авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Основное общее образование Литература Учебник для 7 класса общеобразовательных учреждений В двух частях Часть 1 ...»

-- [ Страница 8 ] --

4. Отметьте, можно ли отнести стихотворение к известному вам жан ру (послание, баллада, песня, пейзажная лирика)? Как жанровые особенности проявляются в стихотворении?

5. Охарактеризуйте состояние лирического героя или основное ав торское настроение. Чем вызвано это состояние (настроение)?

Каковы чувства, мечты, желания лирического героя? Какова дина мика эмоций в стихотворении?

6. Рассмотрите композицию стихотворения. На какие части можно разделить текст? Как они связаны друг с другом, чем различают ся? Содержится ли в стихотворении антитеза? Объясните, почему стихотворение построено именно так?

7. Медленно перечитайте каждую часть стихотворения. Какие обра зы вам кажутся самыми выразительными, как бы оживают перед вами, становятся зримыми, ощутимыми? Какие строки запомина ются? Что вас, может быть, удивляет? Как бы вы проиллюстриро вали стихотворение?

8. Подумайте, какие художественные средства помогают поэту соз дать настроение, образы:

– тропы (эпитеты, сравнения, метафоры, олицетворения, гипер болы, символы);

– устаревшая лексика и неологизмы;

– особенности ритма, метра, рифмовки, строфики.

Обратите внимание на порядок слов. Если он изменён, то с какой целью?

9. Сформулируйте идею стихотворения. Поразмышляйте, что дало вам знакомство с данным стихотворением.

Проанализируйте по этому плану одно из стихотворений М. Ю. Лер монтова или В. В. Маяковского, приведённых в учебнике или в Тетради по литературе.

на книжной полке М. Ю. Лермонтов. «Узник», «Портрет», «Кавказский пленник».

Н. М. Языков. «Пловец».

Д. Байрон. «Еврейские мелодии», «Хочу я быть ребёнком вольным…», «Стансы к Августе», «Из дневника в Кефалонии».

Д. Китс. Сонеты.

В. В. Маяковский. «Гимн обеду», «Товарищу Нетте — пароходу и че ловеку».

Художественные проекты 1. Проект музея любимого лирического героя.

Не забывайте о том, что лирический герой — не поэт и его музей — не дом-музей поэта.

Проект музея можно сделать, например, в виде электронного сайта.

Подумайте, как вы его оформите. Какие разделы-«экспозиции» там будут?

Соберите материал: прочитайте как можно больше стихов любимого поэ та (А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, С. А. Есенина, В. В. Маяковского, Б. Л. Пастернака, Н. М. Рубцова и т. п.). В «экспозициях»

можно представить:

• черты характера лирического героя;

• «палитру настроений» лирического героя (слова, называющие эмо ции);

• словарь тропов, при помощи которых создаётся образ лирического героя (эпитеты, метафоры, сравнения, олицетворения);

• музыкальные произведения и картины, которые дорисовывают, до полняют образ лирического героя.

2. Подготовка музыкально-литературной композиции «А он, мятеж ный, просит бури…» по романтическим стихотворениям русских и зарубежных поэтов.

1) Сформулируйте основную идею композиции.

2) Подберите стихотворения и музыкальные произведения. Подумай те, какие из стихотворений будут звучать на фоне музыки, а какие — самостоятельно.

3) Разработайте сценарий так, чтобы зрителю была ясна взаимосвязь в исполнении произведений.

4) Найдите исполнителей, отрепетируйте выступление.

ра з де л народный характер Н. В. Гоголь и Н. А. Некрасов создали такие запоминающиеся народ ные характеры, как Тарас Бульба, крестьянка Дарья. А можно ли в одном произведении показать весь народ в целом, его общую судьбу?

И. С. Тургенев одним из первых обратился к жанру рассказа-очерка, реалистически обрисовывающего простого деревенского человека, му жика. В «Записках охотника» перед нами проходит вереница героев, ко торые чем-то очень похожи между собой, имеют сходные черты, свой ственные именно русскому крестьянству.

«От русского народа всегда можно ждать неожиданностей, он — со вмещение противоположностей», — говорил философ Н. А. Бердяев. Меч тательность и покорность, долготерпение и горячность, жажда справед ливости и умение прощать соединяются в целостный характер русского народа. Такой единый характер соткан из множества отдельных харак теров.

1. Какие качества русского народного характера вы считаете главными?

Есть ли среди них противоположные, взаимоисключающие?

2. Вспомните Герасима («Муму»), мальчиков из «Бежина луга» и других знакомых вам героев Тургенева. Какие общие черты характера свой ственны тургеневским крестьянам?

иван серГеевич турГенев (1818 — 1883) И. С. Тургенев был страстным охотником. Приезжая в своё имение Спасское-Лутовиново, он любил бродить по родным лесам и степным просторам с ружьём за плечами.

Охота сводила Тургенева с очень разными людьми: от помещиков до неустроенных, нищих крестьян. «Вообще охота свойственна русскому человеку;

дайте мужику ружьё, хоть верёвками связанное, да горсточку пороху — и пойдёт он бродить, в одних лаптишках, по болотам да по ле сам с утра до вечера», — замечал писатель.

Охотничьи странствия становились для Тургенева изучением народ ной жизни и народной души. Мужики, с которыми он встречался в своих блужданиях по лесам, вели себя с ним необычно: раскрывали душу, со общали свои тайны. Он был для них не помещиком, а охотником — «сво им братом». Вот и крепостной Афанасий — верный спутник писателя в хождениях по Орловской и Тульской губерниям — бывало, держался с барином на равных: что дворянин, что мужик — оба охотники, даже оде вались они почти одинаково, так что их почти не различишь.

Раз в Калужской губернии Тургенев встретил мужика, поразившего его особым, «государственным» складом ума. Он жил посреди леса: на расчищенной поляне стоял его добротно сложенный дом, и сам хозяин был «кряжист, сед и плотен». Мужик этот, прозванный в народе Хорём, был крайне любопытен и, узнав о пребывании Тургенева за границей, много расспрашивал его о порядках в «немецких землях». И не просто выслушивал, а здраво рассуждал, был свободен и смел в общении.

Горько становилось сердцу, что русский крестьянин, с его природным умом и богатым внутренним миром, угнетён и бесправен.

В январе 1847 года в журнале «Современник» был напечатан очерк Тургенева «Хорь и Калиныч» с пометой «Из записок охотника». Автор описал двух друзей: уверенного в себе, крепкого хозяина-семьянина Хоря и весёлого, кроткого мечтателя Калиныча. Это очень разные люди, но люди живые, способные мыслить и чувствовать. Сама дружба их тро гательна, вплоть до букетика полевой земляники, подаренного Калины чем Хорю.

Читателей потрясло, что крепостные в изображении Тургенева — та кие же люди, как все. Особенно удивительным было то, что писатель сравнил Хоря и Калиныча с великими немецкими поэтами Гёте и Шил лером.

«Хорь и Калиныч» положил начало серии «охотничьих рассказов».

А через пять лет «Записки охотника» вышли отдельной книгой, которая включала 25 рассказов (был здесь и «Бежин луг»). Настоящая летопись русского быта и русского люда!

Тургенев создаёт в своих рассказах-очерках привлекательные обра зы крестьян. Они наделены человечностью и добротой, умом и смекал кой. Конечно, есть и тёмные стороны в характере народа, и писатель их не утаивает. Но главное внимание он обращает на положительные каче ства своих героев, на скрытые силы и возможности народного характе ра. Сам автор называл «Записки охотника» «очерками о русском народе, самом странном и самом удивительном народе, какой только есть на свете». Писатель стремился вызвать у читателя симпатию к народу. Его современники говорили, что он «любил и лелеял» простолюдинов.

«натуральная школа»

Тургенев часто повторял, что в его рассказах переданы «истинные происшествия» и показаны реальные люди. Да, почти ни одно лицо в «Записках охотника» не выдумано. Это действительно «записки» — за писи увиденного и услышанного. Писатель следует в них принципам «на туральной школы» — литературного течения 40 — 50-х годов XIX века.

Отказ от вымысла, голая правда, «натуральность» — вот что было де визом школы. Писать литературное произведение следовало как бы с на туры, руководствуясь своими наблюдениями. Авторы рассказывали о ре альных фактах, стремились к достоверности. Они описывали не идеаль ных, выдуманных героев, а людей обыкновенных, простых, как правило, низкого звания, взятых из толпы. Начало этому положил Н. В. Гоголь.

(Вспомните, как он описывает «маленького» чиновника Башмачкина.) А глава «натуральной школы», знаменитый критик В. Г. Белинский говорил:

«Разве мужик — не человек? — Но что может быть интересного в грубом, необразованном человеке? — Как что? — его душа, ум, сердце, страсти, склонности, — словом, всё то же, что и в образованном человеке…»

Книга Тургенева произвела ошеломляющее впечатление: рассказы, собранные под одной обложкой, сложились, как части мозаики, в еди ную картину. Крепостные крестьяне, умеющие тонко чувствовать и глу боко страдать, теперь встали рядом с самодовольными крепостниками помещиками.

Как изменить бесправное положение крестьянина? Какое будущее ждёт Россию? — спрашивал своей книгой писатель. А. И. Герцен назвал «Записки охотника» «поэтически написанным обвинительным актом про тив крепостничества». За них Тургенев был выслан в свою усадьбу, а цензор, пропустивший книгу в печать, уволен.

Но царь Александр II, освободивший в 1861 году крестьян, говорил, что это намерение окрепло в нём под влиянием «Записок охотника». (На помним, что Тургенев сам отпустил на волю многих своих крестьян, как только стал их владельцем.) Слава о писателе стала распространяться даже среди простого на рода. На одной из улиц Тургенева встретили двое прохожих, одетые по крестьянски. «Вы будете Тургенев?» — спросили они. «Я», — ответил писатель. — «Тот самый, который написал “Записки охотника”?» — «Тот самый», — подтвердил он. Услышав это, они сняли свои шапки и низко поклонились ему, прося принять от них и от всего русского народа бла годарность за его книгу.

1. Что давали охотничьи походы Тургеневу как писателю?

2. Что открыл Тургенев в мужике?

*3. В чём заключалось важное общественное значение книги «Записки охотника»?

4. Как вы думаете, за что поблагодарили писателя два крестьянина?

ИнтереснОе высказыванИе «…Сам он был барин, но странный. При всём блеске, куль туре, утончённости и западничестве1 своём всё-таки это русский Западники считали, что Россия в своём развитии должна идти по европейско му пути, брать пример со стран Европы.

скиталец… … Он не “буржуа”, а дальний родственник, каким то концом души своей брат бездомным Калинычам, Ермолаям, Сучкам, Касьянам, певцам Яковам и другим».

(Б. К. Зайцев. «Жизнь Тургенева») Бирюк Я ехал с охоты вечером один, на беговых дрожках. До дому ещё было вёрст восемь;

моя добрая рысистая кобыла бодро бежала по пыльной дороге, изредка похрапывая и шевеля ушами;

усталая со бака, словно привязанная, ни на шаг не отставала от задних колёс. Гроза надвигалась. Впереди огромная лиловая туча медленно под И. Н. Крамской. Полесовщик Бирюком называется в Орловской губернии человек одинокий и угрюмый (прим. И. С. Тургенева).

Полесовщик — лесник.

нималась из-за леса;

надо мною и мне навстречу неслись длинные серые облака;

ракиты тревожно шевелились и лепетали. Душный жар внезапно сменился влажным холодом;

тени быстро густели. Я ударил вожжой по лошади, спустился в овраг, перебрался через сухой ручей, весь заросший лозниками, поднялся в гору и въехал в лес. Дорога вилась передо мною между густыми кустами ореш ника, уже залитыми мраком;

я подвигался вперёд с трудом. Дрож ки прыгали по твёрдым корням столетних дубов и лип, беспрестан но пересекавшим глубокие продольные рытвины — следы тележ ных колёс;

лошадь моя начала спотыкаться. Сильный ветер вне запно загудел в вышине, деревья забушевали, крупные капли дож дя резко застучали, зашлёпали по листьям, сверкнула молния, и гроза разразилась. Дождь полил ручьями. Я поехал шагом и скоро принуждён был остановиться: лошадь моя вязла, я не видел ни зги. Кое-как приютился я к широкому кусту. Сгорбившись и закутав ши лицо, ожидал я терпеливо конца ненастья, как вдруг, при бле ске молнии, на дороге почудилась мне высокая фигура. Я стал при стально глядеть в ту сторону — та же фигура словно выросла из земли подле моих дрожек.

— Кто это? — спросил звучный голос.

— А ты кто сам?

— Я здешний лесник.

Я назвал себя.

— А, знаю! Вы домой едете?

— Домой. Да видишь, какая гроза… — Да, гроза, — отвечал голос.

Белая молния озарила лесника с головы до ног;

трескучий и ко роткий удар грома раздался тотчас вслед за нею. Дождик хлынул с удвоенной силой.

— Не скоро пройдёт, — продолжал лесник.

— Что делать!

— Я вас, пожалуй, в свою избу проведу, — отрывисто прогово рил он.

— Сделай одолжение.

— Извольте сидеть.

Он подошёл к голове лошади, взял её за узду и сдёрнул с места. Мы тронулись. Я держался за подушку дрожек, которые колыха лись, «как в море челнок»1, и кликал собаку. Бедная моя кобыла «Как в море челнок» — цитата из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Три паль мы».

тяжко шлёпала ногами по грязи, скользила, спотыкалась;

лесник покачивался перед оглоблями направо и налево, словно привиде нье. Мы ехали довольно долго;

наконец мой проводник остановил ся. «Вот мы и дома, барин», — промолвил он спокойным голосом. Калитка заскрыпела, несколько щенков дружно залаяло. Я поднял голову и при свете молнии увидал небольшую избушку посреди об ширного двора, обнесённого плетнём. Из одного окошечка тускло светил огонёк. Лесник довёл лошадь до крыльца и застучал в дверь. «Сичас, сичас!» — раздался тоненький голосок, послышался топот босых ног, засов заскрыпел, и девочка лет двенадцати, в рубашон ке, подпоясанная покромкой1, с фонарём в руке, показалась на по роге.

— Посвети барину, — сказал он ей, — а я ваши дрожки под на вес поставлю.

Девочка глянула на меня и пошла в избу. Я отправился вслед за ней.

Изба лесника состояла из одной комнаты, закоптелой, низкой и пустой, без полатей и перегородок. Изорванный тулуп висел на стене. На лавке лежало одноствольное ружьё, в углу валялась гру да тряпок;

два больших горшка стояли возле печки. Лучина горе ла на столе, печально вспыхивая и погасая. На самой середине избы висела люлька, привязанная к концу длинного шеста. Девочка по гасила фонарь, присела на крошечную скамейку и начала правой рукой качать люльку, левой поправлять лучину. Я посмотрел кру гом — сердце во мне заныло: не весело войти ночью в мужицкую избу. Ребёнок в люльке дышал тяжело и скоро.

— Ты разве одна здесь? — спросил я девочку.

— Одна, — произнесла она едва внятно.

— Ты лесникова дочь?

— Лесникова, — прошептала она.

Дверь заскрыпела, и лесник шагнул, нагнув голову, через по рог. Он поднял фонарь с полу, подошёл к столу и зажёг светиль ню.

— Чай, не привыкли к лучине? — проговорил он и тряхнул куд рями.

Я посмотрел на него. Редко мне случалось видеть такого мо лодца. Он был высокого роста, плечист и сложен на славу. Из-под мокрой замашной2 рубашки выпукло выставлялись его могучие Покромка — женский пояс.

Замашный — сделанный из домотканого холста.

мышцы. Чёрная курчавая борода закрывала до половины его су ровое и мужественное лицо;

из-под сросшихся широких бровей сме ло глядели небольшие карие глаза. Он слегка упёрся руками в бока и остановился передо мною.

Я поблагодарил его и спросил его имя.

— Меня зовут Фомой, — отвечал он, — а по прозвищу Бирюк.

— А, ты Бирюк?

Я с удвоенным любопытством посмотрел на него. От моего Ер молая и от других я часто слышал рассказы о леснике Бирюке, ко торого все окрестные мужики боялись как огня. По их словам, не бывало ещё на свете такого мастера своего дела: «Вязанки хворо сту не даст утащить;

в какую бы ни было пору, хоть в самую пол ночь, нагрянет, как снег на голову, и ты не думай сопротивлять ся, — силён, дескать, и ловок как бес… И ничем его взять нельзя: ни вином, ни деньгами;

ни на какую приманку не идёт. Уж не раз добрые люди его сжить со свету собирались, да нет — не даётся».

Вот как отзывались соседние мужики о Бирюке.

— Так ты Бирюк, — повторил я, — я, брат, слыхал про тебя. Говорят, ты никому спуску не даёшь.

— Должность свою справляю, — отвечал он угрюмо, — даром господский хлеб есть не приходится.

Он достал из-за пояса топор, присел на пол и начал колоть лу чину.

— Аль у тебя хозяйки нет? — спросил я его.

— Нет, — отвечал он и сильно махнул топором.

— Умерла, знать?

— Нет… да… умерла, — прибавил он и отвернулся.

Я замолчал;

он поднял глаза и посмотрел на меня.

— С прохожим мещанином сбежала, — произнёс он с жестокой улыбкой. Девочка потупилась;

ребёнок проснулся и закричал;

де вочка подошла к люльке. — На, дай ему, — проговорил Бирюк, сунув ей в руку запачканный рожок. — Вот и его бросила, — про должал он вполголоса, указывая на ребёнка. Он подошёл к двери, остановился и обернулся.

— Вы, чай, барин, — начал он, — нашего хлеба есть не стане те, а у меня окромя хлеба… — Я не голоден.

— Ну, как знаете. Самовар бы я вам поставил, да чаю у меня нету… Пойду посмотрю, что ваша лошадь.

Он вышел и хлопнул дверью. Я в другой раз осмотрелся. Изба показалась мне ещё печальнее прежнего. Горький запах остыв его ш дыма неприятно стеснял мне дыхание. Девочка не трогалась с ме ста и не поднимала глаз;

изредка поталкивала она люльку, робко наводила на плечо спускавшуюся рубашку;

её голые ноги висели, не шевелясь.

— Как тебя зовут? — спросил я.

— Улитой, — проговорила она, ещё более понурив своё печаль ное личико.

Лесник вошёл и сел на лавку.

— Гроза проходит, — заметил он после небольшого молчанья, — коли прикажете, я вас из лесу провожу.

Я встал. Бирюк взял ружьё и осмотрел полку.

— Это зачем? — спросил я.

— А в лесу шалят… У Кобыльего Верху1 дерево рубят, — при бавил он в ответ на мой вопрошающий взор.

— Будто отсюда слышно?

— Со двора слышно.

Мы вышли вместе. Дождик перестал. В отдалении ещё толпи лись тяжёлые громады туч, изредка вспыхивали длинные молнии;

но над нашими головами уже виднелось кое-где тёмно-синее небо, звёздочки мерцали сквозь жидкие, быстро летевшие облака. Очер ки деревьев, обрызганных дождём и взволнованных ветром, начи нали выступать из мрака. Мы стали прислушиваться. Лесник снял шапку и потупился. «Во… вот, — проговорил он вдруг и протянул руку, — вишь какую ночку выбрал». Я ничего не слышал, кроме шума листьев. Бирюк вывел лошадь из-под навеса. «А этак я, по жалуй, — прибавил он вслух, — и прозеваю его». — «Я с тобой пойду… хочешь?» — «Ладно, — отвечал он и попятил лошадь на зад, — мы его духом поймаем, а там я вас провожу. Пойдёмте».

Мы пошли: Бирюк впереди, я за ним. Бог его знает, как он узна вал дорогу, но он останавливался только изредка, и то для того, чтобы прислушиваться к стуку топора. «Вишь, — бормотал он сквозь зубы, — слышите? слышите?» — «Да где?» Бирюк пожи мал плечами. Мы спустились в овраг, ветер затих на мгновенье — мерные удары ясно достигли до моего слуха. Бирюк глянул на меня и качнул головой. Мы пошли далее по мокрому папоротнику и кра пиве. Глухой и продолжительный гул раздался… — Повалил… — пробормотал Бирюк.

Между тем небо продолжало расчищаться;

в лесу чуть-чуть свет лело. Мы выбрались, наконец, из оврага. «Подождите здесь», — «Верхом» называется в Орловской губернии овраг (прим. И. С. Тургенева).

шепнул мне лесник, нагнулся и, подняв ружьё кверху, исчез меж ду кустами. Я стал прислушиваться с напряжением. Сквозь посто янный шум ветра чудились мне невдалеке слабые звуки: топор осторожно стучал по сучьям, колёса скрыпели, лошадь фыркала… «Куда? стой!» — загремел вдруг железный голос Бирюка. Другой голос закричал жалобно, по-заячьи… Началась борьба. «Врё-ёшь, врё-ёшь, — твердил, задыхаясь, Бирюк, — не уйдёшь…» Я бросил ся в направлении шума и прибежал, спотыкаясь на каждом шагу, на место битвы. У срубленного дерева, на земле, копошился лес ник;

он держал под собою вора и закручивал ему кушаком руки на спину. Я подошёл. Бирюк поднялся и поставил его на ноги. Я уви дал мужика, мокрого, в лохмотьях, с длинной растрёпанной боро дой. Дрянная лошадёнка, до половины закрытая угловатой рогож кой, стояла тут же вместе с тележным ходом. Лесник не говорил ни слова;

мужик тоже молчал и только головой потряхивал.

— Отпусти его, — шепнул я на ухо Бирюку, — я заплачу за де рево.

Бирюк молча взял лошадь за холку левой рукой: правой он дер жал вора за пояс. «Ну, поворачивайся, ворона!» — промолвил он сурово. «Топорик-то вон возьмите», — пробормотал мужик. «За чем ему пропадать!» — сказал лесник и поднял топор. Мы отпра вились. Я шёл позади… Дождик начал опять накрапывать и скоро полил ручьями. С трудом добрались мы до избы. Бирюк бросил пойманную лошадёнку посреди двора, ввёл мужика в комнату, ослабил узел кушака и посадил его в угол. Девочка, которая засну ла было возле печки, вскочила и с молчаливым испугом стала гля деть на нас. Я сел на лавку.

— Эк его, какой полил, — заметил лесник, — переждать при дётся. Не хотите ли прилечь?

— Спасибо.

— Я бы его, для вашей милости, в чуланчик запер, — продол жал он, указывая на мужика, — да вишь, засов… — Оставь его тут, не трогай, — перебил я Бирюка.

Мужик глянул на меня исподлобья. Я внутренно дал себе сло во, во что бы то ни стало, освободить бедняка. Он сидел неподвиж но на лавке. При свете фонаря я мог разглядеть его испитое, мор щинистое лицо, нависшие жёлтые брови, беспокойные глаза, худые члены… Девочка улеглась на полу у самых его ног и опять засну ла. Бирюк сидел возле стола, опершись головою на руки. Кузнечик кричал в углу… дождик стучал по крыше и скользил по окнам;

мы все молчали.

Е. Бем. Вор. Бирюк — Фома Кузьмич, — заговорил вдруг мужик голосом глухим и разбитым, — а, Фома Кузьмич.

— Чего тебе?

— Отпусти.

Бирюк не отвечал.

— Отпусти… с голодухи… отпусти.

— Знаю я вас, — угрюмо возразил лесник, — ваша вся слобода такая — вор на воре.

— Отпусти, — твердил мужик, — приказчик… разорены, во как… отпусти!

— Разорены!.. Воровать никому не след.

— Отпусти, Фома Кузьмич… не погуби. Ваш-то, сам знаешь, за ест, во как.

Бирюк отвернулся. Мужика подёргивало, словно лихорадка его колотила. Он встряхивал головой и дышал неровно.

— Отпусти, — повторял он с унылым отчаяньем, — отпусти, ей-богу, отпусти! Я заплачу, во как, ей-богу. Ей-богу, с голодухи… детки пищат, сам знаешь. Круто, во как, приходится.

— А ты всё-таки воровать не ходи.

— Лошадёнку, — продолжал мужик, — лошадёнку-то, хоть её то… один живот и есть… отпусти!

— Говорят, нельзя. Я тоже человек подневольный: с меня взы щут. Вас баловать тоже не приходится.

— Отпусти! Нужда, Фома Кузьмич, нужда, как есть того… от пусти!

— Знаю я вас!

— Да отпусти!

— Э, да что с тобой толковать;

сиди смирно, а то у меня, зна ешь? Не видишь, что ли, барина?

Бедняк потупился… Бирюк зевнул и положил голову на стол. Дождик всё не переставал. Я ждал, что будет.

Мужик внезапно выпрямился. Глаза у него загорелись, и на лице выступила краска. «Ну на, ешь, на, подавись, на, — начал он, прищурив глаза и опустив углы губ, — на, душегубец окаян ный: пей христианскую кровь, пей…»

Лесник обернулся.

— Тебе говорю, тебе, азиат, кровопийца, тебе!

— Пьян ты, что ли, что ругаться вздумал? — заговорил с изум лением лесник. — С ума сошёл, что ли?

— Пьян!.. не на твои ли деньги, душегубец окаянный, зверь, зверь, зверь!

— Ах ты… да я тебя!..

— А мне что? Всё едино — пропадать;

куда я без лошади пой ду? Пришиби — один конец;

что с голоду, что так — всё едино. Пропадай всё: жена, дети — околевай всё… А до тебя, погоди, до берёмся!

Бирюк приподнялся.

— Бей, бей, — подхватил мужик свирепым голосом, — бей, на, на, бей… (Девочка торопливо вскочила с полу и уставилась на него.) Бей! бей!

— Молчать! — загремел лесник и шагнул два раза.

— Полно, полно, Фома, — закричал я, — оставь его… Бог с ним.

— Не стану я молчать, — продолжал несчастный. — Всё еди но — околевать-то. Душегубец ты, зверь, погибели на тебя нету… Да постой, недолго тебе царствовать! затянут тебе глотку, постой!

Бирюк схватил его за плечо… Я бросился на помощь мужику… — Не троньте, барин! — крикнул на меня лесник.

Я бы не побоялся его угрозы и уже протянул было руку;

но, к крайнему моему изумлению, он одним поворотом сдёрнул с локтей мужика кушак, схватил его за шиворот, нахлобучил ему шапку на глаза, растворил дверь и вытолкнул его вон.

— Убирайся к чёрту с своей лошадью! — закричал он ему вслед, — да смотри, в другой раз у меня… Он вернулся в избу и стал копаться в углу.

— Ну, Бирюк, — промолвил я наконец, — удивил ты меня: ты, я вижу, славный малый.

— Э, полноте, барин, — перебил он меня с досадой, — не из вольте только сказывать. Да уж я лучше вас провожу, — прибавил он, — знать, дождика-то вам не переждать… На дворе застучали колёса мужицкой телеги.

— Вишь, поплёлся! — пробормотал он, — да я его!..

Через полчаса он простился со мной на опушке леса.

1. Какое событие является главным в рассказе?

2. Перечитайте описание внешности лесника. Как в портрете отразился внутренний мир героя? Почему он назван «молодцом»? Сравните тур геневское описание Бирюка и портрет Н. И. Крамского «Полесовщик».

В чём сходство литературного и живописного портретов? Какова са мая выразительная деталь в каждом портрете? Как писатель и худож ник передают характер? 3. Какую роль в рассказе играет пейзаж? Подготовьте рассказ на тему «Лесничий и лес», обратив особое внимание на неразрывную связь героя с лесом.

4. Чем лесник Фома не похож на других мужиков? Справедливо ли его прозвище? Как вы думаете, что сделало лесника нелюдимым?

5. Прочитайте описание избы лесничего. Как интерьер помогает понять характер героя? С каким чувством охотник описывает избу? Какие слова в описании являются ключевыми? Сделайте вывод, для чего нужно в этом рассказе описание жилища.

6. Какое место отведено в рассказе Улите — дочери Бирюка? Что мы о ней узнаём? Как это дополняет наше восприятие главного героя?

7. Сравните портретные характеристики Фомы и вора, их глаза. Герои равны в социальном отношении. Но как через портрет автор переда ёт внутреннюю свободу одного и рабскую затравленность другого?

При ответе на вопрос пользуйтесь приложением 3 в Тетради по литературе.

8. Как описание внешности вора помогает понять его поступок?

9. Как ведёт себя пойманный крестьянин? Меняется ли его настрой в ходе сюжета? Как изменился весь облик крестьянина, когда чаша его терпения переполнилась?

10. Кто виноват в бедственном положении мужика? В каких словах выра жает крестьянин свою угрозу? Угроза бедняка относится только к Би рюку или можно понять её шире?

11. Тургенев говорил, что книга «Записки охотника» направлена против главного его врага — крепостного права. Какие черты этого «врага»

можно увидеть в рассказе?

12. Фома-лесник — раб или свободная личность? Некоторые исследова тели считают, что в Бирюке убита живая душа. Согласны ли вы с по добным мнением? Аргументируйте свой ответ.

13. Служебный долг Бирюка — не допустить порубки леса, и он старает ся честно нести службу. В чём же главный корень противоречий в его душе? Как автор показывает его психологию?

14. Перечитайте диалог Бирюка и крестьянина-вора. Как характеризует каждого из героев его речь?

15. На что Фома обрекает крепостного бедняка, наказывая его? Понима ет ли это лесник? Почему же он так строг?

16. Можно ли говорить, что положение Фомы и его семейства не менее бедственное, чем положение вора?

17. В какой момент Бирюк проявляет человечность? Почему именно тог да? Происходит ли переворот в душе лесничего под воздействием гневных слов мужика?

18. Как вы думаете, повлияло ли присутствие охотника на поведение Фомы?

19. Почему Бирюк прервал барина, когда тот попытался похвалить его по ступок?

20. Какой смысл имеет похвала повествователя: «Ты, я вижу, славный ма лый»? За что он хвалит Бирюка?

21. Составьте план сравнительной характеристики Бирюка и вора. Под * готовьте рассказ по этому плану.

22. Может ли конфликт этого рассказа повториться в другую эпоху, напри мер, сегодня?

По рассказу Тургенева режиссером Р. Балаяном поставлен фильм «Би рюк». В нём очень много плачут. Как вы думаете, кто из персонажей может плакать, по какой причине и в какой момент? Посмотрите этот фильм. Соответствуют ли созданные характеры вашему представле нию о них? Что вам понравилось, а с чем вы не согласны?

Внешний и внутренний конфликт Вы знаете, что в основе многих эпических произведений лежит кон фликт.

Внешний конфликт — это столкновение между персонажами либо между персонажами и средой.

Внутренний конфликт — острое противоречие во внутреннем мире героя, в его характере и сознании.

Конфликты определяют поступки персонажей и, соответственно, раз витие сюжета произведения.

1. Между какими персонажами рассказа «Бирюк» возникает внешний конфликт? Где, по-вашему, его кульминационная точка?

2. Герой какого известного вам рассказа Тургенева тоже переживает вну тренний конфликт? В чём он заключается? Находит ли он разреше ние?

ЗаДаНия 1. Сформулируйте определение литературного портрета. Для чего автор даёт портреты своих героев? Почему в произведении можно найти не сколько портретов одного и того же персонажа? С портретами каких персонажей вы уже встречались в рассказах Тургенева?

2. Вспомните, что называется пейзажем в литературном произведении.

Какую роль играет пейзаж в тексте? С чьей точки зрения может быть показан пейзаж? В каком известном вам рассказе Тургенева встреча ются подробные описания пейзажа? С какой целью они даны?

Портрет, интерьер, пейзаж в рассказе И. С. Тургенева Вы знаете, что у Тургенева портрет может быть развёрнутым, под робным. Но может быть и кратким: писатель отмечает только некото рые детали, самые важные внешние черты персонажа, передавая впе чатление от него.

Внешность Бирюка описана подробно. Высокий рост, могучее тело сложение, мужественное лицо Фомы — всё это говорит о его внутрен ней силе, чувстве собственного достоинства, уверенности в себе.

Портрет Улиты можно назвать кратким. Он дан отдельными штриха ми, но по ним её хорошо можно представить, «дорисовать».

Обратите внимание: портрет некоторых героев у Тургенева даётся несколько раз. Пойманный Бирюком мужик описывается трижды, и каж дый раз это новый портрет, изменившийся. Интересно поразмышлять над тем, что он отражает и почему писателю важно включить в рассказ разные портреты одного и того же персонажа.

В художественном произведении, как вы знаете, автор не только ри сует самого героя, но и показывает дом, в котором он живёт, его ком нату, вещи. Как и детали внешнего облика персонажа, предметы обста новки раскрывают его характер. Они специально отобраны писателем и составляют художественный интерьер.

Интерьер (от франц. interieur — внутренний) в художественном произведении — описание внутреннего пространства и убран ства помещения, отражающее социальное положение, характер и вкусы его владельца, а также время и место происходящих событий.

Изображение интерьера может быть объективным и субъективным.

Автор обычно беспристрастно воссоздаёт обстановку, окружающую ге роя, даёт объективный взгляд на неё. Рассказчик же не просто обрисо вывает внутреннее убранство помещения, а передаёт свои впечатления от увиденного. Тогда описание становится субъективным.

«Записки охотника» можно назвать книгой о природе и о человеке в природе. Тургеневские пейзажи не романтические, как в «Старухе Изер гиль», а реалистические. Писатель не приукрашивает природу фантасти ческими элементами, он достоверно передаёт её простоту и величие.

Пейзаж в рассказах Тургенева, как вы помните, выполняет разные задачи. Одна из них — подчёркивать или оттенять душевное состояние героев. Природные явления могут соответствовать чувствам персонажей (печальное событие в грустный осенний день) или, наоборот, контра стировать с их переживаниями (например, сцена гибели человека на фоне цветущей равнодушной природы).

Кроме того, пейзаж соотносится с конфликтом произведения. Соз давая эмоциональную атмосферу события, он помогает понять проис ходящее и выражает отношение автора к изображаемому.

В рассказе «Бирюк» гроза активно влияет на людей. Это не просто фон, а важнейший элемент сюжета. Природа подготавливает читателя к изменениям в жизни персонажей и в их духовном мире.

1. Замечания о внешнем облике Улиты, о её манере держаться рассыпа ны по всему тексту рассказа. Найдите их. О чём говорят эти детали?

Описаны ли черты лица Улиты? Какие чувства вызывает девочка?

2. Найдите первое описание пойманного крестьянина. Что разглядел по вествователь? Как передано в портрете волнение мужика, когда он, наконец, решается заговорить и просит Бирюка отпустить его?

3. Как меняется внешность уже отчаявшегося крестьянина, когда он го тов излить на Бирюка свой гнев и ненависть?

4. Как вы считаете, интерьер в рассказе «Бирюк» показан объективно или субъективно?

5. Перечитайте и прокомментируйте все пейзажные зарисовки по ходу развития сюжета. В какой момент гроза начинается, когда она утиха ет и когда снова усиливается? Как это связано с событиями рас сказа?

6. Как пейзаж отражает внешний и внутренний конфликт произведения?

7. Как картины природы дополняют образ Бирюка?

8. Как пейзаж углубляет наше понимание идейного смысла рассказа?

Стихотворения в прозе И. С. Тургенева На закате жизни Тургенев обращается к непривычному для русской литературы жанру. Он создаёт миниатюры-зарисовки: записывает раз нообразные случаи, афоризмы, собственные раздумья, грёзы наяву.

Собранные вместе, они получили название стихотворения в прозе.

В этих стихотворениях нет рифмы, но есть ритм, есть лирическая ин тонация. Самое главное — они, как и все стихи, выражают чувства и мысли автора по поводу какого-то события.

Писатель ввёл этот жанр в русскую литературу и, опасаясь, что его не поймут, всё же надеялся, что новая книга его найдёт дорогу к чутко му читателю. «Добрый мой читатель, не пробегай этих стихотворений подряд… … Но читай их враздробь: сегодня одно, завтра другое:

и которое-нибудь из них, может быть, заронит тебе что-нибудь в душу».

Все вместе стихотворения представляют многоликий мир человече ских чувств: любовь, горе, восхищение, сострадание.

Есть в тургеневских стихотворениях и лирический герой. Он обнаружи вается в эпитетах, обращениях, восклицаниях, прямых оценках. Именно лирический герой подводит нас к главной мысли всей книги: как ни пе чальна жизнь под угрозой смерти, она всё же прекрасна, ею надо до рожить. Надо жить правильно, руководствуясь своей совестью.

Стихотворения в прозе Нищий Я проходил по улице… меня остановил нищий, дряхлый старик.

Воспалённые, слезливые глаза, посинелые губы, шершавые лох мотья, нечистые раны… О, как безобразно обглодала бедность это несчастное существо!

Он протягивал мне красную, опухшую, грязную руку… Он сто нал, он мычал о помощи.

Я стал шарить у себя во всех карманах… Ни кошелька, ни ча сов, ни даже платка… Я ничего не взял с собою.

А нищий ждал… и протянутая его рука слабо колыхалась и вздрагивала.

Потерянный, смущённый, я крепко пожал эту грязную, трепет ную руку… — Не взыщи, брат;

нет у меня ничего, брат.

Нищий уставил на меня свои воспалённые глаза;

его синие губы усмехнулись — и он в свою очередь стиснул мои похолодевшие пальцы.

— Что же, брат, — прошамкал он, — и на том спасибо. Это тоже подаяние, брат.

Я понял, что и я получил подаяние от моего брата.

1. За что благодарит нищий рассказчика?

2. Как вы понимаете последнее предложение стихотворения?

3. Обратите внимание на детали портрета нищего. Какими эпитетами Тургеневу удаётся передать состояние героя и его бедственное поло жение?

4. Найдите риторическое восклицание. Кого и как оно характеризует?

Воробей Я возвращался с охоты и шёл по аллее сада. Собака бежала впе реди меня.

Вдруг она уменьшила свои шаги и начала красться, как бы за чуяв перед собою дичь.

Я глянул вдоль аллеи и увидел молодого воробья с желтизной около клюва и пухом на голове. Он упал из гнезда (ветер сильно качал берёзы аллеи) и сидел неподвижно, беспомощно растопырив едва прораставшие крылышки.

Моя собака медленно приближалась к нему, как вдруг, сорвав шись с близкого дерева, старый черногрудый воробей камнем упал перед самой её мордой — и весь взъерошенный, искажённый, с от чаянным и жалким писком прыгнул раза два в направлении зуба стой раскрытой пасти.

Он ринулся спасать, он заслонил собою своё детище… но всё его маленькое тело трепетало от ужаса, голосок одичал и охрип, он за мирал, он жертвовал собою!

Каким громадным чудовищем должна была ему казаться соба ка! И всё-таки он не мог усидеть на своей высокой, безопасной вет ке… Сила, сильнее его воли, сбросила его оттуда.

Мой Трезор остановился, попятился… Видно, и он признал эту силу.

Я поспешил отозвать смущённого пса — и удалился, благого вея.

Да;

не смейтесь. Я благоговел перед той маленькой героической птицей, перед любовным её порывом.

Любовь, думал я, сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь.

1. Какой житейский эпизод лёг в основу повествования? Чем он пока зался интересен рассказчику?

2. Подумайте, сколько персонажей в этом произведении. Участвует ли рассказчик в событиях или автор наделяет его другими функциями? Что изменится в тексте, если повествование будет идти от третьего лица?

3. Внимательно перечитайте описание маленького воробьишки. Какие детали и с какой целью использует автор? Почему воробьишка назван детищем? (Чтобы точнее ответить на этот вопрос, подумайте, какое смысловое значение вносит суффикс -ищ-.) Подберите к слову «де тище» подходящий по смыслу эпитет.

4. Почему мы легко можем представить собаку и воробья: увидеть и да же услышать?

5. Сравните поведение собаки и воробья. Как нагнетание глаголов пе редаёт их внутреннее состояние? Чьими глазами мы видим героев?

6. Почему «взъерошенный воробей» вдруг становится «героической пти цей»? Почему стихотворение называется «Воробей»?

7. Что является смысловым центром повествования? Как описан «поеди нок» воробья и собаки? Можно ли считать его состоявшимся? Кто и почему вышел из него победителем?

8. Какие строки являются эмоциональным центром произведения? С по мощью какого художественного приёма автор выделяет его?

9. Можно ли согласиться с последним утверждением автора? Как вы его понимаете?

10. В. И. Даль так толковал значение слова «благоговеть»: «Благоговеть — страшиться и покоряться, смиряться в ничтожестве своём перед выс шим, оказывать кому безусловное уважение и повиновение, раболеп ствовать, признавать и безмерно ценить чьи достоинства». Перед чем или перед кем можно благоговеть?

11. Только ли о животном мире это произведение? Можно ли утверждать, что оно имеет иносказательный смысл?

Два богача Когда при мне превозносят богача Ротшильда, который из гро мадных своих доходов уделяет целые тысячи на воспитание детей, на лечение больных, на призрение старых — я хвалю и умиляюсь.

Но, и хваля и умиляясь, не могу я не вспомнить об одном убо гом крестьянском семействе, принявшем сироту-племянницу в свой разорённый домишко.

— Возьмём мы Катьку, — говорила баба, — последние наши гроши на неё пойдут, — не на что будет соли добыть, похлёбку по солить… — А мы её… и не солёную, — ответил мужик, её муж.

Далеко Ротшильду до этого мужика!

1. На какой антитезе построено произведение?

2. Почему рассказчик считает, что «Ротшильду далеко до этого мужика»?

Согласны ли вы с его высказыванием?

3. Чем жертвует Ротшильд и что у него остаётся, как вы думаете?

4. Что значит «последнюю рубашку отдать»?

5. Найдите в тексте синонимы к глаголу «хвалить». Кто и кого хвалит в стихотворении?

6. Богат ли Ротшильд? Можно ли назвать богачом второго героя? Какой смысл имеет заглавие?

Щи У бабы-вдовы умер её единственный двадцатилетний сын, пер вый на селе работник.

Барыня, помещица того самого села, узнав о горе бабы, пошла навестить её в самый день похорон.

Она застала её дома.

Стоя посреди избы, перед столом, она, не спеша, ровным дви женьем правой руки (левая висела плетью) черпала пустые щи со дна закоптелого горшка и глотала ложку за ложкой.

Лицо бабы осунулось и потемнело;

глаза покраснели и опухли… но она держалась истово и прямо, как в церкви.

«Господи! — подумала барыня. — Она может есть в такую ми нуту… Какие, однако, у них у всех грубые чувства!»

И вспомнила тут барыня, как, потеряв несколько лет тому на зад девятимесячную дочь, она с горя отказалась нанять прекрас ную дачу под Петербургом и прожила целое лето в городе!

А баба продолжала хлебать щи.

Барыня не вытерпела наконец.

— Татьяна! — промолвила она. — Помилуй! Я удивляюсь! Не ужели ты своего сына не любила? Как у тебя не пропал аппетит? Как можешь ты есть эти щи!

— Вася мой помер, — тихо проговорила баба, и наболевшие слё зы снова побежали по её впалым щекам. — Значит, и мой пришёл конец: с живой с меня сняли голову. А щам не пропадать же: ведь они посолённые.

Барыня только плечами пожала — и пошла вон. Ей-то соль до ставалась дёшево.

1. Обратите внимание, как ест бедная баба щи. Какие детали свидетель ствуют о том, что она делает это механически?

2. Как баба говорит о своём горе? Что доказывает нам, что это настоя щее, искреннее и очень сильное горе?

3. Почему барыня осуждает крестьянку? О какой своей «жертве» вспо минает барыня? Можно ли сказать, что она гордится этой жертвой?

4. Согласны ли вы с тем, как барыня судит о чувствах народа?

5. Почему народ и помещики не могут понять друг друга?

6. Осуждает ли Татьяну повествователь? В каких словах и деталях выра жается авторская позиция?

7. Какая мысль объединяет стихотворения «Щи» и «Два богача»? Где она высказана прямо, а где — косвенно?

Русский язык Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя ве рить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

1. Какие эпитеты помогают Тургеневу охарактеризовать русский язык?

Подумайте и объясните, что означает каждый из них.

2. Это стихотворение оптимистическое или пессимистическое?

3. Согласны ли вы, что язык — выражение души? Если он скуден, значит, бедны чувства и мысли человека и наоборот. Так ли это?

4. Какие художественные средства дают нам почувствовать интонацию автора?

5. Выучите наизусть это стихотворение в прозе.

Житейское правило Хочешь быть спокойным? Знайся с людьми, но живи один, не предпринимай ничего и не жалей ни о чём.

Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать.

1. Почему, чтобы быть счастливым, надо пережить страдание?

2. Как вы понимаете слово «спокойный» в этом стихотворении? Хорошо ли быть спокойным?

3. Можно ли сказать, что «спокойный» и «счастливый» здесь антонимы?

Какие черты народного характера открылись вам в этих стихотворе ниях?

на книжной полке И. С. Тургенев. Рассказы из «Записок охотника»: «Хорь и Калиныч», «Живые мощи», «Певцы», «Свидание». Стихотворения в прозе:

«Деревня», «Маша».

михаиЛ евГрафович саЛтыков-Щедрин (1826 — 1889) Михаил Евграфович Салтыков (псевдоним Н. Щедрин) по отцу при надлежал к старинному дворянскому роду и вырос в одной из усадеб Тверской губернии.

Мать будущего писателя отличалась властным и жёстким характером.

Не раз мальчик был свидетелем расправ над крестьянами. Но как сыну помещиков относиться к наказаниям холопов? Он мучительно искал от вета на этот вопрос. «Животворным лучом» детства стало для него Еван гелие. Однажды в дни Великого поста мальчик прочитал его и был по трясён. Впоследствии он писал: «оно (Евангелие. — И. Г.) посеяло в моём сердце зачатки общечеловеческой совести», «с этих пор обращение моё с домашней прислугой глубоко изменилось», «момент этот имел несо мненное влияние на весь позднейший склад моего миросозерцания».

Веру и христианские убеждения М. Е. Салтыков сохранил на всю жизнь.

Будущий писатель окончил Царскосельский лицей, в котором храни ли память о первом выпуске и об А. С. Пушкине. Салтыков любил лите ратуру, писал стихи. В лицейские годы впервые были опубликованы его произведения. Тогда же он вошёл в круг русских литераторов и нашёл тут своих учителей.

В Лицее готовили высших государственных чиновников, и после учё бы Михаил Евграфович приступил к службе. В первые годы он искренне верил в возможность реализации своих идеалов. Слова «добро», «исти на», «красота», «любовь» производили на него «чарующее действие», их он «готов был повторять бесчисленное множество раз и… … был бес конечно счастлив». Однако со временем ему открылись самые непри глядные стороны жизни.

Около двадцати лет М. Е. Салтыков был чиновником в разных местах России. Главными ценностями для него были честь и совесть, он всегда защищал интересы крестьян, пресекал произвол помещиков, взяточни чество и должностные преступления, за что получил репутацию стран ного человека.

Когда появилась возможность, М. Е. Салтыков вернулся к юношеской мечте стать писателем. С 1868 года он занимался только литературой и журналистикой.

Но и своим пером писатель тоже служил отечеству. Он считал, что многие проблемы современности вызваны предпочтением личных инте ресов государственным. Государство, полагал М. Е. Салтыков-Щедрин, великое изобретение человечества, оно воплощает идею правды и спра ведливости, может стать защитником для всех граждан, если будет силь ным и совершенным.

Если же гражданин, тем более чиновник, ставит свои интересы выше государственных, он выступает на стороне политических врагов своего отечества, то есть является предателем. С особой болью Салтыков-Щедрин писал: «Государство так часто продаётся за грош, и притом так простодушно продаётся, что даже история уже не следит за подобными деяниями…». Предательством государства он считал казнокрадство и взяточничество, лень, пренебрежение долгом, про сто неразумное поведение гражданина, — всё, что ослабляет Россию и усиливает её врагов. При этом предатели «не только не имели зло дейского вида, но и сами себя не считали злодеями», — удивлялся писатель.

Борясь за укрепление государства в интересах всего народа, М. Е. Салтыков поставил цель исправлять нравы и просвещать современ ников, объяснять им истинное значение их поступков. В конце своей деятельности он создал цикл произведений «Сказки для детей изрядно го возраста».

Сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина отличались от большинства извест ных русским читателям. До сих пор писатели подражали русским народ ным волшебным сказкам. Салтыков-Щедрин обратился к опыту народа, мало использованному в литературе: сказкам о животных и бытовым са тирическим сказкам. Он объединил черты этих жанров и создал совер шенно особые произведения.

Героями сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина стали животные, однако сюжеты этих произведений часто были продиктованы бытом, проблема ми общественной жизни или внутренней политикой властей. В них пи сатель критиковал общественные недостатки.

Делал он это не прямо, а намёками, что придавало сказкам сходство с загадками: читателям нужно было догадаться, о каком явлении дей ствительности идёт речь. Этой игрой ума сказки ещё больше привлека ли взрослых, в которых писатель увидел больших детей.

В сказках содержалось и поучение, что делало их похожими на бас ни.

«Сказки для детей изрядного возраста» стали одной из вершин твор чества М. Е. Салтыкова-Щедрина.


1. Почему М. Е. Салтыков занимался такими разными видами деятельно сти, как государственная служба и творчество?

2. Что побудило писателя стать сатириком?

3. Вспомните, какой смех мы называем сатирическим и в чём его отли чие от юмористического смеха.

4. Почему Салтыков-Щедрин назвал свой цикл «Сказки для детей изряд ного возраста»? Какой возраст можно считать изрядным?

Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил Жили да были два генерала, и так как оба были легкомыслен ны, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове.

Служили генералы всю жизнь в какой-то регистратуре1;

там ро дились, воспитались и состарились, следовательно, ничего не по нимали. Даже слов никаких не знали, кроме: «Примите уверение в совершенном моём почтении и преданности».

Упразднили регистратуру за ненадобностью и выпустили гене ралов на волю. Оставшись за штатом, поселились они в Петербур ге, в Подьяческой улице, на разных квартирах;

имели каждый свою кухарку и получали пенсию. Только вдруг очутились на необитае мом острове, проснулись и видят: оба под одним одеялом лежат. Разумеется, сначала ничего не поняли и стали разговаривать, как будто ничего с ними и не случилось.

— Странный, ваше превосходительство, мне нынче сон снил ся, — сказал один генерал, — вижу, будто живу я на необитаемом острове… Регистратура (от лат. registrum — список, перечень) — отдел в учреждении, где производится регистрация, т. е. запись входящих и исходящих докумен тов. Регистратор — тот, кто служит в регистратуре.

Сказал это, да вдруг как вскочит! Вскочил и другой генерал.

— Господи! да что ж это такое! где мы! — вскрикнули оба не своим голосом.

И стали друг друга ощупывать, точно ли не во сне, а наяву с ними случилась такая оказия. Однако, как ни старались уверить себя, что всё это не больше как сновидение, пришлось убедиться в печальной действительности.

Перед ними с одной стороны расстилалось море, с другой сторо ны лежал небольшой клочок земли, за которым стлалось всё то же безграничное море. Заплакали генералы в первый раз после того, как закрыли регистратуру.

Стали они друг друга рассматривать и увидели, что они в ноч ных рубашках, а на шеях у них висит по ордену.

— Теперь бы кофейку испить хорошо! — молвил один генерал, но вспомнил, какая с ним неслыханная штука случилась, и во вто рой раз заплакал.

— Что же мы будем, однако, делать? — продолжал он сквозь слёзы, — ежели теперича доклад написать — какая польза из это го выйдет?

— Вот что, — отвечал другой генерал, — подите вы, ваше пре восходительство, на восток, а я пойду на запад, а к вечеру опять на этом месте сойдёмся;

может быть, что-нибудь и найдём.

Стали искать, где восток и где запад. Вспомнили, как началь ник однажды говорил: «Если хочешь сыскать восток, то встань гла зами на север, и в правой руке получишь искомое». Начали искать севера, становились так и сяк, перепробовали все страны света, но так как всю жизнь служили в регистратуре, то ничего не нашли.

— Вот что, ваше превосходительство: вы пойдите направо, а я налево;

этак-то лучше будет! — сказал один генерал, который, кро ме регистратуры, служил ещё в школе военных кантонистов1 учи телем каллиграфии2 и, следовательно, был поумнее.

Сказано — сделано. Пошёл один генерал направо и видит — ра стут деревья, а на деревьях всякие плоды. Хочет генерал достать хоть одно яблоко, да все так высоко висят, что надобно лезть. По пробовал полезть — ничего не вышло, только рубашку изорвал. Пришёл генерал к ручью, видит: рыба там, словно в садке на Фон танке, так и кишит, и кишит.

«Вот кабы этакой-то рыбки да на Подьяческую!» — подумал ге нерал и даже в лице изменился от аппетита.

Школа военных кантонистов — начальное военное училище.

Каллиграфия — чистописание, искусство чёткого, красивого письма.

Кукрыниксы. Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил Зашёл генерал в лес — а там рябчики свищут, тетерева токуют, зайцы бегают.

— Господи! еды-то! еды-то! — сказал генерал, почувствовав, что его уже начинает тошнить.

Делать нечего, пришлось возвращаться на условленное место с пустыми руками. Приходит, а другой генерал уж дожидается.

— Ну что, ваше превосходительство, промыслил что-нибудь?

— Да вот нашёл старый нумер «Московских ведомостей»1, и больше ничего!

Легли опять спать генералы, да не спится им натощак. То бес покоит их мысль, кто за них будет пенсию получать, то припоми наются виденные днём плоды, рыбы, рябчики, тетерева, зайцы.

«Московские ведомости» — одна из старейших российских газет, издавав шаяся в Москве с 1756 по 1917 год.

— Кто бы мог думать, ваше превосходительство, что человече ская пища, в первоначальном виде, летает, плавает и на деревьях растёт? — сказал один генерал.

— Да, — отвечал другой генерал, — признаться, и я до сих пор думал, что булки в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают!

— Стало быть, если, например, кто хочет куропатку съесть, то должен сначала её изловить, убить, ощипать, изжарить… Только как всё это сделать?

— Как всё это сделать? — словно эхо, повторил другой генерал.

Замолчали и стали стараться заснуть;

но голод решительно от гонял сон. Рябчики, индейки, поросята так и мелькали перед гла зами, сочные, слегка подрумяненные, с огурцами, пикулями1 и другим салатом.

— Теперь я бы, кажется, свой собственный сапог съел! — ска зал один генерал.

— Хороши тоже перчатки бывают, когда долго ношены! — вздохнул другой генерал.

Вдруг оба генерала взглянули друг на друга: в глазах их светил ся зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рыча ние. Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгно вение ока остервенились. Полетели клочья, раздался визг и оханье;

генерал, который был учителем каллиграфии, откусил у своего то варища орден и немедленно проглотил. Но вид текущей крови как будто образумил их.

— С нами крестная сила! — сказали они оба разом, — ведь этак мы друг друга съедим! И как мы попали сюда! кто тот злодей, ко торый над нами такую штуку сыграл!

— Надо, ваше превосходительство, каким-нибудь разговором развлечься, а то у нас тут убийство будет! — проговорил один ге нерал.

— Начинайте! — отвечал другой генерал.

— Как, например, думаете вы, отчего солнце прежде восходит, а потом заходит, а не наоборот?

— Странный вы человек, ваше превосходительство: но ведь и вы прежде встаёте, идёте в департамент, там пишете, а потом ло житесь спать?

— Но отчего же не допустить такую перестановку: сперва ло жусь спать, вижу различные сновидения, а потом встаю?

Пикули — мелко нарезанные маринованные овощи с пряностями.

— Гм… да… А я, признаться, как служил в департаменте, всег да так думал: «Вот теперь утро, а потом будет день, а потом пода дут ужинать — и спать пора!»

Но упоминовение об ужине обоих повергло в уныние и пресек ло разговор в самом начале.

— Слышал я от одного доктора, что человек может долгое вре мя своими собственными соками питаться, — начал опять один ге нерал.

— Как так?

— Да так-с. Собственные свои соки будто бы производят другие соки, эти, в свою очередь, ещё производят соки, и так далее, поку да, наконец, соки совсем не прекратятся… — Тогда что ж?

— Тогда надобно пищу какую-нибудь принять… — Тьфу!

Одним словом, о чём ни начинали генералы разговор, он постоян но сводился на воспоминание об еде, и это ещё более раздражало ап петит. Положили: разговоры прекратить, и, вспомнив о найденном нумере «Московских ведомостей», жадно принялись читать его.

«Вчера, — читал взволнованным голосом один генерал, — у по чтенного начальника нашей древней столицы был парадный обед. Стол сервирован был на сто персон с роскошью изумительною. Дары всех стран назначили себе как бы рандеву 1 на этом волшебном празднике. Тут была и “шекснинска стерлядь золотая”2, и питомец лесов кавказских, — фазан, и, столь редкая в нашем севере в фев рале месяце, земляника…»

— Тьфу ты, господи! да неужто ж, ваше превосходительство, не можете найти другого предмета? — воскликнул в отчаянии другой генерал и, взяв у товарища газету, прочёл следующее:

«Из Тулы пишут: вчерашнего числа, по случаю поимки в реке Упе осетра (происшествие, которого не запомнят даже старожилы, тем более что в осетре был опознан частный пристав Б.), был в здеш нем клубе фестиваль. Виновника торжества внесли на громадном деревянном блюде, обложенного огурчиками и держащего в пасти кусок зелени. Доктор П., бывший в тот же день дежурным старши ною, заботливо наблюдал, дабы все гости получили по куску. Под ливка была самая разнообразная и даже почти прихотливая…»

Рандеву — свидание.

«Шекснинска стерлядь золотая» — цитата из стихотворения Г. Р. Державина «Приглашение к обеду». Река Шексна (приток Волги) была богата рыбой, ко торую вылавливали и везли к царскому двору на пиры.

— Позвольте, ваше превосходительство, и вы, кажется, не слиш ком осторожны в выборе чтения! — прервал первый генерал и, взяв, в свою очередь, газету, прочёл:

«Из Вятки пишут: один из здешних старожилов изобрёл следу ющий оригинальный способ приготовления ухи: взяв живого на лима, предварительно его высечь;

когда же, от огорчения, печень его увеличится…»

Генералы поникли головами. Всё, на что бы они ни обратили взоры, — всё свидетельствовало об еде. Собственные их мысли зло умышляли против них, ибо как они ни старались отгонять пред ставления о бифштексах, но представления эти пробивали себе путь насильственным образом.


И вдруг генерала, который был учителем каллиграфии, озари ло вдохновение… — А что, ваше превосходительство, — сказал он радостно, — если бы нам найти мужика?

— То есть как же… мужика?

— Ну да, простого мужика… какие обыкновенно бывают мужи ки! Он бы нам сейчас и булок бы подал, и рябчиков бы наловил, и рыбы!

— Гм… мужика… но где же его взять, этого мужика, когда его нет?

— Как нет мужика — мужик везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!

Мысль эта до того ободрила генералов, что они вскочили как встрёпанные и пустились отыскивать мужика.

Долго они бродили по острову без всякого успеха, но, наконец, острый запах мякинного хлеба и кислой овчины навёл их на след. Под деревом, брюхом кверху и подложив под голову кулак, спал громаднейший мужичина и самым нахальным образом уклонялся от работы. Негодованию генералов предела не было.

— Спишь, лежебок! — накинулись они на него, — небось и ухом не ведёшь, что тут два генерала вторые сутки с голода умирают! сейчас марш работать!

Встал мужичина: видит, что генералы строгие. Хотел было дать от них стречка, но они так и закоченели, вцепившись в него.

И зачал он перед ними действовать.

Полез сперва-наперво на дерево и нарвал генералам по десятку самых спелых яблоков, а себе взял одно, кислое. Потом покопался в земле — и добыл оттуда картофелю;

потом взял два куска дере ва, потёр их друг об дружку — и извлёк огонь. Потом из собствен Н. Муратов. Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил ных волос сделал силок и поймал рябчика. Наконец, развёл огонь и напёк столько разной провизии, что генералам пришло даже на мысль: «Не дать ли и тунеядцу частичку?»

Смотрели генералы на эти мужицкие старания, и сердца у них весело играли. Они уже забыли, что вчера чуть не умерли с голо ду, а думали: «Вот как оно хорошо быть генералами — нигде не пропадёшь!»

— Довольны ли вы, господа генералы? — спрашивал между тем мужичина-лежебок.

— Довольны, любезный друг, видим твоё усердие! — отвечали генералы.

— Не позволите ли теперь отдохнуть?

— Отдохни, дружок, только свей прежде верёвочку.

Набрал сейчас мужичина дикой конопли, размочил в воде, по колотил, помял — и к вечеру верёвка была готова. Этою верёвкою генералы привязали мужичину к дереву, чтоб не убёг, а сами лег ли спать.

Прошёл день, прошёл другой;

мужичина до того изловчился, что стал даже в пригоршне суп варить. Сделались наши генералы весёлые, рыхлые, сытые, белые. Стали говорить, что вот они здесь на всём готовом живут, а в Петербурге между тем пенсии ихние всё накапливаются да накапливаются.

— А как вы думаете, ваше превосходительство, в самом ли деле было вавилонское столпотворение1, или это только так, одно иносказание? — говорит, бывало, один генерал другому, поза втракавши.

— Думаю, ваше превосходительство, что было в самом деле, по тому что иначе как же объяснить, что на свете существуют разные языки!

— Стало быть, и потоп был?

— И потоп был, потому что, в противном случае, как же было бы объяснить существование допотопных зверей? Тем более что в «Московских ведомостях» повествуют… — А не почитать ли нам «Московских ведомостей»?

Сыщут нумер, усядутся под тенью, прочтут от доски до доски2, как ели в Москве, ели в Туле, ели в Пензе, ели в Рязани — и ни чего, не тошнит!

Долго ли, коротко ли, однако генералы соскучились. Чаще и чаще стали они припоминать об оставленных ими в Петербурге ку харках и втихомолку даже поплакивали.

— Что-то теперь делается в Подьяческой, ваше превосходитель ство? — спрашивал один генерал другого.

— И не говорите, ваше превосходительство! всё сердце изны ло! — отвечал другой генерал.

— Хорошо-то оно хорошо здесь — слова нет! а всё, знаете, как то неловко барашку без ярочки! да и мундира тоже жалко!

— Ещё как жалко-то! Особливо, как четвёртого класса, так на одно шитьё посмотреть, голова закружится!

И начали они нудить мужика: представь да представь их в Подь яческую! И что ж! оказалось, что мужик знает даже Подьяческую, что он там был, мёд-пиво пил, по усам текло, в рот не попало!

Столпотворение — сутолока, суматоха, неразбериха. Выражение вавилон ское столпотворение восходит к библейскому преданию. Бог, разгневанный дерзостью людей, вознамерившихся соорудить башню до небес (Вавилонская башня), смешал их языки (они перестали понимать друг друга) и рассеял че ловечество по всей земле.

Прочесть от доски до доски — от начала до конца.

— А ведь мы с Подьяческой генералы! — обрадовались генералы.

— А я, коли видели: висит человек снаружи дома, в ящике на верёвке, и стену краской мажет, или по крыше словно муха хо дит — это он самый я и есть! — отвечал мужик.

И начал мужик на бобах разводить1, как бы ему своих генера лов порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и мужицким его трудом не гнушалися! И выстроил он корабль — не корабль, а такую посудину, чтоб можно было океан-море переплыть вплоть до самой Подьяческой.

— Ты смотри, однако, каналья, не утопи нас! — сказали гене ралы, увидев покачивавшуюся на волнах ладью.

— Будьте покойны, господа генералы, не впервой! — отвечал мужик и стал готовиться к отъезду.

Набрал мужик пуху лебяжьего мягкого и устлал им дно лодоч ки. Устлавши, уложил на дно генералов и, перекрестившись, по плыл. Сколько набрались страху генералы во время пути от бурь да от ветров разных, сколько они ругали мужичину за его тунеяд ство — этого ни пером описать, ни в сказке сказать. А мужик всё гребёт да гребёт, да кормит генералов селёдками.

Вот, наконец, и Нева-матушка, вот и Екатерининский славный канал, вот и Большая Подьяческая! Всплеснули кухарки руками, увидевши, какие у них генералы стали сытые, белые да весёлые! Напились генералы кофею, наелись сдобных булок и надели мун диры. Поехали они в казначейство, и сколько тут денег загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать!

Однако, и об мужике не забыли;

выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!

1. Какое отношение к каждому из героев возникает по прочтении сказ ки? Менялось ли это отношение на протяжении чтения?

2. Почему в сказке М. Е. Салтыкова-Щедрина служащие регистратуры были генералами? Найдите в произведении указания на их образова ние, быт, доходы, условия жизни и ежедневные занятия. Почему ге нералов «выпустили на волю»?

3. Какие слова и поступки героев свидетельствуют о том, что они — ге нералы? Как и когда проявляются в их поведении черты генеральства?

Почему «хорошо быть генералами — нигде не пропадёшь»?

4. Что увидел генерал в лесу? О чём можно было прочитать в «Москов ских ведомостях»? Чем это объяснить? Почему у голодных генералов «из груди вырывалось глухое рычание»?

На бобах разводить — гадать.

5. Перечитайте диалоги генералов и проследите связь между наблюде ниями героев и выводами, к которым они приходят. Следуют ли выво ды из фактов? Почему? В каких истинах генералы твёрдо уверены?

6. Кем в глазах генералов является хозяин острова и почему? Чем слово «мужичина» отличается от слов «мужик» и «мужчина»? Какими чертами мужичина из сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина напоминает крестьяни на? Как генералы объясняют чудесные способности мужичины? С чем они связывают его покладистость и добродушие?

7. Что означает фраза: «мужик везде есть»? Как получилось, что мужи чина знает «даже Подьяческую»? Почему ему «не впервой» везти гос под в лодке с острова?

8. Почему сказка заканчивается упоминанием о мужике? За что и зачем ему выслали «рюмку водки да пятак серебра»?

9. Использует ли Салтыков-Щедрин в этой сказке приём антитезы? Если да, то что и чему противопоставлено?

10. Подготовьте выразительное чтение в лицах последней части сказки от слов: «И начал мужик на бобах разводить…» — до конца.

11. С какими интонациями надо читать слова автора, передающие мысли мужика, которые представляют себе генералы? Как передать иронию писателя в адрес генералов?

12. Подумайте, с какими интонациями говорят генералы с мужиком.

13. Кому сочувствует автор-повествователь? К кому относится с поддель ным сочувствием? Как это звучит при чтении?

14. По чьему «велению» генералы оказались на необитаемом острове?

15. Выделите в тексте произведения сказочные речевые формулы. Из ка ких сказок они взяты?

16. Повествователь утверждает, что генералы родились, выросли и со старились в регистратуре, что они ничего не понимали и «даже слов никаких не знали». Как называют этот приём и для чего используют?

*В чём особенности его использования Салтыковым-Щедриным?

17. Почему сказка названа повестью?

18. Что высмеивает и что защищает Салтыков-Щедрин?

1. Сопоставьте иллюстрации Кукрыниксов и Н. Муратова к сказке Салты кова-Щедрина. Почему Кукрыниксы не изобразили мужика?

2. Почему мужик у художника Н. Муратова так неопрятен?

3. Чем этот мужик похож на мужичину из сказки Салтыкова-Щедрина и чем от него отличается?

4. Какие качества героя М. Е. Салтыкова-Щедрина переданы на иллю страциях Н. Муратова, а какие остались за пределами внимания ху дожника?

САТИРА Вы уже встречались с сатирой в сказке Олеши «Три Толстяка», в не которых баснях Крылова, в рассказах Чехова и Зощенко.

Сатира — гневное, злое осмеяние человеческих пороков или несовершенства общественной жизни.

Литература даёт нам урожай сатирических произведений, когда в го сударстве что-то неблагополучно или общество серьёзно больно. Сати рически обличая пороки общества, автор резко отрицательно относится к изображённому. Он как бы говорит: так дальше жить нельзя. По выра жению И. А. Гончарова, «сатира — плеть, ударом обожжёт». Неслучайно её называют уничтожающей. Иногда она даже не вызывает смех.

Выставление недостатков в сатирическом виде — самое действен ное лекарство от них. Сатирическими могут быть и целое произведение, и отдельные образы или эпизоды.

Писатели-сатирики сознательно искажают предмет, представляют его в преувеличенно неприглядном виде. Для этого иногда применяют фан тастику. Как, например, показать беспомощность генералов, чтобы она бросилась в глаза? Надо перенести их в непривычные условия. Салтыкову Щедрину помогает фантастическая ситуация: генералы, вырванные из обычной жизни, внезапно оказываются на необитаемом острове. Только там может проявиться их абсолютная нежизнеспособность.

Кроме фантастики сатирик может создавать образы с помощью ги перболы и гротеска;

нередко он использует в своём произведении эзо пов язык;

в особо тяжёлых случаях прибегает к такому «оружию», как сарказм. Всё это можно назвать средствами сатиры.

В сказке Щедрина генералы встречают на маленьком острове «гро маднейшего мужичину». Он спит, «подложив под голову кулак», который тоже представляется нам необыкновенных размеров. Гипербола — это, по выражению арабского писателя Дж. Джебрана, «вышедшая из себя истина»: она не теряет правдоподобия в отличие от гротеска.

Гротеск (от итал. grottesco — причудливый) — разительное пре увеличение и заострение, доводящее жизненную нелепость до абсурда.

Своё название этот приём получил от орнаментов, найденных в XV веке Рафаэлем в гротах римского императора Тита. На этих изобра жениях человеческие фигуры и их части причудливо срастались с рас тениями, телами животных и фантастических существ.

Гротеск соединяет несоединимое: реальное и нереальное, правдо подобие и карикатуру, рождая уродливые, «искривлённые» образы или ситуации. Они всегда полуфантастичны: одна часть — фантастическая, другая — «как в жизни». Это единственный вид комического, в котором смешное может стать страшным, зловещим.

Щедрин в сказках смешивает формы животного и человеческого су ществования. Генералы «с глухим рычанием» чуть не съели друг друга от голода. В образе жизни премудрого пискаря, как вы увидите, тоже много гротескового: он прячется в подводной норе от щук (как рыба), но вместе с тем может играть или не играть в карты (как человек).

Эзопов язык — особый вид иносказания;

язык намёков, наме ренно маскирующий мысль.

Как вы помните, название это произошло от имени баснописца Эзо па, фригийского раба в Древней Греции, не имевшего возможности вы сказывать свои мысли прямо и писавшего иносказательные басни.

При помощи эзопова языка автор может выразить смелые взгляды, несмотря на запрет цензуры. Понимающий читатель становится свое образным заговорщиком — он как бы вступает в общество посвящён ных. Подобное иносказание похоже на тайнопись: предмет, о котором идёт речь в произведении, не назван, но описан и легко угадывается по ассоциации. Аллегория и аллюзия могут служить «обманными приёма ми» эзопова языка.

 Сарказм (от греч. sarkasmos — издевательство) — язвительная, не годующая насмешка-издёвка, которая выражает крайнюю сте пень возмущения.

Это одно из сильнейших средств сатиры. Оно обнаруживает небла говидную сущность побуждений человека, высвечивает контраст между внутренней сутью и её внешними проявлениями. Финал сказки о двух генералах именно таков: всё благополучно возвращается на круги своя («генералы денег загребли… … и об мужике не забыли;

выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!»), но над этим как раз и издевается автор. Причём сарказм направлен как против ничего не умеющих делать генералов, так и против покорного мужика.

1. «Полезен обществу сатирик беспристрастный», — говорил поэт Е. А. Ба ратынский. Чем же он полезен?

2. Какие сатирические произведения Чехова и Зощенко вы знаете? Что (кто) в них высмеивается?

3. Перечислите средства сатиры. Какое средство самое сильное?

*4. Что общего у гиперболы и гротеска? Что их различает? языком?

5. Почему эзопов язык Салтыков-Щедрин называл рабьим * Как вы понимаете афоризм польского сатирика С. Е. Леца: «Когда не над чем смеяться, рождаются сатирики»?

Дикий помещик В некотором царстве, в некотором государстве жил-был поме щик, жил и на свет глядючи радовался. Всего у него было доволь но: и крестьян, и хлеба, и скота, и земли, и садов. И был тот по мещик глупый, читал газету «Весть»1 и тело имел мягкое, белое и рассыпчатое.

Только и взмолился однажды Богу этот помещик:

— Господи! всем я от тебя доволен, всем награждён! Одно толь ко сердцу моему непереносно: очень уж много развелось в нашем царстве мужика!

Но Бог знал, что помещик тот глупый, и прошению его не внял.

Видит помещик, что мужика с каждым днём не убывает, а всё прибывает, — видит и опасается: «А ну, как он у меня всё добро приест?»

Заглянет помещик в газету «Весть», как в сём случае поступать должно, и прочитает: «Старайся!»

— Одно только слово написано, — молвит глупый помещик, — а золотое это слово!

И начал он стараться, и не то чтоб как-нибудь, а всё по прави лу. Курица ли крестьянская в господские овсы забредёт — сейчас её, по правилу, в суп;

дровец ли крестьянин нарубить по секрету в господском лесу соберётся — сейчас эти самые дрова на господский двор, а с порубщика, по правилу, штраф.

— Больше я нынче этими штрафами на них действую! — гово рит помещик соседям своим, — потому что для них это понятнее.

Видят мужики: хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой. Сократил он их так, что некуда носа высунуть: куда ни «Весть» — консервативная газета, как и «Московские ведомости», стремив шаяся сохранить существовавший порядок. Призывала помещиков не делать уступок крестьянам, стараться и в пореформенное время отстаивать свои при вилегии.

глянут — всё нельзя, да не позволено, да не ваше! Скотинка на во допой выйдет — помещик кричит: «Моя вода!» Курица за околицу выбредет — помещик кричит: «Моя земля!» И земля, и вода, и воз дух — всё его стало! Лучины не стало мужику в светец зажечь, прута не стало, чем избу вымести. Вот и взмолились крестьяне всем миром к Господу Богу:

— Господи! легче нам пропасть и с детьми с малыми, нежели всю жизнь так маяться!

Услышал милостивый Бог слёзную молитву сиротскую, и не ста ло мужика на всём пространстве владений глупого помещика. Куда девался мужик — никто того не заметил, а только видели люди, как вдруг поднялся мякинный вихрь и, словно туча чёрная, пронеслись в воздухе посконные1 мужицкие портки. Вышел помещик на бал кон, потянул носом и чует: чистый-пречистый во всех его владени ях воздух сделался. Натурально, остался доволен. Думает: «Теперь то я понежу своё тело белое, тело белое, рыхлое, рассыпчатое!»

И начал он жить да поживать и стал думать, чем бы ему свою душу утешить.

«Заведу, думает, театр у себя! напишу к актёру Садовскому2: приезжай, мол, любезный друг! и актёрок с собой привози!»

Послушался его актёр Садовский: сам приехал и актёрок при вёз. Только видит, что в доме у помещика пусто и ставить театр и занавес поднимать некому.

— Куда же ты крестьян своих девал? — спрашивает Садовский у помещика.

— А вот Бог, по молитве моей, все мои владения от мужика очи стил!

— Однако, брат, глупый ты помещик! кто же тебе, глупому, умываться подаёт?

— Да я уж и то сколько дней немытый хожу!

— Стало быть, шампиньоны на лице ростить собрался? — ска зал Садовский, и с этим словом и сам уехал, и актёрок увёз.

Вспомнил помещик, что есть у него поблизости четыре генера ла знакомых;

думает: «Что это я всё гранпасьянс3 да гранпасьянс Посконные — сшитые из грубого, домотканого полотна.

Садовский — известная театральная фамилия. Современниками Щедрина бы ли два актера Садовских — отец и сын, П.М.Садовский (1818 — 1872) и М.П.Са довский (1847 — 1910). Оба играли на сцене московского Малого театра.

Гранпасьянс — особая раскладка игральных карт по определённым правилам для развлечения или гадания.

раскладываю! Попробую-ко я с генералами впятером пульку-дру гую1 сыграть!»

Сказано — сделано: написал приглашения, назначил день и от правил письма по адресу. Генералы были хоть и настоящие, но го лодные, а потому очень скоро приехали. Приехали — и не могут надивиться, отчего такой у помещика чистый воздух стал.

— А оттого это, — хвастается помещик, — что Бог, по молитве моей, все владения мои от мужика очистил!

— Ах, как это хорошо! — хвалят помещика генералы, — стало быть, теперь у вас этого холопьего запаху нисколько не будет?

— Нисколько, — отвечает помещик.

Сыграли пульку, сыграли другую;

чувствуют генералы, что при шёл их час водку пить, приходят в беспокойство, озираются.

— Должно быть, вам, господа генералы, закусить захотелось? — спрашивает помещик.

— Не худо бы, господин помещик!

Встал он из-за стола, подошёл к шкапу и вынимает оттуда по леденцу да по печатному прянику на каждого человека.

— Что ж это такое? — спрашивают генералы, вытаращив на него глаза.

— А вот, закусите, чем Бог послал!



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.