авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Содержание Становление архивного дела на Ямале (1918-1938 гг.) Автор: Л. В. Соломина..................................... 3 ...»

-- [ Страница 4 ] --

В 1567 г. "повелением господина князя Ивана Дмитреевича Булгакова" Путилка Иванов сын Москвитин (по-видимому, слуга И. Д. Булгакова) переписал Кормчую6, вероятно, по заказу И. Д. Булгакова-Куракина, старшего сына боярина Дмитрия Андреевича Булгакова Куракина (ум. 1570 г.), потомка литовских князей. Согласно сведениям о Куракиных, скорее всего неточным, которыми располагали исследователи XIX в., И. Д. Булгаков Куракин умер в 1566 г. Исключать возможность написания Кормчей непосредственно для И. Д. Булгакова нельзя.

Однако более вероятным представляется создание рукописи для вклада в какую-либо церковь или монастырь. (В XVI в. документально зафиксирован, по крайней мере, один случай написания Кормчей с подобной целью, о нем см. ниже.) Речь могла идти о "домовой" церкви, материальное обеспечение которой лежало на ктиторе, фактически являвшемся собственником как самой церкви, так и ее имущества, в том числе книг 8.

Вклады книг Статья подготовлена в рамках гранта Президента РФ для поддержки молодых ученых (проект N МД-209.2012.6).

Автор выражает признательность Е. В. Беляковой (ИРИ РАН), А. В. Кузьмину (РГБ), В. Д. Назарову (ИВИ РАН) и А. П. Пятнову (БРЭ) за ряд ценных замечаний.

стр. ктиторов в "свои" церкви в XVI в. известны. Так, в 1554 г. потомок суздальских князей П.

А. Горбатый (ум. 1565 г.) передал написанное годом ранее в Спасо-Евфимьевом монастыре Евангелие в построенную им церковь в Юрьевце. Согласно вкладной записи на книге, ее "дал в церковь в дом иже во святых отца нашего и новаго чюдотворца Петра митрополита всея Русии князь Петр Александрович Горбатои, иже и церковь ту создал" (выделено нами. - А. У.)9.

В 1516 г. в Иван-городе по поручению "Ивана Микитича Бутурлина... Василеи Остафьев сын Наугородов, государя великого князя пушечник" (т.е. пушкарь10) переписал Толковое Евангелие11. И. Н. Бутурлин фиксируется в источниках с 1500/01 по 1537 г.12 (в 1512/13 и 1516 гг. он как раз являлся наместником в Иван-городе)13.

Как сообщает выходная запись на житийно-учительном сборнике 1548 г., в этом году "написана бысть сия книга, нарицаемый соборник, месяца августа во 7 день на память святого мученика Деомида замышление государыню нашю Олены Ивановны Васильевы жены Михайловича Воронцова, рукою многогрешнаго раба божия Гаврилка Данилова сына Чюдинова"14. Вероятно, речь идет о супруге боярина В. М. Воронцова, убитого в 1546 г.15 Судя по записи на обороте первого листа этой книги - "Соборник княже Дмитревскои Оболенскаго Немова", она наряду с другой рукописью, содержащей список Жития Сергия Радонежского (1-я четверть XVI в.)16, оказалась среди книг боярина Д. И.

Немого-Оболенского. Начало его службы источники фиксируют под 1541 г., в 1565 г. он принял постриг в Иосифо-Волоколамском монастыре, где вскоре и скончался17. Записи на обеих книгах свидетельствуют, что наряду с земельными вкладами от этого лица18 в волоколамскую обитель поступили и его книги.

Происхождение еще одной рукописной книги связано с семейством удельных князей Воротынских. По сведениям выходной записи, в 1557/58 г. были переписаны минеи на месяцы октябрь и ноябрь "повелением благовернаго князя Михаила Ивановича Воротыньского в Ностасов монастырь и при брате его князи Александре Ивановичи"19.

Скорее всего, рукопись предназначалась для вклада в одоевский Анастасьин монастырь Рождества Богородицы. Он находился на территории удела князей Воротынских, которые, по-видимому, являясь его ктиторами, неоднократно делали в него вклады20. Биографии заказчика рукописи - одного из самых известных русских воевод XVI в. Михаила (р. ок.

1513-1514 - ум. в конце 1573 - начале 1574 г.), а также его братьев Александра (ум. февраля 1565 г.) и Владимира (ум. 27 сентября 1553 г.) Воротынских хорошо изучены21.

Не исключено, что внимание М. И. Воротынского к Анастасьину монастырю объяснялось и тем, что это имя носили его мать - Анастасия Ивановна (урожд. Захарьина, ум. 1522 г.) и племянница - дочь старшего брата Владимира, в 1566 г. вступившая в брак с И. Ф.

Мстиславским22. Кроме того, сохранились сведения и о других книгах (как рукописных, так и старопечатных), принадлежавших братьям Михаила Воротынского - Владимиру и Александру23.

К 1543/44 г. относится написание Евангелия Апракос "повелением раба Божия князя Олександра Ивановича Вяземского" "многогрешным" дьяком Суровцом24. Вероятно, в роли заказчика рукописи выступил потомок смоленских князей А. И. Вяземский, упоминаемый в источниках под 1550- 1579 гг. (погиб при обороне Полоцка в 1579 г.)25.

Происхождение ряда рукописей связано с представителями рода старомосковской знати Годуновых. В 1519 г. в великокняжеском Новом селе (под Вязь стр. мой) "наймом" Ивана Григорьевича Годунова писец Сидор Григорьев сын переписал Трефологий26. Как выяснил Ю. Д. Рыков, этим же писцом также в Новом селе в 1527 г. по поручению клира соборной Рождественской церкви в Вязьме переписано Евангелие Тетр27. Согласно наблюдениям А. А. Турилова над почерком и иллюминацией данных рукописей, обнаруживающих близкие аналогии среди украинских и белорусских книг конца XV - начала XVI в., Сидор был связан с западнорусской книгописной традицией, получив писцовые навыки, по-видимому, еще до присоединения Вязьмы к Русскому государству28.

Несколько позднее выходную запись Сидора на Трефологии 1519 г. дополнила запись, выполненная явно другим лицом29, о том, что рукопись написана "строением и попецением, и повелением господина моего" (выделено нами. - А. У.) И. Г. Годунова30, деда царя Б. Ф. Годунова, не игравшего значимой политической роли31. Запись сделал, по видимому, его слуга, внеся ряд дополнительных подробностей о написании книги: "во час дни", "во 18 лето" правления Василия III, при митрополите Варлааме.

Уникальным памятником книжного дела являются созданные, вероятно, в одном из кремлевских скрипториев так называемые Годуновские псалтыри (1594-1600 гг.) - иллюминированных книг. Они были написаны по поручению боярина Д. И. Годунова (ум.

1605 г.)32 - дяди Б. Ф. Годунова, сына И. Г. Годунова. Переписанные, несомненно, профессиональными писцами33 книги были вложены в Успенский и Архангельский кремлевские соборы, Чудов, Троицкий, Новодевичий, Кирилло-Белозерский, Соловецкий, костромской Ипатьевский и калязинский Макарьевский монастыри (адресат одной рукописи не указан)34. Как повествует выходная запись на рукописи, переданной в Троицу, в 1594 г. "в богохранимом и в преименитом и царствующем граде Москве - в Третием Риме, благочестием цветущем", "достоино почтенныи царьскаго величества саном боярин Дмитреи Иванович Годунов премудрым смыслом и разумом сию святую книгу повеле написати и назнаменовати, и украсити златом и сребром, и свершив и украсив чюдесне сию святую книгу", 13 марта 1600 г. вложил в Троицкий монастырь35.

Примерно в это же время другой весьма заметный представитель семейства Годуновых боярин и дворецкий Григорий Васильевич (ум. 1597 г.), троюродный брат Б. Ф. Годунова, внучатый племянник Ивана Григорьевича (внук его брата Петра)36, "изволил написати и устроити" Кормчую при патриархе Ионе (точная дата в записи не указана). Книга была им вложена в Успенский собор Московского Кремля, в собрании которого хранится и поныне37 (как установила Е. В. Белякова, в середине XVII в. данный список Кормчей наряду с прочими был привлечен к подготовке ее печатного текста38). Рукопись появилась между 1589 и 1597 гг., т.е. не ранее учреждения патриаршества и не позднее смерти ее заказчика и вкладчика.

Известна, по меньшей мере, одна рукопись, созданная в семействе Кутузовых 39: к 1548 г.

относится написание Октоиха (собрание церковных песнопений) по поручению жены А.

М. Кутузова Авдотьи (Евдокии, ум. 10 января 1572 г.40) подчиненным ей лицом - Федором (в выходной записи он указывает на то, что рукопись изготовлена "замыслом" "его" "государыни" - "Ондреевы жены Михаиловича Кутузова Овдотьи Семеновны")41.

Известно, что Авдотья - дочь боярина С. И. Воронцова, представителя старейшего московского боярского рода Воронцовых-Вельяминовых42, овдовев, вложила в 1568/69 г.

оставшиеся ей от мужа земельные владения в Иосифо-Волоколам стр. ский монастырь, о чем сообщает "данная" Авдотьи в эту обитель43. Не исключено, что писец "данной" "Фетько Дмитреев сын Филипов" и являлся писцом Октоиха Федором (в силу того, что акт дошел в позднем списке, мы не имеем возможности провести сравнение почерков писцов рукописи и акта).

К 1561 г. относится написание сентябрьской минеи по заказу одного из потомков ярославских князей - "раба Божиа князя Ивана Юрьевича Сидцкого", упоминаемого в источниках середины XVI в.44, Борщем Кондратьевым сыном Клементьева45. Какое-то время книга находилась в ярославских владениях Сицких. На это указывает владельческая запись на ней, выполненная по нижнему полю листов 1-13: "Книга, глаголемая минеа церковная, архангела Христова Михаила, ярославские вотчины села Семеновсково боярина князя Василия Андреевича Сицково, а ново переплетена на Москве по [его] приказу". Очевидно, речь идет о боярине В. А. Сицком, женатом на сестре боярина Н. Р.

Юрьева и царицы Анастасии Романовны46. Источники упоминают В. А. Сицкого под 1551/52-1578 гг. (погиб в ходе Ливонской войны). Основная часть его владений как раз находилась в Ярославском уезде47. Судя по тексту записи, рукопись принадлежала архангельской церкви, стоявшей в его вотчине - селе Семеновском, и, вероятно, по его поручению была заново переплетена в Москве (возможно, тогда на ней и появилась владельческая запись).

Известны по меньшей мере две рукописи, происхождение которых связано с представителями старомосковской знати - Тучковыми-Морозовыми48. В 1519-1520 гг. по заказу одного из самых влиятельных лиц из окружения Василия III боярина М. В. Тучкова (ум. не ранее 1550 г.)49 был переписан сборник, состоящий из восьми слов Григория Богослова с толкованиями Никиты Ираклийского. Рукопись "писал паробок государя своего Михаила Васильевича" Насон50. Последний, по-видимому, являлся слугой М. В.

Тучкова (в данном контексте слово "паробок", судя по всему, означает "слуга, прислужник"51).

По заказу сына М. В. Тучкова - Василия (ум. 1548 г.)52 в Москве в 1544/45 г. была переписана книга, содержащая Беседы Иоанна Златоуста на Евангелие от Иоанна (в переводе Максима Грека) его "паробком" Богданцем Якимовым сыном53. Как отмечено в литературе, почерком писца рукописи 1544/45 г. (также, вероятно, по заказу В. М.

Тучкова) была переписана другая книга, не имеющая выходной записи, - Беседы Иоанна Златоуста на Евангелие от Матфея54.

Столь значительный хронологический разрыв (25 лет) между созданием двух названных книг, переписанных разными писцами, свидетельствует об устойчивом интересе к книгам у Тучковых. Это можно связать с тем, что поддерживавший контакты с Максимом Греком В. М. Тучков сам выполнял литературные заказы новгородского архиепископа Макария: в 1530-е гг. он составил особую (так называемую тучковскую) редакцию Жития Михаила Клопского. Интерес В. М. Тучкова к книгам подтверждает и его весьма значительный вклад (полный комплект четьих миней и еще три книги) в Кирилло-Белозерский монастырь55. Среди известных нам книжных вкладов знатных светских лиц он по числу книг сопоставим лишь с вкладами удельного князя А. И. Воротынского в удельный перемышльский Успенский Шаровкин монастырь (17 рукописных и печатных книг, правда, они поступали в обитель на протяжении ряда лет, с 1552 по 1565 г.)56.

Обобщая собранный материал о писцах рассмотренных рукописей, можно выделить две тенденции. Первая связана с тем, что большинство писцов стр. трудно отнести к высококлассным каллиграфам уровня школы митрополита Макария (1542-1563 гг.)57. Как правило, знатные заказчики обходились своими силами, привлекая слуг (И. Д. Булгаков, Е. И. Воронцова, А. С. Кутузова, М. В. и В. М. Тучковы) и прочих подчиненных им лиц (И. Н. Бутурлин). Другая тенденция - использование труда профессиональных писцов. Ее иллюстрирует как "найм" И. Г. Годуновым писца из Нового села Сидора, так и собственно Годуновские псалтыри, создававшиеся по заказу Д. И.

Годунова в крупном книгописном центре и представляющие собой уникальные памятники книжного искусства, что домашним слугам было не под силу. Хотя в ряде случаев книги, по-видимому, и писались для "домашнего обихода" (возможно, книги И. Н. Бутурлина, Е.

И. Воронцовой, А. С. Кутузовой, А. И. Вяземского, И. Ю. Сицкого), большинство рассмотренных рукописей предназначалось для вклада в церкви (в ряде случаев "домовые") или монастыри (книги М. И. Воротынского, Д. И. и Г. В. Годуновых, возможно, И. Д. Булгакова), а не непосредственно для заказчиков. Не менее очевидно и то, что среди названных заказчиков рукописей не было ни профессиональных писцов, ни лиц, занимавшихся литературным творчеством, за исключением В. М. Тучкова.

Таким образом, примерно из 180 русских рукописных датированных книг XVI в., имена заказчиков которых известны, по меньшей мере 21 была написана по заказу представителей знати - верхушки правящего слоя Русского государства;

при этом все заказчики принадлежали к кругу примерно из 70 семей, формировавших в XVI - начале XVII в. Боярскую думу. Даже по предварительным подсчетам можно заключить, что книги, созданные по инициативе знатных лиц, составляли заметную часть рукописных книг этого времени.

См.: Кукушкина М. В. Книга в России в XVI в. СПб., 1999. С. 94;

Усачев А. С. О количестве сохранившихся славяно-русских рукописных книг XVI в. // Румянцевские чтения-2010. Ч. 2: Материалы междунар. науч. конф.

(20-22 апр. 2010). М., 2010. С. 186-189.

Усачев А. С. Выходные записи на славяно-русских рукописных книгах XVI в.: размышления о возможных путях и перспективах анализа // Проблемы дипломатики, кодикологии и актовой археографии: Материалы междунар.

науч. конф. Москва, 2-3 февр. 2012 г. М., 2012. С. 516.

См., напр.: Кукушкина М. В. Монастырские библиотеки Русского Севера XVI-XVII вв.: Очерки по истории книжной культуры. Л., 1977;

Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. Л., 1991;

Костюхина Л. М. Палеография русских рукописных книг XV-XVII вв. Русский полуустав.

М., 1999;

Книжные центры Древней Руси. Севернорусские монастыри. СПб., 2001;

Книжные центры Древней Руси. Книжники и рукописи Соловецкого монастыря. СПб., 2004;

Книжные центры Древней Руси. Книжное наследие Соловецкого монастыря. СПб., 2010.

См., напр.: Калугин В. В. Андрей Курбский и Иван Грозный (Теоретические взгляды и литературная техника древнерусского писателя). М., 1998. С. 17-30;

Шмидт С. О. Российское государство в середине XVI в.: царский архив и лицевые летописи времени Ивана Грозного // Шмидт С. О. Памятники письменности в культуре познания истории России. М., 2007. Т. 1. Кн. 1. С. 99 (1-е изд. - 1984 г.);

Он же. Новое о Тучковых (Тучковы, Максим Грек, Курбский) // Там же. С. 298-309 (1-е изд. ст. - 1971 г.);

Усачев А. С. Князь И. Ф. Мстиславский - забытый книжник XVI в.? // Вестн. Нижневартовского гос. гуманитар. ун-та. Сер. "Исторические науки". 2011. N 1. С. 15-24;

Он же.

О книгах князей Воротынских в XVI в. // Вестн. архивиста. 2012. N 3. С. 17-28.

Вероятно, в будущем, после завершения публикации каталога славяно-русских рукописных книг XVI в., хранящихся в Российском государственном архиве стр. древних актов, и более детального ознакомления с материалами региональных архивохранилищ, у нас появится возможность уточнить и дополнить представленные ниже сведения.

ОР РГБ. Ф. 98 "Собрание Е. Е. Егорова". N 931. Л. 520.

Российская родословная книга / Изд. П. Долгоруков. СПб., 1854. Ч. 1. С. 315.

Подробнее о данной категории церквей см.: Стефанович П. С. Приход и приходское духовенство в России в XVI-XVII веках. М., 2002. С. 42-76.

ОР РГБ. Ф. 256 "Собрание Н. П. Румянцева". N 135. Л. 380.

См.: Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка СПб., 1902. Т. 2. Стб. 1742.

ОР РНБ. Ф. 550 "Основное собрание рукописной книги". N F.I.764. Л. 319.

Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV - первой трети XVI в. М., 1988. С. 170-171.

Кобрин В. Б. Материалы по генеалогии княжеско-боярской аристократии XV-XVI вв. М., 1995. С. 139.

ОР ГИМ. "Епархиальное собрание". N 407. Цит. по: Описание рукописей библиотеки Иосифо-Волоколамского монастыря из Епархиального собрания ГИМ / Сост.: Т. В. Дианова, Л. М. Костюхина, И. В. Поздеева // Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. С. 401-402.

О нем см.: Зимин А. А. Указ. соч. С. 160.

ОР ГИМ. "Епархиальное собрание". N 387;

Описание рукописей библиотеки Иосифо-Волоколамского монастыря... С. 392-393.

Кобрин В. Б. Указ. соч. С. 108-109.

Акты феодального землевладения и хозяйства. М., 1956. Ч. 2. N 297, 316.

ОР РГБ. Ф. 256. N 276. Л. 300 об.

Беликов В. Ю., Колычева Е. И. Документы о землевладении князей Воротынских во второй половине XVI начале XVII в. // Архив русской истории. М., 1992. Вып. 2. С. 100-104.

Подробнее см.: Колычева Е. И. Судьба княжеского рода Воротынских в XVI в. // Человек в XVI столетия: [Сб.

ст.]. СПб., 2000. С. 117-126;

Назаров В. Д. "Победоносец и оборонитель всея Руские земли" (Князь Михаил Иванович Воротынский) // Подвижники России: Исторические очерки. 3-е изд. М., 2006. С. 181-193 (1-е изд. 1999 г.);

Он же. Воротынские // БРЭ. М., 2006. Т. 5. С. 728-729;

Он же. Воротынский Михаил Иванович // Там же.

С. 730-731;

Ульянов В. П. Князь М. И. Воротынский - военный деятель России XVI в.: Автореф. дис.... канд. ист.

наук. Тюмень, 2006.

Алексеев А. И. Первая редакция вкладной книги Кириллова Белозерского монастыря (1560-е гг.) // Вестн.

церковной истории. 2010. N 3-4. С. 42, 72.

Подробнее см.: Усачев А. С. О книгах князей Воротынских в XVI в. С. 18-24.

ОР РГБ. Ф. 256. N 116. Л. 357.

Кузьмин А. В., Пятнов А. П. Вяземские // БРЭ. М., 2006. Т. 6. С. 198.

ОР РГБ. Ф. 98. N 1740. Л. 410 об.

ОР РНБ. Ф. 550. N Q.I.21;

Рыков Ю. Д. Новые данные о деятельности книгописца Сидора под Вязьмой в первой трети XVI века // Зап. ОР ГБЛ. М., 1977. Вып. 38. С. 139-149.

Турилов А. А. "Правило и наказание о душегубстве" и послание митрополита Ионы Глезны вяземскому попу Давыду // От Древней Руси к России Нового времени: Сб. к 70-летию А. Л. Хорошкевич. М., 2003. С. 103-104.

Рыков Ю. Д. Указ. соч. С. 145-146.

ОР РГБ. Ф. 98. N 1740. Л. 410 об.

Рыков Ю. Д. Указ. соч. С. 145-146.

О нем см.: Павлов А. П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584-1605 гг.). СПб., 1992.

С. 27, 39-40, 50, 53, 56-57, 64-65, 117, 186, 190, 212;

Назаров В. Д. Годунов Дмитрий Иванович // БРЭ. М., 2007. Т.

7. С. 296.

По наблюдениям Л. М. Костюхиной, экземпляры Годуновских псалтырей переписаны полууставом, в котором "настолько стерты индивидуальные особенности, что, в отличие от классических "живых" уставных и полууставных почерков, здесь не представляется возможным определить: принадлежит ли письмо руке одного писца или рукописи выполнены несколькими мастерами". В ос стр. торожной форме исследовательница склоняется к первому варианту (см.: Костюхина Л. М. Палеография... С. 32).

Вероятно, лицо (или лица), переписывавшее псалтыри для Д. И. Годунова, было причастно и к копированию других книг. Так, согласно Е. С. Кондрашкиной, во всяком случае, псалтырь для Троицы писалась тем же писцом, который создавал другие лицевые рукописи этого времени - так называемые Ананьинское и Георгиевское Евангелия (см.: ОР РГБ. Ф. 178 "Музейное собрание". N 8644;

ОР ГИМ. "Синодальное собрание". N 1185). По мнению исследовательницы, эти, а также некоторые другие лицевые рукописи рубежа XVI-XVII вв. могли создаваться в книгописной мастерской при Оружейной палате в Кремле (см.: Кондрашкина Е. С. Кодикология лицевых литургических рукописей Москвы рубежа XVI-XVII вв.: Автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 1996. С. 9 13, 17-20). Отсутствие прямых указаний в источниках на место написания соответствующих рукописных книг, правда, побуждает осторожно отнестись к последнему предположению - вероятно, в настоящее время речь может идти об одном из кремлевских книгописных центров, который точно определить трудно.

Подробнее см.: Новикова О. Л., Сиренов А. В. Сделано в Чудове // Тр. Отд. древнерусской лит-ры Ин-та русской лит-ры РАН. СПб., 2004. Т. 55. С. 444.

ОР РГБ. Ф. 173.I "Фундаментальное собрание библиотеки МДА". N 70. Л. 3, 5-6.

О нем см.: Павлов А. П. Указ. соч. С. 33, 39-40, 53, 57, 117, 187;

Назаров В. Д. Годуновы // БРЭ. Т. 7. С. 298.

ОР ГИМ. "Собрание Успенского собора". N 21/1072. Цит. по: Правда Русская / Под ред. Б. Д. Грекова. М., 1940.

Т. 1. С. 146.

Белякова Е. В. Источники Печатной Кормчей // Вестн. церковной истории. 2008. N 3. С. 100-101.

О нем см.: Зимин А. А. Указ. соч. С. 258-260.

На точную дату смерти Евдокии указывают данные эпиграфики (см.: Ткаченко В. А. Надписи некрополя Свято Троицкой Сергиевой лавры последней трети XV - начала XXI в. // Вопр. эпиграфики. М., 2011. Вып. 5. С. 262).

ОР РГБ. Ф. 304.I "Главное собрание библиотеки Троице-Сергиевой лавры". N 371. Л. 316 об.

Зимин А. А. Указ. соч. С. 157-161, 202.

Акты феодального землевладения и хозяйства. Ч. 2. N 335.

Алексеев А. И. Указ. соч. С. 49;

Кобрин В. Б. Указ. соч. С. 49.

ОР РГБ. Ф. 310 "Собрание В. М. Ундольского". N 87. Л. 456.

См.: Павлов А. П. Указ. соч. С. 42.

Кобрин В. Б. Указ. соч. С. 48-49.

О Тучковых-Морозовых подробнее см.: Зимин А. А. Указ. соч. С. 234-243.

О нем см.: Шмидт С. О. Новое о Тучковых... С. 298-301.

ОР БАН. Ф. 31 "Основное собрание". N 17.4.10. Л. 317 об.

Срезневский И. И. Указ. соч. Стб. 881- 882.

О нем см.: Шмидт С. О. Новое о Тучковых... С. 301-303;

Дмитриев Л. А. Тучков Василий Михайлович // Слов.

книжников и книжности Древней Руси. Л., 1989. Вып. 2. Ч. 2. С. 446-448.

ОР ГИМ. "Собрание Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря". N 82 бум. Публ. записи см.:

Амфилохий, архим. Описание Воскресенской Новоиерусалимской библиотеки, с приложением снимков со всех пергаменных рукописей и некоторых писанных на бумаге. М., 1876. С. 131;

Костюхина Л. М. Записи XIII-XVIII вв. на рукописях Воскресенского монастыря // Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1961. С. 278.

ОР ГИМ. "Собрание Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря". N 80 бум.;

Шмидт С. О. Новое о Тучковых... С. 305-306.

Алексеев А. И. Указ. соч. С. 33.

Церковно-историческое описание упраздненных монастырей, находящихся в пределах Калужской епархии / Сост. иером. Леонид // ЧОИДР. 1863. Кн. 1. С. 36-38. Подробнее об этом см.: Усачев А. С. О книгах князей Воротынских в XVI в. С. 21-24.

Подробнее о ней см.: Костюхина Л. М. Палеография... С. 22-32.

стр. Архивный отдел (муниципальный архив) Администрации Псковского Заглавие статьи района Псковской области Автор(ы) Г. Н. Чернова Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 80- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ Рубрика Представляем архив Место издания Москва, Россия Объем 25.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Архивный отдел (муниципальный архив) Администрации Псковского района Псковской области Автор: Г. Н. Чернова Ключевые слова: история Псковского района, комплектование архива, использование архивных документов, архивный отдел (муниципальный архив) Администрации Псковского района Псковской области.

Псков - один из древнейших городов России, административный центр области и Псковского района. История города и района неразрывны. Город возведен на реке Великой при слиянии ее с рекой Пскова. В июле этого года Псков отметит свое 1110 летие.

С первого упоминания Пскова в летописях в 903 г. и до XVIII в., когда границы русского государства сместились в Прибалтику, псковская крепость около 30 раз осаждалась вражескими войсками, а общее число войн, в которых участвовали псковичи, приближалось к 130. Постоянные набеги чудских племен, военные походы в Прибалтику и войны с литовцами во многом сформировали облик средневекового Пскова и закалили волю и мужество его жителей. С началом феодальной раздробленности и междоусобиц Псков становится частью Новгородской земли и защищает ее юго-западные границы.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера разразилась битва;

войско под предводительством князя Александра Невского одержало победу, благодаря которой угроза захвата немцами псковских и новгородских земель на некоторое время отступила.

В ознаменование этого в 1993 г. на территории района, на горе Соколиха, где пролегал путь Александра Невского в сторону Чудского озера, открыт памятник защитнику Русской земли и его воинам.

Треть беспокойного XIII в. псковским князем был выдающийся воин и талантливый полководец Довмонт-Тимофей. Литовец-язычник вместе со своей дружиной прибыл в Псков в 1265 г., принял там православие, крестился Тимофеем и уже в следующем году был посажен на княжеский престол. Тогда же Довмонт разбил литовское войско на берегу Двины. При нем территория примыкавшего к Кремлю старого посада была обнесена каменными стенами (сейчас она называется Довмонтов город). Свою последнюю победу доблестный князь-воин (в XVI в. Русская церковь причислила его к лику святых) одержал 5 марта 1299 г., защищая Псков от ливонских рыцарей. Не удалось взять город и польскому королю Стефану Баторию с его войском в 47 тыс. человек Об авторе: Галина Николаевна Чернова, в 1984 г. окончила Великолукский сельскохозяйственный институт;

с 2003 г. - в Государственном архиве Псковской области, с 2004 г. - заведующая отделом комплектования;

прошла профессиональную переподготовку во ВНИИДАД;

с 2007 г. - начальник архивного отдела (муниципального архива) Администрации Псковского района. Награждена почетными грамотами Государственного архивного управления Псковской области (2007 г.), администраций Псковского района (2011 г.) и Псковской области ( г.).

стр. против 16-тысячного псковского гарнизона. Неудача вынудила Стефана Батория подписать 15 января 1582 г. мирный договор сроком на 10 лет с возвратом всех захваченных русских территорий.

В начале XVII в. шведы пять раз безуспешно пытались овладеть Псковом. Особой остроты борьба достигла летом-осенью 1615 г., когда псковичи противостояли армии шведского короля Густава Адольфа. Несмотря на численное преимущество (почти в два раза: 9 тыс. против 4,2 тыс.), враг так и не сумел прорваться в город, потеряв за время осады около 2,5 тыс. человек.

В годы Северной войны со Швецией Псков вновь оказался на переднем фланге. С 4 августа по 2 октября 1700 г. царь Петр I неотлучно находился в городе. Началась серьезная подготовка к походам в Прибалтику. Река Великая покрылась судами;

делали копья, бердыши, отливали пушки, строили военные струги, вели фортификационные работы, насыпали земляные валы у старинных каменных стен. Остатки этих мощных фортификационных сооружений сохранились до сих пор.

В Отечественной войне 1812 года корпус генерала П. Х. Витгенштейна, сформированный из псковских дворян, героически сражался под Полоцком. В ополчение записались около 6,2 тыс. крестьян и 133 дворянина. В Бородинском сражении участвовало более офицеров-псковичей (среди них прапорщик А. Семевский, поручики Н. Н. Пущин, Ф.

Раздеришин, О. Нелединский и др.), 25 унтер-офицеров, солдатских детей и церковнослужителей. Псковская земля в первые месяцы войны приняла не менее 10 тыс.

раненых воинов, которые направлялись не только в семь специально созданных в губернии госпиталей, но и в дома жителей. Здесь нашли приют и многие беженцы. Когда в 1813 г.

начались заграничные походы и встал вопрос о снабжении армии, то М. И. Кутузов распорядился с Псковской губернии ничего для военных нужд не брать, поскольку та была истощена более других.

Одним из самых тяжелых столетий в истории Пскова стал XX в. В Первую мировую войну здесь размещались штаб Северного фронта и Управление главного начальника снабжения с многочисленными отделами и отделениями. Из Пскова в 1915-1917 гг.

миллионной армией Северного фронта командовали генералы А. Н. Куропаткин, П. А.

Плеве, М. Д. Бонч-Бруевич. До ноября 1916 г. Псков служил местом базирования бомбардировщиков С-22 "Илья Муромец", здесь же проходили обучение и специальную подготовку экипажи. 2 марта 1917 г. в Пскове последним российским императором Николаем II был подписан манифест об отречении от престола.

Вид Пскова В феврале-марте 1918 г., когда Германия вторглась на территорию Советской России, на пути захватчиков снова встал Псков. Наиболее ожесточенный бой развернулся в ночь с 24 на 25 февраля, красногвардейцы защища стр. лись мужественно и почти все полегли. И хотя Псков был взят, наступление на Петроград оказалось сорванным.

Новые испытания пришлось выдержать Пскову в годы Великой Отечественной войны. С первых дней оккупации на Псковщине началось партизанское движение. Здесь действовало 29 партизанских бригад общей численностью 57 тыс. человек.

Освобождение города советскими войсками продолжалось несколько дней. К 6 часам утра 23 июля 1944 г. Псков и его западные окрестности были полностью очищены от немецко-фашистских захватчиков. Город лежал в руинах.

Но для самих псковичей эта война не стала последней: они исполняли свой долг перед Отечеством в Афганистане, Чечне и других горячих точках. Не всем из них суждено было вернуться домой. 21 февраля 2000 г. в бою под Харсеноем (Чечня) погибли человека, 25 из которых - разведчики Псковской бригады спецназа ГРУ. Когда в Пскове февраля хоронили героев-разведчиков, под Улус-Кертом погибала 6-я рота псковских десантников. В итоге 84 человека не уступили превосходящим силам боевиков, доказав, что доблесть русского воинства не пустой звук для сегодняшних солдат и офицеров. Бой в Аргунском ущелье Чечни продолжался с 29 февраля по 3 марта. На каждого псковского десантника приходилось по 27 чеченских боевиков. "Вызываю огонь на себя!" - последние слова командира батальона М. Н. Евтюхина. Двадцатиметровый памятник у КПП Псковской дивизии ВДВ, установленный на территории Псковского района, напоминает о геройски погибших десантниках. День их памяти ежегодно отмечается 1 марта.

Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2009 г. Пскову присвоено звание "Город воинской славы".

Псковский район (его 85-летие отмечалось в 2012 г.) был образован из части территорий Завеличенской, Краснопрудской и Псковской волостей бывшего Псковского уезда Псковской губернии 1 августа 1927 г. в составе Псковского округа Ленинградской области. После нескольких преобразований Указом Президиума Верховного совета СССР от 23 августа 1944 г. была создана Псковская область, включая Псковский район. В дальнейшем район претерпел еще ряд административно-территориальных преобразований, переименований населенных пунктов, объединений сельсоветов, упразднений и включений, передач и выделений. К концу советского периода в его составе было 15 сельсоветов.

В 1996 г. впервые в истории района были избраны глава и депутаты районного Собрания;

18 сентября того же года они приняли Устав Псковского района, по которому тот получил статус муниципального образования. Устав Псковской области был принят чуть раньше, 25 января 1995 г., и в нем введен термин "волость" вместо "сельсовет".

С 1 января 2011 г. район включает 10 сельских поселений (Ершовская, Завеличенская, Карамышевская, Краснопрудская, Логозовская, Писковичская, Середкинская, Торошинская, Тямшанская, Ядровская волости) и одну межселенную территорию (острова им. Залита и им. Белова).

Псковский район удерживает лидирующие позиции в области по производству сельхозпродукции и считается районом сельскохозяйственным. В соответствии с постановлением правительства от 19 июля 2012 г. "О создании на территории Псковского района Псковской области особой экономической зоны промышленно производственного типа" появится технопарк "Моглино" с новыми рабочими местами, промышленное производство в регионе возрас стр. тет в 1,5 раза. При этом предстоит сохранить равновесие экологической системы района.

Население города на 1 января 2012 г. составляет 203 974 человека, а Псковского района более 35 тысяч*.

Псковский районный государственный архив был образован решением Псковского облисполкома от 31 января 1945 г. на только что освобожденной от врага территории, в подчинении райотдела МВД1. Районный центр, поскольку многие его здания были разрушены, располагался в двух местах: Пскове и д. Овсище. Для архива помещения не нашлось. Его единственный сотрудник, заведующая Богданова, в основном занималась обследованием архивов на местах (сельсоветов, колхозов, совхозов, МТС). В остальное время "работать приходится урывками... когда не заняты столы сотрудников РО МВД", говорится в ее отчете за 1-й квартал 1947 г. В 1950-е гг. работа по обследованию организаций продолжалась, начался прием документов объединенных колхозов. Всего в районе по состоянию на 16 января 1951 г.

значилось 180 организаций;

все они были обследованы, в 111 документы приведены в порядок. Тогда в райгосархиве хранилось 4046 ед. хр. В начале 1950-х гг. ему выделили небольшое помещение под документы, однако у заведующей рабочего места по-прежнему не было. Приходилось трудиться то в общем отделе милиции, то в ЗАГСе, а то и в кабинете пожарного инспектора.

С конца 1961 г., когда архивные учреждения были выведены из системы МВД, райгосархив стал подчиняться исполкому районного Совета депутатов трудящихся (с октября 1977 г. - народных депутатов)3. В 1968 г. он переехал в помещение (четыре комнаты), где ранее находился районный банк4. Основными направлениями работы оставались обследование организаций - источников комплектования, которых на учете в архиве значилось 89, оказание им практической помощи. Документы 43 фондов были подготовлены для передачи в облгосархив. Исполнялись также запросы (в среднем 30 в месяц), велась переработка фондов, составлялись предисловия к описям документов.

Что касается кадрового состава, то только в декабре 1981 г. архив возглавила заведующая с высшим образованием. Это была Е. Ф. Михайлова, окончившая Псковский педагогический институт им. С. М. Кирова и прежде работавшая педагогом. В 1986 г. ее сменила В. А. Иванова, тоже педагог с дипломом того же вуза, ранее председатель Писковичского сельского Совета Псковского района. Она трудилась на архивном поприще 15 лет (по 2001 г.), неоднократно получала благодарности, награждена грамотами Администрации Псковского района, Государственной архивной службы России.

В 1989 г. в соответствии с решением облисполкома5 в Псковском районе на базе райгосархива был образован архивный отдел, имевший двойное подчинение: районному Совету и его исполнительному комитету и архивному отделу исполкома областного Совета. В конце 1991 г., согласно законодательству, При подготовке статьи использована следующая литература: Окулич-Казарин Н. О. Спутник по древнему Пскову (любителям родной старины): Путеводитель. 2-е изд. / Псковское археолог. о-во. Псков, 1913;

Административно территориальное деление Псковской области (1917-2000): Справ. Псков, 2002;

публикации газеты "Псковская провинция" (1948-2006), а также: www. museum.pskov.ru стр. он стал подчиняться Администрации Псковского района. С принятием 12 августа 1995 г.

Устава Псковский район получил статус муниципального образования. С тех пор архивный отдел является структурным подразделением администрации и выполняет функции местного самоуправления в области архивного дела. В штат помимо заведующего включили ведущего специалиста.

С начала 1980-х гг. архивные документы района хранились в старинном здании, доме купцов Постниковых, возраст которого более трехсот лет. В 1700-е гг., в период Северной войны, в нем бывали Петр I, А. Д. Меншиков, генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметев. В начале XVIII в. здание было занято под ордонансгауз (комендантское управление). А так как при ордонансгаузах содержались арестанты, то народ прозвал этот дом "Мешком";

позднее в нем располагалась учебная команда Енисейского пехотного полка. Сейчас это памятник архитектуры федерального значения. Но это историческое здание, сырое и неотапливаемое, мало подходило для размещения архивных документов. В 2006 г. в результате обращения Т. А. Соколовой (она заведовала архивным отделом с 2001 по март 2007 г., а ныне возглавляет Государственный архив страхового фонда и аудиовизуальных документов Псковской области) к главе администрации района вопрос был решен. Под архив выделили два приспособленных помещения общей площадью 103 кв. м в здании администрации, куда и переместили документы из "Мешка".

В середине 2007 г., в силу обстоятельств, состав работников архивного отдела полностью поменялся, но их число осталось прежним: начальник архивного отдела (им стала Г. Н.

Чернова) и главный специалист. Однако для исполнения социально-правовых и других запросов, обрушившихся на отдел после определения в соответствии с федеральным и областным архивным законодательством муниципального архива местом хранения документов ликвидированных администраций волостей района, их оказалось недостаточно. Доказать необходимость увеличения штатной численности помогло Государственное архивное управление Псковской области. В результате с октября 2007 г.

в штат отдела дополнительно ввели должность главного специалиста.

Информационное обеспечение граждан и организаций осуществляется согласно административным регламентам, разработанным в муниципальном архиве и утвержденным постановлением райадминистрации. Созданные в последние два года базы данных "Распоряжения Администрации Псковского района 1991-2006 гг." и "Свидетельства на право пользования на землю 1991-1993 гг. Тямшанской волости Псковского района" значительно сокращают время наведения справок по этой тематике.

С 2013 г. действует Соглашение об информационном взаимодействии с Управлением Пенсионного фонда города и района по организации электронного документооборота между управлением и архивом для обмена информацией социально-правового характера, необходимой для реализации гражданами их пенсионных прав. За 2007-2012 гг.

муниципальные архивисты исполнили более 13 тыс. справок, подавляющее большинство из них социально-правового характера. Накопленный опыт сотрудники стремятся донести до своих коллег. Так, в 2012 г. они рассказали о нем на "круглом столе", организованном Государственным архивным управлением Псковской области в связи с 20-летним юбилеем областного Архива документов по личному составу, где участвовали представители областной администрации, архивных учреждений Санкт-Петербурга, Новгорода, Псковской и Тверской областей.

стр. Продолжается комплектование архива. В 2005 г. были приняты документы (более 5 тыс.

ед. хр.) ликвидированных администраций волостей района. Сегодня в списке источников комплектования 37 организаций Псковского района. Они ведут плановую экспертизу ценности документов, образующихся в делопроизводстве, нормативную документацию своих архивов, которая утверждается экспертно-проверочной и методической комиссией Государственного архивного управления Псковской области. Работа с организациями регулируется нормативно-правовыми актами администрации района. Стали традиционными ежегодные семинары по проблемам делопроизводства и обеспечения сохранности с представителями источников комплектования. Кроме того, проводятся семинары с сотрудниками кадровых служб всех, а не только комплектующих архив организаций района, по вопросам трудового и административного законодательства, делопроизводства совместно с Псковским областным Домом науки и техники Российского союза научных и инженерных организаций.

Слева направо: Г. Н. Чернова, Е. А. Васильева, Е. С. Воронина Налажено сотрудничество с конкурсными управляющими сельхозпредприятий, проходящих процедуру банкротства через областной Арбитражный суд. Работа нацелена на сохранение документов, в том числе по личному составу, этих предприятий, передачу их в упорядоченном состоянии и закартонированном виде в муниципальный архив. В общей сложности за 2007- 2012 гг. в архив принято 5 тыс. дел.

Всего же здесь хранится более 45 тыс. ед. хр., в том числе 3,5 тыс. дел по личному составу. Последние поступают на хранение по решению эксперт стр. но-проверочной и методической комиссии Государственного архивного управления области с сентября 2007 г., а за более ранние годы находятся в Архиве документов по личному составу Псковской области. Ведется работа по сбору документов личного происхождения и формированию личных фондов. Их в архиве пока два: председателя Псковского районного исполнительного комитета 1962-1983 гг., впоследствии председателя Совета ветеранов войны и труда В. В. Боткина (100 ед. хр. за 1947-1992 гг.) и народного учителя СССР П. Г. Лозиной (18 ед. хр.), повествующие о работе сельского учителя в Любятовской малокомплектной начальной школе. Созданы коллекции документов по истории Псковского района и фотоснимков.

Внедрение программного комплекса "Архивный фонд" началось в 2003 г. В базу данных внесена информация о 216 фондах. Сейчас учет документов осуществляется с использованием ПК "Архивный фонд-4".

В 2012 г. проводился отбор документов для электронного издания "Из истории становления районов Псковской области (1927-1957 гг.)";

работа координировалась Государственным архивным управлением Псковской области. Было изучено свыше дел за 1944-1957 гг., из которых отобрали 180 наиболее ярко отражающих жизнь района тех лет документов, а их оцифровку выполнил Государственный архив страхового фонда и аудиовизуальных документов. Презентация электронного издания состоялась в конференц-зале областного архивного управления 19 сентября. Его вручили всем присутствовавшим. Архивный отдел организовал изготовление необходимого количества цифровых копий для муниципальных образовательных учреждений, библиотек, музеев. К тому же богатейший исторический материал разместили на сайте районной администрации. Документы, с которыми раньше работали непосредственно в архиве, теперь доступны в электронной форме краеведам, любителям истории, школьникам и др.

К 85-летию образования Псковского района подготовлена выставка архивных документов по его истории начиная с 1947 г., экспонировавшаяся в здании администрации в течение 10 дней и в фойе городского культурного центра. Ее посетили более 2 тыс. человек.

Архивисты сняли праздничные мероприятия, а фотографии после описания поступили в муниципальный архив Псковского района. Кроме того, для книги "Псковскому району лет. Эпизоды истории", которая создавалась творческим коллективом в составе главы района В. В. Шураева, его помощника Б. А. Кибалина, главного редактора газеты "Псковская провинция" Л. А. Быстровой и др., были подобраны архивные документы и газетные публикации с 1948 г.

Двери муниципального архива всегда открыты для исследователей и краеведов. Налажено сотрудничество с музеями и библиотеками района и города. Так, в апреле прошлого года в архив обратились сотрудники МБУК "Централизованная библиотечная система" г. Пскова с просьбой документально подтвердить проживание в детские и юношеские годы в Псковском районе С. А. Золотцева - советского и российского поэта, писателя, переводчика и публициста, для создания мемориальной экспозиции в библиотеке "Родник", которой присвоено имя земляка. Помогли похозяйственные книги, где найдены данные о самом поэте, его предках. Документы использовали для экспозиции в рамках литературно-музыкального вечера "Я с вами говорю...", посвященного 65-летию поэта, на котором присутствовали и архивисты.

стр. Глава Псковского района В. В. Шураев, руководство администрации с пониманием относятся к проблемам архивной службы района. Из муниципального бюджета на нужды архива и реализацию его полномочий средства выделяются в полном объеме. Отдел оснащен оргтехникой. Компьютеры соединены в локальную вычислительную сеть и подключены к корпоративной сети передачи данных администрации муниципального образования;

приобретено необходимое программное обеспечение. Установлена пожарная сигнализация, архивохранилища оборудованы средствами пожаротушения, которые своевременно проходят перезарядку. Проведен капитальный ремонт архивохранилища площадью 73,5 кв. м, с заменой полов и демонтажем деревянных перегородок.

Архивохранилища оборудованы металлическими дверьми, есть приточно-вытяжная вентиляция;

дополнительно установлены металлические стеллажи общей протяженностью 88 пог. м. Здесь и в рабочем кабинете поставлены пластиковые окна с жалюзи, а также распашные металлические решетки. Ежегодно приобретаются архивные коробки для картонирования документов. В 2011 г. архиву дополнительно предоставлено помещение площадью 17 кв. м.

В конце 2011 г. штат архивного отдела (муниципального архива) Администрации Псковского района расширился: теперь здесь работают начальник, заместитель и главный специалист. Елена Алексеевна Васильева имеет высшее педагогическое образование, в архиве с декабря 2010 г., до этого вела архив и отвечала за делопроизводство в одном из учреждений Пскова. С декабря 2012 г. она в связи с отпуском по уходу за ребенком заместителя начальника архивного отдела Л. А. Ряшенцевой исполняет ее обязанности (ведение программы "Архивный фонд-4", подготовка сводной номенклатуры дел и сводного годового раздела описей администрации района, документальное обеспечение проведения заседаний экспертной комиссии администрации, предоставление документов исследователям в читальный зал архива). Однако основная доля ее рабочего времени приходится на исполнение запросов физических и юридических лиц. Запросы исполняет и главный специалист отдела Екатерина Станиславовна Воронина (у нее тоже высшее педагогическое образование), принятая в архив в конце 2012 г.;

она ведет также справочные базы данных.

Усилия коллектива архивного отдела при поддержке органов местного самоуправления, взаимодействии с областным архивным управлением и архивами области дают положительный результат - удовлетворение интереса граждан к истории родного края и оказание информационных услуг, способствующих их социальной защите.

Государственный архив Псковской области (ГАПО): Путеводитель. Псков, 1963. С. 226.

Архивный отдел (муниципальный архив) Администрации Псковского района (далее МА). Ф. 153. Оп. 1. Д. 1. Л.

10.

ГАПО. Р-903. Оп. 1. Д. 1388. Л. 60.

МА. Ф. 153. Оп. 1. Д. 29. Л. 52.

Решение Псковского облисполкома от 24 января 1989 г. N 30 "Об образовании архивных отделов исполкомов районных Советов народных депутатов". (Там же. Ф. 58. Оп. 1. Д. 716. Л. 154.) стр. Заглавие статьи "...Бесконфликтная драматургия не дает материала мужеству..."

Автор(ы) Н. А. Стрижкова Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 88- ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 16.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ "...Бесконфликтная драматургия не дает материала мужеству..." Автор:

Н. А. Стрижкова Документы, отражающие деятельность той или иной личности, нередко рассеяны по нескольким архивохранилищам. Так, свидетельства о творчестве ленинградского режиссера Н. П. Акимова, 110-летие которого отмечалось в прошлом году, хранятся не только в Центральном государственном архиве литературы и искусства Санкт Петербурга в фонде Ленинградского государственного театра комедии, где он служил долгие годы, но и в Москве, в Российском государственном архиве литературы и искусства.

Рецензия О. Ф. Берггольц на спектакль Ленинградского театра комедии "Старые друзья". 1947 г.

Ключевые слова: история искусства, бесконфликтная драматургия, Ленинградский театр комедии, Московский драматический театр им. М. Н. Ермоловой, пьеса "Старые друзья", Российский государственный архив литературы и искусства, Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга, Н. П. Акимов, О. Ф.

Берггольц, Г. П. Макагоненко, Л. А. Малюгин.

В 1947 г. в Ленинградском театре комедии был поставлен спектакль "Старые друзья" по одноименной пьесе советского драматурга Л. А. Малюгина1. Действие разворачивается в 1941 г., накануне войны: молодые люди, окончившие одну из ленинградских школ, после выпускного вечера сразу уходят на фронт, а в 1945 г. собираются в квартире одноклассницы Тони, вспоминают школьные годы и погибших друзей, говорят о пережитом, спорят, шутят...

Пьеса, оказавшаяся серьезным самостоятельным дебютом Л. А. Малюгина, была удостоена Сталинской премии по литературе и с большим успехом воплощена в 1946 г. на сцене Московского драматического театра им. М. Н. Ермоловой режиссером А. М.

Лобановым2, а затем в Ленинградском театре комедии Н. П. Акимовым3. Спектакль стал событием послевоенной театральной жизни, обошел сцены многих театров страны, получил похвальные отзывы.

Однако у ленинградской поэтессы Ольги Берггольц4 был иной взгляд на пьесу. Свои впечатления от спектакля она изложила в рецензии, которая нигде не публиковалась.

Черновик документа хранится в личном фонде О. Ф. Берггольц в Российском государственном архиве литературы и искусства5.

Ее негативная оценка вполне ожидаема. Живя в блокадном городе, в июне-июле 1942 г.

она написала "Ленинградскую поэму"6, ставшую сразу широко известной. После войны цель своего творчества видела в том, чтобы рассказать всю правду о блокаде, передать этот "небывалый опыт человечества", посвящая данной теме стихи, поэмы и пьесы.


Совместно с мужем Г. П. Макагоненко7 ею в 1944 г. была создана пьеса "Они жили в Ленинграде"8 - подлинная история лю Публикация подготовлена при финансовой поддержке РГНФ (проект N 11-04-00211).

стр. О. Ф. Берггольц. 1950-е гг. ЦГАЛИ СПб. Ф. 562 "Учитель Ефим Юльевич (1913-1988)".

Оп. 1. Д. 39. Л. дей, переживших войну и совершивших подвиг мужества, правдивые, страшные картины осажденного города, голод и смерть. Именно так она видела правду о блокаде, чтобы никто и ничто не было забыто (слова Берггольц "Никто не забыт, ничто не забыто" в г. выбиты на центральной стеле Пискаревского кладбища9). Но эта правда была не нужна Сталину и его окружению, а может быть, и обществу, которое хотело скорее забыть ужасы войны.

Сразу после Победы, в 1946 г. тема блокады оказалась почти запретной. Голос Берггольц, звучавший по радио в застывших блокадных ленинградских домах все дни войны, стал лишним. А она продолжала говорить, искала режиссера и театр для постановки своей пьесы "Они жили в Ленинграде" (возможно, об этом велись переговоры и с П. Н.

Акимовым10), но в Ленинграде пьеса так и не была поставлена. На сценах города шли радостные нейтральные спектакли, в том числе "Старые друзья". Эту "бесконфликтную пьесу" Берггольц гневно отвергла, определяя ее содержание и идейный смысл так:

"блокада в сером бархате"11.

Публикация подготовлена по авторизованному машинописному тексту. Курсивом выделены все авторские вставки, сокращения раскрыты, подчеркивания переданы графически.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Н. А.

СТРИЖКОВОЙ.

Фотографии к публикации предоставлены Центральным государственным архивом литературы и искусства Санкт-Петербурга (ЦГАЛИ СПб).

Малюгин Леонид Антонович (1909-1968) - драматург, киносценарист, публицист, литературный критик. Лауреат Сталинской премии второй степени (1946 г.). С 1946 г.

член редколлегии газеты "Советская культура", член Комиссии по драматургии в Союзе писателей СССР, преподавал в ГИТИСе. Автор пьес, поставленных более чем в театрах страны и за рубежом ("Старые друзья", "Родные места", "Молодая Россия", "Насмешливое мое счастье" и др.) В декабре 1948 г. на XII пленуме Союза советских писателей СССР был причислен к антипатриотической группе театральных критиков космополитов.

Лобанов Андрей Михайлович (1900-1959) - режиссер, народный артист РСФСР (1947 г.).

В 1944-1958 гг. главный режиссер Московского драматического театра им. М. Н.

Ермоловой.

Акимов Николай Павлович (1901- 1968) - театральный художник, режиссер и педагог, живописец и книжный график, народный артист СССР (1960 г.). В период борьбы с космополитизмом в 1949 г. был вынужден уйти из Ленинградского театра комедии.

Берггольц Ольга Федоровна (1910 стр. 1975) - поэт, прозаик. Окончила ЛГУ (1930 г.). В 1931-1934 гг. редактор в газете завода "Электросила" в Ленинграде. 13 декабря 1938 г. арестована по обвинению "в связи с врагами народа" как участник контрреволюционного заговора. 3 июля 1939 г.

освобождена, полностью реабилитирована. В 1940 г. вступила в ВКП(б). В годы Великой Отечественной войны осталась в осажденном Ленинграде, работала на радио, почти ежедневно обращаясь к жителям города. После постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах "Звезда" и "Ленинград" (Правда. 1946. 21 авг.) за свой открытый протест и выступление в защиту А. А. Ахматовой и М. М. Зощенко попала в "закрытое письмо", в результате чего ее имя и творчество оказались на некоторое время под запретом. Автор очерков "Годы штурма", сборника рассказов "Ночь в Новом мире", сборника "Стихотворения" (1933-1935 гг.), поэмы "Февральский дневник" (1942 г.), сборников "Ленинградская тетрадь" (1942 г.), "Памяти защитников" (1944 г.), "Говорит Ленинград" (1946 г.;

выступления поэта по радио в годы блокады;

первое издание книги изъято в связи с "ленинградским делом"), героико-романтической поэмы "Первороссийск" (1950 г.;

в 1951 г. удостоена Сталинской премии), "Дневные звезды" (1959 г.) и др.

РГАЛИ. Ф. 2888. Оп. 1. Д. 249. Л. 1-3.

Берггольц О. Ленинградская поэма // Собр. соч.: В 3 т. Л., 1989. Т. 2. С. 40.

Макагоненко Георгий Пантелеймонович (1912-1986) - литературовед, критик, доктор филологических наук, профессор, член Союза советских писателей СССР (с 1943 г.).

Участник советско-финляндской войны и обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. В 1941-1942 гг. редактор и начальник литературного отдела Ленинградского радиокомитета.

Пьеса "Они жили в Ленинграде" осенью 1945 г. была поставлена в Москве в Камерном театре Таирова. О ее постановке сообщала газета "Советское искусство" (1945. 19 окт. N 42) в статье "Планы Камерного театра": ""Своих" авторов мы, хочется верить, нашли и в поэте Ольге Берггольц, и Г. Макагоненко, чью пьесу "Они жили в Ленинграде" (в новом драматургическом варианте), театр усиленно репетирует. В наш спектакль органически входят стихи "Ленинградского дневника" О. Берггольц, звучащие как волнующий документ эпохи. Спектакль ставит молодой режиссер-постановщик Нина Сухоцкая, сценическая композиция спектакля - А. Таирова".

Строка из стихотворения О. Берггольц "Склоняет знамена народ". (Собр. соч. 1990. Т. 3.

С. 9.) В дневнике О. Берггольц за 14 марта 1947 г. есть запись о встрече с Н. П. Акимовым:

"Разговор с Н. П. Акимовым, который заявил, что ему нужно мое имя на афише в коллективной пьесе всех ленингр[адских] поэтов - "Вася Теркин". Заявил, что "бесстыже будет делать это на премию"... Потом, явно покупая меня, рисовал мой портрет неудачно: ничего там нет от меня. Явно не хотелось ему делать это, а нужно ему именно мое имя, имя "ленинградской плакальщицы" - как некая санкция на тот балаган, кот[орый] он задумал для одного себя, как художника. Он очень уговаривает. Но нет - не по пути мне с ним, - претит мне это. Не могу я все же делать что-то без бога, хотя бы без обломка бога. А это - без бога. Он - тонкий художник, все понимающий, и у меня с ним больший контакт, чем с темными тетками из горкома, но не контакт душ, нет. У теток все же хоть из дерьма - да бог, а у него - нет. Нет даже бога искусства. Он обидится на меня. На выставке его моего портрета не будет, а это было бы лестно. Ну, и не надо... Грустно, о, как грустно". (РГАЛИ. Ф. 2888. Оп. 1. Д. 368. Л. 27 об. - 28.) Там же. Д. 249. Л. 1.

стр. О. Ф. Берггольц Рецензия на спектакль "Старые друзья" по одноименной пьесе Л. А. Малюгина* 1947 г.

Народилась новая, небывалая в мире, чрезвычайно сложная и хитроумная, требующая от автора невероятного искусства драматургия - бесконфликтная драматургия. Невозможно это так же, как паровоз без колес, но факт - она существует. "Старые друзья" - яркий тому пример. Бесконфликтная драматургия - это то, что Щедрин именовал состоянием "вне оного, но как бы и в оном"1.

Постановка - блокада в сером бархате;

берется один из самых трагических моментов войны - ленинградская блокада, итак - "в оном". Но она погружена в серый бархат, а это уже "вне оного". Ибо серый бархат и все это изящество - противопоказано блокаде, трагедии. Но все делается для того, чтобы убрать трагедию, чтобы она не беспокоила. Как в парикмахерской - "не беспокоить". Красивость вместо красоты, страшной красоты.

Изящество вместо величественности, правдивость вместо правды, правдоподобие вместо истины, бодрость вместо мужества, смешное вместо оптимистического, чуткость вместо сострадания, переживания вместо страстей. Все в рамочках, все вынесено за кулисы:

погибает один из друзей - Милочка, но она даже не появляется на сцене. Конечно, у нас умереть - это совершить почти неприличие. Умирает Леша Субботин, разумеется, за сценой - его "друзья" даже не поговорили о нем: вспомнив его на мгновение, тотчас же сослались на Гете - "вперед, через могилу"2. "Интеллигентно", но ведь черствость-то какая. Но что же, пусть даже и черствость, но тогда ее как черствость, ее именно безбоязненно, не надо выдавать ее даже за чуткость. Итак, если умирает молодой человек - это не страшно. Пришел с войны победитель, а любимая девушка отказала ему в руке и сердце - как будто бы что конфликтней! Не тут-то было, он сразу же утешается, так как оказывается, что ни он ее по-настоящему не любил, ни она его. Автор только чуточку попугал нас, да собственно не попугал, а так что-то...

А девушка, разочарованная в Володе, тут же собирается выходить замуж за Шуру, почему? Да потому, что он явно лучше Володи. Шура - верный, Шура - скромный, поэтому Тоня и выходит за него замуж и понимает, что она его любит. Удивительно холодным расчетом веет от этой "любви", и опять-таки, если есть такой сердечный расчет - дай его как расчет, не бойся, но мне выдают этот расчет за "настоящую любовь".

Вообще, они удивительно расчетливые и трезвые, эти молодые люди. Похоже, что они не на войне были, а росли среди умеренности и аккуратности. Ничто не в состоянии заставить их страдать, а разве только - огорчиться. Не скажет Тоня Шуре, что она любит его - и ничего, Шура так с этим и будет жить и ничего особенно испытывать не будет, он не позволит себе такого неприличия, такой невыдержанности, как страдать от неразделенной любви: ведь Тоня для него "основное, но не главное". Это бу * Заголовок документа.

стр. дет для него так же, как потеря правой руки - ничего, научится писать левой, опять-таки ничего не происходит. Но это не мужество, не спокойствие - это бесстрастие, равнодушие, равновесие... (вообще, наши авторы только и делают, что стремятся соблюсти равновесие, симметрию в драматургии). Опять-таки тут подмена - вместо мужества - равнодушие. А равнодушие нечего преодолевать. Равнодушие неподвижно так же, как благополучие.


Оно - начало или конец. И понятно, почему оно рождается - бесконфликтная драматургия не дает материала мужеству, не дает конфликта. В самом лучшем случае она лишь намекает на него, но остается вне оного. Что ж, обывателю это нравится, так как заветная мечта обывателя мещанина именно в том и состоит, чтоб его ничего не беспокоило, даже собственная совесть, даже мысль о том, что его ничего не беспокоит. Он рад, что его "беспокоят" так вежливо, так осторожно, что ничего, кроме приятности, он при этом не испытывает. Такая литература существовала всегда, но не на этом пути стоит большое искусство эпохи страстной, трагической, с большими требованиями. Она говорит такому искусству, подобному "Старым друзьям": "изрыгну тебя из уст моих, ибо ты не холоден и не горяч, но тепел"3.

Программа спектакля "Старые друзья". 1946 г. ЦГАЛИ СПб. Ф. 633 "Трофимов Николай Николаевич (1920-2005), актер". Оп. 1. Д. 255. Л. Говорят, что в "Старых друзьях" выведены "простые люди". Нет, это средние люди, с очень средними требованиями и чувствами, и огорчениями - ведь и обыватель "чувствовать умеет".

Говорят, что это - "счастливая молодежь". Но как может быть счастлив бесстрастный, умеренный и аккуратный в жизни сердца обыватель? Не может быть, потому что не знает он, что такое истинное счастье. Он может быть самое большее - доволен. Характерно, что в обоих спектаклях4 молодежь говорит о счастье только как о том, что прошло, и о том, что будет. Но стр. счастье настоящего - им неведомо и непонятно. Счастье, которое приходит к человеку после страдания. Счастье, происходящее как страдание, и страдание, происходящее как счастье.

Помета: "1947 год"*.

РГАЛИ. Ф. 2888. Оп. 1. Д. 249. Л. 1-3. Авторизованная машинопись. Правка карандашом.

О. Ф. Берггольц ошибается. Это высказывание принадлежит герою эссе "Уголовная чернь" цикла рассказов А. В. Амфитеатрова "Бабы и дамы".

"Вперед, через могилы!" - последние слова Иоганна Вольфганга фон Гете на могиле сына Августа.

Так в документе, правильно: "Знаю твои дела;

ты ни холоден, ни горяч;

о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих". (Откр. 3: 15, 16.) Имеется в виду спектакль "Старые друзья", поставленный в Московском драматическом театре им. М. Н. Ермоловой и Ленинградском театре комедии.

* Написана Берггольц на верхнем поле страницы.

стр. Заглавие статьи "Новый подъем нашей драматургии... не наступил..."

Автор(ы) Л. С. Георгиевская, А. К. Бонитенко Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 93- ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 19.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ "Новый подъем нашей драматургии... не наступил..." Автор: Л. С.

Георгиевская, А. К. Бонитенко Очерк режиссера Н. П. Акимова. 1956 г.

Ключевые слова: история искусств, Ленинградский государственный театр комедии, репертуарная политика, дискуссия о "методе физических действий", эссе "О вкусах спорят!", журнал "Театр", Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга, Н. П. Акимов, Вл. Саппак, В. Шитова.

Николай Павлович Акимов (1901-1968) - режиссер, сценограф, график, народный артист СССР начал свою трудовую деятельность как театральный художник в 1922 г. в Харьковском детском театре, оформлял спектакли в московских и ленинградских театрах.

В 1935 г. он возглавил Ленинградский театр комедии, оставался на этой должности до 1947 г. В 1949 г. подвергся репрессиям: в газетах печатались разгромные статьи на его постановки, где режиссера называли космополитом и формалистом;

ему запретили ставить спектакли. Он вынужден был покинуть театр. Жил на гонорары, полученные за портреты знаменитостей. В 1951- 1955 гг. Н. П. Акимов стал главным режиссером Театра им. Ленсовета, а в декабре 1955 г. вернулся в Театр комедии и работал там до последних дней жизни. С 1954 по 1968 г. Николай Павлович преподавал в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии, вел класс и возглавлял художественно-постановочный факультет;

с 1960 г. профессор. С 1989 г. Санкт Петербургский государственный академический театр комедии, художественным руководителем которого Н. П. Акимов являлся свыше четверти века, носит его имя.

Документы о многоплановой деятельности режиссера отложились в Центральном государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга стр. (ЦГАЛИ СПб) в фондах Управления культуры Ленгорисполкома и Ленинградского государственного театра комедии (Ф. 105, 261). Здесь находятся приказы Главного управления культуры Ленгорисполкома (ГУК), планы и отчеты ГУК и его отделов, стенограммы заседаний коллегии и художественного совета ГУК, а также совещаний о работе подведомственных учреждений, протоколы заседаний городского художественного совета по приему театральных спектаклей и концертных программ, переписка с вышестоящими и подведомственными предприятиями, планы и отчеты о работе театра, дневники культурной жизни Ленинграда (1978-1982), репертуарные планы театра, статистические отчеты о его деятельности и др. Многочисленные выступления Н.

П. Акимова на совещаниях, собраниях, в печати отражают глубокий кризис, почти развал некоторых ленинградских драматических театров, в частности Театра комедии 1.

Выявляя документы к юбилейной выставке, посвященной 110-летию со дня рождения Н.

П. Акимова (апрель-май 2011 г., Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства;

Дом актера), сотрудники архива среди документов режиссерского управления Театра комедии спустя 37 лет после передачи документов на государственное хранение обратили особое внимание на один из них. Речь идет о написанном Н. П. Акимовым в годы хрущевской "оттепели" очерке "Театр без зрителя". Документ составляет архивное дело объемом восемь машинописных листов, которое никогда не выдавалось. Режиссер сам определил жанр очерка как научно фантастический, хотя по сути это памфлет. Иронично-саркастическая манера изложения говорит о его литературном даровании и подчеркивает протест режиссера против попытки чиновников от театра оправдать плохой репертуар "необразованностью" зрителя. В 1954 г.

о необходимости анализа репертуара театров и его обновления высказались на страницах журнала "Театр" в своем эссе "О вкусах спорят!"2 В. Шитова и Вл. Саппак3. Авторы проанализировали спектакли Московского театра драмы и комедии "Сиреневый сад", Государственного академического Большого театра "Каменный цветок" ("Сказ о каменном цветке"), кинофильм "Анна на шее", радиоспектакль "Три толстяка" и сделали следующий вывод: "Нетребовательный зритель поощряет появление дурного вкуса и получает взамен продукцию, которая постепенно еще больше снижает его художественные запросы. В этом состоит общественный вред такого, казалось бы, локального явления, как недостаток хорошего вкуса у авторов того или иного произведения искусства... О вкусах надо, необходимо спорить! Советское искусство адресуется к невиданно огромной аудитории, к аудитории, исчисляющейся сотнями миллионов. Передовое, водительское по самой своей природе, по той грандиозной и как никогда ответственной миссии, которая возложена на него историей, наше искусство, искусство социалистического реализма должно строиться и строится по законам высокой красоты. И оно нигде, ни на одном, пусть даже самом маленьком своем участке, не имеет права отступить, давая дорогу безвкусице"4.

В своем очерке, датированном 31 января 1956 г. (к этому времени Акимов уже второй месяц являлся опять художественным руководителем Театра комедии), Николай Павлович защищал зрителя от нападок критиков, выступал против начальствующего произвола в области репертуарной политики, полной финансовой зависимости театров, разрыва между драматургами и театрами, безвкусицы в оформлении спектаклей, сложившегося состояния актерских коллективов, десятилетиями не обновлявшихся, а в итоге за возрождение театра как творческой организации.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Л. С.

ГЕОРГИЕВСКОЙ, А. К. БОНИТЕНКО.

ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 1. Д. 289. Л. 1-47;

Ф. 261. Оп. 1. Д. 161, 182. См. также: Акимов Н. П. Театр и зритель // Акимов Н. П. О театре: Сб.

стр. статей. М., 1962. С. 35-44, Он же. О театральном декорационном искусстве: Содоклад на I Всесоюзном съезде советских художников // Там же. С. 140-163;

Он же. Современные задачи советской декорации // Там же. С. 172-182;

Он же. О театре. М., 1962;

Он же. Не только о театре. М.;

Л., 1966;

и др.

Шитова В., Саппак Вл. О вкусах спорят! Бумажные цветы // Театр. 1954. N 9. С. 53-65.

Шитова Вера Васильевна (1927- 2002) - кино- и театральный критик;

Саппак Владимир Семенович (1921-1961) - литературный и театральный критик.

Шитова В., Саппак Вл. Указ. соч. С. 56, 65.

Научно-фантастический очерк Н. П. Акимова "Театр без зрителя" 31 января 1956 г.

Для многих людей, стоящих на капитанском мостике нашего театра, серьезным осложнением в их плодотворной работе является то печальное обстоятельство, что современный театр еще не научился обходиться без зрителя. Правда, в текущем сезоне некоторые театры сделали героическую попытку освободиться от этой стеснительной зависимости, играя свои спектакли в величественной тишине пустых залов, однако унылая проза жизни, возвещаемая бухгалтером театра, встала на пути смелого эксперимента. А между тем какие возможности, какие перспективы открылись бы перед некоторыми руководителями, режиссерами, драматургами, учеными театроведами и инициативными начальниками, если бы эта мечта была осуществима!

Если авторы научно-утопических романов позволяют себе описывать недостижимые пока положения - полеты на отдаленные планеты, потерю по желанию силы земного притяжения, всякие лучи неслыханного действия, - попробуем и мы помечтать и представить себе новый золотой век в театре, в театре, которому не нужен зритель, который существует для высших целей - для отчетности, для порядка, для юбилеев, наград, наконец, как пища для тех научно-исследовательских институтов и теоретиков, которые анализируют методы, пишут монографии, подымают на щит и срывают маски, получают ученые степени, звания, преподают, составляют учебники и программы, наконец, для начальников, которые утверждают планы, читают пьесы, режут сметы, созывают совещания, ездят в командировки, звонят по телефону, хмурятся, улыбаются, говорят - да, говорят - нет, снимают, назначают и перемещают.

Если бы при помощи новых совершенных счетных машин можно было посчитать количество деятелей, занимающихся судьбами театра, то мы бы легко убедились в том, что эта армия значительно превосходит по своему значению контингент зрителей, тем более что она работает постоянно и безотрывно, а зрители ходят в театр только время от времени.

Удобства, которые получили бы эти культурные силы при освобождении театра от зрителя, столь велики, что их надо рассмотреть по пунктам.

стр. а) Драматургия Новый подъем нашей драматургии, обещанный на многих совещаниях и на Втором съезде писателей1, не наступил еще ни качественно, ни количественно только потому, что из театра не изъят зритель. В самом деле, как писать - известно, о чем писать - тоже известно, крайние сроки подъема - тоже определены. Неизвестно только: как писать так, чтобы зритель это захотел смотреть.

А зритель, как известно, в этом плане ведет себя безобразно. Предлагают ему пьесу на актуальную тему. Добро в ней торжествует, порок заранее наказан. Пьесу читал Иван Иванович и одобрил. Из телефонного разговора с Петром Петровичем выяснилось, что читать ему некогда, но он считает, что тема нужная. Пьесу купили для всесоюзного распространения и во избежание кривотолков заранее наградили автора премией. Она уже прошла по всем отчетам и обеспечила многим директорам, начальникам и общественным деятелям хорошую репутацию на ближайший квартал. И вдруг - неувязка. Зритель посмотрел и не стал ходить. Некоторое время это пытаются скрыть. Играют, мобилизуют родственников, знакомых и ближайшие части армии и флота. Но шила в мешке не утаишь.

Приходится пьесу снимать. И для спасения положения играть никем не признанную комедию, которую разрешили, не рекомендуя, которая не на ту тему, которая определена как центральная, о которой поэтому даже газеты не писали, но на которую ходят зрители.

Эти противные зрители!

Н. П. Акимов. 1960-е гг. ЦГАЛИ СПб. Ф. 118 "Коллекция документов по истории Санкт Петербурга-Ленинграда, собранная Вяземским Сергеем Михайловичем". Оп. 1. Д. 1321. Л.

В нашем утопическом театре этого не будет. Устранив таинственный, непостоянный и часто неожиданный голос зрителя, мы обретем огромные возможности навсегда изжить всякие кризисы, свойственные, наряду с расцветами, каждому живому искусству. Пьесы будут заготовляться заранее и в нужном количестве. План, спущенный главком, будет учитывать смену актуальных тем, юбилеев, острых вопросов, проблем.

Введение разумной стандартизации, так сказать, крупноблочной драматургии, в которой будут применяться готовые положительные герои, группами и в одиночку, годные для разных пьес проверенные сентенции стр. и апофеозы, - сильно упрочат работу. Нет сомнения, что пьесы, не рассчитанные на то, чтобы их смотрели, будут создаваться быстрее и совершеннее.

Нам могут возразить, что эти пьесы кому-то, хотя бы руководству, придется все-таки читать и что это может быть мучительно. Но мы смело отвечаем нашим оппонентам читать их будут только в порядке служебных обязанностей, а за это положена зарплата.

А какое удобство для институтов, толстых журналов, рецензий! Труженикам этой категории для своей успешной работы не только не надо будет дожидаться откликов зрителей на спектакль, не только самого спектакля, но даже и написания самой пьесы!

Итоги театрального сезона можно будет писать на год вперед. Больше того, даже историю драматургии можно будет повернуть от обычного для этой науки взгляда назад к новой прогрессивной форме - взгляду вперед. И пусть события подчиняются заранее написанной истории.

б) Режиссура Деление нашей режиссуры на ранги - порядок, который чрезвычайно способствует работе критики и историков театра, также значительно выиграет при устранении зрителя из театра. При четком делении наших режиссеров на ведущих, средних и молодых каждая группа выполняет свою особую функцию и не смешивается с другой. Ведущие режиссеры пишут статьи, председательствуют на конференциях, диктуют мемуары, разъясняют метод, охраняют традиции, проводят семинары. Средние - ставят спектакли, потому что кому-то их все-таки надо ставить. Молодые (заметим, что ранг молодого режиссера не зависит от возраста) - ожидают постановок в надежде сделаться средними. Многим это удается.

При таком положении ясно, что смешно ждать* от ведущего режиссера новых спектаклей, равно как и попытка среднего обзавестись своим методом недостойна внимания.

Неорганизованные и незапланированные реакции зрителей на спектаклях иногда вносят нетерпимую путаницу в эту стройную картину. Зрителю, например, может понравиться спектакль не облаченного доверием режиссера или он может проявить равнодушие к высказываниям ведущего.

Еще важнее устранить давление зрителей на оценку рекомендуемых творческих методов.

Как известно, наша наука о театре твердо и окончательно установила, что наряду с одним правильным все остальные неправильны. Жутко даже подумать, как мог существовать и развиваться театр до недавней дискуссии о методе физического действия2. После широкого оповещения в печати об этом новом универсальном средстве у несознательных зрителей появилось наивное представление о том, что применение этого метода способствует рождению хорошего спектакля и, наоборот, что невнимание к нему должно снижать качество работы.

Корни этого заблуждения следует искать в обывательском представлении о том, что тот метод хорош, который дает хорошие результаты, как это бывает в науке, технике и т.д. О том, что к театральным методам это не относится, что в театре методы не проверяются результатами, а утверждаются сами по себе, зрители не знали, реагировали на спектакль в зависимости от его качества, чем не раз ставили поборников рекомендуемых методов в трудное положение.

* Здесь и далее выделено в оригинале.

стр. в) Актеры Мы нередко читаем в театральной прессе о том, каковы должны быть взаимоотношения актеров со зрителями.

Несмотря на то что в течение ряда лет театральные эрудиты разъясняют актерам, что "играть на зрителя", "искать успеха у зрителей", "добиваться популярности" - это смертные грехи, несмотря на то что многие актеры этому поверили и честно отказались от успеха и от популярности, в актерской среде все еще жив нездоровый душок, толкающий отсталых актеров на установление связей со зрительным залом, на получение откликов, на стремление к аплодисментам, овациям и т.п. Правда, ведущие театры сделали все от них зависящее, чтобы отучить и зрителей, и актеров от этих пережитков. Они даже отменили у себя открытие занавеса в ответ на аплодисменты зала, "чтобы не разрушать впечатления".

Конечно, еще более радикальным средством было бы вовсе не открывать занавеса во время спектакля, чтобы оградить артистов в момент их творчества от бесцеремонного подглядывания из зрительного зала, от суждения людей, неквалифицированных в искусстве, но пока в зрительном зале существует хоть один зритель - это практически неосуществимо.

В наше время так называемые реакции зрителя, его попытки аплодисментами, молчанием, храпом или уходом из зала высказать свое впечатление от спектакля нарушают строгие порядки театров, близких к совершенству или уже достигших его. В последние годы с этим попытались бороться гуманными средствами - на программках стали печатать кроссворды. Таким образом, на скучных спектаклях зрителям была предоставлена возможность тихо проводить время, не мешая актерам.

Но эта полумера не помогла. Нездоровый интерес, который развивается у граждан, купивших театральные билеты, к тому, что подается на сцене, то и дело вызывает недоразумения. То им не нравится, что старая актриса играет роль девочки. То они недовольны игрой видного общественного деятеля театра, совершенно не считаясь с огромной работой, проводимой им в месткоме и на заседаниях РКК*. То, попав в оперу, зрители начинают требовать, чтобы певцы обладали голосами, да еще координировали свое пение с оркестром. Или вдруг зрители желают видеть именно того самого знаменитого артиста, который объявлен в афише, а не спешно введенного в спектакль заместителя. А знаменитый артист уже месяц, как в киноэкспедиции в Ялте, и смешно ожидать, что он одновременно покажется на московской сцене.

Довольно перечислять все эти смешные претензии и капризы.

Только полное раскрепощение театра от зрителей сохранит стройность и величавость существующей у нас театральной системы.

Н. Акимов Примечание Научная принципиальность и безукоризненная честность заставляет нас признать, что мы не одиноки в разработке нашей утопии. Кое-что в этом направлении уже сделано не только отдельными режиссерами, драматургами, актерами, но и представителями теоретической театральной мысли.

* Расценочно-конфликтная комиссия.

стр. Так, в 1-м номере журнала "Театр" за этот год напечатана статья В. Шитовой и Вл.

Саппака "Еще о вкусах"3, в которой авторы в довольно откровенной форме, ставят на место советского зрителя, который смеет иметь свое мнение и даже позволяет себе расходиться с авторами в оценке спектаклей и пьес. С неумолимой логикой понимают наши коллеги, что все, кто ходит на спектакли, которые не нравятся Шитовой и Саппаку, мещане, кретины и нигилисты.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.