авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Содержание Становление архивного дела на Ямале (1918-1938 гг.) Автор: Л. В. Соломина..................................... 3 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Разумеется, молодым театроведам не удалось еще создать столь стройной системы, какую рекомендуем мы, однако было бы несправедливым не признать того, что в деле освобождения нашего театра от зрителя, статья эта может сыграть свою роль. Не всякому захочется пойти в театр на разрешенную цензурой пьесу, если потом за это надо будет принимать печатные поношения.

Н. Акимов ЦГАЛИ СПб. Ф. 261. Оп. 1. Д. 224. Л. 1-8. Копия. Машинопись. 1 Второй Всесоюзный съезд писателей проходил с 15 по 26 декабря 1954 г. На съезде присутствовали делегатов, представлявших 3695 писателей 45 национальностей Советского Союза. Среди делегатов было 59 писателей, начавших свою творческую деятельность до Октябрьской революции, и много писателей младшего поколения, чье литературное творчество началось в послевоенные годы. Съезд подвел итоги развития советской литературы за лет, обещал партии коренным образом улучшить работу Союза советских писателей, усилить самокритику в своих рядах, покончить со всеми проявлениями самоуспокоенности и зазнайства и вести постоянную борьбу со всяческими отклонениями от социалистического реализма, с проявлениями буржуазного национализма и космополитизма, с влияниями натурализма и формализма. (См.: Литературная газета.

1954. 16, 20, 25, 27 декабря;

Второй Всесоюзный съезд советских писателей. 15-26 декабря 1954 г.: Стеногр. отчет. М., 1956.) В начале 1950-х гг. в СССР в газете "Искусство и жизнь" прошла дискуссия о "методе физических действий". Этот метод - ценнейший вклад Станиславского в психотехнику актера, сердцевина его системы. Главная идея метода основана на понимании единства физической и психической жизни человека.

Название статьи и ее выходные данные ошибочны. Речь идет о статье В. Шитовой, Вл.

Саппака "О вкусах спорят! Бумажные цветы". (Театр. 1954. N 9. С. 53-65.) стр. Украинские националистические организации в годы Второй Заглавие статьи мировой войны: Док.: В 2 т.

Автор(ы) В. П. Козлов Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 100- КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 14.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны: Док.: В 2 т. Автор: В. П. Козлов Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны: Док.:

В 2 т. / Под ред. А. Н. Артизова;

отв. сост. Т. В. Царевская-Дякина;

сост.: Н. Н. Воякина, Л. Н. Доброхотов, Н. М. Емельянова, И. А. Зюзина, В. И. Коротаев, В. В. Костыгов, А. С.

Кочетова, Л. Я. Лучкина. М.: РОССПЭН, 2012. Т. 1: 1939- 1943. - 878 с.: ил.;

Т. 2: 1944 1945. - 1167 с.: ил. - 1000 экз.

Рецензируемая документальная публикация представляет собой продолжение серийного документального издания, начатого трехтомным сборником документов "Голод в СССР"1.

Эта серия - отклик российских архивистов и историков на политизированные "разборки" на постсоветском пространстве исторического пути Российской империи и СССР. Отклик не конструктивистский и концептуально ангажированный, а строго документальный смелый, ответственный и необходимый в условиях разновекторных поисков в России и за ее пределами правды и истины прошлого. Как можно понять, вслед за этим сборником последуют и другие - по самым злободневным проблемам давней и недавней истории.

Более чем двухтысячестраничный двухтомный сборник документальных исторических источников открывает нам в очередной раз ранее неизвестную страницу не только российской, но и общеевропейской истории. Это горький отголосок имперской истории Европы, документальное свидетельство ее печального наследия, с которым приходится разбираться нам, ныне живущим, и над которым придется еще не раз задуматься нашим потомкам.

Европейская история - история создания и разрушения больших и малых империй, внутри которых, словно под загнеткой кипящего котла, варились разные культуры и национальные общности, стремившиеся не только к самоидентификации, но и к собственной государственности. При этом национальные движения XIX-XX вв. были либо реакцией на имперское поглощение народов, либо просчитанным ответом на развал империй. Но в любом случае своими корнями они уходили глубоко в прошлое - или действительно состоявшееся, или мнимое, придуманное идеологами того или иного национального движения. В этом смысле украинскому национальному движению прошлого придумывать не было необходимости. Культурная и этническая особость Украины, освященная еще Древней Русью, заслуживала государственной самостоятельности. Поэтому украинскому национальному движению в XX в., опиравшемуся на давнюю традицию, но придавленную сначала Речью Посполитой, а затем заглушенную подкупами лидеров Украины со стороны имперской России, исторической судьбой отведена особая роль. Распад Российской империи в 1917 г. давал Украине шанс обрести государственность, как это случилось с бывшими Королевством Польским и Княжеством Финляндским. Однако пуповина почти трехсотлетней совместной истории с Россией, укрепленная идеями интернационализма и всеобщего мирового равенства, остановила тогда процесс стр. ухода Украины от России. Остановила, но не заглушила украинское национальное движение. Оно возродилось именно в те годы, когда идеи коммунизма обрели лицо сталинизма. Важнейшим толчком к этому возрождению стала всеобщая коллективизация советской деревни, которая приобрела в Украине, как и в ряде других регионов СССР, не только особо уродливые, но и трагические формы, повлекшие тяжелейший голод.

Сборник показывает, что уже в 1930-е гг. движение за создание украинского национального государства, несмотря на его разнородность, а затем и раскол, имело мощную народную подпитку.

Возрождавшееся в это время украинское национальное движение оказалось меж трех огней. С одной стороны - амбициозная Польша, мечтавшая восстановить себя в границах Речи Посполитой, а потому тайно и жадно поглядывавшая на украинские земли в границах СССР и жестко пресекавшая национальное движение на доставшихся ей украинских землях. С другой - беспощадная гитлеровская Германия, для которой Третий рейх существовал минимум в границах Европы, а потому в этих границах "самостийная Украина" была обречена. С третьей стороны - СССР, уже отказавшийся от идеи мировой революции, но ставший огромным пространством для величайшего социального эксперимента, ради свершения которого нужна была мирная Европа, на худой конец Европа, государства которой дерутся друг с другом в соответствии с ленинским учением об империализме как высшей, пожирающей себя, стадии капитализма. "Самостийная Украина" для него была привлекательна только в рамках части польской территории.

В этих условиях во имя государственной идентичности украинское национальное движение было вынуждено маневрировать. Рецензируемый сборник показывает формы, методы и результаты этого маневрирования накануне и в годы Второй мировой войны и, если угодно, является откровенным документальным пособием по политологии. Почти каждый его документ - это голос одного из минимум четырех оркестров, игравших свою музыку, которая, увы, не канула в Лету.

Знакомясь с включенными в сборник документами, невольно задаешься вопросом о цене любого национального движения, в данном случае - украинского. Одно дело интересный, сфальсифицированный еще в XVIII в., один из первых программных документов этого движения под названием "История руссов". Он заслуживает не только изучения, но и уважения, как некий интеллектуальный продукт. И совсем другое дело - винтовки, пулеметы, гранаты и тротил, старательно укрывавшиеся в схронах боевых подразделений украинских националистов для их прямого назначения - сначала против польских властей, потом, с некоторым замедлением и в тяжких противоречиях, - против гитлеровской Германии и наконец против СССР. Любое оружие - это смерть. Сначала она уготована для врага, затем незаметно переходит на соотечественников и единоверцев. Так случилось и с украинским национальным движением: борьба за украинскую государственность сменилась в конце концов сотрудничеством с фашизмом и борьбой с соотечественниками.

И это урок для любого национального движения, когда нивелируется цена человеческой жизни, что не может оправдываться никакой целью.

В рецензируемом сборнике много проходных, так сказать технических, документов об украинском национальном движении, интересных для микроистории Украины, России, Германии, Польши, Белоруссии. В них красноречиво запечатлено, что рядовая украинская деревня не принимала, не желала принимать ни польского засилья, ни фашистского гнета, ни большевистского эксперимента, сопротивляясь всем и вся. Однако есть здесь и опорные, основополагающие документы, которые не вычеркнешь из документального на стр. следия современных государств и народов. Среди них письмо одного из руководителей украинского национального движения А. Мельника министру иностранных дел Германии И. Риббентропу о возможности создания на данном историческом этапе самостоятельного украинского государства и необходимости поддержки со стороны Германии от 2 мая г. (Т. 1. С. 74-75), "Акт провозглашения Украинского независимого государства" от июня 1941 г. (Т. 1. С. 340-341), а также документы, связанные с созданием и деятельностью организации "Роланд" (Т. 1. С. 337-339, 359-360, 367, 392-393 и др.), дивизии СС "Галичина" (Т. 1. С. 606-607, 614-615, 621-622 и др.), приказ бригаденфюрера СС Бреннера о переговорах с руководителями УПА в районах Деражно и Верба и достигнутой договоренности о взаимодействии УПА и немецкой армии (Т. 2. С. 38-39), докладные записки НКВД о деятельности оуновского подполья против Красной армии (Т.

1. С. 82-86, 93-95, 104-150;

Т. 2. С. 75-77, 101-102, 162-165 и др.).

В археографическом отношении рецензируемый сборник представляет собой если не уникальное, то редкое в мировой и российской археографической практике по истории XX в. событие. Перед нами - классическая тематическая трансграничная публикация, основу которой составляют 506 документов из 15 архивов пяти современных государств (России, Германии, Украины, Белоруссии, Польши), непосредственно связанных с украинским национальным движением. Трансграничные документальные публикации объединяют в себе документы, разные не просто по своему формальному происхождению, оперативной заданности. Эти документы принципиально расходятся по своим целям, идеям, как и в реальной жизни, сталкиваясь, споря и враждуя друг с другом, открывая простор для размышлений политически не ангажированным историкам. Если же кто-то не согласится с этим, заметив, что в мире не было и нет таких историков, скажем, что уж по крайней мере фактическую картину событий трансграничная документальная публикация способна показать более детально, разносторонне и выпукло, нежели публикация, основанная на документальной среде архивов одного государства.

Трансграничный характер рецензируемой документальной публикации является ее несомненным плюсом. Кроме того, это в определенной степени и образец постсоветских исторических "разборок" в их археографической составляющей. Но любая тематическая документальная публикация, включая и ее трансграничный извод, всегда ставит перед составителями вопрос о необходимом и достаточном включении в нее документальных источников. Иначе говоря, речь идет об объективных критериях их отбора. Однако и отечественная, и зарубежная практическая археография знает немало примеров, когда для тематической документальной публикации документы не отбирались, а подбирались. К сожалению, ключевой и очень болезненный вопрос современной традиционной книжной археографии - количество и характер выявленных источников и критерии отбора из этой совокупности документов для публикации - в археографическом предисловии освещения не нашел. Читателям предлагается верить отбору документов, проведенному составителями.

Но придирчивый археограф в наше время никогда с таким подходом не согласится. Не будем говорить о неясных критериях отбора в публикации польских или германских оперативных документов об украинском национальном движении. Остановимся на документах из российских архивов. Первый из них датирован 21 сентября 1939 г. - это докладная записка N 4322/Б наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Ста стр. лину, председателю СНК СССР В. М. Молотову и наркому обороны СССР К. Е.

Ворошилову о мероприятиях органов НКВД на Западной Белоруссии и Западной Украине от 21 сентября 1939 г. (Т. 1. С. 80-82). Напомним, что хронология документов сборника начинается с января 1939 г. Таким образом создается впечатление, что до сентября 1939 г.

ситуация в этих регионах руководство СССР не волновала и оно ничего не предпринимало в отношении украинского национального движения, включая территорию, отошедшую к Польше после 1921 г., не говоря уже об украинских землях в составе СССР.

Неужели это так? Неужели руководство СССР было столь беспечно в январе - августе 1939 г.? Ответить на эти вопросы по опубликованным источникам непросто, а историческое предисловие к изданию об этом молчит. Безмолвствуют и опубликованные повестки дня заседаний Политбюро ЦК ВКП(б). Первое отчетливое упоминание о действиях СССР на Западной Украине и Западной Белоруссии относится только к октября 1939 г. В повестке дня заседания Политбюро оно звучит так: "О военнопленных"2.

Однако трудно представить, чтобы докладная записка Берии от 21 сентября появилась вне важных политических решений, принимавшихся Политбюро после хотя бы 1 сентября, тем более после того, как Красная армия перешла восточные границы агонизирующей Польши. С 1 по 20 сентября 1939 г. оно трижды рассматривало "Вопрос НКВД" с отправлением решения по каждому из них в "Особую папку". Что это были за "вопросы"?

Читателям рецензируемого сборника предложено поверить в то, что с января по конец сентября 1939 г. руководство СССР политические решения в отношении украинского национального движения не принимало. То же самое относится к Польше и Германии.

Подобный пробел снижает доверие к сборнику.

Понятно, что составителей интересовала прежде всего событийная картина происходившего. В большинстве случаев она получилась живой и убедительной, но, к сожалению, суженной. Все, что происходило вне представленных событий, осталось за ее рамками. Разумеется, такая модель документальной публикации имеет свой научный и оправданный смысл, точно соответствуя ее названию. Но осадок от некоторой недоговоренности, неполноты включенных в нее документов все же остается, как и от традиционной беды практической археографии последних лет - неполноты комментирования неопознанных пробелов источников. Здесь не прокомментированы даже известные персоналии, а именной указатель оказался глухим.

Во всем остальном рецензируемая публикация в археографическом отношении безупречна. Составители провели большую работу по переводу на русский язык документов, написанных на украинском, польском и немецком языках, внимательны к их текстологическим особенностям, оправданно ввели список сокращенных слов, старательны в составлении легенд документов. Обращает на себя внимание тщательность формулировок редакционных заголовков документов - они точно и емко передают содержание, лишены политической и идеологической заданности, т.е. беспристрастны и информативны. Атмосферу времени и пространства, где разворачивались события, прекрасно передают фотодокументы с необходимыми заголовками и легендами, географический указатель.

Несмотря на высказанные замечания, рецензируемая документальная публикация, вне всякого сомнения, является археографическим успехом большого коллектива составителей, сумевшего в документальной форме раскрыть сложную, противоречивую и трагическую в своей преступной составляющей картину украинского национального движения в годы Второй ми стр. ровой войны. Как часть серийной публикации по злободневным проблемам новейшей истории Европы рецензируемый двухтомник не выглядит безупречным. Но в нем есть то, чего мы все желаем, - понуждение к правде прошлого.

Голод в СССР. 1929-1934: В 3 т. М., 2011. Т. 1: 1929 г. - июль 1932 г.

Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б): Повестки дня заседаний: Каталог. М., 2001. Т. 11: 1930-1939. С. 1086.

стр. Накануне Холокоста. Фронт литовских активистов и советские Заглавие статьи репрессии в Литве, 1940-1941 гг.: Сб. док.

Автор(ы) В. В. Кондрашин Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 104- КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 12.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Накануне Холокоста. Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940-1941 гг.: Сб. док. Автор: В. В. Кондрашин Накануне Холокоста. Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940-1941 гг.: Сб. док. / Сост. А. Р. Дюков. М.: Фонд "Историческая память", 2012. - с. - 500 экз. (Сер. "Восточная Европа. XX век").

Одной из дискуссионных проблем в современной российской и зарубежной историографии являются обстоятельства сталинских репрессий в советской Прибалтике накануне войны и в первые послевоенные годы1. Были ли они заранее спланированным "геноцидом" прибалтийских народов или же ответной реакцией на деятельность в данном регионе антисоветских сил? И кто же противостоял советскому режиму в Прибалтике пособники нацистов, как утверждалось в советской историографии, или борцы за свободу своих народов, как сегодня заявляют многие прибалтийские политики и близкие к ним историки?

В мировой историографии достаточно хорошо изучены идеология и деятельность действовавшего на Западной Украине подполья Организации украинских националистов2;

в последние годы научные публикации по этой теме появляются и в России 3. А вот масштабные публикации источников по истории националистического подполья в предвоенной Прибалтике до настоящего времени практически отсутствовали. Еще более парадоксальным является то, что, несмотря на значительное количество публикаций о советских репрессиях первого года советской власти, в современной Прибалтике до сих пор не выпущено ни одного академического сборника документов по советским репрессиям 1940-1941 гг. Соответственно у исследователей не было материала для проверки адекватности трактовок прибалтийскими историками этой сложной, неоднозначной и болезненной для общества темы. Теперь такая возможность появилась.

Рецензируемый сборник закрывает обе упомянутые выше источниковые лакуны. С точки зрения новизны представленной информации и ее концептуального содержания это очень важная публикация. Она знакомит читателей с комплексом документов, раскрывающих масштабы, динамику, ведомственную и политическую логику советских репрессий в Литовской ССР в 1940-1941 гг., а также идеологию, планы и практическую деятельность националистического литовского подполья, объединенного так называемым Фронтом литовских активистов.

Подавляющее большинство документов из включенных в состав сборника (всего их 119) из Особого архива Литвы, Центрального архива ФСБ России и Государственного архива стр. Российской Федерации. Помимо них представлены фонды Российского государственного военного архива, Российского государственного архива социально-политической истории, Российского государственного архива новейшей истории, а также Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины, Архива Гуверовского института войны, революции и мира (США). Более половины документов впервые вводятся в научный оборот, около трех четвертей впервые публикуется на русском языке.

Специально для сборника были переведены ключевые инструктивные и пропагандистские документы литовского националистического подполья, ранее издававшиеся только на литовском языке.

Опубликованные источники делятся на две основные группы: с "советской стороны" (распорядительные и отчетные документы НКВД-НКГБ Литвы, имеющие отношение к борьбе с литовским националистическим подпольем) и противоположной стороны (Фронта литовских активистов, Временного правительства Литвы и подчинявшихся ему органов). Кроме того, в сборнике помещены документы нацистских спецслужб об использовании литовских националистических организаций в разведывательно диверсионных целях, а также при массовом уничтожении еврейского населения республики. В настоящее время рецензируемый сборник является самым полным собранием документов по советской репрессивной политике в Литве в 1940-1941 гг.

Документы НКВД-НКГБ Литвы освещают такие важнейшие проявления массовых репрессий в республике, как подготовка к проведению депортации "контрреволюционного элемента" из числа беженцев из Польши, июньская депортация 1941 гг., репрессии членов религиозных организаций, борьба с польским националистическим подпольем и др. (Док.

N 6, 24, 27-29, 41, 51-54, 71-76, 87-95 и др.). Однако главное внимание уделяется борьбе органов НКВД-НКГБ с литовским националистическим подпольем. Документы советских органов госбезопасности в совокупности с документами Фронта литовских активистов, Временного правительства Литвы и его структур, а также нацистских спецслужб раскрывают реальную деятельность литовских националистических организаций в рассматриваемый период (Док. N 13, 17, 20, 23, 32-35, 44, 45, 54, 55, 64-67, 70, 85, 86, 98 107, 111-114 и др.). Они убедительно свидетельствуют, что после присоединения Литвы к СССР у органов НКВД республики не существовало каких бы то ни было планов по подготовке и проведению массовых репрессивных операций в отношении населения республики. Деятельность органов НКВД была направлена главным образом против тех, кто осуществлял реальную антигосударственную деятельность. Как большую научную удачу следует отметить выявление и публикацию в сборнике ранее не известного историкам полного текста приказа НКВД СССР от 11 октября 1939 г. N 001223 "О введении единой системы оперативного учета антисоветских элементов, выявляемых агентурной разработкой" (Прил. I. Док. N 1), ссылка на который прежде использовалась для "обоснования" тезиса о заблаговременной подготовке массовых репрессий против населения Прибалтики. Стоит согласиться с составителем А. Р. Дюковым, российским историком, директором Фонда "Историческая память", что публикация этого документа позволяет избавиться от "затянувшегося историографического недоразумения" (С. 11).

Первая массовая репрессивная акция в Литве началась в конце 1940 г., когда по прямому указанию Москвы органы НКВД Литвы приступили к подготовке операции по депортации нескольких тысяч "контрреволюционного элемента" из числа беженцев из Польши. Однако НКВД Литвы не смог организовать проведение этой операции вплоть до мая 1941 г.;

в итоге подлежавший депортации "контрреволю стр. ционный элемент" беженцев был включен в списки депортированных лишь в июне 1941 г.

(Док. N 10, 11, 27, 28, 52, 53 и др.).

Документы показывают, что оперативная, следственная и учетная деятельность органов НКВД-НКГБ Литвы была малорезультативна: на местах прямые указания республиканского центра не выполнялись, массовый учет антисоветского элемента отсутствовал, следственная работа проводилась формально, рабочая дисциплина находилась на крайне низком уровне. Фактически органы НКВД-НКГБ Литвы оказались неспособными эффективно противодействовать разветвленному литовскому националистическому подполью, объединенному Фронтом литовских активистов (Док. N 26, 61-63). Документы сборника убеждают, что созданный в конце 1940 г. Фронт литовских активистов, объединивший литовское антисоветское националистическое подполье, был организацией откровенно фашистской, с сильным антисемитским идеологическим компонентом. Ориентируясь на нацистскую Германию и поддерживая тесные связи с ее спецслужбами, он планировал массовое антисоветское "восстание" в момент нападения Германии на СССР, а также преследование и уничтожение "нелояльного элемента": евреев, коммунистов и просоветски настроенных литовцев (Док.

N 23, 32, 33, 45, 50, 77 и др.).

К апрелю 1941 г. руководство НКГБ Литвы осознало масштабы подпольной деятельности Фронта литовских активистов и свою неспособность ему противодействовать "штатными" оперативно-следственными методами. НКГБ Литвы запросил в Москве разрешение на проведение массовой депортации "антисоветского" элемента с целью ликвидации базы подполья. Москва такое разрешение дала, хотя и сократив лимиты подлежавших депортации (Док. N 51-53, 57 и др.). С этого момента одним из основных направлений деятельности НКГБ Литвы стала подготовка высылки. В результате проведенной 14 июня 1941 г. этой массовой репрессивной акции пострадало много невинных жителей республики (Док. N 93-95 и др.), но цель - разгром литовского националистического подполья - достигнута не была. После нападения нацистской Германии на СССР формирования Фронта литовских активистов развернули диверсионно-подрывную деятельность в тылу советских войск, впоследствии позитивно оцененную нацистскими спецслужбами (Док. N 98;

Прил. I. Док. N 4).

Документы сборника существенно уточняют представления историков о начале Холокоста в Литве. Сформированное Фронтом литовских активистов так называемое Временное правительство Литвы создало в республике первый концлагерь для евреев;

формирования "литовских партизан" совместно с нацистскими айнзатцкомандами приняли активное участие в уничтожении евреев. Все это явилось результатом заранее сформулированных руководством Фронта литовских активистов преступных планов (Док.

N 26, 45, 50, 99-107, 111-114 и др.).

Мы солидарны с основанным на публикуемых документах главным концептуальным выводом составителя сборника: "Парадоксальным образом в Литве деятельность советских органов госбезопасности (еще несколько лет назад осуществлявших преступные массовые операции 1937-1938 гг.) вплоть до мая 1941 г. носила в целом обоснованный характер и, как правило, не была направлена на преследование каких-либо национальных или социальных категорий населения. А вот ставивший своей целью воссоздание "государственной независимости" республики Фронт литовских активистов планировал и впоследствии осуществлял масштабные преступления против человечности" (С. 25).

Сборник, как и любая серьезная публикация (ее открывают введение, где даны историография и история проблемы, археографическое предисловие), не свободен от недостатков. Хотя стр. в основном он и подготовлен в соответствии с Правилами издания исторических документов в СССР (М., 1990), в ряде случаев составитель отходит от их требований.

Например, сокращения в текстах документов не оговариваются, а лишь обозначаются отточием, в отдельных случаях при датировке документов не даются ссылки: "датируется по содержанию" (Док. N 5), не исправляются явные опечатки в датах некоторых документов (Док. N 20). В научно-справочном аппарате сборника отсутствуют такие важнейшие элементы, как предметно-тематический указатель и примечания по содержанию документов.

Данные замечания не умаляют заслуги составителя сборника, поскольку перекрываются главным достоинством издания - его научной новизной и практической значимостью.

Зубкова Е. Прибалтика и Кремль. М., 2008.

См., напр.: Berkhoff K.C., Carynnyk M. The Organization of Ukrainian Nationalists and its Attitude toward Germans and Jews: Yaroslav Stets'ko's 1941 Zhyttiepis // Harvard Ukrainian Studies. 1999. N 3-4;

Rossolinski-Liebe G. The "Ukrainian National Revolution" of 1941: Discourse and Practice of a Fascist Movement // Кritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2011. Vol. 12. N 1. Р. 83-114;

Carynnyk M. Foes of our rebirth: Ukrainian nationalist discussions about Jews, 1929-1947 // Nationalities Papers. 2011. Vol. 39. N 3. P. 315-352.

См.: Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны: Док.: В 2 т. / Под ред. А. Н.

Артизова;

отв. сост. Т. В. Царевская-Дякина;

сост.: Н. Н. Воякина, Л. Н. Доброхотов, Н. М. Емельянова, И. А.

Зюзина, В. И. Коротаев, В. В. Костыгов, А. С. Кочетова, Л. Я. Лучкина. М., 2012.

стр. Rotarmisten in deutscher Hand: Dokumente zu Gefangenschaft, Repatriierung Заглавие und Rehabilitierung sowjetischer Soldaten des Zweiten Weltkrieges статьи (Красноармейцы в руках у немцев: Документы о плене, репатриации и реабилитации советских солдат Второй мировой войны) Автор(ы) В. А. Всеволодов Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 107- КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Рубрика Место Москва, Россия издания Объем 19.6 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи Rotarmisten in deutscher Hand: Dokumente zu Gefangenschaft, Repatriierung und Rehabilitierung sowjetischer Soldaten des Zweiten Weltkrieges (Красноармейцы в руках у немцев: Документы о плене, репатриации и реабилитации советских солдат Второй мировой войны) Автор: В. А. Всеволодов Rotarmisten in deutscher Hand: Dokumente zu Gefangenschaft, Repatriierung und Rehabilitierung sowjetischer Soldaten des Zweiten Weltkrieges (Красноармейцы в руках у немцев: Документы о плене, репатриации и реабилитации советских солдат Второй мировой войны) / Rdiger Overmans, Andreas Hilger, Pavel Polian. Paderborn;

Mnchen;

Wien;

Zrich, 2012. - 956 с. - 750 экз.

На протяжении последних 20 лет судьбы советских военнопленных, проблемы их реабилитации и споры о выплате им компенсаций наглядно демонстрируют тот факт, что отсутствие полной и объективной информации по теме "Плен в Третьем рейхе" является основой для оживленных дискуссий историков Германии и России, причиной неадекватных мер государств в отношении этой группы жертв нацизма. Существование лакун также приводит к воспроизводству стереотипов прошлого и формирует базу для новых социальных конфликтов.

Еще в 1997 г. в Вологде участники одной из первых международных конференций по проблеме плена, представлявшие науку и общественность Австрии, Германии, Италии и России, а также российские силовые ведомства (Генпрокуратуру, Минобороны и МВД), сформулировали наиболее актуальные вопросы, касавшиеся перспектив исследования не только темы плена Второй мировой войны и его по стр. следствий, но и судеб бывших советских военнопленных1. Сегодня необходимость дальнейшей гуманизации исторического знания и общественного сознания, реконструкции подлинной истории, обращения к сущностным характеристикам национал социализма, восстановления чести и достоинства одной из самых крупных групп жертв войны и нацизма настоятельно требует тщательного изучения политики и практики военно-политического руководства гитлеровской Германии и СССР в отношении советских военнопленных.

До настоящего времени в распоряжении исследователей и широкой общественности были лишь два издания материалов по теме, опубликованных на русском языке в конце 1950-х и начале 1960-х гг.2 В этой связи выход в свет рецензируемого сборника документов, ставшего результатом международной германо-австрийско-российской кооперации, является важной научной и общественно-политической акцией. Среди участников проекта: Рюдигер Оверманс, Андреас Хильгер, Райнхард Отто (Германия), Кристиан Кречмер (Австрия) и Павел Полян (Россия). Издание осуществлено при поддержке немецкого Фонда Отто Вольфа и австрийского Фонда будущего (Zukunftsfonds). В сборник вошло 400 документов, выявленных в архивах Германии, России и Австрии, в том числе Бундесархиве (Берлин-Фрайбург), Главном государственном архиве в г.

Дрездене, Государственном архиве Гамбурга, Государственном архиве в г. Нюрнберге, архивах мемориалов Дахау и Заксенхаузен;

Центральном архиве Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, Государственном архиве Российской Федерации, Российском государственном архиве социально-политической истории, Российском государственном архиве новейшей истории, Российском государственном военном архиве, Государственном архиве Смоленской области, а также архиве Фонда австрийского Сопротивления (г. Вена).

Большинство из них впервые введено в научный оборот. Документы представителей высшего руководства Третьего рейха и Советского Союза, а также командования вермахта раскрывают в ретроспективе различные аспекты политики не только Германии в отношении советских военнопленных в период войны, но и СССР после освобождения пленных и их возвращения на Родину. Представленные в документах картина плена, положение бывших советских военнопленных после войны выглядят рельефнее и жестче в своей бюрократической повседневности.

Указанный сборник - это новый шаг в понимании не только положений конвенций о военнопленных, но и того, что эти положения не должны и не могут быть застывшими социокультурными и правовыми константами. Вполне справедливой в этой связи представляется критика, высказанная авторами сборника в адрес родоначальников программ германских компенсаций жертвам нацизма, которые, ссылаясь на положения гуманитарного права, до сих пор придерживаются трактовки понятия "военный плен" как "обыденности судьбы участников войны" (Allgemeines Kriegsschicksal) (С. 9)3. На этом основании они исключают бывших советских военнопленных из программы выплаты компенсаций германского Фонда "Память, ответственность и будущее". Подобная позиция свидетельствует о том, что гуманитарная составляющая проблемы плена все еще не приобрела решающего значения ни в гражданском и военно-политическом правосознании, ни в международном гуманитарном праве.

Следует отметить, что составители сборника - люди, многие годы посвятившие исследованию различных аспектов плена, которых с полным основанием можно отнести к патриотам и классикам темы4. Их позиция продолжает традиции прогрессивного направления ис стр. следования плена, в Германии открытого работой К. Штрайта5, а в отечественной историографии связанного с именами М. И. Семиряги и М. Е. Ерина6.

Включенный в сборник корпус документов состоит из трех частей. В первую вошли источники, относящиеся к сфере международного права (Vlkerrecht), формированию позиции Германии в отношении советских военнопленных, попыткам урегулирования вопроса о военнопленных между Германией и СССР в начале войны. Среди них международные соглашения и конвенции, ратифицированные Германией и СССР;

международные телеграммы и ноты СССР и Германии;

сообщения представителей Международного Комитета Красного Креста (МККК) об инспекции лагерей для военнопленных в Германии;

служебные записки и сообщения о ходе переговоров представителей СССР и МККК о судьбах советских военнопленных;

протоколы бесед государственных деятелей СССР и США о военном положении и др.

Во второй главе помещены документы, характеризующие политику Германии по отношению к советским военнопленным, в том числе приказы и распоряжения верховного немецкого командования и командования отдельных частей вермахта, а также СС и СД по вопросам содержания советских военнопленных;

донесения из лагерей для советских военнопленных;

доклады о результатах деятельности айнзацкоманд и т.д.

В третьей главе опубликованы документы, отражающие отношение Советского Союза к своим гражданам, оказавшимся во время войны во власти врага, а затем вернувшимся на Родину. Это, например, приказы Ставки верховного командования Красной армии, клеймившие не только дезертиров и сдавшихся в плен, но и их родственников;

решения ГКО и приказы НКВД о проверке вышедших из окружения и побывавших в плену красноармейцев;

докладные о численности "спецконтингента";

сообщения военных трибуналов фронтов;

постановления Совета министров СССР о репатриации советских граждан, находившихся за границей;

директивы об использовании труда бывших советских военнопленных в промышленности, указы об амнистии "власовцев" и реабилитации военнопленных и др.

Таким образом, тема советских военнопленных представлена в соответствии со ставшей уже классической схемой7 в развернутом виде и в комплексе международно-правовых, военно-политических и внутриполитических аспектов. Вместе с тем авторы сборника ограничились включением лишь нескольких документов современности, которые обозначили, с одной стороны, закрытие проблемы существования советских военнопленных (Указ Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от 24 января г. N 63 "О восстановлении законных прав российских граждан - бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период"8), с другой - переход ее в плоскость дискуссии9 о правомерности и необходимости выплаты компенсаций бывшим военнопленным (Федеральный закон об учреждении Фонда "Память, ответственность и будущее" (ФРГ) от 2 августа 2000 г. (Gesetz zur Errichtung einer Stiftung "Erinnerung, Verantwortung und Zukunft"))10. За рамками сборника остались события и документы, имеющие принципиальное значение не только для реабилитации бывших советских пленных, но также для устранения причин и основ, позволяющих государствам в будущем не выполнять обязательств в отношении своих граждан, одетых в солдатские шинели. К их числу относится, например, закон Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих"11, подписанный Президентом Российской Федерации через 52 года после начала войны и выхода в свет приказа наркома обороны СССР N 270 от 16 августа 1941 г. (Док. 3.1.4. С. 736-740). Как из стр. вестно, последний объявлял попавших в плен советских солдат, офицеров и генералов "злостными дезертирами", трусами и изменниками Родины, а их родственники подлежали аресту и высылке. Новый закон, во-первых, установил, что "захваченный в плен сохраняет статус военнослужащего"12, во-вторых, зафиксировал важнейшую историческую веху смену взглядов на плен и его оценки.

Научно-справочный аппарат издания включает историческое и археографическое введения;

примечания текстуальные и по содержанию;

приложения, в том числе схемы организационной структуры лагерной системы, таблицы статистических данных о численности советских военнопленных в германском плену и их лагерном рационе;

библиографию, список сокращений и аббревиатур, указатель, содержащий имена, географические названия и пр.

Авторы сборника оговорили все моменты археографической обработки документов в ходе подготовки к публикации (С. 69-71), но умолчали о выбранном принципе воспроизведения их названий. Отсюда не вполне ясна вариативность заголовков: в одних случаях - самих документов, в других - редакционных.

Некоторые неудобства для пользователя создает размещение перечня опубликованных в сборнике документов внутри, а не в конце издания. Существенно ограничивает поисковые возможности издания и то, что регистр указывает не конкретно на объект поиска персоналию, название местности, того или иного лагеря / шталага и пр., а на место расположения документа. Встречаются и отдельные неточности, в частности в датировке документов (Док. 3.3.7 и 3.3.8. С. 68). Кроме того, общее впечатление усилило бы присутствие небольшого блока репродукций архивных документов, в том числе для наглядной демонстрации технических трудностей, с которыми сталкивается исследователь.

В целом же рецензируемый сборник - ценное и своевременное издание, которое, безусловно, вызовет интерес и отклик в научных и общественных кругах. Он вносит вклад в гуманизацию теории и практики военного плена, ставит новые и важные вопросы, побуждает к размышлению о сложных и актуальных проблемах истории Второй мировой войны, плена и его последствий. Опубликованные материалы не только призывают во имя будущего учесть печальный опыт прошлого, но и показывают, что делать паузу в исследовании темы плена и тем более останавливаться на достигнутом нельзя, хотя бы потому, что существует большой, еще невостребованный массив документов13. Остается надеяться, что широкая российская общественность получит возможность ознакомиться с документами в русскоязычном варианте издания.

В решении конференции ставились следующие задачи: "1) Сформировать постоянную рабочую группу по координации исследований по истории военного плена;

2) Обратиться к руководителям российских и иностранных правительств и парламентских комиссий по делам военнопленных, интернированных и пропавших без вести с предложением о создании международного банка информации по данной проблеме;

3) Просить Федеральную архивную службу России ускорить процесс рассекречивания документов, опубликовать путеводители по архивам, содержащим источники по исследуемой теме;

...8) Ходатайствовать перед Правительством РФ о включении бывших советских военнопленных в число категорий узников нацизма, правомочных получать материальную компенсацию в рамках программы гуманитарного урегулирования, финансируемой правительством ФРГ..." (Проблемы военного плена: история и современность // Новая и новейшая история. 1998. N 2. С. 213-218.) См.: Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сб. материалов: В 7 т. / Под общ. ред. Р. А. Руденко и др.;

сост. Г. Н. Александров и др. М., 1957-1961;

Преступные цели - преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944 гг.) / стр. Сост.: Г. Ф. Заставенко, Т. А. Иллерицкая, А. М. Козочкина, И. М. Лобанихина, В. В. Морозов, Ю. Г. Мурин, Б. П.

Тихомиров;

под общ. ред.: Г. А. Белова, Е. А. Болтина;

пер.: Л. Н. Балабенкова, С. Б. Грабовский, А. Л. Дижур, Д.

Э. Кунина. М., 1963.

На наш взгляд, подобная позиция близка к толкованию плена, бытовавшему в начальный период войны среди солдат и офицеров вермахта и отражавшему взгляды руководства Третьего рейха и военного командования. Уже тогда понятие "плен" трактовалось как неприятное, но вполне обычное следствие войны, своеобразный "несчастный случай на производстве" ("Betriebsunfall").

См., напр.: Overmans Rdiger: In der Hand des Feindes: Kriegsgefangenschaft von der Antike bis zum Zweiten Weltkrieg. Bhlau;

Kln, 1999;

Hilger Andreas. Deutsche Kriegsgefangenenschaft in der Sowjetunion 1941-1956:

Kriegsgefangenenpolitik, Lageralltag und Erinnerung. Essen, 2000;

Полян П. М. Жертвы двух диктатур: Жизнь, труд, унижение и смерть советских военнопленных и остарбайтеров на чужбине и на родине. 2-е изд., перераб. и доп.

М., 2002.

Streit C. Кeine Кameraden. Die Wehrmacht und die sowjetischen Kriegsgefangenen 1941-1945. Stuttgart, 1978.

Семиряга М. И. Судьбы советских военнопленных // Вопр. истории. 1995. N 4. С. 19-33;

Ерин М. Е. Советские военнопленные в Германии в годы Второй мировой войны // Там же. N 11-12. С. 140-151.

В Советском Союзе детальная схема рассмотрения проблемы плена была впервые представлена в 1948 г. в "Программе учебного пособия для слушателей Военного института МВД СССР "Военнопленные в СССР"".

Программа включала девять разделов: 1) Международные конвенции. Договора и советское законодательство о военнопленных. 2) ГУПВИ МВД СССР. Его задачи. Функции и структура фронтовых, тыловых и центральных органов. 3) Медицинское обеспечение военнопленных. 4) Материальное обеспечение военнопленных. 5) Охрана и режим содержания военнопленных. 6) Трудовое использование военнопленных. 7) Учет военнопленных. 8) Политическая работа среди военнопленных. 9) Агентурно-оперативная работа органов МВД СССР среди военнопленных и интернированных. (См.: РГВА. Ф. 1. Оп. 34 а. Д. 5. Л. 1-28.) После полувека забвения эта схема была вновь "открыта" отечественными исследователями и использована при публикации документов о немецких военнопленных. (См., напр.: Русский архив. Великая Отечественная. Немецкие военнопленные в СССР: Док. и материалы. 1941- 1955 гг. М., 1999. Т. 24 (13-2).) См.: Собр. законодательства Российской Федерации. 1995. 30 янв. N 5. С. 394.

См., напр.: "Военнопленные судятся за компенсации" (http://www.zagranitsa.info/article.php?idart=2283&new=228), "Военнопленные остались без выплат компенсаций по решению Путина" (http://www.timesru.com/russia/2011/3/04/1970/1), "Гражданская акция в помощь "забытым" жертвам нацизма" (http://kontakte-kontakty.de/ russisch/index.htm), "Военнопленные по-прежнему остаются забытой и отверженной категорией жертв войны..." (http://www.dw.de/dw/article/0,,1198786,00.html).

10 Федеральный закон от 2 августа 2000 г. вступил в силу 12 августа 2000 г. (см.: Bundesgesetzblatt: BGBl. 2000 I 1263), последняя редакция от 1 сентября 2008 г. - 9 сентября 2008 г. (см.: Bundesgesetzblatt: BGBl. I 1797). Полный текст закона на русском языке см.: http://www.stiftung-evz.de/rus/o-nas/zakon/ См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного совета Российской Федерации. 1993. N 6. С. 188.

Дословно п. 8 ст. 2 в редакции закона, введенной в действие с 8 июля 2007 г. Федеральным законом от 22 июня 2007 г. N 113-ФЗ, звучит так: "За военнослужащими, захваченными в плен или в качестве заложников, а также интернированными в нейтральных странах, сохраняется статус военнослужащих. Органы государственной власти и военное командование обязаны принимать меры по освобождению указанных военнослужащих в соответствии с нормами международного права. В случае безвестного отсутствия военнослужащих за ними сохраняется статус военнослужащих до признания их в установленном законом порядке безвестно отсутствующими или объявления умершими. За указанными военнослужащими сохраняются денежное довольствие, материальное и иные виды обеспечения, которые выплачиваются (выдаются) супругам или другим членам семей военнослужащих, проживающим совместно с ними, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, до полного выяснения обстоятельств захвата в плен или в качестве залож стр. ников, интернирования военнослужащих или их освобождения либо до признания их в установленном законом порядке безвестно отсутствующими или объявления умершими". (Рос. газ. 2007. 29 июня - 5 июля. С. 6.) Например, существуют документальные коллекции по теме плена, сформированные в непрофильных (т.е.

неархивных и немузейных) организациях. Крупнейшими среди них являются собрания Фонда взаимопонимания и примирения (547 тыс. дел бывших принудительных работников, военнопленных и их родственников, претендующих на получение компенсаций от Германии. (в 2011 г. архив Фонда взаимопонимания и примирения передан на хранение в ГАРФ), Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества "Мемориал" (свыше 350 тыс. дел), Центра розыска и информации Общества Красного Креста (Архив перемещенных лиц), Ассоциации бывших военнопленных (около 8 тыс. писем бывших военнопленных), издательства газеты "Известия" (около 5 тыс. писем бывших военнопленных и принудительных работников), религиозной организации "Свидетели Иеговы" и др. Подробнее см.: Всеволодов В. А. Документы архивов организаций о судьбах угнанных в Германию советских гражданах // Отечественные архивы. 2005. N 3.

С. 50-57.

стр. Заглавие статьи История и историческая память: Межвуз. сб. науч. тр.

Автор(ы) Т. П. Малютина Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 112- КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 9.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ История и историческая память: Межвуз. сб. науч. тр. Автор: Т. П.

Малютина История и историческая память: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. А. В. Гладышева.

Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. Вып. 1. - 280 с.: ил.;

Вып. 2. - 272 с.;

2011. Вып. 3. 280 с.;

Вып. 4. - 280 с.;

2012. Вып. 5. - 260 с. - 300 экз.

Научно-образовательный центр (НОЦ) "Региональное историко-культурное наследие и кросс-культурные связи" Саратовского государственного университета уже несколько лет разрабатывает проблему исторической памяти. Сборник научных трудов "История и историческая память" (с 2010 по 2012 г. в свет вышли пять выпусков) - своего рода визитная карточка этого центра. Заявив важную и актуальную проблему, редколлегия сборника и авторы публикаций успешно справляются с ее реализацией, сочетая историческую объективность с увлекательным, простым и доступным широкому кругу читателей изложением исторического материала.

В издании присутствуют следующие разделы: "Проблемы теории и вопросы практики", "История, власть и массовое сознание", "От политики забвения к политике памяти", "Биографика", "Публикации", "Образы исторических событий в художественной литературе, живописи, кинематографе", "Обзоры и рецензии", "Юбилеи". Подобная структура существенно расширяет тематический спектр публикаций. В рамках настоящей рецензии выделим лишь некоторые из них, наиболее соответствующие, на наш взгляд, актуальным проблемам исторической памяти.

Злободневной представляется статья саратовского исследователя А. Н. Донина "Учебники истории: прошлое и настоящее" (Вып. 1. С. 31-39), в которой автор проводит сравнительный анализ подготовки учебников истории в дореволюционной и современной России. Особое внимание он уделяет проблеме интерпретации событий новейшей истории страны, выявляет специфику вузовского учебника истории. Убедительны выводы автора о том, что такой учебник призван объединять, а не разъединять общество;

в нем история народа должна быть представлена как цельная картина, стр. рождающая уважение молодого гражданина к стране и предкам;

сегодня важно уже не количество, а качество школьных учебников по истории.

Статью А. Н. Донина по-своему дополняют и расширяют исследования А. В. Гладышева:

"Формирование исторической памяти: школьные учебники и Французская революция" (Вып. 2. С. 30-60) и "Конструирование памяти: можно ли забыть Наполеона, но помнить о Мономотапе" (Вып.


3. С. 37-57), в которых рассматривается, каким образом эпоха наполеоновской империи представлена в школьных учебниках Франции. Исследователь на основе анализа учебников разных лет наглядно и убедительно демонстрирует, что для французов главное - сформировать в подрастающем поколении убежденность в величии Наполеона, показав его успехи и достижения. Поражения диктатора не акцентируются и объясняются или плохой погодой, или коварством врага. По мнению автора, главная идея анализируемых им французских учебников состоит не в поисках исторической правды, а в воспитании подрастающего поколения. (Значение Наполеона для исторической памяти французов подтверждается дискуссией, развернувшейся с осени 2010 г. на Facebook вокруг содержания нового школьного курса истории во Франции.) Статья А. С. Майоровой "Память и забвение: изменение восприятия "сильных мира сего" в ближайшем поколении" (Вып. 2. С. 176-195) выявляет особенности социальной, коллективной и индивидуальной памяти. Автор рассматривает проблему на основе анализа воспоминаний современников о выдающихся для Саратовской губернии личностях - губернаторе А. Д. Панчулидзеве (занимал этот пост в 1808-1826 гг.) и князе А.

Б. Куракине, проживавшем в своем имении в Сердобском уезде в последние два десятилетия XVIII в. Выводы исследователя о том, что исторические истоки формирования и последующая трансформация образов видных государственных и общественных деятелей связаны с социальной средой и гражданской позицией авторов мемуаров, вполне применимы и к другим историческим персонажам.

Важной составляющей всех вышедших выпусков издания являются публикации архивных документов, главным образом по истории Саратова и Саратовского университета. Так, в первом из них А. А. Синицыным при участии В. А. Соломонова опубликована автобиография доцента Саратовского университета, специалиста в области античной истории И. И. Вейцковского, хранящаяся в архиве СГУ, а также дан подробный, развернутый анализ саратовского периода его жизни по документам из личного дела историка и воспоминаниям о нем (Вып. 1. С. 192-238). В том же выпуске В. А. Соломонов приводит отрывок из воспоминаний заведующего кафедрой истории народов СССР Саратовского университета Р. А. Таубина (1935-1938 и 1940-1941 гг.), посвященный этапу становления исторического факультета СГУ в 1920-1940-е гг. (С. 244-260). Там же публикуются воспоминания кандидата исторических наук В. А. Быковой о ее учебе в 1957-1962 гг. на историческом факультете Саратовского университета, содержащие яркие характеристики его преподавателей и сотрудников (С. 261-273).

Начальный этап становления гуманитарной науки и образования в Саратовском университете, формирование его библиотечных фондов в первые годы советской власти нашли отражение в опубликованных В. А. Соломоновым письмах крупного литературоведа, члена-корреспондента АН СССР (с 1931 г.) Н. К. Пиксанова к академику С. Ф. Платонову за 1908-1927 гг., члену-корреспонденту Петербургской АН (с 1907 г.) И.

А. Шляпкину за 1917 г. и помощнику библиотекаря Министерства народного просвещения П. А. Горчинскому за 1917-1918 гг. (Вып. 2. С. 235-260).

Историк-архивист З. Е. Гусакова напечатала заявление историка А. А. Корнилова саратовскому губернатору, со стр. хранившееся среди жандармских бумаг. Документ проливает свет на отдельные аспекты малоизученного периода саратовской ссылки ученого, выявляет его отношение к событиям ноября 1902 г., когда он был подвергнут обыску и заключен в саратовскую тюрьму (Вып. 4. С. 214-220). Здесь же В. А. Соломонов ввел в научный оборот в полном объеме комплекс писем историка П. Г. Любомирова к академику С. Ф. Платонову за 1912 1929 гг. (С. 221-259), где содержатся ценные сведения о научно-исследовательской и педагогической деятельности историка и его учениках. Уникальна публикация отрывка из воспоминаний врача-хирурга и революционного деятеля, участника народовольческого и эсеровского движения в России С. А. Никонова о П. Л. Лаврове и других русских эмигрантах в Париже в 1892-1897 гг., подготовленная В. А. Соломоновым и Е. Е.

Федоровым (Вып. 3. С. 228-262).

Статья С. П. Щавелева о жизни и деятельности видного археолога и историка русского права, управляющего Московским архивом Министерства юстиции в 1892-1911 гг. Д. Я.

Самоквасова отнесена к рубрике "Биографика". В ней по архивным и редким печатным материалам детально охарактеризованы личность и убеждения ученого, а в приложении впервые обнародована его переписка с руководителями Саратовской губернской ученой архивной комиссии за 1908-1911 гг. (С. 194-221).

Наконец, в последнем из вышедших номеров данного издания В. А. Соломоновым опубликовано жизнеописание известного саратовского историка, архивиста и краеведа, специалиста по палеографии, бумажным водяным знакам и истории мордовского народа А. А. Гераклитова (Вып. 5. С. 202-220). Специальной литературы о нем немного, и любые документы, проливающие свет на его жизнь и деятельность, представляются исключительно важными для науки. В этом же выпуске усилиями А. А. Кузнецова и В. А.

Соломонова помещено ранее неизвестное письмо историка С. Н. Чернова к профессору Нижегородского пединститута С. И. Архангельскому от 12 февраля 1940 г., содержащее малоизвестные биографические сведения об авторе послания, связанные с последними годами его жизни (С. 221-240). Эта публикация раскрывает присущие русской интеллигенции качества - профессионализм и трудолюбие, чувство ответственности за судьбы Родины и русского народа, высокие нравственные принципы и культурный уровень, разносторонность интересов и чистоту помыслов.

Стоит подчеркнуть, что все вводимые в научный оборот источники в рецензируемом издании имеют под собой детально проработанную научную основу. В предисловии к каждому из них содержатся скрупулезно собранная информация об авторе, историографический обзор основных его трудов, анализируются стилистические особенности документа в контексте исторической ретроспективы, а искусно выполненные примечания высвечивают малоизвестные детали, что значительно упрощает восприятие публикуемого источника в целом.

В сборниках заметна обширная географическая палитра авторов публикаций: это ученые из Воронежа, Екатеринбурга, Казани, Курска, Магнитогорска, Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, Ставрополя, а также Армении, Белоруссии, Польши и Украины.

За выпусками сборника стоят кропотливая слаженная работа редакционной коллегии и высокая требовательность к публикуемому материалу. Хочется пожелать его составителям и авторам, чтобы и последующие выпуски издания были столь же интересны, разноплановы, богаты новой информацией и открытиями, а тираж увеличен.

стр. Заглавие статьи "Эпоха 1812 года в судьбах России и Европы" Автор(ы) И. С. Тихонов Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 115- ИНФОРМАЦИЯ И ХРОНИКА Рубрика Конференции, совещания, семинары Место издания Москва, Россия Объем 4.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ "Эпоха 1812 года в судьбах России и Европы" Автор: И. С. Тихонов Так называлась прошедшая 8-11 октября 2012 г. в Москве международная научная конференция, организованная Государственным историческим музеем, Институтом российской истории РАН, Федеральным архивным агентством и Российским историческим обществом к 200-летию победы России в Отечественной войне 1812 года.

Конференцию открыл председатель ее оргкомитета, председатель Госдумы Федерального собрания Российской Федерации, председатель возрожденного Российского исторического общества С. Е. Нарышкин. На пленарном заседании прозвучали доклады:

"1812 год - война Отечественная, справедливая" (акад. Ю. А. Поляков), "Роль генерал фельдмаршала М. Б. Барклая де Толли в кампаниях 1812-1814 гг." (акад. Г. А. Куманев), "Карамзин - наш Кутузов двенадцатого года" (акад. РАО С. О. Шмидт), "1813- 1814 годы, забытые в России" (проф. Кембриджского университета, Великобритания, Ливен Доминик), "Александр I как европейский император" (проф. Сорбоннского университета, Франция, Рей Мари-Пьер) и др.

На двух секциях обсуждались такие темы, как военные действия и международные отношения, люди и события эпохи наполеоновских войн, историография и культурная память России и Европы в документах архивов и музеев. Выступили многие известные отечественные и зарубежные исследователи (сотрудники архивов, музеев, библиотек, академических институтов, краеведы и просто любители отечественной истории и эпохи 1812 г.) из Москвы, Санкт-Петербурга и многих регионов Российской Федерации (Орел, Пенза, Псков, Рязань, Самара, Саратов, Тверь;

Башкирия), а также зарубежных стран (Белоруссия, Великобритания, Германия, Италия, Польша, Сербия, Украина, Франция, Чехия).

В конференции участвовали сотрудники федеральных и региональных архивов. Так, И. О.

Гаркуша и В. П. Пономарев сделали обзор документов РГВИА об Отечественной войне 1812 года и заграничных походах 1813-1815 гг., Б. Б. Давыдов - сообщение о награждении П. И. Пестеля золотой шпагой "За храбрость", а С. А. Харитонов - о работе РГВИА по подготовке к изданию сборника документов о подвигах офицеров и солдат русской армии в Бородинском сражении. Г. Е. Бродский (РГАДА) и И. С. Тихонов (ГАРФ) рассказали о событиях 1812 г. на дороге от Москвы до Троице-Сергеевой лавры;

О. В. Эдельман (ГАРФ) посвятила свой доклад императрице Елизавете Алексеевне;

С. Н. Селедкина (РГИА) осветила роль Санкт-Петербурга в войне 1812 года, Л. Н. Бодрова - документы РГАЛИ, связанные с эпохой 1812 г.;

Е. Е. Колоскова рассказала о хранящейся в РГАКФД киносъемке юбилейных торжеств в память 100-летия Отечественной войны 1812 года и др. Всего же было заслушано свыше 90 докладов и сообщений.

По оценке участников конференции, она стала одним из крупнейших и представительных форумов юбилейного года и способствовала введению в научный оборот новых архивных документов эпохи 1812 г. При подведении ее итогов отмечалась необходимость подготовки нового обобщающего труда по истории Отечественной войны 1812 года, в работе над которым наряду с профессиональными историками должны участвовать и архивисты.


Культурная программа конференции включала экскурсию по Музею Отечественной войны 1812 года ГИМа, посещение историко-документальной выставки стр. "Недаром помнит вся Россия... Уникальные документы из российских и зарубежных архивов" в Выставочном зале федеральных государственных архивов, а также поездку в музейный комплекс на Бородинском поле.

стр. Заглавие статьи Читательская конференция в филиале РГАНТД Автор(ы) В. Н. Яшанова Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 116- ИНФОРМАЦИЯ И ХРОНИКА Конференции, совещания, семинары Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 4.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Читательская конференция в филиале РГАНТД Автор: В. Н. Яшанова Она называлась "Научно-техническая документация по истории создания отечественного автомобильного транспорта: исторические и практические аспекты использования" и прошла 26 октября 2012 г. с участием свыше 40 представителей организаций разработчиков автомобильной техники, реставраторов автомобилей марки ГАЗ, ученых, историков, СМИ из различных регионов России и стран СНГ.

С приветственным словом к собравшимся обратилась директор филиала РГАНТД заслуженный работник культуры Российской Федерации И. Н. Давыдова. На востребованности при изучении истории и реставрации автомобилей архивных документов, а также мерах по созданию для этого комфортных условий остановилась начальник отдела информационного обеспечения и публикации архивных документов О.

Н. Солдатова. Она отметила, что в связи с возросшим в последнее десятилетие интересом к истории автомобильного транспорта круг пользователей архивной информации значительно расширился. Характеристику фондов архива и возможностей их использования для изучения истории отечественного автомобилестроения дала д-р ист.

наук, профессор Тольяттинского госуниверситета Е. Ю. Прокофьева, подчеркнувшая, что научно-техническая документация является неотъемлемой частью важнейшей группы исторических источников по одной из основных отраслей экономики страны.

Заместитель главного редактора журнала "Автомобиль и Сервис" Л. А. Круглов и обозреватель журнала "Автоспецтехника" Л. П. Ильина (г. Москва) рассказали о деятельности Фонда автомобильной истории Мариуса Берлье - некоммерческой общественной организации по сохранению архивов французских автомобилестроительных компаний. Фонд насчитывает более 30 тыс. письменных источников, несколько тысяч негативов фотодокументов и свыше 400 кинофильмов по истории автомобильной техники. Предметом его гордости является хранилище автомобилей под Лионом с 170 экспонатами (полностью отреставрированные машины с начала XX в.). Архивариус Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института "НАМИ" В. Д. Куранов (г. Москва) сосредоточился на проблеме использования документов в современной пропаганде научных разработок.

Кульминацией конференции стали выступления реставраторов автомобильной техники из разных городов. Так, инженер ЗАО "ДЕ ЛА РЮ СНГ" Д. С. Гвоздев (г. Киев) рассказал об особенностях работы с конструкторской документацией при реставрации автомобилей и дал практические советы по организации поиска того или иного чертежа. Реставратор автомобилей марки ГАЗ механик ООО "Газлизинг" Н. В. Хрипунов (г. Самара) поделился опытом восстановления двух автомашин по документам архива. Около пяти лет он реставрировал полноприводный легковой автомобиль "ГАЗ 61-73", выпускавшийся для высшего комсостава Красной армии с 1940 по 1945 г., около четырех лет - автомобиль "ГАЗ 61-416", малый артиллерийский тягач пушки "ЗИС-2". В 1941 г. было выпущено два прототипа тягача и 36 серийных машин, фрагменты одной из них найдены в Ленинградской области поисковиками. Реставратору удалось воссоздать автомобиль и июня 2012 г. его продемонстрировать на Дне памяти и скорби на полигоне в Нахабино (Москов стр. ская область) на выставке "Моторы войны", где он получил приз за восстановление самого ценного и редкого (существует в единственном экземпляре) советского автомобиля.

Актуальными были выступления казанских реставраторов Ф. М. Фахритдинова, Д. В.

Петрова и А. Ф. Ибатуллина по вопросам оцифровки архивных документов и упрощению системы оплаты за оказание услуг. Сотрудники филиала РГАНТД Л. Е. Антонова и В. Н.

Яшанова рассказали об интересных находках и новых поступлениях документов по истории автомобилестроения.

Архивисты подготовили две выставки: подлинных архивных документов из фонда "НАМИ" "Искусство испытывать автомобили", а также книг по истории автомобилестроения, подаренных архиву пользователями. В заключение конференции была принята резолюция, наметившая перспективы работы филиала РГАНТД.

стр. Заглавие статьи Пятые Батаевские чтения Автор(ы) И. Ф. Мальцева Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 117- ИНФОРМАЦИЯ И ХРОНИКА Конференции, совещания, семинары Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 4.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Пятые Батаевские чтения Автор: И. Ф. Мальцева В рамках Батаевских чтений в Институте иностранных языков Российского университета дружбы народов (ИИЯ РУДН) 16 ноября 2012 г. прошла международная междисциплинарная конференция "Мультикультурная и многонациональная Россия", посвященная 85-летию со дня рождения выпускницы и преподавателя Московского государственного историко-архивного института (МГИАИ), почетного профессора РУДН Тамары Васильевны Батаевой. Соорганизатором и активным участником конференции выступил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет (ПСТГУ), в котором Т. В. Батаева работала последние пять лет.

Т. В. Батаева известна в научных кругах как представитель классической школы археографии, архивистики, источниковедения, один из ведущих исследователей истории рабочего класса, видный специалист в области изучения национальных отношений. Она 15 лет руководила кафедрой истории России РУДН, возглавляла совет по защите кандидатских диссертаций, воспитала около 50 кандидатов исторических наук, сотни историков для нашей страны и государств Азии, Африки, Латинской Америки.

Конференцию открыли директор ИИЯ профессор Н. Л. Соколова и священник Андрей Постернак, декан исторического факультета ПСТГУ. Было зачитано приветствие бывшего аспиранта Т. В. Батаевой д-ра ист. наук, Героя России М. О. Толбоева. На пленарном заседании прозвучали доклады: "Т. В. Батаева и развитие отечественной археографии" (В.

Ю. Афиани, Архив РАН), "Т. В. Батаева - организатор исследований национальных проблем на фоне распада СССР" (Т. Ю. Красовицкая, ИРИ РАН), "Подготовка историков в рамках научно-педагогической школы Т. В. Батаевой. 1981-2001 гг." (И. Ф. Мальцева, МГТУ МИРЭА), "Их объединили научные интересы и крепкая дружба (по материалам ГАРФ)" (Н. С. Зелов), "Батаевские чтения: история и результаты" (Л. А. Терентьева, ИИЯ РУДН).

Немалый интерес участников конференции вызвали новые темы: опыт создания баз данных на документальные комплексы (М. Ю. Киселев, Архив РАН;

С. Л. Разинков, Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия);

методика описания документов, проблемы их идентификации и достоверности (В. В. Олевская, ПСТГУ;

О. О. Ковалевская, Институт истории НАН Украины);

источниковедческий анализ партийных документов и методика их публикации (М. Е. Колесова, ПСТГУ);

состав и содержание архивных и музейных фондов и хранилищ (Н. А. Александрова, А. Е.

Ерешко, Е. А. Ефимова, Московский городской дворец детского / юношеского творчества;

С. Н. Баконина, ПСТГУ;

Т. Г. Зазерская, РГГУ;

И. Ю. Кублановский, РГВА;

Т. Н. Лаптева, АРАН, и др.) стр. На трех секциях обсуждались актуальные проблемы истории России, СССР и Российской Федерации;

вопросы историографии, источниковедения, архивоведения и археографии, а также инновации в области преподавания гуманитарных наук.

Состав участников конференции ежегодно расширяется, включая новых исследователей из академических, университетских, архивных учреждений Российской Федерации (ИРИ РАН, Институт истории и археологии УрО РАН, РАЕН, ИНИОН РАН, Архив РАН, РГГУ, РУДН, ПСТГУ, ТГУ, Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия, Финансовый институт при Правительстве Российской Федерации, НИОР РГБ, ГАРФ, РГВА, РГАЛИ, Синодальная комиссия по канонизации святых РПЦ) и охватывая новые территории дальнего и ближнего зарубежья (Аргентина, Белоруссия, Казахстан, Украина, Франция). Из числа активных участников Батаевских чтений сформировалось особое научное сообщество, в рамках которого изучаются жизненный путь и научное наследие большого ученого, передается эстафета научного поиска новым поколениям.

В итоговых документах отмечена высокая миссия ИИЯ РУДН и ПСТГУ в популяризации деятельности видного ученого, педагога, организатора науки - академика МАН ВШ Т. В.

Батаевой. Собравшиеся одобрили работу оргкомитета конференции, выразили особую благодарность за проведение чтений и подготовку публикаций координатору проекта, канд. ист. наук Л. А. Терентьевой. Материалы конференции готовятся к публикации.

И. Ф. Мальцева, кандидат исторических наук стр. Заглавие статьи Конкурс "Архивист года-2012" в Волгограде Автор(ы) Л. А. Растегина Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 118- ИНФОРМАЦИЯ И ХРОНИКА Конференции, совещания, семинары Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 2.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Конкурс "Архивист года-2012" в Волгограде Автор: Л. А. Растегина Он состоялся 6 сентября в городском оздоровительном центре для детей и молодежи "Орленок" по теме "Это наша с тобою страна, это наша с тобой биография" и был связан с Годом российской истории. В конкурсе участвовали заместитель начальника отдела использования документов, научно-исследовательской работы и социально-правовой информации Госархива Волгоградской области А. Н. Дегтярева, главный специалист Госархива документов социально-правовой защиты граждан Волгоградской области М. В.

Шишкина, начальник отдела фондов Волгоградского городского архива документов по личному составу Н. С. Ерошенко, специалист 2-й категории архивного отдела администрации Котельниковского муниципального района Л. Н. Жалюк, заместитель начальника отдела использования документов, научно-исследовательской работы и социально-правовой информации Центра документации новейшей истории Волгоградской области О. В. Никитина, архивист муниципального бюджетного учреждения "Архив" городского округа - город Волжский О. В. Петрухина, главный специалист Госархива Краснодарского края М. В. Тараненко.

От имени министра культуры области В. П. Гепфнера соревновавшихся приветствовал временно осуществлявший полномочия председателя Комитета по управлению архивами Администрации Волгоградской области С. А. Гончаров, возглавивший жюри, в состав которого вошли победители конкурса прошлых лет начиная с 2008 г.

На первом задании проверялись теоретические знания конкурсантов в области нормативно-правовой базы архивной отрасли, а также практические навыки грамотного формирования архивного дела. Затем прошли состязания "Визитная карточка" на тему: "Я буду верить в чудеса и сказки...", где рассказывали о себе, и "Архивная проповедь" - "Мы судьбы читаем по строчкам...", представляли источники комплектования архивных учреждений "О Человек, ты должен помнить, стр. что создаешь свой мир лишь только Ты!", а также свою малую родину в домашнем задании "Мой город, мой район, моя страна родная! Судьбою мне начертано историю хранить".

Победителем конкурса стала О. В. Никитина. Дипломы II и III степеней были вручены М.

В. Тараненко и Л. Н. Жалюк. Все его участники награждены призами.

стр. Заглавие статьи Архивы представляют Н. А. Муравьева, Т. М. Булавкина, И. Н. Ильина, М. Р.

Автор(ы) Рыженков Источник Отечественные архивы, № 1, 2013, C. 119- ИНФОРМАЦИЯ И ХРОНИКА Выставки Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 14.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Архивы представляют Автор: Н. А. Муравьева, Т. М. Булавкина, И. Н.

Ильина, М. Р. Рыженков С 26 октября по 21 декабря 2012 г. в Госархиве Ивановской области (ГАИО) проходила историко-документальная выставка "Забвению не подлежит", приуроченная к Дню памяти жертв политических репрессий. Эпиграфом к ней послужили слова Т. Руслова "Им наши слезы и скорбь, наша вечная память...". Ее цель - посредством документальных источников показать трагедию рядовых граждан, ставших жертвами карательной политики государства в 1920-1930-х гг.

На выставке были представлены наиболее характерные свидетельства того времени - самостоятельных документов (в большинстве своем подлинников) и дел из архивных фондов Ивановского обкома ВКП(б), облисполкома, райисполкомов, прокуратуры, промышленных предприятий, фондов личного происхождения и др. Многие из них до 1990-х гг. находились на секретном хранении.

Экспозицию открывал раздел, посвященный одной из массовых групп пострадавших в те годы - так называемым лишенцам, т.е. лишенным избирательных прав. Самый ранний из документов - "список буржуазии" г. Кинешмы, составленный в 1919 г. В ГАИО хранится множество дел о лишении и восстановлении в избирательных правах, выписки из протоколов, списки лишенцев по районам, их заявления и жалобы в органы исполнительной власти, семейные анкеты. Для выставки отобрали документы известных в Иваново-Вознесенской губернии лиц, лишенных гражданских прав из-за своего происхождения, - Александра Бальмонта (брата поэта), Анны Бурылиной (вдовы фабриканта и благотворителя), священника Владимира Введенского.

В следующем разделе раскрывались судьбы раскулаченных. О трагедии русского крестьянства можно было узнать из социально-экономических характеристик "кулацких хозяйств", протоколов допросов свидетелей по делам раскулаченных, жалоб спецпереселенцев, актов передачи изъятого имущества, описей имущества раскулаченных крестьянских хозяйств, а также "Памятки уполномоченному по проведению ликвидации недоимки с кулацкого хозяйства", содержащей четкие указания, где и как искать спрятанные ценности.

Основные выставочные витрины освещали события 75-летней давности, когда после приезда в Иваново секретаря ЦК ВКП(б) Л. М. Кагановича в области начался "большой террор": "...с августа 1937 по февраль 1938 сменилось 576 руководящих работников, из них председателей райисполкомов - 31, горисполкомов - 18, сельсоветов - 260..." Среди экспонатов - протоколы, стенограммы и резолюции пленумов, конференций, общих собраний, списки, сводки о рассмотрении прокуратурой следственных дел, личные и персональные дела репрессированных членов партии, характеристики, анкеты, а также один из сохранившихся доносов - сигнал об уличении колхозника как сына торговца мясом, документы по личному составу рабочих и служащих ивановских предприятий.

стр. В самостоятельном разделе демонстрировались документы личного происхождения:

воспоминания, справки о пребывании в местах заключения, протоколы обысков арестованного, о выселении семьи врага народа из квартиры, письма осужденных, в том числе работника Ивановского госбанка Бориса Хваленского родным из тюрьмы и лагеря.

Последний раздел выставки был посвящен гонениям на православную церковь, что наглядно показали дела из фонда уполномоченного по делам религий Ивановского облисполкома о запрещении колокольного звона, закрытии церквей и репрессиях священнослужителей, а также фотографии, запечатлевшие этапы разрушения одного из храмов.

Иллюстративный ряд экспозиции составили 33 фотодокумента: снимки собраний и митингов, где рабочие осуждали врагов народа, но большинство из них - о мирном довоенном 1937 г.: счастливые дети, веселые спортсменки, физкультурные парады, трудовые рекорды, митинг в поддержку республиканской Испании.

В день открытия выставки в читальном зале ГАИО состоялось заседание "круглого стола" по теме "Трагедия 1937 г. в документах. Сохранение и использование документальных источников о периоде массовых репрессий и политических преследований в СССР". В нем участвовали свыше 30 историков, краеведов, архивистов, сотрудников правоохранительных органов, работников культуры, журналистов, владельцев личных архивов. Для гостей звучали романсы композитора Б. Прозоровского, популярные в 1920 1930-х гг., за которые тот был обвинен в "моральном разложении советского народа" и в 1937 г. расстрелян. Дух времени передавали также подшивки центральных и областных газет тех лет.

Заседание открыл директор ГАИО Г. Г. Лукьянов, охарактеризовавший сложный период 1920-1930-х гг. Заместитель директора архива, куратор выставки Н. А. Муравьева рассказала о деятельности архива по исполнению запросов о репрессированных.

Результатами своей исследовательской работы по теме репрессий поделились канд. ист.

наук В. С. Околотин, аспирант Ивановского госуниверситета К. А. Юдин. Монахиня Ювеналия (Морозова) поведала о деятельности епархиальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви. Двое из выступивших обращались в ГАИО за справками о репрессированных дедах, а теперь рассказали о них и трагических судьбах "членов семьи врага народа": И. А. Челышева подарила архиву фотографии и документы о своем деде, осужденном на 10 лет без права переписки, а на самом деле расстрелянном в 1938 г.;

М. В. Смирнов передал на хранение письма пострадавшего в годы репрессий литературоведа П. А. Журова. Острый спор вызвало мнение члена КПРФ, главного редактора ивановской газеты "Слово правды" Г. К. Шутова о завышенном числе жертв "Большого террора". Однако участники "круглого стола" в основном с ним не согласились, ведь свои исследования они проводили по подлинным архивным документам.

Итог подвел уполномоченный по правам человека по Ивановской области, канд. ист. наук А. Ю. Кабанов, призвавший продолжать исследование документов того времени.

Н. А. Муравьева *** 22 ноября 2012 г. в здании Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации состоялось открытие историко-документальной выставки "Александр Иванович Гучков. 150 лет со дня рождения", организованной Главным архивным управлением города Москвы и Парламентской библиотекой аппарата Госдумы.

А. И. Гучков - председатель III Государственной думы Российской империи, яркий представитель знаменитой московской купеческой династии, члены которой всего за лет своим трудолюбием и упорством прошли путь от крепостных крестьян до руководителей государственного масштаба.

Выставку открыла первый заместитель председателя комитета по регламенту и организации работы Государственной думы Н. В. Герасимова. С приветственным словом к гостям обратились начальник стр. управления библиотечных фондов (Парламентской библиотеки) аппарата Госдумы И. А.

Андреева, первый заместитель начальника Главархива Москвы М. М. Горинов, И. А.

Гучков, внук А. И. Гучкова, председатель Общества купцов и промышленников А. В.

Дударенко.

В экспозиции было представлено около 200 архивных документов, в том числе фотографий, редких изданий из федеральных, центральных московских и санкт петербургских архивов, музеев, библиотек, семейных архивов и частных коллекций, впервые собранных в таком объеме на одной выставочной площадке. Эти документальные источники по истории нашей Родины помогают понять, что происходит со страной сегодня и каково будущее российского государства. Особый интерес вызвали интерактивный раздел "Избирательные технологии на выборах в I Государственную думу по Москве", а также личные документы, фотографии из семейных архивов потомков рода Гучковых.

Во второй части мероприятия состоялась лекция д-ра ист. наук, проф. РГГУ А. С. Сенина "А. И. Гучков и его время".

Материалы о выставке и публичной лекции размещены на сайтах Парламентской библиотеки и Главархива Москвы.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.