукописи «The School for Gods» и из других документов о жизни и философии Лупелия, я узнал о легендарных способностях Лупелия маскироваться. В его школе освоение искусства перевоплощения составляло неотъемлемую часть подготовки воина.

Лупелий рассматривал роли как психологическое платье. Он сам их надевал на себя, и учил этому искусству своих последователей. Он объяснял им, как «войти» в ту или иную роль, как можно исследовать и понять каждый ее потайной уголок, все ее секреты, не забывая при этом, что это всего лишь игра, и никогда, ни в коем случае, не увязая в ней.

Dreamer резко и прямо подошел к этой теме и Ему удалось донести до моего сознания, насколько важен этот элемент в подготовке к «игре».

– «The Art of Acting» это способность воина жить стратегически, – уточнил Он. – Именно эта способность позволяет ему всегда и везде быть «своевременным», каждый раз задавать себе самую правильную в данных обстоятельствах установку.

Слова Dreamer напомнили мне учение Лупелия. В моем сознании их голоса и их образы слились в единое существо. Тысячелетия сжимались в этот момент.

– Научись жить стратегически, научись играть роли сознательно, и ты всегда будешь готов предстать в том образе, какой от тебя потребует та или иная ситуация… Лишь тот, кто играет роль, способен учитывать тысячи особенностей, придающих каждой встрече неповторимый характер, отличающих ее от любой другой встречи, которая еще не произошла, или которая никогда не произойдет во всей истории мира...

Он помолчал, а когда Он вновь заговорил, Его голос зазвучал еще более величественно и мощно.

– Научись играть, – сказал Он.– Только тот, кто играет, способен распоряжаться своей жизнью и жизнями других людей, победить и стать свободным!

Эти заповеди вызвали у меня какое-то инстинктивное отвращение. Все, чему Он меня учил, побуждало меня смотреть на вещи с точки зрения совершенно противоположной общепринятой. Человек был свободным, если он был «самим собой», и ему не надо было играть и прикидываться кем-то другим. Я Ему так прямо и заявил, и все же, когда я закончил доказывать свои взгляды, я счел за лучшее утаить свое убеждение в том, что встречаться с другими, играя при этом какую-то роль, надевая на себя какую-то маску, я считал неискренним и даже фальшивым способом регулирования отношений с людьми.

Обычные люди, посчитали бы мои возражения справедливыми. Мое отношение к этому вопросу они бы расценили, как позицию человека, корректного и в жизни руководствующегося непременными этическими принципами, человека, достаточно мужественного, чтобы встать на их защиту даже перед своим начальником, но в мире Dreamer от моих слов завыли все системы тревоги, будто в помещение вламывался вор.

– Замолчи сейчас же! – прикрикнул на меня Dreamer совершенно неожиданно разъярившись. Он даже не дал мне договорить, оборвав меня на полуслове. – Быть самим собой... быть самим собой..., – проворчал Он, передразнивая мое самомнение всезнайки. – Человек, подобный тебе, проживший всю жизнь в фальши, в плену своих ролей, не ведает даже с какой стороны начинает быть самим собой. В Его голосе я почувствовал отвращение и ничем не прикрытое презрение ко мне. Dreamer не отвечал на мои слова, а, как в зеркале, Он отражал мое высокомерие, мое разобщение. За теми аргументами и где-то гораздо глубже, куда не мог проникнуть мой взгляд, все еще таились силы, сопротивлявшиеся переменам.

По-видимому, мое покаяние было полным и немедленным, судя по тому, как Dreamer снова заговорил нормальным тоном, как будто никогда не прерывался. Еще раз мне представилась возможность увидеть, как Он входил и выходил из состояния Естества, изменяя язык, жесты, выражение лица, реакции... И при этом никогда не оставлял следов, не тянул за собой хвостов.

– Жить стратегически – это не беспринципность или приспособленчество, и это вовсе не означает лгать, это поведение воина, принимающего соответствующее обличие и предпринимающего шаги, которые требует текущий момент, и которые мир готов принять.

Лишь тот, кто живет стратегически, может выжить... Играть роль – это свобода.

Играть роль «совершенно» означает вырасти из этой роли в жизни, означает «вобрать» ее в себя и иметь доступ к высшим областям ответственности. Театр на заре своего существования был школой Естества, школой свободы, где начинающие актеры учились играть роли и вырастать из них, они приобретали навыки входить в роль и выходить из нее, не превращаясь в ее пленников. Научиться играть, стало быть, означало научиться освобождать Естество от своих разрушительных мыслей и отрицательных эмоций. Это катартические воздействие, очищение, которое оказывал театр, прежде всего, на самих актеров, распространялось и на хор, и на публику, и на весь город, и до самой нации, спаивая ее и объединяя, и создавая условия для ее процветания и свободы. Благодаря этой функции театры, во всех культурах игравшие первостепенную роль, и по сей день очаровывает людей, этим и объясняется их волшебная сила.

В представлениях древних греков Естеству было отведено центральное положение, они знали, что секрет экономического процветания, гражданского согласия, зрелости и долгожительства учреждений, состоял в возвышении Естества у каждого человека, в обогащении каждой клеточки города. Такое представление замыслило и создало культуру Естества, непреходящую эмоциональную культуру. Искусство, красота, музыка, спорт, поиски истины были несущими колоннами полиса и великими рычагами, регулирующими его жизнь.

Dreamer с достоверностью очевидца, таинственного Существа, вне географического пространства и вне времени, рассказывал мне, что люди самых древних цивилизаций, еще древнее, чем классическая Греция и Рим, закладывая основание нового города, первым делом, до того как намечались городские стены, выбирали место для возведения двух общественных построек: театра для очистки эмоций и терм для омовения тела. Они-то и были двумя жизненно важными железами очищения, почками того общества. Как в живом существе этим двум органам было поручено жизненно важное задание фильтровать и очищать лимфу города, выводить из него шлаки и обогащать каждую его клеточку.

– Театр – это не физическое место, а состояние Естества, место психологии, где обретают гармонию великие способности человека… где слово – сплав мысли и духа, встречается с жестом.

В машине времени я летел к исчезнувшим мирам, я отправился на поиски погребенных цивилизаций. Когда Он был рядом, я все еще мог слышать биение их сердца и ощущать их дыхание.

13 «Игра встреч»

Так случилось, что рядом с Dreamer, именно в этот период начался, как оказалось, одни из самых интенсивных этапов моего обучения.

Как отец-воин Он вручил мне кольчугу и щит, а также оружие, которое я унес с собой.

Отдавая мне все это, Он напутствовал меня такими словами:

– Будь бдительным, пусть ни одно мгновение, малейший признак упадка не ускользнет от твоего внимания. Наблюдай за собой! Память о твоем обещании должна занять все пространство в тебе. Тот, кто не помнит о Мечте, реальной, таинственной, невидимой силе, управляющей миром, превращается в частицу, затерявшуюся во вселенной.

Более двух лет я был всемерно поглощен «игрой». Все это время единственным моим занятием было путешествовать и встречаться с мужчинами и женщинами, которых Dreamer мне указал или поставил на моем пути согласно стратегическому плану, лишь одному Ему известному. Сейчас уж я могу признать, что каждая встреча была результатом точно выверенного отбора, кусочком мозаики в четкой композиции, сознательного и предусмотрительного плана. Каждая встреча подчинялась восхитительной педагогической прогрессии. Те встречи, кромке того, что помогли мне обнаружить и вылечить самые скрытые раны моего Естества, создавали в мире событий незаменимые предпосылки для основания и развития нового университета.

Вилла Севен Оакс стала центром памятных встреч, собранием, привлекавшим к себе мировую интеллектуальную интеллигенцию, мужчин и женщин, достигших вершин в области культуры и искусства, бизнеса и политики. Севен Оакс, став пеаном, созывала в свое лоно всех тех, кто в дальнейшем оказались такими необходимыми для осуществления великого предприятия людьми. Строгая красота и изысканный стиль той обители (подумать только! а ведь столько месяцев я рассматривал эти ее качества лишь как дорогостоящие и вовсе необязательные optionals$FФакультативные аксессуары или услуги, поставляемые или оказываемые по желанию клиента, а не входящие в комплект поставки или в пакет услуг (англ.)) оказались несущими элементами всей стратегической программы, уникальной рамкой, окаймившей всю эту историю, и наложившей на нее ничем незаменимый отпечаток. Севен Оакс задавала тон тем слагаемым предпринимательства, стилю жизни, ответственности и лидерам, которые неизменно будут способствовать зарождению каждого нового университетского кампуса и намечать основные направления его учебных программ.

Вилла Севен Оакс стала моим домом, союзником, headquarter$FШтаб, центр (англ.), сокровищницей и хранительницей моих семейных радостей. Там росли мои дети, там крепла моя любовь к Элеонор.

«Игра встреч» заняла основную часть всей моей деятельности в рамках общей программы моего духовного становления, в течение этих двух лет нередко я впадал в удрученное состояние, когда суровая дисциплина и строгий режим экономии, соблюдать которые меня вынуждали принципы доктрины Dreamer, превышали степень моей толерантности. Надо сказать, что Он был master of blame$FМастер обвинения (англ.).

Своими порицаниями и упреками Он упорно выкорчевывал из лабиринтов моего Естества извечно меня угнетавший и убивавший меня изнутри речитатив боли. Ничто не ускользало от Его внимания, и даже малейшее нарушение или незначительнейшее отклонение от Проекта вызывали у Него страшнейшие приступы гнева. Он умел входить в самые потаенные складки Естества, находить там незажившие язвы и прижигать их каленым железом. Я хотел бы пожелать любому человеку, который захочет сойти с проторенной колеи своей судьбы, повстречаться с Dreamer, и приобрести в Его лице такого бдительного и безжалостного надзирателя. Каждый шаг рядом с Ним имеет размах равный вечности.

Сейчас, когда я описываю эти события, я могу признать, что каждый ход, который я сделал бок о бок с Dreamer, чудесным образом предназначался только для меня, и через меня посвящался эволюции любого человека, который бы осознал свое рабское состояние. Подле Него само существование становилось Школой Естества, School for Gods, открытой для всех, кто пожелает измениться и собственными силами сделать из своей жизни шедевр..

Особенно в первые месяцы «игра встреч» показалась мне на редкость экстравагантной, и для моей решимости она оказалась очень даже серьезным испытанием.

До встречи с Dreamer, до того как я познакомился с Его откровениями, мне никогда бы и в голову не пришло, что с «другими» можно встречаться просто так, без какого бы то ни было «практической» цели.

– Однажды ты задал Мне вопрос, на основании каких критериев Я буду выбирать людей, с которыми тебе предстоит встретиться, – напомнил мне Dreamer.

Сейчас Он решил вернуться к одному из моих вопросов, на который когда-то Он не посчитал нужным отвечать.

– Основными чертами характера этих людей должны быть безупречность и беспощадность.

Однажды ты поймешь, что ни одна встреча не может произойти вне тебя.

Мужчины и женщины, с которыми ты встретишься окажутся частицами тебя самого, вот эти-то кусочки ты и должен будешь соединить в единое мозаичное панно. Каждый из них представляет собой одну их твоих возможных жизней... В океане человечества каждый из них – это капля, отражающая какой-то аспект твоей психологии… Запомни: другие – это лишь зеркала. Нет никого, кого можно было бы обвинить, или осудить. Человек всегда встречает только самого себя!

Следуя Его указаниям, я не отказался от виллы Севен Оакс, а сделал ее своей базой, в то время я постоянно был в разъездах. Много раз мне пришлось покидать Англию и даже уезжать со Старого континента. Я попадал в самые разные ситуации и общался с людьми поразительно непохожими между собой, они отличались друг от друга и по социальному положению и происхождению, и по возрасту, и по умственному развитию, и по экономическим возможностям. Передо мной стояла единственная, абсурдная и восхитительная задача: наблюдать за собой, «читать в своей душе», познать самого себя.

Таким образом я произвел смотр представителей рода человеческого в диапазоне, который трудно даже себе представить: художники, режиссеры. промышленники, консультанты, целители человечества, Отцы Церкви, политики, предприниматели, философы, преподаватели, врачи, знаменитые адвокаты и банкиры, лауреаты Нобелевской премии и бродяги;

это были люди, находящиеся в апогее своего успеха или павшие герои, отребье, финансовые гуру и предпрениматели-банкроты, я встречался с ними у них дома или в их кабинетах, на улице или на борту их яхт, в роскошных апартаментах гостиниц или в скромных пансионах, в рабочее время или на отдыхе. Сотни встреч, каждая из которых потребовала от меня «точного соответствия ситуации», в чем бы оно ни проявлялось: в настроенности, в языке, в поведении и даже в одежде. Каждая из них бросила вызов моему ограниченному кругозору, жесткости моих умственных схем, обнажила мои скрытые недуги, выявила слабую точку в моем Естестве, закалила какое-нибудь внутреннее качество или заклеймила внутреннюю язвочку, дала мне возможность понаблюдать за собой в самых различных обстоятельствах, поразглядывать себя в самых возможных и невозможных зеркалах. Я вспоминал, с каким вниманием Dreamer всегда относился к самым незначительным деталям, в частности, накануне какой-либо особенно важной встречи. Его указания не так уж сильно и отличались от замечаний режиссера на съемочной площадке перед киносъемкой или coach$FТренер (англ.)перед началом решающего соревнования.

Выбор моего платья, темы для обсуждения, даже произношение отдельных ключевых слов, которыми я мог бы воспользоваться, словом, все это пропускал Он через фильтр Своего внимания.

– Следи за собой... во всем... будь внимательным! Скрупулезно заботься о каждом уголке своей жизни, – напутствовал меня Dreamer. – Look within!$FЗагляни внутрь себя!

(англ.)... Осознавай все то, что входит в твое Естество и выходит из него... Our Being creates Our Life... Естество творит жизнь... Внимательный человек знает, что даже самый незначительный жест может навести порядок во вселенной.

14 Новая парадигма В один прекрасный день в результате упорной и кропотливой работы мне удалось, наконец, назначить встречу в Париже с основоположником одного многонационального колосса, компании-лидера в сфере производства предметов роскоши и законодателя моды.

Предлогом для этой meeting послужила покупка принадлежавшей ему недвижимости.

Длившиеся уже несколько недель переговоры по купле-продаже, которые я начал с ним вести еще из Лондона, вошли в завершающую стадию и как раз потребовали нашей встречи. Имя того французского предпринимателя значилось в длинном списке деятелей, «маэстро» от бизнеса в своей сфере, с которыми Dreamer посоветовал мне наладить контакты и по возможности встретиться. Как раз в то время я упрямо тщился отрегулировать свои скверные отношения с финансами. По мнению Dreamer мне следовало научиться без робости и раболепия вести переговоры с самыми «крутыми» бизнесменами.

Накануне моего отъезда на встречу, которая должна была состояться в Париже в sancta santorum$FСвятая святых (лат.)самой известной в мире фирмы, я был просто в отчаянии;

сходил с ума от мысли, что я даже представления не имею, что мне ему сказать. В душе у меня росла тревога, а вместе с ней и злость на Dreamer, который был «виноват» в том, что вечно ставил меня в такие критические положения. Я попросил Его встретиться со мной, в тайне души надеясь, что смогу избежать этой поездки и отменить встречу, уже назначенную на Рю де ла Пaкс. Прошло несколько минут с тех пор, как мы с Ним были вместе, и я, больше не в силах сдерживать себя, выплеснул это свое тревожное состояние в агрессивный вопрос.

– Не понимаю, зачем это нужно вести переговоры по купле-продаже здания или промышленного предприятия, – в какой-то момент выпалил я, пытаясь скрыть свою раздражение за неприступностью здравого смысла, – для чего это надо обсуждать до мельчайших подробностей покупку роскошного автомобиля или частного самолета, если у тебя нет таких денег?


– Если ты сможешь «безупречно» сыграть эту роль, – ответил мне Dreamer с необычной для Него любезностью, игнорируя плачевное состояние, в котором. я предстал перед Ним. – Если в глазах твоего собеседника ты предстанешь человеком, заслуживающим доверия, это значит, что та сумма уже лежит у тебя в кармане.

Я не понимал. По-моему, «поступать на полном серьезе» означало вести себя совсем по-другому. Я был уверен, если бы у меня на самом деле были такие деньги, чтобы купить тот дом в Париже, меня бы так тревога не душила, я бы знал, что сказать и как поступить.

– Вот здесь-то ты и сильно заблуждаешься, – резко возразил мне Dreamer. – Первичное образование приучило тебя думать, что будь у тебя деньги и достаточно средств, ты мог бы делать все, что твоей душеньке угодно, и стало быть, чувствовал бы себя уверенно, был бы богатым, счастливым и уважаемым. Иметь-делать-быть – вот, она доминантная парадигма, краткое содержание мифологии о падшем человечестве, вот, она причина всех зол и всех его бед.

Произнеся такие слова, Dreamer поднял глаза и стал буравить меня напряженным взглядом. А потом, по-прежнему не сводя с меня глаз, Он выпрямил и соединил вместе указательный и средний пальцы правой руки и медленно несколько раз постучал ими себя по правому уху. Dreamer порицал мое тугодумие и призывал меня обратиться в слух, требовал от меня абсолютного внимания, без разделения и расстояний между нами. Этот Его такой странный жест сильно встревожил меня. Под налетом обычности этого движения я угадал повеление, властность трагического жеста, по-театральному магического, и это сообщило мне такое эмоциональное ускорение, что я должен был сделать над собой усилие, чтобы успокоить участившееся дыхание, иначе бы я окончательно разволноваться.

– Эта умственная схема типична для миллиардов существ, – сказал Он – Ты же должен ее перевернуть наоборот! У нового человечества своя парадигма: Быть-Делать Иметь. Чем больше ты есть, тем больше ты делаешь, тем больше имеешь. Иметь и Быть – это одно и тоже, но на разных плоскостях существования.

Открытие, что быть уже само по себе означало иметь, и что Естество управляет обладанием и является его настоящей причиной, для меня была как взрыв, от которого навсегда взлетели на воздух идеи и убеждения целой жизни. Это и был один из тех случаев, когда Ему удавалось шокировать мой образ мыслей и изменить мою судьбу. Речь Dreamer стала уплотняться и интенсифицироваться. Я вытащил свой блокнот и прямо там, на улице, начал записывать. Пока моя рука быстро скользила по страницами, не пропуская ни единого Его слова, я запоминал и мысленно повторял фразы, которые мне не удавалось записать вовремя. Я боялся потерять хоть одну молекулу понимания того момента. Это было бы безвозвратная потеря.

Он снова вернулся к теме, с которой начал наш разговор, и заметил, что встречу, на которую мне предстояло поехать в Париж, можно было сравнить с посещением элегантного магазина одежды или знаменитого ювелирного магазина. Здесь важно было не купить одежду, которую ты померил, или дорогие ювелирные украшения, которые тебе показали, а «получить признание» от Естества, невидимого мира того магазина... Он объяснял, что важно было, чтобы тот мир... та плоскость существования сказала тебе «да».

– Что правда, то правда, ты не выйдешь из того магазина с дорогостоящими часами на руке, и тот костюм тоже не будет украшать твой гардероб, но ты тренируешь свои навыки, чтобы обладать ими... Стиль есть сознание... Тренируй свое Естество... Каждое твое усилие попасть на более богатые плоскости существования поможет тебе преодолеть свое чувство недостаточности. Ты должен привыкать к изобилию, возвышай свое представление и Мечтай о невозможном, формируй у себя «prosperity consciousness»$FСознание процветания (англ.), ведь оно-то и является подлинным источником богатств и условием их сохранения.

Деньги делаются внутри, – сказал тогда Dreamer. – Мечтай, постоянно представляй себе гармонию и успех, и ты этого добьешься. А деньги станут лишь естественным следствием всего этого.

Тогда-то они и потекут к тебе без всяких усилий с твоей стороны... Тогда ты перестанешь бояться потерять их... Деньги должны прийти сами, естественным образом, вследствие внутреннего процветания... Вот тогда-то ты и почувствуешь, как они преумножаются и трещат у тебя в карманах, как кукурузные хлопья...

Итак, на этот раз мне предстояла встреча не с простым бизнесменом, а мастером стиля, вот Dreamer и настоятельно рекомендовал мне обратить особое внимание на одежду, чтобы я мог быть на высоте предстоящего мне события.

– Вкус – это сознание, – наставлял Он меня, пока мы вместе шли по улице Дей Кондотти в Риме, и я внимательно прислушивался к Его советам по поводу той встречи, которой Dreamer придавал чрезвычайное значение. Я должен был выбрать себе костюм, и пока мы проходили мимо шикарных витрин самых прославленных фирм в мире, Dreamer обращал мое внимание на красоту, элегантность, стиль, продуманность и тщательное выполнение каждой детали, благодаря которым те магазины, те фирмы, а также люди, которые их создали, воплощали саму суть вселенского искусства жить.

– Кажется, что мы входим в магазин с целью купить какой-нибудь предмет или одежду, – поучал меня Dreamer. – Однако это только алиби. То, что в действительности, там покупается – это сознание.

Мы входили в самые разнообразные элегантные бутики, побывал я с Ним и в самых престижных агентствах недвижимости, и в самых шикарных ювелирных и эксклюзивных магазинах. Нам представляли недвижимость, демонстрировали коллекции одежды, показывали драгоценные предметы, и каждый раз Dreamer обращал мое внимание на то, что у всех фирм мирового значения, достигших своих вершин, был общий знаменатель: забота.

Забота о мельчайших деталях, начиная от обстановки и интерьера их магазинах и кончая личными качествами персонала, который там работал;

действительно, сам вид тех мужчин и женщин излучал какое-то светлое сияние, радость озаряла их лица, в глазах у них светился огонь любви к своему делу.

– Все то, что ты видишь на этой улице в сконцентрированном виде – это материализация уровня человеческого сознания, – заметил Он и дал мне последнюю рекомендацию. – Ничего, даже простой булавки, что было бы ниже этого уровня заботы, внимания, любви, никогда не покупай.

Я заверил Его, что лучшего я себе и пожелать бы не смог и заметил, что всем было бы приятно обслуживаться только в магазинах такого уровня и окружить себя такой красотой и богатством. Вот тогда-то Он и преподал мне один из Своих самых памятных уроков.

– Like attracts Like, – изрек Dreamer. – Человек всегда встречает самого себя и выбирает самого себя. Все идеально совпадает с его уровнем внимания.

– Ну, а как же деньги? – спросил я. – Разве не деньги определяют разницу между тем, что можно иметь и что нет?

– Сознание – это деньги! – заявил Dreamer. – Именно Естество решает иметь. У человека могут быть только те деньги, о которых он может мечтать, представить себе, вообразить... Когда ты проделаешь работу над своим Естеством, когда ты его упростишь и обогатишь, возвысишь каждый его уголок, тебе будут соответствовать изобилие, процветании, красота. Вот это-то и называется «сознанием процветания». Ну, а деньги, чтобы ты мог себе все это позволить, придут сами по себе, как простое следствие возвышения твоего Естества.

У предметов есть душа, – продолжал Dreamer. – Внешне создается впечатление, что это мы их выбираем, но, в действительности, это предметы решают, кто может ими владеть. Вещи знают, с кем им жить, и кого они должны покинуть... Ты можешь обладать только тем, за что ты несешь ответственность.

...Не отвлекайся на недостаточность. Обращай все свое внимание на Мечту, на неотъемлемое достояние, присущее от рождения каждому человеку: целостность, красоту, свободу, счастье, ум, любовь, истину. Представляй себе богатство, элегантность, вкус, стиль.

Между тем мы продолжали ходить по магазинам, и я чувствовал себя все более раскованным. Меня больше не волновала перспектива встречи в Париже. Я чувствовал себя, как какой-нибудь мальчишка в огромном Луна Парке. Я заметил, что куда бы я ни входил, весь мир передо мной склонялся в поклоне и вокруг распространялась легкая, расслабляющая атмосфера. Своим присутствием Dreamer обогатил климат щедростью и властью, и все это чувствовали. Когда Он был со мной, мир становился праздником и показывал себя с наилучшей стороны.

– Кто хозяин самого себя, тот повелевает миром. Мир признает его и счастлив служить ему.

Каждый из этих владельцев магазинов, в действительности, – страж невидимого, – поведал мне секрет Dreamer, приблизившись губами к моему уху, пока стайка продавщиц рассыпалась в разные стороны, спеша выполнить Его заказы. – Когда ты преодолеешь пределы и внутренние барьеры... когда изживешь сомнения и страх, которые все еще разобщают тебя внутри, весь мир узнает о твоем переходе на ту плоскость существования. Миру все известно о тебе!

Мимо нас медленно протекала река людей. В лоскуте неба, узком и длинном, как рукав реки, обрамленый патрицианскими зданиями и зеленью на терассах, блеснул тонкий, как лазер, луч солнца;

из всей толпы он выбрал нас, меня и Dreamer. Dreamer запрокинул лицо к небу лучу навстречу и Я последовал Его примеру. Несколько вечных мгновений мы с Ним простояли вот так, с закрытыми глазами, с распростертыми крыльями, как бабочки, пронзенные золотой иглой.

15 Replay$FРежим воспроизведения видео-аудио записи (англ.) Я сразу же обнаружил, что самая интересная часть «Игры встреч» начиналась по окончании самой встречи.

Сейчас я все объясню.

Когда встреча заканчивалась, начиналась многодневная работа над бесконечным материалом, который накапливался после нее. Dreamer тщательно отбирал последовательность кадров, фрагментов бесед, как кусок кинопленки о моей жизни, а потом Он показывал мне фотограммы одну за другой в свете беспощадной искренности. Мысли, эмоции, поведение, проявившиеся в тех обстоятельствах, каждая, даже самая маленькая деталь, попадала под Его увеличительное стекло. Гримаса на лице, акцент в голосе, учащенное биение сердца, дрожь в душе, какое-то движение тела, механическая реакция, привычная гримаса, скрытое убожество языка, поведения, эмоций;


моя манера представляться, усаживаться, какая-нибудь деталь моего платья... От Его глаза не ускользало ничего. И даже по прошествии многих месяцев или даже лет, если Его безупречные педагогические методы того требовали, Он запросто мог найти и спроецировать какой нибудь фрагмент самой давней встречи. В таком случае Он увеличивал его под микроскопом, чтобы и я смог увидеть, как за каким-нибудь пустячком скрывалась опасность, а иногда даже и катастрофа. Вместе с Ним я обнаруживал смертельные ловушки, расставленные за спокойным, внешне вполне обычным жестом или словом, тогда и я видел их жестокие механизмы, в любую секунду готовые сработать и зажать меня в капкан. Эта необыкновенная работа вовсе не была такой уж безболезненной, как раз таки и наоборот, зачастую она становилась невыносимо мучительной, но благодаря этим усилиям мне удалось навсегда изменить свою судьбу, сведя ее с колеи, проложенной механической повторяемостью и невнимательностью. Должен заметить, что во время этих операций регулярно всплывали на поверхность мои силы сопротивления и самые укоренившиеся предрассудки, а вместе с ними проявлялся и мой психологический балласт, накопленный за годы жизни. Каждый раз я хватался за какой-нибудь лоскут прошлого, цеплялся за какого нибудь призрака;

тогда я защищал его, боясь, что он исчезнет у меня на глазах. Что-то во мне не желало обнаруживаться, хоронилось. Было еще столько гнили, которую я отказывался замечать. И каждый раз Dreamer превращался в безжалостного охотника, Он мог неотступно преследовать какую-нибудь тень моего Естества месяцами напролет до тех пор, пока не добирался до нее и не уничтожал навсегда.

Как-то раз я остановился в отеле «Морис» на Рю де Риволи. Я шел по холлу гостиницы навстречу одному бизнесмену, который дожидался меня. На какое-то мгновение межу нами появилась молодая и хорошенькая женщина, лишь на мгновение она привлекла к себе мое внимание. Поворот головы, взгляд, на какую-то долю секунды приласкавший тело той женщины, Dreamer показал мне с сотни разных точек зрения. Я увидел этот эпизод и вблизи, и из далека, и сверху, и снизу, и так до тошноты.

– Тот мужчина, – проворчал Dreamer, имея в виду меня и уже в энный раз показывая мне те картины, – ничего не добьется. Он потерпел поражение, еще до того, как приступил к делу... Смотри. Вон, тем движением он положил свою голову на плаху...

И вопрос даже не в том, правильно или неправильно отдать дань должного красивой женщине, – продолжил свой анализ Dreamer.

Его замечания никогда не переплетались с этическими оценками и моральными принципами, их нельзя было отнести к какому-то определенному времени или месту.

– То движение головы, задержавшийся взгляд обнаруживают отсутствие решительности... Это симптомы извращенности, коррумпированности... В том жесте воплотилось краткое изложение всей твоей жизни. Корни этого жеста проросли через слои и слои невнимательности, эмоционального расстройства, накопившиеся за много веков.

Dreamer не беспокоило, что Он мог ранить мою чувствительность, унизить чувство моего достоинства или спровоцировать во мне состояние фрустрации. Он эдак запросто с грациозностью слона прошелся по моему эго. Однако со временем я научился благословлять эту Его бесцеремонность и даже жестокость.

Я обнаружил, что Dreamer был не только верным наставником, драгоценным штурманом, но также и палачом, непреклонным к посредственности в любых ее формах...

Он олицетворял собой целостность.

– Научись концентрировать внимание на target, которую надо поразить, и ни на чтобольше не отвлекайся... Будь бдительным, безупречным...

Кому удается наметить точку и никогда не отклоняться от нее ни взглядом, ни мыслью, может все!

В каждом мгновении есть своя мишень, которую надо поразить… Do not miss the mark$FСмотри, не промахнись. (англ.), – изрек Dreamer. – Отклонение – вот, единственный и самый настоящий грех.

В тот раз я с удивлением обнаружил в Нем какое-то абсолютно несвойственное Ему возбуждение. Он вел себя так, словно был ученым, который после долгих исследований и многочисленных экспериментов, наконец-то, добился благоприятных результатов. Он сообщил мне, что к Нему в руки попал видимый и даже еще трепещущий вирус души...

Одна их тех crack в Естестве, которые и были подлинной причиной каждой нашей неудачи...

Я мог бы посмотреть в лицо одному из своих «врагов», одному из саботажников, одному из killer$Fубийца (англ.), которые я носил в себе.

А потом Он шепотом добавил:

– Может быть, тебе это покажется и преувеличением, но даже в одном движении человека проявляется вся его жизнь и его судьба.

А тот человек заявляет о том, что на него нельзя положиться!

Казалось, что Он говорил о ком-то другом;

о сброшенной в ходе моей мутации коже, которую я оставил позади.

– Существование ничего не ставит на людей такого типа... и они не только не получат еще что-то, но и потеряют то, что, как они полагают, имеют.

Сказав это, Он замолчал. У меня сложилось впечатление, что Он уже видел не внешний мир, а вглядывался в мой мир внутренний. Это я наблюдал Его глазами за самим собой. Я был и наблюдателем, и предметом наблюдения, ученым и подопытным животным одновременно. Мысли закружились у меня в голове. Сам не знаю как, но я был уверен, просто таки абсолютно уверен, что та женщина, так неожиданно возникшая там между мной и человеком, с которым я должен был встретиться, прошла там неслучайно. Нет, все это был плод его режиссуры. От мысли, что я суючусь в виртуальной реальности, в чем-то вроде фильма, режиссером которого был Dreamer, у меня подкосились ноги, я был просто ошеломлен. То, что я называл жизнью, на самом деле, была тотальная обучающая среда, Школа на все 360°.

16 Ждать от мира Много месяцев подряд, как во время тренировки боксера, готовящегося к ответственному match$FСостязание, поединок (англ.), Dreamer отправлял меня на поиски тех, кто мог бы нанести мне самые коварные удары, тех, кто помог бы мне обнаружить мои слабые места, тех, кто мог бы стать моим зеркалом, чтобы я увидел пределы, которыми я бессознательно ограничивал свои возможности и обнаружить, что же до сих пор руководило моей жизнью.

Комментируя каждую встречу, рассматривая каждую ее фазу, каждую мельчайшую подробность, Dreamer помог мне сфокусировать внимание и развить самонаблюдение, познать себя. Проникая все глубже в правила «игры», я перестал смотреть на других как на отделенную от меня реальность и начал воспринимать их как светоносные и незаменимые ступеньки невидимой лестницы, вертикального пути к единству Естества.

Одна встреча следовала за другой, и я стал обнаруживать что-то просто невероятное, секрет того, что было это что-то Dreamer мне уже открыл, но он был настолько далек от обычного представления, что его невозможно было воспринять.

«Ищи, ищи кого-нибудь, кто «знает», – как то сказал мне Он, – и ты поймешь, что никто ничего не знает! »

Меня обескуражил тот факт, что уважаемые люди, единодушно признанные лидеры, серьезные господа с умным видом, обремененные престижными титулами и должностями, не имели ни малейшего понятия, куда они шли. Они руководили другими, как тот слепец, увековеченный кистью Брюгеля.

В некоторых случаях я заблуждался, считая их счастливыми, осведомленными или свободными людьми. Тогда я убеждал себя, что ведь и среди тех людей с нездоровым эго, тех узников своих ролей, должен же быть кто-то, у кого есть индивидуальная жизнь. Я забыл о реальности, меня развращал, меня подкупал мир видимостей, меня очаровывала власть тех мужчин и женщин, их богатство их способности. Тогда описание мира меня одолевало, и я влипал всем своим Естеством.

Однажды я возвращался после длительной поездки, подавленный, без капли энергии, удрученный неудачей. Помню, что благодаря той встрече я смог в буквальном смысле прикоснуться к своим пределам, увидеть свою коррумпированность, невнимательность, а также понять, как мне мало было нужно, чтобы почувствовать себя униженным, уязвленным, подавленным.

Dreamer объяснил мне, что я чувствовал себя так потому, что на встречи с другими людьми я все еще возлагал надежды;

в каком-то уголке своего воображения я все еще ожидал, все еще питал иллюзию, что кто-то может мне помочь, предпочесть меня. Слишком часто, особенно, в начале той «работы» я все еще пытался уцепится за кого-нибудь. Я все еще встречался с другими и искал в них ту веру, которой не доставало мне. Dreamer рассматривал это как явный признак моей уязвимости, и по этой причине не мог еще ничего мне поручить.

«Это не поражения, – иногда подбадривал меня Dreamer. – Это только индикаторы того, что и сколько еще тебе предстоит сделать… Задача этой «Игры» дать тебе понять, что нет никого, кому ты мог бы завидовать, или у кого ты мог бы попросить помощи, что не ты зависишь от мира, но мир просит тебя подарить ему ясность и направление. Реальность – это творение мечты. »

Я точно записал все указания Dreamer по поводу ожиданий и надежд на мир. Я посвятил этому вопросу целые месяцы работы. Я наблюдал и исследовал моменты, когда это состояние появлялось, какие формы оно принимало, тысячи трюков, какие оно изобретало, чтобы ускользнуть от моего взора.

«Поддерживай внутреннюю свободу, – неустанно советовал мне Dreamer.– Перестань быть реактивным! Реагировать на мир означает стать его жертвой... Тот, кто «ждет» от мира чего-то, уже проиграл. Самый большой секрет состоит в том, что весь мир у тебя на службе, чтобы ты мог улучшить себя, понять, что любая вещь, событие или обстоятельство – это пища, питательная энергия, движущая сила твоего пути.

Только кажется, что события и люди находятся там, чтобы чинить тебе препятствия и помешать тебе идти дальше. Тот, кто «видит», знает, что мир – это только огромный спортивный зал для тренировки Естества, где можно действовать, играть, где можно проводить одну репетицию за другой до тех пор, пока игра существования не станет безупречной. Там же можно тренировать мускулы ответственности до того, пока не станешь более целостным, более свободным. Рано или поздно любой человек должен найти все то, что ему нужно чтобы обрести равновесие и достигнуть полноты.

Поспешай, – не уставал пришпоривать меня Dreamer. – Ищи другие встречи, создавай условия, чтобы заштопать свои бреши, чтобы искоренить непонимание, чтобы «расплатиться по счетам» со своим прошлым.»

17 «Эта книга написана навсегда!»

– Пиши! – резко прикрикнул на меня Dreamer. – Если ты будешь писать, твоя жизнь не пройдет даром...

Слушай!... и пиши!... – снова приказал мне Он, врываясь в мои мысли и одним махом выметая оттуда всю всплывшую на поверхность эмоциональную грязь.

– Напиши книгу, которая будет жить вечно... Однажды ты узнаешь, что смысл твоей жизни был именно в этом... Книгу, которую сможет прочитать только тот, кто уже готов, кто уже ступил на путь к выздоровлению, кто уже усомнился в старом описании мира, конфликтном и смертельном.

Напиши смелую книгу, которая точно расскажет обо всем том, что ты пережил, когда Я был рядом с тобой, которая сможет убедить мир, что Мечта реальнее всего сущего. Книга, которая сможет уничтожить всю поверхностность и ложь и свергнуть с пьедестала самые укоренившиеся убеждения человечества.

Напиши книгу, которая прольет свет на универсальные законы, похороненные в Естестве каждого человека.

Я быстро достал свою записную книжку и, почти не различая ничего в полутьме, начал лихорадочно записывать слова, которыми Он завершил Свой визит в Севен Оакс.

– Эта Книга будет встреча в штыки, в лице establishment$FПравящие круги, официальная церковь (англ.)и широких масс она найдет своих самых лютых антагонистов.

Тем не менее ты должен также верить, что она достигнет умов той части человечества, которая уже готова совершить побег из адских кругов заурядности.

ГЛАВА X Школа 1 Вертикальное видение – Вот-вот выйдет на сцену целиком и полностью видоизмененное человечество, – торжественно возвещал Dreamer.

Сама жизнь во всей ее полноте блестела в Его глазах, да и я, должен признаться, испытывал какой-то необыкновенный душевный подъем.

Мне пришлось проделать длинный путь чтобы встретиться с Dreamer. Я сделал пересадку сначала в Буэнос-Айресе, а потом в Боготе. Оттуда на малюсеньком самолетике я прилетел в небольшой городок, раскинувшийся на плоскогорье на высоте 2300 метров над уровнем моря.

La casa del pensamiento$FОбитель мысли (исп.), уединенная бамбуковая постройка, в которой и происходила наша встреча, утопала в бескрайнем море яркой зелени величественных крон деревьев. Никакое другое место не могло бы лучше расположить меня к всепоглощающему восприятию слов Dreamer, заряженных необыкновенной мощью. Мне чудилось, что исчезнувшие цивилизации своими таинственными, неведанными человеку органами внимали Его словам. В воздухе все еще витали сложенные ими мифы: легенда об Эльдорадо, рассказы о guerrillas$FГерилья – партизанская война в странах Латинской Америки (исп.), о кокаине и изумрудах, и о самых глубоких тайнах Ciudad Perdida$FПотерянный город (исп.).

Голос Dreamer, однако, прервал мои «этнографические»» фантазии.

– Новый человек уже разорвал старую оболочку. Он прогрыз отверстие в умственном коконе, в котором тысячелетиями томилось старое человечество,– убежденно изрек Dreamer с видом ученого, сумевшего, наконец, доказать свою гипотезу, обоснованию которой он посвятил долгие годы жизни и работы, и в справедливость которой только он один и верил. Отличительный элемент, особая характеристика, появившаяся у человека новой формации в результате эволюции, ознаменовала собой небывалое под луной явление, которое можно назвать настоящим, прямо таки космическим раритетом: на свет появился человек со свободной психологией, не ведающей, что такое страх и конфликтность.

Благодаря этой беспрецедентной характеристике, проложившей рубеж между старым и новым мышлением, Homo Sapiens$FЧеловек разумный (лат.)стал перерождаться в человека, который призван положить начало новому человеческому роду. На пути своей эволюции человечество подошло к перепутью. Два человеческих рода, разительно непохожие между собой, обретая каждый свои характеристики, отдалялись друг от друга.

Неизвестно сколько еще времени человек будет по-прежнему называть себя «человеком», но с тех пор, как было сделано это открытие, люди впредь всегда будут относится к двум сосуществующим, но отдельным друг от друга родам, каждый из которых отмечен разной судьбой.

– Старое человечество находится в плену плоского видения реальности, Человек зрительно воспринимает окружающий мир только благодаря контрастности света… Он способен воспринимать и чувствовать только диаметрально противоположные вещи и явления, антагонизмы и противопоставления одного другому,– обращаясь к какой-то точке на горизонте, проговорил Dreamer таким тоном, что у меня даже возникло впечатление, что Он разговаривает не со мной, а скорее исполняет лишь одному Ему ведомый ритуал. Я проследил за Его взглядом и, мне показалось, что Его глаза выделяли долину, раскинувшуюся внизу самого крутого перевала, разрезавшего далекие горные хребты.

Именно там майя и ацтеки, самые древних цивилизации человечества, породили искру разума, которая сейчас горела в темных глазах Dreamer.

– Vision and reality are one and the same thing, – провозгласил Dreamer.

Это было одно из Его самых символических statement$FУтверждение (англ.), пожалуй даже, сама суть всей Его философии сводилась к этой фразе.

– У горизонтального человека конфликтное мировоззрение – вот, в чем основная причина всех его бед… История цивилизации является точным отражением разобщенной психологии человека… Это не что иное, как история войн и разрушений… Даже наука, достижениями которой человек больше всего гордится, это лишь плод разногласий между двумя противоборствующими понятиями… добро и зло, правда и ложь, красивое и некрасивое… как искра, которую по-прежнему высекает дикарь, когда трет один кремний о другой.

Dreamer продолжил развивать Свою мысль, объясняя мне, что у обычного человека архаичный зрительный аппарат. Подобно лягушке, которая воспринимает окружающий мир через движения теней, человек старой формации способен воспринимать и познавать реальность только через контрасты, через сопоставление противоположных элементов. Его логика имеет конфликтный характер, его мировоззрение есть рудиментарный результат игры противоположностей.

– Отличительной характеристикой нового человека является то, что он осознает мнимость противоположностей, – заявил Dreamer. – То, что старый человек считает противоположностями, в действительности, является двумя сторонами одной реальности, это, как два конца одной палки… Добро и зло, правда и ложь, красивое и некрасивое, это не противоположные формы существования, а степени, уровни реального мира… За мнимыми антагонистами постоянно действует гармонизирующая сила, способная слить их воедино и возвести на порядок выше.

Dreamer рассказывал мне о таком антропогенетическом факте, революционной характеристике, как появление у отдельных индивидуумов нового органа чувств, благодаря которому они смогут подорвать представления старого человечества о мире. Dreamer назвал эту новую характеристику «вертикальным видением мира». От такого откровения у меня началось завихрение мыслей. Я плотнее прижался к бамбуковой балюстраде, отполированной ветрами муисков $FМуиска от исп. Muisca племена индейцев, коренное население Южной Америки. Прим. перев. Невероятный рассказ Dreamer навсегда запал мне в душу.

– Таким индивидам, образчикам нового человечества, реальность больше не представляется однозначной, мнимо определяемой диаметральными противоположностями и противопоставлениями. Они понимают, что реальность состоит из уровней. Своим новым органом зрения они видят, что окружающий мир вовсе не разделен на противоположности, а состоит из уровней, слоев реальности.

Что-то не является лишь правдой или неправда, а является одновременно и правдой, и неправдой;

это ни правда и ни неправда, но и ни не правда и ни не неправда … Я точно записал эти Его слова, хотя пока еще был далек от их понимания. Он поспешил ко мне на помощь, приведя в пример самую что ни на есть классическую антиномию, противопоставление добра и зла. Вопреки представлению обычного горизонтального мировоззрения, в мире не существует ничего такого, что, само по себе, объективно и постоянно, являлось бы либо добром, либо злом.

– Сегодняшнее зло – это не что иное, как вчерашнее непревзойденное добро, – заявил Dreamer, глядя, как я записывал Его слова. Он всегда так поступал, когда хотел удостовериться, что я абсолютно точно конспектирую Его речь. Он еще немного помолчал, а потом проскандировал по слогам:

– То, что человек в своей жизни именует злом, это добро вчерашнего дня.

Yesterday’s perfection is but a stepping stone towards a new perfection”$FВчерашнее совершенство – это ни что иное, как ступенька к новому совершенству. (англ.) – Однако, следует признать, – возразил я, пытаясь спасти последние крохи своих убеждений, – что, хотя бы антитеза должна же непременно существовать… Ведь жизнь и смерть – это же антитетические реальности… самые что ни на есть противоположности.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.