авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Содержание Становление архивного дела на Ямале (1918-1938 гг.) Автор: Л. В. Соломина..................................... 3 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Сперанский. В 1946-1964 гг. - старший научный сотрудник ЦГАДА, блестящий знаток его фондов. В 1957 г.

защитила кандидатскую диссертацию "Башкирское восстание 1735-1736 гг.". В 1964- 1967 гг. - в ГИМе;

в 1967 1976 гг. - в Институте Дальнего Востока;

с 1976 г. ведущий научный сотрудник Института истории СССР АН СССР (с 1992 г. Института российской истории РАН). В 1987 г. выпустила монографию "Служилая бюрократия в России и ее роль в формировании абсолютизма", с успехом защищенную в качестве докторской диссертации в октябре 1989 г. Внесла выдающийся вклад в изучение истории России XVI-XVIII вв. (Преображенский А. А.

Юбилей Натальи Федоровны Демидовой // Российское самодержавие и бюрократия: Сб. ст. в честь Н. Ф.

Демидовой. М.;

Новосибирск, 2000. С. 5-19.) Демидова Н. Ф. Бюрократизация государственного аппарата абсолютизма в XVII-XVIII вв. // Абсолютизм в России (XVII-XVIII вв.). М., 1964;

Она же. Приказные люди XVII в. (Социальный состав и источники формирования) // Ист. зап. 1972. Т. 90;

Она же. Государственный аппарат России в XVII в. // Там же. 1982. Т. 108;

Она же. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М., 1987.

Демидова Н. Ф. Служилая бюрократия в России XVII века (1625-1700): Биогр. справ. / Отв. сост. Г. А. Иванова.

М., 2011. 720 с. В основу справочника положен каталог, составлявшийся Н. Ф. Демидовой на протяжении более полувека работы в ЦГАДА-РГАДА. В последние 11 лет к обработке материалов подключились ее коллеги: Л. К.

Бажанова, С. В. Десятникова, М. Ю. Зенченко, А. Д. Шахова;

основную систематизацию материалов провела Г. А.

Иванова.

Барсуков А. П. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII ст. М., 1902;

Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII в. М.;

Л., 1946;

Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV XVII вв. М., 1975.

Демидова Н. Ф. Служилая бюрократия в России XVII века (1625-1700): Биогр. справ. С. 4-9.

Там же. С. 4.

Там же. С. 12.

Там же. С. 10.

Злотников М. Ф. Подьячие Ивановской площади. (К истории нотариата Московской Руси) // Сб. ст., посвященных А. С. Лаппо-Данилевскому. Пг., 1916.

стр. Каталог личных архивных фондов отечественных историков:

Заглавие статьи издание продолжается Автор(ы) Т. В. Медведева, М. П. Мироненко Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 25- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ История и практика архивного дела Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 20.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Каталог личных архивных фондов отечественных историков: издание продолжается Автор: Т. В. Медведева, М. П. Мироненко Ключевые слова: личный архивный фонд, каталог, Археографическая комиссия РАН, С. О.

Шмидт.

Интерес к вопросам историографии, и в частности отечественной исторической мысли, в научном сообществе неизменно высок. Предметом изучения все чаще становятся не только опубликованные исследования, но и сохранившиеся в архивах историков труды, подготовительные материалы к ним, составляющие творческую лабораторию ученых, их воспоминания, дневники и переписка, позволяющая не только восстановить хронологическую канву жизни и деятельности историков, но и изучить круг общения, оценить волновавшие их научные и общественно-политические проблемы. В связи с этим весьма актуальной становится задача предоставления исследователям систематизированной подробной информации о личных фондах российских историков в государственных хранилищах.

Такую работу взяла на себя Археографическая комиссия РАН, приступив к созданию "Каталога личных архивных фондов отечественных историков". Началась она еще в 1980 х гг., когда уровень развития исследований по историографии, источниковедению, архивоведению и историографии неизмеримо возрос, а представление о предмете и задачах последней, и в частности об источниковедении историографии как важнейшем и необходимом условии изучения истории исторической мысли, расширилось. В историографических трудах начали рассматриваться не только исторические концепции и общественно-политические воззрения историков, но и история различных исторических дисциплин, роль и место преподавания истории в развитии исторической науки, введение в научный оборот новых исторических источников, вклад в историческую науку хранителей памяти - архивистов, собирателей рукописей и книг, музейных и библиотечных работников, нумизматов. Возник интерес к трудам не только выдающихся историков, но и менее известных, подчас забытых авторов, о деятельности которых в изучении конкретных исторических проблем следовало напомнить. Стало очевидным, что для полного осмысления вклада историков в отечественную и мировую науку необходимо освоение всего, не ограниченного только печатными источниками, историографического наследия, с широким привлечением архивных материалов, что серьезное исследование творчества историка невозможно без изучения его научного архива, часто хранящего неопубликованные труды и различные варианты напечатанных работ, заявки на издания, наброски и заметки, списки исторических источников, тексты докладов, лекций и выступлений, материалы преподавательской деятельности. В историографических трудах все шире использовались воспоминания, дневники и переписка, а также делопроизводственные материалы из архивов учреждений, научных обществ, других ученых и различных лиц, с которыми был связан историк.

Замысел создания "Каталога личных архивных фондов отечественных историков", охватывающего XVIII в. (когда история начала складываться стр. как самостоятельная научная дисциплина и стало формироваться профессиональное занятие ею) - конец XX в., принадлежит председателю Археографической комиссии РАН С. О. Шмидту и В. Ю. Афиани, в то время сотруднику комиссии, а ныне директору Архива РАН. Приступая к работе, комиссия исходила из того, что сведения об архивах историков распылены по различным справочникам, отрывочны и неполны. Поэтому предстояло учесть тех деятелей науки, чьи личные архивы или значительные комплексы документов находятся в государственных хранилищах на правах самостоятельных фондов или в составе фондов других лиц, также вошедших в справочник. Составители не задавались нереальной целью выявления отдельных автографов и документов во всех существующих архивных фондах, но стремились показать российскую историческую науку во всей ее полноте. В справочнике представлены сведения об архивных фондах как собственно историков, археологов, этнографов, археографов, историков искусства, фольклора, так и краеведов, архивистов, музейных работников, коллекционеров рукописей и исторических древностей, причем не только крупных деятелей, оставивших обширное научное наследие, но и малоизвестных ныне авторов, в том случае, если сохранились их архивные материалы. Такой подход особенно важен для изучения раннего этапа формирования исторической науки, для которого характерна немногочисленность источников.

Работа началась с выявления круга историков, имена которых предполагалось включить в Каталог, и составления картотеки. На ее основе подготовили и издали предварительный список из 2400 имен1. Впоследствии его значительно доработали и дополнили:

сформированная электронная база данных ныне включает 3450 персоналий. Были продуманы и обнародованы принципы научного описания документных комплексов и организации работы2.

Описание фондов велось сотрудниками Археографической комиссии при поддержке и во взаимодействии со многими хранилищами, как центральными, так и региональными.

Составители Каталога выражают глубокую благодарность сотрудникам архивов, библиотек и музеев, принявшим участие в этой работе.

Структура описаний вырабатывалась специально для Каталога и почти не претерпела изменений на протяжении трех выпусков. Характеристика личного фонда историка начинается с краткой биографической справки, содержащей информацию о датах жизни ученого, месте его рождения, смерти, захоронения (последнее удавалось выяснить далеко не всегда), направлениях научной, служебной и общественной деятельности, основных трудах.

Следом располагается описание архивных материалов, структурированное по архивохранилищам, с обязательным указанием объема личного фонда и крайних дат документов. При описании документов внутри фонда составители придерживались следующего порядка: 1) творческие рукописи и подготовительные материалы к ним (выписки из источников и литературы, копии исторических документов, планы работ, библиографические списки, варианты статей и пр.);

2) биографические материалы (документы о рождении, семье, образовании, дневниковые записи, мемуары, документы о путешествиях);

3) служебные материалы (приказы о назначениях, указы и рескрипты, служебная переписка, докладные и служебные записки, формулярные списки);

4) хозяйственно-имущественные материалы (счета, приходные кни стр. ги, записи о расходах, квитанции);

5) переписка (раздельно письма историка к разным лицам и в его адрес);

6) изобразительные материалы (портреты, рисунки, фотографии, карты, чертежи);

7) труды других авторов (в особенности имеющие отношение к историографии);

8) коллекции. Следует отметить, что далеко не все из описываемых фондов содержат указанные группы материалов полностью.

Традиционное для Каталога разделение на материалы творческие, биографические, служебные и переписку иногда дополняется другими рубриками. Чаще всего это относится к разделу "Творческие материалы", отличающемуся разнообразием. Если фонд большой, а научные материалы разнородны, то они описываются отдельно: по этнографии, славяноведению, археологии и др. В ряде случаев выделяются материалы общественной (об участии в различных обществах и комиссиях), издательской, преподавательской деятельности. При небольшом объеме фонда и однородном составе, когда документы принадлежат к одной группе, названия разделов не приводятся.

Каталог призван помочь исследователям сориентироваться в море архивных материалов и дать адекватное представление о составе личных фондов ученых, в первую очередь об их исторических работах, а также о биографических, служебных и эпистолярных документах того или иного автора. Творческие материалы, не относящиеся к истории и смежным областям знания, в зависимости от объема нередко описывались в целом, как и служебные, в особенности если трудовая деятельность исследователя не была связана с его научными изысканиями.

Единицей описания в Каталоге является, как правило, архивное дело (единица хранения) или группа дел, объединенных по тематическому или предметному признаку. Содержание единиц хранения иногда раскрывается полистно - там, где это необходимо для характеристики исторических трудов фондообразователя. В описании эпистолярных материалов обычно указываются даты и количество писем, а иногда - листов переписки.

В разделе "Собрание" приводятся общие и наиболее важные сведения о собранных историками рукописях, древних рукописных и старопечатных книгах, древностях, а также нумизматических, археологических и художественных коллекциях. Там, где возможно, они дополняются информацией о времени и обстоятельствах составления собрания и его судьбе.

Сведения об отдельных материалах и документах историка, разбросанных по другим фондам и хранилищам, выявленные в процессе работы, помещаются в разделе "Дополнения". Только в первом выпуске, охватывающем XVIII в., составители стремились к максимально полному включению в описание всех разрозненных материалов историков, находящихся в разных хранилищах. В последующих выпусках, относящихся к XIX и началу XX в., подобные материалы указывались уже в качестве дополнения, и их выявление не являлось обязательным.

Хотя в задачу составителей не входило изучение истории книжных собраний ученых, во многих случаях приводятся сведения о месте хранения личной библиотеки (как правило, если она сохранилась единым комплексом или влита в состав крупных книгохранилищ).

Книги и статьи об этих книжных коллекциях, их каталоги и описания приводятся в разделе "Литература о библиотеке".

стр. В разделе "Литература об архиве" указаны обзоры фондов, а также работы, раскрывающие историю складывания и дальнейшую судьбу архива, его состав. Приводится также литература о других архивных материалах историка в различных хранилищах. В разделе "Литература о собрании" даны развернутые описания коллекций и собраний.

Заключительный в каждом описании раздел "Библиография" дает представление об изданиях, содержащих библиографические и биографические сведения об историке, являясь, таким образом, библиографией библиографий. Сюда относятся персональные биобиблиографии и материалы, имеющиеся в общих библиографических указателях.

Названы также биографические справочники, включающие библиографические данные. В ряде случаев, особенно когда отсутствуют опубликованные списки трудов, приводятся некрологи, статьи и монографии об ученом, где есть указания на его работы. Поместить в Каталог полный список трудов каждого историка и литературы о нем не представлялось возможным из-за весьма большого объема подобных сведений. Исключением можно считать выпуск, относящийся к XVIII в., в котором собранные, иногда по крупицам, сведения о личных архивах небольшого числа авторов-исследователей были дополнены достаточно подробными, хотя и не исчерпывающими, сведениями о публикациях трудов историков, литературы о самих исследователях, их жизни, деятельности и работах.

Первые два выпуска Каталога вышли в свет в 2001 и 2007 гг. (в один вошли описания документов 75 ученых XVIII в., в другой - свыше 180 историков первой половины XIX в.)3. В первый выпуск, помимо известнейших историков, таких как Г. Ф. Миллер, В. Н.

Татищев, А. Л. Шлецер, М. М. Щербатов, вошли ученые, совмещавшие исторические изыскания с иными видами деятельности: создатель и первый директор Санкт Петербургской типографии, изучавший историю российского государства М. П. Аврамов;

библиотекарь Академии наук, хранитель Кунсткамеры, автор первого труда по истории Библиотеки Академии наук и Кунсткамеры И. Г. Бакмейстер;

член Берг-коллегии, начальник Екатеринбургского горного управления, архивист, археограф, историк русской промышленности И. Ф. Герман;

архивист, археограф, историк Н. Н. Бантыш-Каменский;

археограф, издавший ряд важных законодательных памятников XVI в. ("Судебник царя и великого князя Ивана Васильевича" и др.) С. С. Башилов;

историк Русского Севера, архивариус, посадский старшина В. В. Крестинин;

инженер-лейтенант Л. Ланг (положивший начало Китайской и Маньчжурской коллекциям Библиотеки Академии наук);

коллекционер, историк, археолог, археограф А. И. Мусин-Пушкин;

просветитель, писатель, издатель, собиратель и публикатор исторических материалов Н. И. Новиков;

экономист, географ, этнограф, историк Оренбургского края П. И. Рычков и др. В том вошли описания наследия таких выдающихся личностей XVIII в., как великий ученый энциклопедист М. В. Ломоносов, оставивший ценные труды по истории, и просвещенные государственные деятели Екатерина II и Е. Р. Дашкова, находившие время для исторических изысканий. Не охватывая всех сфер их деятельности, составители сосредоточились на описании оставленного ими архивного наследия, относящегося к занятиям историей. Как исключение было включено описание архива автора "Скифской истории" А. И. Лызлова, жившего в XVII в.

Выпуск, охватывающий XVIII в., имеет ряд особенностей, одна из которых - включение в него не только архивных фондов, но и отдельных выяв стр. ленных в различных хранилищах документов. Составители исходили из того, что архивы ученых того времени плохо сохранились и в большинстве не дошли до нас в виде целостных фондов. Поэтому здесь поместили указания даже на отдельные документы, обнаруженные в "чужих" собраниях. Объем сохранившихся документов историков, состав и содержание их фондов очень неоднородны. От некоторых архивов дошли только небольшие части, однако есть фонды с огромным количеством материалов. Так, в богатейших и еще далеко не полностью изученных фондах Г. Ф. Миллера в РГАДА и ПФА РАН - более 3,5 тыс. дел. У части персоналий (А. П. Богданов, С. П.

Крашенинников, В. Н. Татищев, Феофан Прокопович и др.) архивное наследие представлено множеством творческих рукописей и документов, хранящихся в "чужих" фондах, у других - буквально одним документом (у И. П. Анненкова это только "Описание города Курска" в "портфелях" Г. Ф. Миллера в РГАДА).

Среди историков первой половины XIX в., чьи фонды представлены во втором выпуске, Ф. П. Аделунг, К. С. Аксаков, Д. Н. Бантыш-Каменский, Г. С. Батеньков, И. Д. Беляев, А.

Х. Востоков, Н. И. Второв, В. И. Даль, К. Ф. Калайдович, Н. М. Карамзин, М. А. Корф, А.

И. Михайловский-Данилевский, А. И. Невоструев, А. С. Норов, М. А. Оболенский, М. П.

Погодин, П. И. Прейс, Н. П. Румянцев, И. М. Снегирев, С. М. Соловьев, П. М. Строев и др.

В третий выпуск, охватывающий вторую половину XIX - начало XX в., вошли сведения об историках, чья научная деятельность протекала в основном в период от 1860-х до конца 1910-х гг. Это особый период в русской исторической науке, отличавшийся бурным ростом числа учебных заведений, открытием новых научных направлений и дисциплин, учебных кафедр. Резко возросло число историков-профессоров высшей школы, а также музейных и архивных работников, издателей и сотрудников исторических журналов.

Существенно вырос и объем сохранившихся архивных материалов ученых, что обусловило необходимость разделить третий выпуск на несколько частей. В его первую часть вошли описания архивных фондов 136 историков, чьи фамилии начинаются с букв "А-В"4.

Хронологические рамки тома условны. Среди историков этого времени немало тех, кто дожил до 1920-1930-х, а некоторые и до середины 1940-х гг. Пережив 1917 г., Гражданскую войну и разруху, многие из них продолжали работать в эпоху идеологического наступления на историческую науку и тотального утверждения марксизма как "единственно верного" научного направления и метода. Это, например, исследователь раннехристианского и византийского искусства Д. В. Айналов (1862-1939);

член Симбирской ученой архивной комиссии П. А. Александров (1863-1932);

этнограф и литератор В. И. Анучин (1875-1941);

историк и научный хранитель Кремля С. П. Бартенев (1863-1930);

византолог В. Н. Бенешевич (1874-1938), дважды арестованный в 1920-х гг.

по "академическому делу" и расстрелянный вместе с сыновьями-близнецами и братом за издание в Германии своего труда, посвященного византийскому памятнику "Синагога Иоанна Схоластика в 50 титулах";

археограф и архивист И. А. Бычков, заведовавший в течение 63 лет (1881-1944) Отделением рукописей Публичной библиотеки. В их личных фондах сохранились документы не только о научной деятельности, но и репрессиях ученых.

Особую группу составляют историки-эмигранты, уехавшие из России после 1917 г.:

фольклорист и этнограф Е. В. Аничков;

генеалог и краевед, стр. один из создателей Тульской губернской ученой архивной комиссии В. С. Арсеньев;

историк русского революционного движения, известный своими разоблачениями провокаторов среди революционеров В. Л. Бурцев, и др. В том включено также описание документального наследия историка К. Ф. Валишевского, родившегося в Варшаве, прожившего всю жизнь во Франции, но посвятившего свою научную деятельность изучению русской истории, работавшему в российских архивах и тесно связанному с Россией, чье гражданство он неизменно сохранял.

Готовится следующая, вторая часть третьего выпуска (в нем предполагается не менее пяти частей) Каталога, посвященная историкам, чьи фамилии начинаются с букв "Г-З"5. Это известные историки В. И. Герье (1837-1919), Е. Е. Голубинский (1834-1912), Ю. В. Готье (1873-1943), А. А. Дмитриевский (1856-1929), В. Г. Дружинин (1859-1937), И. Е. Забелин (1820-1908), коллекционер древностей П. Я. Дашков (1849-1910) и др.

В целом Каталог вводит в научный оборот репрезентативную систематизированную информацию о рукописях, составляющих основу отечественной историографии, которая окажет существенную помощь исследователям, преподавателям, студентам и аспирантам в поиске и изучении документальных источников по истории российской исторической науки.

Предварительный список для "Каталога личных архивных фондов отечественных историков" / Сост.: В. Ю.

Афиани, М. П. Мироненко;

отв. ред. С. О. Шмидт. М., 1984. Ротапринт.

Шмидт С. О. Архивный документ как историографический источник // Шмидт С. О. Путь историка. Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997. С. 177-205;

Афиани В. Ю., Мироненко М. П. К изданию первого выпуска "Каталога личных фондов отечественных историков: XVIII век" // Археографический ежегодник за 1998 год. М., 1999. С. 39-45;

Шмидт С. О., Афиани В. Ю., Мироненко М. П. Справочник об архивах отечественных историков XVIII- XIX вв. // Архивоведение и источниковедение отечественной истории:

Проблемы взаимодействия на современном этапе: Докл. и тез. выступл. на Всерос. конф. 25-26 февр. 1999 г. М., 1999. С. 55-62.

Каталог личных архивных фондов отечественных историков. Вып. 1: XVIII в. / Сост.: В. Ю. Афиани, Т. В.

Лохина, М. П. Мироненко;

отв. ред. С. О. Шмидт. М., 2001;

Вып. 2: Первая половина XIX века / Сост.: Т. В.

Медведева, М. П. Мироненко, В. А. Черных;

отв. ред. С. О. Шмидт. М., 2007. Рец.: Зелов Н. С. Каталог личных фондов историков // Библиография. 2008. N 6. С. 70-72;

Боярченков В. В. Каталог личных архивных фондов отечественных историков. Вып. 2: Первая половина XIX века // Отечественные архивы. 2008. N 3. С. 103-106.

Каталог личных архивных фондов отечественных историков. Вып. 3: Вторая половина XIX - начало XX века. Ч.

1: А-В / Сост.: Т. В. Медведева, М. П. Мироненко, В. А. Черных;

отв. ред. С. О. Шмидт. М., 2012.

Подготовка второй части третьего выпуска Каталога (Г-З) осуществляется при поддержке РГНФ, грант N 12-01 00254а.

стр. Техническая укрепленность архивов, расположенных в зданиях Заглавие статьи памятниках истории и культуры: нормативная база и практика РГВИА Автор(ы) А. В. Приютов Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 31- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ Рубрика История и практика архивного дела Место издания Москва, Россия Объем 13.1 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи Техническая укрепленность архивов, расположенных в зданиях памятниках истории и культуры: нормативная база и практика РГВИА Автор: А. В. Приютов 13-15 ноября 2012 г. в Санкт-Петербурге состоялся семинар главных хранителей фондов федеральных, а также региональных архивов Северо-Западного федерального округа, подготовленный Федеральным архивным агентством при участии Российского государственного исторического архива, где обсуждались вопросы организации хранения и учета архивных документов, в том числе обеспечения нормативных условий хранения, создания страхового фонда и фонда пользования особо ценных и уникальных документов и др.

Ключевые слова: объект культурного наследия, памятник истории и культуры, техническая укрепленность объекта, Российский государственный военно-исторический архив.

Вопросы сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации регулируются в первую очередь Федеральным законом от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации".

В соответствии с его требованиями работы по сохранению объекта проводятся с письменного разрешения и по заданию, которые выдаются соответствующим органом охраны объектов культурного наследия, при условии осуществления им контроля за выполнением работ. Это относится к ремонтно-реставрационным, проектным и производственным работам, ремонту и реставрации памятника, приспособлению здания для современного использования. Организация и проведение работ по технической укрепленности архивов и других учреждений культуры, расположенных в зданиях памятниках истории и культуры, регламентируются подзаконными нормативными правовыми актами, распорядительными документами МВД, МЧС, Минкультуры России и иных ведомств, с учетом требований соответствующего законодательства.

Наиболее детально нормативы технической укрепленности изложены в "Типовых требованиях по инженерно-технической укрепленности и оборудованию техническими средствами охраны учреждений культуры, расположенных в зданиях - памятниках истории и культуры" (утверждены приказом Минкультуры России от 8 ноября 2000 г. N 664). Основное требование заключается в том, что работы не должны наносить ущерб памятнику при обязательном соблюдении технологии и высокого качества их ведения, технических условий эксплуатации и содержания здания, его конструкций и помещений.

Изменения планировочной, объемно-пространственной структуры, инженерно конструктивных особенностей, фасадов и интерьеров памятника допускаются только по предписанию государственного органа охраны памятников.

стр. Создание или усиление защиты недвижимых памятников истории и культуры являются неотъемлемой частью ремонтно-реставрационных мероприятий и проводятся одновременно на всех стадиях их проектирования и производства, начиная с технического задания. Сдача отреставрированного (отремонтированного) памятника истории и культуры, не оснащенного средствами инженерно-технической укрепленности и техническими средствами охраны, не допускается. Для архивов техническая укрепленность подразумевает, как правило, весь комплекс мероприятий, связанных с усилением и обеспечением безопасности объектов культуры, культурных и материальных ценностей, включая документы Архивного фонда Российской Федерации, находящиеся здесь на хранении. Это напрямую касается Российского государственного военно исторического архива (РГВИА), занимающего здание - памятник истории и культуры XVII-XIX вв. федерального значения - "Дворец Петра I на Яузе", известное как Лефортовский дворец (по имени своего первого номинального владельца Франца Лефорта). Поскольку его основные фонды размещаются здесь с осени 1865 г. (вывезены из помещений Сената в Московском Кремле), до начала XX в. он часто именовался Лефортовским (военным) архивом.

Обустройству дворца под архив с самых первых дней его там размещения уделялось значительное внимание. Уже к 1873 г. на чердаках установили "большие резервуары воды, с проведенными от них в помещения архивов железными трубами и рукавами, приспособленными к заливанию огня", вода из которых на зиму сливалась (правда, периодически протечки случались)1. В архивохранилищах сделали стеллажи, металлические двери;

отделили каждое друг от друга брандмауэрами, а окна первого этажа закрыли металлическими решетками2.

В начале XX в. Военное ведомство приняло комплексную программу по технической укрепленности дворца, но она не была реализована в полном объеме в связи с Первой мировой войной. По существу, только в 1950-е гг. провели наиболее значимые работы по реконструкции и технической укрепленности объекта: подключили центральное отопление, водопровод, канализацию, электроосвещение помещений архивохранилищ. И если в 1912 г. при разработке предложений по технической укрепленности объекта служащие Лефортовского архива придерживались мнения, что "не архив для здания, а здание для архива"3, то в 1950-е гг. проведение этих работ диктовалось размещением архива в здании, признанном памятником истории и культуры общесоюзного значения4.

В 1990-е гг. вопросы инженерно-технической укрепленности здания обострились. Его конструктивные элементы (крыша, стропила, чердачные перекрытия), инженерные сети в силу своей изношенности и отсутствия профилактических ремонтов стали угрожать как сохранности архивных документов, так и самому зданию (только в один год было зафиксировано 17 аварийных ситуаций).

В 2000-е гг. работы по технической укрепленности архива осуществили за счет средств федеральной целевой программы "Культура России", в том числе в ходе реставрации дворца. Сегодня РГВИА оснащен охранно-пожарной сигнализацией на базе интегрированной системы безопасности "Рубеж-08" с автоматизированными рабочими местами, установленными на постах полицейской и пожарной охраны объекта, периметральной сигнализаци стр. ей его заднего двора, выведенной на БЦП (блок центральный процессорный). В соответствии с предписаниями вневедомственной охраны периметр забора заднего двора дополнительно укреплен плоским барьером безопасности "Егоза". Помещения обеспечены двумя рубежами охраны.

В целях оперативного визуального контроля и регистрации обстановки установлены внешняя и внутренняя системы видеонаблюдения: первая - на территории (она выведена на пост полицейской охраны), вторая - в читальном зале и уже показала свою эффективность (в 2012 г. она модернизирована, с учетом опыта применения, за счет средств ФЦП "Культура России"). В рамках ФЦП проводится также замена оконных блоков в ходе реставрационных работ на фасадах здания, завершена реконструкция внешней и внутренней систем отопления, практически во всех архивохранилищах установлены металлические двери, стекла окон первого и второго этажей фасада защищены полимерной пленкой класса "А3", за годы эксплуатации показавшей свою надежность.

Сто лет назад, в 1912 г., при оценке возможностей использования Лефортовского дворца под архив, его расположение считалось идеальным с точки зрения обеспечения пожарной безопасности прежде всего из-за отсутствия в непосредственной близости других строений и значительной удаленности от Слободского дворца, в котором размещалось Императорское техническое училище5. Однако сегодня вопросы обеспечения пожарной безопасности объекта одни из самых серьезных и труднорешаемых. Так, в непосредственной близости от здания РГВИА остаются самовольно возведенные гаражи.

Обращения об их сносе в органы прокуратуры, Госпожнадзора МЧС России и другие инстанции успехом не увенчались, несмотря на то, что пожар 2003 г. в Государственном архиве Оренбургской области возник именно в расположенных рядом гаражах. Не удается согласовать с местными территориальными органами власти и установку у одной из сторон здания ограждения для защиты от несанкционированного доступа посторонних.

Граница архива фактически и юридически проходит по фасаду здания в нарушение положения об охранных культурных зонах памятников истории и культуры Федерального закона N 73-ФЗ и закона города Москвы от 14 июля 2000 г. N 26 "Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры". Не работает в этом случае и закон города Москвы от 9 июня 2004 г. N 40 "Об особом порядке регулирования градостроительной деятельности на исторических территориях города Москвы и на территориях зон охраны объектов культурного наследия в городе Москве", признанный экспертами одним из лучших в данной области. Через площадь от архива строится автозаправочная станция, хотя в зонах охраны памятников истории и культуры размещение взрыво- и пожароопасных объектов запрещено.

Система автоматического пожаротушения отсутствует, инженерное решение о возможности ее установки не проработано, поскольку нет свободных помещений для оборудования станции пожаротушения, а архивохранилища для установки соответствующих модульных систем перегружены. До сих пор не решен вопрос и о нормализации температурно-влажностного режима в архивохранилищах.

Серьезной проблемой остается переоснащение стеллажным оборудованием. При загруженности архивохранилищ на 105 %, по состоянию на 1 янва стр. ря 2012 г., здесь 35 тыс. пог. м стеллажей, из них металлических - 25 %, смешанных (с деревянными полками) - 65 % и деревянных - 8 %. При этом многие стеллажи при высоте свыше 4 м в основном не имеют перекрытий и доступны лишь со стремянок и приставных лестниц. Но основная трудность состоит в том, что значительный комплекс стеллажей установлен с нарушением действующих норм пожарной безопасности.

К сожалению, в последнее время подход надзорных органов МЧС России к обеспечению пожарной безопасности на объектах культуры заметно изменился. Теперь он направлен в первую очередь не на результат, а на выявление как можно большего числа нарушений, многие из которых связаны с конструктивными особенностями зачастую приспособленных зданий. Это в полной мере относится и к архивам, размещенным в памятниках истории и культуры, вразрез п. 3. ст. 38 закона города Москвы "Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры", который предусматривает обязательное согласование с государственным органом охраны памятников проектов специальных работ, связанных с выполнением требований госорганов противопожарного, санитарного надзора и др.

Каждое архивное здание, а тем более памятник истории и культуры, требует индивидуального подхода с учетом его специфики, места расположения и др. В противном случае будут сведены на нет все усилия по обеспечению безопасности архивных документов и сохранению памятников истории и культуры. Поэтому важное значение сегодня приобретает независимая профессиональная экспертиза принимаемых решений по технической укрепленности и обеспечению безопасности архивных документов и самих объектов, охватывающая и кадровые проблемы инженерно технических служб архивных учреждений. Говоря о технической укрепленности архивов, расположенных в зданиях - памятниках истории и культуры, следует помнить, что она достигается лишь комплексом мер.

Ответы Московского отделения Общего архива Главного штаба на вопросы Комиссии об устройстве архивов, высочайше учрежденной при Министерстве народного просвещения, от 23 июня 1873 г. // Российский государственный военно-исторический архив: История в документах. 1797-2007. М., 2011. С. 228.

Там же. С. 229.

Докладная записка архивиста Ф. А. Ниневе и инженера-технолога И. К. Русвурма начальнику Главного штаба Н.

П. Михневичу о состоянии здания Лефортовского дворца и проекте его переоборудования под архив // Там же. С.

274-275.

14 октября 1948 г. Совет министров СССР принял постановление "О мерах улучшения охраны памятников культуры" N 3898 и утвердил Положение об охране памятников культуры. В 1949 г. архивом было подписано первое охранное обязательство, согласно которому он должен был обеспечивать сохранность и реставрацию Лефортовского дворца как памятника истории и культуры. (Докладная записка директора ЦГВИА СССР Н. П.

Шляпникова министру внутренних дел С. Н. Круглову о состоянии здания Лефортовского дворца от 23 апреля 1949 г. // Там же. С. 772-776.) Там же. С. 273.

стр. Заглавие статьи Организация хранения архивных фондов в РГИА Автор(ы) О. Д. Амосова Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 35- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ История и практика архивного дела Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 7.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Организация хранения архивных фондов в РГИА Автор: О. Д. Амосова Ключевые слова: обеспечение сохранности документов, режим хранения документов, организация хранения фондов, хранитель фондов, Российский государственный исторический архив.

Российский государственный исторический архив (РГИА) занимает ныне комплекс зданий, специально для него построенных в 2004-2005 гг. Архивохранилища оснащены системой создания искусственного микроклимата, поддерживающей температурно влажностный и санитарно-гигиенический режимы согласно принятым нормативам.

Мониторинг климатического, микробиологического и экологического режимов хранения ведут специалисты отдела обеспечения сохранности документов и современных архивных технологий. Биологический режим в архивохранилищах оценивается как удовлетворительный, что подтверждено специальным исследованием, проведенным в 2008 г. специалистами ВНИИДАД. Каждое хранилище снабжено датчиками противопожарной системы и автономной системой пожаротушения, пломбируется и доступно лишь с помощью индивидуальных электронных карт. Охранный режим обеспечивают посты полиции, специальные средства инженерно-технической укрепленности и охранной сигнализации. Эксплуатация комплекса зданий РГИА и инженерно-техническое обслуживание осуществляются специалистами ООО "НЕВИСС Комплекс" на договорной основе.

Теперь у архива и хранителей фондов есть принципиально новые возможности для совершенствования организации хранения, учета документов и фондов, поддержания необходимых климатических условий хранения, улучшения физического состояния дел, создания страхового фонда и фонда пользования особо ценных документов, выдачи дел для использования. Однако множество вопросов организации хранения архивных фондов потребовалось решить еще до и в ходе переезда. Прежде всего следовало завершить разукрупнение архивохранилищ (в марте 2000 г. число архивохранилищ довели до девяти;

это улучшило общую ситуацию, но три архивохранилища по-прежнему насчитывали свыше 1 млн. ед. хр., а одно - около 800 тыс. ед. хр.);

составить схемы и топографические указатели размещения фондов в новом здании, воссоединив при этом части фондов, размещенных в разных хранилищах. С вводом нового здания появилась возможность последующего разукрупнения и уточнения профиля архивохранилищ в основном в соответствии с ведомственной принадлежностью фондообразователей. Росархив поддержал предложения руководства РГИА об изменении с 1 апреля 2005 г. структуры архива и введении нового штатного расписания на период подготовки и организации переезда. В структуру отделов организации хранения и учета документов вошло архивохранилищ для документов на бумажной основе и одно - для микрофотокопий.

Предпринятые действия помогли хранителям заблаговременно составить поэтажные графические схемы размещения фондов в архивохранилищах и топографические указатели каждого из них. В свою очередь топографирование позволило оперативно перевезти и расставить фонды, исключив их штабелирование на неопределенный срок.

Одновременно решалась проблема ра стр. ционального размещения документов и воссоединения разрозненных фондов, хранившихся в разных помещениях, а порой и на разных этажах. Таковых насчитывалось 179 из 1368, т.е. 13 %, причем отдельные крупные фонды имели от 25 до 45 частей. В процессе топографирования хранители фондов не только учитывали параметры строящегося корпуса архивохранилищ, но и влияли на внесение изменений в проект строительства. Так, например, в дискуссии о размерах архивохранилищ проектировщики поддержали мнение архивистов о необходимости учитывать высоту помещений для определения полезного объема, изложенное в памятке "Обоснование потребности площади хранилищ при строительстве комплекса зданий РГИА".

Сегодня корпус архивохранилищ (блок Б) имеет семь этажей, на каждом из которых расположено по 12 хранилищ (81 - типовое, площадью около 300 кв. м, и три - меньшей площади). Общая площадь хранилищ около 24 тыс. кв. м, протяженность металлических полок - 220 тыс. пог. м. Документы размещены на удобных, выбранных самими архивистами стеллажах типа "компактус". При их изготовлении были учтены пожелания хранителей о необходимости отверстий на боковых крышках для лучшего воздухообмена.

Мобильные стеллажи имеют высоту 2,2 м, а их верхняя крышка в соответствии с инженерными требованиями отстоит от навесных систем примерно на 60 см. Два помещения оборудованы металлическими шкафами, разделенными на горизонтальные секции и ячейки для хранения графических документов. В старом здании дела помещались в крупногабаритных фанерных коробках и стояли на полках в три ряда таким образом, что даже верхняя коробка открывалась с трудом. К сожалению, потребности архива в специальных шкафах для графики не были удовлетворены в полном объеме из-за высокой стоимости этого оборудования.

Работа по оптимизации размещения в ряде архивохранилищ еще продолжается. Это относится к графическим документам и крупногабаритным делам отдельных фондов.

Уникальные документы и документы, имеющие в оформлении или приложении к ним драгоценные металлы и камни, находятся в изолированном помещении (хранилище-сейф), которое имеет повышенную укрепленность и оснащено тремя рубежами защиты. Данный комплекс документов (в основном это коллекция гербов, жалованных грамот, дипломов и патентов на чины Департамента герольдии Сената) состоит под особым контролем ответственных хранителей. Ежегодно в соответствии с приказом директора РГИА он проверяется комиссией, а результаты инвентаризации оформляются актом (направляется в Росархив вместе с отчетом).

В изолированном архивохранилище размещены копии фонда пользования на пленочной основе, причем одно из трех хранилищ резервное, рассчитанное на перспективу микрофильмирования. Одно помещение оборудовано стационарными металлическими стеллажами, на которых хранятся микротеки фонда пользования (в бюксах), второе стационарными и частично мобильными стеллажами для хранения металлических коробок с рулонной позитивной пленкой, а также привезенными из старого здания стеллажами типа "елочка".

Три изолированных хранилища выделены для 32 985 дел по 12 фондам Сената, находившимся с 1960-х гг. в Центре хранения страхового фонда и возвращенным на зарезервированные площади в новое здание в конце 2009 г.

Все документы РГИА, за исключением нестандартных дел, закартонированы. Специфика документов, их различные размеры и габариты учтены при стр. проведении расчетов размещения фондов в новом здании. Особое внимание уделялось параметрам основных стандартных коробок: увеличение их ширины с 27 до 30 см обеспечило нормальное размещение дел и предохранение их от загибов и деформаций.

После переезда в новое здание в архивохранилищах ежегодно осуществляется работа по перекартонированию дел и замене старых коробок на новые из бескислотного картона.

Вместе с тем еще многое предстоит сделать.

стр. Информационные технологии - обеспечению сохранности Заглавие статьи документов ГАРФ Автор(ы) Е. В. Анискина Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 37- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ История и практика архивного дела Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 7.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Информационные технологии - обеспечению сохранности документов ГАРФ Автор: Е. В. Анискина Ключевые слова: электронная система заказа, учета и контроля за движением архивных дел, корпорация "Электронный архив", Государственный архив Российской Федерации.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), в рамках программы развития и применения информационных технологий, создается электронная система заказа, учета и контроля за движением архивных дел.

Как известно, ГАРФ приступил к работе по переводу информации традиционных описей в электронный формат, созданию баз данных с информацией о составе и содержании документов архива на уровне заголовков дел еще в конце 1990-х гг. С тех пор новые описи как в самом архиве, так и при обработке документов в ведомствах создаются не только в традиционной, но и в электронной форме.

В 2002 г. в рамках пилотного проекта корпорация "Электронный архив" провела экспериментальное сканирование описей по двум фондам и ввела содержащуюся в них информацию (около 56 тыс. записей) в базу данных. Для ускорения ретроконверсии описей в дальнейшем были привлечены и другие организации. Уже тогда в ГАРФ был поставлен вопрос о применении информационных технологий в деле обеспечения сохранности документов, в частности для учета при заказе из архивохранилища и контроля за их движением. В 2008 г. в помещении читального зала (общем с Российским государственным архивом экономики) на средства федеральной целевой программы "Культура России (2006-2011 годы)" были установлены сервер и 30 терминальных станций, организована автономная локальная вычислительная сеть. По согласованию с Росархивом остановились на уже апробированной архивом в сетевом режиме информационно-поисковой системе "Электронные описи ГАРФ", созданной корпорацией "Электронный архив" за счет программных средств и включающей электронные путеводитель, описи и каталог дел.

В конце 2008 г. архив на внебюджетные средства заключил договоры с командой программистов, провел модернизацию и надстройку ИПС "Элек стр. тронные описи ГАРФ". В результате разработан и добавлен в систему программный модуль по организации электронной регистрации читателей, позволяющий сотрудникам не только обрабатывать анкеты и вести личные дела читателей в электронной форме, но и оперативно формировать статистические отчеты о работе читального зала. Кроме того, с учетом пожеланий читателей и сотрудников архива оптимизированы поисковые возможности ИПС для обеспечения эффективного использования архивной информации широким кругом пользователей: улучшен поисковый интерфейс, добавлена возможность уточнения результатов поиска и др. К самой ИПС предусмотрен авторизованный доступ посетителей читального зала (каждый получает персональный номер), и тем самым создана возможность электронного заказа архивных дел и последующего контроля за их движением.

Естественно, что при разработке автоматизированной системы заказа, контроля и учета движения дел встал вопрос о восполнении информации о тех делах, которые не входят в "электронный архив". (Сегодня накоплен значительный электронный ресурс - это информация о примерно 4 млн. дел на уровне заголовков, в ГАРФ же хранится свыше 6, млн. ед. хр.) Поэтому предусмотрели возможность ввода информации о делах вручную, отдельно для каждого дела, - правда, подобный способ требует весьма значительных временных затрат. В соответствии с этим было определено, что для заказа дел и контроля за их движением достаточно ввести в систему информацию о них на уровне архивных шифров, без заголовков и других характеристик. Кроме того, перед заказом дел исследователь просматривает традиционные описи и выписывает архивные шифры интересующих его дел. Для ускорения процесса ввода информации о делах (архивных шифров дел) была разработана специальная методика.

Работа по переводу в электронную форму итоговых записей описей, проводимая в архиве с 2005 г., позволила создать базу данных в формате MS Access, содержащую список номеров дел почти из 8 тыс. описей. Принимая во внимание специфику учета ряда фондов, было сформировано три базы данных, впоследствии объединенные в одну. В частности, речь идет о таких фондах, как "Департамент полиции Министерства внутренних дел Российской империи" и "Третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии", где учет ведется по делопроизводственным номерам, присвоенным делам еще в дореволюционный период. Поэтому ввод информации о них в базу данных осуществлялся непосредственно из текста описи. К тому же в описях этих фондов встречается немало литерных дел (иногда до нескольких тысяч), причем многие со сложным обозначением, например 121 Д. Р. т. 2 дубл. 17 ч. 34 л. Ат. II прил.

Необходимо отметить, что при вводе проводилась проверка соответствия данных итоговых записей описей тексту описи и сведениям централизованного учета. По результатам этой работы вносились изменения в учетные документы. В процессе ввода были выявлены описи, по которым выверка итоговых записей требовала проверки наличия и состояния дел, что приняли во внимание в дальнейшем. По результатам проверок наличия и состояния дел в созданной базе данных проводится корректировка введенной информации.

При разработке системы осуществлялась проработка и иных вопросов. Так, в систему была внесена информация о местонахождении дел (хранилище), что обеспечивает правильное распределение требований на архивные де стр. ла, поступающих из читального зала в хранилища. В перспективе в систему войдет информация об особо ценных и уникальных делах, наличии фонда пользования на пленочных носителях и др.

В 2012 г. разработан программный модуль "Формирование электронного требования", позволяющий его сформировать и распечатать. Предполагается, что в ближайшее время электронная система заказа дел в читальном зале начнет функционировать в тестовом режиме, что сделает контроль движения архивных дел автоматическим.

В перспективе - переход на полноформатный режим взаимодействия читального зала и архивохранилищ, расположенных не только в здании архива на Б. Пироговской улице, но и во втором здании, на Бережковской набережной. Это станет возможным еще и потому, что в 2012 г. все архивохранилища оснащены современной компьютерной техникой.

Длительные и затратные работы не одного десятка сотрудников привели к результатам, демонстрирующим необходимость и эффективность создаваемой электронной системы заказа, учета и контроля за движением архивных дел, использование которой в полном объеме позволит обеспечить сохранность документов на новом, более современном организационно-техническом уровне и минимизировать трудозатраты по целому ряду рутинных архивных операций.

стр. Создание фонда пользования на электронных носителях в ЦГИА Заглавие статьи Санкт-Петербурга Автор(ы) И. Б. Слободник Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 39- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ История и практика архивного дела Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 5.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Создание фонда пользования на электронных носителях в ЦГИА Санкт Петербурга Автор: И. Б. Слободник Ключевые слова: фонд пользования, оптический диск, сканирование, оцифровка, страховое копирование, уникальный документ, особо ценный документ, Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга.


В 1998 г. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб) приступил к созданию фонда пользования на электронных носителях. К этому времени здесь организовали отдел автоматизированных архивных технологий (ААТ) и составили перспективный (до 2011 г.) план копирования архивных документов путем сканирования и съемки цифровой камерой на 83 204 дела из 94 фондов. Приоритет отдали самым востребованным документам. Прежде всего, это планы и чертежи исторической застройки города из Петроградской городской управы. Их цветные копии изготавливаются в формате JPEG, записываются на два оптических диска DVD Verbatim (рабочий и страховой) и сохраняются на сервере. В настоящее время оцифровано дело, 1076 из которых помещены на 78 дисков. Полностью оцифрованы метрические книги из фондов синагог Петрограда и Кронштадта, лютеранских церквей столицы и губернии, дела из трех фондов православных кладбищ Петрограда общим объемом дел, записан стр. ных на 50 дисков. Учет копий ведется по "Книге учета поступлений фонда пользования на оптических дисках". На сервере архива создана система папок с электронными образами по фондам и описям, а к некоторым - АИПС (например, к копиям описи Петроградской городской управы, актовым записям метрических книг синагог и частично - лютеранских церквей). В 2013 г. предстоит продолжить копирование дел управы и шести фондов кладбищ.

Цифровые копии архивных документов изготавливаются и при исполнении заказов посетителей читального зала, а также тематических запросов сотрудниками отдела использования и публикации документов. В этих случаях копии дела целиком или его отдельных документов включаются в фонд пользования, но помещаются в разные папки в расчете на последующую оцифровку недостающих документов. Сегодня это уже 200 дел из 37 фондов и документы из 1722 дел 162 фондов, в том числе 200 фотографий из личных дел студентов Петроградского университета.

В 2008 г. к работе по копированию документов ЦГИА СПб в рамках городской программы создания автоматизированной информационной системы "Государственные архивы Санкт-Петербурга" (она нацелена на комплексную автоматизацию деятельности Архивного комитета Санкт-Петербурга и подведомственных ему государственных архивов по обеспечению сохранности и доступности историко-культурного и социально политического наследия, хранящегося в государственных архивах г. Санкт-Петербурга, в том числе на перевод архивных фондов в электронный формат с учетом потребностей и приоритетов, предоставление электронных копий и научно-справочного аппарата различным категориям пользователей в виде набора информационных услуг) подключились специалисты Санкт-Петербургского информационно-аналитического центра (ИАЦ). Они установили в помещении архива три книжных сканера Zeutchel и приступили к копированию метрических книг православных церквей из фонда Петроградской духовной консистории. На сегодняшний день оцифровано 8609 дел за 1865-1918 гг., копии которых после проверки специалистами ИАЦ поступили на сервер.

Тогда же в процессе создания страхового фонда и фонда пользования особо ценных дел Лаборатория обеспечения сохранности документов государственных архивов Санкт Петербурга (ЛОСД) начала сканировать позитивную микропленку и передавать архиву электронные копии на оптических дисках, информация которых записывалась на сервер.

Уже оцифровано 3179 дел, сохраненных на 92 дисках. Учет цифровых копий осуществляется в соответствии с Методическими рекомендациями по созданию оцифрованных копий фонда пользования в процессе страхового копирования особо ценных и уникальных документов государственных архивов Санкт-Петербурга (2010 г.).

В фонд пользования включены также цифровые копии 16 дел из разных фондов, изготовленные в ЛОСД с поврежденной позитивной микропленки, и двух дел, оцифрованных пользователями в читальном зале архива. Электронные копии востребованы архивистами и посетителями читального зала: с них изготавливаются дубликаты или распечатки для пользователей и экспонирования на выставках.

Учет цифровых копий архивных документов и доступ к ним значительно упростит АИПС "Автоматизированное рабочее место архивиста", которую создают в ЦГИА СПб специалисты ИАЦ. В нее включаются базы данных архива, в том числе БД "Фонды и описи", т.е. заголовки всех дел по фондам и стр. описям, к которым прикрепляются электронные образы дел. С подключением читального зала к электронному ресурсу электронные копии будут доступны большему числу пользователей, что сократит выдачу подлинников архивных документов. Вероятно, в будущем оцифрованные копии архивных документов станут доступны на интернет портале "Архивы Санкт-Петербурга".

стр. Заглавие статьи Технические аспекты работы с видеодокументами в РГАКФД Автор(ы) Н. А. Калантарова, Р. М. Моисеева Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 41- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ История и практика архивного дела Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 8.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Технические аспекты работы с видеодокументами в РГАКФД Автор: Н. А.

Калантарова, Р. М. Моисеева Ключевые слова: видеодокумент, особо ценный документ, Российский государственный архив кинофотодокументов.

Сегодня это покажется странным, но 20 лет назад специалисты архива всерьез спорили о том, стоит ли принимать, хранить и выдавать пользователям видеокассеты, ведь до этого они работали с кинопленкой. Однако из опасения потерять пласт современной зримой истории вопрос о приеме видеодокументов в Российский государственный архив кинофотодокументов (РГАКФД) был решен положительно.

На первых видеокассетах, поступивших в архив в 1992 г. от ВПТО "Видеофильм" и журнала "Огонек" (видеоприложения) в аналоговом формате VHS, записаны митинги, проходившие в России на рубеже 1980-1990-х гг. Очень скоро стало ясно, что эти видеокассеты непригодны для длительного хранения. Тогда архив обратился к опыту других организаций, в частности, Государственного фонда телевизионных и радиопрограмм (Гостелерадиофонд), Минпечати России, где использовалось множество различных носителей, требовавших соответствующей воспроизводящей техники.

Поскольку архив не мог приобретать многочисленное оборудование, то был выбран единый, более или менее стабильный в хранении, аналоговый формат Betacam SP.

До начала 2000-х гг. в РГАКФД ежегодно поступало до 50 видеокассет, но с 2002 г., после включения его в число получателей обязательного бесплатного экземпляра1, объем поступлений резко вырос, достигнув в 2011 г. свыше 2 тыс. видеокассет. Сегодня здесь более 5 тыс. видеокассет, записанных в профессиональном формате и переданных на постоянное хранение российскими киновидеостудиями и частными лицами. Вопросы обеспечения сохранности видеодокументов стали еще острее. Архиву пришлось глубже изучать разные аспекты продления жизненного цикла видеодокумента, и выяснилось, что при каждой перезаписи с одного носителя на другой (это один из способов сохранения информации) аналоговый формат теряет до 10 % видеоинформации. Значит, исходную кассету можно перезаписывать только с постоянным ухудшением качества. Существенное преимущество перед аналоговыми имеют видеозаписи, созданные в цифровом формате.

Хотя они и предназначены для оперативной передачи информации, но качество при копировании не теряют.

стр. Изучив их технические характеристики, архив остановился на цифровом ленточном носителе профессионального формата Betacam Digital, в котором с тех пор видеодокументы поступают в РГАКФД. Теперь таких видеофонограмм здесь большинство (около 70 %).

Комиссия по обеспечению сохранности документов РГАКФД приняла решение ежегодно проверять аналоговые форматы и наблюдать за изменением основных электронных показателей, которые были выбраны совместно со специалистами Государственного фонда кинофильмов (Госфильмофонд России), по рекомендациям ООО "Фильм-видео".

Некоторые видеосъемки потребовали немедленной перезаписи на новый носитель, другие сохранялись до 10 лет, но вопрос об их перезаписи оставался актуальным, как и приведение их к одному цифровому формату - Betacam Digital.

В преддверии появления новых цифровых форматов архивисты постоянно изучают опыт коллег из Госфильмофонда России, Гостелерадиофонда и зарубежных киноархивов.

Правда, и наши коллеги, работающие с электронными носителями информации, также не могут дать исчерпывающие ответы на возникающие вопросы. Это беспокоит архив, ведь речь идет о сохранении зримой истории России постсоветского периода, которая может быть утрачена для будущих поколений.

Пульт управления телекинодатчика Millenium В 2008 г. РГАКФД приступил к выявлению особо ценных видеодокументов - это 18 ед. хр.

Их страховые копии, согласно правилам2, следовало изготовить с оригинала в том же формате, но это означало, что страховая копия будет столь же недолговечной. К тому же носители информации, записывающее и воспроизводящее оборудование постепенно исчезают с рынка. Магнитофоны Betacam SP уже несколько лет как сняты с производства, и приобрести их мож стр. но только на вторичном рынке оборудования. Но, пожалуй, самая серьезная проблема в работе, как с аналоговыми, так и с цифровыми носителями аудиовизуальной информации, заключается в отсутствии нормативно-технической базы.

Постоянно анализируя качество видеодокументов в процессе хранения, РГАКФД предложил создать страховой фонд особо ценных видеодокументов на кинопленке, которая, как свидетельствует мировой опыт, на сегодняшний день является самым надежным для длительного хранения носителем информации. В 2012 г. Росархив выделил бюджетные средства на создание страхового фонда и фонда пользования на кинопленке восьми единиц хранения особо ценных видеодокументов. Среди них видеозаписи о Президенте Российской Федерации Б. Н. Ельцине (1994 г.), возвращении в Россию А. И.

Солженицына (1994 г.), а также Парада Победы на Красной площади 9 мая 1995 г.


Работа по переводу видеофонограмм на пленку осуществлялась по госконтракту Росархива, тендер выиграло ООО "КОНВЕЙЕРЪ", имеющее большой опыт перевода фильмов с электронных носителей на кинопленку. Но с видеодокументами, находящимися на хранении в архиве, все оказалось не так просто. Аналоговая запись оцифровывалась практически в том же виде, в котором была на видеоносителе.

Изображение подвергалось незначительной реставрации и устранялись некоторые электронные выпадения. А вот убрать электронные подрывы, которые возникли уже в процессе хранения, не удавалось, потому что комплексом электронного оборудования, предназначенного для такой реставрации, располагал только Госфильмофонд России.

Однако даже в том качестве, в котором удалось вывести аудиовизуальные документы на кинопленку, можно надеяться на сохранение информации в течение последующих лет.

Самым сложным делом оказалась оцифровка звука. Одна единица хранения видеодокумента (видеокассета) имеет продолжительность от 26 до 70 мин., тогда как архивные стеллажи рассчитаны для хранения коробок, вмещающих не более 10 мин.

(около 300 пог. м). Поэтому фильмы пришлось делить на части примерно по 10 мин.

каждая. Если изображение делилось легко, то звук - очень трудно, так как это чревато потерей звуковой информации и сбоями синхронности при копировании на кинопленку.

Специалисты архива и звукоинженеры компании решали эту проблему сообща, тщательно разделяя звуковую и видеоинформацию сначала на компьютере. Они изготовили страховые копии и копии фонда пользования на кинопленке очень хорошего качества, несмотря на то, что такая работа проводилась в архиве впервые, да и компания "КОНВЕЙЕРЪ" привыкла выводить кинофильмы на кинопленку совсем с других носителей информации. В итоге все специалисты обогатили свой опыт, изучив еще один аспект работы с документами на электронных носителях. Что касается сотрудников РГАКФД, то они готовы решать проблемы любой степени сложности во имя сохранения богатейшего культурного наследия нашей страны.

Закон Российской Федерации от 29 декабря 1994 г. N 77-ФЗ "Об обязательном экземпляре документов" // Собр.

законодательства Российской Федерации. 1995. N 1. Ст. 1. П. 12.

Правила организации хранения, комплектования, учета и использования документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в государственных и муниципальных архивах, музеях и библиотеках, организациях Российской академии наук. М., 2007. С. 52.

стр. Столбец-свиток Соборного уложения 1649 г.: история бытования, Заглавие статьи реставрация и исследование Автор(ы) М. А. Волчкова, Б. Н. Морозов, Ю. М. Эскин Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 44- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ История и практика архивного дела Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 38.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Столбец-свиток Соборного уложения 1649 г.: история бытования, реставрация и исследование Автор: М. А. Волчкова, Б. Н. Морозов, Ю. М.

Эскин 6 декабря 2012 г. произошло знаменательное событие - в Российский государственный архив древних актов (РГАДА) из лаборатории Архива Российской академии наук после завершения пятилетней реставрации был доставлен столбец-свиток - подлинник Соборного уложения 1649 г. Национальная реликвия была положена в серебряный ковчег и заняла свое прежнее место в архивохранилище. Параллельно с реставрационными работами проведено исследование этого уникального документа, результаты его авторы излагают в публикуемой ниже статье.

Ключевые слова: столбец-свиток, реставрация, кодикологическое исследование, Соборное уложение 1649 г., Российский государственный архив древних актов, лаборатория биохимической защиты и реставрации документов Архива Российской академии наук.

Соборное уложение 1649 г., или Свод законов Российского государства, подготовленный в ходе гигантской работы комиссии в составе опытных государственных деятелей под руководством кн. Н. И. Одоевского, собравшей и кодифицировавшей его первый вариант, при участии Ответной палаты под руководством кн. Ю. А. Долгорукого, отредактированный, обсужденный собором и утвержденный царем Алексеем Михайловичем, представляет собой переписанный набело огромный свиток, по склейкам скрепленный подписями думных дьяков и только потом по обороту подписанный всеми 315 депутатами собора. Свод законов 1649 г. действовал два столетия, вплоть до выхода в 1830 г. Полного собрания законов Российской империи.

Рассмотрим "внешнюю историю" свитка Уложения (термин выдающегося историка права Н. Я. Новомбергского1) на основе хранящихся в Российском государственном архиве древних актов документов. Речь идет об архивном деле 1767 г., посвященном первичному изучению памятника и изготовлению для него серебряного ковчега. В нем также подробно описана история, повторенная в ряде учебных пособий и популярных изданий, о том, как Екатерина II при подготовке комиссии по разработке нового Уложения заинтересовалась судьбой подлинника, его даже не сразу нашли в старых шкафах государевой Казны. На самом деле свиток утерян не был: он регулярно проходит по ревизиям Казенного приказа, по крайней мере с описи 1686-1689 гг.: "Столп, а в нем государев указ и Уложение, за руками святейшего Иосифа патриарха, и властей, и бояр, и окольничих, и думных людей, и две докладные выписки". Хранились указанные бумаги в шкафу вместе с мехами и дорогими тканями2. Согласно следующей ревизии, 1742-1750 гг., среди перечисленных вещей, хранившихся в железном сундуке, назван "в красном мешке Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ (проект "Использование оптико-цифрового оборудования Архива РАН для кодикологического исследования свитка Соборного уложения 1649 г.". N 11-06-00202).

стр. столп Уложенья, которое зачалось в 156-м и оканчивалось в 157-м годех, за руками святейшего патриарха и бояр и окольничих и выборных людей"3. Затем в 1767 г., когда Уложение, затребованное Екатериной II, нашли не сразу, для него изготовили специальный футляр. Об этом рассказывает запись в описи вещей Московской мастерской и Оружейной палаты (велась в 1767-1768 гг. и 1784 г.): "1767 мая 2-го по именному ЕИВ и Правительствующего сената 1-го департамента указу и по определению Мастерской и Оружейной конторы сентября 3-го числа сделан на сохранение оригинального Уложения государя царя Алексея Михайловича серебряный ковчег с позолотою внутри и снаружи, в котором весу с ключом с позолотою и замком железным 9 фунтов 66 3/4 золотника, в том числе в замке железном весу 3 золотника;

цена 251 рубль 19 3/4 копеек"4. По реестру царских регалий 1776-1778 гг., в шкафу N 111 наряду с троном Бориса Годунова, подаренным персидским шахом Аббасом I, "государственным мечом" и "государственным щитом" - регалиями коронаций, хранился и "ковчег серебряный, в нем оригинальное Уложение царя Алексея Михайловича 7157 года, сделан в 1767 году, 2 мая по именному ЕИВ указу"5.

Реставратор М. А. Волчкова (справа) передает столбец-свиток заместителю директора РГАДА Е. Е. Лыковой и заведующему архивохранилищем уникальных документов В. А.

Кадику. 2012 г. 6 декабря В 1804-1805 г., согласно следующей ревизии, Уложение также наличествовало, к нему была приложена записка о хранении корон и других регалий6. А. Ф. Малиновский в своем труде "Историческое описание древнего российского Музея, под названием Мастерской и Оружейной палаты в Москве обретающегося", изданном в 1807 г.7, Уложение описал достаточно подробно, причем не только сам столбец ("434 аршина четкого письма", скрепы стр. дьяков, количество рукоприкладчиков на обороте - 222), но и историю его розыска в г., когда по указу императрицы генерал-прокурору Сената кн. А. А. Вяземскому, директор Московского архива Коллегии иностранных дел М. Г. Собакин "нашел оное и 18 апреля того же года поднес государыне", а Екатерина велела вписать пометы на полях свитка в свой экземпляр (это выполнил Г. Ф. Миллер), подлинник же, сделав для него серебряный вызолоченный ковчег, возвратить 2 мая в Оружейную палату8.

В период Отечественной войны 1812 г. ценности Оружейной палаты были эвакуированы.

Тем не менее В. М. Ундольский в 1860 г. заметил: "...в эту несчастную годину (1812 г. Авт.) и самый подлинник Уложения царя Алексея Михайловича, выброшенный с прочими архивными документами, перешел в частные руки, значит, весьма недалек он был от совершенной утраты..."9 Правда, это загадочное утверждение ученый никак не развил. В последующие годы столбец Уложения фигурирует на страницах популярных описаний московских исторических достопримечательностей, базирующихся на изданных и неизданных трудах Малиновского10.

В 1850 г. И. Е. Забелин наконец ввел в научный оборот дело из архива Оружейной палаты об обнаружении, представлении императрице и первичном описании столбца Г. Ф.

Миллером. Забелин привел также красочную историю поиска и находки в старой Казенной палате у Благовещенского собора запертого железного сундучка, изготовления ключа и наконец обретения столбца в суконном красном мешке вместе с печатным экземпляром. Историк справедливо указал, что "трудолюбивый и тщательный Миллер не только списал все рукоприкладства Земского собора, слушавшего и закрепившего подлинник, но даже смерил его длину, и самые рукоприкладства и скрепы дьяков списал в том порядке, в каком они расположены в подлиннике"11. Уточним, что на самом деле Миллер провел еще более титаническую работу: скопировал все дьячьи скрепы дословно, по слогам на каждой склейке!12 Забелин же впервые опубликовал на основании миллеровской рукописи, с обращением к подлиннику, и все рукоприкладства13. Все последующие реконструкции поправок, помет, скреп, а главное, рукоприкладств на обороте столбца, уточняющие проведенное первоначальное исследование, выполняются на основе работы Миллера.

Столбец продолжал находиться в Оружейной палате до тех пор, пока в 1851 г.

правительство не приняло решение о создании в Кремле специального архива-музея Древлехранилища14, которое стало частью построенного там дворцово-музейного комплекса - Большого кремлевского дворца, соединенного с новым зданием Оружейной палаты и древними дворцами и соборами. Древлехранилище включило в себя остатки Царского и великокняжеского архива - духовные и договорные грамоты великих и удельных князей из Московского главного архива Министерства иностранных дел (МГАМИД), грамоты земских и церковных соборов, утвержденные грамоты на избрание царя Михаила Федоровича, судебники и другие важнейшие реликвии допетровской Руси.

Они были размещены в отреставрированном Теремном дворце, в заказанных для них по образцу ковчега Уложения бронзовых золоченых ковчегах, но уже не в стиле барокко, а в псевдорусском15. Это особое отделение Оружейной палаты ввиду того, что основная часть экспонировавшихся там документов была передана из МГАМИД, находилось в двойном подчинении - МИД и Дворцового ведомства. Директор МГАМИД заведовал этим отделением, но под на стр. чальством президента Московской дворцовой конторы16. После смерти директора МГАМИД кн. М. А. Оболенского вступивший в должность директора барон Ф. А. Бюлер обследовал состояние документов и признал его неудовлетворительным, в связи с чем принял решение о реставрации. В записке, составленной для него сотрудником Оружейной палаты А. Е. Викторовым, указывалось: "Подлинное Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г., писанное на бумажном столбце, длиною около 400 аршин, с подписями на обороте выборных из духовенства, бояр и земства. Свернуто свитком, который в поперечнике имеет около 6-7 вершков и помещается в серебряном вызолоченном ковчеге, устроенном в 1767 г. Для развертывания и навертывания Уложения при чтении при свитке находится особый механизм, на котором часть этого памятника и находится. Начало и конец Уложения повреждены и требуют подклейки, на прозрачной бумаге"17. Заслуживает особого внимания замечание о некоем "механизме", помогавшем обращаться со свитком. Вероятно, это была катушка с двумя круглыми крышками, по типу античных свитков.

11 августа 1876 г. Ф. А. Бюлер, как зафиксировано в его отчете, побывал "в комнатах Теремного дворца, вынул там из позолоченного ковчега свиток Уложения царя Алексея Михайловича и особо лежавшие три куска, начало свитка, и положив в ковчег расписку свою в том, что взял Уложение в архив для подклейки, привез оное туда и замкнул в шкаф, находящийся в директорском кабинете...". Он предположил, что "именно навертыванию Уложения на этот механизм, устроенный покойным директором кн.

Оболенским, и следует, по всей вероятности, приписать повреждение начала Уложения.

Ныне при развертывании всего свитка, который связан был шнурком, оказалось, что и внутри много отклеившихся или оторвавшихся один от другого кусков, всего 21;

они имеют в поперечнике не от 6 до 7 вершков, как сказано в описи г. Викторова, а 3 1/ вершка. Каждый из этих кусков измерен, и мера их в итоге представила длину не около 400 аршин, как полагал тот же г. Викторов, а 433 ар. 9 в. Начало и конец каждого куска сверены с печатным текстом Уложения (Изд. Сената 1799 г.), и все куски разложены в следующем порядке*. Итого 433 ар. 9 в."18.

Из отчета Бюлера далее следует, что "писанный и печатный текст сверял и за измерением, произведенным присяжным переплетчиком Зерновым, наблюдал Н. Чарыков"19. В заключительной части отчета Бюлер пишет: "13 августа отданы переплетчику Зернову для отчистки и склейки, не на прозрачной бумаге, а на тарлатане, допускающем чтение подписей на обороте, первые три куска Уложения, после чего, прибитые на доску, они замкнуты для просушки в один из шкафов Трактатной палаты. Работа продолжалась с понедельника 16, 17, 18, 19-го и 20-го чисел, окончена же в понедельник же 23-го числа. В продолжение этих 7 дней за нею безотлучно следил чиновник сверх штата коллежский секретарь Кудрявцев, и вел ей журнал. Под конец присутствия, 23 августа, свиток осмотрен, сверен с печатным текстом, признан приведенным трудами переплетчика Зернова в весьма удовлетворительный вид, свернут, связан шнурком, заштемпелеван штемпелем Государственного древлехранилища и снова замкнут в директорский шкаф"20.

Скорость работы объясняется одним обстоятельством. Ф. А. Бюлер, будучи превосходным архивис * Далее следует перечень 21 фрагмента, отделенных от столбца, с указанием их длины и ширины.

стр. том, талантливым археографом, которому многим обязана, например, пушкинистика, имел слабость: по приезде в Москву коронованных особ и разных знаменитостей он, как правило, встречал их на вокзале и показывал достопримечательности Оружейной палаты, Древлехранилища и МГАМИД, благодаря чему собрал на своем дипломатическом мундире внушительную коллекцию орденов и медалей разных стран. Неудивительно, что, узнав о приезде в Москву "бразильского императора", он решил форсировать реставрацию Уложения, ограничив ее "подклейкой одного куска к другому"21. Запись об этом есть в дневнике архивиста Н. Кудрявцева, в котором фиксировался процесс реставрации 22.

Поэтому в последующие дни, 20 и 23 августа, все куски (21) были соединены со снятием старых бумажных наклеек, но, вероятно, не всех, и укреплены тарлатаном. Так Дон Педро II из Бразилии оказался косвенным виновником спешного завершения реставрации Соборного уложения.

В 1878 г. группа слушателей Петербургского археологического института (ПАИ) во главе с П. А. Ваденюком и Д. М. Мейчиком была направлена директором ПАИ Н. В. Калачовым в Москву с целью изучения Уложения23. Они посетили МГАМИД 4 июля;

на следующий день, когда к ним присоединился Калачов, Ф. А. Бюлер доставил свиток из Древлехранилища в архив (т.е. перенес его из Кремля в новое архивное здание на Воздвиженке). Здесь же петербуржцы ознакомились с принадлежавшим А. Ф.

Малиновскому списком Уложения с дополнениями в виде перечня рукоприкладств и другими комментариями, вероятно, переписанными с исследования Г. Ф. Миллера, а А. Е.

Викторов подготовил для них само дело об обнаружении свитка и его первоначальном исследовании Миллером, а также изготовлении ковчега, ранее использованное И. Е.

Забелиным. Бюлер же сообщил гостям о состоянии свитка в момент принятия им дел24.

При этом ни в МГАМИД, ни в Древлехранилище им не нашли столбца с описью поправок, о котором представители ПАИ знали из литературы. В дальнейшем, когда они проводили работу по сличению текста столбца с печатным, выяснилось, что тот приклеен к концу столбца (к л. 959) и составляет 10 листов25. В результате описания столбца26, сличения его текста с разбитием на столбцы по экземпляру из библиотеки МГАМИД было зафиксировано, что его длина, согласно измерению Миллера, 434 аршина, а по измерению МГАМИД - 433 аршина 9 вершков, и что после подклейки его тарлатаном он с трудом умещается в ковчеге (диаметр 5-6 вершков). Были также скопированы филиграни, определено количество почерков (примерно пять), отмечен ряд грамматических особенностей, исследованы разночтения, чем положено начало трудам, проводившимся в последующие 100 лет.

Уложение научно издавалось четыре раза: в 1957 г. в серии "Памятники русского права" сотрудниками юридического факультета МГУ27;

в 1961 г. - М. Н. Тихомировым и П. Е.

Епифановым28 (по первопечатному изданию 1649 г. с приложением списка подписавших столбец и высококачественным аппаратом)29;

в 1987 г. дважды: в серии "Российское законодательство"30 и серии, основанной Б. Д. Грековым, Б. А. Романовым и другими: это ее завершающий том, подготовленный группой ленинградских ученых по первопечатному изданию, но с обращением и к рукописи - свитку, который для этой цели, видимо, специально разворачивали31. Последнее издание признано самым совершенным на сегодняшний день.

Реставрация памятника проводилась только в 1960 г. Тогда, 14 декабря, начальник ЦГАДА В. Н. Шумилов передал свиток вместе с ковчегом в Централь стр. ные реставрационные мастерские ГАУ МВД СССР, где были осуществлены "размотка столбца, реставрация краев листов, заключение в полиэтиленовую обложку"32. Видимо, довольно быстро (дата не указана) реставраторы П. П. Казакова и В. Г. Дмитриева вернули столбец: "Столбец скручен в рулон. Загрязнение ковчега устранено"33. С тех пор реставрация ограничивалась небольшими подклейками, поскольку на столбце обнаружены следы клея ПВА и скотча, явно позднейшие. В публикациях 1960-1980-х гг.

существует несколько фотографий вынутого из ковчега столбца34. Столбец с ковчегом явно смотрели ленинградские ученые, готовившие академическое издание;

в 1960-1990-е гг. памятник часто показывали экскурсантам в архиве, экспонировали на нескольких выставках35, при этом не вынимая из ковчега. Свиток не имел страховой копии ввиду технической невозможности его сфотографировать, не был он оцифрован и в ходе фотосъемки всего фонда (Ф. 135) в начале 2000-х гг. Осуществлено это только при подготовке к нынешним реставрационным работам.

Решение о реставрации столбца-свитка Соборного уложения 1649 г. принято в конце г. главным хранителем РГАДА И. А. Балакаевой и осуществлялось в рамках федеральной целевой программы "Наследие" (2008 г.). Работа началась в августе 2008 г. в лаборатории биохимической защиты и реставрации документов Архива РАН, оснащение которой позволило не только качественно отреставрировать ценнейший документальный памятник, но и провести уникальное по своему объему его кодикологическое исследование.

Фрагмент ковчега, в котором хранится Соборное уложение 1649 г.

Как и любая научная реставрация, она началась с изучения состояния сохранности памятника. В РГАДА свиток хранился туго намотанным на деревянный стержень и размещался в серебряном позолоченном футляре-ковчеге. На реставрацию его привезли уже без футляра, перемотанным на широкий оргалитовый цилиндр. На первых отмотанных метрах свитка было видно, что рукопись склеена из частей бумажных листов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.