авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Ханаанейские языки 296 Л.Е. Коган, С.В. Лёзов ДРЕВНЕЕВРЕЙСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Гласные, e, i, o и u в исторически закрытом (в синхронном плане — иногда от крытом) слоге перед h, и переходят в a: zba жертва’ (ср. zpt смола’), yipta он откроет’, yamod он пожелает’ (ср. yimor он будет сторожить’), wa-yyna он отдохнул’ (ср. wa-yyom он встал’). С меньшей степенью регулярности этот пере ход наблюдается перед r: wa-yysar он свернул/он заставил свернуть’ (ср. wa-yyom он встал’, wa-yym он поставил’). В последнем ударном слоге e, i, o и u могут со храняться, однако их сочетание с h, и разбивается не принимающим ударения паз вуком a (традиционное обозначение — pаta furtivum): ba сытый’, gbah высокий’, pta открытый’, ma помазанник’. В сеголатных именах (см. 2.2.1.) отмечается переход в a не только перед h, и, но и после них: pal дело’ (ср. r gz тревога’).

В закрытых безударных слогах, содержащих гуттуральный, отмечается тенденция к переходу i в : gli мой теленок’ (ср. sipri моя книга’), yba он перевяжет’ (ср.

yilmad он узнает’).

После гуттуральных не встречается (w mobile), вместо него появляются, или. В начале слова выбор ультракраткого гласного непредсказуем (чаще всего встречается, реже всего —, в основном при : kol ешь’, goz орех’), в середи не слова, как правило, представлен. Ноль (w quiescens) регулярно следует за гут туральными лишь в тех случаях, когда они закрывают ударный слог: lti я по слал’, ydti я знал’. После гуттуральных, закрывающих безударный слог, 0 может переходить в, или в зависимости от характера предшествующего гласного:

yaob/yaob он будет думать’, yza/yza он будет силен’, pоlo его дело’.

Гортанный взрыв в Д.я. встречается только в начале слога (редкие примеры ко нечнослогового встречаются в спряжении глаголов I: ndr великолепный’, yadmu они покраснеют’). При падении конечнослогового * (обычно сохраняюще гося в орфографии, традиционное обозначение — аlеph quiescens) предшествующий ему гласный *a переходит в : m ( )он нашел’ (ср. mar он хранил’), yir ( )он провозгласит’ (ср. yilba он оденется’). Наблюдаются чередования ~ 0:

pr дикий осел’ — prim дикие ослы’, m он нашел’, mti я нашел’ — mu они нашли’.

Утрата начальнослогового * встречается редко, заслуживают упоминания частот ные словоформы rim головы’, mtyim двести’, mlk работа’, mol левая сто рона’ (вм. ожидаемых *rim, *mtyim, *malk, *imol).

Некоторые формы Д.я. принято объяснять несочетаемостью огубленных гласных в основе (вокалическая диссимиляция): tikon средний’ ( tok cередина’), rion первый’ ( ro голова’), ion внешний’ ( u внешняя сторона’) вм. *tokon, *roon, *uon. Сходным образом объясняют необычное отражение прасемитского *u в виде i в таких словах, как ibblt колос’ и ippod ёж’ (ср. араб. sunbulat-, unfu-).

2.2.3. Отличительной чертой Д.я. является исключительное богатство чередований в области вокализма. С точки зрения диахронии эти чередования, как правило, обу словлены позиционно, т. е. на определенном этапе истории Д.я. они имели фонетиче скую, а не морфонологическую природу. На синхронном уровне строгая обусловлен ность вокалических изменений правилами ударения и слоговой структуры оказыва ется несколько размытой, что заставляет трактовать соответствующие чередования Ханаанейские языки как исторические (морфонологические). Следует учитывать, однако, что во многих случаях позиционные факторы продолжают действовать и в синхронии, вследствие чего полное их исключение из описания оказывается нерациональным.

С точки зрения участия в в о к а л и ч е с к и х ч е р е д о в а н и я х гласные фонемы Д.я. могут быть попарно расщеплены на морфонемы: V1 (стабильна, не уча ствует в чередованиях) и V2 (изменчива, чередуется с другими гласными). Ниже сле дует описание этой системы в наиболее общем виде (так, например, не рассматрива ются подробно многочисленные подтипы морфонем V2 и факторы, обусловившие их возникновение).

Фонема //:

— морфонема 1 — m стоящий’, st. constr. m, мн. ч. st. constr. me;

pr всадник’, мн. ч. prim;

mgen щит’, мн. ч. st. constr. mginne;

ba неделя’, мн. ч. buot, с мест. энкл. buotekm. Основными диахроническими источниками морфонемы 1 являются стяжения полугласных (m *awamu) и компенсаторное удлинение *a (pr *parrau). В некоторых случаях (например, mgen *maginnu) ее природа остается неясной;

— морфонема 2 — основным типом чередования является редукция ( a, /0, i), обусловленная более или менее существенным сдвигом ударения: dbr слово’, st. constr. dbar, мн. ч. st. constr. dibre. Конкретные проявления этого процесса демон стрируют большое разнообразие: dbr слово’ — dbrim cлова’, но ktab он напи сал’ — ktbu они написали’.

Фонема /a/:

— морфонема a1 — устойчивый a наблюдается сравнительно редко (gannb вор’, мн. ч. gannbim;

malbu одежда’, мн. ч. с мест. энкл. malbuehm);

— морфонема a2 — участвует в большом количестве разнообразных чередований:

a ~ /0 (malk царица’, мн. ч. mlkot), a ~ i (типично для имен с одинаковыми вто рым и третьим корневыми согласными: sap порог’, мн. ч. sippim), ~ a, ~ a, e ~ a (см. при, и e соответственно).

Фонема /e/:

— морфонема e1 — met мертвый’, мн. ч. st. constr. mete;

hekl дворец’, st. constr.

hekal, мн. ч. с мест. энкл. heklekm;

berak он благословил’, с мест. энкл. berkni.

Основными источниками морфонемы e1 являются *ay (met *maytu, hekl *haykalu) и компенсаторное удлинение *i (berak *birrika). Подтипом e1 можно счи тать е, чередующееся с сочетанием ayi, но остающееся стабильным при сдвиге уда рения: zayit олива’, st. constr. zet, мн. ч. zetim, мн. ч. с мест. энкл. zetekm;

— морфонема e2 — основным типом чередования является редукция (, i, /0), обусловленная сдвигом ударения: spr документ’, с мест. энкл. sipri, мн. ч. sprim;

l доля’, с мест. энкл. li;

leb сердце’, st. constr. lb, с мест. энкл. libbi, yelek он пойдет’, wayylk он пошел’;

er волосы’, с мест. энкл. ro. Наличие или отсут ствие редукции в конкретных формах не всегда предсказуемо (ср. emot имена’, но mi мое имя’ с разными гласными в основе при одинаковой позиции ударения). Рас пространен переход e a в исторически закрытых слогах некоторых именных и гла гольных форм («Закон Филиппи»): zen он был старым’ ( *zaina) vs. znti я был старым’, zen старый’ ( *zainu), st. constr. zan ( *zain, с падением падежной флексии в st. constr.). Следует подчеркнуть, что действие этого закона не является ав томатическим, ср. структурно близкие формы пород piel и nipal (tael, tiel) с различным поведением e в исторически закрытом слоге (taln vs. tiln).

Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык Фонема //: устойчивый практически не встречается. Наиболее типичные чере дования: ~ a (mlk царь’, с мест. энкл. malki);

~ (galt уголь’, мн. ч.

glim);

~ /0 (klb собака’, мн. ч. klbim);

e ~ (см. при e).

Фонема /i/:

— морфонема i1 — ir урожай’, с мест. энкл. irk;

tiro вино’, с мест. энкл.

tirok;

kinnor лира’, мн. ч. с мест. энкл. kinnorotnu;

морфонема i1 может восходить как к долгому, так и краткому *i;

— морфонема i2 — примеры на основные типы чередования (i ~ e,, /0) см. при e;

морфонема i2 обычно отражает прасемитский краткий *i;

прасемитский долгий * че редуется с другими гласными (e, ) лишь изредка: ygil он радуется’ — ygel пусть он радуется’ — wa-yygl он возрадовался’.

Фонема /o/:

— морфонема o1 — koteb пишущий’, мн. ч. kotbim;

olm мир’, мн. ч. olmim, мн. ч. st. constr. olme;

or бык’, с мест. энкл. ork;

on мелкий рогатый скот’, с мест. энкл. onk;

orim свободные люди’, st. constr. ore. Диахронические источ ники морфонемы o1 — «ханаанейский переход» (* o: koteb *ktibu), стяжение *aw (or *tawru), компенсаторное удлинение *u (orim *urrma);

— морфонема o2 — основные типы чередования: o ~ /0, (yiktob он напишет’, yiktbu они напишут’;

grn гумно’, мн. ч. grnot);

o ~ u (o закон’, мн. ч.

uim). Как правило, в чередованиях участвует o, восходящее к прасемитскому краткому *u (среди редких исключений см., например, формы перфекта породы nipal от корней с серединным слабым согласным типа nom — numti).

Фонема /u/:

— морфонема u1 — gbul граница’, мн. ч. с мест. энкл. gbulkm;

ul лисица’, мн. ч. ulim;

kussmt вид злака’, мн. ч. kussmim. Источником морфонемы u1 мо жет быть как долгий *, так и краткий *u;

— морфонема u2 чередуется, главным образом, с о (см. выше);

морфонема u обычно отражает прасемитский краткий *u;

прасемитский долгий * чередуется с другими гласными (как правило, o) лишь в некоторых случаях: yum он встанет’ ~ yom пусть он встанет’.

Вокалические чередования, участвующие в обозначении морфологических катего рий вне связи с позиционными факторами (апофония), встречаются редко (ben сын’ — мн. ч. bn-im, ir город’ — мн. ч. r-im, mlk царь’ — мн. ч. mlk-im).

Особый тип изменения гласных характерен для паузальных форм, встречающихся в конце более или менее продолжительных интонационных групп (например, в конце стиха или полустишия). Этот феномен может быть проиллюстрирован следующими типичными примерами: hlku они пошли’ — пауз. hlku, ml она наполни лась’ — пауз. ml, yiktbu они напишут’ — пауз. yiktbu, imu слушайте’ — па уз. mu, r земля’ — пауз. r, ni я’ — пауз. ni, pri плод’ — пауз. pri, dbrk твое слово’ — пауз. dbr k, bk в тебе’ — пауз. bk.

Важнейшие морфонологические ч е р е д о в а н и я в области к о н с о н а н т и з м а следующие.

Ассимиляция n следующему за ним согласному: yigga он подойдет’ *yinga (nga он подошел’), hippil он заставил упасть’ *hinpil (npal он упал’), ap нос’ *anp- (ср. anf- в арабском). Ассимиляция не происходит перед гуттураль ными (yinal он получит в наследство’), перед показателями суффиксального спря жения (knti я обитал’;

исключение: nttti я дал’ и другие формы этого глагола), Ханаанейские языки при присоединении предлогов к формам инфинитива глаголов In (li-npol падать’).

Кроме того, ассимиляция не происходит перед w medium (ane люди’ (st. constr.), kanpe крылья’ (st. constr.)), что указывает на особый морфонологический статус 0 V по сравнению с 0 0. Падение n отмечается в формах императива и инфинитива не которых глаголов с корнем In: ten дай’, tet (с мест. энкл. titti) давать’ (корень ntn).

Оба процесса затрагивают l в глаголе l брать’: yia он возьмет’, a возьми’, at брать’.

При образовании форм породы hitpael от корней с первым сибилянтом наблюда ется метатеза: hitammer следить за собой’ (cр. hitadde освятить себя’). Кроме то го, t переходит в при первом корневом (hiadde оправдаться’) и полностью ас симилируется первому корневому дентальному (hiaher очиститься’).

Примеры чередования полугласных w и y с гласными см. 2.3.5. в связи с морфоло гией слабых глагольных классов.

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

Д.я. в основном синтетический, хотя значение аналитических конструкций не сколько выше, чем в других древних семитских языках (так, например, утрата па дежных противопоставлений стимулировала расширение сферы употребления части цы et, маркирующей прямое дополнение).

2.3.1. В Д.я. принято выделять следующие части речи: существительное, прилага тельное, глагол, наречие, числительное, местоимение, предлог, союз, частица, меж дометие.

2.3.2. Именным лексемам Д.я. присуща категория р о д а. В единственном числе лексемы мужского рода не маркированы, лексемы женского рода обычно оформля ются родовым показателем, имеющим два основных алломорфа:

- и -(V)t. Алломорф - характерен для большей части имен женского рода в абсолютном состоянии: sus конь’ — sus- кобыла’, ob хороший’ — ob- хорошая’. Алломорф -(V)t выступа ет в нескольких вариантах, распределенных следующим образом:

-at(-) — в сопряженном состоянии (перед другим именем и перед «тяжелыми» ме стоименными энклитиками — см. 2.4.0.) у имен с показателем - в абсолютном со стоянии (sus-at ha-mmlk кобыла царя’, sus-at-m ваша кобыла’);

-t- — в сопряженном состоянии перед «легкими» местоименными энклитиками (см. 2.4.0.) у имен с показателем - в абсолютном состоянии (sus-t-o его кобыла’);

-t — в абсолютном состоянии и в сопряженном состоянии перед другим именем у имен некоторых морфологических типов (yoeb сидящий’ — yob-t сидящая’, ld-t рождаться’ (инфинитив), dall-t воспаление’), редко — в сопряженном со стоянии перед другим именем у имен с показателем - в абсолютном состоянии (mrkb колесница’, st. constr. mirkb-t, mamlk царство’, st. constr. mamlk-t);

-оt — в абсолютном и сопряженном состоянии слов -оt сестра’ и m-оt свекровь’ (ср. брат’, m свекор’);

-t — в абсолютном и сопряженном состоянии у некоторых имен с вокалическим исходом (главным образом, у относительных прилагательных на -i: yhudi иудейский’ — yhudi-t иудейская’;

см. также bki-t плач’, ksu-t одежда’).

Присоединение показателей женского рода часто сопровождается вокалическими чередованиями в основе (mlk царь’ — malk- царица’, gl теленок’ — gl телка’, mto сладкий’ — mtu- сладкая’, holek идущий’ — holk-t идущая’;

см. подробнее 2.2.1., 2.2.3.).

Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык Между алломорфами - и -(V)t нередко отмечается свободное варьирование:

nu-/n-t медь, бронза’, tipr/tiprt слава’, bu-/b-t стыд’, yabb-/ yabb-t суша’, tatiyy-/tati-t нижняя’.

Cуществительные женского рода могут не иметь специального оформления: em мать’, ez коза’, ir город’, bn камень’, ber колодец’, rb меч’, yd рука’, rgl нога’, ba палец’. Для многих существительных, не имеющих маркера жен ского рода, отмечается согласование по обоим родам: drk дорога’, lon язык’, m солнце’, ra дорога’, krm виноградник’.

О выражении родового противопоставления у имен во множественном числе и у числительных см. 2.3.3., о показателях рода у глагольных и местоименных лексем см. 2.4.0.

2.3.3. У существительных в Д.я. различаются три ч и с л а — единственное (не маркируется), множественное и двойственное.

Существительные мужского рода во множественном числе обычно принимают по казатель -im, существительные женского рода — показатель -ot (sus-im кони’, sus-ot кобылы’). Показатель -im обычно присоединяется непосредственно к основе (основ ное исключение — имена на -, где это окончание вытесняется: yp красивый’ — мн. ч. yp-im). При присоединении -ot к именам с показателем женского рода -/-(V)t в единственном числе этот показатель обычно вытесняется (sus- кобыла’ — мн. ч.

sus-ot;

ср. также формы множественного числа имен на -it и -ut: miri-t египтянка’ — мн. ч. miriyy-ot, malu-t царство’ — мн. ч. maluyy-ot). Лишь у некоторых первич ных имен с двусогласным корнем -t во множественном числе сохраняется (dl-t дверь’ — мн. ч. dltot, -t лук’ — мн. ч. t-ot), при этом нельзя исключать, что -t- в таких словах могло восприниматься как часть корня (против этого предпо ложения свидетельствуют сходные образования от двусогласных имен женского рода с показателем -: p- губа’ — мн. ч. st. constr. ip-u-ot губы’).

При присоединении показателей множественного числа вокализм именных основ может претерпевать фонетические изменения, большая часть которых имеет автома тический или полуавтоматический характер (подробно см. 2.2.1., 2.2.3.): dbr слово’ — мн. ч. dbr-im, o закон’ — мн. ч. u-im, el тень’ — мн. ч. ill-im, yil баран’ — мн. ч. el-im, oyeb враг’ — мн. ч. oyb-im и др. Морфологически значимое вокалическое чередование (апофония) ед. ч. : мн. ч. во втором слоге (исторически *0 : *a, т. е. вставка *a) наблюдается у имен со структурой C1C2C3, C1C2C3, C1C2C3: mlk царь’ — мн. ч. mlk-im, spr книга’ — мн. ч. spr-im, pal дело’ — мн. ч. pl-im. Сходным образом образуют множественное число корреляты этих имен с показателем женского рода (malk царица’ — мн. ч. mlk-ot, ip служанка’ — мн. ч. p-ot, orl- крайняя плоть’ — мн. ч. rl-ot). К фор мам с а-вставкой можно, по-видимому, отнести следующие нерегулярные образова ния: ir город’ — мн. ч. r-im, yom день’ — мн. ч. ym-im, byit дом’ — мн. ч.

bt-im (, со смычным t вм. ожидаемого u в поствокальной позиции), i человек’ — мн. ч. n-im. По неясной причине вставка *-a- не наблюдается в фор мах множественного числа некоторых ботанических терминов (bon-im фисташки’, pit-im лён’, im-im сикоморы’), а также в форме ramim жалость, милосердие’ (по-видимому, множественное число от rm, ram утроба, матка’). Кроме того, a-вставка обычно не наблюдается у существительных, образованных от корней с се рединным слабым и с удвоенным вторым корневым (zyit олива’ — мн. ч. zet-im, o кнут’ — мн. ч. o-im, am народ’ — мн. ч. amm-im, e стрела’ — мн. ч. i-im Ханаанейские языки и др.). Отклонения от этого правила, характерные, в основном, для поздних текстов, обычно трактуются как арамеизмы (см. 1.6.0.), однако для некоторых хорошо засви детельствованных случаев (например, tyi козел’ — мн. ч. ty-im) это объяснение едва ли возможно. При образовании множественного числа слов ben сын’ — мн. ч.

bn-im (см. также bat *bin-t- дочь’ — мн. ч. bn-ot) и et зад, ягодицы’ — мн. ч.

t-ot показатель -- вытесняет гласный основы (а-замена).

Корреляция между синтаксическим родом существительного в единственном чис ле и выбором показателя множественного числа не является строгой. Довольно ши роко распространено употребление показателя множественного числа -ot у сущест вительных мужского рода (b-ot отцы’, mom-ot места’, bu-ot недели’, lom-ot cны’). Употребление показателя множественного числа -im у существительных жен ского рода встречается несколько реже (n- год’ — мн. ч. n-im, pilg наложни ца’ — мн. ч. pilag-im, bn камень’ — мн. ч. bn-im). Среди примеров этого типа высок удельный вес терминов для животных и растений: dbor- пчела’ — мн. ч.

dbor-im, rel овца’ — мн. ч. rel-im, i- акация’ — мн. ч. i-im, i пшеница (как вид растений)’ — мн. ч. i-im пшеница в зерне’. Для некоторых существитель ных засвидетельствовано употребление обоих суффиксов множественного числа (b облако’ — мн. ч. b-im/b-ot, dor поколение’ — мн. ч. dor-im/dor-ot), хотя, как прави ло, одна из форм менее обычна. Присоединение числового показателя противополож ного рода не приводит к изменению в согласовательной модели: n- gdol- великий год’ — мн. ч. n-im gdol-ot;

b-0 gdol-0 великий отец’ — мн. ч. b-ot gdol-im.

Супплетивное образование множественного числа для Д.я. не характерно (наибо лее заметный пример такого рода: i женщина’ — мн. ч. n-im). В то же время, заслуживают внимания пары типа or бык’ vs. br крупный рогатый скот’, голова мелкого рогатого скота’ vs. on мелкий рогатый скот’, отношения между ко торыми близки к супплетивизму (существенно, в частности, что оба члена таких оп позиций, как правило, не образуют регулярных форм множественного числа).

Некоторые существительные, как исчисляемые (pn-im лицо;

лица’), так и неис числяемые (my-im вода’), употребляются в виде pluralia tantum. «Множественное величия» (pluralis majestatis) отмечается у таких лексем, как bal и don господин’ (blnu, donnu наши господа’ или наш господин’). Сходным образом обычно интерпретируют распространенное употребление формы lohim боги’ в тех случа ях, когда речь идет об одном божестве (обычно — но не исключительно — по отно шению к Богу Израиля). О выражении множественного числа у местоименных и гла гольных лексем см. парадигмы в 2.4.0.

Показатель двойственного числа имеет вид -yim и присоединяется, главным обра зом, непосредственно к основе (yd рука’ — дв. ч. yd-yim;

у имен женского рода на - этот показатель преобразуется в -t-: n- год’ — дв. ч. n-t-yim). Вокали ческие изменения в основе, как правило, менее значительны, чем при присоединении показателей множественного числа (некоторые типичные примеры: knp крыло’ — дв. ч. knp-yim, rgl нога’ — дв. ч. ragl-yim, brk колено’ — дв. ч. birk-yim, yin глаз’ — дв. ч. en-yim) и не имеют апофонической природы. Отдельные при меры форм двойственного числа с a-вставкой (rn-yim рога’, l-yim бедра’, ly-yim щеки’, dlt-yim двери’), по-видимому, образованы по аналогии с ши роко распространенными формами множественного числа этого типа.

Полноценная оппозиция единственного, двойственного и множественного числа в Д.я. возможна лишь у ограниченного круга лексем, связанных с измерением времени, Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык массы и т. п.: yom день’ — дв. ч. yom-yim — мн. ч. ym-im, kikkr талант’ — дв. ч.

kikkr-yim — мн. ч. kikkr-im, pam раз’ — дв. ч. pamyim — мн. ч. pm-im. При именах, обозначающих парные части тела, показатель двойственного числа употреб ляется вне зависимости от того, идет ли речь о двух или многих предметах (еn-yim два глаза’, e knpyim шесть крыльев’);

употребление имен этого класса c пока зателем множественного числа (чаще всего -ot) обычно связано с их переносными зна чениями (yin глаз’ — дв. ч. en-yim глаза’ — мн. ч. yn-ot водные источники’, rn рог’ — дв. ч. arn-yim рога’ — мн. ч. rn-ot остроконечные выступы алтаря’).

Известно несколько примеров dualia tantum (moznyim весы’, mlyim щипцы’).

Прилагательные, местоимения и глаголы в двойственном числе не употребляются, при согласовании с существительными в дуалисе используются формы множествен ного числа.

Количественные ч и с л и т е л ь н ы е имеют следующие основные формы (ко сой чертой отделяются формы абсолютного и сопряженного состояния).

Количественные числительные Мужской род Женский род d / aаd aаt / aаt один’ ttyim / tte nyim / ne два’ lo / lo lo / lt три’ arba / arba arb / arbat четыре’ me / me mi / mt пять’ e / e i / t шесть’ ba / ba 2 ib / ibat семь’ mon / mon восемь’ не засвидетельствовано ta / ta 2 ti / tiat девять’ r / r r / rt десять’ П р и м е ч а н и я: 1. Форма, записываемая как, не получила общепринятой фонети ческой интерпретации: приведенная в парадигме вокализация предполагает недопустимое по правилам древнееврейской фонологии присутствие в закрытом слоге, в то время как альтер нативное чтение tayim/te содержит начальный консонантный кластер, также неприемлемый по правилам слоговой структуры. В пользу удвоенного t говорит самаритянское чтение ittm, а также огласовка ittyim, cохранившаяся в рукописях с вавилонской системой вокализации.

2. Формы ba и ta встречаются только в сочетаниях с re и meot («восемнадцать», «во семьсот», «девятнадцать», «девятьсот»). Их интерпретация как форм сопряженного состояния поддерживается не во всех грамматиках. 3. Вместо ожидаемого mone.

Числительные от одиннадцати до девятнадцати образуются на основе особых форм числительного «десять» (м. р. r, ж. р. re). Числительное «одиннадцать»

имеет два типа форм: с использованием обычных терминов для единицы (м. р. aаd r, ж. р. aаt re) или особого слова ate, вне данного употребления не встре чающегося (м. р. ate r, ж. р. ate re). Для числительного «двенадцать» также известно два типа форм: термины для двойки используются либо в status constructus (м. р. ne r, ж. р. tte re), либо в особой форме, сочетающей признаки обыч ного и сопряженного состояния (м. р. nem r, ж. р. ttem re). У числительных от тринадцати до девятнадцати род формы для единицы противоположен роду фор Ханаанейские языки мы для десятки, при этом единицы мужского рода стоят в сопряженном состоянии, а женского рода — в обычном: lo r vs. lo re.

Числительное «двадцать» имеет вид rim, числительные от тридцати до девяно ста образуются присоединением показателя множественного числа -im к основе со ответствующего числительного первого десятка (lo-im тридцать’, i-im шесть десят’;

обращает на себя внимание отсутствие а-вставки после второго корневого со гласного в формах ib-im семьдесят’ и ti-im девяносто’). Элементы сложных числительных связываются союзом w и’, единицы чаще следуют за десятками, хотя возможен и обратный порядок: rim w-hd/d w-rim.

Числительное «сто» имеет вид me (st. constr. mat), форма дв. ч. mt-yim упо требляется в значении «двести». Числительные от пятисот до девятисот образуются сочетанием соответствующей формы для единицы (м. р., st. constr.) с множественным числом слова me: lo meot триста’. Числительное «тысяча» имеет вид lp, дв. ч. alpyim (две тысячи’), мн. ч. lpim (lt lpim три тысячи’). В слож ных числительных обычен следующих порядок элементов: «cотня + w + десяток»

(допускается также «десяток + w + сотня»);

«cотня + w + десяток + w + единица»

(допускается также «единица + w + десяток + w + сотня»);

«тысяча + сотня + деся ток + w + единица» (отмечается также употребление союза w при каждом из эле ментов;

кроме того, известен обратный порядок элементов: «единица + w + десят ка + w + сотня + w + тысяча»). Понятие «десять тысяч» выражается как аналитиче ски (rt lpim), так и особым словом rbb (с поздним вариантом ribbo). Слово rbb (ribbo) может участвовать в образовании более крупных числительных (ribbo tyim или tte ribbot двадцать тысяч’, наряду с rim lp).

Числительное «один» следует за исчисляемым в единственном числе и согласуется с ним в роде: i d один мужчина’, i aat одна женщина’. Числительное «два» сочетается с исчисляемым во множественном числе и согласуется с ним в роде.

Наиболее распространена постановка числительного «два» перед исчисляемым в status constructus (tte bnot две дочери’), однако встречаются примеры препозиции в status absolutus (nyim edim два свидетеля’) и постпозиции в status absolutus (ymim nyim два дня’). Числительные от трех до десяти сочетаются с исчисля емым во множественном числе, род числительного противоположен роду исчисляе мого. Как и в случае с числительным «два», возможны три типа последовательно стей: lo bnim/lt bnim/bnim lo три сына’ (в большинстве произведений классического периода последний тип встречается редко).

Синтаксис числительных свыше одиннадцати характеризуется высокой степенью вариативности и в значительной степени детерминирован лексическими факторами, а также жанром текста, временем его создания и др. Числительные с одиннадцати до девяносто девяти чаще предшествуют исчисляемому во множественом числе, при этом у числительных с тринадцати до девятнадцати десятка согласуется в роде с ис числяемым, а единица противоположна ему: ami r bnim пятнадцать сыно вей’, lo re ammot тринадцать локтей’. В то же время, некоторые частотные существительные (n p душа’, i человек’, yom день’, n год’) обычно упот ребляются в единственном числе: mon re n восемнадцать лет’. Числитель ные, состоящие из круглых десятков и единиц, либо предшествуют исчисляемому в единственном числе, либо следуют за исчисляемым во множественном числе:

ttyim w-iim n шестьдесят два года’, ha-buim iim wu-nyim шесть десят две недели’. Кроме того, известны примеры употребления исчисляемого при Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык обоих частях составного числительного: me nim w-ibim n пять лет и семь десят лет’ (= семьдесят пять лет’). Обозначения сотен и тысяч сопровождаются ис числяемым во множественном числе (me nbiim cто пророков’, lp izzim тысяча коз’), за исключением некоторых частотных слов (me n сто лет’, lp i тысяча человек’).

Особые формы порядковых числительных известны лишь для первого десятка (в остальных случаях используются количественные числительные). Числительные первый’, второй’ и шестой’ имеют вид rion, eni и ii, остальные порядковые числительные образуются от консонантных корней соответствующих количествен ных по модели C1C2iC3i: lii третий’, mini восьмой’. Количественное числи тельное d один’ может использоваться в значении первый’: ha-ur h-d первый ряд’ (Ex 39.10).

Засвидетельствовано несколько особых мультипликативных форм: kiplyim дву кратно’, arbatyim четырехкратно’, ibtyim семикратно’. Для выражения дроб ных значений используются формы женского рода порядковых числительных:

miit одна пятая’, irit/iriyy одна десятая’. Для некоторых дробей известны альтернативные формы, образованные по другим моделям: li одна треть’, rba, rba одна четверть’, m одна пятая’, iron, maer одна десятая’. Понятие половина’ выражается термином i (часто в паузальной форме i), для выраже ния значения две трети’ используется описательный оборот pi nyim.

2.3.4. Морфологически выраженные п а д е ж н ы е противопоставления утраче ны, падежные отношения выражаются аналитически.

Подлежащее и именное сказуемое специального оформления не имеют. Имя, вы ступающее в роли прямого дополнения, также может быть неоформлено (в этом случае синтаксические роли определяются, главным образом, порядком слов), однако если прямое дополнение представляет собой имя в определенном состоянии, как пра вило используется особый показатель (nota accusativi) et (чаще в виде проклитиче ской формы t-): wa-yyr YHWH t-hdm Господь вылепил человека’. Упот ребление et при контекстуально неопределенных именах встречается редко (im nak ha-nn t-i если змея кусала какого-нибудь человека’). Установлено, что в поэтических текстах nota accusativi при именах употребляется менее регулярно, чем в прозаических. Так, ни одного примера употребления еt не отмечено в таких произ ведениях, как Песнь Моисея при море (Ex 15.1–18) или Песнь Деборы (Jdc 5): sus w-rokbo rm ba-yym Лошадь и всадника сбросил он в море’ (Ex 15.1), ymink YHWY tira oyeb Твоя десница, Господь, сокрушает врага’ (ibid. 6);

ru meroz...

ru aror yobh Прокляните Мероз... проклятьем прокляните его жителей’ (Jdc 5:23), hlm sisr m roo Она ударила Сисеру, раздробила его голову’ (ibid.

26). Если в роли прямого дополнения выступает личное местоимение, используются либо объектные местоименные энклитики при глагольной форме (см. 2.4.0.), либо nota accusativi с притяжательными энклитиками (основа nota accusativi в этом случае принимает форму ot-: ot-i меня’). Точного распределения между этими двумя спо собами обозначения местоименного прямого дополнения не установлено. Нередко отмечается употребление глаголов с двумя прямыми дополнениями: wa-yyapu t-yosep t-kuttonto Они заставили Иосифа снять свое платье’.

Косвенное дополнение обычно оформляется предлогом l-: wa-yyoe h-bd kle ksp wu-kle zhb wu-bgdim wa-yyitten l-rib wu-migdnot ntan l-h wu-l-immh Слуга достал серебряные и золотые предметы и одежду и отдал Ревек Ханаанейские языки ке, а брату ее и матери ее дал дорогие подарки’ (Gn 24.53). Если косвенный объект выражается личным местоимением, то местоименные энклитики могут присоеди няться не только к предлогу l (nttti l-k я дал тебе’), но и непосредственно к гла гольной форме: ntatt-ni ты дал мне’, it-ni я сделал себе’ (таким образом, в не которых случаях разница между прямым и косвенным объектом определяется лишь по контексту). В позднем Д.я. под арамейским влиянием распространилось употреб ление предлога l в качестве показателя не только косвенного, но и прямого допол нения. Как правило, речь идет об определенных именах, чаще всего обозначениях лиц (wa-yyazob m lipne ron brit YHWH l-sp wu-l-w Он оставил там, перед ковчегом завета Господа, Асафа и его братьев’).

Отношения п р и н а д л е ж н о с т и выражаются соположением вершинного и зависимого имени: mlk yirel царь Израиля’ (Д.я. является одним из немногих семитских языков, где не используются аналитические показатели посессивности, частица -l(li) в этой функции встречается лишь несколько раз в Песни Песней:

karmi -ll-i мой виноградник’, mit-o -lli-lomo ложе Соломона’). Для многих имен, выступающих в вершинной позиции, характерны структурные изменения ос новы, служащие своеобразным маркером генитивной связи и традиционно описы вающиеся как особая морфологическая категория (сопряженное состояние, status constructus). Вокалические преобразования у имен в status constructus почти всегда имеют автоматический или полуавтоматический характер (см. 2.2.1., 2.2.3.) и могут быть проиллюстрированы следующими типичными примерами имен в форме един ственного числа без показателя женского рода: dm кровь’ — st. constr. dam, bеn сын’ — st. constr. bn, br мясо’ — st. constr. bar, zen старец’ — st. constr.

zan. У имен на - это окончание регулярно преобразуется в -e ( овца’ — st. constr. e). У существительных b отец’, брат’, m свекор’ и p рот’ st. constr. образуется нерегулярно (bi, i, *mi, pi). У имен женского рода на этот показатель принимает вид -at (malk- царица’ — st. constr. malk-at), вокализм основы также может претерпевать изменения (n год’ — st. constr. n-at, e совет’ — st. constr. -at, d- праведность’ — st. constr. id-at). Вершинное имя спорадически оформляется специальным показателем -i: bn-i tono детеныш его ослицы’, okn-i sn обитающий в терновнике’, mlet-i mip полная справедли вости’. Бльшая часть примеров такого рода приходится на поэтические тексты, при чем, как правило, оформленные показателем -i имена по происхождению являются причастиями. Реже в той же функции выступает окончание -o: bn-o bor сын Бео ра’, ayt-o r животное земли’, mayn-o myim источник воды’. Показатель множественного числа -ot в status constructus сохраняется без изменений, показатели множественного числа -im и двойственного числа -yim выступают в виде -e (sus-e paro кони фараона’, arn-e ha-ppr рога быка’);

вокализм основы во всех трех слу чаях может существенно изменяться (d-ot праведные поступки’ id-ot, dbr-im слова’ dibr-e, knp-yim два крыла’ kanp-e).

Как правило, не допускается употребление двух вершинных имен при одном зави симом и, наоборот, двух зависимых при одном вершинном. В тех случаях, когда та кое употребление требуется по контексту, используются различные перифрастиче ские обороты: bne dwid wu-bnotw сыновья и дочери Давида’, букв. сыновья Да вида и его дочери’, lohe ha-myim w-elohe h-r Бог неба и земли’, букв. Бог неба и Бог земли’. Исключения обоих типов редки: mibar w-ob lbnon отборные и лучшие (деревья) Ливана’, one myim w-r творец неба и земли’ (Gn 14.19).

Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык В тех случаях, когда в роли зависимого оказывается личное местоимение, оно вы ступает в виде притяжательной (генитивной) энклитики (см. парадигмы в 2.4.0.).

П р о с т р а н с т в е н н ы е отношения выражаются, в основном, предлогами, важнейшие из которых следующие: b- в’ (локатив), посредством’ (инструмента лис), l- к’ (терминатив), для’ (бенефактив)’, k- как, подобно’, el (проклитическая форма l-, редкая поэтическая форма le) к, по направлению к’ (отчасти синони мичен l-), min (поэтическая форма minni) от, из’, чем’ (сравнение), al (поэтическая форма le) на, над;

из-за’, ad (поэтическая форма de) до’, im с, вместе с’, et (проклитическая форма t-) id., bli без’, aar после’, ben между’, ngd перед’.

Широко распространены различные типы сложных предлогов: l-pi согласно’ (p рот’), al-yad у, при’ (yd рука’), ba-bur из-за’ (bur результат’).

Относительно широко употребляется безударное окончание - с направительным значением (ymm- к морю’, bbl- в Вавилон’, ha-dr- в комнату’, bt- yosep в дом Иосифа’, midbr- damm в пустыню Дамаска’), обычно сопоставляемое с показателями -h и -i в угаритском и аккадском. Морфологический статус направи тельного - остается предметом дискуссии (падежный показатель, энклитика, после лог), в рамках которой особое внимание уделяется тому факту, что - может упот ребляться с именами во множественном числе, следуя после мимации (ha-mym на небо’). Отмечается плеонастическое употребление этого показателя с направи тельными предлогами (li-l- в Шеол’, l-ha-pn- на север’, ba-nngb- на юге’). В отдельных случаях - выступает в других адвербиальных значениях (mi-yymim ymm- из года в год’).

Для Д.я. характерно широкое употребление в различных адвербиальных функциях имен без какого-либо специального оформления: wa-yyan r gild Он располо жился лагерем в земле Галаад’, hikkt t-kol-oybay li Ты ударил всех моих врагов по щеке’, rb wu-br w-ohryim Я буду жаловаться вечером, утром и в полдень’, wa-yyippol mlo-omto Он упал в полный рост’. Большая часть таких примеров восходит, по-видимому, к употреблению в адвербиальной функции общесемитского аккузатива на *-a (в этой связи примечательно, что изредка имена в адвербиальной функции оформляются показателем прямого дополнения et:

wu-zratm et ha-n ha-minit В восьмой год вы будете сеять’, Lv 25.22).

Для Д.я. не характерно употребление специальных звательных частиц. При обращении существительные нередко оформляются определенным артиклем: ha-mmlk О царь!’.

2.3.5. Гебраистическая традиция выделяет в Д.я. семь п о р о д, из которых пять соответствуют образованиям, квалифицируемым как породы в семитологической ли тературе (о семантике пород см. ниже): al — основная (G), piel — интенсив (D), hipil — каузатив (Н), nipal — пассив к основной (N), hitpael — пассив-рефлексив для породы piel (Dt). Образования, обозначаемые в гебраистике как породы pual и hopal, представляют собой внутренний пассив для пород piel и hipil (соответству ют арабским формам fuila и uf ila). В каждой из пород представлены две спряга емые формы: суффиксальная (перфект) и префиксальная (имперфект). С префик сальным спряжением связаны формы наклонений: императив, юссив, когортатив.

В перфекте основной породы (al) выделяются три типа основ: al он убил’, kbed он был тяжелым’ (в формах с консонантным суффиксами e a: kbdti я был тяжелым’, cм. 2.2.3.), on он был маленьким’. Второй и третий типы основ харак терны для глаголов качества и состояния, оба они малочастотны. Основы первого ти па присущи глаголам с различной семантикой.

Ханаанейские языки Основам первого типа, как правило, соответствуют основы имперфекта с o (yiol), однако в ряде случаев отмечается корреляция — а (lmad он знал’ — yilmad он узнает’). Основы второго и третьего типа имеют формы имперфекта с a (yikbad, yian), исключения типа ken (также kan) он жил, обитал’ — yikоn он будет жить’ довольно редки. Для нескольких глаголов отмечаются оба типа вокализма (yiok/yiak кусать’, yapo/ypa желать’), однако корреляцию между типом во кализма и диатезой (активной vs. медиально-пассивной) в подобных случаях можно предполагать лишь изредка. Префиксальный вокализм в основной породе — i (1 л.

ед. ч. ). Во 2-м и 3-м лице множественного числа мужского рода и, реже, во 2-м ли це единственного числа женского рода отмечаются формы c -un, -in вм. -u, -i, как правило без редукции типового гласного: timun вы услышите’, yiorun вы буде те жать’, tidbin ты прикрепишься’ (вм. timu, yiru, tidbi соответственно).

Формы когортатива образуются на основе форм 1-го лица единственного и множе ственного числа имперфекта с помощью суффикса -: mr да сохраню я’, nikb да возляжем мы’. Формы юссива у сильных глаголов в основной породе (как и в большинстве производных пород) не отличаются от форм имперфекта (об особых формах юссива в 3-м лице единственного числа у различных классов слабых глаго лов и у сильного глагола в породе hipil см. ниже). Типовой гласный императива то ждествен типовому гласному имперфекта: yimor он будет хранить’ — mor храни’, yikab он ляжет’ — kab ложись’. Противопоставление императивных форм по типовому гласному нейтрализуется в формах единственного числа женского рода и множественного числа мужского рода: imri, imru, ikbi, ikbu (после второго корневого согласного обычно w medium, формы с w quiescens типа ispi собери’ отмечаются редко), однако у глаголов с типовым гласным o спорадически отмечаются формы с o (moli царствуй’, mou тащите’). Формы императива могут быть расширены показателем -, традиционно отождествляемым с суффиксом когор татива: ozb оставь’ (как правило, с о в первом слоге в отличие от обычных форм императива типа imru, imri), ikb ляг’. Как показал С. Фасберг, бльшая часть примеров расширенного императива имеет дейктическое или бенефактивное значе ние: lek иди’ — lk иди сюда’, ten lhm дай им’ — tn li дай мне’.

Основные формы производных пород имеют следующий вид.

nipal: перф. nial, имперф. yiel (1-е л. ед. ч. iel/el, 2-е л., 3-е л. ж. р.

мн. ч. tiln), имп. hiel;

piel: перф. iel (с широко распространенным вариантом ial и редким вариан том il;

в формах с консонантными суффиксами основа всегда имеет вид ial-:

dibbrti я сказал’), имперф. yael (1-е л. ед. ч. ael, 2-е л., 3-е л. ж. р. мн. ч.

taln), имп. ael;

pual: перф. ual, имперф. yual, имп. не засвидетельствован;

hipil: перф. hiil (в формах с вокалическими суффиксами ударение с основы не переносится: hil;

в формах с консонантными суффиксами во втором слоге i a:

hilti);

имперф. yail (3-е л. м. р. мн. ч. yalu, 2-е л., 3-е л. ж. р. мн. ч. taln);

имп. hael (ед. ч. ж. р. hali;

мн. ч. ж. р. haln). Для породы hipil характерно морфологически оформленное противопоставление имперфекта и юссива (yail vs.

yael);

hopal: перф. hoal (также hual), имперф. yoal (также yual), имп. *hoal;

hitpael: перф. hitael (с вариантам hitaal;

в формах с консонантными суффикса ми основа всегда имеет вид hitaal-: hitammrti я остерегался’), имперф. yitael (с Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык вариантом yitaal;

1-е л. ед. ч. tael, 2-е л., 3-е л. ж. р. мн. ч. titaln), имп.

hitael.

В традиционной грамматике Д.я. не выделяется внутренний пассив для основной породы (формы, аналогичные арабским формам utila, yutalu), хотя существование такого рода форм предполагалось уже средневековыми еврейскими филологами (в европейской гебраистике понятие «пассив al» существует со второй половины XIX в.). Согласно распространенной точке зрения, формы пассива al не были распо знаны масоретами, которые придавали соответствующим консонантным последова тельностям огласовку, свойственную формам пород pual в суффиксальном спряже нии и hopal в префиксальном. В действительности пассив основной породы в пре фиксальном спряжении скорее всего не отличался от пассива каузативной породы (как в арабском), вследствие чего формы типа yuttan он будет отдан’ или yua он будет взят’ с диахронической точки зрения являются вполне регулярными рефлекса ми общезападносемитского пассива основной породы. По мнению ряда исследовате лей, форма суффиксального спряжения ual также может пониматься как регулярное развитие исконного прототипа *uila (с заменой *i на а как в формах pual и hopal и вторичным удвоением второго корневого согласного).

Несколько малочастотных типов глагольных основ без устойчивой семантики тра диционно квалифицируют как «редкие породы»:

poel, hitpoel — основы с о после второго корневого согласного: zormu они про лили’ (Ps 77.18), mopi ведущий тяжбу со мной’ (Job 9.15), w-hitgou они бу дут блевать’ (Jer 25.16);

palal, pulal — основы с редупликацией третьего корневого согласного: ranan он был зеленым’, umlal он завял’ (предпочтительнее интерпретация таких глаголов как четырехсогласных);

palal — основы с редупликацией второго и третьего корневых согласных: libbi sarar мое сердце бьется’ (Ps 38.11), meay marmru мое нутро воспалено’ (Thr 1.20).

Д.я. присуще большое количество глагольных классов со спряжением, существен но отклоняющимся от регулярной парадигмы (c л а б ы е глаголы). Сюда относятся глаголы, имеющие в составе корня гуттуральные (IH, IIH, IIIH) и полугласные (Iy, IIw/IIy, IIIy), а также глаголы с первым корневым согласным n (In), с первым и треть им корневым согласным (I, III) и с одинаковыми вторым и третьим корневыми согласными (II=III).

Особенности спряжения глаголов с гуттуральными в составе корня обусловлены ха рактерным для Д.я. специфическим поведением гуттуральных (см. 2.2.2.) и могут быть описаны следующим образом (для сравнения приводятся формы от сильного корня l):

— полная несочетаемость с и тенденция к несочетаемости с 0 (mod стой’, kol ешь’, ср. ol;

zu они закричали’, ср. lu;

yaob/yaob он будет ду мать’, ср. yiol);

— сдвиг i, a в слогах, закрытых гуттуральным (yatom он запечатает’, yba он перевяжет’, ср. yiol он убьет’, yilmad он узнает’;

устойчивая корреляция между а-вокализмом в основе и префиксальным -вокализмом объясняется законом Барта);

— сдвиг o a, характерный для типового гласного имперфекта al глаголов со вторым или третьим гуттуральным (yial он спросит’, yipta он откроет’, ср. yiol).

Данное явление имеет общезападносемитскую природу и, возможно, предшествовало формированию Д.я. как самостоятельного идиома. Сходным образом в последнем Ханаанейские языки слоге форм производных пород e переходит в a перед гуттуральным (yila он бу дет послан’, ср. yiel;

hala процветай’, ср. hael);

— несочетаемость гласных e, o, u, i с гуттуральным в конце слова, вызывающая вставку a перед гуттуральным (ola посылающий’ (ср. oel), la посланый’ (ср. ul) и др.);

— невозможность удвоения (ybaer он уничтожит’, ср. yael) и связанное с ней компенсаторное удлинение гласных (yebed он будет обработан’, ср. yiel).

Определенное число глаголов I имеет те же особенности спряжения, что и другие глаголы с первым согласным гуттуральным (например rab/yrob сидеть в заса де’). В то же время, для нескольких глаголов (bad гибнуть’, b желать’, kal есть’, mar говорить’, p печь’) характерны формы с падением и префиксаль ным вокализмом o в имперфекте al. В качестве типового гласного при этом высту пает a или e (выбор между ними обусловлен комплексом просодических, морфологи ческих и лексических факторов): yokal (пауз. yokel) он будет есть’, yomar (пауз. yomar) он скажет’ (но ср. tomer ты скажешь’) и др. Как правило, этимологический сохра няется на письме (aleph quiescens), однако в 1-м лице единственного числа он нико гда не выписывается: yomar ( )он скажет’, но omar ( )я скажу’ (формы 1-го лица единственного числа у глаголов с сильным типа rab/yrob не засвидетель ствованы). В формах юссива с waw consecutivum наблюдается сдвиг ударения на пре фикс: wa-yykal он съел’, wa-yymr он сказал’. Для некоторых глаголов I засвиде тельствованы как сильные, так и слабые формы: yoz/yoez он возьмет’, ysop/ yosep он соберет’.

Спряжение глаголов с одинаковым вторым и третьим корневыми согласными (II=III) характеризуется многочисленными особенностями, благодаря которым этот класс ока зывается наиболее сложным для описания типом древнееврейских слабых глаголов.

В породе al выделяются два типа спряжения, обычно соответствующие глаголам действия и глаголам состояния (sbb окружать’ vs. ll быть легким’). В перфекте гла голы первого типа имеют двусложную основу в формах 3-го лица (sbab, sbb-, sbb-u), в то время как для глаголов второго типа характерна односложная основа с фиксированным ударением (al, ll-, ll-u). В остальных формах перфекта одно сложная основа свойственна обоим типам, при этом между основой и суффиксами появляется -o-, которое принимает ударение в 1-м лице единственного и мно жественного числа и во 2-м лице единственного числа (sabbt/allt и др.). Основа имперфекта односложная, с типовым гласным о у глаголов действия и а у глаголов состояния. Префиксальный вокализм коррелирует с тематическим ( — o, e — a по закону Барта): ysob — yeal. В формах с вокалическими суффиксами восстанавлива ется удвоение, ударение сохраняется на основе (tasbbi, yasbbu), в формах с суф фиксом -n перед ним появляется ударный -- (tsubbn). Кроме того, довольно ши рокое распространение получили формы, в которых этимологическая геминация вто рого корневого согласного заменяется неэтимологической геминацией первого (yissob/ yial, tissbi, yissbu и др.). Формы императива имеют вид sob, sbbi, sbbu. Формы абсолютного инфинитива и причастий не отличаются от сильного глагола, сопряжен ный инфинитив имеет форму sob.

В основе перфекта породы nipal наблюдается вокализм а (nsab он отвернулся’), реже e (nmes он растекся’) или o (ngol он свернулся’). В формах с суффиксами восстанавливается геминация, при этом формы с вокалическими суффиксами имеют ударение на основе (nsbb, nsbbu). В формах с консонантными суффиксами между Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык основой и суффиксом появляется -о-, которое принимает ударение в 1-м лице един ственного и множественного числа и во 2-м лице единственного числа (nsabbt, nsabbnu и др.). Имперфект имеет типовой гласный a, в формах с вокалическими суффиксами восстанавливается геминация, ударение сохраняется на основе (yissab, yissbbu и др.). Сходную структуру имеют формы императива (hissab, hissbbi, hissbbu).

Форма сопряженного инфинитива — hisseb, абсолютного — hisseb или hissob;

форма причастия — nsb (ж. р. nsabb).

В породе hipil для форм перфекта характерен типовой гласный e (heseb), спора дически отмечаются формы на a (herak он размягчил’). При присоединении суффик сов отмечаются те же процессы, что и в породе nipal (hesbb, hesbbu;

hsibbt, hsibbnu). Типовой гласный имперфекта — е (yseb), образование форм с суффик сами сходно с аналогичными образованиями в породе nipal (ysbbu, tsbbu;

tsibbn). Формы императива: hseb, hsbbi, hsbbu;

формы инфинитива и причас тия: hseb (infinitivus absolutus и infinitivus constructus не различаются), meseb. Как и в породе al, в породе hipil отмечаются формы с неэтимологическим удвоением первого корневого согласного, чаще всего в имперфекте (wa-yyasseb он заставил свернуть’).

Формы пород piel, pual и hitpael не отличаются от соответствующих форм сильного глагола, однако для некоторых корней в этих породах характерно употреб ление алломорфов с o после первого корневого согласного (polel, см. подробнее в описании глаголов IIw/y). Формы piel и polel могут сосуществовать в рамках одного корня, иногда с семантической дифференциацией (sibbeb поворачивать, изменять’ vs. sobeb окружать’).

Особенности спряжения глаголов In в основном связаны с характерной для Д.я.

ассимиляцией преконсонантного n, которая проявляется в формах префиксального спряжения al, а также в формах nipal, hipil и hopal: yippol ( *yinpol) он упадет’, hippil ( *hinpil) он уронит’ и др. Кроме того, у некоторых глаголов с а-импер фектом в al наблюдается падение n в формах императива и инфинитива: nga подходить’, имперф. yigga, имп. ga, inf. constr. gt;


nga касаться’, имперф.

yigga, имп. ga, inf. constr. gat (наряду с nga). В рамках данного класса специфи ческими особенностями спряжения характеризуется высокочастотный глагол да вать’: перф. ntan (с консонантными суффиксами nttti и др.), имперф. yitten, имп.

ten, inf. constr. tet (с мест. энкл. titt-i). Особенности спряжения, близкие к глаголам In, характерны для глагола la брать’: имперф. yia, имп. a, inf. constr. at.

В спряжении глаголов Iy выделяются четыре подкласса.

Глаголы подкласса I (yb сидеть’) имеют следующие основные формы al: перф.

yab, имперф. yeeb (м. р. мн. ч. yebu, 2-е л., 3-е л. ж. р. мн. ч. tebn), юссив с wаw consecutivum wa-yyb, имп. eb (ж. р. ед. ч. bi, мн. ч. bn), inf. constr. bt (с мест. энкл. ibt-i);

Глаголы подкласса II (yr наследовать’) имеют следующие основные формы al:

перф. yra, имперф. yira, юссив с wаw consecutivum wa-yyira (без сдвига ударе ния), имп. re, ra, yra, inf. constr. rt (с мест. энкл. rit-i).

Глаголы подклассов I и II имеют общее происхождение: y- восходит к *w-, кото рый восстанавливается в неначальной позиции в породах nipal и hipil/hopal. В этих породах глаголы подклассов I и II имеют общую парадигму, основные формы кото рой имеют следующий вид:

— nipal — перф. nora, имперф. yiwwre, имп. hiwwre, inf. const. hiwwre, прич. nor;

Ханаанейские языки — hipil — перф. hori, имперф. yori, юссив yore (с wаw consecutivum wayyr), имп. hore, inf. constr. hori, inf. abs. hore, прич. mori;

— hopal — перф. hura, имперф. yura, inf. constr. hura, прич. mur.

Различия между подклассами I и II в имперфекте основной породы объясняются законом Барта, постулирующим зависимость между типовым гласным имперфекта и вокализмом префикса в префиксальном спряжении (yeeb vs. yira). Для глаголов подкласса II характерен e-вокализм в перфекте (yen — yian спать’, yep — yiap уставать’), однако известны исключения (ср. yra — yira наследовать’).

Глаголы подкласса III (yn сосать’) имеют следующие основные формы: al — перф. yna, имперф. yina, юссив с wаw сonsecutivum wa-yyina (без сдвига ударе ния);

hipil — перф. heni, имперф. yeni, юссив с wаw сonsecutivum wa-yyn, имп.

hene, inf. constr. heni, inf. abs. hene, прич. meni.

В диахроническом плане глаголы подкласса III отличаются от глаголов классов I и II тем, что Iy имеет первоначальный (этимологический) характер и не чередуется с w или о.

Глаголы подкласса IV (y лить’) характеризуются удвоением второго корневого согласного в префиксальных формах: al имперф. yio, hipil перф. hii и др. Гла голы этого класса немногочисленны, у большей их части вторым корневым соглас ным является (но см., например, yissrni он будет наставлять меня’ ysr). Диа хроническая природа удвоения в таких формах неясна.

Основные формы глаголов IIw/IIy (wm стоять’/gyl радоваться’) в al имеют сле дующий вид: перф. m/gl (в формах с вокалическими суффиксами ударение не пе редвигается с основы, в формах с консонантными суффиксами a: mu, glu;

amtm, galtm;

глаголы IIy могут иметь формы типа ribt ты судился’, bint ты понял’);

имперф. yum/ygil (2-е л., 3-е л. ж. р. мн. ч. u o, i e: tamn, tagln;

у глаголов IIw засвидетельствованы также формы типа tumn);

юссив yom/ygel, с wаw consecutivum wa-yyom/wa-yygel;

имп. um/gil;

inf. constr. um/gil;

inf. abs.

om/gol;

акт. прич. m/gl (с переносом ударения на аффиксы: ж. р. m, gl). Пас сивные причастия у глаголов этого класса встречаются редко: mul обрезанный’, im поставленный’.

Специфические особенности спряжения характерны для нескольких глаголов ка чества и состояния: перф. met (mtu, mtnu)/имперф. ymut умирать’, перф. bo (b, bti)/имперф. yebo стыдиться’, перф. or (ru) сиять’, перф. ob (bu) быть хо рошим’. Кроме того, известно несколько корней IIw, спрягающихся согласно пара дигме сильного глагола (gwa/yigwa умирать’, iwwel/yawwel поступать дурно’).

В производных породах парадигмы IIw и IIy не отличаются, важнейшие особенно сти спряжения описываются следующим образом.

Основные формы nipal: перф. nom (без сдвига ударения в формах с вокаличе скими суффиксами: nm, nmu;

с чередованием o ~ u в основе и вставкой о по сле нее в формах с консонантными суффиксами: numti, numotm);

имперф.

yiom, 3-е л. м. р. мн. ч. yimu;

имп. hiom, himu;

inf. constr. hiom, inf. abs.

hiom, nom;

прич. nom (мн. ч. nomim, numim).

Основные формы hipil: перф. heim (без сдвига ударения в формах с вокаличе скими суффиксами: hem, hemu;

со вставкой о перед консонантными суффиксами:

himti, himotm;

отмечаются также формы без вставки: hemti и др.);

имперф.

yim, 3-е л. м. р. мн. ч. ymu, 3-е л. ж. р. мн. ч. tmn/timn;

юссив yem, c wаw consecutivum wa-yym;

имп. hem (ж. р. hmi, мн. ч. м. р. hmu);

inf. constr.

him, inf. abs. hem;

прич. meim.

Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык В породах nipal и hipil для некоторых корней характерны формы с неэтимологи ческим удвоением в первом корневом согласном: hissit (также hesit) подстрекать’, nimmol быть обрезанным’. Для корня nw формы с удвоением и без него характери зуются последовательной семантической дифференциацией: hena давать покой’ vs.

hinna класть’.

Основные формы hopal: перф. huam, имперф. yuam, прич. mum.

Основа piel реализуется в виде особого алломорфа, в котором характерная для сильного глагола геминация второго радикала при i-/a-вокализме после первого ра дикала уступает место редупликации третьего радикала при o-вокализме после пер вого (традиционное обозначение: polel): перф. omem, имперф. yomem, имп. omem, прич. momem. Такой же тип образования характерен для форм pual (перф. omam, имперф. yomam и др.) и hitpael (перф. hitomem, имперф. yitomem и др.). В позд них книгах Библии появляются, по-видимому, под арамейским влиянием, несвойст венные Д.я. образования форм piel с удвоенным y (редко w): iyyam устанавливать, подтверждать’, iwwed окружать’.

Глаголы IIIy объединяют два исторически различных глагольных класса (IIIy и IIIw), спряжение которых в Д.я. не различается. Консонантный y проявляется в спря жении лишь изредка (например, пассивное причастие al gluy), однако свойствен ный многим формам e-вокализм указывает на диахроническое присутствие y и делает оправданным обозначение глаголов этого класса как IIIy (традиционное гебраистиче ское обозначение IIIh не вполне удачно, так как указывает лишь на орфографическую особенность этих глаголов — присутствие h в качестве mater lectionis на конце боль шинства форм парадигмы).

В перфекте 3-го лица единственного числа мужского рода глаголы IIIy во всех по родах имеют формы на - (al gl он обнажил’, piel gill, nipal nigl и др.). В 3-м лице множественного числа вытесняется u (glu, gillu и др.). В 3-м лице единствен ного числа женского рода наблюдаются характерные для Д.я. формы на -t, отра жающие двойное маркирование женского рода: glt *gal-at-at (более древние формы типа t она сделала’, известные из эпиграфических памятников и мишна итского языка, в Библии отмечаются лишь изредка). В остальных формах перфекта замещается на -i или -e, причем в al встречаются только i-формы (glti), в nipal, pual и hoal — только е-формы (niglti, gullti;

исключение — niglnu: 1 л. мн. ч.

nipal), а в piel, hipil и hitpael — оба типа форм (gillti/gillti и др.) c определенны ми ограничениями в конкретных позициях парадигмы (так, например, в формах 2-го лица единственного числа и 1-го лица множественного числа породы piel встреча ются только i-формы). В имперфекте всех пород формы без суффиксов оканчиваются на - (al yigl, piel ygall, nipal yiggl и др.), которое вытесняется суффиксами -i и -u (tigli, yiglu), но сохраняется перед -n (tigln). Для глаголов IIIy характерно по следовательное противопоставление форм имперфекта и юссива, имеющих следую щий вид: al ygl (c вариантами yigl, yegl, ygl), piel ygal, nipal yiggl, hipil yagl (также ygl), hitpael yitgal. В императиве всех пород формы без суффиксов оканчи ваются на -e (al gle, piel galle, hipil hagle и др.), которое вытесняется показателя ми -i и -u (gli, glu) и переходит в -- перед показателем -n (gln). В породах piel и hipil возможны также формы с исходом на второй корневой согласный: gal, hgl.

Формы абсолютного и сопряженного инфинитива: al glo/glot, piel gallo (также galle)/gallot, nipal niglo (также higgle)/higglot, hipil hagle/haglot, hitpael hitgallot (inf. constr.;

inf. abs. не засвидетельствован). Формы активного причастия во всех по Ханаанейские языки родах оканчиваются на -: al gol, piel mgall, nipal nigl, hipil magl. В формах женского рода единственного числа - заменяется на - (gol и др.), в формах множе ственного числа вытесняется показателем множественности (golim, golot и др.). Фор ма пассивного причастия al имеет вид gluy.

Особенности спряжения глаголов III связаны с падением в исходе слога. Слоги, в формах сильного глагола оканчивающиеся на третий корневой согласный, получа ют вокалический исход (, как правило, сохраняется на письме, aleph quiescens).

Свойственный формам сильного глагола вокализм в большинстве форм не претерпе вает изменений: moe находящий’, mu найденный’, mo находить’ (inf. abs.).

Важнейшее исключение составляет сдвиг a : m он нашел’, mti я нашел’ (ср. pta он открыл’, ptti я открыл’), yim он найдет’ (ср. yiptа он откроет’).

Формы имперфекта 2-го и 3-го лица множественного числа женского рода имеют перед суффиксом -n во всех породах (timna вы найдете’, ср. tiptn вы открое те’). Все перфектные формы производных пород имеют e перед суффиксами, начи нающимися с согласного (nimt, mit, himt;

ср. niptt, pittt, hiptta).

Форма moet характерна для активного причастия женского рода al.

Преобразования в сфере з а л о г а и п е р е х о д н о с т и выражаются дери вативными средствами (производными породами) и словоизменительными средства ми («внутренним пассивом»).


С точки зрения выражения отношений залога и актантной деривации глагольные породы можно разделить на две группы:

1. H (= hipil) и D (= piel), семантика которых связана преимущественно с увели чением числа аргументов: типичным образом по этим моделям образуются глаголы с переходным и каузативным значениями;

2. N (= nipal) и Dt (= hitpael), семантическую доминанту которых составляет по нижение транзитивности и ограничение на число и выбор аргументов (например они выражают значения пассива, рефлексива и реципрока).

Статистические данные о частотности породных форм в корпусе следующие. Ис ходная порода (G) — 50202 вхождения, непассивные формы H — 9418, непассивные формы D — 6448 (статистику внутреннего пассива см. ниже), N — 4119, Dt — 970.

Этот подсчет, основанный на данных электронного корпуса Д.я., включает инфини тивы и причастия во всех синтаксических функциях, а также глагольные корни, за свидетельствованные лишь в одной из производных пород.

Этим статистическим данным соответствует тот факт, что G-порода в целом ней тральна с точки зрения диатезы и степеней транзитивности, то есть G-глаголы могут иметь различные диатезные значения в зависимости от лексической семантики кор ня, в частности почти все значения, выражаемые посредством глагольного словооб разования и рассматриваемые ниже.

Разграничение семантики D и H в Д.я. относится к дискуссионным проблемам гебраистики. В традиции, восходящей к средневековой еврейской национальной грамматике, принято утверждать, что исходное значение H — каузатив по отноше нию к G, а D — «интенсив» по отношению к G, например G rad прыгать’ H hirid заставить скакать’, G rad прыгать’ D ried танцевать’, G kal есть’ H hkil кормить’, G bar ломать’ D ibber раздроблять’. Вместе с тем наблю даемые в библейском корпусе факты трудно свести к этим семантическим прототи пам;

в частности, традиционное обозначение исходного значения D как «интенсива»

критиковалось за содержательную неопределенность и эвристическую слабость.

Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык В последние десятилетия гебраисты стремились обнаружить первичное значение D, из которого можно было бы вывести все типичные употребления этой породы в тексте. В ряде авторитетных трудов (монографиях Э. Йенни, А. Ридера, в стандарт ном учебном пособии по морфологической семантике Д.я. Б. Уолтке и М. О’Кон нора) за основу была принята теория А. Гётце, популярная в ассириологии 40–90-х гг.

XX в. Согласно этой теории, в аккадском языке первичным значением D-породы яв ляется «фактитив», то есть D-порода выражает переход в результативное состояние, обозначаемое результативным отглагольным прилагательным G-породы данного корня. В рамках этого подхода D-порода считается семантически отыменным обра зованием. В исследованиях по грамматике Д.я. (наиболее бескомпромиссно в моно графическом исследовании D-породы у Э. Йенни) эта гипотеза приобрела следую щий вид: D вызывает состояние, а H «причиняет» событие, то есть на более глубоком уровне D-породе соответствует именное предложение, а H-породе — глагольное предложение.

Суть этой теории можно проиллюстрировать на примере предложенной Б. Уолтке и М. О’Коннором интерпретации глаголов производных пород, образованных от корня bd гибнуть’: wa-ttabbedD et kol-zra ha-mmamlk (2 R 11:1) истолковыва ется как Она вызвала гибельD всего царского рода’, или, если доводить эту интер претацию до конца, Она — вызвавшая гибель...’: D описывает результативное со стояние субъекта, объект целиком пассивен. Напротив, w-habadtH t-ha-nnp ha-hi (Lev 23:30) истолковывается как Я сделаю так, что эта душа погибнетH’ или Я позволю этой душе погибнуть’: H описывает событие, душа’ соучаствует в кау зируемом событии как «второй субъект». Представление о том, что семантика D и H должна быть различной, было воспринято последним изданием монументального словаря Д.я. Л. Кёлера и В. Баумгартнера, и в ряде случаев это привело к искусствен ному противопоставлению значений D- и H-производных у одного и того же корня, ср., например, перифрастические переводы производных корня d быть священ ным’: D idda переместить (англ. transfer) нечто в состояние сакральности’ vs. H hidi пометить, рассматривать или предлагать нечто как сакральное, посвященное (божеству)’. Это толкование выведено, скорее, из теории, нежели из анализа значе ния лексем в тексте. С точки зрения корпусной лексикографии, оба глагола имеют значение сделать священным’ (т. е. принадлежащим божеству’ или относящимся к культовой, сакральной сфере’).

Во второй половине 1990-х гг. было показано, что теория о семантической зависи мости D-породы от результативного отглагольного прилагательного G-породы не имеет фактической опоры в аккадском материале. В 1998 г. появилась статья гебраи ста Яна Йостена, в которой автор, следуя новым идеям в ассириологии, предложил вернуться к представлению об «интенсиве» как основном семантическом сдвиге, ха рактеризующем в Д.я. D-породу по отношению к G-породе. На современном этапе исследования термин «интенсив» обозначает плюрализацию ситуации: имеется в ви ду некая «общая» интенсивность действия («делать много, часто или с бльшим уси лием»), частным случаем которой оказываются некоторые легко описываемые се мантические сдвиги, прежде всего увеличение числа актантов.

Синхронный анализ фактов показывает, однако, что в корпусе Д.я. семантическое различие D и H, связанное с их разными внутренними формами (геминация второго корневого согласного в D, грамматикализация лексического элемента в H), стерлось, и на передний план выступил общий элемент их семантики и синтаксиса: повышение Ханаанейские языки транзитивности и увеличение числа актантов. Сходным образом, N и Dt сближаются по общему признаку понижения транзитивности и обнаруживают синонимические употребления, хотя формально N-порода производна от G, а Dt-порода — от D. По этому, как это естественно для словообразовательных категорий, породы Д.я. не об разуют системы.

На идиоматический характер отношений между породами указывает и тот факт, что в корпусе много частотных глагольных корней, хорошо засвидетельствованных, с одной стороны, в N, а с другой — в H и/или в D при отсутствии G. Так, N kd зна чит быть/стать скрытым, исчезать, быть уничтоженным’ vs. D kd скрывать’, H kd уничтожать’;

bhl: N пугаться’ vs. D пугать’;

t: N портиться’ vs. D и H уничтожать’;

ml: N спасаться (бегством)’ vs. D спасать’;

nm: N сожалеть, рас каиваться;

находить утешение’ vs. D утешать’;

y: N получать помощь’ vs. H помогать’;

r: N остаться’ (однажды засвидетельствована G-форма в том же зна чении), выжить’ vs. H оставить;

пощадить’.

Для таких корней можно допустить семантически мотивированное вытеснение G-породы производными породами. Вероятно, преимущественно пассивное значение N в этих породных конфигурациях свидетельствует о том, что исходная семантика корня и вытесненной G-породы — скорее переходная, так что форма D и/или H (бо лее выразительных экспонентов транзитивности) заменила G, а медиальное значение N в тех же конфигурациях указывает на непереходную семантику корня и исходной породы: N-порода как показатель непереходности вытеснила G-породу. Глаголы ис ходной породы, совмещающие оба типа семантики, в Д.я. встречаются редко, ср., на пример, G br гореть’ и сжигать’.

Ниже рассматриваются преобразования в области залога и переходности, выра жаемые D-породой и H-породой.

Непереходные динамические дериваты корней с качественной и стативной семанти кой: lbn G быть белым’ H побелеть’, r G быть дурным’ H поступать дурно’, wb G быть хорошим’ H поступать хорошо’;

r G быть сзади’ D опаздывать’.

Рефлексивный каузатив стативных и качественных корней: r G быть дале ким’ H и D удалиться’, например, lo hiruH они не удалилисьH’, т. е. не ушли далеко’ (Gn 44:4), libbo riaD mimmnni Его сердце удалилосьD от меня’ (Jes 29:13), gdl G быть/стать великим’ H возвеличиться’, например higdilH oyeb враг возвеличилсяH’ (Thr 1:9).

Переходные дериваты корней, обозначающих свойства, а также стативных корней и непереходных динамических корней: kbd G быть тяжелым’ в разных смыслах, на пример быть важным’ и быть медлительным, тупым’ D делать невосприимчи вым, тупым;

чтить’ H делать тяжелым;

отуплять;

прославлять’;

yy G быть в живых’ D и H поддерживать в живых’;

bd G гибнуть’ D и H губить’.

Переходные дериваты одноместных глаголов движения G-породы обычно обра зуются по модели H, например bw G приходить’ H приводить, присылать’, y G выходить’ H выносить’. У частотного глагола wb G возвращаться’ за свидетельствованы синонимичные переходные дериваты по моделям H и D cо значе нием возвращать, восстанавливать’. У глагола wm G подняться’ частотен H-дериват поставить, воздвигнуть, исполнить’, но засвидетельствована также D-по рода воздвигнуть, зафиксировать’.

Каузатив переходных корней: ry G видеть, смотреть’ H показывать’, напри мер, w-har etH goyim marek Я покажуH народам твою наготу’ (Na 3:5), lmd G Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык изучать’ (например, закон) D обучать’, например, ha-mmipim r noki mlammedD m предписания, которым я обучаю вас’ (Deut 4:1), ml G быть полным, наполняться, наполнять собой’ D наполнять’, например, malleD t amtot h-nim kl НаполниD мешки этих людей едой’ (Gn 44:1).

По моделям D и H образуются отсубстантивные глаголы: en гнездо’ innenD вить гнездо’, pr земля’ ipparD кидаться землей’, zn ухо’ hzinH слушать’, zra семя’ hizraH сеять’.

Собственно интенсивное значение, предположительно составляющее специфику D как деривата G и обычно не приписываемое H-породе, встречается нечасто. Можно привести следующие достоверные примеры: br G разбивать’ D разбивать на куски;

разрушать’ (c прямым дополнением во множественном числе), br G хоро нить’ D хоронить’ (многих одновременно), n G целовать’ D расцеловать’ (нескольких по очереди), G кричать’ D выкрикивать’ (многократно), ktb G писать’ D писать’ (заниматься профессиональной деятельностью писца). Интен сив реализуется здесь как плюральность объектов или действия.

Специфику H по отношению к D составляют относительно редкие аппликативные употребления, например nl G обладать (земельной) собственностью’ H пере давать в собственность’: att tanilH t h-mакк. ha-zz t h-rакк. Ты пере дашь во владениеH этому народуакк. (эту) землюакк.’ (Jos 1:6), ср. D-производное того же корня с непрямым дополнением: ll ha-nnlot rакк. niluD (...) l-maotдат.

bne-yirel Вот наследственные уделы, которыеакк. (вожди кланов) передали во владениеD израильским племенамдат.’ (Jos 19:51), wb G возвращаться’ H воз вращать, передавать’: wayybuH otmакк. dbrакк. Они передалиH имакк. информа циюакк.’ (Jos 22:32), ср. D от того же корня: w-obabtD t yirelакк. l nwhu Я вернуD Израильакк. на его пастбище’ (Jer 50:19, с предложным локативным аргу ментом). Глагол H-породы hipi раздевать’ ( p G снимать с себя (одежду)’) употребляется с одним, либо, при подъеме посессора, с двумя прямыми дополнени ями: bige rummim tapiH Ты снимаешьH (последние) одежды нагих’ (Job 22:6), wayyapuH t yosepакк. t kuttontoакк. Они снялиH с Иосифаакк. его туникуакк.’ (Gn 39:23).

N-глаголы по семантике соотносятся с однокоренными глаголами в G, H и D. Об щее детранзитивное значение N-породы имеет, в зависимости от лексической семан тики корня, ряд типичных реализаций, которые перечисляются ниже в последова тельности от преимущественно семантических характеристик (одноместные актив ные N-глаголы) к прагматическим (пассив). Как видно из приводимых ниже примеров, речь идет о континууме употреблений, членение которого несколько про извольно, так как семантический инвариант N в большинстве случаев остается про зрачным. Вопреки тому, что часто утверждается в литературе, ни «базовым», ни наи более частотным значением N-породы в Д.я. не является пассив.

N — непереходный коррелят двухместных глаголов: ha-nninim niruN b-r В наших краях (букв. в земле’) показалисьN цветы’ (Cant 2:12, ry), ср. ry G видеть’, wa-yyiruN ne nim ba-mman Два человека оставалисьN на сто янке’ (Nu 11: 26, r), ср. r H lo hirnuH rid Мы не оставилиH никого в жи вых’ (Deut 2:34).

Реципрок, образуемый от переходных глаголов: wa-yyipprduN i me-al iw они рассталисьN’, букв. отделились один от другого’ (Gn 13:11, prd), ср. prd H hiprid он отделилH (ягнят от взрослых животных)’ (Gn 30:40), nodu они усло Ханаанейские языки вилисьN (о встрече)’ (Am 3:3, yd), ср. yd H mi yoidH-nni Кто может вызватьH меня (на поединок)?’ (Jer 49:19).

Прямой рефлексив, образуемый от переходных глаголов: ssterN я скроюсьN’ (Gn 4:14, str), ср. str H yastir он скроетH (свои намерения)’ (1 S 20:2), himmleN спасайсяN’ (Gn 19:17, ml), ср. ml D millD-nu он спасD нас’ (2 S 19:10) и malliD t napekакк. СпасиD себяакк.!’ (1 R 1:12).

Косвенный рефлексив/медий от переходных глаголов: niol nialN mimmnni dwid Дело в том, что Давид отпросилсяN у меня (навестить родных)’ (1 S 20:6;

l G спрашивать’), himmluN Cовершите себеN обрезание!’ (Jer 4:4, mwl), ср. G mwl wa-yymol он обрезалG (им крайнюю плоть)’ (Gn 17:23);

hiwwsriN НаучисьN!

(= усвой предупреждение!)’ (Jer 6:8, ysr), ср. ysr D учить, наказывать, воспитывать’.

Декаузатив, образованный от переходных глаголов с каузативной семантикой:

niptuN ha-myim небеса раскрылисьN’ (Ez 1:1, pt) G pta открывать’, wa-yyiwwledN la-nok t ird У Еноха родилсяN Ирад’ (Gn 4:18, yld) H yld holid зачать (об отце)’.

Рефлексивный каузатив, образованный от каузативных глаголов: nibti я клянусьN’ (= вызываю на себя проклятие в случае нарушения обещания, Gn 22:16, b) H b заклинать’, ср. hibtiH tm я заклинаюH васакк.’ (Cant 2:7), al tiwwdiN l-i Не позволяй этому человеку узнать тебяN’ (Ru 3:3, wd) H yd сообщить (= позволить узнать)’.

Субъектный имперсонал (обычно 3-е лицо единственного числа мужского рода имперфекта в значении настоящего узуального): al ken yemarN поэтому говорят/ говоритсяN’ (Gn 10:9, mr) mr G говорить’, lo yeN ken так (у нас) не делаетсяN’ (Gn 29:26, y) y G делать’, l-zotакк. yire i Этуакк. называютN «женщина»’ (Gn 2:23, r) r G называть’.

Пассив: wa-yymaG t kol ha-yum... wa-yyimmuN Он уничтожилG всё живое...

перечисление жертв, так что они были уничтоженыN’ (Gn 7:23, my), w-hi lo yittnN lo l-i а она не выданаN замуж за него’ (Gn 38:14, ntn) G ntn давать’.

Изредка N употребляется для отыменной деривации, наиболее прозрачный при мер — частотный глагол nibb пророчествовать’ nbi пророк’.

Dt — единственная деривативная t-форма, сохранившаяся в Д.я. Формально Dt-порода образуется префиксацией t- к основе D-породы, однако в корпусе есть не мало частотных корней, Dt-производные которых по семантике прозрачно соотно сятся с G или H при отсутствии D-форм. Вероятно, в Д.я. t-формы были в какой-то мере продуктивными и могли образовываться по модели Dt не только от D, но также от G и H, употребляясь как детранзитивные дериваты глаголов всех этих трех пород.

По набору словообразовательных значений Dt-глаголы близки к N-глаголам. В корпусе немало синонимов, образованных по обеим породным моделям от одного корня (см. примеры ниже). Иногда такие синонимы встречаются в одном пассаже, что, возможно, связано с литературной природой корпуса: wa-yyitabbeDt h-dm... w-ebeN Человек спряталсяDt от Бога, и на вопрос Бога: «Где ты?» отве тил, — «Я испугался и спряталсяN»’ (Gn 3: 8 сл., b).

Ниже детранзитивное значение Dt иллюстрируется примерами Dt-глаголов, кото рым в корпусе не соответствуют D-глаголы. Принимаются во внимание лишь произ водные лексемы с надежно установленной семантикой и частотными корнями.

Реципрок: Dt yk судиться’ (im yirel yitwakk Он вступит в тяжбуDt с Из раилем’ (Mi 6:2), ср. H упрекать, обвинять’);

Dt y совещаться’ (yityu al punk Они сговариваются (букв. совещаются) против тех, кому ты покровитель Л.Е. Коган, С.В. Лёзов. Древнееврейский язык ствуешь’ (Ps 83:4), ср. G советовать’);

для этого корня засвидетельствована также N-форма, синонимичная Dt (yiwwu yadw Пусть они совещаются вместе!’ (Jes 45:21));

Dt rb держать пари с кем-либо’ (hitrb-n t-doni t-mlk aur По спорь с моим господином, царем Ассирии’ (2 R 18:23), cр. G поручаться, гарантировать’).

Прямой рефлексив: b Dt (и N) прятаться’, ср. H прятать’ (G и D нет, за исключе нием однажды засвидетельствованной в Job 24:4 формы внутреннего пассива G или D).

Декаузатив и рефлексивный каузатив: ngp Dt спотыкаться’ (Jer 13:16), ср. G уда рять, поражать’, rgz Dt придти в ярость’, ср. H приводить в возбуждение’ (G тряс тись’), mkr Dt продавать себя (в рабство)’ (Deut 28:62), ср. G продавать’, N быть проданным’ и продавать себя’, kr Dt наниматься’ (Hag 1:6), ср. G нанимать’, mm Dt изумляться’ (Jes 59:16), ср. G быть потрясенным, испуганным’.

Пассив: r Dt быть разбитым’ (Jes 25:19), ср. G разбивать’;

ll Dt быть ограблен ным’ (Ps 76:6), ср. G грабить’, pk Dt быть вылитым’ (Job 30:16), ср. G выливать’.

По продуктивной морфологической модели Dt, в Д.я. образуются отыменные не переходные глаголы, часто с рефлексивным оттенком в значении: sd вер ность’ hitassed обнаруживать верность’ (Ps 18:26 // 2 S 22:26), tn зять’ hitatten породниться;

стать зятем’, yhudi иудей’ hityahed провозглашать себя иудеем’ (Est 8:17).

Пассив в Д.я. может выражаться также пассивными формами переходных глаголов G-, D- и H-пород.

Внутренний пассив D (Dp или pual) засвидетельствован 417 раз, внутренний пас сив H (Hp или hopal) — 390 раз (в обоих случаях включаются причастия и infinitivus absolutus). Внутренний пассив G (Gp) засвидетельствован, по наиболее осторожному из подсчетов, 86 раз для 22 корней, в том числе 27 раз для yld рожать’, 15 раз для l брать’, семь раз для ntn давать’, пять раз для kl есть, пожирать’. Из 86 вхо ждений Gp 56 составляют формы qtal, 20 — yiqtol, пять — wa-yyiqtol, две — w-qtal;

засвидетельствованы также три отглагольных прилагательных.

Внутренний пассив G-породы постулируется в грамматической традиции потому, что у ряда глагольных корней (в особенности у приведенных выше корней с базовой лексической семантикой) неоднократно встречаются пассивные по значению формы, морфологический облик которых в суффиксальном спряжении тождествен Dp, а в префиксальном спряжении — Hp, однако других форм D-породы и (или) H-породы для этих корней в корпусе нет. Такие пассивные формы принято считать реликтами Gp (о формальных аспектах Gp см. выше в этом разделе). Ср., например, G l брать’: Gp перф. lua он был взят’, префиксальная форма Gp wa-ttua она была взята’. Для этого корня хорошо засвидетельствована также N-порода в пассивном значении, например N перф. nila он был взят/захвачен’.

На архаичный характер Gp указывает не только редкость этой формы в текстах, но и то, что у Gp засвидетельствовано отглагольное прилагательное (или «причастие») ul, отличное от частотного пассивного отглагольного прилагательного G-породы ul: hassn boerприч. G b-e w-hassn ennnu ukklприч. Gp (Он увидел:) куст горитприч. G в огне, но куст — он не «пожирается»прич. Gp (огнем)’ (Ex 3:2, kl), ma-nna la-nnar ha-yyulldприч. Gp Что нам следует делать с мальчиком, которо му предстоит родитьсяприч. Gp?’ (Jdc 13:8, yld).

Формы внутреннего пассива G, как и формы N-породы, могут употребляться в 3-м лице единственного числа мужского рода в значении субъектного имперсонала:

glatж. р. br r lo ubbadGp 3 л. ед. ч. м. р. bhж. р. телкаж. р., на которойж. р. не Ханаанейские языки пахалиGp 3 л. ед. ч. м. р.’ (Deut 21:3, bd), yuttanGp 3 л. ед. ч. м. р. tакк. biagж. р. Пусть Авишагакк. ж. р. отдадутGp 3 л. ед. ч. м. р. (замуж)’ (1 R 2:21, ntn).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.