авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 15 |

«Эта книга написана навсегда 1 2 ШКОЛА БОГОВ Элио Д'Анна 3 4 La Scuola degli Dei Школа ...»

-- [ Страница 8 ] --

Казалось, что Dreamer, на лету уловил мои вопросы, потому что Он, наконец, прервал молчание. Но слова, которые Он произнес, для меня явились полной неожиданностью.

– В Нью-Йорке бутылка с водой всегда была у тебя под рукой, – сказал Dreamer.

В Его голосе я явно услышал обвинение, высказанное на повышенных тонах, будто это обстоятельство Он ставил на вид кому-то, кто находился у меня за спиной. Я почувствовал себя страшно неловко. Произнося Свою обвинительную речь, Dreamer настойчиво тыкал в меня указательными пальцами обеих рук каким-то странным движением сверху вниз, словно хотел привлечь ко мне внимание невидимого свидетеля.

Меня неприятно поразила и обескуражила эта Его манера исключать меня из прямого диалога и ставить между нами виртуального наблюдателя. Внезапно фальшивые защиты, компромиссы, маски, сформированные в течение всей жизни и пластами наросшие на моем лице, стали лопаться одна за другой, как слои омертвевшей кожи. Мышцы лица больше мне не повиновались. Я почувствовал, как тысяча самых разных выражений лица мелькая, как кадры в fast motion$FРежим ускоренного воспроизведения кадров фильма (англ.), гротескными гримасами искажали мне лицо. Обезумила и сама машина, и ее программа управления.

Все это происходило в свободном пространстве. У меня было такое впечатление, что Dreamer как бы пробил затор в моей памяти, и воспоминания о тех годах жизни возобладали над всеми другими моими эмоциями, и потекли, свободно потекли картины.

С самого начала мне показалось, что те воспоминания были эпизодами из жизни другого человека.

Во избежание образования камней в почках врачи посоветовали мне пить как можно чаще и в больших количествах минеральную воду. Со временем у меня даже выработалась привычка держать под рукой бутылку с водой. Бутылка стала просто таки моим приложением, чем-то вроде протеза, без которого я бы не рискнул обойтись.

Одним из первых результатов знакомства с Dreamer, утренних пробежек и образа жизни по принципам Dreamer стало исчезновение огромного психологического балласта, а вместе с ним из моей жизни исчезла и бутылка.

– Твоя болезнь – это не камни в почках, а зависимость.

Камни в почках – это только симптом, индикаторные сигналы, позволяющие выявить настоящую болезнь и найти путь к выздоровлению.

Он сказал мне, что, если человек не прислушается к симптомам и не пойдет вспять времени, чтобы обнаружить там настоящую причину своей болезни, болезнь обострится, и ее симптомы все настойчивее начнут его беспокоить. Следуя совету Dreamer, я стал пить гораздо меньше воды, и почка перестала меня беспокоить, а все, что было связано с тем периодом, отошло в далекое прошлое.

Я вижу, как на экране моего сознания пробегают кадры той поры, и недоумеваю, почему это я откопал именно тот эпизод из своей жизни? Неожиданно внутри у меня сработал какой-то механизм, и я катапультировался вертикально вверх относительно тех воспоминаний, в память без времени, в вечность одного из своих состояний Естества. Я вошел в тревожные мысли тех лет. Я «вспомнил», что, потеряв рабскую зависимость, освободившись от тирании страха перед болезнью, не позволявшего мне расстаться с бутылкой воды, ни облегчения, ни радости я не испытал. Более того! Сейчас, когда я проник в атом своего прошлого, я обнаружил, что у той моей новой свободы был привкус безвозвратной потери, сравнимой, разве что, с утратой родного человека или финансовым крахом. Сейчас я хорошо помню, что труднее всего оказалось вынести пустоту, образовавшуюся в результате выздоровления. Тот факт, что у меня исчез, хоть и временно, страх заболеть, и связанные с ним тревоги, я воспринял, как снижение жизненно важных защитных сил. Все выглядело так, словно старые, привычные опоры мне изменили.

13 Настоящие бедные Внезапно Dreamer снова заговорил, и от неожиданности я даже вздрогнул, Его голос вернул меня к моим обязанностям хроникера.

– Избавить неподготовленного человека от какой-нибудь проблемы или болезни равносильно тому, что выключить его систему сигнализации или, его природный дар, редуктор скорости. Если он к этому не готов, последствия могут быть самыми неожиданными. Он может очутиться в ситуации худшей, чем раньше.

Вот почему, человеку просто невозможно помочь снаружи. Выздоровев от одной болезни или разрешив одну из проблем, он немедленно должен заменить ее другой болезнью или другой заботой, зачастую более острыми. Он бессознательно поступает, как идеально отлаженный гомеостатический механизм, снова и снова восстанавливая соответствующие состояния в своем Естестве.

Dreamer открывал мне секрет типичного поведения массы людей. Проявления этого психологического механизма в масштабах всей планеты всегда у нас перед глазами, тем не менее, принцип его действия нам до сих пор так и не удалось объяснить. Людям трудно расстаться со своими страданиями, страхами, неуверенностью. В них они видят свое богатство. Вот, к чему они привязаны, как к своему самому ценному имуществу, вот, что препятствует их движению вперед. Причину такого поведения Dreamer видел в том, что люди воспринимают такие эмоциональные состояния как защиту, прикрываются ими, как щитами.

«... продай все, что у тебя есть, отдай его бедным, и на небе ты получишь сокровище, а потом приходи и следуй за мной. Услышав это, опечаленно, юноша ушел, потому что он был несметно богат.»

Наконец-то, благодаря своему обострившемуся сознанию в сюжете этой притчи о богатом юноше, я обнаружил сияние ума, сложившего его. Сокровище, которое эти необычайные слова ревниво хранили на протяжении двадцати веков, предстало у меня перед глазами во всем своем ослепительном блеске.

Объяснение того, что случилось в ресторане «Вероникас», пришло мне в голову неожиданно, как озарение. Dreamer предложил тем мужчинам и женщинам отказаться не от их богатств, а от их бедности. В тот вечер Он указал им путь к самым высшим сферам существования.

«Посадите кого-нибудь на свое место», – призывал Он их. Вот, в чем был смысл слов, обращенного к молодому богачу: «продай все, что у тебя есть, отдай его бедным».

Вот, кто были те бедные, о которых говорилось в Евангелии. Отдайте все, что у вас есть тому, кто метит на ваше место, и вы поймете, что все, чем вы владеете, к чему привязаны крепче, чем к своей жизни, это нищета, по сравнению с тем, что вы получите взамен.

В силу особого механизма, о принципе действия которого Dreamer рассказал мне во всех подробностях, в нашей вселенной все то, что не развивается, неизбежно деградирует.

Вот так, и в жизни любого человека каждый миг есть только два направления: либо вверх, либо вниз. Dreamer назвал это явление «законом эволюции» и уточнил, что в связи с тем, что действие этого закона распространяется как на отдельного индивидуума, так и на организации, и страны, и целые цивилизации, его можно считать универсальным. Без толчка вверх, без особой энергии, питающей стремление «быть» больше, жизнь сгибается и деградирует.

Он попросил меня поразмыслить над таким символическим примером, как религия.

Католицизм в определенные периоды своего существования, не находя достаточной энергии чтобы вознестись на порядок выше, стал сгибаться все ниже и ниже, спускаясь с одной октавы на другую, вплоть до того, что пошел в противоположном изначальному направлении. Именно так, Церковь и смогла превратиться в отрицание самое себя, дойти до идолопоклонства, суеверий и даже преступности, изобретя Святую Инквизицию, auto da f$FАутодафе (от португ. auto da f, «акт веры»), торжественная церемония оглашения приговоров суда Инквизиции обвиняемому в богохульстве или ереси. – Прим. Перевод.и крестовые походы, и продолжала при этом парадоксально называться и считать себя христианской.

Богачи из Евангелия, не сумевшие пройти в игольное ушко и, обреченные навеки остаться за вратами Царства Небесного, это не отдельные Паперон де-Паперони, купающиеся в золоте из своих сейфов, а люди, отяжелевшие от балласта своих отрицательных эмоций, от своих вредных пристрастий, от своего чувства вины, люди, согнувшиеся под бременем страха как перед и жизнью, так и перед смертью.

Я ясно увидел катастрофу, спровоцированную толкованием наоборот смысла этой идеи, а такое понимание на протяжении многих веков питало у миллионов людей склонность к виктимизму, к убожеству. Я подумал также и о позиции Церкви, которая, жалея, оправдывая, а иногда даже и экзальтируя бедность, бессознательно увековечивала ее, так что стало еще труднее выкорчевать эту идею из сознания человека, а следовательно, и общества в целом.

14 Страх – это деградированная любовь – Страх – это наркотик, который извечно циркулирует по венам твоего существования. Это не боязнь чего-то определенного. Это просто страх, вот и все, – заявил Он. – Но ты уже к нему привык. Ситуации, в которые человек попадает в мире событий, идут ему на пользу в том смысле, что помогают ему выявить то, чего он стремился избежать, старался не замечать внутри себя. Для тех, у кого нет Школы, зло и случайности оборачиваются несчастьями. Для тех же, у кого есть Школа, они служат инструментами для работы, направленной на то, чтобы вновь обрести утраченную целостность и понять.

Одновременно они являются и симптомами, сигналами тревоги о подлинном состоянии человека. В отличие от общепринятого убеждения, сначала у нас возникает страх, а только потом уж мы и выбираем, чего нам бояться.

Сомнения, страх и боль в жизни обыкновенного человека очень быстро устанавливают пределы его возможностей, загоняют его в нереальное, гипнотическое пространство, находясь в рамках которого, он чувствует себя в безопасности, как за каменной стеной бункера, служащего ему наполовину укрытием, наполовину тюрьмой.

– Избавиться от страха – это первый шаг на пути к целостности, к единству Естества, – заканчивал свою мысль Dreamer. – На страхе ничего не построить нельзя, от страха не добавится ума. Бесстрашность – вот, первый закон воина. Ты зависишь от своей должности от страха, страх же и подталкивает тебя спрятаться в болезнь, как ты уж не раз поступал в прошлом.

Грубоватым голосом урезонивал меня Dreamer :

– Преврати же свой страх в благоприятную возможность! У человека есть только два чувства: страх и любовь. Это не противоположные чувства… это одна и та же реальность, но на разных плоскостях Естества. Страх – это деградированная любовь, а любовь – это сублимированный страх.

Он дал мне время записать эти последние фразы, но прежде чем продолжить Свою речь убедился, что я точно все записал.

– Страх – это смерть внутри. Герой – это человек, который не испытывает страха, у которого нет внутренних смертей.

Слово Eroe$FГерой (итл.) происходит от слова eros$FЭрос, любовь (греч.), а amore$FЛюбовь (итл.) – от слова a-mors$FА-mors (Латинский префикс а- от греческого префикса а- означает отрицание или отсутствия какого-либо качества;

не-;

без-;

mors – смерть(лат.)) – бес-смерти, бессмертный – Прим. перевод., что значит бессмертный. У кого нет смерти внутри, не сможет встретиться с ней и во внешнем мире.

Герой – это степень человеческого качества, которую завоевывают не в пылу битвы, а в одиночестве, побеждая самого себя. Битва служит только для того, чтобы показать в наглядной форме то, что герой уже завоевал в невидимом мире. Его непобедимость, неуязвимость – это только решающее доказательство того, что уже произошло в его Естестве, это лакмусовая бумажка, проявляющая его победу над смертью.

Dreamer надолго замолчал. Я воспользовался Его молчанием, чтобы дописать последние слова и привести в порядок свои записи. Я отдавал себе отчет в том, насколько драгоценным был собранный мной материал, и насколько были грандиозны откровения Dreamer, проливавшие ослепительный свет на самые тайные механизмы и освещавшие самые темные углы нашей психологии, объяснявшие все то, из-за чего человеческий род превратился в род лжецов, трусов и смертных. Начав говорить, Dreamer перешел к вопросу о Кувейте, о моих страхах оставить работу и переехать на новое местожительства.

– Поехать в Кувейт очень важно для тебя. Во внешнем мире это выглядит как начало предпринимательского пути, зато во внутреннем это будет твой первый шаг на пути к преодолению состояния апнеи, зажатого состояния Естества, в котором ты пребываешь уж слишком много лет. Предприниматель – это человек, который уже ступил на путь к Мечте, – сказал Он мягко, дрожащим от переполнявших Его чувств голосом.– Это бунтарь, способный поставить на кон даже свою репутацию и свои средства, дабы изменить реальность, разрушить старые схемы и нарушить ранее существовавшие равновесия, а на их месте создать другие, более благоприятные... Собрать команду сотрудников, взять на себя за них ответственность, вдохновить их своим энтузиазмом, заразить их своей Мечтой, вот, какие качества характеризуют предпринимателя... На самом же деле, это качества Естества... необходимые для того, чтобы подняться на более высокую ступеньку на лестнице ответственности человека.

Я ощущал внутри себя растущее чувство тревоги, подавить которое я был не в состоянии. И тут же бок мне как пронзило ни с чем несравнимой острой болью почечной колики, будто мрачной тенью заволокло Естество, а внутренний мир канул во тьму. Трудно найти другое такое двойственное ощущение, физической и психологической боли. Я инстинктивно прижал руку к месту на уровне правой почки.

Мне бы хотелось поделиться с Ним своими опасениями, что болезнь, от которой, как я надеялся, я навсегда избавился, вернется ко мне, и сказать Ему, что я собирался пройти медицинское обследование.

– Хватить лгать, – резко оборвал меня Он. – Ты относишься к худшему типу людей, к тем, что лгут сами себе, к лицемерам… Болезнь не существует. Тело никогда не заболевает. Оно может только посылать нам сигналы, проявлять симптомы, чтобы дать нам знать, чего не хватает в Естестве… Болезни не существуют, существуют только исцеления...

А потом нарочито медленно Dreamer произнес по слогам:

–All healing is a release from fear$FЛюбое выздоровление – это избавление от страха… (англ.)... Любое исцеление есть освобождение от страха. Когда человек освободиться от настоящей причины заболевания, и его симптомы тоже исчезнут.

Тут уж я совсем растерялся. Я размышлял над тем, что болезнь и выздоровление зависят только от меня, что и камни у меня в почке были делом рук зависимости и страха, мои мысли разносились внутри все более широкими кругами, пока я окончательно не спутался.

– До сих пор ты жил зависимым человеком, – начал Он грубым тоном, спасая меня от губительного падения в пучину самосострадания, – и у тебя появилась типичная для безответственных людей болезнь. У кого больные почки – тот боится, а стало быть, и зависит…Каменно-почечная болезнь означает, что у человека испытывает проблемы в общении и, прежде всего, с самим собой, ну а потом уж и с другими.

В тот момент эти заявления Dreamer показались мне какими-то малопонятными, и я отнесся к ним с большой дозой скептицизма. Только много месяцев спустя я обнаружу, что анцестральным культурам было уже известно, что в небесах нашего внутреннего мира блистают и крутятся по своим орбитам звезды и целые галактики, что планеты, образующие солнечную систему, связаны между собой аналогично органам человеческого тела.

Люди, жившие в античные времена, ассоциировали печень человека с Юпитером, сердце – с Марсом, селезенку – с Сатурном, легкие – с Венерой. В этой последней связи я нашел подтверждение тому, что дыхание связано с эмоциональной сферой, с любовью, понимаемой в смысле a-mors, то есть отсутствие смерти.

Благодаря дыханию и дыхательным органам можно управлять своими эмоциями, можно подавлять страх. В системе убеждений классической эпохи я нашел подтверждение тому, о чем мне вкратце уже рассказал Dreamer: почки связаны с Меркурием, крылатым посланником богов, то есть с общением. Но к этим открытиям я приду гораздо позднее.

Сейчас же не скрывая свой скептицизм, я спросил у Него:

– А как же тогда можно объяснить, что по характеру я человек общительный, ведь общение – это ж просто мой конек, да и работал я всегда в сферах, где больше всего востребовано именно общение?

– К сожалению, все именно так и обстоит, – резко оборвал меня Dreamer.– Чаще всего почечными заболеваниями заболевают именно люди, которых привлекает работа в сфере общения, они занимаются такого рода деятельностью как раз таки для того, чтобы компенсировать эту свою неспособность… отсутствие связи… понимания… общности.

А потом нетерпеливым тоном, поскольку Он спешил перейти к более важным темам, сказал:

– Из компании, которая тебе платит, твои страхи сотворили чудовищного идола, он-то и отражает твою зависимость… Ты перенес свою Мечту изнутри во внешний мир…Ты ее променял на хорошую зарплату и фальшивые ценности, вселяющие в тебя чувство уверенности в завтрашнем дне, и опустился до рабского состояния…Тот, кто зависит, уже в могиле по самое горло.

По правде говоря, подобно миллионам других людей, ты уже решил уничтожить себя, – добавил Он, подпустив мне последнюю шпильку.

Я возмущение мое не знало пределов, обида и злость вскипели во мне вплоть до того, что я стал просто Его ненавидеть. Эта неожиданная и неистовая буря чувств испугала, в первую очередь, меня самого. Его слова задели меня за живое, ведь они обнажили самую сокровенную мою часть, которая во тьме, слепо распоряжалась моей жизнью. Так же внезапно, как и возникли, возмущение и злобная обида исчезли, будто призраки Естества. На их место откуда-то из глубины всплыли чувства смирения и благодарности. Что-то такое во мне самое неподдельное и самое искреннее знало, что тот, кто повстречался с Dreamer, должен исцелиться.

– Поезжай в Кувейт, – неожиданно мягко, по-отечески посоветовал мне Он. – Прими то предложение и поживи жизнью предпринимателя…начни вдыхать первые глотки сладкого воздуха… Это поможет тебе преодолеть барьеры, преградившие тебе путь к высшим состояниям ответственности… Remove your inner obstacles to growth and all your personal, social and economic problems will dissolve$FПреодолей свои внутренние препятствия к росту, и все твои личные, социальные и экономические проблемы разрешатся. (англ.).

Страх и зависимость – это одно и то же. Зависит тот, кто боится, а боится он потому, что зависит.

Нет более священной войны, чем бороться и преодолеть этот предел... победить страх и искоренить его в своем Естестве… Произнеся эти слова, Он замолчал, и у меня возникло впечатление, что Он оценивает стоит ли сообщать мне последнюю информацию. Очертания Его облика уже начали расплываться, когда Он решил предупредить меня:

– В Кувейте ты встретишься с мужчинами и женщинами, которые являются драгоценными клетками Проекта.

15 Solution comes from above$FРешение приходит сверху. (англ.) На следующий день я отменил рентген и принял предложение Юсуфа Бехбехани. Док.

Л., начальника отдела кадров «АСО Корпорэйшн», очень удивило мое заявление на увольнение по собственному желанию (несколько формальных строчек), и он пожелал побеседовать со мной лично. Я уже неоднократно с ним встречался, и успел составить о нем мнение. По-моему, он был суровым начальником и несколько надменным человеком. Но на этот раз наша встреча прошла в совсем другой атмосфере.

Его жизнь развернулась передо мной d’emble$FСразу же (фр.), словно все его прошлое и будущее сконцентрировались в одном мгновении. Я «увидел» его отношения с женой и детьми, с существованием. Док. Л. символизировал собой явно успешную, на первый взгляд, карьеру по горизонтали, но, в действительности, его профессиональный рост был движим теми же страхами, зависимостью и несчастливостью, которые являлись особыми приметами и моей жизни. После того, как я принял решение, мой взгляд стал ясным и острым, как нож. В глазах того человека, который совсем недавно был моим начальником, я «увидел» отражение своей неуверенности, убожество положения служащего, асфиксию описания мира. «Видеть» его и чувствовать себя свободным слилось у меня в единое ощущение. Я был свободен, потому что «видел», и «видел», потому что был свободен.

Я узнавал себя в том человеке, мог изучать свое отражение в каждом его жесте или слове, и от этого у меня было такое впечатление, что я уже поставил ногу на следующую ступеньку и шел дальше. Он никогда больше не мог бы стать моим начальником. Стоило мне подняться по вертикале лишь на один миллиметр, и в один миг я смог «вобрать в себя» все существование того человека: его образование, карьеру, связи. Его личная и профессиональная жизнь, мнимые победы и неудачи, и все то, что, как он полагал, он знает, и все то, чем, как ему казалось, он обладал, в один миг я заключил в себе. И я освободился.

Всем Естеством я ощущал, что свободен от старых кандалов. В тот момент они показались мне абсурдными, как верования идолопоклонников, как всеобщее обожание убожества и поклонение всему тому, что заставляет нас страдать, как наша привязанность ко лжи, как наша нерушимая вера в неизбежность смерти. Встреча с док. Л. для меня стала своеобразной дуэлью между всем тем старым и новым, что было во мне. Допусти я малейшее колебание, и меня бы снова выбило из седла, и снова загнало в эреб$FЭреб (от греч. erebos – царство мертвых);

в древнегреческой мифологии персонификация подземного мрака. – Прим.

перев.зависимости.

Как в яростном поединке во время средневекового рыцарского турнира, в мире невидимого была зарегистрирована моя победа. Меня обуяло какое-то нервное, дикое чувство счастья, словно я только что вышел победителем из смертельной схватки.

Когда мы прощались на пороге кабинета док. Л, мне даже показалось, что в его глазах я заметил удовлетворение от принятого мной решения изменить свое положение.

Наша встреча и ему дала возможность испить глоток свободы, и на какое-то мгновение и он тоже вышел из плена своей роли. Я осознал, что все человечество, как единый организм, знает и испытывает радость за единственную выздоровевшую свою клеточку, глашатая нового рода.

Я понял, что на протяжение всех тех лет моей жизни «АСО Корпорэйшн» для меня была не только местом работы и источником моих доходов, но и защитой, и вполне вещественным доказательством моего зависимого положения. Пришла пора перевернуть страницу.

За несколько дней мне удалось закрыть дом, а детей вместе с Джузеппоной отправить на несколько недель к их дедушке и бабушке по материнской линии. Я был готов переехать в Кувейт-Сити, город-государство, купающийся в своем черном золоте, который уж стал границей мирового Бизнеса, и одним из финансовых центров на нашей планете.

И на этот раз верная Джузеппона была на моей стороне. От возбуждения у нее горели глаза. И уже в который раз она была готова. Ей было по душе эта перемена. Перспективу много лет прожить на Среднем Востоке она восприняла прямо таки с детским восторгом.

– Ты с этим не тяни, сынок! – воодушевляла она меня, сжимая в материнских объятиях.

Багаж уже погрузили в машину, и Джорджа и Лука сидели в кабине.

– Смотри, найди там уютный, добротный дом… А то ведь я жду, не дождусь, и когда ж это я смогу увидеть ту пустыню-то… А то ведь, кажись, пустыня-то эта что тот пляж, чуть поболе Ликулы будет… Знаешь, и мне б тож ведь хотелось б встретиться с каким-нибудь там арабским принцем… Джузеппона пребывала в неуемном, приподнятом настроении и заражала всех своим энтузиазмом. Благодаря ей и расставание с детьми было светлым и приятным. Я обещал им, что очень скоро мы все снова будем вместе. Это обещание предавало мне необходимые силы и решимость, чтобы пережить тот критический поворотный момент.

Dreamer неустанно напоминал мне, что мечта реальнее всего сущего, и что искусство мечтать представляет собой возвышение Естества, особое состояние, открывающее дорогу в мир решения проблем.

«В мире событий, в мире противоположностей, ты не сможешь найти решение своим проблемам. Решение проблемы не находится на одном плоскости с самой проблемой Solution comes from above and not in time$FРешение приходит сверху, а не во времени (англ.)!

Нужно уметь войти в мир решения проблем. Когда ты поднимешься в своем Естестве, все то, что тебе сначала казалось туманным, станет ясным, и проблемы, которые ты воспринимал как непреодолимые горы, покажутся тебе небольшими холмами.»

Его слова побудили меня задуматься над жизненно важным вопросом, над фактом, что всегда находится у нас перед глазами, и все же, мы его не замечаем, и не можем ни проанализировать его, ни изучить. Во всей истории мира проблемы никогда не были решены! В лучшем случае, их откладывали на потом в будущее или отправляли в другую точку Земного шара, в другую страну. Поэтому-то и какие-то исторические перемены и решения каких-то человеческих проблем, найденные с течением времени, только мнимы.

Эти проблемы остались такими же, какими они были раньше, тысячи лет тому назад. Вчера человечеству голыми руками или с кремнем в руках не удалось разрешить их;

сегодня, даже вооружившись самыми передовыми технологиями, оно опять таки не способно найти на них ответ.

«Но многие напасти мы, безусловно, облегчили, мы стали лучше…»

– Привычка постоянно говорить об улучшении и верить в него есть одна из самых вредных и закоренелых привычек человека. Повседневная речь человека изобилует такими словами, как «эволюция» и «прогресс», однако в жизни все остается по-прежнему, так, как оно есть. Улучшить что-то невозможно, – сухо заметил Dreamer. – Вера в свою эволюцию и улучшение входит в набор суеверий старого человечества. Это слепая, лицемерная вера.

Вот уже многие тысячи лет ничего не происходит.

Проблемы, извечно угнетающие нашу планету, от нищеты до преступности, и до конфликтности и войн, в век цифровой техники остались такими же, какими они были во времена каменного века.

«Усовершенствование» – это пароль тех, кто хочет оставить все, как оно есть, тех, у кого устаревший, безжизненный образ мышления.

Вера в то, что мир можно улучшить извне, – это фидеистическое убеждение человечества, у которого нет сил выкорчевать корни своего зла. Назрела необходимость совершись революцию в мышлении. Перевернуть его вниз головой. Чтобы изменить реальность, нужно изменить Мечту. И это может сделать только личность.

Время искривляется и человек, и все созданные им цивилизации, циклически сгибаются и деградируют, возвращаясь в исходную точку, в прошлое, но человек тешит себя иллюзиями, что все время идет в будущее.

Решение проблемы как в жизни человека, так и в истории целой цивилизации, следовательно, не во времени, а в «вертикальном времени», во времени без времени, его надо искать, повышая качество мысли, а сделать это можно только в этот миг.

«Только повелевая мгновением, зависшим между ничем и вечностью, человечество сможет формировать свою судьбу, творить события высшего порядка.»

Как уже не раз случалось, когда мной начинал руководить Dreamer на каком-то этапе моей жизни, с того самого момента все принимало более правильные пропорции и точно вставало на свое место, как идеально стыкуются части конструктора. Приняв решение, мне не трудно было одним махом покончить с застоявшимися ситуациями, в которых я слишком долго засиживался.

«First thing first! Стоит тебе поставить на первое место самое важное – свою Мечту, свою эволюцию... если ты помнишь обо Мне... у тебя сразу же появится особое чутье, чувство отбора... ты точно будешь знать, что тебе надо делать, и чего делать нельзя...

когда ты начнешь наблюдать за собой, познавать себя, все то, что правильно, начнет свершаться, а все то, что не имеет отношения к твоей Мечте, все ненужное, лишнее, вредное, начнет исчезать.»

В каждом моменте жизни я находил подтверждение Его словам, у меня в руках появились тому вещественные доказательства. Все, что принадлежало к моему прошлому, стало рассыпаться в прах без всяких усилий с моей стороны, и я ни капельки не жалел об этом и не предпринимал ни малейшей попытки удержать его. Подобно Ною, я мог увезти с собой только «семена» своего нового мира.

Со стороны могло показаться, что я променял надежную работу, устойчивое семейное положение, дом на предпринимательскую авантюру, да еще и в далекой стране.

Только годы поведенные бок о бок с Dreamer, длительная работа по самонаблюдению, Его присутствие, ясно показывали мне, что то, от чего я, на самом-то деле, отказывался, были ложь и зависимость, которые все еще пытались заставить меня верить в «надежное место работы» гарантировавшее мне спокойное и безопасное существование и помощь внешнего мира.

Гретхен была идеальным воплощением такого описания мира, она его и представляла, и ревниво охраняла, не забывая укреплять его и увековечивать такой образ мышления, восприятия и понимания жизни. В решающий момент, как я и предвидел, она не нашла в себе силы променять Альпы на пески пустыни на Среднем Востоке. Та женщина и все то, что она собой представляла, не могло последовать за мой. В точности повторилась ситуация, которую я пережил с Дженнифер. Каждое мое «да», сказанное Dreamer убивало кусочек мира фальши, компромиссов и лицемерия. Мои истины для Него были старым хламом, их следовало как можно быстрее обменять на что-нибудь драгоценное, на что-то, что я еще не видел.

Радикальные перемены, на первый взгляд, такие неожиданные, были, в действительности, результатом лишь одного миллиметра осмысления, достигнутого за годы напряженного труда. Несмотря на это мне потребовались еще долгие годы подготовки и еще столько ошибок я совершил, прежде чем смог идти дальше, и чтобы Его слова проникли в самые глубины моего Естества.

По мере того как принципы Dreamer завоевали в моей жизни все больше места, Гретхен и все неискреннее, а так же все призраки были обречены исчезнуть из моей жизни.

Гретхен вернулась в Нью-Йорк, письма от нее постепенно стали приходить все реже и реже, и больше мы уже никогда с ней не увиделись. Идолы, которым я поклонялся, истины, в которые я твердо верил, рухнули. Мои старые приоритеты взлетели на воздух. Карьера, семья, деньги, целый набор ценностей обретали новые формы. Что-то необыкновенное проникало в мою жизнь. Что-то благородное, искренне, истинное легко и просто пробивало себе дорогу.

ГЛАВА VI В Кувейт-Сити 1«Это-то и есть экономика!»

Я откинулся на спинку кресла и вытянул ноги под длинный стол красного дерева.

Мне выдался трудный денек, полный неотложных дел. Впрочем, вполне типичный, ничем не отличающийся от любого другого моего буднего дня за все прошедшие месяцы. Я работал в приподнятом настроении, а вокруг царил страшный кавардак, рабочие кабинеты были забиты нераспакованными ящиками с новым оборудованием и мебелью, прибывшими из Европы.

Башни-близнецы Ал-Авади Центра, куда я перевел штаб-квартиру новоиспеченного предприятия, в этот вечерний час были погружены в безволие. Кондиционеры воздуха монотонно жужжали, как мурлыкание огромного механического кота, внушая чувство покоя и уверенности. В ночной темноте Кувейт-Сити можно было сравнить с горсткой брильянтов, рассыпанных между витков Ring Roads$FКольцевые дороги (англ.), объездных дорог, расходящихся концентрическими кругами. Огни единственной в этой стране автострады прямой линией тянулись к нефтяным скважинам, расположенным в нескольких километрах отсюда в северо-западном направлении. Там пыхтели огромные нефтяные насосы, громадные лошадиные головы, нырявшие и выныривавшие из минеральных океанов, которым, по меньшей мере, было миллионы лет. Несмотря на поздний вечер, жара была просто невыносимой;

в тот день температура воздуха, должно быть, побила собственные рекорды. При этой мысли я улыбнулся, вспомнив, что Эмир недавно издал декрет, в котором приказывал руководителям компаний немедленно прекратить все работы на предприятиях, где температура воздуха превышала 40° С. Реакция была немедленная: с того самого момента официальные термометры просто перестали измерять температуру, и таким образом сама собой разрешилась проблема стоимости, связанная с этим запретом.

После того как офисы и отделы технической помощи были переведены в торговый центр Ал-Авади Тауэрс, предприятие, которое я организовал в Кувейте, начало работать на полную мощность и становилось одним из самых высокорентабельных предприятий среди многочисленных коммерческих компаний холдинговой группы Бехбехани. Со всей Европы и даже из Штатов я отобрал самые квалифицированные в этой области руководящие кадры и технический персонал. И по мере того как нужды предприятия, постоянно развивающегося в атмосфере повышенного энтузиазма, а этот фактор всегда сопутствует завоеванию новых экономических пространств, того требовали, пребывали все новые и новые сотрудники. С каждым из них я подписывал контракт, по которому они брали на себя обязательство работать на Среднем Востоке, по крайней мере, в течение трех лет. Мне стоило больших трудов найти таких людей, выбрать среди них лучших и, особенно, заинтересовать их перспективой жить и работать в Кувейт-Сити. У этой маленькой армии эмигрантов были тысячи проблем и бесконечных потребностей: от получения виз до поисков жилья, от перевозки мебели до обустройства их семей, и до учебы их детей, и тому подобное.

Дни и ночи напролет я организовывал и планировал все необходимое для нормальной работы предприятия и во имя благосостояния всех тех людей, ответственность за которых ложилась на мои плечи. но удовлетворить их всех мне пока что не удавалось. Теперь, когда я стал их начальником, мне хотелось сделать все так, как бы я сделал для себя самого, будь я на их месте.

Соединив воедино столько языков, национальностей и профессий, я организовал нечто вроде маленькой Вавилонской башни. По сути я сотворил тело, принимающее разнообразные формы, в котором добрососедствовали разнородные элементы, и которое росло с каждым днем, следуя идеальным предначертаниям развивающего существа.

Каждый новый элемент и каждый новый человек естественно проникал в эту среду и занимал предназначенное ему место на уточной нити с плотно пригнанными петлями. Очень скоро я стал ощущать ту команду как продолжение самого себя.

Служить этим людям, работать на их благо, означает постоянно помнить принципы Мечты. Перемены в тебе сделают их более жизнеспособными, более ответственными, более свободными.

Это-то и есть экономика!

Сейчас, когда я остался наедине со своими мыслями, мне вспомнились Его слова. В воздухе запахло детством, у меня появилось какое-то празднично- приподнятое настроение.

Я мысленно перебрал всех мужчин и женщин, работающих со мной, заглядывал каждому из них в лицо, а в голове у меня звучал голос Dreamer, Его слова, не ведающие времени:

«Заботиться о них, служить им, любить их – вот, в чем задача настоящего лидера. Любая организации должна заботиться даже о самой отдаленной своей клеточке для того, чтобы она развивалась и ускоряла темпы своего прогресса»

2 Забыть Мечту В те месяцы созидания, когда новая жизнь поглотила меня целиком, я забывал о советах Dreamer и потерял волшебную силу игры. Все более и более продолжительные периоды времени я жил в состоянии апнеи, я не вдыхал чистый воздух Его учения, забросил свои духовные поиски. Беспокойства и хлопоты, которые я тогда принимал за показатели и неизбежные следствия ответственности, загнали меня в клетку так, что я стал верить, что все зависело от принятых мной решений, от стратегических линий руководства, которые я выбирал.

«Уже все сделано, – неоднократно пытался предупредить меня Dreamer, предвидя, по какой катастрофической дорожке я направлял свои стопы. – Все уже созрело, тебе остается только собрать урожай…»

Но Его слова были как глас, вопиющий в пустыне, более того, они разбивались в дребезги о бастионы моего самомнения. Я был твердо уверен, что постоянно растущие показатели предприятий, которыми я руководил, являлись естественным следствием моих врожденных качеств и талантов. Тысячи различных ситуаций, возникающих в бизнесе, со всеми их мнимыми ловушками и засадами, с борьбой за право утвердится и добиться победы, постоянного держали меня в состоянии стресса, волнений и унылой озабоченности.

Помню как-то раз вечерком мы направлялись на ужин в ресторан «Риккардо» и ехали по corniche$FДорога вдоль берега моря, с которой открывается панорама. (англ.).

Здесь транспорт принимал самые фантастические формы: «Бентли» и «Феррари», например, могли двигаться бок о бок с «Мерседесами» старых моделей и пикапами, разукрашенными, как верблюды на парад. Я с трудом различал слова, которые говорил мне Dreamer. Однако, внезапно шум полностью прекратился. Как по невидимой команде, все машины прижались к пешеходному тротуару или замерли прямо посреди доги, коврики для молитвы расстилались в направлении Аль-Каба, и сотни автомобилистов вставали на колени. Как по волшебству, они превращались в молящийся народ. Под усыпанном звездами небом набережная вдоль моря превратилась в необъятную мечеть. В воцарившемся безмолвии голос Dreamer прозвучал с несказанной силой.

– Эти люди идут по такому же пути, что и ты. Пять раз в день, преклоняя колени, они молятся чтобы добиться такой же цели, какая стоит и перед тобой. Но рай, в который они веруют, к ним не придет никогда.

Ведь рай – это состояние Естества… Потусторонний мир устроен так же, как и этот, только в нем нет пределов. Религия с ее массовыми ритуалами иллюзорна… В тот же вечер, воспользовавшись благоприятным моментом, я попросил Его рассказать мне еще что-нибудь. Он объяснил мне, что религии, идеологии и науки – это мостики, которые нужно перейти, и идти дальше, оставив их позади. Когда их функции будут исчерпаны, нам следует от них освободиться. Но мы медлим, вот они, воспользовавшись нашей инертностью, и берут нас в плен своих догм и предрассудков, и мы попадаем в их смертельные ловушки. Для человечества, как такового, агрессивного и конфликтного, для людей, которые, если предоставить их самим себе, уничтожили бы себя, религия – это средство управления массами, необходимое для предупреждения и сдерживания преступности. Религия действует заодно с судами, шерифами и тюрьмами.

– Помни о своей цели, – призвал меня Он. – Если ты поистине хочешь превратить свою судьбу в великое дело, помни о принципах Мечты… Человечество погрязло в отрицательных эмоциях и разрушительных мыслях – вот, в чем самая настоящая причина всех его несчастий. Будь бдительным! Не позволяй хотя бы одному атому боли поселиться в твоем Естестве. Любыми средствами немедленно закрывай любую свою смертельную рану!

Несмотря на присутствие Dreamer и Его советы, я неизбежно ступал на проторенные уже дорожки несчастливого существования. Я помню, что и в тот раз Dreamer был вынужден закончить нашу встречу угрозой.

– Соверши свою революцию! – приказал мне Он. – Или в один прекрасный день и ты тоже будешь стоять на коленях среди этой массы людей, надеясь умилостивить бога вне тебя самого.

Потом зловещим шепотом, больше похожим на рык здоровенного хищника, Он добавил:

– Изменись! Или мне придется заменить тебя кем-то, кто подготовился лучше тебя.

Напряжение на работе возрастало с каждым днем, по мере того как предприятие росло, и его виды деятельности расширяли свои границы. Ночью я стал просыпаться с отчаянно бьющимся сердцем и потом уже больше не мог уснуть. К моему счастью, иногда, как солнечные лучи, сквозь прутья решетки проникающие в тюремную камеру, меня посещали воспоминания о Dreamer и приносили мне глоток свежего воздуха. Тогда в стене забвения проламывалась брешь. На несколько мгновений мне удавалось соединиться с Мечтой. В такие моменты мне хотелось никогда больше не покидать то место в моем Естестве, тот островок, не ведающий времени, где не было места ни заботам, ни неуверенности, ни тревогам,.да вот только, такое состояние продолжалось не дольше мановения ока. Страхи и сомнения, отступившие было ненадолго, с новой силой обрушивались на меня. Я задыхался. Меня тошнило, а сознание мне осаждало полчище мрачных мыслей.

В тот вечер тишина и одиночество способствовали размышлениям, и я «наугад»

открыл записную книжку, в которой конспектировал высказывания Dreamer. Живое и мощное слово Dreamer вышло на волю:

«Каждый человек – единственный и исключительный творец реальности, в которой ему приходится жить. Мир – это огромный экран, на который мы проецируем призраков нашей жизни…Вне нас нет никакой известной или неизвестной, естественной или сверхъестественной силы, которая могла бы повлиять на нашу судьбу… Любое событие в нашей жизни до того как оно произойдет, должно заручиться нашим согласием.

Do not believe that this world exists outside of yourself. Try to realize that all that you believe to be coming from ‘out there’ starts instead in yourself and nowhere else. Your recognition of an inner cause responsible for all that happens outside yourself makes evil, sufferings and death totally disappear from the earth$FНе верь, что этот мир существует вне тебя. Попытайся осознать, что все то, что, как ты полагаешь, приходит «извне», на самом же деле, берет начало в тебе самом и больше нигде. Если ты признаешь, что твой внутренний мир причина всего, что происходит во внешнем тебе мире, что ты ответственен за все, тогда и зло, страдания и смерть полностью исчезнут с лица земли.(англ.).»

Я поднял глаза и замер в восхищении, очарованный ночным мраком, обрамленным мрамором мавританских трехарочных окон.

Я вдруг осознал, насколько моя нынешняя жизнь отличается от прежней. И переполнился бесконечным чувством благодарности за то, что мне было даровано, за то, что происходило в моей жизни. Достаточно одной капли высшего мира, чтобы растворить в ней все несчастья целой жизни. Обновленным, прояснившимся взглядом я осматривал каждую деталь обстановки помещения, где я сейчас находился, и моему взору предстал образец элегантности в средне-восточном вкусе. Я заметил всю броскую пышность meeting room$FЗал заседаний (англ.).

Через полуоткрытую дверь сюда заглядывали ящики, разбросанные на дорогих коврах в бесшабашном кавардаке. Завтра мои сотрудники распечатают эти ящики с аппаратурой и мебелью и соберут их.

Мысленным взором я стал медленно и пристально вглядывался в их улыбающиеся лица от одного к другому, именно тогда я и почувствовал что-то такое, невыразимое словами… У меня вдруг возникло такое ощущение, что я был не один. Сердце бешено затрепетало, и я стал медленно поворачиваться в том направлении, где я почуял чье-то присутствие.

3 Беспокойство – это рудимент нашей животной природы В нескольких шагах от меня был Он, Dreamer. Как всегда, Он был элегантно одет в Своем оригинальном стиле, который невозможно было отнести к какой-нибудь определенной эпохе. Он сидел, слегка подавшись назад, оперев спину о спинку кресла и закинув ногу на ногу;

вся Его поза красноречиво заявляла о том, что Ему очень удобно.

Казалось, Он был погружен в чтение маленькой книжечки в элегантном переплете. Он не взглянул на меня и не подал мне знак, что заметил меня. Сколько же времени Он здесь находился?

Но не успел я оправиться от удивления, как Он тут же перешел к делу, без преамбул, как всегда.

– Подобные тебе люди, идентифицировав себя с описанием мира, начинают беспокоиться, потому что забывают о волшебной силе своего Естества, – сказал Он, не отрывая глаз от страницы книги.

Он сделал паузу, и, как мне показалось, мысленно взвешивал Свое утверждение, а потом даже не пытаясь скрыть отвращение, вызванное одной только мыслью об этом, добавил.

– Беспокойство – это рудимент нашей животной природы!

Много месяцев я с Ним не встречался. А сейчас, когда Он так неожиданно-негаданно возник передо мной так близко, что я мог прикоснуться к Нему, мои самые противоположные чувства пришли в настоящее смятение. Когда я оправился от удивления, на меня нахлынула бурная радость, я чувствовал себя путником, который в пустыне, уж и не чаяв, заметил верхушки пальм. но очень скоро туча неприятных эмоций погасив мое веселье. Я чувствовал, как рвалось наружу давно подавленное сожаление, распространяя вокруг себя пренеприятнейший запах загрязненного материала. На долгие-долгие месяцы Он оставил меня одного с заданием, выполнить которое мне было не под силу. Сколько раз я уже сожалел о том, что послушался Его и приехал сюда. Сколько же раз я приходил в отчаяние, чувствуя себя в ловушке, и у меня уже не было сил ни идти дальше, ни возможности вернуться назад. Мне бы так хотелось вернуть себе то убогое чувство уверенности, которое давала мне моя зарплата, я хотел снова затаиться в мрачном чреве рабства. Я дошел до того, что предпочел бы даже слепое страдание, бессознательную боль своей прежней жизни, до встречи с Dreamer, этому труднейшему карабканью наверх.

Несмотря на все усилия, я не смог сдержаться – Его едкое замечание спровоцировало у меня агрессивною реакцию. Это был почти что открытый вызов Ему:

– Если беспокойство – это рудимент нашей животной природы, – полемическим тоном начал я свою реплику, при этом мускулы моего лица напряглись и затвердели, больше мне не повинуясь, – что же тогда нужно делать? Если не мне беспокоиться, не мне думать обо всем, кто же этим будет заниматься?

Dreamer никак не отреагировал на мой вопрос. Он мне ничего не ответил.

Казалось, Он продолжал внимательно читать Свою книжечку. Он держал ее на ладони левой руки.

Едва эти слова сорвались с моих губ, я опомнился, и мне хотелось бы забрать их назад. Я бы с удовольствием перемотал вспять ленту времени и стер бы их. Но было уже слишком поздно. Ярость моих слов и спесивость тона, каким я их произнес, обернулись против меня же самого. Я почувствовал, как они придавили меня, как огромная каменная глыба. Единственное, что я еще успел заметить, что мне каким-то чудом удалось избежать местоимения «Я». Это обстоятельство по какой-то абсурдной причине принесло мне некоторое облегчение. Молчание затягивалось, становилось все плотнее и невыносимее. И на протяжении всего этого времени я застыл в неподвижности, глядя на Него, погруженного в чтение. Когда же Он перестал читать, меня охватила сильная тревога, как будто мне грозила неведомая опасность. Он же медленно закрыл книжечку, заложив, как закладку, указательный и средний пальцы между страниц, и поднял на меня глаза. Он вонзил Свой взгляд прямо мне в зрачки с такой убойной силой, что я не смог его выдержать. На какое-то мгновение я осознал, какая пропасть разверзлась между нашими Естествами, измерить ее можно было разве что световыми годами.

– Ты все еще принадлежишь к миру, который полагает, что он может действовать и выбирать… к миру, в котором составляются планы и разрабатываются программы… и где дыхание существования остается незаметным, – одернул Он меня тоном строгого начальника, а потом, едва заметно смягчив голос, сказал: – Единственное, что человек может планировать, это свое развитие, пестование своей Мечты. А все остальное к нему прибудет… Освободившись от одного атома страха, можно горы своротить, и в мире событий проецировать себя гигантом.

– Да как же это можно не думать, не беспокоиться о завтрашнем дне? – спросил я у Него трепеща от волнения.

С опаской я предвкушал, что от вмешательства Dreamer мне будет очень больно.

Однако, воодушевленный Его благодушием, добавил:

– А как же это можно жить без планов, не разрабатывая программ?

В тоне моего голоса явно слышалось намерение каким-то образом загладить грубый выпад, которым я сначала отреагировал на Его замечание.

– Программирование – это одна из форм заклинания, это бегство из реального, – ответил мне Dreamer. – Человек притупляет свой страх перед будущим лицемерной уверенностью, которую он черпает в своих прогнозах, а так же с помощью таких ритуалов, как планирования и программирования. Люди, подобные тебе, столкнувшись с, как им кажется, неуправляемым и непредвидимым существования, прибегли к помощи правил и формул. Глядя на мир через искривляющие линзы рациональности, они питают иллюзии, что согнули вселенную и заменили ее описание другим, внушающим им большую уверенность.

Но все равно ни одно из этих средств не смогло притупить у них ощущение бренности своего положения, their sense of unsafety$FИх чувство незащищенности (англ.), – сказал Он так, словно процитировал итоги безрадостного отчета.

– Но как же тогда можно предвидеть то, что должно произойти, и без программ и планов подготовиться к этому?

– Составление программ равносильно рытью колодца в надежде, что он сможет вместить необъятность океана. Этот слабый щит, иллюзорный панцирь, благодаря которому он чувствует себя защищенным, эта тонкая умственная диафрагма, которую он натянул между собой и реальностью, рвется, и человек нежданно-негаданно оказывается на краю пропасти, перед лицом необъятности, перед жизнью, как таковой, а не такой, как ему ее описали.

Мои убеждения и практический опыт, накопленный за время многолетней работы в организациях, теории принятия решений, стратегии предприятий, модели, сетки и skill$FМастерство, искусство (англ.)менеджмента, словом, весь этот арсенал теоретических знаний и практических навыков, полученных во время изучения экономики и бизнеса как в Италии, так и в Штатах, и Великобритании, стали рушится, как каменные идолы, забрасывая меня своими обломками.

– Но ведь чтобы принять решение менеджеру нужно спрограммировать и свою деятельность, и деятельность своих сотрудников;

ведь нужно же ему поставить перед собой цели? – спросил Его я, сделав слабую попытку спасти, по крайней мере, крохи уверенности, на основании которой я построил свою жизнь и питал иллюзии, что смогу таки управлять своим предприятием в Кувейте.

– Не прячься под маской должности! – прикрикнул на меня Dreamer.

Его тон снова стал агрессивным.

– Зачем ты говоришь «менеджер», скажи лучше «я». Что я должен делать?


Пользуйся сознательно этим маленьким «я», и возьми на себя ответственность! Вселенная внимает тебе. Всегда!... И даже когда ты задаешь этот вопрос, она оценивает тебя.

Снова у меня открылась старая рана и заболела, заныла от жгучей обиды, от горького унижения, словно от удара по ладони палочкой отца Варнавита. В одно мгновение я оказался в стенах старинного колледжа, белоснежной жемчужины в оправе лабиринта узких улочек Неаполя. И я, воссоединившись со своим детским сознанием той поры, почувствовал, что выздоровел. Когда же те образы исчезли, я предстал перед Dreamer свободным и невинным. Вот теперь-то я и был, наконец, готов выслушать Его.

– Настоящий лидер разрабатывает программы и составляет планы, как все, но не верит в них. Его планирование – это игра, которая идет по правилам развития действия и ролей невидимого театрального сценария.

Каждое мгновение – это акт созидания... Каждое мгновение – это что-то новое, – сказал Dreamer. – Никогда нет ни момента раньше, ни момента после этого мгновения... и никогда не будет!... Все, что ты видишь... и все, что ты не видишь, создано в это мгновение… Все происходит сейчас, в это вечное мгновение во всемогущем, в бесконечном пространстве твоего Естества.

Произнося эти слова, Dreamer указательным и большим пальцем, как бы тянул из неба невидимую нить, проводя в воздухе вертикальную линию к плоскости мира.

– Мгновение – вот территория Мечты...

Заурядный человек строит свои планы в пространстве и во времени... и рано или поздно такое планирование сгибается и срывается, терпит крах.

– Но ведь мечтание и есть одна из форм планирования? – спросил я с мягкой уступчивостью в голосе – Его теория все больше и больше очаровывала меня.

– Мечта – это планирование вне времени... в вечности, в вертикальном времени. Я и есть это мгновение... В этом мгновение заключено все то, что я соберу во времен...

крошки, осколки меня!... Поэтому-то мечтатель и не строит планов, и не беспокоится. Он предоставляет Мечте полную свободу выражения, чтобы она могла проявиться во сей своей красоте... Он знает, что результаты придут сами по себе, естественно, в зависимости от степени его безупречности и целостности.

Deep within you is a unified field of limitless possibilities. It is here that your dream takes place. It is here that whoever or whatever is necessary to create prosperity and success in your life, appears. It is here that your purpose in life becomes very clear to you$FГде-то глубоко внутри тебя существует единое поле беспредельных возможностей. Именно там ты и мечтаешь.

Именно там появляется кто-то или что-то, необходимое тебе, чтобы ты мог добиться процветания и успеха в жизни. Именно там ты ясно видишь свои цели в жизни. (англ.).

А потом таким тоном, будто Он объяснял какое-нибудь математическое доказательство, продолжил:

– Чем ниже уровень ответственности на каком-либо предприятии или в какой-либо организационной пирамиде, тем больше надо планировать... чем ниже опускаешься по субординационной линии, тем больше нужно программировать каждую мелочь, ставить перед собой определенные цели и добиваться их осуществления.

Там существует регламент, и процедуры по принятию решений выполняются скрупулезно, но там, где действуют те мужчины и женщины, ничего не происходит… В воздухе еще вибрировали отзвуки Его слов, а свет в meeting room, где мы находились, стал постепенно затухать, и огромный, во всю стену, экран в глубине зала медленно опускался. У меня возникло такое впечатление, что стены исчезли, а потолок раздвинулся. Мне почудилось, что кресло подо мной пришло в движение, и я почувствовал резкие толчки, словно я ехал на самоходной платформе или на какой-то необыкновенной невидимой машине.

4 Побег – удел немногих На экране начали мелькать картины. Я увидел, как тьма-тьмущая людей плетется по коридорам организаций, наводняет их «open space»$FОткрытое пространство (англ.), на предприятиях единое просторное помещение, не разделенное стенами на отдельные кабинеты, а разграниченное перегородками. – Прим. Перевод.или томится, запертая в тесные и мрачные клетки офисов, больше похожие на ячейки насекомых.

– Это лишь тени, – так прокомментировал эти картины Dreamer. – До сих пор ничто не смогло преобразовать это человечество, переправить его на берег нового человеческого рода.

Только «Индивидуальная Революция» сможет свершить коренной переворот в образе мышления и восприятия миллионов мужчин и женщин, плененных гипнотическим сном.

«Индивидуальная Революция». Те два слова, которые позднее приобретут решающее значение в моей жизни, тогда мне ни о чем не говорили. Тем не менее, они провозглашали Проект, для осуществления которого Dreamer готовил меня вот уже много лет. Но в тот момент было слишком рано раскрывать мне весь его грандиозный замысел.

Вместе с Dreamer я опустился на самые низшие круги чистилища организаций. Бок о бок с Ним я отважился войти в те вязкие, инертные, кишащие пленниками миры. Затаив дух, я смотрел на картины, одна за другой проплывавшие передо мной. Я видел, как люди и предметы плавали в зеленоватой жидкости безбрежного аквариума, освещенного тусклым, свинцово-серым светом неоновых ламп. Ведь и я там жил столько лет, но только сейчас я отдавал себе отчет, насколько горько мне было сознавать, что и я принадлежу к этому миру, и насколько тяжким было положение тех существ, обреченных ежедневно дышать воздухом, который они же сами и отравляли. Вдруг стекло, за которым жило то больное мироздание, превратилось в зеркало, и в этом зеркале я увидел отражение двух дряхлых стариков, седых и сгорбленных. Я заметил, какая у них была морщинистая и потрескавшаяся кожа, как выжженная яростным солнцем земля. Причудливый узор глубоких морщин производил настолько ужасное впечатление, что казалось, их лица были обезображены шрамами. Но что то в их облике мне показалось знакомым, до боли знакомым. Я стал повнимательнее вглядываться в их лица, чтобы понять отчего это я так сенсационно разволновался. И вдруг я узнал их и мгновенно похолодел от ужаса… Те старики были мы, я и Dreamer!… Страшно испугавшись, я обернулся и посмотрел на Него. Он ничуть не потерял самообладание. Его суровое лицо казалось на редкость моложавым, а сам Он ободряюще мне улыбался. Я потихоньку успокоился, но немое, без слез, отчаяние раздирало мне душу.

Я увидел несметное полчище молодых людей, выстраивавшихся в очередь. В их глазах еще можно было заметить какие-то проблески света. Они медленно двигались, как лента, сформированная из людей, проходя по одному перед хищным и грозным на вид экзаменатором, а он либо отбраковывал кого-то из них, либо определял его на какую-нибудь работу. Как Минос витками хвоста, он указывал каждому его роль, определяя его порцию мук и страданий и наделял «постоянным местом» в чистилище ада организаций. С болью в сердце я видел их бледные лица, их еще не успевшие потухнуть взгляды. Мне уже был известен их приговор – они были обречены навечно быть несчастными.

– Быть избранным – это ниже человеческого достоинства! – с горечью заметил Dreamer. – Человек «мечтает» о своей работе, он выбирает ее, повинуясь своим наклонностям, своему призванию.

Он заметил, что мне было жаль этих молодых людей, что мне была не безразлична их судьба. Почувствовав в воздухе вопрос, который я так хотел Ему задать, Он предвосхитил его и сказал:

– Массовая эволюция невозможна! Никакая революция или идеология не сможет это сделать... Побег – это удел немногих... Это под силу только личности… Мое лицо исказилось гримасой какой-то мучительной сосредоточенности. Мне казалось, что я представитель человеческого рода, представшего перед судом и слушающего его окончательный приговор, неподлежащий обжалованию.

– Люди, которых ты видишь, это не человечество, – пояснил мне Dreamer, заметив, что я Его не понимаю. – Та толпа находится не вне тебя самого, она – у тебя внутри!

Сначала я подумал, что Dreamer хочет поставить меня лицом к лицу с моей ложью, срывая маску с моего фальшивого альтруизма и самомнения, что я-де могу что-то сделать для других. Я впал в глубокое уныние. Но до конца урока, который был намерен преподнести мне Dreamer, было еще, ох, как далеко. Он стал закручивать гайки, анализируя еще жестче, копая еще глубже.

– Та масса людей, которую ты видишь, это воплощение твоей деградации;

те люди, снедаемые болью и страданиями, обеспокоены стремлением быть конкурентоспособными, – это разрозненные осколки твоего Естества, они – зеркальное отражение отчаяния, что есть у тебя внутри. – Dreamer метил по «фарисею в храме», что был во мне.

Вот сейчас-то я и почувствовал, что во мне есть какая-то искаженная часть, которая обнажалась и выходила на свет божий. Более честное чувство стало вытеснять уныние и подавленность. Безудержный, нестерпимый стыд застил мне глаза, огненной лавой растекался под кожей, сжигая все на своем пути, от ногтей до корней волос.

– Ты можешь помочь только самому себе! – грубо буркнул Dreamer, желая встряхнуть меня и освободить из тяжкого плена стыда. – Ведь они – это ты!... Если ты изменишься, изменится все человечество…Если хочешь прекратить эти страдания, если хочешь чтобы человечество изменилось, исцели самое себя!

Услышав такой приговор, осознав степень своей ответственности, я зашатался под тяжким бременем, свалившимся мне на плечи. Бронированная дверь, захлопнувшаяся у меня за спиной, отрезала мне все пути к побегу. Никогда больше я не смог бы ни обвинить, ни пожалеть какого-нибудь. Железные пальцы, как тиски, сжали мне живот. Я отчаянно метался в поисках убежища. И спрятался среди страниц записной книжки. Я опустил нос в свои записи и старался собраться с мыслями, трепещущими в смятении, и сконцентрироваться на том, что Он мне говорил. Единственной возможностью, единственным способом достижения прогресса человечества Dreamer считал создание цельного человека. «В этом единственное спасение масс»,– объявил Он, и продолжал развивать свою мысль, утверждая, что человек все еще переживает свой переходный период, что это Существо с еще не полностью сформированной психологией.


Эволюция рода – путь к целостности – должна протекать изнутри к наружи через процесс воссоединения, который никому нельзя навязать. Именно по этой причине все старые системы потерпели поражение. Ни войнами, ни революциями люди не смогли ничего добиться. В смятении мыслей я записал и конвульсивно подчеркнул несколько раз эти высказывания Dreamer.

– Следующий эволюционный переход у человека произойдет не в историческом будущем, он будет проходить во «времени без времени», в вертикальном будущем, – сказал Он.

У меня возникло такое чувство, будто в занавесе, застившем мне взор, вдруг прорвалась дырка, и я ясно увидел, в каком направлении пошла эволюция организаций и понял причину их мнимой, бессмысленной болезни. Стремление человека преодолеть пределы своих возможностей и его тысячелетние поиски смысла жизни с традиционных религиозной и политической арены перенеслись в сферу экономики, на создание фабрик, индустрий, цехов и офисов. В организациях, как на борту космических кораблей, выведенных на орбиту в космическом пространстве, происходит сейчас массовый исход человека к целостности. Предприятия и организации, а так же бесконечная сеть храмов и оракулов бизнеса в масштабе всей нашей планеты стали заменять монастыри и церкви, стали превращаться в престижные места, к которым устремились амбиции человека,.в центры эволюции человечества.

– В будущем организации станут Школами Естества, – пророчествовал Dreamer.

Этот эпиграф стоило бы запечатлеть на небесах.

А потом Он произнес пророческие слова, которые я запомню навсегда:

– Бизнес станет единственной религией на планете, религией всех религий, потому что в бизнесе в большей степени, чем в монастырях, в мечетях, или в ашрамах люди прилагают титанические усилия, устремляясь к самым высоким степеням ответственности. Именно в бизнесе происходит трансформация препон и трудностей в движущую силу, направленную на обретение свободы. Именно в небоскребах многонациональных концернов, в финансовых храмах, а не в синагогах и не в монастырях, человек старается сделать невозможное, чтобы в корне перевернуть свое представление о мире… изменить свою судьбу.

От необъятности такого видения у меня подкосились ноги. Для того чтобы только выслушать это пророчество нужно было обладать ответственностью, которой я еще не обладал. В этих словах угадывалась революционная сила, которая подорвет этические устои всей экономической системы и положит конец устаревшему «рациональному капитализму».

В этом пророчестве Dreamer и был секрет успеха Школы Экономики, которую я в будущем организую: на десятилетия вперед знать, что все предприятия, большие и малые, однажды станут школами стремлений и ответственности, что их экономический успех станет неотъемлемой частью эволюции каждого из его сподвижников, и что верховная власть сосредоточится в руках у философов действия, и что это преимущество обеспечит им бесконечно большую конкурентоспособность по сравнению с любым другим университетом.

Тогда мне еще не дано было об этом знать. Это было больше похоже на то, что, попросив меня наладить автомобилестроительную промышленность, Dreamer также передал мне в руки полный комплект документации и проект мотора будущего. В его идее уже ощущался планетарный размах философии Европейской Школы Экономики, уникальность Работы, которую Школе предстояло осуществлять, грандиозность ее миссии: готовить людей-визионеров и философов действия. «Dreaming is the development of an internal world which stops you from being a function of life, a mechanical puppet of the external world of appearances.

The object of the School is freedom: freedom from conflicts, suffering, division and death$FМечтание – это развитие внутреннего мира, который больше не позволит тебе быть только функцией жизни, механической марионеткой внешнего мира видимости. Цель Школы– свобода, свобода от конфликтов, страдания, разобщенности и смерти. (англ.).

Мечта – это нечто такое, что ты ставишь между собой и жизнью... Заурядный человек полагает, что жизнь – это причина, а он – лишь следствие жизни. Только работа над своим Естеством, работа Школы коренного переворота сможет подорвать устои такого обреченного на провал представления.

Работа настоящей Школы – это работа археолога, это работа по уничтожению отходов, слоистых отложений, загрязнений, это поиски того, чем мы когда-то обладали, и благодаря чему мы были цельны, счастливы, бессмертны, и это нечто есть воля.

Школа и Воля это одно и то же. Школа – это Воля вне нас. Воля – это Школа внутри нас.

Когда воспрянет «настоящая воля» тебе не нужна будет Школа. Восстановив свою волю, мы станем хозяевами самих себя … а быть хозяевами самих себя означает быть хозяевами вселенной.

Underneath all and everything there is ‘something precious that we should rightfully possess. It is the contact with this ‘very thing’ that will take us to possess all and everything$FПод всем и вся есть «что-то драгоценное», которым мы все должны обладать по праву. И именно соприкосновение с этой «истиной вещью» приведет нас к обладанию всем и вся. (англ.).»

5 Программировать, не веря в него С этого момента мы и начали подниматься вверх. Бок о бок с Dreamer я карабкался по крутым тропинкам, ведущим к более богатым и лучезарным сферам бизнеса. Он доказывал мне, что за самыми крупными многонациональными концернами, гигантами мировых финансов и промышленности, за самыми смелыми авантюрами и просто невозможными делами, побивающими любые достижения человека, всегда стоит личность и его Мечта.

Мы поднимались вверх по пирамидам власти до самых их вершин, туда, где организация функционирует с максимальной скоростью. Там-то Dreamer и показал мне неподвижность, из которой проистекала вся эта деятельность, и невидимое, которое и произвело на свет эту блестящую идею. Благодаря основателю, человеку-визионеру, лучезарному безумцу, практическому утописту весь этот мир мог существовать, и он, подобно матке термитов, продолжал его питать.

– Его единственная обязанность – забота о своей целостности, – открыл мне его секрет Dreamer. – Благодаря неослабному вниманию и постоянной бдительности он не позволяет ни сомнению, ни даже тени компромисса нанести хоть одну царапину его решительности, он зорко следит за тем, чтобы ни один атом смуты не проник в его Естество и не загрязнил его Мечту. Именно это делает из него необыкновенного человека.

Программы и планы – слишком медленные средства и слишком жесткие рамки для психологической скорости лидера. Там, где для принятия решения необходимо обладать шестым чувством – интуицией, и седьмым чувством – Мечтой, в действительности, не надо ничего решать.

Настоящий лидер разрабатывает программы, но не верит в них, – заявил Dreamer. – Он руководствуется только своим стремлением и верит только в свою безукоризненность… У него нет целей вне самого себя, – продолжал Он. – Потому что его цель – это он сам... его свобода!

Когда он достиг этого уровня целостности, именно его видение будет прокладывать ему путь, его шаги проторят тропинку. Ему не надо будет выбирать направление, потому что он сам свое направление, изобретатель Мечты, которая осуществляется и обретает форму в мире событий.

– Commit yourself to integrity“$FВверь себя целостности. (англ.)! – приказал мне Dreamer, медленно произнося эти слова по слогам и подчеркивая их важность. – Inner commitment is investment. It’s your commitment that makes things happen$FОбязательство, которое ты взял перед самим собой, это инвестирование. Именно твое обязательство и претворяет все в жизнь! (англ.)! Именно своей неподкупностью лидер и привлекает к себе все благоприятные возможности, и получает все необходимые ресурсы… то торжественное обещание, которое он дал себе, что будет соблюдать правила Игры до самого конца. Успех любого его действия во внешнем мире – это лишь отражение его целостности.

Осуществление предприятий на грани невозможного, накопление несметных богатств, создание экономических империй – это только расширение границ его эссенции, свидетельство его степени внутренней свободы, уровня его ответственности. Если человек сохраняет целостность своего commitment$FОбязательство (англ.), он непременно добьется успеха, успех будет естественным результатом выполнения этого условия.

– Настоящий лидер знает, что подлинный бизнес может быть только внутренним!

Он и есть неподкупный страж своего обязательства, именно о чистоте своего обязательства он и должен заботиться, – сказал Dreamer и замолчал.

Еще в течение несколько секунд на экране пробегали образы финансовых империй и несметных состояний, а потом все исчезло. В meeting room воцарилось глубокая тишина.

Он изучал меня суровым взглядом, хотел понять, какой эффект произвели на меня Его откровения. Я же чувствовал, что у меня в Естестве все перевернуто буквально вверх дном.

Во внутреннем магазине все пошло прахом: товары и ценники взлетели на воздух и как раз в это мгновение все складывалось само собой. Новые приоритеты стали устанавливать верные цены на правильные товары, и новый порядок определял место каждого товара на полках, отправляя старые убеждения и запыленные принципы на склад.

Я закрыл глаза и страстно пожелал, чтобы эта операция произошла до самого конца.

Dreamer снова заговорил. На этот раз Он затронул вопрос о неподвижности. Самый мощный рычаг в распоряжении лидера – это действие через «бездействие», действовать, не действуя. Dreamer его назвал «an effortless action»$FДействие без усилий, самопроизвольное действие (англ.)… поэтическое, мечтательное состояние … – Для лидера одиночество и неподвижность являются аккумуляторами мощи, – сказал Он в заключении, – состояние, при котором обостряется его интуиция, и он улавливает ценные сведения, которые посылает ему уже давно погребенная в человеке воля… Будь серьезным, искренним, и ты услышишь ее четкий и громкий голос … и узнаешь!

Едва Он произнес эти слова, как, полетев по касательной на крыльях своего воображения, я представил себе тьму-тьмущую подчиненных. Глядя сверку, я увидел, как тысячная масса мужчин и женщин копошится внизу, я наблюдал за их нескончаемым, бестолковым движением взад-вперед. Эти картины были настолько яркими и живыми, что казались реальными. Мысленно я сфокусировался на них, и люди там, внизу, предстали передо мной патетическими существами, которые вели себя как-то утрированно: у них были резкие, отрывистые жесты, и двигались они с неестественным ускорением, словно комические персонажи немого кино.

Тут в мои фантазии вмешался Dreamer. Проникнув в мои мысли, Он стал направлять ход моих размышлений. После стольких лет прожитых в организациях только сейчас, бок о бок с Ним, я начал осознавать, что те из них, что больше других беспокоятся, те которые больше других кажутся озабоченными, занятыми кипучей деятельностью, в действительности, занимают самые незначительные положения в человеческом обществе, находятся на самых низших уровнях ответственности и получают самое низкое вознаграждение.

– Из пустоты в полной неподвижности я вращаю «колесо» целого мироздания… и существа, которые находятся на его окружности, и на его спицах, и на его ступице…, – стал торжественно декламировать Dreamer. – Эта пустота в центре ступицы и есть настоящий создатель «колеса»... на этом невидимом фундаменте и покоится вся иерархическая пирамида существ, ее составляющих, – договорил Он до конца и замолчал.

Кто же Он, это Существо, что подрывает устои моей жизни?

Я почувствовал, как в голове у меня уйма беспорядочно рассыпавшихся мыслей стала собираться вместе, эмоции и разрозненные части моего Естества соединились. Мощный поток постоянно прибывающей энергии, как воды в реке во время половодья, нахлынул на плотину внутри меня и прорвал ее, разлилась всюду вокруг, унося с собой, как обломки, сомнения, тревоги и все смерти.

Когда Он был со мной рядом, экономика и бизнес выходили за пределы своей сферы в область поэзии и устремлялись еще дальше, к универсальному искусству. Мне бы хотелось сохранить то состояние ума;

четкость и ясность мышления того момента, то ощущение, что я мог вобрать в себя все и вся.

Именно в тот момент Он и объяснил мне, как можно жить стратегически, и рассказал мне об искусстве исполнять роли: the acting.

– Лидер должен уметь в совершенстве исполнять все роли, - объяснял мне Он. – Он может симулировать рассеянность, невежество и даже негативность, присущие роли, но... не должен в это верить! – предостерег меня Он.

Однако тон которым, Он произнес эти слова, дал мне понять, что это было не простое предупреждение, а вопрос жизни или смерти.

– Он может рассердиться, яростно нападать, он может придавать своему лицу маску агрессивности, но эта игра никоим образом не должна отразиться на его внутреннем состоянии, у него внутри не должно остаться ни единой царапины.

Эту симуляцию отрицательных эмоций Он окрестил «right negative attitude»

$FСоответствующая отрицательная установка (англ.).

Он добавил, что с помощью Acting лидер может программировать, составлять планы и притворяться, что он проецирует себя в самое отдаленное будущее. «Но ни в коем случае не должен в это верить!» – повторил Он тем же безаппеляционным тоном.

Свободный человек, реальный человек, знает, что к каждому моменту нужно применять особую стратегию, востребованную именно в этот момент, каждое мгновение имеет свой устав и навязывает свой сценарий, согласно которому и надо безупречно исполнять роли. Чувство непричастности того, кто сознает, что только исполняет роль, позволяет ему сделать выбор среди различных вариантов развития действия и среди возможных ролей, а также выбрать маски, которые он может надеть, чтобы полностью приспособиться к обстоятельствам и происходящим событиям.

– Только реальный человек способен исполнять роли! – поведал мне Он под конец. – Заурядный человек, отождествивший себя со своей ролью, закомплексованный своими страхами, загипнотизированный описанием мира, забыл об искусстве исполнения ролей, могуществе acting, ему ведома только ложь.

Неоднократно, когда Его речь достигала критические точки, я пытался защититься от Его подрывных идей. Мне казалось, что способность лидера исполнять роли уж очень-то была похожа на вранье, на оппортунизм.

– Исполнять роль сознательно вовсе не означает лгать, –- зарычал Dreamer. –Acting значит жить по стратегическому плану!

Сдавшись перед лицом очевидности, что Dreamer мог свободно вмешиваться в любую мою мысль, я старался прогонять тени до того, как они успеют сгуститься.

– Стратегический образ жизни проявляется в поведение воина, который в зависимости от ситуации сознательно и безупречно выполняет каждое свое действие.

Внешне его реакции обусловлены ролью, которую он исполняет… однако, одновременно внутри себя он приобретает ответственность и силу, скрывающиеся за этой его маской.

Только тот, кто живет стратегически, сможет добиться своего!

Он подождал, пока Его последняя фраза возымеет надо мной нужный Ему эффект, а Сам в это время глазами врача, который только что ввел противоядие наркоману, внимательно следил за моими реакциями. Потом Он заговорил серьезным тоном, и Его речь мне показалась нечто средним между предупреждением и торжественным заявлением, имеющим жизненно важное значение:

– Когда ты беспокоишься, когда планируешь или воображаешь что-то отрицательное, когда ты забываешь о том, что привело тебя к этому моменту, ты становишься маленьким-премаленьким, превращаешься в насекомое, и мир берет над тобой верх.

Тысячи фотограмм регистрируют во вселенной твое поражение, и поэтому ты не только не сможешь получить больше, но и у тебя заберут даже то, что, по-твоему, у тебя есть.

Прежде чем снова бросить меня в пасть миру, Dreamer давал мне последние советы.

Понизив голос до шепота,. Он сообщал мне то, что впоследствии ляжет в основу всего того, что я построю в жизни, и что, в действительности, является основным принципом процветания во всем его разнообразии.

– Мечта реальнее всего сущего!... Мечта – это реальность вне времени... Только мечтающий человек сможет создавать богатства.

Dreamer полагал, что Мечта – это сублимированный мир, истинная причина всего того, что мы видим и осязаем.

– Мечта – это вертикальное программирование, и только визионеру дано его познать... Потом существует лишь в воображении... Во внутреннем мире каждое мгновение – это магазин, который открывается и закрывается, в один миг можно выиграть или проиграть, каждое мгновение – это либо успех, либо неудача. Все происходит сейчас, в это вечное мгновение.

6 Ежедневник – Ежедневник, ломящийся от запланированных встреч, не оставляющий ни одной свободной минуты своему владельцу, такой, как у тебя, – начал Dreamer, указывая мне на одну из страниц, плотно заполненную именами, временем встречи и номерами телефонов, – это заявление на самоубийство, это подтверждение своей смерти…Чем мертвее человек, тем плотнее он старается забить свой день делами.

Это был удар ниже пояса. Я испытал слишком уж знакомую мне боль, явный признак того, что новая атака Dreamer на мою систему убеждений оказалась достаточно эффективной. Я попытался было уклониться от ускорения, заданного словами с таким мощным зарядом, прямо попавших в цель. Враждебные чувства и агрессивные мысли против Dreamer восставали из укромных уголков моего Естества, неистово сцепляясь друг с другом внутри меня Я взбунтовался против Его намерения поместить меня в каталог мертвых душ, только лишь на том основании, что я вел активную жизнь и развивал интенсивную деятельность.

– Да ведь просто невозможно жить в контексте «современного общества» и не иметь дел и обязанностей, встреч или заседаний, – с ненавистью выпалил я. С нарочитым сарказмом я подчеркнул слова «современное общество», как бы проводя демаркационную линию между нашими мирами. Я был убежден, что утверждения Dreamer были абсолютно лишены здравого смысла. Однажды Он мне заявил:

«Пусть игра продолжается, пусть развивается действие спектакля… пусть каждый рабочий, каждый специалист выполняет свои обязанности, предусмотренные его ролью. Предприятие – это театральное представление… здесь есть и маски, и действующие лица, которые играют роль, предусмотренную сценарием… А ты не верь во все это! Не потеряй себя!... Не забывай, что это всего лишь игра.»

Я был убежден, что Dreamer не отдает себе отчет в том, что значит руководить международным предприятием с сотнями сотрудников и каждый день чувствовать, как тебе дышат в затылок акционеры.

– Ну, и потом еще, – выкрикнул я, выйдя из себя, – я просто ума ни проложу!... Да какое это может иметь отношение ежедневник к тому, жив ты или мертв?...

Я едва успел промямлить эти сбивчивые слова, как спазмы рыданий сжали мне горло.

– Каждое заседание, которое ты назначаешь, каждая встреча, которую ты планируешь, – спокойно заговорил Dreamer, даже не подавая вида, что заметил за моей агрессивностью тайный крик моей души, мольбу о помощи, – служит лишь для того, чтобы укрепить твою иллюзию о том, что ты еще жив, и упрочить твои бессмысленные убеждения и, в первую очередь, твое убеждение в том, что ты можешь планировать. Планировать и верить в него означает умереть. Планировать можно только что-то мертвое...



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.