авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Содержание Я просто революционер Автор: Уго Чавес Фриас............................................... 1 Латинская Америка: проблемы и вызовы посткризисного развития Автор: Н. ...»

-- [ Страница 3 ] --

небольшая компания из провинции Онтарио "YM Biosciences" договорилась с гаванский Центром молекулярной иммунологии о коммерциализации разработанной им вакцины против рака (речь идет о терапевтическом препарате, воздействующем на агент, провоцирующий рост опухолей). В 1999 г. была запатентована вакцина против гриппа и менингита - продукт совместной разработки ученых из оттавского и гаванского университетов.

стр. Новое перспективное направление сотрудничества - освоение недавно открытых у побережья Кубы глубоководных месторождений нефти и газа, на которые особые виды имеет уже упоминавшаяся "Sheritt International".

Стоит также отметить, что двусторонние связи не исчерпываются одной экономикой.

Куба - традиционный объект деятельности канадских миссионеров. Динамично развиваются контакты и обмены между двумя странами в области культуры, спорта, образования и науки. Отношения поддерживаются не только с официальными структурами, но и с представителями гражданского общества. В семи кубинских университетах действуют центры канадских исследований, расширяются студенческие и научные обмены. Ежегодно на Кубе проходит массовый марафон, носящий имя Терри Фокса, - национального героя Канады, который, будучи неизлечимо больным раком и потеряв одну ногу, в одиночку на протезе пересек всю Канаду с целью привлечь внимание к проблемам борьбы с тяжелыми заболеваниями и развития медицинской науки.

* За прошедшие 50 с небольшим лет канадско-кубинские отношения не были ровными.

Наблюдавшиеся в них приливы и отливы происходили под влиянием нескольких факторов. Во-первых, имело значение то, какая из двух ведущих канадских партий консервативная или либеральная - находилась у власти в каждый конкретный период времени. При либеральных правительствах канадско-кубинские отношения, как правило, теплели и расцветали, при консервативных кабинетах - портились со смещением фокусировки на такие чувствительные вопросы, как защита прав человека и соблюдение демократических норм. Тем не менее даже премьер-министры - консерваторы не считали нужным радикально менять курс, понимая, что диалог с Кубой продолжает приносить Канаде вполне ощутимые политические и экономические дивиденды.

Во-вторых, нельзя не сказать о том, что в канадско-кубинских отношениях всегда доминировал фактор США. Его вес был настолько большим, что это дало основание одному канадскому автору весьма метко окрестить канадско-кубинские отношения "трехсторонними", имея в виду всегдашнее зримое или незримое присутствие в них США19. Американские экономические и дипломатические санкции против Кубы, с одной стороны, сдерживали канадско-кубинские отношения, особенно в плане развития инвестиционных связей. Но с другой стороны, отсутствие на Кубе мощных и агрессивных американских компаний создавало для канадского бизнеса "благоприятную среду" и дополнительные возможности для расширения торговли и инвестиций.

Все это время Канада и США проводили в отношении Кубы разные политические курсы.

Вашингтон считал режим Кастро нелегитимным, Оттава - легитимным. Политика США состояла в том, чтобы изолировать, сдержать и, в конечном счете, свергнуть режим Кастро. Политика Канады в том, чтобы вовлекать Кубу в систему международных и двусторонних отношений и мирно сосуществовать с Гаваной, рассчитывая, что эта страна постепенно мирно перейдет от социализма к капитализму. Ни один из этих курсов успехом не увенчался. Как подтвердил президент Рауль Кастро в июле 2008 г., Куба "никогда не примет решения - даже по самому незначительному поводу - под влиянием давления или шантажа, от кого бы они ни исходили, от влиятельной страны или от целого континента"20.

стр. Нынешнее правительство Канады осуществляет в отношении Кубы значительно менее доброжелательную, чем прежде, политику. Но с другой стороны, и курс США в отношении Кубы уже не выглядит таким конфронтационным. Вашингтон устами Барака Обамы не раз заявлял о смягчении своей политики. И хотя проявления этого минимальны - речь идет, например, о разрешении американским гражданам посещать своих кубинских родственников и перечислять им денежные средства без ограничений - подвижки постепенно происходят. Все это говорит о том, что позиции Канады и США по кубинскому вопросу некоторым образом сближаются. Не исключено, что кубинская политика Оттавы скоро сможет стать для США не столько поводом для раздражения и критики, сколько ценным подспорьем в деле получения информации из первых рук о ситуации на Кубе, источником практических советов и наработанных канадскими дипломатами связей с кубинским руководством. В пользу такого предположения свидетельствуют получивший резонанс вопрос, заданный Б. Обаме на V Саммите глав государств и правительств стран Западного полушария в Порт-оф-Спейнс (Тринидад и Тобаго) в 2009 г.: "Не советовался ли он с С. Харпером относительно Кубы?". И спонтанный ответ американского президента, что с Канадой он советуется и по многим другим вопросам21.

ПРИМЕЧАНИЯ A.McKerchcr. Southern Exposure: Diefenbaker, Latin America, and the Organization of American States. - The Canadian Historical Review, March 2012, Vol. 93, N 1, p. 70.

H.Kissinger. White House Years. Boston-Toronto, 1979, p. 383.

J.Graham. Whose Man in Havana? Adventures from the Far Side of Diplomacy. Newcastle, Ontario, 2013.

Е. В. Исраелян. Кубинский узел канадско-американских разногласий. - США и Канада:

экономика, политика, идеология, 1998, N 10, с. 71.

J.M.Kirk, Р. Мс Кеnna. Canadian-Cuban Relations: A Model for the New Millennium? Global Development Studies, Winter-Spring 1999, Vol. 1, N 3 - 4, p. 397.

Y.Grenier. Our Dictatorship: Canada's Trilateral Relations with Castro's Cuba. - Canada Among Nations 2000: Vanishing Borders. Ed. by M.A.Molot and F.O.Hatnpson. Don Mills, Ontario, 2000, p. 258.

Цит. по: L.Wу1ie. Reassessing Canada's Relationship with Cuba in an Era of Change. Canadian International Council, Foreign Policy for Canada's Tomorrow Series, N 11, October 2010, p. 11.

Ibidem.

Harper To Push Trade Agenda at Americas Summit. - CTVNews.ca, 13.IV.2012.

Цит. но: Ge.R adwanski. Trudeau in Latin America Set Stage for Closer Relations. International Perspectives, May/June 1976, p. 9.

Цит. по: Fidel Castro Targets Stephen Harper over Oilsands in Editorial. - Postmedia News, 10.IV.2012.

Цит. по: S.E wart. Fidel Castro Won't Play Ball on Oilsands Rhetoric. - The Calgary Herald, 10.IV.2012.

Chretien Visits Cuba - The Canadian Encyclopedia. - www.thecanadianencyclopediacom Цит. по: C.Warren. Canada's Policy of Constructive Engagement with Cuba: Past, Present and Future. - Canadian Foundation for the Americas, Background Briefing, Research Forum on Cuba, May 2003, p. 12.

Цит. по: J.M.Kirk, Р. Мс Кеnna. The Chretien Years: Evaluating "Constructive Engagement".

- Canadian Foreign Policy Journal, 2010, Vol. 16, N 1, p. 81.

Дит. по: S.Ewart. Op. cit.

Цит. по: Ge.R adwanski. Op. cit., p. 10.

Цит. по: Chretien Visits Cuba. Op.cit.

Y.Grenier. Op. cit., p. 247 - 273.

Цит. по: L.Wу1ie. Op. cit., p. 12.

Цит. по: J.Ditсhburn Obama: U.S. Taking Tips from Canada. - cnews.canoe.ca/ CNEWS/World, 18.IV.2009.

стр. Присутствие России в Бразилии: "мягкая сила" в двусторонних Заглавие статьи отношениях Автор(ы) А. В. Будаев Источник Латинская Америка, № 5, Май 2013, C. 61- РОССИЯ - ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 15.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Присутствие России в Бразилии: "мягкая сила" в двусторонних отношениях Автор: А. В. Будаев Рассмотрев основные компоненты присутствия России в Бразилии на современном этапе, автор приходит к выводу о важности гуманитарной составляющей и фактора "мягкой силы" в комплексе двусторонних отношений.

Ключевые слова: российско-бразильские отношения, "мягкая сила", гуманитарное сотрудничество.

На сегодняшний день отношения России и Бразилии представительнее и разнообразнее, чем с любым другим государством Южной Америки. В первую очередь это можно объяснить богатой историей связей, активной вовлеченностью России и Бразилии в региональные и мировые политические и экономические процессы при совпадении позиций по ряду ключевых проблем современности, а также обоюдной заинтересованностью руководства двух стран во взаимовыгодном стратегическом сотрудничестве в различных областях.

Особое место исторически занимает гуманитарная составляющая. Бразильцы всегда с интересом следили за достижениями россиян в науке, образовании, культуре, спорте, причем даже в те периоды, когда дипломатических отношений между нашими странами не было. В такие моменты трудности в официальном диалоге между Москвой и Бразилиа удавалось преодолевать за счет "мягкой силы". Президент России В. В. Путин, выступая июля 2012 г. на совещании послов и постоянных представителей РФ, подчеркнул, что политика "мягкой силы" предусматривает продвижение интересов страны путем привлечения симпатий к ней, демонстрацией ее достижений в материальной и духовной культуре, а также в интеллектуальной сфере1. Эффективное использование этого инструмента во многом определяет характер и направленность российско-бразильского сотрудничества.

Андрей Владимирович Будаев - Генеральный консул Российской Федерации в Рио-де-Жанейро (consrio@narod.ru, consulado.russia@radnet.com.br).

стр. Для Москвы Бразилия - главный стратегический партнер в латиноамериканском регионе.

В этом плане показательна серия визитов российских представителей в эту страну - на высшем и высоком уровнях, среди которых выделим следующие: официальные визиты В.

В. Путина (ноябрь 2004 г.), министра иностранных дел РФ С. В. Лаврова (декабрь 2006 г.) и экс-президента РФ Д. А. Мсдвсдева (декабрь 2008 г.), рабочие поездки Д. А. Медведсва в должности президента РФ (апрель 2010 г.) для участия в саммите глав государств членов BRICS и в должности премьер-министра РФ (июнь 2012 г.) на юбилейную конференцию ООН по устойчивому развитию "Рио+20" и для проведения VI заседания Российско-бразильской комиссии высокого уровня по сотрудничеству (февраль 2013 г.).

Бразильскую столицу и крупнейшие административные центры страны - Рио-де-Жанейро и Сан-Пауло - периодически посещают руководители различных российских министерств и ведомств. В последние годы российско-бразильские контакты проходили по линии Конституционного суда, Центризбиркома, МИД РФ, Минфина и Федерального казначейства РФ, Минэкономразвития, Минэнерго, Минтранса, Министерства культуры, Минспорта, Роскосмоса, Ростехнологий, Рособоронэкспорта, Федеральной антимонопольной службы, Росстата, Росметрологии, Роснано, Россельхоз-надзора, Рослесхоза и др.

Деловые поездки в Бразилию совершали руководители различных субъектов РФ. В 2010 г.

там побывала тогдашний губернатор Санкт-Петербурга2 В. И. Матвиенко, а в 2011 г. президент Татарстана Р. Н. Минниханов. В подобных визитах, как правило, участвуют представители деловых кругов соответствующих российских регионов, заинтересованные в сотрудничестве с Бразилией в торгово-экономической и инвестиционной сферах3. В 2011 - 2012 гг. важные переговоры в Бразилии провели члены Ассоциации региональных банков России и Российского союза промышленников и предпринимателей, ОАО "Газпром", "Роснефть".

Регулярным стало участие межведомственных российских делегаций в проходящих в Бразилии крупных международных выставках, среди которых выставка обороны и безопасности "LAAD", нефтегазовая выставка "Rio Oil & Gas"4, футбольный фестиваль "Soccerex", выставка спортивных достижений, технологий и оборудования "Expo Estadio".

Учитывая, что именно в Бразилии пройдут чемпионат мира по футболу 2014 г. и летние Олимпийские и паралимпийские игры 2016 г., можно прогнозировать рост числа визитеров из России.

В Бразилии широко представлены российские государственные учреждения. В первую очередь, речь идет о солидном дипломатическо-консульском присутствии: в г.Бразилиа работает посольство РФ, а в Рио-де-Жанейро и Сан-Пауло - российские генеральные консульства. В Бразилиа также функционирует Торговое представительство России, отделения которого открыты в Рио-де-Жанейро и Сан-Пауло. При российском посольстве имеются военный атташат, представительства "Россотрудничества", Федеральной таможенной службы, "Рособоронэкспорта" и "Роскосмоса". Работа представительств профильных российских учреждений позволяет обеспечить непрерывность, эффективность и оперативность диалога между заинтересованными ведомствами двух стран.

стр. В Бразилии также работают представительства ведущих российских информационных агентств - ИТАР-ТАСС и РИА "Новости" (последняя - до июня 2012 г.), а также "Российской газеты" и радиостанции "Голос России" (вещание ведется на португальском языке на пять бразильских штатов с общим населением около 50 млн. человек и ежедневной радиоаудиторией в 6 млн. человек). Число читателей электронной версии газеты "Diario da Russia" составляет около 60 тыс. человек в месяц. Среди задач указанных учреждений - продвижение положительного образа России, что в свою очередь способствует углублению разностороннего российско-бразильского сотрудничества.

Филиалы в Рио-де-Жанейро имеют ОАО "Нефтегазгеодезия" и ОАО "Газпром". Причем представительство ОАО "Газпром", открытое в ноябре 2011 г., представляет интересы нефтегазового гиганта не только в Бразилии, но и во всей Южной Америке. С 2012 г. в Рио-де-Жанейро функционирует филиал "ТНК-ВР" с участием российского капитала (фактически речь идет о представлении интересов "Роснефти").

В 1990-е годы авиакомпания "Аэрофлот" выполняла прямые авиарейсы в Бразилию, которые впоследствии были отменены из-за нерентабельности. В 2010 г. президенты России и Бразилии, оценив изменившуюся конъюнктуру, дали поручение возобновить прямое воздушное сообщение. В январе-марте 2011 г. авиакомпания "Трансаэро" осуществляла беспосадочные чартерные полеты по маршруту Москва - Рио-де-Жанейро Москва, руководство российского авиаперевозчика рассматривает возможность начала прямых регулярных полетов в обозримом будущем.

Важную роль в усилении российского присутствия в Бразилии играют организации, способствующие распространению русского языка и культуры, информирующие о достижениях нашей страны в области науки, образования, спорта. Среди таких организаций - Координационный совет российских соотечественников в Бразилии и Союз выпускников и бывших бразильских студентов в России (СССР) (UNDEXEBRAS)5.

Культурно-просветительскую работу осуществляют Институт культуры им. М. Ю.

Лермонтова, Центр славянской культуры, некоммерческая организация "Русский дом" в Рио-де-Жанейро, а также Культурное общество русского фольклора "Группа Волга", Культурный центр "Надежда" и Хор "Мелодия" в г. Сан-Пауло.

Существенное влияние на развитие российско-бразильских связей оказали представители российской науки, культуры и образования. Еще в 1990-е годы по приглашению бразильских вузов и научных центров, заинтересованных в привлечении высококвалифицированных кадров, в Бразилию стали прибывать российские ученые и преподаватели. Физики, математики, конструкторы, инженеры, астрономы, врачи из России начинали работать на ведущих кафедрах бразильских университетов и в НИИ6.

Многие из них и сегодня успешно трудятся в Бразилии.

Говоря о российско-бразильском культурном взаимодействии, нельзя обойти стороной тему русского балета. Здесь в первую очередь следует отметить школу классического танца им. Марии Оленевой при Муниципальном театре Рио-де-Жанейро7. За 85 лет, прошедших с момента ее основания, в школе подготовлены сотни исполнителей классического танца, среди которых и танцоры мирового класса. Полный курс обучения длится десять лет, ежегодно выпускается до 20 профессиональных артистов. В стр. рамках действующего с 2000 г. соглашения между школой и Академией русского балета им. А. Я. Вагановой, постановщиками-репетиторами здесь несколько лет работали звезды балета Мариинского театра Петр Русанов и Мария Вахрушева.

Отдельно стоит сказать и об открытой в 2000 г. Школе Большого театра (ШБТ) в Жоинвилле8, небольшом городе на юге Бразилии. В настоящее время там обучаются детей из разных штатов Бразилии и даже соседних стран. Большинство учеников выходцы из бедных слоев населения, многие из них учатся бесплатно, что придает проекту важное социальное значение. Всего за 10 лет на выступлениях учеников ШБТ побывали более 300 тыс. бразильцев9. Ученики школы также выступали с гастролями в Уругвае, Италии, Франции, Германии. Заслуги ШБТ в развитии двусторонних культурных отношений признали В. В. Путин и президент Бразилии Дилма Рус-сефф (2011 - по н/в).

Важную духовно-просветительскую миссию выполняют представительства Русской православной церкви в Бразилии. В Рио-де-Жанейро действует русский православный храм, носящий имя святой мученицы Зинаиды, а в Рио-Гранде-до-Сул - православный приход преподобного Сергия Радонежского. Среди прихожан - не только представители русской диаспоры, но и бразильские граждане.

С 2000-х годов российско-бразильские культурные и гуманитарные отношения стали развиваться особенно динамично. В 2008 г. в Бразилии прошли Дни России, получившие широкий общественно-политический резонанс. В состав прибывшей в Рио-де-Жанейро российской официальной делегации вошли представители Московского Патриархата РПЦ. В рамках программы в храме святой мученицы Зинаиды была отслужена Божественная литургия, а в бывшем католическом соборе Божией Матери Кармелито открылась фотовыставка "Православная Русь". 26 октября 2008 г. на горе Корковадо у подножия знаменитой на весь мир статуи Христа-Искупителя впервые в истории была проведена русская православная литургия, которую возглавил митрополит Аргентинский и Южноамериканский Платон, а в соборе Кармелито прошел концерт хора московского Сретенского монастыря.

За Днями России в Бразилии последовали другие культурные мероприятия, самые значимые из которых - выставки "Экспедиция Лангсдорфа: 1821 - 1829 гг." в августе сентябре 2010 г. и "Русские православные иконы" в апреле-мае 2012 г., научно практическая конференция "Культурные мосты: Бразилия - Россия" (ноябрь 2011 г.), презентация компакт-диска с произведениями всемирно известного русского композитора И. Ф. Стравинского (декабрь 2010 г.), гастроли балетной труппы Мариинского театра и Санкт-Петербургского государственного академического симфонического оркестра в Муниципальном театре Рио-де-Жанейро (соответственно сентябрь и октябрь 2011 г.), участие российских кинематографистов в Международном кинофестивале в Рио-де Жанейро (октябрь 2011 г.)". Примечательно, что большинство из вышеперечисленных мероприятий не имело государственного финансирования и проводилось благодаря частной инициативе и поддержке спонсоров.

На расширении гуманитарных и деловых контактов благоприятно сказалось вступление в силу 7 июня 2010 г. российско-бразильского межправительственного соглашения об отмене виз при краткосрочных (до стр. дней) поездках граждан наших стран. Число российских туристов в Бразилии выросло до 15 - 20 тыс. человек в год. При этом россияне проявляют интерес не только к пляжному отдыху, но и все чаще - к экскурсионному, экологическому и спортивному (рыбалка, серфинг, дельтапланеризм, экстремальные виды спорта) туризму. Пик туристической активности приходится на февраль-март, когда в Рио-де-Жанейро проходит карнавал.

В целом можно констатировать, что нынешнее присутствие России в Бразилии весьма существенно. Связи нашей страны с латиноамериканским гигантом уверенно набирают силу, и этому процессу, несомненно, будет способствовать планирующееся учреждение в Сан-Пауло Российского центра науки и культуры, который призван служить распространению и популяризации русского языка и культуры. Еще одна миссия центра организация в ближайшее время Недели российской культуры.

В обозримой перспективе роль гуманитарного компонента в комплексе российско бразильских связей возрастет. Это в конечном счете обеспечит консолидацию всех благоприятных предпосылок для укрепления позиций России в Бразилии и в латиноамериканском регионе в целом.

ПРИМЕЧАНИЯ Выступление президента В. В. Путина на совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации по теме "Россия в меняющемся мире:

преемственность приоритетов и новые возможности". - http://kremlin.ru/news/ Между Санкт-Петербургом и Рио-де-Жанейро установлены побратимские отношения, подписан ряд документов о сотрудничестве, осуществляется взаимодействие в рамках BRICS.

В ходе встречи представителей Татарстана с членами правительства штата Рио-де Жанейро подписан протокол о намерениях между генеральными директорами ОАО "КамАЗ" и бразильским автобусным концерном "Marcopolo" относительно создания совместного производства автобусов в Казани.

В 2010 г. в рамках "Rio Oil & Gas" был организован "круглый стол" на тему "Российские компании - надежный партнер для сотрудничества в топливно-энергетическом секторе Бразилии и других стран Латинской Америки".

Представительные бразильские делегации UNDEXEBRAS приняли активное участие во II (2007 г.) и III (2012 г.) Всемирных форумах иностранных выпускников российских (советских) вузов.

А. А. Жебит. О русской иммиграции и российской общине в городе и штате Рио-де Жанейро. - Под созвездиями Большой Медведицы и Южного Креста. Санкт-Петербург, 2009, с. 16.

В 20-е годы XIX в. русская балерина Мария Оленева во время продолжительных гастролей по Латинской Америке посетила Рио-де-Жанейро и решила связать свою судьбу с этим городом. Она посвятила себя преподаванию классического танца, основав в 1927 г.

при Муниципальном театре Рио-де-Жанейро балетную школу, которая и ныне является одним из ведущих в стране учебных заведений по подготовке артистов классического танца.

В ШБТ работают бразильские и российские педагоги, четверо из которых являются бывшими артистами Большого театра. Ре1улярно проводятся совместные концерты с ведущими солистами Большого театра, самые талантливые ученики ШБТ проходят там стажировку.

По материалам ШБТ. - http://www.escolabolshoi.com.br/bolshoi/Portugues/ Дни России в Рио-де-Жанейро. -http://www.patriarchia.ru/db/text/481294.html По данным сайта генконсульства России в Рио-де-Жанейро. - http -J/www. consrio.

mid.ru/foto_arh _rus.html стр. Заглавие статьи К друзьям-научникам Автор(ы) Б. И. Коваль Источник Латинская Америка, № 5, Май 2013, C. 66- ПОЛЕМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 19.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ К друзьям-научникам Автор: Б. И. Коваль Откровенное письмо в духе самоиронии* Автор придал этой статье форму "открытого письма" к отечественным ученым латиноамериканистам. Он раскрывает ряд принципиальных и важнейших характеристик советских исследований и нынешнего положения в политических науках в России, анализирует смысл тех трудностей и проблем, с которыми ныне сталкивается отечественная латиноамериканистика и предлагает некоторые новые методологии исследований.

Ключевые слова: латиноамериканистика, советский опыт, плюсы и минусы современной отечественной историографии.

"...Плохо то, что все наши думы не помогают нам думать. Тут нужно, чтобы хорошие замыслы сами собой являлись, как вольные дети Божий, и кричали нам: "вот и мы!".

Иоганн Вольфганг Гете (цит. по: И. П. Эккерман. Разговоры с Гете в последние годы ею жизни. М., "Academia", 1934, с. 209).

НАСТРОЙКА Дорогие мои други!

Неожиданно по какому-то наитию свыше, как и желал Гете, родилось в моей душе острое желание искренне и свободно потолковать о судьбах нашей латиноамериканистики.

Вроде, о чем говорить? "Мы и так все сами знаем", - могут раздраженно заявить некоторые скептики и ревнители. Однако они либо ленятся подумать о наболевших проблемах, либо утаивают свои мысли, а может всем довольны и не хотят суетиться. Чаще всего, по-видимому, такие невидимые флюиды сплетаются в один клубок.

Я же намереваюсь его немного распутать. По своему опыту знаю, как важно найти необходимый психоментальный и эмоциональный настрой души, чтобы сохранить гармонию мысли. Даже гитару надо предварительно настроить, прежде чем на ней играть.

Будем исходить из принципа, что Борис Иосифович Коваль - доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИЛА РАН (t.b.koval@yandex.ru).

* Термин "научник" первой ввела в оборот моя четырехлетняя правнучка Виктория Алексеевна Коваль. Он мне понравился. Недаром говорят: устами младенца глаголет истина. Я же, честно говоря, считаю себя не ученым, а именно "научником".

стр. серьезный ученый есть не только классификатор и оценщик действительности, но и ее создатель. Как он истолкует историю, так мы ее и будем понимать. Разумеется, люди не глупцы и имеют свой здравый смысл. Однако без анализа фактов не обойтись, если не хочешь оказаться простачком.

По мнению Огюста Конта, Макса Вебера и ряда других выдающихся умов, исследователь не должен стремиться дать собственное толкование происходящего, а, напротив, должен лишь непредвзято представить объективную картину. По словам Вебера, там, "куда человек науки приходит со своим собственным ценностным суждением, уже нет места полному пониманию фактов"1. Сам Вебер вопреки своим же суждениям не следовал этому принципу.

Всякое впечатление о фактах без их объяснения остается непониманием их смысла и значения. Не так ли? Именно так. У Гете, которым я сейчас увлекаюсь, есть мысль: если Бог знает, что я буду делать, то я вынужден делать то, что Он знает. Поэтому, наверное, я и "вынужден" хотя бы немного пооткровенничать с вами, мои дорогие сонаучники. По правде говоря, я таким образом занимаюсь самолечением при помощи активизации позитивных сторон конфабуляции - так по научному именуют старческое слабоумие. Кто то скажет, что надо просто регулярно принимать элениум. Я же полагаю, что полезнее использовать преимущества некоторых пенсионерских недомоганий. Известно, что бессонница помогает выстраивать логику раздумий, мышечная атрофия стимулирует интерес к созерцанию политического процесса, неконтролируемые метеоризмы снимают рези в животе и улучшают кровоснабжение мозга, угасание либидо компенсируется ростом воображения и т.д. Разве это плохо? Скорее, хорошо. С этим лирическим настроением я и оглядываюсь назад, чтобы не сбиться с пути вперед. В Ветхом Завете с печалью констатируется: "Нет памяти о прежнем, да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после" (Книга Экклезиаста, или проповедника, гл. 1, стих 11).

Пока же есть память, а у стариков она обостряется, надо напомнить о прошлом, хотя бы для того, чтобы сделать приятное тем, кого уже нет. Только так и можно сохранить "togetherness" (чувство единения, совместности) поколений.

ХВАЛИСЬ, ХВАЛИСЬ, ДА НАЗАД ОГЛЯНИСЬ (пословица) Теперь осторожно перейду к качественной стороне нашего "хорового пения дела".

Известно, что отечественная латиноамериканистика сложилась на два с лишним века позже, чем на Западе. По сути дела лишь после 1917 г., да и то только по инициативе Коминтерна, взявшего курс на подготовку мировой социалистической революции. Вся исследовательская работа в советские времена велась в жестких политических и идеологических веригах смирения плоти и духа ученого люда. Сталинские традиции контроля и после смерти вождя долгое время сохранялись в полной мере. Это были и прямая цензура, и строгие партразборки, и официальные осуждения, и отстранения от работы, вплоть до арестов и изгнания из страны.

Теперь я все лучше понимаю недавние притеснения. Общественные науки опирались на фундамент, замешанный на цементной смеси "классового подхода" и "позитивистского" отстраненного анализа. Такое спаривание ежа с ужом не могло не привести к фактическому отрицанию общего экзистенциального смысла социальной истории. В этом, по моему мнению, заключалась главная ущербность предшествующего этапа научной работы. Так называемый "исто стр. рический материализм" безапелляционно и громогласно объявил, что только и именно он, благодаря классово-пролетарскому мессианизму, является высшим типом глубокого, справедливого и объективного знания. Искренне признаюсь, что я, как и большинство коллег, также пристрастился к этому опиуму и усердно восхвалял все формы революционализма и отвергал любые поползновения к "социальному партнерству" и реформе. На этом поле и велись на мировой арене теоретические битвы между пролетарской и буржуазной науками. Советским духом были пропитаны все наши исследования по политической истории Латинской Америки. Вплоть до последних лет многие темы просто запрещались. Достоверная информация о реальной жизни стран Латинской Америки была крайне скудная и во многом извращенная. Зарубежные научные труды оставались неизвестными, и лишь отдельные из них, да и то только по строгой выборке, поступали в спецхран. Архивы были закрыты.

И тем не менее даже в этих условиях научная жизнь продолжалась. Было бы непростительной глупостью и самодовольным невежеством отрицать вклад советских ученых и задирать нос. Нынешний этап отечественной латиноамериканистики начался не с нуля, а базируется на трудах предшествующих поколений. Во многом теоретический уровень отдельных исследований в СССР был даже выше. И все же, положа руку на сердце, я прихожу к выводу, что в нашей сегодняшней деятельности сохраняются несколько общих слабостей и недостатков, и к старым порокам добавляются новые.

Попробую развернуть эту мысль и провести некоторую классификацию негативных причин и следствий. К первой группе я бы отнес некоторые, если можно так выразиться, системные ограничения объективно-субъективного характера. Прежде всего - это определенная узость и политическая ангажированность научного анализа, даже "классовая ограниченность" марксистской мысли.

А мы все оставались ее "верными" приверженцами. Я взял слово "верные" в кавычки, поскольку такой имидж частенько носил сугубо формальный характер. На деле же эзоповским языком удавалось даже в чем то нарушать принцип "партийности", оставаясь при этом членом КПСС. Правда, если увлечение свободой мысли становилось очевидным, тут же наступали тяжелые дни гонений и остракизма. В итоге на субъективном уровне такая линия порождала некое чувство страха и робости, с одной стороны, и карьеризма - с другой. И постоянную самоцензуру - с третьей. Среди ученых начинались внутренние дрязги и взаимные обвинения, хотя чаще всего на базе сугубо личных интересов, зависти, групповщины, нередко скрытого антисемитизма.

Ко второй группе ограничений и слабостей я бы отнес традиции позитивистского отчуждения от предмета анализа и политическое морализаторство. Проще говоря, такой подход отражал узко "классовое", но не экзистенциально-гуманистическое отношение к людям и их поступкам. Можно сказать, что в этом проявлялись явные бесчувственность и сухость, даже бездуховность. В исторических трудах почти ничего не говорилось о спиритуальной жизни людей, их религии и частном поведении, массовой психологии.

Считалось чуть ли не зазорным рассуждать об иррационализме в политике, эмоциональном состоянии роли "человеческой энергии" как самостоятельном факторе.

Вся история выглядела при таком подходе как кем-то со стороны предопределенная, расписанная по категориям и насквозь рациональная линия жизни. Свобода воли самого человека допускалась лишь в рамках данного формационного и идеологического рабства.

стр. К третьей группе ошибочных и зловредных ориентации, по-видимому, можно отнести полную зависимость от идеологии, признание культа насилия в историческом процессе, сплошной панегирик классовой борьбе и национально-освободительным революциям.

Сколько дифирамбов было посвящено героизму коммунистического движения, повстанческих выступлений, борьбе против диктатур и империализма. Сейчас я особенно остро почувствовал ложь такого рода преувеличений и наивных упований. Нередко вместо серьезного анализа предлагались пышные агитки и восклицания. Несколько лет назад я попытался раскрыть эту проблему в книге "Трагическая героика XX века. Судьба Луиса Карлоса Престеса" (М., "Наука", 2005), но так и не преодолел полностью давление былой традиции.

К четвертой группе типических несуразностей и просчетов следует отнести и некоторые сугубо персоналистские слабости и привычки. Большинству наших трудов присущ, как и прежде, дидактический стиль поучения и морализаторства. Частное мнение выдается за истину. Душа событий и авторское отношение к ним остаются за кадром. Сегодня налицо общее и почти приятное раболепство перед информацией. Она стала необъятной и легко приобретаемой, но часто недостоверной, хотя и правдоподобной. И прежде, и теперь сохраняется привычка переоценивать талант признанных научных авторитетов, тем более, если они принадлежат к классу руководителей и администраторов высшей категории. Мы по-прежнему любим цитировать сентенции национальных политических лидеров, восхвалять мудрость иностранных авторов. На мой взгляд, многие их концепции вызывают лишь ослабление собственного ума. В академической науке принято в целях самосохранения писать умно, и даже заумно, сложным и непонятным языком. Это, якобы, имплицитно свойственно "серьезной науке", а кто этого не понял, тот дурак и невежа.

И, наконец, в пятую группу типических черт научной работы, если речь идет о больших академических институтах, я бы включил весь комплекс административного пыла руководящих лиц - от зав. сектора до директора, и так вплоть до президиума академии.

Всякого рода формальные отчеты и проверки, глупые методы оценки эффективности по каким-то баллам, погоня за листажом и проч. Гонка большая, а, вот, опубликовать законченные исследования очень трудно. Теперь начальство говорит: "на это нет денег".

Раньше было все же лучше. Плановые работы издавались за счет Академии наук. В советские времена процветала идеологическая доминанта, теперь - сплошная коммерциализация. Более того, некоторые ярые борцы за прогресс и "поднимание России с колен" грезят о сокращении государственных финансовых субсидий и даже о закрытии "в целях рывка вперед" самой Академии наук. Одним словом, и в СССР, и в Российской Федерации были, сохраняются и даже постоянно модернизируются некоторые странные и вредные рецепты научного прогресса. Может быть, зимняя олимпиада в Сочи 2014 г.

сдвинет дело с мертвой точки, и наша наука по свежей зимней трассе понесется, как гоголевская Тройка, вскачь в неизвестном направлении.

ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ "Способность помнить прошедшее и представлять себе будущее, - писал Л. Н. Толстой, дана нам только для того, чтобы вернее решать по стр. ступки настоящего, а никак не для того, чтобы жалеть о прошедшем и готовить будущее"2. Если озаботиться научной победой на сегодня и завтра, то в соответствии с традицией метеорологической службы ничего точно и определенно сказать нельзя. Пока погода стоит неустойчивая и пасмурная. Иногда бывают кратковременные просветы, но чаще тучи и дождь. Я вовсе не отрицаю, что ряд трудов отечественных ученых, издаваемых в настоящее время, входит в число значимых и новаторских исследований.

Особенно это видно на примере экономических работ и публикаций по международным отношениям. Серьезный шаг вперед был сделан в створе цивилизационных разработок, политологии, проблем испанистики и конфликтологии. Институт Латинской Америки и другие научные центры более органично вписались в международное научное сообщество, участвуют практически во всех крупных глобальных форумах и конференциях. Продолжает свою полезную работу журнал "Латинская Америка", хотя он находится в крайне тяжелом положении ввиду драматического сокращения финансирования со стороны Академии наук. По-видимому, следует обратить особое внимание на поиск российских спонсоров, чтобы ненароком не попасть в список подозрительных "иностранных агентов". По моему ощущению, за последние два-три десятилетия отечественная латиноамериканистика все же заметно скукожилась и, увы, продолжает уменьшаться в масштабах и значении, подобно шагреневой коже. Об этом свидетельствует целый ряд показателей. Естественно, я выражаю личное мнение и был бы рад ошибиться.

Существенно сократилось общее число научных и педагогических кадров. Средний возраст исследовательского корпуса серьезно увеличился. Многие молодые ученые после окончания аспирантуры предпочитают "эмигрировать" от науки в сторону бизнеса и административной работы. Число наиболее квалифицированных кадров невелико. Многие серьезные ученые "ушли" - кто на пенсию, кто на небеса. Одним словом, налицо некий локальный демографический кризис. Приток юных талантов почти прекратился.

Утеряный престиж науки, заработки, закупорка творческого воплощения способностей, житейские потребности - все это отталкивает молодежь в сторону более привлекательных и обеспеченных сфер труда.

Заметно сузилась тематика исследований. Основные силы, притом также малочисленные, сосредоточились вокруг политэкономии и политологии, да, и то чаще всего в сугубо инфомационно-констатирующем стиле. Вопросы истории, этнографии, культуры оказались оттесненными на третьестепенные позиции. Я уже не говорю о философии, социологии, религиеведении, которые и прежде обретались в стороне от mainstream. Такая же судьба постигла изучение аграрных проблем Латинской Америки, демографических процессов, социальных отношений между трудом и бизнесом, гражданского движения и др.

Изменился не только общий вектор нашего интереса, но и вся теоретическая и методологическая основа работы. Самое главное "недомогание", на мой взгляд, связано с кризисом теории и философии латиноамериканской политической истории. Отдельные ученые прилагают немало сверхусилий, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, но пока они еще не увенчались успехом. Да, может быть, они и не являются уж такими сверхусилиями, поскольку внутренние мыслительные напряжения ныне во многом замещаются плодами чужого ума. Я говорю об Интернете. Перенасыщение информацией не только умаляет энергию самомнения, но невольно заменяет независимый анализ.

Собственная стр. мысль остается из-за этого убогой и маргинальной. Я бы мог воскликнуть, перефразируя слова Евангелия: Возлюби Интернет, как самого себя, но все же не забывай о личной творческой свободе. Важно научиться глядеть на нечто существующее вне нас в гармонии с тем, что нам самим присуще.

Чтобы завершить этот пассаж, скажу, что нередко при знакомстве с новыми публикациями сразу ощущается "запах" электронной мысли, которая как бы отчуждает меня от меня самого. Наши компатриоты от коммерции, словно воробьи на кусте, с упоением щебечут о необходимости добиться конкурентоспособности отечественной науки. Спрашивается, возможно ли это? Думаю, что сейчас и в ближайшие годы такая цель недостижима.

Научные мозги России вполне конкурентоспособны, но им нужны воля и хорошее государственное обеспечение. Однако, увы, ни финансирование, ни уровень демократии, ни возможности для публикаций, ни профессиональные амбиции, ни мотивационные факторы и многое-многое другое не соответствуют современным вызовам. Глупо и безнравственно требовать от гонщика по формуле "Гран-при" победы, если у него уже на втором круге дымятся покрышки. Поэтому, мне думается, что пора трезво оценить обстановку и не увлекаться урабоевыми лозунгами.

Наша латиноамериканистика вполне конкурентоспособна именно потому, что не рассматривает себя как товар, а в силу своих возможностей честно и с пользой для страны изучает "чужую историю", находясь от предмета интереса за тысячи километров. Ведь и большинство иностранных книг, посвященных России, не сравниться с широтой и глубиной отечественной науки. Уверен, если бы мы издали на испанском и английском языках хотя бы 50 наших лучших исследований, мировая научная общественность признала бы их высокий уровень. Отучиться от "позитивного" факто-приятия и перейти к свободным и серьезным раздумьям о смысле реальных политических процессов крайне трудно. Мы только вступаем в эту зону.

Я бы мог, конечно, продолжить свои откровенные стенания, но делать этого не буду по причине угрозы тахикардии. И вовсе не уверен, что мои соображения (ощущения) кого либо интересуют или способны заинтересовать. Ограничусь тем, что я их высказал сам себе и таким образом в чем-то успокоил душу.

Уверен, что только совместно мы сможем прийти к более серьезным размышлениям о судьбах латиноамериканистики и собственной работе. "Тяжело бывает человеку знать про свои грехи, - писал Л. Н. Толстой, - но и зато большая радость чувствовать, что освобождаешься от них"3.

Засим кланяюсь. Примите и прочее...

ПРИМЕЧАНИЯ М. Вебер. Избранные произведения. М., 1990, с. 723.

Л. Н. Толстой. Путь жизни. М, 1993, с. 276.

Там же, с. 81.

стр. Заглавие статьи О тяготах жизни и лягушачьих лапках Автор(ы) В. М. Давыдов Источник Латинская Америка, № 5, Май 2013, C. 72- ПОЛЕМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 9.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ О тяготах жизни и лягушачьих лапках Автор: В. М. Давыдов В связи с обращением Б. И. Коваля "К друзьям-научникам".

Ключевые слова: Институт Латинской Америки РАН, латиноамериканистика.

"Эх, ребята, все не так, все не так, ребята".

Владимир Высоцкий Конечно, не будем воспринимать смысл эпиграфа буквально. С уважаемым Борисом Иосифовичем Ковалем в чем-то можно согласиться. Ну, например, в том, что уже 20 лет в академической науке бескормица, что отношение к ней со стороны властей предержащих далеко не лучшее. Чего стоят, в частности, заявления нынешнего министра науки и образования! Согласен, у нас вполне достаточно обстоятельств, от которых можно скиснуть.

Однако до сих пор я считал, что "откровенные стенания" (так выражается сам автор "письма в духе самоиронии") - не тема для научного аналитического журнала, в котором внимание и пространство должны быть отданы объекту исследования, а не нравственным переживаниям субъекта-латиноамериканиста. Но у нас теперь демократия, а значит не будем ставить палки в колеса свободному словоизлиянию.

Субъективное восприятие действительности остается таковым. Единственное средство от "перебора" здесь - факты, что признает и сам Б. И. Коваль. Последуем же его рекомендации.

Итак, на финале советского времени в штате ИЛА было 287 работников. Сегодня действует лимит численности в 87 человек. При этом ежегодно институт выпускает 10 15 наименований книжной продукции. Но теперь все выпускает сам, за собственный счет, ибо Академиздатцентр "Наука" РАН не только держит "на голодном пайке" ежемесячный журнал "Латинская Америка" (в 1990 г. в редакции были 20 сотрудников, а в 2013 г. - 7), но и отказался от своей прежней обязанности безвозмездно публиковать Владимир Михайлович Давыдов - член-корреспондент РАН, директор Института Латинской Америки (davydov@ilaran.m).

стр. монографии институтов. В совокупности со многими десятками полновесных статей в научной периодике получается, что мы теперь даем продукцию по объему не меньше, чем в советское время, при сокращении персонала более чем втрое. Налицо очевидный и немалый рост производительности труда, тем более по сравнению с периодом 90-х годов.

Теперь о тематике и научном качестве. Первое оценить, конечно, легче. Судя по изучаемой ныне проблематике, институту удалось, в конечном счете, выйти из "латиноамериканского гетто", т.е. преодолеть замыкание в региональных рамках, снять страноведческие шоры и перевести изучение процессов развития "подведомственных нам" стран в общемировой контекст, увязывая с общими трендами, проводя широкие международные сопоставления. Существенно расширился географический диапазон свыше десяти лет в ИЛА работает Центр иберийских исследований и работает очень продуктивно. Еще в 2004 г. институт инициировал разработку проблематики восходящих стран-гигантов, ставя вопрос о целесообразности их коалиционного взаимодействия на мировой арене, что и произошло через несколько лет.

Работа ИЛА дала себя знать и в сфере практических решений, можно сказать стратегического значения. Сегодня наш институт - один из головных в разработке проблематики BRICS. Таким образом ИЛА уже стоит на трех ногах, а, как хорошо известно, треугольная конструкция самая надежная. Тематика исследовательской работы не могла не меняться. Что-то из традиционных сюжетов откладывалось (такова жизнь, которая требует изменений), но в основном происходило пополнение новыми концепциями и новой проблематикой. Специалисты института вовлекли в свой теоретический арсенал макроциклическую динамику и цивилизационный подход. Наши крупные научные издания посвящены современной роли региона в системе международных отношений, особенностям проявления и восприятия в Латинской Америке проблем международной безопасности, эволюции межамериканских отношений, политической модернизации, опыту экономического реформирования, последствиям глобального экономического кризиса, эффекту финансовой либерализации, демографической "латинизации" США, распространению наркоугрозы.

По-моему, показательно, что за последние 15 лет нам удалось подготовить и выпустить в свет три фундаментальных энциклопедических издания. Среди них - "Культура Латинской Америка" (М., 2000), "Латинская Америка и Карибы. Политические институты и процессы" (М., 2000) и, наконец, тысячестраничная энциклопедия "Латинская Америка" (М., 2013).

В конце 90-х годов ИЛА без всяких бюджетных ассигнований возобновил издание журнала на испанском языке. В советском прошлом, как помните, это полностью делалось за счет средств издательства "Прогресс". Наш ежеквартальник "Iberoamerica", выпускаемый в сотрудничестве с русскоязычной "Латинской Америкой", - единственное в стране научное и общественно-политическое издание на испанском языке. Важно отметить, стр. что к традиционно включаемому в ваковский список второму в 2012 г. присоединен и первый. Мало у кого среди других институтов есть подобный результат.

ИЛА стал "центром притяжения" для российских латиноамериканистов, работающих в различных регионах России (Волгоград, Воронеж, Казань, Новосибирск, Пятигорск...).

Особенно в этом смысле хотелось бы отметить Санкт-Петербург, где при СПбГУ вот уже более десяти лет работает Кабинет ибероамериканской документации, образованный при содействии ИЛА и "опекаемый" им. Создана и активно действует Ассоциация исследователей ибероамериканского мира.

Долгое время институт оставался маргиналом в системе взаимодействия практики (власти) и науки. Ныне он представлен в ключевых совещательных органах на верхних ступенях государственной иерархии: научных советах Совбеза РФ, при министре иностранных дел, при председателе Совета Федерации, представитель института включен в состав рабочей группы Экономического совета при Президенте РФ. Наши аналитические материалы используются на самом высоком уровне, в том числе при подготовке переговоров глав государств.

Когда в регионе происходят резонансные события, представители СМИ буквально обрывают наши телефоны. С оперативными комментариями мы теперь выходим на основные теле- и радиоканалы, в ведущие газетные издания. Все это означает, что степень востребованности нашего института резко возросла. У нас теперь просто нет проблемы востребованности ни во власти, ни в обществе. Хотя и не все из нас, и это нужно признать, умеют в своих выступлениях в СМИ преодолеть эмоциональность и сохранить научную объективность.

Высок авторитет ИЛА РАН за рубежом. В большинстве случаев представителям российской науки пришлось потесниться, уйти из руководящих органов международных научных организаций. В ИЛА ситуация иная: мы теперь весомо представлены в руководящих органах всех международных объединений латиноамериканистов. Резко расширился диапазон международных связей института. Об этом можно много говорить с большим удовлетворением. Но, думаю, достаточно вспомнить одно - ИЛА был организатором крупнейшего в истории всемирного конгресса латиноамериканистов. На московский форум в 2001 г. собрались свыше 1300 иностранных специалистов и около 500 российских коллег. Президент В. Путин тогда писал: "Знаменательно, что ваш конгресс проводится в год 40-летия Института Латинской Америки Российской академии наук. Пользуясь случаем, хочу поздравить коллектив института с юбилеем и выразить уверенность, что его деятельность и в дальнейшем послужит сближению наших стран"1. А через десять лет, поздравляя институт уже с 50-летием, министр иностранных дел С.

Лавров так отзывался о практической значимости наших усилий: "Сегодня, когда отношения России с латиноамериканскими странами находятся на подъеме, блестящая аналитическая работа вашего института как никогда нужна и актуальна. Она помогает крепить академи стр. ческие и культурно-гуманитарные связи со странами Латинской Америки и Карибского бассейна. Журнал "Латинская Америка", серия аналитических изданий по латиноамериканской проблематике и отдельным странам региона - источники свежих идей и подходов к российско-латиноамериканскому сотрудничеству. Это всегда востребовано в нашей повседневной дипломатической работе"2.

Свой флаг мы неизменно и убедительно демонстрируем на всех международных конгрессах общемирового и регионального уровней. Раньше ведь такого не было. Кстати, содержательный уровень докладов сотрудников ИЛА, как правило, превосходит качество работ наших зарубежных коллег. В любом случае он не ниже хорошего среднего уровня.

Значит, можно (и нужно!) добиваться неплохих результатов и в нынешней обстановке.

Конечно, мы все еще живем очень трудно. Наши зарплаты неконкурентоспособны. Нам трудно обеспечить воспроизводство научных кадров, привлекая молодежь. Против института действуют криминальные силы, пытаясь завладеть нашими зданиями, бюрократия плодит абсурдные нормы и требования, не стимулируя, а подавляя творческую деятельность. Да, мы упорно работаем и работаем не благодаря, а вопреки. В этом ключе я, конечно же, отдаю предпочтение философии Штольца или логике лягушачьих лапок.


ПРИМЕЧАНИЯ Латинская Америка, 2001, N 8.

Там же, 2011, N8.

стр. Заглавие статьи О листьях коки и национальной элите России Автор(ы) Д. Ю. Левыкин Источник Латинская Америка, № 5, Май 2013, C. 76- МНЕНИЕ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 9.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ О листьях коки и национальной элите России Автор: Д. Ю. Левыкин Россия отказала индейцам Боливии в праве использовать листья коки в традиционных целях В статье рассматриваются боливийская поправка (разрешающая этой стране ограниченное разведение коки) к Единой конвенции ООН о наркотических средствах 1961 г. и спорные мотивы отклонения указанной поправки со стороны Российской Федерации. Вопрос обсуждается в контексте развития дружественных связей с латиноамериканскими государствами и российской политики по отношению к Западу.

Ключевые слова: кока, кокаин, Россия, Запад, Латинская Америка, конвенция, Моралес.

Представим себе резолюцию Европарламента, запрещающую Российской Федерации возделывать пшеницу и картофель, поскольку они являются основным сырьем для спирто-водочного производства, и выращивание этих культур способствует развитию алкоголизма. России предложено компенсировать выпадающие из пищевого баланса ресурсы за счет увеличения объемов экспорта углеводородного сырья и доходов от приватизации неэффективно управляемого госимущества.

Звучит абсурдно? Между тем недавно произошло что-то подобное.

В марте 2013 г. ратифицирован Госдумой РФ и подписан президентом В. В. Путиным закон "О возражении против оговорки Многонационального Государства Боливия к Единой конвенции ООН о наркотических средствах 1961 г.". Боливия вышла из конвенции в июне 2011 г., причиной чему стало неприятие руководством положения о запрете на жевание листьев коки, являющееся традиционной практикой андских индейцев. В январе 2013 г. Боливия вновь присоединилась к конвенции с оговоркой, согласно которой в стране официально разрешается культивирование коки и употребле Дмитрий Юрьевич Левыкин - преподаватель и переводчик (levykine@yandex.ru).

стр. ние ее листьев в ритуальных и медицинских целях. Чтобы отклонить оговорку, против нее должны были высказаться не менее трети из 183 стран - участниц конвенции. Сделали это всего 15 государств, включая Россию.

Приняв закон, Россия встала в один ряд с США, Великобританией, Германией, Израилем, Италией, Ирландией, Канадой, Мексикой, Нидерландами, Португалией, Финляндией, Францией, Швецией и Японией, которые точно так же оформили свои официальные возражения. Неудивительно, если этот закон будет воспринят в андских странах именно так, как мы восприняли бы соответствующую воображаемую резолюцию Европарламента.

Кроме того, позиция российской власти позволяет, как на лакмусовой бумажке, увидеть, что из себя представляет нынешний политический класс РФ.

Коренные народы Анд начали культивировать коку тысячелетия назад и по сей день используют ее в качестве лекарственного и тонизирующего средства, а также в ритуальных целях: андские колдуны -yatiri - читают по листьям коки судьбу, кока также является традиционным подношением Пачамаме - Матери-Земле. В Конституции 2009 г.

кока признана частью боливийского культурного наследия. Путешественникам, вынужденным пребывать на высоте 3600 - 4000 м над уровнем моря (на этой высоте проживает значительная часть населения страны), рекомендуют пить чай из листьев коки, который продается в каждом супермаркете как обычный чай в пакетиках. В своих путешествиях по андскому высокогорью я тоже пользовался этим традиционным средством от горной болезни - sorojchi.

стр. Вы можете заказать чай из коки в любом ресторане или кафе, коку жуют не только индейцы, но и, например, дальнобойщики для повышения концентрации внимания на дороге. Если взять, скажем, Аргентину, то вы имеете право провозить полкилограмма листьев коки для личного употребления, и этим пользуются жители аргентинского высокогорья, которое географически составляет единое целое с Боливией.

Идею резолюции Евросоюза, кстати говоря, подал Риккардо - аргентинский водитель, с которым мне довелось ехать через Анды. Рикардо жевал коку и предложил мне. После вежливого отказа, мотивированного тем, что из коки делается кокаин, Риккардо - рослый крепкий мужчина, отец четверых детей, посмотрел на меня с сожалением и спросил: "Вы, русские, из чего делаете водку?". Вопрос застал врасплох: "Ну, из пшеницы, из картофеля" - ответил я, еще не понимая, к чему он ведет, а в голове почему-то пронеслась цитата про "табуретовку" из бессмертного произведения Ильфа и Петрова. "Вот от коки до кокаина, - ответил уверенно Рикардо, - такой же путь, как от пшеницы и картофеля до водки".

И Рикардо совершенно прав. Кока ни в форме листьев, ни в форме отвара не является наркотиком. Кокаин в XIX в. выделили европейцы и начали применять его сначала как лекарство, а потом и как наркотик. Получается, что проблему создали носители колонизаторской цивилизации, которые вырвали коку из культурного контекста Анд и начали злоупотреблять химически полученным дериватом. Конечно, боливийцы тоже нюхают кокаин. С 1992 по 2010 г. число лиц, употребляющих наркотик, в Боливии выросло с 10 до 100 тыс. человек1. И тем не менее в мировом масштабе этот показатель незначителен.

Мотивы, побудившие российскую власть возразить против боливийской оговорки, не выдерживают критики. Возьмем, к примеру, комментарий относительно того, что из-за "поблажек" Боливии ослабляется режим распространения наркотиков2. Кока в Боливии выращивается преимущественно для местного потребления в чистом виде, доля Боливии в мировом наркобизнесе оценивается в 4%3, тогда как основные объемы наркотрафика приходятся на контролируемую США Колумбию4.

Если традиционное лекарственное средство андских индейцев сегодня известно скорее как сырье для наркотика, то причина этого - в повышенном спросе на кокаин в США и Европе, а также в других странах. Получается, что эту проблему европейской цивилизации пытаются решать, атакуя культуру и образ жизни обитателей Анд.

Государственной Думе и правительству Российской Федерации стоит задать себе вопрос:

почему парламент Боливии не запрещает нам потреблять широко распространенный в Европе алкалоид кофеин, но мы, а точнее они, могут отказывать жителям Боливии (всех Анд, где культура коки распространена вплоть до Колумбии и Венесуэлы) в традиционном средстве, без которого активная жизнь на высотах от 3500 м, бедных кислородом, затруднена? Почему в самой Боливии, где у власти находится активный соратник покойного Уго Чавеса, социалист (и первый президент-индеец), не озабочены проблемой коки и считает ее в такой постановке надуманной, а парламент и президент Российской Федерации считают себя более компетентными в этом вопросе?

стр. Чтобы понять, в чем тут дело, давайте еще раз взглянем на список стран, возразивших против оговорки Боливии. Что же мы видим? Он практически полностью состоит из государств - членов НАТО и ЕС, составляющих костяк западной цивилизации, которая когда-то обрушилась на доиспанские общества Южной Америки Конкистой и, подорвав их основы, затормозила развитие на столетия. Претендующая на универсальность и абсолютную непогрешимость европейская колонизаторская традиция питает политические элиты Старого Света иллюзией, что они могут указывать всем на планете, чем жить и что делать, что употреблять в пищу, что выращивать и чем торговать, о чем думать и во что верить.

Депутаты нашей Думы, российский политический класс, относят себя к западной цивилизации в самом плохом смысле этого слова. Несмотря на попытки создания "суверенной", "пророссийской" элиты, данное, казалось бы, малозначимое голосование вскрывает тот факт, что ментально наш политикум по большей части прозападный и с легкостью перенимает западный образ мыслей. Небольшую надежду внушает то, что при обсуждении законопроекта были высказаны возражения, аналогичные приведенным в данной статье, но они не были услышаны большинством5.

Грустно сознавать, что Россия, точно так же испытывающая негативное культурное влияние Запада, встает на сторону бывших колонизаторов, не изменивших за столетия образ мыслей, и поддерживает сомнительную инициативу, которая вызовет недоумение в традиционно дружественной нам Латинской Америке.

ПРИМЕЧАНИЯ F.E.A lcaraz Del Castillo, S.S empertegui Savatier. Consumo de drogas en Bolivia, 1992 2010. La Paz, 2010, p. 115. www.rg.ru/2013/03/20/vozrajenie-dok.html World Drug Report 2012. -www.unodc.org/unodc/secured/Graphs Cocaine Ibidem.

Россия выступила против выращивания в Боливии кустов коки. http://vz.rU/news/2013/3/15/624535.html стр. Испанские мореплаватели у атлантического побережья Северной Заглавие статьи Америки в первой четверти XVI в.

Автор(ы) Ю. Г. Акимов Источник Латинская Америка, № 5, Май 2013, C. 80- СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 30.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Испанские мореплаватели у атлантического побережья Северной Америки в первой четверти XVI в. Автор: Ю. Г. Акимов В статье рассматриваются испанские морские экспедиции к восточному побережью нынешних Соединенных Штатов и Канады в 1510 - 1520-е годы. Основное внимание уделяется роли Эстебана Гомеса (1524 - 1525 гг.), внесшего значительный вклад в открытие и исследование атлантического побережья Североамериканского континента.

Ключевые слова: Испания, Северная Америка, открытия, колонизация, картография, Эстебан Гомес.

В эпоху Великих географических открытий благодаря великому подвигу Христофора Колумба испанцы первыми из европейцев начали экспансию в Западном полушарии. С самого начала их основное внимание привлекали районы, расположенные в тропических широтах, сначала - острова Карибского бассейна и Центральная Америка, затем - Мексика и Перу. Североамериканский континент к северу от реки Рио-Гранде (т.е. территории нынешних США и Канады) находился на периферии колониальный интересов Мадрида.


Однако в первой четверти XVI в. у атлантического побережья Северной Америки побывало несколько испанских экспедиций, совершивших ряд важных открытий. История этих экспедиций, их побудительные мотивы, цели и результаты будут рассмотрены в настоящей статье.

Еще до того как нога европейца Нового времени ступила на землю Северной Америки, и у жителей Старого света появилось хоть какое-то представление об этом континенте, с формально-юридической точки зрения он уже обрел определенный правовой статус.

Знаменитые Александрийские буллы (1493 г.) и последовавший за ними Тордесильясский договор Юрий Германович Акимов - доктор исторических наук, профессор кафедры американских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета (akimovl03@mail.ru).

стр. (1494 г.) разделили весь земной шар между Мадридом и Лиссабоном и сформировали определенный подход к международно-правовому статусу земель и островов (в том числе еще неизвестных), расположенных за пределами Европы. Все они считались собственностью Испании или Португалии. Доступ к ним представителей "третьих стран" был закрыт1.

В свете вышеизложенного путешествие, предпринятое в 1497 г. Джованни Кабото (Джоном Каботом), итальянским мореплавателем, находившимся на службе у английского короля Генриха VII, в результате которого был окончательно открыт Североамериканский континент*, явилось прямым нарушением существовавших в то время установлений. Правда, Кабот действовал на севере, далеко от районов, интересовавших испанцев, да и Англия того времени не воспринималась пиренейцами как сколько-нибудь серьезный конкурент;

однако очевидно, что ни в Мадриде, ни в Лиссабоне не были заинтересованы в создании нежелательного прецедента нарушения их монопольных прав.

Еще в январе 1496 г., когда экспедиция Кабота только планировалась, о ней узнал испанский представитель в Лондоне Руй Гонсалес де Пуэбла, немедленно передавший соответствующую информацию католическим королям. Его письмо не сохранилось, однако известна ответная инструкция Фердинанда II, отправленная в Лондон 28 марта 1496 г., где отмечалось, что действия, подобные тем, которые собирается предпринять Кабот, скорее всего инспирированы французами (т.е. врагами испанцев). В этой же инструкции Пуэбле были даны указания "следить, чтобы король Англии не был вовлечен ни в это, ни в другое предприятие". В качестве аргументов он должен был использовать утверждения о том, что "...такие дела вообще весьма ненадежны, и очертя голову здесь действовать нельзя. И к тому же их нельзя осуществить без ущерба для Нас или для короля Португалии"2.

В 1498 г. на волне достигнутого успеха Кабот организовал новую экспедицию, в ходе которой рассчитывал продолжить исследование земель "по ту сторону" Атлантического океана. Находившийся тогда в Англии испанский дипломат Педро де Айяла отправил по этому поводу своим монархам донесение, где говорилось, что "то, что они (англичане. Ю. А.) открыли, и то, что они ищут, принадлежит Вашим Величествам, поскольку это находится на том мысе, который Ваши Величества получили по соглашению с Португалией"3.

Как видим, от внимания испанцев не ускользнули ни сам факт трансатлантического плавания англичан, ни то обстоятельство, что таким образом были нарушены "монопольные" права пиренейцев на колониальную экспансию. Однако, если говорить не о заявлениях, а о конкретных мерах, то следует признать, что реакция Мадрида на действия Кабота была весьма сдержанной. Известно, что в 1500 г. Фердинанд и Изабелла хотели отправить в район, открытый Каботом в ходе его первого плавания, экспедицию под руководством Хуана де Дорнелоса (или Дорвелоса), однако по каким-то не известным нам причинам она не состоялась. Очевидно, что больше всего испанцев беспокоила перспектива вторжения англичан в их владения * Скорее всего Кабот достиг северной оконечности Ньюфаундленда (залив Пистолет), хотя есть гипотезы, что это также могли быть полуостров Лабрадор, остров Кейп-Бретон или полуостров Новая Шотландия.

стр. в Карибском бассейне и тем более их попытки там обосноваться (поводом для опасений могла послужить вторая экспедиция Кабота, о маршруте которой ходили самые разные слухи). Отражением этих настроений стала фраза в патенте, который был выдан в 1501 г.

знаменитому конкистадору Алонсо де Охеде. В нем, в частности, говорилось, что Охеда должен отправиться на северо-запад, "чтобы остановить англичан"4.

В то же время испанцы полагали, что найденные Каботом земли находятся именно в испанской половине земного шара. На знаменитой карте Хуана де Ла Косы, созданной около 1500 г., они были помещены к северу от открытых испанцами островов в Карибском море и изображены как часть находящегося за ними материка5. Следует особо подчеркнуть, что в то время атлантическое побережье нынешних США еще не было известно европейцам, и его изображение следует считать лишь графическим отображением гипотезы Ла Косы.

Противоположной точки зрения на принадлежность островов и земель, находящихся в северо-западном "углу" Атлантики, придерживались португальцы - "законные" владельцы второй половины земного шара. Первоначально именно они проявляли здесь наибольшую активность. На рубеже XV-XVI вв. берега Ньюфаундленда и Лабрадора посетило как минимум две португальские экспедиции (плавания братьев Гашпара и Мигеля Корте Реалов)6. Существуют предположения, что португальцы бывали в этих местах и ранее еще за несколько десятилетий до экспедиции Колумба7. Соответственно, в начале XVI в.

на ряде карт нынешний атлантический регион Канады помещался к востоку от линии, разграничивающей владения Мадрида и Лиссабона.

Конечно, необходимо помнить, что сама эта линия в силу ряда причин носила весьма условный характер. Согласно положениям Тордесильясского договора она должна была проходить по линии меридиана, отстоящего на 370 лиг от самого западного из островов Зеленого мыса. Однако в договоре не было указано, ни от какого именно острова следовало отмерять данное расстояние, ни в каких лигах производить расчет. Кроме того, в то время при переводе линейных расстояний в градусы долготы возникали значительные погрешности (не говоря уже о том, что и саму долготу также определяли весьма неточно).

Определенная часть специалистов считает, что граница испанских и португальских владений должна была проходить примерно по 46-му меридиану (именно так ее часто изображают на современных исторических картах)8, но к рассматриваемому нами периоду это явно неприменимо. Скорее можно согласиться с известным французским историком эпохи открытий Ш. -А. Жюльеном, который утверждал, что разделительная линия в начале XVI в. соответствовала 60 - 62° западной долготы9. В этом случае в португальскую часть Нового Света попадала не только Бразилия, но и некоторая часть атлантического региона современной Канады. Впрочем, можно вообще считать, что граница носила весьма условный и "плавающий" характер и перемещалась влево или вправо в зависимости от желания картографов и/или их заказчиков.

Первая испанская экспедиция появилась у атлантического побережья нынешних США и Канады в 1511 г. Ее возглавил Хуан де Аграмонте, которому было поручено исследовать район Ньюфаундленда. При этом в патенте, выданном ему 29 октября 1511 г. от имени королевы Хуаны Безумной, прямо говори стр. лось, что Аграмонте не должен высаживаться на землях, принадлежащих португальскому королю10. Из этого со всей очевидностью следует, что в Мадриде в то время знали о том, что у Лиссабона в Северной Америке имеются какие-то (пусть и номинальные) владения и признавали их "законность".

Маршрут и результаты экспедиции Аграмонте нам неизвестны. Однако есть сведения о том, что в 1510-е годы испанские рыбаки вслед за французами и португальцами стали посещать отмели, расположенные у юго-восточной оконечности острова Ньюфаундленд и вдоль полуострова Новая Шотландия11. Не исключено, что это было следствием плавания 1511 г. Однако, учитывая тот факт, что затем в течение более десяти лет у берегов Северной Америки не появилось ни одной испанской экспедиции, можно предположить, что результаты, полученные Аграмонте, не показались значимыми ни его коллегам, ни властям (что конечно не исключает их возможной ценности с точки зрения географии).

Наиболее значительным достижением испанцев в деле открытия и исследования побережья Североамериканского континента была экспедиция Эстебана Гомеса, состоявшаяся в 1524 - 1525 гг. Ее главной целью было найти пролив, ведущий в Тихий океан и расположенный в умеренных широтах. Сам Гомес по происхождению был португальцем (изначально его имя звучало как Эштебао Гомиш). Он родился в Опорто и начинал карьеру на судах, ходивших в заморские владения Лиссабона. Во второй половине 1510-х годов этот моряк перебрался в Испанию, где был замечен самим Карлом V, который рассматривал его кандидатуру в качестве возможного руководителя кругосветной экспедиции. Правда, в итоге выбор императора пал на Магеллана (еще одного португальца на испанской службе), а Гомесу пришлось довольствоваться ролью кормчего "Сан-Антонио" - самого большого корабля эскадры. Можно предположить, что Гомес был не слишком доволен таким поворотом событий и завидовал своему более удачливому земляку. В ноябре 1520 г. в Магеллановом проливе он поднял на своем корабле мятеж и увел его в Испанию. Благополучно прибыв туда в марте 1521 г., мореплаватель первоначально был взят под стражу как дезертир. Однако Гомес смог оправдать свое поведение заявлением о том, что найденный Магелланом пролив расположен слишком далеко от основных океанских путей, в местах с неблагоприятными погодными условиями и поэтому не может иметь практического значения. Он также заявил, что готов лично отправиться на поиски более удобного пролива, ведущего из Атлантического океана в Тихий. По его мнению, такой пролив следовало искать в умеренных широтах Северного полушария, между уже известными европейцам Флоридой и Ньюфаундлендом.

Карл V одобрительно отнесся к идее Гомеса насчет поисков нового пролива. 27 марта 1523 г. он получил от испанских властей патент, где ему поручалось "открыть путь в Восточный Катай*... до... Молуккских островов", при этом предполагалось, что по пути ему встретится "много неоткрытых островов и провинций, очень богатых золотом, серебром, специями, пряностями и снадобьями". Характерно, что Гомесу, как десятилетием раньше его предшественнику Аграмонте, было приказано избегать посеще * Катаем (Cathay, Cathai, Cathaya) - так европейцы в то время называли северную часть Китая, противопоставляя ее южной (China или Chine).

стр. ния португальских "Новых Земель", что еще раз подтверждает факт признания испанцами португальских притязаний на район Ньюфаундленда и Лабрадора12.

Очевидно, в Мадриде придавали большое значение готовящейся экспедиции, поскольку для Гомеса было приказано построить новую каравеллу (заметим, что Магеллану несколькими годами ранее были выделены изрядно потрепанные корабли). Эта каравелла должна была быть снабжена за счет казны провизией на 12 месяцев (стоимостью дукатов). Самому путешественнику в счет жалования было выдано 200 дукатов, которые он мог вложить в товары. Вместе с ним право участвовать в торговле получили и все без исключения члены команды. Весьма показательным было также то обстоятельство, что Гомес официально получил полномочия капитана, хотя обычно командир экспедиционного разведывательно-торгового корабля находился в ранге главного кормчего. Наконец ему было обещано денежное вознаграждение по возвращении из плавания (правда, сумма не была оговорена).

Весной 1523 г. в Ла-Корунье началось строительство 50-тонной каравеллы "Анунсиада" (официально расходы составили 1500 дукатов). Власти торопили Гомеса с отправкой, что возможно было связано с тем, что к этому времени им стало известно о подготовке во Франции экспедиции Джованни да Веррацано с аналогичными целями. Последний также надеялся отыскать пролив в Тихий океан между Флоридой и Ньюфаундлендом13.

Однако по каким-то причинам подготовка экспедиции Гомеса растянулась почти на полтора года. Летом 1524 г. он в качестве "эксперта" принял участие в собрании испанских и португальских картографов, которое заседало в Бадахосе и Эльвасе и на котором обсуждался вопрос о разграничении владений Мадрида и Лиссабона в Азии (прежде всего в районе Молуккских островов).

За это время Веррацано успел совершить плавание к восточному побережью нынешних США (в январе - июле 1524 г.) и на практике доказать, что Флорида и Ньюфаундленд, ранее известные как изолированные объекты, на самом деле относятся к одному и тому же континенту, а также установить, что между ними нет никакого пролива, ведущего в Тихий океан.

Обо всем этом Гомес, конечно, не знал, когда в сентябре 1524 г. наконец оправился в путешествие. К сожалению, до нас не дошло ни судового журнала экспедиции, ни какого либо отчета о ней. Все имеющиеся в нашем распоряжении источники сводятся к нескольким географическим картам второй четверти XVI в. и отрывкам из сочинений испанских историков и географов того времени. Прежде всего, это карты, вычерченные между 1525 и 1532 гг. испанским картографом португальского происхождения Диего Рибейро (Диегу Рибейру), - всего до нас дошло пять его карт, несколько отличающихся друг от друга14, и знаменитый "Islario general de todos las islas del mundo", созданный Алонсо де Санта-Крусом в 1542 г. для короля Филиппа II15. Кроме того, определенное значение имеет информация, содержащаяся в трактатах Петера Мартира д'Ангьера (Петра Мученика), Гонсало Фернандеса де Овьедо, а также на карте Алонсо де Чавеса.

Выйдя из гавани Ла-Коруньи, Гомес взял курс строго на запад. Известный специалист по истории Великих географических открытий С. Э. Морисон заметил, что отправная точка экспедиции полностью совпадала по широте с островом Сейбл (43°23'). По его мнению, это означало, что Гомес не собирался двигаться вдоль североамериканского побережья дальше на се стр. вер "поскольку португальцы уже знали все об этом регионе"16. Представляется, что данное замечание не совсем корректно по нескольким причинам. Во-первых, португальцы к тому времени имели только самое общее представление об атлантическом регионе Канады. Во вторых, полученная ими информация не была широко распространена. Наконец, в-третьих (и это, наверное, самое главное), как раз в этом регионе есть много мест, которые легко можно было бы принять за вожделенный пролив (например, проливы между Ньюфаундлендом и Лабрадором и между Ньюфаундлендом и Кейп-Бретоном, ведущие в залив Св. Лаврентия).

Так или иначе после долгого и трудного перехода через Атлантику, занявшего почти полгода, Гомес в феврале 1525 г. добрался до Североамериканского континента.

Относительно дальнейшего развития событий мнения исследователей кардинально расходятся.

Большая группа авторов, в том числе такие корифеи, как вышеупомянутый С. Э. Морисон, а также Г. П. Биггар, Г. Харрис, У. Ф. Ганонг и др., утверждают, что Гомес первоначально достиг острова Кейп-Бретон и затем двигался оттуда на юг. При этом высказывается предположение, что он заходил в залив Св. Лаврентия, однако не стал его исследовать (и соответственно не дошел до одноименной реки). Возможно, Гомес решил, что даже если в этих местах и существует пролив, ведущий в Тихий океан, он все равно не сможет иметь практического значения, так как большую часть года будет покрыт льдами.

Руководствуясь этими соображениями, путешественник повернул обратно. По дороге он мог первым из европейцев увидеть остров Принца Эдуарда и пройти через узкий пролив Кансо. Оттуда капитан двинулся на юг вдоль атлантического побережья нынешних США и Канады. "Анунсиада" прошла вдоль берегов Новой Шотландии и Мэна, где Гомесом был вторично (после Веррацано) открыт остров Маунт-Дезерт. При этом он обратил внимание на похожий на фиорд залив Сомс-Саунд. Через бухту Блу-хиллс-бэй и извилистый пролив Эггемоджин-Рич Гомес вышел к устью реки Пенобскот, которую он назвал Рекой Ланей (Rio de las Gamas). В этих местах испанцы встретились с индейцами, которые, по их словам, выглядели вполне дружелюбно. Это могли быть абенаки, которые большую часть года жили в селениях, располагавшихся на некотором отдалении от берега, а летом выходили к океану для рыбной ловли. Известно, что сезонная миграция индейцев на побережье всегда начиналась только после того, как они заканчивали сев кукурузы;

это в свою очередь происходило только тогда, когда листья дуба становились размером "с ухо лося", т.е. в июне. На основании этого предполагается, что у устья Пенобскота "Анунсиада" находилась в начале июня 1525 г.

Приняв это устье за пролив, капитан стал подниматься вверх, однако вскоре, пройдя не более 30 - 40 км, понял, что это всего лишь очень широкая и полноводная река, и повернул назад. Затем он продолжил движение вдоль побережья Мэна. Гомес обратил внимание на скопление мелких островков недалеко от устья Пенобскота - отсюда данное им название Мыс множества островов (Cabo de muchas islas). Далее мореплаватель прошел мимо бухты Бутбэй;

поскольку она была названа рекой Иоанна Крестителя (Rio De Juan Bautista) можно предположить, что это произошло 24 июня (день Рождества Иоанна Предтечи). Однако, если соотнести названия, данные Гомесом тем или иным географическим объектам в честь апостолов и стр. святых католической церкви, праздники, посвященные которым приходятся на июль (Святой Антоний, Апостол Иаков и др.), то получится, что почти целый месяц он исследовал небольшой участок североамериканского побережья от устья реки Кеннебек до мыса Энн (сейчас штат Нью-Гемпшир). Соответственно, в конце июля Гомес добрался до залива и полуострова Кейп-Код (сейчас штат Массачусетс), который назвал Песчаным (Cabo de las Arenas). Оттуда он вернулся в Испанию.

Несколько меньшее, но также заметное количество ученых (Д. Прауз, К. О. Сауэр) придерживаются прямо противоположной трактовки маршрута экспедиции. Они считают, что Гомес плыл вдоль атлантического побережья нынешних США с юга на север и добрался как минимум до Новой Англии, а возможно, и до атлантического региона Канады - полуострова Новая Шотландия и острова Кейп-Бретон. В этом варианте его маршрут выглядит следующим образом. Исходной точкой, от которой Гомес начал движение вдоль берега, называется мыс Чарльз у входа в Чесапикский залив (у Гомеса он называется мыс Сан-Хуан). Песчаным мысом в этом случае оказывается мыс Мэй у входа в залив Делавэр. Затем следует мыс Сэнди-Хук у входа в Нью-Йоркскую гавань (В. de San Cristobal или В. dc S.Xrval), река Гудзон (San Antonio), река Коннектикут (Rio de Buena Madre). Заливом (или рекой) Иоанна Крестителя оказывается залив Наррангансет, а мысом Рифов (Cabo Arrecifes) - мыс Код. Не совсем понятно, что в этом случае следует считать похожей на пролив "Рекой Ланей". К. О. Сауэр предполагает, что это мог быть Гудзон, однако нам это утверждение представляется весьма странным, если учитывать, что Гомес (при таком варианте маршрута) побывал и в Чесапикском заливе и заливе Делавэр, которые явно больше похожи на проливы.

Как видим, какой бы трактовки маршрута экспедиции мы не придерживались, не подлежит сомнению, что она побывала у побережья Новой Англии, причем исследовала его достаточно основательно. Факт нахождения Гомеса в этом регионе подтверждается и тем, что он заметил множество островов, куда индейцы приходят ловить лосося, а эта рыба не водится южнее.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.