авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«LATVIJAS UNIVERSITTES RAKSTI 772. SJUMS Valodniecba AcTA UnIveRSITATIS LATvIenSIS VOLUME 772 Актуальные проблемы русского и славянского ...»

-- [ Страница 6 ] --

Мы все уже свыклись (можно сказать, сроднились) с латышской тра дицией отмечать праздник Лиго. Мы всегда праздновали его всей семь ей: прыгали через костер, пили пиво и пели латышские народные песни 152 Valodniecba «Лиго­Лиго», при этом почти совсем не знали слов. Это отличный повод собраться всем вместе и забыть хоть на время, кто русский, а кто латыш, веселиться вместе. У меня он вообще самый любимый в году. Я очень люблю собирать «янюзалес» (траву Янова дня), плести венки, гулять ночью в длинных юбках и т. д. Мне всегда с самого де тства казалась эта ночь волшебной (Диана, 18 лет).

Важно, что здесь помимо передачи общего впечатления от праздника пере числены некоторые из его основных обрядовых действий:

• прыгание через костер, • собирание трав, • плетение венков, • пение песен.

Нередко респонденты называют и другие традиционные действия:

• украшение зеленью домов и храмов, • хождение к воде, купание и обливание, пускание венков по воде, • преследование и отпугивание нечистой силы, • так называемые «ночные бесчинства», песни и пляски.

Все эти действия первоначально были основаны на самых разных типах магии, в числе которых:

• апотропическая, используемая для отпугивания и устрашения нечисти, • криптическая, при помощи которой пытались укрыться от нечисти (вода, костер, много людей, громкий смех, пение, пляски), • синдеасмическая (соединяющая), на которой, по сути, базируется тради ция прыгать через костер парню с девушкой, взявшись за руки и пыта ясь не разъединить их во время прыжка.

Конечно же, в более поздние времена и тем более в наши дни магический смысл лиговской обрядности, ее сакральность были забыты и воспринимались, особенно молодежью, только как еще одна возможность хорошо повеселить ся, позабавиться и отдохнуть.

В России же, как известно, и эта возможность была утрачена, так как ярко выраженный эротизм праздника, вседозволенность в поведении молодых лю дей, снятие многих табу, т. е. всего того, что в обычное время считается непри стойным, не соответствующим нормам христианской православной морали, вызвало неодобрение официальной церкви, преследование ею народных тра диций и, как следствие – их постепенное забвение. В Латвии, напротив, эти традиции не только никогда не угасали, но и получили новый всплеск пос ле восстановления ее независимости, когда дни Лиго (23 июня) и ju diena (24 июня) были официально объявлены выходными.

Говоря же о модификации лиговского обряда, отметим следующее. Во-пер вых, наблюдается явное сокращение количества изначально обязательных для него этапов и элементов, о которых упоминалось выше, и функционирование их как локальных (например, сбор трав, гадание по венкам, украшение зеленью Татьяна Тополевская. Модификация «текста» традиционного обряда в условиях..

домов, специальная одежда и др.). Во-вторых, уменьшается значимость словес но-текстовой составляющей обряда. Так, например, если исполнение народных песен лиговской обрядности изначально было обязательным, то теперь тако вым не считается. Само количество песен, их тематическое разнообразие пос тепенно сокращается.

Каковы же причины трансформации этого обряда (как и других календар ных и семейных)? Первой и главнейшей из них респонденты называют взаимо действие наций. Цитирую:

Обряды неизбежно связаны с ментальностью и историей определенного народа, но в Риге, где бок о бок живут русские, латыши, украинцы и другие народы, происходит их смешение, и традиции одного народа накладывают отпечаток на традиции другого (Олег, 24 г.).

Таким образом, в русскоговорящей среде Риги воедино слились традиции и обряды русских и латышей, православных и католиков, традиции западные (как например, празднование Дня святого Валентина и Хеллоуина) и восточ ные (такие, как встреча Нового года по китайскому календарю) и др.

Модификации обряда, как считают многие респонденты, способствует и сама городская среда. Исполнение его в традиционном виде невозможно, так как образ жизни современного горожанина существенно отличается от сельско го образа жизни. Зависимость благосостояния горожанина от климатических условий минимальна, поэтому отпадает необходимость в задабривании при родных стихий и, следовательно, в совершении соответствующих магических действий, при этом значительно уменьшается и вера в действенную силу таких обрядов. Они для него чаще всего – специфическое средство развлечения и увеселения, поэтому главными элементами в системе обрядовых действий ока зываются комические, которые в некоторых случаях чрезмерно выпячиваются и приобретают гротескую форму.

Это проявляется, например, в так называемых «ночных бесчинствах» ли говской обрядности, а также – в игровом характере, карнавальности современ ного свадебного обряда, в его пародийных «девишниках» и «мальчишниках», а также в словесных текстах (стихотворных или прозаических) с ярко выражен ным эротизмом, определяемым как «непотребство».

Примеры таких текстов приводит, в частности, М. Г. Матлин в своей ста тье «Свадебный обряд». Некоторые из них относятся к устной фольклор ной традиции и предназначены для произнесения вслух, другие же оказы ваются яркими образцами постфольклора в его письменных формах. Так, например, фарсово-эротический комизм следующего текста вне его визуаль ного восприятия может быть совершенно непонятен. Он проявляется лишь в процессе определенного способа чтения, в данном случае – через строчку (первая – третья – пятая – седьмая – девятая):

(1) Во 2­м квартале наше предприятие может представлять де­ (2) шевые промышленные товары, множество разных цино­ (3) вок, необходимых вам к курортному сезону 1978 г. С це­ 154 Valodniecba нами на товары руководствуйтесь так: одеяла, отделанные ше­ (4) лками, оплачиваются в двойном размере, большие широкие пи­ (5) кейные одеяла, китайские покрывала, елочные зве­ (6) зды оплачиваются на 50 % ниже действующего прейскуранта, ху­ (7) дожественные изделия: картины, бальеры, статуэтки, ковбо­ (8) ев можно выслать в неограниченном количестве без наценок (9) (Матлин 2003, с. 383).

Приведем еще один пример из статьи М. Г. Матлина:

Мне 17 лет, я ему дала Больно было мне, (1) (9) Другу милому целовать себя Когда совал он мне (2) (10) Приятно было мне, Большой и толстый кошелек с казной.

(3) (11) Когда лежал на мне А теперь у него (4) (12) Белый кружевной пододеяльник. Не стоит давно (5) (13) Жалко было мне, В штанах бархатных у дверей лакей.

(6) (14) Когда ломал он мне У меня теперь шире маминой (7) (15) В саду большой куст сирени. Сарафан с каймой накрахмаленный (8) (16) (Матлин 2003, с. 383).

Эротический смыл этого песенного текста проявляется в результате специ фичесой интонации его пропевания: длительная пауза в конце некоторых сти хотворных строк создает комический эффект «обманутого ожидания».

Отмечу, однако, что подобные тексты (а М. Г. Матлин приводит примеры еще более откровенно эротического характера), используются на свадьбах лат вийских горожан гораздо реже, чем российских (где они, кстати, и были за писаны М. Г. Матлиным и его студентами). На русских в Латвии оказывают безусловное влияние латышская культура и латышская ментальность, отсюда и более сдержанный характер интонационного звучания свадебного обряда.

Понятно, что эротические тексты, как в свое время корильные песни и во обще сквернословие на свадьбах, были своеобразной формой обережной магии (апотропической), необходимой для молодых, находящихся в опасном для них «состоянии перехода». Одновременно это и средство магии карпогонической, т.е. оплодотворяющей, также не бесполезной для новобрачных.

Но в наши дни магическое значение таких текстов утрачено, они явля ются лишь неким способом так называемого «эротического баловства» или непотребства.

И наконец, модификация традиционного обряда обусловлена еще одной причиной, а именно – изменением самовосприятия человека в системе мак рокосма. Мир для него гораздо более эгоцентричен, чем ранее. Современный цивилизованный человек не считает себя более лишь одним из звеньев той цепочки, которая, соединяя крайние точки мироздания в его синхроническом и диахроническом аспектах, особым образом воплощалась в обрядово-риту альных действиях. Современный городской человек самодостаточен и имен но поэтому, как ему представляется, не нуждается в таких «подпорках», кои ми являются соседние звенья цепочки. Он сознательно разрывает ее, выпадая Татьяна Тополевская. Модификация «текста» традиционного обряда в условиях..

таким образом из системы обрядности. Отсюда пренебрежительное отношение к традиционному обряду и его оценка как «бессмысленного и бесполезного»

действия. В крайнем случае, наш современник считает для себя возможным оставить в обряде только то, что ему кажется интересным. И таким образом многофункциональность обряда зачастую сводится для него лишь к одной из функций – увеселительно-развлекательной.

Ярким примером подобной модификации обряда и его понятия может слу жить ответ одного из респондентов (данные из архива автора):

У нас есть свой семейный обряд: каждый раз, начиная какое­нибудь новое дело, женщины в нашей семье вешают свои колготки на люстру.

Очень смешно, но помогает. Вот такой обряд мне нравится!

Комментировать такое понимание «обряда» и его функциональной значи мости после всего вышесказанного, думается, излишне.

ЛИТЕРАТУРА Материалы из личного архива Т. В. Тополевской [записи и анкеты респондентов].

Матлин, М. Г. Свадебный обряд. В кн.: Современный городской фольклор. Москва, 2003, с. 370–390.

Kopsavilkums Rakst tiek aktualizts ierau jdziens tdu msdienu pilstas iedzvotju izpratn, kuri dzvo dadu tautbu vid. Ptjums veikts, izmantojot galvenokrt materilu, kur iegts, anketjot dadu dzimumu, vecumu un socilo grupu cilvkus. Rakst galvenokrt tiek akcentta tradi cionlo ierau modifikcija un ts iemesli. Par spilgtiem piemriem izmantotas Lgo ieraas k vienas no populrkajm kalendrajm ieram Latvijas krievu un latvieu iedzvotju vid, k ar ne mazk populrs kzu ieraas. Rakst atspoguot ptjuma mris bija atklt patosa un intoncijas maiu anra paradigm.

Atslgvrdi: ieraa, rituls, sakrlais, komiskais, pilstas folklora.

Summary The article deals with the perception of the notion of the rite the city dwellers have in a multi national urban environment today. The author has done research mainly on the material of a survey of respondents of different gender, age, nationality, and social groups. Modification of the «text» of the traditional rite and its causes are examined in the article. The author chose samples representative of the Lgo rite, one of the most popular seasonal (calendar) rites of Latvians and Russians in Latvia, and the equally popular rite of wedding. The research achieves its goal to reveal the change in pathos and intonation in the paradigm of the genre.

Keywords: rite, ritual, sacred, comic, city folklore.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.