авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Валерий Дёмин От Русичей к Россиянам Историческое знание и военная безопасность России ...»

-- [ Страница 5 ] --

Третье состояло в том, что это предложение не учитывало обязательства России перед Францией. А эти обязательства требовали, чтобы Россия выставила сильную группировку против Германии. Здесь как раз Алексеевым не был учтён опыт русско-турецкой войны 1877-78 годов, который ясно показывал, что после форсирования Дуная и овладения перева лами нужно было максимум сил сосредоточить на западе для действия в направлении Плев на-София для того, чтобы соединиться с сербами. Владение Передовым театром уже позво ляло наметить кратчайшие пути для достижения победы. Из него открывался кратчайший путь через Познань на Берлин. Но при этом существовала угроза с севера. Поэтому вначале нужно было ликвидировать эту угрозу. Именно поэтому против Восточной Пруссии нужно было сосредоточить 3 армии. Причем от Варшавы должны были наступать две армии по корпусов каждая. Только подавляющее превосходство в силах обеспечивало захват Восточ ной Пруссии, блокирование, если не захват Кенигсберга, и выдвижение линии фронта на Нижнюю Вислу. Только в этом случае создавались условия для осуществления предложен ного Драгомировым удара на Берлин через Познань.

В этом случае соединиться с французами, конечно бы не удалось, по Германия сразу же ставилась в катастрофическое положение. Ей пришлось бы остановить наступление против Франция и перебросить на восток не 2,5 корпуса, а не менее 2 армий и везде перейти к обо роне, так как захват русскими войсками Восточной Пруссии привёл бы германское командо вание в большое замешательство. Пока шли боевые действия в Восточной Пруссии можно было бы завершить развёртывание войск на юго-западном направлении и перейдя затем в на ступление разгромить австрийцев, что привело бы к общему поражению Германии и Австро Венгрии и имело бы далеко идущие последствия, вплоть до прекращения ими войны. Вот по чему нужно было удерживать Передовой театр и, опираясь на крепостную систему, сосредо точить там максимальное количество войск уже в мирное время.

Разумеется, все армии обоих фронтов одновременно двинуть было невозможно, не на рушив установленных сроков сосредоточения и развёртывания войск. А так как железнодо рожная сеть имела ограниченные возможности, то необходимо было в первую очередь обес печить боеготовность войск Северо-Западного фронта. Поэтому уже в мирное время его со В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

став должен был быть укомплектован не мене чем на 80%, что позволило бы доукомплекто вать его войска максимум за 10 дней и быстро двинуть их в наступление. При первоочеред ном отмобилизовавнии войск Северо-Западного фронта, армии правого крыла Юго-Западно го фронта могли быть отмобилизованы не ранее чем через 20 дней после начала мобилиза ции, а левого крыла не ранее чем через 30 дней от начала мобилизации. В этом случае на первом этапе Юго-Западный фронт вынужден был обороняться, так как он никак не мог опередить австрийцев в отмобилизовании и развёртывании своих сил.

Но если уж так хотелось генералу Алексееву побить австрийцев, то следовало хоро шенько подумать над средствами и способами реализации этого желания. И если бы оп хоро шо подумал, то к своему удивлению обнаружил, что побить австрийцев было можно, причём сорвав их стратегическое развертывание силами более чем в два раза меньшими, чем он сам испрашивал для войны с Австро-Венгрией. Этой силой была кавалерия, организованная в крупные соединения (корпуса) и используемая для решения оперативных задач. Она могла своим стремительным продвижением сорвать мобилизационное развёртывание австрийцев и создать условия для успешного наступления следующим за кавкорпусамп армейским корпу сам. Для этого необходимо было иметь в каждой армии Юго-Западного фронта но одному кавкорпусу трёхдивизионного состава и одному армейскому корпусу трёхдивизионного со става. На 4 армии всего требовалось 12 кавалерийских и 12 пехотных дивизии. В то время как в установленные сроки было отмобилизовано и разверну то 28,5 кавалерийских и 38, пехотных дивизий.

Эти 24 дивизии могли вполне быть собраны к 10-му дню мобилизации. Остальные вой ска могли составить вторые эшелоны армий Юго-Западного фронта. Стремительные дей ствия первых эшелонов 5-й, 4-й, 3-й и 8-й армий могли не только сорвать стратегическое раз вёртывание австрийских войск, но и привести их к катастрофическому поражению. Чтобы применить такой способ действий, Алексееву не нужно было быть Скобелевым и на место Струкова подыскивать 4 хороших кавалерийских начальников, нужно было только хорошо изучить опыт русско-турецкой войны 1877-78 годов. Однако Алексеев не только не изучил этого опыта, но он абсолютно не задумывался над этими вопросами, особенно над срывом стратегического развёртывания противника.

Кстати данный вопрос является важнейшим не только для оперативно-стратегического уровня. Ещё большее значение он имеет для военно-политической стратегии. Правильно определить намерения и цели противника, если военно-политическое руководство страны не имеет розовых очков на глазах и не обременено различными химерами, не составляет особо го труда. В этом случае остаётся отыскать способы, методы и средства для срыва этих наме рений и целей. Генерал Алексеев и его ученики над этим не думали и в ходе Гражданской войны в России 1917-22 годов. Но это не значит, что над этим не думали их противники.

Ниже мы увидим, как это происходило.

Однако возразить генералу Алексееву квалифицированно опять же было некому и глав ному управлению Генерального штаба пришлось уступить, признать юго-западное направле ние главным, где и следовало вести наступление. Но в ходе разработки нового плана вме шался случай. Главному управлению Генерального штаба удалось подкупить одного ав стрийского полковника, который выдал план развёртывания австро-венгерской армии. Со гласно этому плану Австро-Венгрия должна была оставить небольшой заслон против Сер бии, а основные силы (4 армии) развернуть против России и нанести удар на Киев. Не под вергнув данный план какому-либо сомнению, «стратеги» главного управления Генерального штаба стали разрабатывать свои планы «по обращению неприятельскому».

Вес армии Юго-Западного фронта были нацелены на Восточную Галицию. Особенно сильным делался левый фланг, действовавший на львовском направлении. В то время как правый фланг, на любинском направлении, оказывался ослабленным. Но если бы «стратеги»

повнимательнее изучили добытые документы, они бы поняли: во-первых, что почти все свои силы Австро-Венгрия просто не могла направить против России. Сербия требовала отвлече В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

ния достаточно большого количества сил (не менее армии);

во-вторых, Австро-Венгрия не могла игнорировать интересы Германии, которая, конечно же, требовала направить её армии не на Киев, а против Передового театра на Люблин и Холм. Не обладавшие стратегическим кругозором операторы главного управления Генерального штаба России оказались заложни ками фальшивки противника.

Добыча данных о противнике является важной составляющей военного дела, но глав нейшей всё же является правильная их оценка, которая возможна только на базе глубокого изучения самого военного дела. Однако этим-то как раз и не занимались. Неподготовлен ность руководителей русской армии в вопросах военно-политической стратегии привела к составлению абсолютно провального плана войны. В то же время политическая неподготов ленность и неорганизованность офицерского корпуса привела к крушению Российской импе рии. В этой связи А. Кресновский пишет следующее: «Имперское правительство совершило жестокий промах, недооценив великой политической роли в стране организованного, сплочённого в монолит офицерского корпуса. Оно не сумело ни его подготовить, ни его ори ентировать». Собственно этот упрёк следует с большой долей основания отнести и на со весть военно-политического руководства Советского Союза. Одинаковые ошибки приводят к одинаковым последствиям.

Но вернёмся к планированию боевых действий и его последствиям. Когда разыгралась трагедия в Восточной Пруссии и осложнилась ситуация на люблинском и холмском направ лениях, более трети вооружённой силы России тратили без пользы время, наступая на Львов и не встречая противника. То есть ударили по пустому месту. Но даже и этот план был в дальнейшем ухудшен, так как французы стали настойчиво требовать выполнения обяза тельств, то есть перехода Северо-Западного фронта в установленные сроки и добивались их сокращения. В 1911 году генерал Жилинский заверил французов, что русские войска способ ны перейти в наступление на 15-й день мобилизации, а в 1914 году он уже заявлял, что 1-я армия способна начать наступление на 12-й день. Следствием этого обещания явилось не подготовленное наступление русских войск в Восточную Пруссию. Общим же результатом явилась катастрофа, которую никто не смог предотвратить.

Эту ошибку мог, конечно, исправить компетентный Верховный Главнокомандующий.

Однако Верховным Главнокомандующим был назначен великий князь Николай Николаевич, который, как мы видели выше, не справился с управлением Советом государственной оборо ны. Николай Николаевич не принимал участия в составлении плана войны и не разделял идей Ю.Данилова. Он был, как всякий лихой кавалерист, сторонником авантюристической драгомировской идеи наступления «в сердце Германии» через Познань. Французы, охвачен ные паникой под воздействием успешно развивавшегося наступления германских армий, тоже стали требовать осуществления наступления в направлении Познань — Берлин.

Великий князь под давлением французов распорядился повернуть на Варшаву шедшие из Петербурга в 1-ю армию Гвардейский и 1-й армейский корпуса. Туда же был направлен из 6-й армии XVIII корпус. Ренненкампфу вместо взятых у него двух корпусов дали XX корпус, который должен был войти в состав 4-й армии, действовавшей на любинском направлении.

Таким образом, Великий князь, пытаясь реализовать драгомировскую идею, сосредотачивал значительные силы у Варшавы и западнее её. В то же время ослабляя силы там, где нужно было вести наступление и где должна была решиться судьба войны. Это решение представ ляло из себя стратегическую бессмыслицу, которая не просто привела к распылению сил в трёх расходящихся направлениях, но и сделала катастрофу неизбежной.

Но, как известно тот, кто хочет везде наступать, обязательно везде будет бит. Оно так и получилось. И только крупные ошибки противника, да героизм и самопожертвование солдат и офицеров могут несколько поправить положение. Австрийцы тоже наделали немало оши бок, да и русские солдаты и офицеры сражались отчаянно, что, собственно, и спасло русскую армию от полного разгрома в 1914 году. Поэтому мнение Изместьева о том, что в 1914 году русская армия стратегически выиграла и только тактически проиграла к Восточной Пруссии, В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

не выдерживает никакой критики. Именно поражение в Восточной Пруссии и неразбериха, творившаяся в то время в войсках обоих фронтов, подорвали веру в собственные силы и воз можности войск. Затем проблемы стали нарастать и усугубляться.

Кроме некачественного управления войсками обнаружилось значительное превос ходство противника в тяжёлой полевой артиллерии и нехватка боеприпасов, что явилось пря мым просчётом самого Николая II, который при разработке программы перевооружения ар мии в 1910 году отдал предпочтение флоту, а не армии. В результате заложенные на верфях дредноуты к началу войны не были спущены на воду. Они вступали в строй постепенно уже в ходе войны, а поэтому серьёзной роли сыграть не смогли, но съели большое количество ре сурсов и финансовых средств. В то же время армия осталась без тяжёлой полевой артилле рии. Какие средства были затрачены на строительство флота, говорит утверждённая в году кораблестроительная программа. Согласно этой программе балтийская эскадра должна была иметь: 8 дредноутов, 4 линейных крейсера, 8 лёгких крейсеров, 36 миноносцев и подводных лодок. Надо полагать, черноморская эскадра должна была иметь не меньшее ко личество кораблей. В то же время на Дальнем Востоке флот должен был иметь две полно ценных современных эскадры, каждая из которых должна была иметь численность кораблей не меньшую, чем балтийская эскадра. Строительство дредноутов было делом дорогостоя щим, но оно не обеспечивало создание того флота, который был необходим России.

Этот факт показывает, что в строительстве флота опыт русско-японской войны почти не был учтён. Строительство большого числа дредноутов было абсолютно излишним. В то же время не получили должного развития крейсерские и подводные силы, развитие которых делали эту программу значительно менее дорогостоящей и более целесообразной, с точки зрения развития военного флота России. В то же время она позволила бы оснастить армию тяжёлой полевой артиллерией.

К этому нужно добавить, что военный морской министр адмирал Григорович, показав ший себя хорошо на тактическом уровне в ходе русско-японской войны, оказался плохим стратегом.

По его инициативе начали строить верфи в Николаеве на Украине. Эти верфи и эллинги создавались в голой степи. И хотя они были построены и изумительно короткий срок, первый дредноут на Чёрном море мог вступить в строй не ранее 1916 года. А ведь была возможность усилить Черноморскую эскадру кораблями с Балтики, без особого ущерба для Балтийской эскадры. Посылка 4 старых линейных кораблей (броненосцев) в Чёрное море в 1913 году, а ещё лучше в 1912 году, позволяла иметь там 9 броненосцев и обеспечивала пол ное господство нашего флота на этом море. Используя их можно было сравнительно легко захватить Босфор и Дарданеллы уже в 1912 году во время Балканской войны. Но этого сдела но не было. И, тем не менее, у Изместьева мы находим дифирамбы по поводу адмирала Гри горовича.

Нужно так же иметь в виду, что его влияние на ведение войны на море было минималь ным. Каждый командующий той или иной эскадрой организовывал эту войну так, как считал нужным. Командующий Балтийской эскадрой адмирал Эссен, также отличившийся в ходе русско-японской войны, хорошо понимал, что Германия, при желании, способна была сосре доточить на Балтике весь свой флот и добиться, таким образом, подавляющего превос ходства над Балтийской эскадрой. Соревноваться в этом деле с немцами было практически бесполезно и невозможно. Поэтому он решил организовать боевые действия Балтийской эс кадры на артиллерийско-минной позиции с использование островов Моодзунского архипела га. Эта позиция закрывала проходы в Рижский и Финский заливы. Это было абсолютно гра мотное решение, обеспечивавшее неуязвимость Балтийской эскадры и прикрывшее север ный фланг русской армии. Это решение дорого стоило германскому флоту, потерявшему в боях немало своих кораблей и людей.

Командующий Черноморской эскадрой, имея 5 броненосцев, вынашивал планы захвата Босфора, так как по броненосцам у него было превосходство над турецким флотом. Однако безграмотность в вопросах военно-политической стратегии сыграла с ним злую шутку. Дело В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

в том, что с началом войны Германия послала на помощь Турции дна своих новейших тяжёлых крейсера «Гебен» и «Бреслау». В результате соотношение по тяжёлым кораблям по чти выровнялось. А если учесть, что немецкие корабли значительно превосходили наши бро неносцы в скорости хода и имели дальнобойную артиллерию главного калибра, то превос ходство Черноморской эскадры растаяло как дым.

Используя сильные стороны своих кораблей, немцы развернули крейсерское плавание и сковали действия Черноморской эскадры. В конце 1915 года Черноморская эскадра попол нилась двумя дредноутами и несколькими эскадренными миноносцами. Но это почти не от разилось на действиях Черноморской эскадры. Так прошло ещё почти полгода. И только когда в командование Черноморской эскадрой в июле 1916 года вступил адмирал Колчак, удалось у берегов противника поставить минные заграждения. Вскоре оба германских крей сера подорвались на минах и получили тяжёлые повреждения. С этого момента ни один не приятельский корабль не появлялся больше на Чёрном море.

В начале октября 1916 года от самовозгорания пороха взорвались пороховые погреба на дредноуте «Императрица Мария». Спасти корабль не удалось, несмотря на личные энер гичные действия командующего эскадрой, и он затонул. Похоже здесь не обошлось без не мецкой агентуры. Что ж, если это так, то немцы вполне отплатили за повреждение своих тяжёлых крейсеров. Именно неудачный опыт боевых действий Черноморского флота в пер вую мировую войну окончательно разрушил иллюзию относительно целесообразности раз вития преимущественно броненосных сил флота. Здесь уместно напомнить, что башни глав ного калибра дредноута «Императрица Мария» хорошо послужили нашему Отечеству в пе риод обороны Севастополя в 1941-42 годах.

*** В 30-е годы эти башни были сняты с затонувшего корабля и установлены в качестве ар тиллерии береговой обороны у Севастополя. Орудия 30-й батареи как раз и сыграли большую роль в срыве захвата Севастополя немецкими войсками с ходу в 1941 году. Под огонь этой батареи попали передовые части немецких войск, которые за первый огневой налёт потеряли до батальона пехоты и немало различной техники и вооружения. Таким об разом, опыт русско-турецкой, русско-японской и первой мировой войн говорит о том, что при принятии программы развития вооружённых сил, нельзя чтобы она реализовывалась в ущерб развитию сухопутных войск и авиации.

Оценивая в целом деятельность самодержавия накануне и в ходе мировой войны следу ет сказать, что оно изжило себя полностью. Поэтому февральская революция и октябрь ский переворот 1917 года явились закономерным результатом всего предшествующего развития самодержавного абсолютизма в России, начиная с Екатерины II и заканчивая Николаем II. В этой связи стремление Изместьева обелить самодержавие и предложить его в качестве образца современному нашему обществу также не выдерживает никакой критики.

Краткая характеристика советского периода Детальную характеристику реформ советского периода, в силу ряда причин, делать сейчас преждевременно. Поэтому придётся ограничиться теми вопросами, которые Изме стьев излагает абсолютно неверно, ибо такое изложение вводит в заблуждение многих неис кушенных читателей.

Первый вопрос касается приезда Ленина и Троцкого в Россию после февральской рево люции 1917 года. То, что Ленин и его группа (около 60 человек) прибыли в Россию при по мощи Германии, сомнений не вызывает. Субсидирование этой группы также осуществлялось германским министерством иностранных дел через члена РСДРП Парвуса. Однако роль группы Ленина в октябрьском перевороте 1917 года Изместьевым явно преувеличена, как собственно она преувеличена и всеми советскими историками.

В то же время о группе Троцкого, прибывшей из США от Я. Шиффа с большими день В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

гами, упоминается вскользь и с недоумением, касающимся задержания этой группы бри танскими властями, которые по требованию Временного правительства России вынуждены были эту группу отпустить. Англичане отпустили группу Троцкого не потому, что Времен ное правительство России вступилось за Троцкого и его группу, а потому, что на британское правительство и на Временное правительство России надавили американские еврейско-ма сонские круги. После этого британцам ничего не оставалось делать, как отпустить группу Троцкого.

Преувеличена роль Ленина и в самом октябрьском перевороте. Возможности групп ни по численности людей (60 человек у Ленина и 257 человек у Троцкого), ни по наличию денег (около 6 миллионов марок у Ленина и значительно больше у Троцкого) просто несопостави мы. Поэтому главным лицом в октябрьском перевороте был, конечно же, Троцкий, что соб ственно очень хорошо отразил Д. Рид в своей книге «Десять дней, которые потрясли мир».

Вообще, надо полагать. Д. Рид выполнял задание Я. Шиффа и наблюдал за тем, на что и как тратил американо-еврейские деньги Троцкий. Похоже, проживающий в США Изместьев опа сается затрагивать этот вопрос и показывать решающую роль американских еврейско-ма сонских кругов в подготовке и осуществлении большевистского переворота в октябре года.

Если учесть данные А. Дикого, согласно которым из 556 высших должностных лиц Со ветской Республики 1918 года 449, включая Ленина (Ульянова-Бланка), были евреями, то станет абсолютно ясно, что в нашей стране в конце 1917 года была установлена еврейско коммунистическая диктатура, находившаяся под контролем американских еврейско-ма сонских кругов, огромным желанием которых было овладение природными ресурсами Рос сии. Это желание не изменилось до настоящего времени. Поэтому нет ничего удивительного, что эти круги, используя Березовского, Гусинского и т.д., будут вновь стремиться объеди нить радикальных либералов, коммунистов, сепаратистов и террористов всех мастей, чтобы при их помощи оседлать русское национальное движение и использовать его для разрушения современной России, как это случилось с Российской империей, а затем и с Советским Сою зом.

Второй вопрос касается деятельности И. Сталина. Сославшись на профессора генерала Н. Головина, генерала Н. Краснова, германского генерала Людендорофа, главкома Красной армии 1918 года Вацетиса, начальника штаба 10 армии Л. Клюева, защищавшего Царицын летом 1918 года, а также историка гражданской войны в России Н. Какурина, Изместьев при знаёт, что Царицын летом 1918 гола являлся стратегическим пунктом исключительной важ ности для обеих воюющих сторон. Следовательно, те люди со стороны красных, которые ор ганизовывали оборону Царицына, должны были найти у Изместьева вполне положительную оценку. Тем более что, по мнению того же Изместьева, этим людям удалось из «разных отря дов партизанского типа и местных рабочих» к осени 1918 года сформировать 10-ю армию численностью около 40 тысяч бойцов.

И не только сформировать её в ходе беспрерывных боёв, но к тому же нанести сокру шительное поражение Донской армии генерала П. Краснова. Однако объективно оценивать работу командования и реввоенсовета 10-й армии он не желает. Причина здесь одна. Ревво енсовет 10-й армии в это время возглавлял И. Сталин. А И. Сталина сейчас очень многие считают абсолютным злодеем и вешают на него все грехи. Так и Изместьев обвиняет Стали на в необоснованных убийствах офицеров в Царицыне и организации гибели 11-й армии на Северном Кавказе. Однако далеко не всё обстояло так, как описывает Изместьев.

Весной 1918 года, когда Добровольческая армия, возглавляемая генералом Корнило вым, пыталась взять Краснодар, командующий 11-й армией, бывший полковник Сорокин, су мел подтянуть резервы и удержать Краснодар в своих руках. Корнилов был убит и Добро вольческая армия ушла на Дон. Там она пополнилась, окрепла и в мае 1918 года вновь двинулась на Кубань. Разгорелись ожесточённые бои. Однако кубанское казачество уже перестало быть лояльным к красным и начало повсеместно поднимать восстания и присоеди В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

няться к добровольцам. 11-я армия начала терпеть одно поражение;

за другим. В таких слу чаях часто бывает, что по армии ползут слухи об измене и начинают расти распри в среде ко мандования. В данном случае распря разгорелась между командующим Сорокиным и ревво енсоветом 11-й армии. Сорокин, не желая брать на себя вину, выступил против реввоенсове та, арестовал и расстрелял почти всех его членов. Затем он был объявлен Реввоенсоветом Республики вне закона и убит. Обезглавленная 11-я армия стала быстро разлагаться и отсту пать. В ходе этого отступления «железная дивизия» Жлобы отошла к Царицыну и влилась в 10-ю армию. Именно приход этой дивизии в самый ответственный момент генерального на ступления Донской армии П. Краснова на Царицын спас положение. Другая часть 11-й ар мии отошла к Астрахани, где была переформирована и выдержала все удары войск белых, вплоть до воссоединения с Юго-Восточным фронтом Красной Армии.

Именно тогда, когда летом 1918 года разразились трагические события в 11-й армии, И.

Сталин и подверг аресту многих офицеров в Царицыне. Немалое число из них действительно было погублено. Но критики И. Сталина почему-то не хотят понимать, что шла гражданская война. Предательство было обычным делом. Примерно в это же время поднял мятеж на Вос точном фронте его командующий Муравьёв. К тому же разваливающаяся 11-я армия могла подтолкнуть сочувствующих белым к выступлению в Царицыне. Возникает вопрос, что луч ше: сидеть и ждать выступления сложа руки или предпринять упреждающие меры к недопу щению такого выступления? Думается в тех условиях второе было предпочтительным. Так что И. Сталину придётся отдать должное в том, что он со своими соратниками твёрдой рукой навёл порядок в 10-й армии и сделал её вполне боеспособной силой. Упрекнуть можно разве что в излишней жестокости.

Оценить придётся и понимание Сталиным стратегической важности Царицына, чего увы недопонимали, в силу своем военно-политической безграмотности, многие царские гене ралы. Деникин был безусловно талантливым оператором, но стратегом он оказался зауряд ным. Ученик генерала Алексеева, он хотел создать свою собственную базу на юге, отдель ную от Донской армии, и не хотел, пока не окрепнет Добровольческая армия, идти на сов местные с донцами операции. Политические и военно-политические просчёты Деникина сы грали злую шутку с Добровольческой армией.

Точно такие же просчёты можно наблюдать и у Колчака. Пойдя на поводу у англичан, он не только загнал самую сильную свою армию в северные леса и болота, но к тому же от клонился от своей потенциальной русской базы на юге и юго-западе. Здесь мы вновь видим пренебрежение русским национальным движением и преклонение перед иностранцами.

Адмирал Колчак, показывающий себя хорошим оператором в первой мировой войне, тоже оказался плохим стратегом.

В то же время в Красной Армии появилось немало талантливых военачальников, в том числе из состава офицерского корпуса царской армии, которые оперативно-стратегические вопросы понимали значительно лучше, чем их противники. Отряды 3-й и 5-й Украинских ар мий, которые из Луганска привели в Царицын Ворошилов, Щаденко, Руднев и Кулик были переформированы в 10-ю армию, которую летом 1918 года возглавил бывший царский пол ковник Егоров. В боях за Царицын, руководимая им армия, окрепла и нанесла поражение Донской армии генерала Краснова. В этих боях проявили себя довольно талантливыми вое начальниками и многие выходцы из низов. Ворошилов, Щаденко, Руднев, Кулик, Жлоба и т.д., это все люди новой революционной эпохи. В этих боях особенно отличалась кавбригада, которую возглавляли Думенко и Будённый.

Затем кавбригада была развёрнута в кавдивизию. Но Думенко вскоре оказался в госпи тале, а после госпиталя был назначен инспектором кавалерии 10-й армии. Дивизию возгла вил Будённый, который продолжал успешно действовать, нанося донским казакам тяжёлые удары. В 1919 году дивизия Будённого была развёрнута в корпус. Не трудно увидеть, что именно из командного состава 10-й армии, в ходе боёв за Царицын, начала складываться группа военачальников, которая впоследствии поддержала Сталина.

В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

Сталина из Царицына убрал не Троцкий. Его отозвал Ленин, так как Сталин был чле ном ЦК, таким же как Троцкий, вследствие чего власть Троцкого на него не распростра нилась. Осенью 1919 года, когда Деникин развернул наступление на Москву, командующим Южным фронтом был назначен Егоров, а реввоенсовет фронта возглавил Сталин. В район Воронежа, для перехвата рейдовавших корпусов белых Мамонтова и Шкуро, был двинут кавкорпус Будённого, которому удалось разгромить оба корпуса белых. В это время в Ревво енсовете республики к ЦК большевистской партии был принят план разгрома белых на юге Республики, предложенный Егоровым и Сталиным.

Суть плана сводилась к следующему. Главный удар наносился на Ростов через Донец кий бассейн. Этим ударом Добровольческая армия отсекалась от Донской казачьей, к тому же овладение Донецким бассейном увеличивало силы красных за счёт имевшихся там рабо чих. Перед Егоровым встал вопрос, как реализовать этот план. Наступление стрелковых ди визий не позволяло рассечь фронт белых. Тогда-то Егоров и пришёл к мысли, что необходи мо усилить кавкорпус Будённого, развернуть его в Конную армию и, придав пару стрел ковых дивизий, двинуть на Ростов. Что и было блестящее исполнено.

То, до чего оказался неспособным додуматься Деникин, имевший кавалерии несравнен но больше, чем красные, додумался Егоров, который перешёл к красным, так как маразм царских генералов стал ему вполне очевиден в ходе первой мировой войны. Таким образом, Егоров стал новым Скобелевым, а Будённый новым Струковым. В Конной армии Будённого оперативными вопросами занимался Шапошников, также бывший царский офицер. В ревво енсовет армии входили Ворошилов и Щадснко. Артиллерию возглавлял Кулик. Таким об разом, костяк командования 10-ой армии собрался вновь и оказался вновь на направлении главного удара. Если мы обратим внимание, то увидим, что впоследствии Егоров, Будённый, Ворошилов, Кулик и Шапошников станут маршалами Советского Союза и сыграют огром ную роль в судьбе страны.

После овладения Ростовом, Конная армия Будённого была переподчинена Юго-Восточ ному фронту и перенацелена на Краснодар. Ей предстояло форсировать Дон и затем двигать ся на Краснодар. Однако такое использование Конной армии командованием Юго-Восточно го фронта показывало непонимание им природы действий кавалерии. Разгорелись споры по этому поводу, вплоть до ЦК большевистской партии. Командующий Юго-Восточным фронтом был смещён, а на его место назначен выдвиженец Троцкого Тухачевский, который, однако, не отменял предыдущий приказ, а пытался добиться его выполнения. Разгорелась распря, имевшая позднее трагические последствия для Тухачевского. Будённый, при помощи Сталина, добился переброски Конной армии в Сальские степи, откуда и было начато успеш ное наступление, имевшее гибельные последствия для всей белой армии Деникина. Здесь Будённый сумел разгромить все объединённые генералом Павловым кавалерийские корпуса белых, ещё раз доказав своё полководческое превосходство.

В 1920 году началась война с Польшей. Спешно образуется Юго-Западный фронт на Украине. Командующим этим фронтом назначается Егоров. Реввоенсовет вновь возглавляет Сталин. Для усиления Юго-Западного фронта с Кавказа направляется Конная армия Будён ного. Совершив тяжёлый марш и попутно разгромил и рассеяв отряды Махно, Конная армия и установленные сроки вышла в район сосредоточения. После непродолжительного отдыха она перешла в наступление, рассекла фронт поляков и устремилась на Львов. За нею двину лись остальные армии Юго-Западного фронта. Поляки долго не могли организовать оборону.

Только перебросив свои стратегические резервы и оперевшись на оборонительные сооруже ния первой мировой войны, Пилсудскому удалось остановить наступление Конной армии Будённого под Лъвовом. А так как подход остальных армий Юго-Западного фронта задержи вался, Конная армия втянулась в тяжёлые позиционные бои.

В это время Западный фронт Тухачевского успешно развивал наступление на Варшаву.

Правый фланг шёл вдоль границы с Литвой и ему почти ничто не угрожало. Левый фланг, в связи с задержкой Конной армии под Львовом, стал постепенно оголяться. Но Тухачевский В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

не озаботился выдвижением туда своих резервов, которых у него было предостаточно, не го воря уже о том, чтобы помочь Будённому своими войсками. Этим как раз и воспользовался Пилсудский, который, собрав свои последние резервы, нанёс сокрушительный удар с юга по войскам Тухачевского. Фронт Тухачевского начал разваливаться на глазах. Поворот Конной армии Будённого на помощь Тухачевскому был осуществлён главным командованием Крас ной Армии и Тухачевский к этому не имеет никакого отношения. Однако, в тех условиях, Конная армия Тухачевскому существенной помощи оказать ме могла, так как под Бродами нужно было еще сломить сопротивление сильной группировки противника.

В результате поражения Западного фронта Ленину и Троцкому пришлось распрощаться с мечтами о перенесении революции в Германию и Венгрию. А тут ещё Врангель начал успешное наступление из Крыма. С Польшей пришлось заключить мир на довольно невы годных условиях. Отсюда понятно, что сваливать просчёты Тухачевского на командование и реввоенсовет Юго-Западного фронта вовсе не следует. К тому же следует иметь в виду, что в ходе военной дискуссии, развернувшейся в межвоенный период, однозначно была установ лена вина Тухачевского в этом поражении. А так как Пилсудский бил Тухачевского в году дважды: вначале в мае, а затем в июле и августе этого года, то следует однозначно при знать невысокое полководчество этого выдвиженца Троцкого, которого не без оснований считали выскочкой, как бывшие офицеры царской армии, так и командиры, поднявшиеся из низов. И если оценивать роль Сталина в Гражданской войне, то следует признать её значи тельной. Причём когда сталинская группировка победила и стали звучать слова «где Ста лин, там победа», в этом была значительная доля правды.

Сейчас часто вспоминают Думенко и Миронова, высказывая мысль, что они превосхо дили Будённого. Миронов успешно командовал Второй Конной армией во время разгрома Врангеля. Если говорить об оперативно-тактической подготовке этих людей, то она была ни сколько не хуже, чем у Будённого. Но так как они были казаками, то их отличала присущая казакам того времени шаткость и анархичность, в то время как требовалась партийная дисци плина. Вследствие этого они не могли удержаться в обойме видных военачальников межво енного периода. Такие были не нужны прежде всего Троцкому, который и устранил их, не без оснований полагая, что они могут поднять серьёзный мятеж против советской власти.

Третий вопрос касается межвоенного периода, который Изместьев представляет себе очень смутно. Здесь у него остались лишь сталинские репрессии, на которых заостряет большое внимание протроцкистская «демократическая» общественность. После Гра жданской войны в Советской России началась борьба за власть сталинской и троцкистской группировок. И хотя подавляющее большинство русского народа ничего не знало о связях троцкистской группировки с американским еврейско-масонским центром, всё-таки подспуд но чувствовало, что Троцкий и его команда чужды интересам русского народа значительно больше, чем сталинская группировка.

В этой связи обеспечение военной безопасности страны полностью зависело от ре зультатов этой борьбы. Эта борьба как раз и наложила глубокий отпечаток на все мероприя тия, связанные с обеспечением военной безопасности страны. Сразу же после Гражданской войны в высших государственных и военных кругах развернулась дискуссия, касающаяся строительства вооружённых сил. Результатом её первого этапа явилось смещение Троцкого с поста главы военного ведомства. Вооружённые силы на короткое время возглавил «ней тральный» Фрунзе, а затем Ворошилов. Вооружённые силы были сокращены примерно в раз, с 5,5 миллионов человек до 562 тысяч человек. Несколько улучшилось качество боевой подготовки.

Так же было определено генеральное направление развития вооружённых сил. Здесь, конечно, главную роль сыграла экономическая слабость Советской России, а не теоретиче ские разработки. И всё же было чётко определено, что страна не должна ориентироваться на строительство большого флота, оснащённого линейными кораблями. Был сделан вывод, что флот должен быть сбалансирован. Преимущественное развитие должны получить подводные В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

лодки и лёгкие силы флота. Допускалась только достройка некоторых кораблей крейсерско го класса. Основное внимание, таким образом, было обращено на развитие сухопутных войск и авиации. То есть здесь чётко вышли на соблюдение выведенного нами выше закона, что развитие вооружений и вооружённых сил в нашей стране не должно идти в ущерб сухо путным войскам и авиации.

Был взят также уклон в сторону возможно большего накопления вооружений и боепри пасов, так как царская армия стала ощущать серьёзный недостаток в них уже в конце года. Эти просчёты самодержавия были настолько очевидны, что не требовали слишком глу бокой теоретической проработки. И нужно отдать должное Сталину, что он сам всё это хоро шо уяснил и приложил максимум усилий, чтобы этого добиться. Именно для этого ускорен ными темпами развивалась тяжёлая индустрия, машиностроение, авиастроение, танкострое ние, химическая промышленность и т.д. За короткий период Красная Армия была оснащена новейшими видами вооружений, не уступавшими по своим характеристикам иностранным.

И что самое главное, они были отечественного производства. Этим снималась зависимость страны от поставок вооружений из-за границы. На закупку вооружений за границей Николай II затратил огромные средства, но так и не получил значительной части этих вооружений.

Огромные финансовые средства осели в западных банках. Сейчас, при пересчёте, они оцени ваются некоторыми специалистами чуть ли не в 4 триллиона (!!) долларов. То есть стратеги чески работа по обеспечению военной безопасности страны была определена правильно. В этой связи не будет преувеличением сказать, что именно достижения на данных направлени ях военного строительства, как раз и обеспечили нам победу в Великой Отечественной вой не.

В то же время на более низком уровне, где требовалось соответствующее теоретиче ское обоснование, работа велась далеко не так успешно, как этого требовало развитие воен ного дела. Военно-морские специалисты не смогли правильно оценить значение военно-мор ских театров Советского Союза, Северо-Восточной Норвегии и островов Шпицберген для обеспечения военной безопасности нашей страны. В результате создание Северного флота началось с большим опозданием, что отрицательно сказалось на ходе Великой Отечествен ной войны. Разработки оперативно-стратегических действий на данном направлении вообще не осуществлялись. Нельзя было не обращать внимания на то, что против Советского Союза могла образоваться коалиция европейских государств. В этом случае господство авиации этой коалиции над Балтийским и Чёрным морями становилось реальностью. Однако никаких разработок по этому вопросу сделано не было, что опять же отрицательно сказалось в ходе Великой Отечественной войны. Нужно прямо сказать, что развитие всего флота должно было осуществляться при обязательном учёте стремительного роста боевых возможностей авиации. Особенно это касалось развития Балтийского и Черноморского флотов.

Однако учёт авиационной опасности был недостаточным. В этой связи оперативно тактические действия Черноморского и особенно Балтийского флотов оказались скованны ми, а положительные результаты были более чем скромными. На этот раз лучше действовал Черноморский флот. Балтийский флот надолго был блокирован в районе Ленинграда и Крон штадта. В результате ему пришлось, в основном, обороняться вместе с сухопутными войска ми Ленинградского фронта. Корабельная артиллерия, призванная громить врага на море, ис пользовалась для его поражения на суше. И тот, и другой флот, не имея возможности ис пользовать эффективно большие корабли на море, вынужден был снять с них большую часть моряков и направить их на сухопутный фронт. В настоящее время развитие авиации настоль ко далеко шагнуло вперёд, что на Чёрном и Балтийском морях боевые действия преимуще ственно будут иметь характер нанесения и отражения авиационно-ракетных ударов. Все остальные действия будут иметь вспомогательный и обеспечивающий характер.

Не лучше дела обстояли в области разработки теоретических основ строительства сухо путных войск и авиации, а так же их использования в вооружённой борьбе. Военно-теорети ческое творчество в этот период характеризовалось: с одной стороны, почти полным отрица В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

нием старого опыта, а с другой стороны, переоценкой опыта гражданской войны. В то же время обнаруживалось увлечение новейшими средствами вооружённой борьбы. На всё это накладывалась яростная борьба двух партийных группировок в стране. Военно-теоретиче скими разработками занимались, в основном, офицеры бывшей царской армии. Поднявшиеся на гребне гражданской войны командиры, бывшие солдаты, прапорщики и вахмистры, уча стия в этом почти не принимали, составляя в то же время костяк практиков, которые занима лись подготовкой войск, опираясь, в основном, на свой боевой опыт.

В стране, где до этого времени не было создано сколько-нибудь значительной отече ственной военно-научной школы, существовали только общие представления о развитии во енного дела, не имеющие обоснованных теоретических концепций по военно-политической стратегии, оперативно-стратегическим и оперативно-тактическим вопросам. По существу приходилось начинать почти с нуля. Поэтому долгое время казалось, что это был бум воен но-теоретической мысли, равный её вершине. На самом деле это было половодье, которое, сметая на своём пути все преграды, уносило с собой и немало ценного, особенно в вопросах боевой подготовки войск.

А после половодья, как известно, остаётся немало всякого мусора на дне и вдоль бере гов реки. Вся эта работа велась сумбурно, в основном по инициативе самих теоретиков, кото рая практически очень слабо была связана со строительством сухопутных войск и авиации.

Генеральный штаб Красной Армии, по большому счёту, этой работой не руководил, занима ясь, в основном, текущими делами, как собственно и военное ведомство, которым руководил Ворошилов. В результате вопросы военно-политической стратегии вообще были упущены.

Никаких серьёзных работ по изучению прошлого опыта в этой области написано не было.

Позднее эта область была узурпирована Сталиным и её невозможно стало изучать также, как и во времена самодержавного абсолютизма династии Романовых.

Основная масса разработок поэтому была посвящена оперативно-стратегическим во просам. Однако эти вопросы изучались однобоко и только с точки зрения ведения успешного наступления. Но даже в изучении этих вопросов имелись громадные пробелы. От наших во енных теоретиков ускользнул выдающийся опыт Егорова и Будённого — опыт использова ния кавалерии для решения оперативно-стратегических задач. Зато потенциальный против ник — Генеральный штаб Германии очень скрупулёзно изучил этот опыт и положил его в основу строительства своих подвижных войск и разработку планов молниеносной войны (блицкрига). В этом плане следует иметь в виду, что теоретические разработки того периода только в самом общем плане влияли на строительство сухопутных войск и авиации.

В то же время опыт гражданской войны породил необоснованное убеждение, что боец Красной Армии, воодушевлённый коммунистическими идеями, является лучшим солдатом в мире. Воодушевление и убеждённость, конечно же необходимы в вооружённой борьбе, но ещё больше необходима профессиональная подготовка солдата. А вот она-то была организо вана из рук ион плохо. На боевую подготовку в 20-х годах отводилось ежегодно от 0,07 до 0,17 процента военного бюджета. В то же время на партполитработу ежегодно в среднем вы делялось 0,54 процента военного бюджета. Надо полагать, что 0,07 процента военного бюд жета — это цифра соответствующая тому времени, когда военное ведомство возглавлял Троцкий. Такое положение сохранялось почти до конца 30-х годов. И это не случайно. Дело в том, что в армии была внедрена американская территориально-милиционная система орга низации, и подготовки сухопутных войск.

Из этой территориально-милиционной системы американского образца была исключе на только кавалерия. В кавалерии командовали практики — бывшие солдаты, унтер-офице ры и прапорщики. Подготовленные ещё в предреволюционные годы: Будённый, Тимошенко, Апанасенко, Городовиков обеспечили высокую подготовку кавалерии и воспитали целую плеяду военачальников, проявивших свои таланты в ходе Великой Отечественной войны, среди которых Жуков, Рокоссовский, Ерёменко, были, безусловно, лучшими. Поверхностное отношение к боевой подготовке продолжалось вплоть до 1939 года. Хасан, Халхин-Гол и В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

особенно война в Финляндии показали низкую боеспособность сухопутных войск Красной Армии. Замена Ворошилова на Тимошенко, безусловно, положительно сказалась на улучше нии боевой подготовки и переходе Красной Армии с территориально-милиционной на кадро вую систему комплектования и подготовки сухопутных поиск. Однако выправить положение за оставшиеся до войны 1,5 года было просто невозможно.

Но удивительно, что практики не находили в военной теории опоры своим действиям и до всего им приходилось доходить своим умом и своей сметливостью. В результате между практиками и теоретиками росла отчуждённость и далеко не все разработки теоретиков на ходили воплощение в строительстве и боевой подготовке войск, так как очень часто это были всего лишь общие рекомендации, не раскрывавшие многие важные частные моменты.

Большим достижением военной мысли 30-х годов считается разработка теории глубокой операции. Этим вопросом занимались многие военные теоретики и многие военачальники.

Однако бросается в глаза то, что разработка этой теории лишь косвенно отразилась на строи тельстве вооружённых сил и их боевой подготовке. Считалось достаточным иметь крупные мотомеханизированные соединения и многочисленную авиацию, чтобы осуществить эту операцию. На качество этих войск внимания обращено почти не было.

В то же время, генералы вермахта, разрабатывая теорию молниеносной войны, искали и создавали средства для её осуществления в виде подвижных войск, обращая при этом осо бое внимание на боеспособность подвижных соединений. Создавая эти соединения, они до бивались достижения оптимального соотношения в них главных родов войск: танков, пехо ты, артиллерии и противотанковых средств. У нас заботились лишь о том, чтобы иметь в со единении как можно больше танков. Они побеспокоились о материально-техническом обес печении действий этих соединений. У нас на это почти не было обращено внимания. Они, кроме обучения вождению и стрельбе, большое внимание уделили отработке взаимодей ствия между танками, артиллерией, пехотой и противотанковыми средствами. У нас, в основном, обучали вождению и стрельбе.

Они на своих полигонах скрупулёзно отрабатывали тактику действий своих подвиж ных соединений. У нас, к основном, занимались выдвижением на рубеж атаки и переходом в атаку. Они отрабатывали все вопросы взаимодействия подвижных соединений с авиацией. У нас этим не занимались вообще. Они пришли к выводу, что недостаточно иметь несколько десятков подвижных соединений, чтобы вести наступление в высоком темпе и на большую глубину. Необходимо было свести эти подвижные соединения в танковые корпуса и тан ковые группы. Действия Конной армии Будённого в этом вопросе стали путеводной звездой.

У нас же дальше создания танковых корпусов не пошли.

Более того, после похода в Западную Украину и Западную Белоруссию выявилось, что эти корпуса трудноуправляемы, неповоротливы, не имеют достаточного количества обеспе чивающих частей, вследствие чего быстро теряют свою боеспособность. Собственно, так и должно было быть, так как никаких сколько-нибудь серьёзных опытных;

работ по совершен ствованию организационной структуры этих корпусов не проводилось. Вместо того, чтобы эти работы начать, в 1939 году было принято решение о расформировании этих корпусов.

Когда же немцы в 1940 году во Франции бросили в наступление мощную танковую группу и рассекли стратегический фронт противника, наши практики схватились за голову и спешно начали создавать механизированные корпуса, естественно, с теми же недостатками, что и прежние.

Они, решая задачу ведения молниеносной войны и ведения наступления в высоком темпе и на большую глубину, побеспокоились об общей моторизации своей армии. Поэтому 22.06.41 года, кроме 4300 танков, 5500 боевых самолётов, 47 тысяч орудий и миномётов, они собрали более 500 тысяч автомобилей. В Красной Армии на 22.06.41 года числилось 275 ты сяч автомобилей, из которых в исправном состоянии находилось не более 150 тысяч автома шин. В этой связи нечего удивляться тому, что противник в течение лета и осени 1941 года превосходил нас и вопросах маневренности и, особенно, в наращивании сил на направлениях В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

своих главных ударов. Этот факт говорит о том, что вопросами моторизации армии наши теоретики уделили явно недостаточно внимания, что, кстати, отразилось на развитии автомо билестроения. К началу войны страна выпускала менее 100 тысяч автомобилей в год, что было явно недостаточно.

В настоящее время вопросы оснащения сухопутных войск автотранспортом, в основ ном, решены. Но время выдвигает новые проблемы и предъявляет новые требования к орга низационной структуре сухопутных войск. Без преувеличения можно сказать, кроме повы шения профессионального уровня военнослужащих, развитие сухопутных войск идёт под влиянием возрастающей мощи артиллерии и авиации, а так же их аэризации. В этой связи организационная структура сухопутных войск должна быть приведена в соответствие с но выми требованиями. В то же время должен быть учтён прежний опыт, как положительный, так и отрицательный. От советского периода нам досталась многоступенчатая система управления вооружёнными силами, которая отрицательно сказывалась на прохождении при казов и их выполнении.

Сейчас в верхнем эшелоне эта система начала приводиться в эффективный вид. Однако ниже военного округа эта многоступенчатость сохраняется. Назрела пора и здесь провести реорганизацию. В настоящее время здесь действует несколько командных инстанций: бата льон, полк, бригада, дивизия, корпус, армия. Каждая из них имеет свои обеспечивающие и обслуживающие подразделения и части, что создаёт громоздкую систему организации и ведёт к сокращению боевого состава войск. По-видимому, в настоящее время, ниже военного округа целесообразно оставить только три командные инстанции. Какие инстанции оставить, а какие исключить — нужно определить в ходе опытных учений и работ по совершенствова нию организационной структуры и тактики действий частей и соединений.


Принципиально важным является усиление подразделений и частей тактического зве на, артиллерийско-ракетной группировки низшего объединения и оснащение его разведыва тельно-штурмовыми авиационными средствами. Бригада должна стать высшим соединением тактического уровня, поэтому, как показал прошлый опыт, она должна иметь не менее четырёх батальонов, чтобы иметь возможность проводить манёвр из глубины. Танковый ба тальон в это число входить не должен, так как танки сейчас самостоятельно будут действо вать в редких случаях. Чаще всего они будут использоваться, как средство усиления.

Однако вернёмся к довоенному опыту. В результате они создали материальную основу для реализации молниеносной войны (блицкрига) — своп подвижные войска. У нас же опять появились многочисленные рыхлые мотомеханизированные соединения, которые не могли реализовать теорию глубокой операции. Таким образом, появился разрыв между теорией глубокой операции и теми войсками, которые должны были эту операцию осуществлять. И когда обстоятельства войны заставили применить и то, и другое, то начали разваливаться те самые мотомеханизированные корпуса, которые вроде бы должны были успению действо вать. Затем на кровавом опыте войны началось пересоздание бронетанковых войск, соответ ствующих требованиям этой войны. Практикам пришлось доделывать в ходе войны то, что не смогла решить военная наука предвоенною времени. Такое же положение было и в авиа ции.

Они, имея только 100-тысячный рейхсвер, но, желая создать при мобилизации много миллионные и боеспособные вооружённые силы, особое внимание обратили на обучение личного состава. Солдата учили на унтер-офицера, унтер-офицера на младшего офицера, младшего офицера на старшего офицера, старшего офицера на генерала. Такой подход себя полностью оправдал в ходе второй мировой войны. У нас же солдата до 1939 года едва зна комили с начальной военной подготовкой. Обучение остальных категорий военнослужащих не выходило за рамки общепринятых норм.

Таким образом, теория глубокой операции как бы отрывалась от войск и повисала в воздухе. Поэтому большинство разработок по данной проблеме представляли из себя больше футурологические произведения, слабо связанные с практикой строительства войск. Дело В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

иногда доходило до абсурда. Тухачевский в частности заявлял, что Красная Армия должна иметь 100 000 танков. Это показывает, что на танки он смотрел, как на разовое средство. О каком материально-техническом обеспечении в этом случае могла идти речь? Двинул тан ковый корпус, он сгорел, двинул следующий. И так до бесконечности, лишь бы были эти корпуса. Несостоятельность подхода очевидна. Однако, к сожалению, абсурдная идея Туха чевского оказалась живучей. После его реабилитации и устранения из армии Г. Жукова, во енно-политическое руководство страны принялось активно наращивать численность танков, растрачивая при этом огромные ресурсы. Дотянуть до цифры заявленной Тухачевским не удалось. И тем не менее на начало 90-х годов Советская Армия имела свыше 70 000 танков.

Кроме глубокой операции, большое внимание в этот период уделялось срыву стратеги ческого развёртывания противника. Именно тому вопросу, который был совершенно упущен царскими генералами. Считалось, что сторона, имеющая сильную кавалерию, мотомеханизи рованные поиска и авиацию, способна выделить сильную армию вторжения, сорвать моби лизационные мероприятия в приграничной полосе и стратегическое развёртывание против ника. Эта идея овладела умами руководителей Красной Армии, да и самого Сталина, что явилось путеводной звездой во всех приготовлениях к войне с Германией. Именно эта идея наиболее полно выражала наступательный характер боевых действий Красной Армии. Каза лось так же, что её легко можно осуществить. Для этого был выбран постепенный способ со средоточения и развёртывания войск армии вторжения в приграничной полосе, как менее за метный для разведки противника.

Именно по этой идее шло сосредоточение и развёртывание войск Киевского и Белорус ского военных округов непосредственно перед Великой Отечественной войной. 3-й, 4-й и 10 й армии Белорусского военного округа, сосредоточенные в Белостокском выступе, а также 5 й, 6-й и 12-й армии Киевского военного округа, сосредоточенные в Львовском выступе, име ли один механизированный и один-два стрелковых корпуса на каждую армию, что точно со ответствует составу армии вторжения, рассмотренной нами выше. Только там вместо меха низированных корпусов мы говорили о кавалерийских корпусах.

Не случайно поэтому в мае 1941 года Тимошенко и Жуковым была подготовлена докладная записка с предложением нанести упреждающий удар по Германии. В этой записке как раз и предлагалось реализовать ту идею, по которой сосредотачивались и развёртывались войска армий вторжения. Сталин не утвердил их предложения, надеясь, что ему удастся ото двинуть начало войны на 1942 год, и, лучше подготовиться к этому удару. Однако противник думал иначе. К этому времени немцы уже хорошо изучили наступательную доктрину Крас ной Армии и внимательно следили за сосредоточением и развёртыванием её войск в пригра ничной полосе. Постепенный способ этого развёртывания не ввёл их в заблуждение и они довольно точно определили количественный и качественный состав сосредоточившихся в приграничной полосе войск Красной Армии. Поэтому Гитлер решил не ждать, а нанести удар первым, использовав ускоренный способ сосредоточения и развёртывания своих отмо билизованных уже армий.

Но именно такой случай совершенно не рассматривался большинством военных теоре тиков Красной Армии. А ведь в данном случае армия вторжения сама попадала под мощный удар противника. Только очень немногие понимали, что такое возможно. В частности Све чин доказывал, что противник может опередить нас в отмобилизовании и стратегическом развёртывании своих войск, а поэтому необходимо позаботиться об обороне. Но его позиция не находила поддержки. Более того, его позиция воспринималась как пораженческая. Имен но это и привело его к гибели. Сталин был твёрдо уверен, что Красная Армия обязательно будет наступать, а не обороняться. К этому он её и готовил. Однако не решившись ударить в начале лета, он сам попал под удар страшной силы и поставил страну в тяжелейшее положе ние, подверг её жесточайшему испытанию.

В этой связи возникает вопрос: что произошло бы, если бы Сталин решился нанести удар силами армии вторжения в начале лета 1941 года? Во-первых, началось бы упреждаю В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

щее отмобилизование вооружённых сил и выдвижение стратегических резервов к западной границе. В этом вопросе 5-10 дней имеют громадное значение. Во-вторых, войска были бы приведены в боевую готовность, вышли бы в районы сосредоточения и организованно всту пили бы в бой. Авиация успела бы рассредоточиться по полевым аэродромам и так же орга низовано вступила бы в боевые действия. Это резко сократило бы количество потерь в пер вые дни войны и накопленные вооружения были бы израсходованы с неизмеримо большей пользой, чем это произошло летом 1941 года. Известно, что только авиация в первый день войны потеряла 1200 самолётов, из которых 800 было уничтожено на аэродромах. Причём это были, в основном, самолёты новейшей конструкции. В-третьих, удар по группировке противника, не закончившей ещё своего сосредоточения и развёртывания, нанёс бы ей доста точно серьёзные потери и обеспечил занятие части его территории.

Это очевидные плюсы. Минус состоял в том, что Сталина могли объявить агрессором.

И Гитлер на первых норах имел бы некоторые политические дивиденды. Опасался ли Сталин такого оборота событий? Вряд ли. Он хорошо знал, что победителей не судят. К тому же можно было организовать провокацию, как Гитлер это сделал при нападении на Польшу, да и сам он это уже проверил при развязывании войны с Финляндией. Значит, главная причина тою, что Сталин не нанёс удар первым, состояла в том, что он действительно надеялся ото двинуть начало войны с Германией на 1942 год и за это время лучше подготовиться к удару.

Здесь мы уже в который раз натыкаемся на проблему, что программы вооружений, перево оружений, организаций и переорганизаций не позволяют использовать выгоды сложившейся обстановки. Следовательно, все эти мероприятия должны быть организованы так, чтобы они не мешали использованию вооружённых сил и других силовых структур в их действиях по обеспечению военной безопасности страны.

Конечно, низкий уровень боеспособности войск Красной Армии очень быстро сказался бы на ведении боевых действий. Надо полагать, что армия вторжения, после некоторых не значительных успехов, утратила бы свою боеспособность и вынуждена была бы перейти к обороне. Противник, перейдя в контрнаступление, несомненно, начал бы теснить войска Красной Армии и добился бы значительных успехов, примерно таких, каких ему удалось до стичь в 1942 году. Вероятно, даже он смог бы продвинуться до Пскова, Смоленска, Киева и нижнего течения Днепра. Однако подход стратегических резервов, которые к тому времени были бы отмобилизованы и двинуты на фронт, вряд ли позволили ему добиться больших ре зультатов до зимы 1941-42 годов. Таким образом, война имела бы для нас совсем другой обо рот, хотя была бы, конечно, тяжёлой. Следовательно, Сталин, отказываясь от нанесения уда ра первым в 1941 году, должен был пересмотреть весь план стратегического развёртывания войск и перенести его в глубину своей территории. Целесообразно было основные силы раз вернуть на рубеже: Рига, Минск и далее на Украине по линии старой государственной грани цы, подготовив их к обороне. Но он этого не сделал.


Недальновидностью решения Сталина, как раз и воспользовался Гитлер.

Опытный и авторитетный военачальник обязательно бы заметил несуразность такого решения. Однако рядом со Сталиным такого человека уже не было. Егоров же был расстре лян. Сталин теперь абсолютно единолично решал все стратегические вопросы. Если касаться репрессий военачальников 1937-39 годов, то нужно прямо сказать, что большинство ко мандного состава высшего и среднего звена были выдвиженцами Троцкого. Многие разделя ли его взгляды. Поэтому Сталин и его окружение этим кадрам не доверяли, и, как только представилась возможность, ликвидировали своих противников. Однако среди расстрелян ных были и такие, которые отрицательно относились к Троцкому, но могли лично Сталину составить конкуренцию в решении стратегических вопросов. Именно такими были Егоров и Свечин. Сталин многому научился у Егорова, но к концу 30-х годов ему уже надоело огля дываться на Егорова и сверять свои планы с его мнением.

Судьба Егорова, таким образом, была предрешена, собственно как и судьба многих других. В этом плане и судьба Г. Жукова была изрядно искорёжена только потому, что Ста В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

лин не мог терпеть рядом с собой людей равных, а тем более компетентных. Жуков остался в живых только потому, что обострение отношений с США и угроза новой войны были реаль ными. Заслуженный маршал ещё мог пригодиться. Таким образом, все вопросы, касающиеся военно-политической стратегии, Сталин замкнул на себя. И вновь не стало возможностей для изучения войны во всех её аспектах и проявлениях. Опыт прошлых войн теперь изучался однобоко, без рассмотрения вопросов военно-политической стратегии, что приводило к просчётам и ошибкам на более низком уровне, а это непосредственно отрицательно отража лось на строительстве вооружённых сил страны.

Следует всё же сказать, что с назначением начальником Генерального штаба Шапош никова, военно-теоретическая работа приобрела системность и определённую плановость. К концу 30-х годов вышел ряд работ действительно заслушивающих внимание. Во-первых, это труд самого Шапошникова «Мозг армии», который сыграл большую роль в организации ра боты Ставки Верховного Главнокомандования и Генерального штаба в годы войны. А также труд комдива Меликова «Стратегическое развёртывание» и другие. К сожалению, этот выда ющийся труд не был должным образом изучен, а поэтому не мог оказать помощи и практи ческом развёртывании вооруженных сил. И, тем не менее, каждый ознакомившийся с этим трудом, способен определить, насколько правильно осуществлялось развёртывание той или иной армии. В начальный период Великой Отечественной войны комдив Меликов сразу же увидел просчёты, которые допустил Сталин и начал высказывать критические замечания. Не удивительно, что эта критика стоила ему жизни.

Возникает вопрос, мог ли Шапошников повлиять на решение Сталина? Думается, не следует переоценивать способности Шапошникова. В каких-то вопросах он разбирался хоро шо, а в каких-то и не очень. В частности, в вопросах срыва стратегического развёртывания противника и однозначно наступательного характера боевых действий Красной Армии, он, несомненно, разделял взгляды Сталина. Эти взгляды, в то время, разделяло все ближайшее окружение Сталина (Ворошилов, Будённый и Тимошенко). Именно эти люди считали, что стратегия это дело только высших руководителей армии и государства. В этой связи Шапош ников, будучи начальником Генерального штаба Красной Армии, в 1937 году отменил, есте ственно, с согласия Сталина, курс стратегии в академии Генерального штаба, под предлогом теоретической неготовности этого курса, что, естественно, не могло не сказаться отрицатель но в ходе Великой Отечественной войны. Это был крупный организационный просчёт. Ко нечно практическая стратегия это дело высших военно-политических руководителей госу дарства. Но если они запрещают изучать вопросы военно-политической стратегии науке, они сами лишают себя прочной опоры в предстоящем практическом управлении военно-полити ческими процессами. Г. Жуков, включённый в начале 1941 года в состав этого окружения, тоже был сторонником активных наступательных действии. Все они были практиками в строительстве и использовании вооружённых сил. Все они не имели возможности глубоко и всесторонне изучить опыт прошлых войн. Отсюда их личная подготовка обнаруживает нема ло пробелов.

В этой связи Г. Жуков, после разгрома японцев на Халхин-Голе, стал ещё более актив ным сторонником наступления, чем прежде. Думается, инициатором докладной записки, по данной им и Тимошенко Сталину в мае 1941 года, был всё же Г. Жуков, который хорошо по нимал, для чего предназначена армия вторжения. И если она не наносила удара первой, то утрачивался всякий смысл её сосредоточения и развёртывания. На Г. Жукова, как на после довательного сторонника наступления и то время, указывает так же тот факт, что в самом на чале войны он, будучи послан на Юго-Западный фронт, заставил командование этого фронта проводить контрудары силами механизированных корпусов. В то время, как обстановка на стоятельно требовала перейти к сдерживающим действиям и организации прочной обороны по линии старой государственной границы.

Однако Г. Жукову нужно отдать должное. Как практик военного строительства, он не опирался на господствующие теории, как на каменные стены. Если они расходились с боевой В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

практикой, он быстро отменял их и искал методы и способы для разгрома противника. Эта важнейшая черта его военного таланта позволила ему не потеряться в сложнейшей обстанов ке начального периода войны и сформулировать перед Сталиным наиболее целесообразный образ действий Красной Армии в августе и сентябре 1941 года. К сожалению, Сталин при слушался к его предложениям только отчасти. В результате страна получила победу под Ель ней и грандиозную катастрофу под Киевом. Но такие способности, какими обладал Г. Жу ков, крайне редко встречаются у людей. Ещё реже складываются такие обстоятельства, в ко торых пришлось действовать Г. Жукову. В этой связи крайне важно, чтобы военные люди, не отрываясь от практического руководства войсками, постоянно пополняли свой военно-теоре тический багаж и расширяли свой военно-политический кругозор.

Здесь вполне можно поднести итог сталинским мероприятиям по обеспечению военной безопасности нашей страны. Если говорить о создании мошной оборонной промышленности и обеспечении Красной Армии боевой техникой и вооружением отечественного произ водства, то здесь была проделана громадная работа. Гигантское напряжение сил всей страны в 20-е и 30-е годы позволило создать свою отечественную оборонную промышленность, способную выпускать современную технику и вооружение. Маршал Захаров в своей книге «Накануне великих испытаний» даёт следующую численность накопленных в Красной Ар мии вооружений по состоянию на 22 июня 1941 года. На эту дату имелось: танков 22,5 тыся чи, боевых самолётов 19,5 тысяч. Количество артиллерийско-стрелкового вооружения обес печивало развёртывание 15 миллионных вооружённых сил.

В этой связи расхожие суждения дилетантов, утверждающих, что нам катастрофически не хватало вооружений и боевой техники обоснованы только тем, что в начальный период войны противником было захвачено и уничтожено громадное количество нашего вооруже ния и боевой техники. 11 тысяч танков, о которых пишет Изместьев, это лишь часть того, что было уничтожено и захвачено врагом в первый месяц войны. Во всем остальном — это до мыслы недобросовестных историков, некомпетентных участников событий и злонамеренная фальсификация самого Сталина, необходимая ему для того, чтобы снять с себя ответствен ность за допущенные просчёты. Поэтому я не могу согласиться с другим утверждением Из местьева, что наша армия победила врага только благодаря помощи союзников. Эта помощь составляла всего около 4% от собственного производства вооружения и боевой техники, ка чество которого к тому же было лучше.

Значительно хуже дело обстояло со строительством самих вооружённых сил, их опера тивно-стратегическим и оперативно-тактическим использованием. В этом плане, если срав нивать начальный период первой мировой войны и начальный период Великой Отечествен ной войны, то он будет не в пользу Красной Армии. В первую мировую войну боевая подго товка войск до полка включительно была на высоте. Всё остальное было плохо. В начальный период Великой Отечественной войны и оперативно-стратегическое и оперативно-тактиче ское использование войск, равно как и их боеспособность, были хуже некуда. Если в первую мировую войну рыхлыми были армии, корпуса и дивизии, то в 1941 году рыхлым было всё:

от фронта и до батальона.

Вот почему противник в короткие сроки дошёл до Ленинграда, Москвы и Ростова. Ко нечно, за время войны многое было исправлено. Особенно большие успехи были достигнуты в оперативно-стратегическом использовании вооружённых сил. Последний год войны озна меновался осуществлением таких грандиозных стратегических операций как: Белорусско Прибалтийская, Ясско-Киишинёв-Будапештская, Люблин-Львов-Сандомирская, Кенигсберг Висло-Одерская, Берлинско-Пражская. Хуже дела обстояли на оперативно-тактическом уровне. Боеспособность войск на уровне взвод-дивизия по отношению к таковым в гер манском вермахте удалось поднять с 0,4 в 1941 году до 0,7 в конце войны. Вследствие этого и просчётов Сталина в начальном периоде войны, мы понесли огромные потери в ходе этой страшной войны. Более 27 млн, погибших — вот цена недостаточной развитости советской военной науки и низкой боеспособности войск Красной Армии того периода. Но вина в этом В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

не одного только Сталина. Причины столь больших потерь корнями уходят в прошлое, в то пренебрежение к военной науке, которое культивировалось самодержавно-абсолютистским режимом, преодолеть которое полностью «новое» общество оказалось не в состоянии. Здесь уместно сказать, что таким образом мёртвые тянут за собой живых.

В этой связи цифры репрессированных в советское время, которые Изместьев даёт в своей книге, вызывают явное недоумение и протест. 110 миллионов человек репрессирован ных — называет Изместьев. Но если учесть, что сюда он включил косвенные потери от паде ния рождаемости, то этот счёт уже не является правдивым. Индустриальное развитие во всех странах мира даёт снижение рождаемости. Следовательно, эти потери должны быть исклю чены из подсчёта. Всякая война — это не репрессии. Поэтому нужно исключить все военные потери Гражданской и Великой Отечественной войн, которые составляют в общей сложно сти около 35 млн. человек. Потери 20-х и 30-х годов, включая раскулачивание, в разных ис точниках оценивается по-разному. Чаще всего встречается цифра около 15 млн. человек.

Причём большая часть тогда погибла от голода. Но голод косил людей и в дореволюционное время.

Так что из числа около 15 млн. человек от голода погибло около 10 млн. человек и око ло 5 млн. человек приходится на репрессии. В период революции и Гражданской войны Из местьев даёт 16,5 млн. человек репрессированных. Однако сюда он включил 2,5 млн. эмигри ровавших из нашей страны, что неправомерно. За десять последних лет из нашей страны вы ехало около 5-ти миллионов человек, так что их тоже нужно считать репрессированными?

Сюда же он включил 8 миллионов погибших в гражданской войне, что так же неправомерно, ибо вина здесь лежит как на той, так и на другой стороне. Сюда же включены погибшие от голода в 1922 году — около 4 миллионов человек. Собственно на репрессии приходится око ло 2 миллионов человек.

Теперь не трудно определить общие потери страны, начиная с революции 1917 года и до 1950 года включительно. Естественно, косвенные потери при этом учитывать не следует.

Общие потери складываются из военных потерь, потерь от голода и потерь от репрессий. Во енные потери составили около 35 млн. человек. Потери от голода около 14 млн. человек. По тери от репрессий около 7 млн. человек. Итого общие потери составляют около 56 млн. чело век, что в два раза меньше, чем у Изместьева. Я выступаю не за то, чтобы оправдать репрес сии. Я за то, чтобы люди научились правильно считать. И за то, чтобы им в запале озлоблен ности не мерещились фантасмагорические цифры и картины. В связи со всем вышеизложен ным, книга Изместьева никак не может служить основой исторического образования наших людей. Это всего лишь один из источников по истории России, который необходимо оцени вать весьма критически.

Кстати, ситуация в конце XX века у нас нисколько не лучше, чем в те годы. По перепи си 1989 года население РСФСР (России) составляло 152 млн. человек. Во время переписи 2002 года председатель Госкомстата Соколин заявил, что в России сейчас предположительно должно быть 143 млн. человек. Нетрудно увидеть убыль в 9 млн. человек. Но это ещё не вес.

В Россию въехало около 10 млн. человек и выехало около 5 млн. человек. Разница составляет около 5 млн. человек. Но эта прибавка является всего лишь компенсацией убыли населения, которая дополнительно составляет около 5 млн. человек. То есть всего убыль населения со ставляет около 14 млн. человек. Таким образом, за период «демократических» реформ наша страна ежегодно теряла более миллиона человек. И это в то время, когда страна не вела серьёзных войн. В ходе чеченских компаний потери не превышали тех, которые мы имеем в автокатастрофах ежегодно. Возникает вопрос: как квалифицировать такую убыль населения в нашей стране? Желающих назвать ату убыль «демократическими» репрессиями хоть отбав ляй и они, таким образом, в два раза превышают репрессии первой половины XX века.

После Великой Отечественной войны на боеспособность войск вначале обращали очень большое внимание. Однако запреты, наложенные на военную науку, не позволили ей правильно оценить кровавый опыт этой тяжелейшей войны. В результате военная наука В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

вновь очень быстро закоснела, что вскоре отрицательно сказалось на боеспособности войск и особенно подготовленности командного состава. К этому добавились просчёты военно-поли тического руководства страны в вопросах военно-политической стратегии и строительства вооруженных сил. В результате к 1990 году Советская Армия превратилась в одряхлевшую структуру, не способную защитить даже саму себя.

Все это не было случайностью. После победы сталинской группировки в нашей стране установился самодержавный абсолютизм нового типа. До 1917 года существовал самодер жавный абсолютизм династического толка. С победой И. Сталина установился самодержав ный абсолютизм партийного толка. Не случайно, что для Сталина авторитетами были Иван Грозный и Пётр I. Однако и тому, и другому типу самодержавного абсолютизма присущи одни и те же болезни, которые приводят его к гибели. Первое состоит и том, что оба типа самодержавного абсолютизма всячески пресекают критическое осмысление своих действий подданными.

Но при этом следует иметь в виду, что критическое осмысление прошлого историче ского опыта может иметь как положительные, так и отрицательные последствия. Если крити ческое осмысление способствует вскрытию просчётов и ошибок власти, укреплению обще ства и государства, его авторитета на международной арене, улучшению жизни людей, укреплению военной безопасности страны и т.д., то такое критическое осмысление должно всячески приветствоваться. Критическое осмысление огульно и необоснованно охаивающее все прошлое страны, в угоду отвлечённым, узкокорыстным, чужеродным и враждебным ин тересам, разрушающим общество, ослабляющим государство и его военную безопасность, ухудшающим жизнь людей и т.д., естественно, должно пресекаться.

Поэтому метод изучения исторического прошлого должен быть объективно-критиче ским, которого я как раз и придерживался при написании этой работы. Объективно-критиче ский метод изучения истории необходим нам: во-первых, потому что прилизанная и пригла женная история не позволяет вскрыть просчёты, ошибки и сделать правильные выводы на будущее;

во-вторых, потому что нам сейчас крайне важно избавиться от устойчивого мнения наших противников, принимающих нас за идиотов, не способных разобраться в собственной истории, а потому легковерно воспринимающих всякие внушения и сомнительные рекомен дации по устройству своей общественной и социально-экономической жизни.

Второе состоит в химерическом восприятии действительности. Самодержавный абсо лютизм династического толка зациклился на христианской мистическо-мессианской химере, на которую наложилась имперская химера. Стоять над всеми и всех поучать, парить в заоб лачных высотах ни на кого не опираясь — это было так заманчиво и приятно, но практиче ски — крайне вредно. К этому прибавилась пацифистско-миротворческая химера. В ре зультате самодержавный абсолютизм династического толка дошёл до полного маразма и по гиб, как и следовало ожидать. Самодержавный абсолютизм партийного толка зациклился на коммунистической пролетарско-мессианской химере, на которую наложилась химера друж бы народов. Затем к этому прибавилась химера общечеловеческих ценностей и «прав челове ка». В результате самодержавный абсолютизм партийного толка также очень быстро дошёл до маразма и прекратил своё существование.

Заключение Всякий, прочитавший эту книгу, невольно задумается о тех упущенных возможностях, которые могли превратить Российскую Империю во второй половине XIX века в вели чайшую державу мира. Российская Империя в XIX веке могла подчинить своему влиянию:

Балканы, Малую Азию, Двуречье, Иран, Афганистан, Синдзянь-Уйгурский регион, Тибет, Монголию, Манчжурию, Корею, о. Хоккайдо. Вместе с Аляской эти регионы обеспечили бы контроль над всем миром. Но это могло произойти только в том случае, если бы Российская империя развивалась на национально-русской основе. А так как самодержавный абсолютизм В.М. Дёмин «От Русичей к Россиянам»

династии Романовых был совершенно чужд русскому народу, то Российская империя разви валась на интернациональной основе, которая и привела её к гибели.

Если кому-то утраченные возможности покажутся фантастическими, рекомендую вспо мнить историю Британской империи, которая за XVII-XIX века превратилась во владычицу морей. Её власть распространялась на Северную Америку, Индию, Ближний и Средний Вос ток, часть Африки, Австралию, Новую Зеландию. Кроме того, она захватила и удерживала многие ключевые точки мира: Гибралтар, Мальту, Крит, Кипр, Суэцкий канал, Сингапур, Гонконг и т.д. Некоторые из них до сих пор принадлежат Британии, что даёт ей возмож ность, в известной степени, контролировать мировую политику и в настоящее время. И это всё благодаря своей выверенной внешней политике, которая всегда руководствовалась прин ципом: «У Британии нет постоянных друзей, постоянными являются только её интересы».

Если бы Российская империя, обладавшая неизмеримо большими потенциальными возмож ностями, чем Британия, смогла правильно сформулировать и реализовать на практике этот основной принцип внешней политики, ей бы, конечно же, не было равных в мире. Однако, увы, на такое династия Романовых, в силу своей анти-русскости, оказалась не способна.

Образовавшийся на её осколках Советский Союз унаследовал худшие проявления ин тернационализма, в результате он просуществовал значительно меньшее количество лет, не жели Российская Империя. В настоящее время по территории, оставшейся у нашей страны, мы откатились приблизительно на уровень второй половины XVII века, а по внутренней сплочённости ещё дальше. От Советского Союза нам достался ухудшенный договорными от ношениями вариант федерального устройства. Есть все основания полагать, что через опре делённое количество лет, он разорвёт страну на мелкие осколки. Возникает, естественно, во прос, как избежать этой очередной катастрофы? В самом общем плане ответ может быть та кой, пора перестать наступать на одни и те же грабли.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.